10 июня 2010
Z Zoom Все выпуски

Как стать знаменитым


Время выхода в эфир: 10 июня 2010, 00:08

Т. РОДНЯНСКАЯ: Добрый вечер, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа Zoom. Меня зовут Таня Роднянская, и со мной моя коллега Ира Баблоян.

И. БАБЛОЯН: Доброй ночи.



Т. РОДНЯНСКАЯ: Сегодня мы будем говорить о способах пиара. Как стать знаменитым? Все инструменты и технологии, и об этом нам расскажет никто иной, как Тимати он же музыкант, хип-хоп исполнитель и бизнесмен. Вот так много у тебя регалий. Добрый вечер!

ТИМАТИ: Добрый вечер.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Привет. Почему Тимати – потому что это, наверное, самый яркий пример как раз человека, который сделал себя сам. Будем сейчас в этом разбираться.

И. БАБЛОЯН: Да, пожалуй.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Я вновь напоминаю нашим радиослушателям, что вы можете нас не только слушать по радио, но и смотреть в интернете. Можете нас смотреть в интернете на сайте echo.msk.ru и на сайте rutube. Итак, смотрите, общайтесь в чате, оставляйте комментарии и всё, что угодно.

И. БАБЛОЯН: А, ты – хип-хоп исполнитель. Ты снимался в кино. Запускал клубы, реалити-шоу, линию одежды, я наверняка ещё что-нибудь забыла, вот это вот всё. Как, с чего началось?

ТИМАТИ: На самом деле всё началось с того, что в 13 лет я уехал в Америку и там прожил 3 года. И, на самом деле, я смотрел, каким образом в Америке звёзды выстраивают свою сетку, свою линейку, т. е. каким образом…

И. БАБЛОЯН: А ты сразу смотрел на хип-хоп культуру?

ТИМАТИ: Да, как-то мне ближе всего оказалась, оказались урбан-артисты, урбан – это хип-хоп, арэнби артисты, да. Каким образом они выстраивают свою стратегию, как они делают свой бизнес там, каким образом из бренда «просто артиста» появляются все возможные направления, такие как линии одежды, рестораны под эгидой его имени, делается шампанское, выпускается водка, чуть ли не выпускаются…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Туалетная бумага.

ТИМАТИ: Да, вот, там, чехлы. Чехлы для сидений в джипах, там, всё что угодно. Зубочистки, пепси-кола с их участием и т. д. Т. е. я каким-то образом посмотрел на эту модель, и для меня она стала понятно более-менее. Т.е. бренд артиста является пулом для всех остальных направлений, и, уже получив хороший бренд на рынке, можно под его эгидой, получив доверие людей, которые понимают, что за этим артистом стоит качество и стиль, выпускать практически любые вещи.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Скажи, когда ты начал развиваться, когда ты понял в какой-то период, что ты хочешь быть медийной персоной, ты пользовался помощью каких-то пиар-специалистов или ты делал всё сам? Или чьей-нибудь ещё помощью? Какие ресурсы у тебя были?

ТИМАТИ: Очень долго я делал всё сам, на каком-то этапе я понял, что я не справляюсь с объёмом того, что происходит вокруг меня, и что мне нужна помощь квалифицированного специалиста, и я стал работать с пиар-менеджером. Взял на работу пиар-менеждера, которого более-менее стал всё выстраивать, обрабатывать. А позже уже на самом позднем этапе, т. е. сейчас у меня целый пиар-отдел, состоящий из 10 человек где-то приблизительно, который работает с шефом и с всевозможными подразделениями. Одни занимаются интернетом, другие занимаются исключительно прессой, третьи занимаются съёмками, программами, там, телерадиопрограммами, четвёртые занимаются какими-то большими паблик эпиранс, т. е., и пятые у нас занимаются непосредственно моей благотворительной линией, т. е. мы очень много сейчас уделяем благотворительности, и с этого года.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А чем именно занимаетесь?

ТИМАТИ: Проводим благотворительные мероприятия. В этом году меня сделали членом попечительского совета Юнеско. Вот. Мы работаем с такими фондами, как «Линия жизни», «Дети мира», Юнеско.

Т. РОДНЯНСКАЯ: И все они почти у нас были в эфире. Значит, мы очень много тоже внимания уделяем благотворительности.

ТИМАТИ: Это очень правильно.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А кстати, вот если сразу, затронуть тему благотворительности. Такая всем абсолютно без исключения известная персона как Наоми Кэмпбелл. Она известна тем, что она безумно скандальная, что она швыряется в своих помощниц телефонами, что у неё были бесконечные судебные разбирательства. Не так давно у нас было её интервью в эфире, и слушатели говорили: «Мы в первый раз слышим, что она активно занимается благотворительностью». Т. е. получается, что плохой пиар, он превалирует над тем, что есть ещё и хороший пиар, что человек делает благие дела. Ты стакивался когда-нибудь с тем, что никто не знал, что ты занимаешься ещё и хорошим, а только такой бэд бой, мальчик хип-хопер?

ТИМАТИ: На самом деле, такое клише есть, и очень долгие годы, я думаю, что года 3, мы вообще не афишировали никакую благотворительную деятельность, она была на уровне того, что мы приезжали во всевозможные детские дома, собирали на встречи детей. Т. е. так вот как-то вот это не было обширной большой работой. А сейчас это уже превращается в настоящую часть моей жизни, т. е. не только посещение детских домов, но и благотворительные мероприятия. Например, 1-го июня в день защиты детей мы делаем на 4000 мест огромный благотворительный концерт, в котором участвуют мои друзья: диджей Смэш, Сергей Лазорев. И мы собираем всех детей от спорта: баскетболистов, хоккеистов, теннисистов, всех детишек собираем, для них делаем большой благотворительный концерт в «Арене».

И. БАБЛОЯН: А ты не думаешь, что это твоё занятие благотворительностью тоже воспримут как некий пиар-ход?

ТИМАТИ: Я думаю, уже люди воспринимают многие как какой-то вот, там, ход или возможность как-то себя реализовать, показаться очень добрым…

И. БАБЛОЯН: Потому что в последнее время очень модным стало.

ТИМАТИ: …добрым и хорошим, и у нас очень принято играть на этих нотках, там, отчасти, это очень считается выгодно.

И. БАБЛОЯН: Т. е. я такой бэд бой, но параллельно с этим занимающийся ещё и благотворительностью.

