'Вопросы к интервью
27 мая 2010
Z Zoom Все выпуски

Псевдоиностранные бренды: почему российские компании прикидываются иностранными?


Время выхода в эфир: 27 мая 2010, 00:08

«Эхо Москвы» программа «Zoom». Меня зовут Таня Роднянская, и со мной моя коллега Ира Баблоян.

И. БАБЛОЯН: Доброй ночи.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Сегодня в программе мы поговорим о псевдоиностранных брендах: «Почему российские компании прикидываются иностранными?». И поможет нам в этом разобраться наш сегодняшний гость, я представляю с удовольствием – это Александр Рогов, стилист и арт-директор фэшн-съемок, фэшн-показов. Добрый вечер.

А. РОГОВ: Добрый вечер. Очень приятно быть у вас в студии сегодня.

Т. РОДНЯНСКАЯ: И нам тоже очень приятно, что ты пришел. А я вновь напоминаю нашим радиослушателям, что у нас идет не только радиотрансляция в прямом эфире, но и веб-трансляция. Вы можете нас наблюдать на сайте echo.msk.ru, а также на сайте rutw, участвовать в чате, который там находится. Для этого всего лишь надо зарегистрироваться. А также напоминаю телефон для ваших сообщений: +7-985-9704545. Пожалуйста, в течение эфира мы ждем ваших вопросов, предложений, комментариев. А также у нас будут еще голосования и интересные комментарии.

И. БАБЛОЯН: Саш, вот у нас в теме звучит, как псевдоиностранные бренды такие. Как ты считаешь, это вот из