ТИМАТИ: Я просто глубоко убеждён в том, что если ты только забираешь себе всё и не делишься никак с окружающими и ничего не делаешь для социума, то, соответственно, успеха ты не добьёшься. Ты должен столько, сколько получать, хотя бы половину этого отдавать. Соответственно, это какой-то неприкладной закон вращения энергии и жизни, поэтому я ему стараюсь следовать.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Но, в любом случае, лучше уж такой пиар себе делать, чем не делать его вообще. Или делать плохие дела.

ТИМАТИ: А у нас что ни сделаешь, всё всегда можно осудить, да, всё ж таки.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Окей, давай тогда вернёмся к способам пиара. Представим себе какого-нибудь мальчика Васю Пупкина из деревни Финтифлюшкино. Он хочет стать известным. Что ему делать, куда ему пойти? Какие есть самые основные инструменты для того, чтобы каким-то образом развиться?

И. БАБЛОЯН: По твоему мнению.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Причём неизвестно, чем он занимается. Может быть даже ничем. Пусть это, там, как Ким Кардашьян, имеет только попу.

ТИМАТИ: Ну, я, в первую очередь, считаю, что, например, даже такая звезда, как Ким Кардашьян, она не просто так стала такой популярной, это даже не секс, а это…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Думаешь, не из-за порнухи, выложенной в интернете?

ТИМАТИ: Она стала известной задолго до этого, она снималась в каких-то мелких сериалах, но за счёт своей неординарной внешности, за счёт вот этой вот фигуры, за счёт харизмы, за счёт каких-то интересных романов с голливудскими звёздами, за счёт посещения огромного количества голливудских тусовок и вечеринок, вот, она стала селебрити. Т. е. быть селебрити и быть реально артистом – это совершенно две разные истории. Т. е. можно быть популярным за счёт непонятно чего, а можно выдавать какой-то продукт и то, за что тебя уважают люди. Т. е. очень долго все знали Пэрис Хилтон, но толком не могли понять, да, вот…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Чем занимается.

И. БАБЛОЯН: Что она делает!

ТИМАТИ: Что же она делаетвсё-таки. Вроде она и какие-то парфюмы выпускает, и в «Эйч энд Эм» представляет какую-то линию обуви.

И. БАБЛОЯН: И поёт даже!

ТИМАТИ: И выпускает ошейнички розовые для собак. И она чуть-чуть и пела, чуть-чуть играла в кино. Везде как-то по чуть-чуть, а вот, по сути, какого-то профиля и стержня нету, вот. Поэтому быть селебрити и быть звездой – это разные. Но что предпринять…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Васе Пупкину.

ТИМАТИ: Васе Пупкину. Вопрос в харизме, вопрос в его таланте. Если нету харизмы, нет таланта, нет какой-то вот сумасшедшей энергетики и, вот, чего-то кардинально нового и интересного в этом человеке – я думаю, что ни один инструмент пиара ему не поможет.

И. БАБЛОЯН: Ну, всё равно, мне кажется, есть такая убеждённость у людей, что всё в шоу-бизнесе – либо через постель, либо благодаря богатым родителям.

Т. РОДНЯНСКАЯ: И наверняка ведь, наверняка тебе это причисляли. Ты – сын успешных родителей. Всё это сделали родители, это всё спасибо папе, наверняка ведь было такое?

ТИМАТИ: На самом деле, если, вот, если взять мою ситуацию, она очень интересная. Если бы я сам об этом не рассказал людям и не спозиционировал себя так, то никто бы этого и не говорил. Потому что, по сути, во-первых, у меня родители не живут в России, не имеют бизнес в России, т. е. в принципе узнать, кто мои родители, фактически невозможно, потому что их нет в стране. Если бы я сам не рассказал о том, что я золотой ребёнок, о том, что я состою из семьи…

И. БАБЛОЯН: Папа дипломат, мама музыкант.

ТИМАТИ: Да, богатых родителей, то, в принципе, никто бы об этом не знал. Просто я считаю, что хип-хоп музыка – это музыка правды. Т. е. любой рэпер в своих текстах рассказывает правду своей жизни. Если я не пью пиво в подъездах, не занимаюсь сутенёрством, ни в кого не стреляю, не продаю наркотики…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ну, значит, ты не настоящий хип-хоп исполнитель!

ТИМАТИ: То я об этом совершенно не должен читать. Т. е. если б я об этом рассказывал в своих песнях, я был бы лжецом. Поэтому я рассказываю свою правду жизни. Вот у меня она такая…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Красивая.

ТИМАТИ: По крайней мере, я знаю на 100%, что я не вру слушателям.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Так и всё-таки, родители помогали?

ТИМАТИ: Да, безусловно, очень сильно, тем, что в детстве вкладывали много в моё образование. Что касается моей карьеры, ни на одном из этапов у меня не было помощи от родителей, я её не просил, она мне была как-то вот, если честно, не нужна, у меня с самого начала неплохо получалось вертеться, быть в нужном месте в нужное время и уметь дать и увидеть то, что нужно.

И. БАБЛОЯН: Ну как, всё равно, вот, мне очень интересно, как от молодого парня, продающего скейтборды и работающего в Макдоналдсе выросла такая звезда?

ТИМАТИ: Это очень долгий путь, вкратце его не рассказать, по сути, это просто, вот, моё рвение, желание, мои амбиции, моё видение музыки и всего, что происходит вокруг, вот, помогло мне, вот, каким-то образом продвинуться. Т. е. я писал трэки очень долго, они никому не были нужны и были известны очень узкому кругу. Потом потихонечку я познакомился с такими-то артистами, с такими-то продюссерами, стал каике-то делать вечеринки, стал распространять свой материал, выкладывать его в интернет. Позже пришло предложение с «Фабрики звёзд», после «Фабрики звёзд» был контракт с лейблом Игоря Крутого «АРС Рекордс», большие гастрольные туры. Потом кончился этот контракт, потом уже непосредственно у меня всё получилось и сложилось. Я сам стал в себя инвестировать деньги и запустил свой независимый лейбл, т. е. вкратце это звучит как-то так.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А ты согласен, что именно «Фабрика звёзд», именно реалити-шоу на Первом канале тебе дала тебе такой толчок, рывок?

ТИМАТИ: Да, безусловно. Я для этого, в принципе, туда и пошёл, потому что, в принципе, научить меня читать рэп, конечно, никто из преподавателей этого созыва не мог, а вот сделать таким образом, чтобы вся страна могла наблюдать в течение трёх месяцев за этим пластом культуры, что это из себя представляет – это получилось. Это открыло дорогу многим другим, которые сейчас тоже в этом же стиле работают.

И. БАБЛОЯН: Но опять-таки, очень многие очень быстро потухли.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Кстати, а ты как считаешь, если есть какой-нибудь абсолютно бесталанный мальчик, девочка, не важно. Но всё-таки…

И. БАБЛОЯН: У него хороший пиар-агент.

Т. РОДНЯНСКАЯ: У него отличный пиар-агент, в него вложено очень много денег. Его будут любить зрители, его будут помнить всегда? Или всё равно: ну, сначала, там, посветится, куда-то сходит, может быть, даже будет заниматься благотворительностью, а из-за того, что у него нет стержня и то, чего он преподносит зрителям или слушателям, его просто забудут быстро.

ТИМАТИ: Самое главное для артиста – это продукт, продукт его работы. Если нет хорошего продукта, нет таланта, то никакой пиар не поможет. Это будет какой-то единый всплеск или два-три каких-то, вот, выстрела, и всё, и дальше вниз. Всё очень сильно зависит от артиста, какая бы сильная у тебя ни была команда, какая бы мощная, сколько бы денег у вас в запасе не было, всё равно это всё будет очень абстрактно и временно. Т. е. люди в любом случае могут отделить настоящее от фальшивого.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А как ты относишься к чёрному пиару?

ТИМАТИ: Ну, пиар бывает абсолютно разный.

Т. РОДНЯНСКАЯ: У тебя был чёрный пиар? Сталкивался ты с этим? Что ты придумывал, что я с этой девушкой встречался, а потом с этой девушкой, а потом меня, там, где-нибудь в подворотне побили, а об этом все написали. СМИ пестрели тем, что Тимати побили скинхеды.

И. БАБЛОЯН: Он распространял порновидео с собой, и т. д.!

Т. РОДНЯНСКАЯ: Или на американской границе его задержали и килограммом кокаина. Ты когда-нибудь использовал чёрный пиар?

ТИМАТИ: Ну, на самом деле, особо нет. Т. е. у меня происходили какие-то такого плана вещи в моей жизни, но они реально происходили, о них реально писали. Т. е. мне никогда не приходилось придумывать какие-то негативные вещи просто, чтобы на них обратили внимание.

И. БАБЛОЯН: А мне кажется, хип-хоп исполнителям, в принципе, очень просто, у них такая, всё равно жизнь такого плохого мальчика. Чтобы они не сделали, это всё равно их жизнь получается.

ТИМАТИ: Ну, по сути, в таких вот всяких бэд бой выпадов в моей жизни было очень много и о них реально очень много писали. Но, как инструмент, чёрный пиар существует, и я знаю очень многих артистов, которые, э…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Бесконечно этим пользуются

ТИМАТИ: Любят прибегать к этому. Ну, это когда, вот, совсем новостей нет и всё стоит, каким-то образом надо, вот, чтобы не забыли, вот, так всё происходит.

И. БАБЛОЯН: Напомнить о себе.

ТИМАТИ: Да, да.

И. БАБЛОЯН: Но ты не использовал?

ТИМАТИ: Просто я ненавижу надобности в этом, потому что у меня всё в порядке в принципе, в целом и с пиаром, и с артистической карьерой, и мои треки востребованы, у меня много гастролей, очень много проектов всевозможных. Журналистам есть, о чём писать, т. е. не нужно рыться в грязном белье моём абсолютно, и так новостей куча.

И. БАБЛОЯН: А я, кстати, хотела…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Я предлагаю послушать нам комментарий Анны Кочкиной, пиар-директора галереи «РуАртс», которая расскажет нам как раз о способах чёрного пиара, и к чему это всё приводит.



А. КОЧКИНА: Ну, к сожалению, многие известные медийные персонажи до сих пор прибегают к такому инструментарию пиар как чёрный пиар, чтобы привлечь внимание аудитории к своей персоне путём намеренного распространения слухов, инсценирования скандалов вокруг своей персоны, распространения различных сфабрикованных фотографий, и особенно это хорошо распространяется в интернете и жёлтых еженедельниках. Но, к сожалению, или к счастью, зачастую это очень легко распознать, и имиджу это не идёт на пользу, т. к. это информационное негативное пространство, которое создаётся вокруг той или иной персоны, потом от него очень сложно очиститься, так сказать. Вообще, я считаю, что прибегают к этому способу те персоны, которые просто не выдерживают конкуренции в своём сегменте и не находят другого способа, к сожалению, привлечь к себе внимание. Я думаю, что, может быть, у них и есть талант, и есть чем выделиться, но, как я уже сказала, конкуренция в наше время в любом сегменте очень сильная, и те люди, которые не могут держать планку и не выдерживают конкуренции, они начинают прибегать к таким способам.



Т. РОДНЯНСКАЯ: Скажи, тебе когда-нибудь приходилось бороться с чёрным пиаром? Например, про тебя написали СМИ какую-то гадость полную, ты решил подать в суд. Бывало такое? Выиграть миллион за твою испорченную репутацию.

ТИМАТИ: Да, были. Были такие прецеденты, но я считаю, что любые судебные тяжбы, они просто в этом смысле бесполезны, потому что выиграть какую-то действительно большую сумму невозможно, ты больше потратишь на судебные издержки. Это не логично, это нерентабельно. Мы не на Западе, отсудить у какого-то журнала огромную сумму очень сложно, потому что журнал скорее признает себя банкротом, чем выплатит такую сумму. Для этого у меня есть…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Юридический отдел.

ТИМАТИ: Юридический отдел, для этого у меня есть пиар-служба, которая до интервью очень часто и подписывает контракты и общается. И, в принципе, мы находимся в дружеских отношениях практически со всеми СМИ, с кем мы общаемся. С кем мы работаем, кому мы даём интервью. И я считаю, что у многих СМИ нет даже в мыслях, нет желания писать про меня какую-то ерунду, потому что, в принципе, я даю им очень много хороших новостей, фотосессий, статей, т. е. мы со всеми дружим. Никому нет смысла про нас писать какой-то бред сейчас.

И. БАБЛОЯН: Кстати, а к чёрному пиару. Участие хип-хоп исполнителя в таком попсовом проекте как «Фабрика звёзд» – это не чёрный пиар для хип-хоп культуры?

ТИМАТИ: Я не считаю, т. к. считаю, что хип-хоп культура, она многосегментарная. Есть андеграунд хип-хоп, есть арэнби, есть какой-то мейнстрим. Как только хип-хоп треки становятся популярными, они становятся отчасти попсовыми. Поэтому, в принципе, изначально хип-хоп, он пришёл из гетто, т. е. это музыка протеста, музыка бедных кварталов. Но если проследить тенденцию любого парня, который торговал наркотой, заработал первые деньги, вложил в альбом, продал этот альбом миллионным тиражом, он тут же почему-то из гетто переезжает в Манхэттен. Из Квинса он приезжает в Манхэттен, ездит он не на форде, а на феррари и т. д. Т. е. они все стремятся оттуда уйти. Просто мне так повезло по жизни, что я изначально не родился в гетто. Поэтому мотивов гетто в моей музыке нету.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Я всё думаю, у меня вопрос. Вот недавно я смотрела «Школу злословия», и там был Шнур, Сергей Шнуров. И они его спросили: «Ты кем себя считаешь: пролетарием или буржуа?». На что Шнуров ответил: «Я люблю нажираться, как пролетарий, но дорогими напитками, как буржуа». Кем ты себя считаешь? Потому что тебя причисляют и к поп-культуре, и к андеграунду. Кем считаешь себя ты? Куда ты себя причисляешь? Пролетарий или буржуа?

ТИМАТИ: В первую очередь, касаемо музыкального стиля, я считаю себя мейнстрим-артистом. Вот, я не могу сказать, что это поп-музыка, потому что, наверное, всё же это таки не поп в чистом его проявлении. Но это мейнстрим, это то что показывают по телевизору, это то, что знает вся страна. Что касается, пролетарий или буржуа, нет, я не пролетарий. Скорее всего, я отношусь к какому-то, вот, такому более высшему высшему сословию. Но так изначально получилось, и так я сам себя позиционирую и, как бы это есть моя правда, не хочу никому врать.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Как Шнуров не ответишь: «Люблю нажираться, как пролетарий, но дорогими напитками, как буржуа»?

ТИМАТИ: Ну, ему так нужно, потому что у него, вот, публика и такая, вот, и такая, и такая, и такая. Т. е. мне нечего скрывать, так же, как Шнуру: пьёт, ругается матом, выбрасывает награды в толпу, эпатирует публику, но при этом мало кто знает, что, например, у него два высших образования. Т. е. я считаю, что он просто очень удачно в это играет.

И. БАБЛОЯН: А ты, кстати, ты тоже учился, по-моему, в Высшей школе экономики, если я не ошибаюсь, да?

ТИМАТИ: Да. Но я не закончил, потому что времени как-то не хватило.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ну, что ж, ну, тоже себе рисует образ. У тебя образ сейчас, ну, опять же, придётся повторить, такого плохого мальчика. А какой образ ты себе рисуешь, когда тебе будет, там, 40, 50, 60, 70 лет? Ты будешь в 70 лет тоже ходить мальчиком в кепочке с серьгами в ушах?

И. БАБЛОЯН: Ну, можно посмотреть, например, на Снуп Догга.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ну, Снуп Доггу ещё не 70 лет!

И. БАБЛОЯН: Ну, ты начала с 40.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Как, каким ты себя видишь, какой образ ты себе будешь рисовать?

ТИМАТИ: Я думаю, что имидж бэд боя, он потихонечку сам отходит, т. к. я начинаю заниматься какими-то более серьёзными делами, вот. И у меня статус немножко растёт, и лет мне становится больше. Поэтому, наверное, не так важно, в чём человек одет и сколько серёжек у него в ушах. Людей судят по поступкам и по действиям их, а не по внешнему виду.

Т. РОДНЯНСКАЯ: И всё-таки, каким ты видишь себя в 70?

ТИМАТИ: В 70? Сложно сказать, я не вижу себя в 70, я не знаю, не особо понимаю, как это будет. Приблизительно понимаю, что татуировки не сведёшь, т. е. они будут там же на месте. Будут седые волосы, будут внуки!

Т. РОДНЯНСКАЯ: Может, лысенький…

ТИМАТИ: Буду в 70 всё ещё продолжать заниматься продюсерской деятельностью, думаю что.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Здорово!

ТИМАТИ: Или буду на пенсии отдыхать, сидеть где-нибудь на Лазурном берегу, по выходным выезжать на лодке, писать мемуары, писать стихи, ездить на какой-нибудь ретромобиле, на каком-нибудь…

Т. РОДНЯНСКАЯ: На универсале.

ТИМАТИ: На каком-нибудь старом, старом таком феррари с открытым верхом.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А, может, на универсале, на котором на крыше есть такая решётка, туда удочки прикреплять.

ТИМАТИ: Но это вряд ли, конечно.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Кстати, если вернуться опять к продюсерской деятельности, очень отличный на сегодняшний день инструмент пиара интернет. Это и блоги, и твиттер, и социальные сети. Ты это используешь каким-нибудь образом?

ТИМАТИ: У меня целый интернет-отдел. И работают мои официальные источники и в Контакте, в Одноклассники, MySpace, Twitter, timatimusic.com. У меня собственный интернет-ТВ-канал, который называется, это совместная работа с Ютьюбом, youtube/timatiofficial в одно слово.

Т. РОДНЯНСКАЯ: И что мы там можем видеть?

ТИМАТИ: Вы там можете видеть всё о моей жизни, там моё ТВ, оно отображает всё, что происходит, так или иначе в моей жизни.

И. БАБЛОЯН: Это как реалити-шоу?

ТИМАТИ: Типа того, что краткие репортажи, постулаты. А, вообще, называется канал «Собрание заблуждений». Там я дискутирую на разные темы и просто показываю, каким образом я живу, что я делаю, как работаю на студи и поездки, как катаюсь на мотоциклах, на тачках, как даю интервью.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Видео-дневник такой, да?

ТИМАТИ: Видео-дневник там.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А всякие Вконтакте, всё остальное, Твиттеры, это ты ведёшь сам, или за тебя ведут другие люди?

ТИМАТИ: Конечно, у меня есть офис, который всё это обрабатывает, но очень часто я в социальных сетях бываю сам: в Контакте, в Одноклассниках, MySpace, Twitter.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Twitter сам пишешь?

ТИМАТИ: Вот у меня есть Блэкбэрри, я делаю фотографию…

И. БАБЛОЯН: Все видят теперь твоё Блэкберри!

ТИМАТИ: Я делаю фотографию, значит, себя или, там, чего-то,

И. БАБЛОЯН: И отправляешь в Twitter.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Сделай, сделай фотографию. Скажи, что ты сейчас на «Эхо Москвы», чтобы тебя читали.

ТИМАТИ: Сейчас, всё это, сейчас мы всё это организуем, да.

И. БАБЛОЯН: Ты считаешь всё это хорошим, удачным инструментом пиара?

ТИМАТИ: Ну, конечно же. И выкладываю тут же на Твиттер, и все мои фэны, и все мои почитатели тут же через секунду знают, где я нахожусь, что я делаю.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А сам кого-нибудь читаешь?

ТИМАТИ: Я смотрю какие-то блоги, там, могу зайти на блог Канье Уэста посмотреть. Он его сам ведёт, я знаю, блог, он периодически сам так же с телефона фотографирует и можно проследить, где он находится. Там, ещё кого-то.

И. БАБЛОЯН: А, кстати, что касается фэнов, ты с ними в каких-то положительных отношениях?

ТИМАТИ: Ну как я могу быть со своими фэнами в отрицательных?

И. БАБЛОЯН: Ну, нет, бывают же всякие чокнутые фанаты и т д. д., сталкивался с таким?

ТИМАТИ: У меня для этого есть служба безопасности, которая занимается.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Устраиваешь какие-то встречи тоже, опять же, в качестве пиара? В качестве общения с ними?

ТИМАТИ: Я хочу что, у нас огромная сетка фэн-клубов. Я знаю всех старших по каждому региону. У меня в каждом городе, не только России, но и Америки, Европы, есть свои фэн-клубы, которые насчитывают, там, от сотни, там, до нескольких тысяч именно таких фэнов, которые постоянно в теме, постоянно следят.

И. БАБЛОЯН: Там одни девочки?

ТИМАТИ: У нас огромное количество вообще каких-то взрослых людей. Люди с родителями приходят, родители говорят, что они тоже состоят в фэн-клубах. В каждом городе, в который я приезжаю, где я даю концерты, а график мой можно посмотреть на моих официальных сайтах, у меня перед концертом всегда встреча с фэн-клубом местным.

И. БАБЛОЯН: Раздача автографов.

ТИМАТИ: Да, и у нас идёт сумасшедший прирост последние 2 года, становится всё больше и больше, больше, у нас какие-то глобальные встречи, плюс на все благотворительные свои концерты мы рассылаем приглашения во все регионы, и все представители фэн-клубов съезжаются. Сейчас у нас официальный фэн-клуб составляет более 50 тысяч участников, именно фэнов активных, которые зарегистрированы и участвуют. Соответственно, по сути, если бы я объявил свой какой-то большой концерт в Олимпийском чисто для, вот, фэн-клубов, то я думаю, что он мог бы быть даже битком.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Все бы влезли. Вот они – плоды пиара, как раз то, о чём мы сегодня говорим. Я предлагаю послушать следующий комментарий. Это будет Майя Беляева, спортивный пиар-агент российский представитель агентства «Октагон». Она расскажет нам об особенностях спортивного агента, об особенностях спортивного пиара, чем он отличается от пиара шоу-бизнеса или политиков.



М. БЕЛЯЕВА: Я думаю, что принципиально инструменты пиара в шоу-бизнесе, спорте и в любых других областях, наверное, мало чем отличаются. Основное – это максимум публичных появлений, будь то телевидение, другие средства массовой информации. Конечно же, глянец, если мы говорим про девушек, выступающих, в частности, в теннисе. Безусловно, есть нюансы, касаемо спортсменов, поскольку у них есть определённая профессия, которой подчинён весь их трудовой график. На какие-то пиар-акции, выступления остаётся крайне мало времени и приходится, конечно, выбирать не совсем удобные окна, такие временные рамки для каких-либо съёмок, для участия в определённых программах, для каких-то, может быть даже, стоящих большего внимания благотворительных акциях, что тоже не маловажно. И, в общем-то, если мы говорим про теннис, достаточно широко используют, практически в рамках любого турнира проводят свои какие-то пиар-акции, которые организуются турниром: это и визиты в больницу, и помощь детям, и какие-то показательные уроки для детей, для взрослых, и какие-то спонсорские. Я думаю, что чёрный пиар возможен везде. Наверное, зависит от человека конкретного, и какие цели данный спортсмен преследует. Честно скажу, я не сталкивалась с подобными вещами в теннисе, опять же, в силу того, что у них всё прозрачно, наверное, нет даже времени подумать о том, что бы такого придумать, чтобы как-то по чёрному себя пропиарить. Потому что, конечно же, достаточно предложений поучаствовать в чём-либо и крайне мало времени. Поэтому, конечно же, любые возможности с хорошим глянцем, с хорошими радиостанциями, с хорошими телевизионными программами мы пытаемся максимально использовать. Наверное, так же, как и в шоу-бизнесе есть масса людей, которые не блещут талантом, точно так же и в спорте, когда, возможно, есть какие-то финансовые средства у спортсмена, либо у его спонсоров, но есть определенный пиар, есть определённые публичные явки и т. д. Но, наверное, это всё достаточно кратковременно, поскольку, ну, скажем так, в спорте бытует мнение, что, как бы, для того, чтобы иметь какой-то интерес со стороны СМИ, со стороны общественности, конечно же, нужно что-то представлять, как профессионал в первую очередь. Можно, конечно же, сделать какие-то заказные статьи, купить полосу в журнале, не знаю, появиться в массовке на телевидении, но, это, опять же, будет единовременно, и, я думаю, вряд ли запомнится.



Т. РОДНЯНСКАЯ: Сейчас нам Майя Беляева как раз рассказала об очередных инструментах пиара. Неотъемлемая часть для знаменитости – ходить на тусовки, вечеринки, на светские мероприятия. Ты ходишь? Нужно там светиться?

ТИМАТИ: Всё меньше и меньше.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А почему?

ТИМАТИ: Как-то раньше, наверное, на начальном этапе я был голоден до светской жизни, до вот этого вот пиара и т. д., мне этого не хватало. Сейчас я просто не вижу смысла столько ходить. На мероприятия я хожу очень выборочно и на какие-то самые такие самые хай-энд. Хай-энд, это вот топовые мероприятия, на интересные действительно, на какие-то концептуальные с крутыми звёздами.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Скоро будет мероприятие с Наоми Кэмбелл, пойдёшь?

ТИМАТИ: С Наоми я, в принципе, могу и так встретиться, так как дружу с ней, они вместе с Дорониным были у меня в прошлом году на дне рождения в Сен-Тропе. Поэтому могу и вне встретиться, сейчас как раз вот сейчас на Каннском фестивале, неделю назад.

Т. РОДНЯНСКАЯ: К нам тоже на огород заходила.

ТИМАТИ: Мы делали вечеринку большую в Палм Бич, это официальная автопати одного дня Каннского фестиваля, и, вот, они тоже были в числе гостей.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А ты не считаешь, что для медийной персоны светские мероприятия – это работа? Часть работы?

ТИМАТИ: Честно, я наелся светской жизнью вот этой.

И. БАБЛОЯН: Т. е. спокойная семейная жизнь тебе нужна?

ТИМАТИ: Нет, просто я считаю половину мероприятий лишними для посещения. Когда ты с утра до вечера находишься на светских мероприятиях, вот я прихожу, я вижу одни и те же шоу-биз рожи, и у меня складывается ощущение, что у них просто нет работы, раз они с утра до вечера ходят на светские мероприятия, и они этим живут.

И. БАБЛОЯН: Но это часть их работы.

ТИМАТИ: Я не считаю, что это какой-то, вот, продукт.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А для кого-то это полная жизнь.

ТИМАТИ: На самом деле, в моей жизни хватает глянца без того, чтобы ходить и быть в светских хрониках. Лучше пусть выйдет два разворота с моей фотосессией и с моей статьёй, нежели чем где-то я себя буду выискивать, вот, в колоночке, вот, в мероприятиях…

Т. РОДНЯНСКАЯ: В конце журнала в фотографиях!

ТИМАТИ: В конце журналов, т. е. это не то, что я ищу. Люди так же могут включить телек, включить интернет и посмотреть всё, что происходит. Я не считают нужным ходить на эти тусовки. На какие-то действительно интересные и особенно к своим друзьям я хожу, но так, как можно меньше посещаю вот этих вот мероприятий. Потому что, если честно, просто надоело.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А что для тебя табу? И вообще, есть ли для тебя табу в пиаре? Например, никогда бы не снялся в голом виде на развороте.

И. БАБЛОЯН: Или, может быть, такое было?

Т. РОДНЯНСКАЯ: Да, может быть, было? Не припомнишь?

И. БАБЛОЯН: Или не скажу, да?

ТИМАТИ: На самом деле, табу толком никакого нету, есть концепт выхода фотосессий, и он утверждается с моими пиар-агентами, утверждается мной лично. Если меня не устраивает концепт, который мне предлагает журнал, какой бы это журнал не был, даже если это самый крутой топовый журнал, я на это не соглашусь.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А бывало такое, что ты снимался для какого-то очень хорошего журнала, тебе не нравилось, и ты не снимался?

ТИМАТИ: Нет, такого не бывало, объясню почему. Потому что если мне изначально не нравится концепт, я в съёмочный процесс просто не выйду. Изначально мне присылают, я его утверждаю, если там написано, что я должен стоять на правой ноге, левая рука должна быть в воздухе, в правой я должен держать мексиканский маракас, вот, мой пояс должна прикрывать какая-то шляпа или сомбреро…

И. БАБЛОЯН: А я лежу на диване и мне так неохота, да?

ТИМАТИ: Вот, и мне этот концепт кардинально не нравится, а я хочу стоять в костюме, просто, да, там…

И. БАБЛОЯН: С сигарой.

ТИМАТИ: С сигарой, да, на белом фоне, то, соответственно, я скажу, как нужно мне. Если на это не пойдут, я просто откажусь, потому что, опять же, многие издания теперь уже заинтересованы во мне, потому что они понимают, что ставя меня на обложку, они получат интерес общественности, они будут продавать свой тираж. Т. е не я в них заинтересован, а они больше заинтересованы во мне, поэтому я нахожусь на позиции, когда могу выбирать.

И. БАБЛОЯН: Теоретически, что бы ты им ни предложил сам, они всё это проглотят.

ТИМАТИ: Конечно же, нет, но я считаю, что в споре, вот, мы приходим к какому-то компромиссу.

И. БАБЛОЯН: Общему.

ТИМАТИ: Ну, споров бывает мало.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А предлагали сняться голым?

ТИМАТИ: Конечно, и не один раз.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Соглашался?

ТИМАТИ: Давно-давно, много лет назад даже участвовал в такой фотосессии, но, слава богу, она никуда не вышла.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Что это была за фотосессия, колись?

И. БАБЛОЯН: Ой, а не на «Фабрике звёзд» случайно? Они прикрывались буквами, это вы были?

ТИМАТИ: Прикрывались буквами мы, да. Да, ну вот.

И. БАБЛОЯН: Вот, я вспомнила!

ТИМАТИ: Вот, вот такого рода фотосессия была.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Это даже на билбордах на дороге висело.

ТИМАТИ: Да, да. Но это в начале пути. И после ещё, вот, было одно журнальное издание, где я фактически просто вот прикрывал руками своё мужское достоинство.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Было дело.

ТИМАТИ: Но хорошо, что оно никуда не вышло. Сейчас, конечно бы, я не стал.

И. БАБЛОЯН: А не вышло по твоей просьбе?

Т. РОДНЯНСКАЯ: Достоинство никуда не вышло?

ТИМАТИ: И достоинство никуда не вышло, вот, и фотография никуда не вышла.

И. БАБЛОЯН: Нам можно, у нас передача ночью выходит, так что, Таня, всё нормально. А я, на самом деле, хотела бы немножко вернуться к хип-хоп культуре и, вот мне лично кажется, что у нас в стране очень мало достойных хип-хоп исполнителей. Их практически можно, наверное, пересчитать по пальцам, а уж, допустим, добившихся мировой какой-то величины, то их вообще, наверное, ты один, может быть.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ну, ты завернула.

ТИМАТИ: Что касается моих успехов, это да, я считаю, что никто ещё не находится на близко даже на подобном уровне в смысле того, что делает наш лейбл. Потому что мы активно гастролируем по всему миру, у нас гастрольные туры бывают концерты в Париже, в Женеве, в Лондоне, в Италии, Швейцарии.

И. БАБЛОЯН: Ну, ещё плюс твои дуэты с мировыми исполнителями.

ТИМАТИ: Плюс совместные треки, это да. Что касается успеха, у нас есть успешные хип-хоп арэнби проекты. Т. е. их немного пока, да, но, по крайней мере, они есть, они есть на рынке, и хип-хоп воспринимают, как сегмент. Конечно, хотелось бы большего.

И. БАБЛОЯН: Ну а в чём проблема, почему?

ТИМАТИ: Хотелось бы мощной индустрии. Но у нас проблем с попсой также. Если я тебе скажу, кого ты считаешь качественным поп-артистом, имеющим хороший лук, хороший стиль, снимающим хорошие клипы, выдающим правильный продукт, и умеющим ещё грамотно выступать, сколько ты мне назовёшь артистов?

И. БАБЛОЯН: Парочку, наверное.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Поставил в тупик.

ТИМАТИ: Вот. Поэтому…

И. БАБЛОЯН: Не, ну, тем не менее, если взять какой-нибудь телеканал популярный, там всё равно хип-хоп исполнителей наших очень мало. Спал какой-то интерес, или?

ТИМАТИ: Это очень новый и молодой сегмент, т. е. он гораздо моложе, чем поп, он гораздо моложе, чем рок, но, это уже…

И. БАБЛОЯН: Т. е. пик ещё ждёт?

ТИМАТИ: Конечно, это только начало. А молодёжь очень активно включается, и частенько хип-хоп артисты на каких-то сборных солянках собирают не меньше народу, чем рокеры. Просто рок-поколение уже успело вырасти и, по крайней мере, рок-поколений уже, наверное, три. Рок-поколения, да, где-то 3-4 рок-поколения, а, вот, хип-хоп только первое растёт. Мы молоды, но полны сил.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Раз уж вы заговорили о роке, как ты думаешь, Оззи Осборн, у него был свой пиар-агент? Или он всё делал сам? Раскручивался сам?

ТИМАТИ: У Оззи Осборна однозначно есть лейбл, который представляет его интерес, по-моему, это даже либо Юнивёрсал, либо это Сони Мьюзик. И, конечно же, там сидят пиар-служба.

И. БАБЛОЯН: Но это сейчас.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А раньше, когда он начинал?

ТИМАТИ: До подписания контракта – нет, но до подписания контракта и группу никто не знал. Как только они подписали контракт и действительно выпустились платиновым тиражом, они были на лейбле уже подписаны, и, конечно, ими занимались. В Америке вообще другая структура. Это не то, что как бы услуги пиар-агента – это не то, что хотелось бы, это автоматически идёт с контрактом. Ты продуктом лейбла становишься, т. е. тебя лейбл выпускает, тобой он занимается, конечно же, у тебя сразу же пиар-агент есть. В Америке всё схвачено очень хорошо в этом смысле.

И. БАБЛОЯН: А, кстати, как ты считаешь: в Америке проще добиться какого-то успеха в шоу-бизе, чем у нас?

ТИМАТИ: Да. Там сумасшедшая конкуренция, но если у тебя действительно какой-то уникальный интересный продукт, тебе ничто не помешает там: ни большой нос, ни огромная задница, ни какие-то, вот, чудовищные внешние данные. Т. е. если у тебя

Т. РОДНЯНСКАЯ: Даже Бритни Спирс в сегодняшнем состоянии её!

ТИМАТИ: Т. е. если у тебя есть хит, реальный хит, то, как бы ты не выглядел, как бы чудовищно ты не выглядел, ты становишься суперзвездой. Я не могу сказать…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Передачи о суперпластике помогут!

ТИМАТИ: Я не могу сказать, что, вот, Леди Гага – это эталон нынешней красоты. Я в принципе считаю, что она вообще страшная.

И. БАБЛОЯН: Но, она страшновата.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ты не один так считаешь.

И. БАБЛОЯН: Но она хороший, эпатажный продукт.

ТИМАТИ: Вот. Но в этом году она продала рекордное количество записей и побила все рекорды чартов билборд. И её внешность совершенно не помешала её хорошей музыке, правильному продакшну, её эпатажу.

И. БАБЛОЯН: Ну, честно говоря, её очень сложно рассмотреть в клипах.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Нет, ты знаешь, вот, я думаю, ты абсолютно прав, у неё очень правильный продакшн. Они придумали, конечно, может быть, это не всё так ново, что они придумали. Это, в общем-то, как бы ты это назвал – поп, не поп?

ТИМАТИ: Это поп, конечно, абсолютно.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Это поп, они примешали туда моду, они одевают её во всё самое супер-пупер модное, они берут с показов самые первые, там, ботинки. Только что МакКуин выпустил, они ей их надели. Никто в жизни такие ботинки не наденет.

И. БАБЛОЯН: У неё очень качественные клипы.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Никто в жизни такой мэйк-ап и причёску не сделает, как она.

И. БАБЛОЯН: Эпатаж называется.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Называется эпатаж. Она всё это использует.

ТИМАТИ: Надо отдать должное её таланту, т. к. если глубже копнуть историю этой девочки, она очень долго занималась гоустрайтингом. Гоустрайтинг – это как, как бы перевести на русский-то? Гоустрайтинг – это когда ты автор, который остаётся за кадром. Т. е. писатель-привидение, вот.

И. БАБЛОЯН: Т. е., прости, а она пишет сама?

ТИМАТИ: Она писала, до того, как она стала Леди Гага, она писала треки для Бритни Спирс, для Мадонны и для, господи, как же её зовут, Кристина Агилера.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Т. е. все те хиты, которые знал весь мир.

ТИМАТИ: Не все, но частично, да, у неё очень много мировых хитов, и она была гоустрайтером, т. е. писала тексты.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Серый кардинал.

ТИМАТИ: Да, писала тексты и песни. А потом, вот, в общем-то, сама стала суперпопулярной и суперизвестной.

И. БАБЛОЯН: Сейчас даже Кристину Агилеру обвиняют в том, что она старается быть похожей на Леди Гага.

ТИМАТИ: Я вообще считаю, что, на самом деле, изначально Жанне Агузаровой надо было собрать весь материал подать в суд на Леди Гагу за то, что та украла её имидж.

И. БАБЛОЯН: Абсолютно точно!

Т. РОДНЯНСКАЯ: Да, кстати, ты прав. Если уж так всё хорошо в Америке, не думал ты туда поехать? Если так просто там раскрутиться?

ТИМАТИ: Я жил в Америке.

И. БАБЛОЯН: Но вернулся.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Нет, именно работать там и раскручиваться.

ТИМАТИ: И решил вернуться сюда. Я считаю, что моя база здесь, и я очень люблю Россию при всех её многочисленных минусах. Я вижу нереальный потенциал, и мне нравятся люди с душой, и вообще, мне здесь нравится. И уезжать жить в Америку, у меня есть возможность хоть завтра. Вот, но как-то желания нету. Естественно, работать я там буду, и рано или поздно у меня будет такой хит, который облетит весь мир, и который будет в, там, хотя бы в двадцатке Билборда, рано или поздно это, я думаю, что случится, и этот момент не за горами. Я просто буду иметь часть офиса там, в Америке, они будут выстраивать, когда мне нужно будет приехать под промо-тур. Сделать турне по Америке, дать концерты, отработать все интервью, появиться на всех программах, потом обратно в Россию, домой.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Патриот!

ТИМАТИ: Ну, не то чтобы я патриот, просто мне здесь нравится, честно. Если бы мне не нравилось здесь, я бы жил где-то ещё.

И. БАБЛОЯН: А ты, кстати, ты же не родился, по-моему, в Москве?

ТИМАТИ: Родился в Москве.

И. БАБЛОЯН: В Москве родился, да?

ТИМАТИ: Я москвич в пятом поколении! Вот, прямо вот москвич, москвич, москвич.

И. БАБЛОЯН: Самый настоящий москвич!

ТИМАТИ: Глубже не придумаешь.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ну, потому что ты как раз выступаешь на «Эхо Москвы»! Как считаешь, а существует ли мода на образы, которые сейчас в тренде создавать, которые сейчас в тренде использовать? Потому что, не кажется ли тебе, что сейчас есть тенденция на нашей эстраде, что настоящих мужчин-то не осталось? Либо это молодые мальчики с накрашенными ресницами, губами и с кучей толстого тона и с мелированием, да? Либо это же такие группки, бойз-бэнды, вот так навскидку можешь вспомнить кого-нибудь брутального мужчину у нас на эстраде? Неужели есть такая мода на мальчиков смазливых?

ТИМАТИ: Ну, такие смазливые мальчики нравятся девочкам.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Значит, есть спрос, значит есть?

И. БАБЛОЯН: Подожди, мне кажется, плохие парни нравятся девочкам.

ТИМАТИ: И плохие парни нравятся девочкам, но мне кажется, быть смазливым мальчиком в бой-бэнде – это гораздо более простой путь, нежели чем быть реальным бэд боем и нравиться всем остальным. Что касается брутальных мужчин, безусловно, могу привести пример: у нас есть замечательный артист – Гриня, Григорий Лепс.

И. БАБЛОЯН: Григорий Лепс. Я так и знала, что ты скажешь

Т. РОДНЯНСКАЯ: Его дочь была на прошлой неделе у нас.

ТИМАТИ: И он достаточно брутален и очень даже много кому нравится. Что касается людей нетрадиционной ориентации, их также очень много в шоу-бизнесе, и их даже больше…

Т. РОДНЯНСКАЯ: А тебе не кажется, что их количество увеличивается с каждым днём?

ТИМАТИ: Да, их даже сейчас стало больше, чем, на самом деле, натуралов. Я не могу сказать, что это какой-то очень грустный процесс, это просто…

И. БАБЛОЯН: А с чем это связано, с тем, что творческая личность?

Т. РОДНЯНСКАЯ: А тебе не кажется, что это такая тенденция наблюдается? Вот буквально смена картинки?

ТИМАТИ: Ну, как-то вот так получилось, как-то исторически сложилось, что геи, они гораздо более творческие, нежели чем многие натуралы, поэтому в основном все геи занимают какие-то арт-должности, они, там, дизайнеры, художники, артисты. Я не осуждаю…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Некоторые политики.

И. БАБЛОЯН: Для некоторых это пиар.

ТИМАТИ: Некоторые политики, да. Я не осуждаю их в этом смысле, т. е. они составляют свой какой-то сегмент, живут своей жизнью, вот. Они мне не мешают, мне кажется, я им тоже не мешаю. Поэтому пусть они будут. Но, мне кажется, должно быть какое-то всё же доминирование натуралов.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ну, а ты согласен с тем, что было несколько потоков, вот, несколько таких тенденций. Одно время было модно создавать девочек приличных школьниц с двумя косичками, как Бритни Спирс, и тогда много таких появлялось. Потом мальчиков смазливых с мелированием, сейчас, может быть, ещё какой-то поток?

ТИМАТИ: Ну, конечно, создаются какие-то тренды, и на них появляется мода и спрос. Из одного продукта идёт другой, третий, и все хотят дублировать и копировать успех, и так же его продавать.

И. БАБЛОЯН: Клоны.

ТИМАТИ: Это нормально.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А что сейчас на пике?

ТИМАТИ: Сейчас на пике. Сейчас на пике группы по всему миру в стиле Tokio Hotel, в стиле эмо. Такие сильно накрашенные ребята, как будто…

Т. РОДНЯНСКАЯ: С чёрными ногтями.

И. БАБЛОЯН: Вечно плачущие.

ТИМАТИ: Как будто они из мультфильмов манга. И совершенно непонятен их пол, они такие полумальчики-полудевочки.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Гермафродиты.

ТИМАТИ: Даже и не разберёшь. На это бешеная мода, не знаю, с чем это связано, просто вот так вот получилось и сложилось. Это нормально, нормальное течение, т. е. молодёжи нравится, и слава богу.

И. БАБЛОЯН: К сожалению, нам приходится уже заканчивать нашу передачу.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Мы напоминаем, что сегодня с нами был Тимати. Тимати, спасибо, что пришёл.

ТИМАТИ: Спасибо вам, что пригласили.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Мы говорили о пиаре, о том, как себя раскрутить, как стать знаменитым, и у нас был представитель как раз, который сам себя раскрутил и стал знаменитым. Спасибо, это была программа Zoom, меня звали Таня Роднянская.

И. БАБЛОЯН: Ира Баблоян.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Собственно, меня и продолжают так звать. До свидания, спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире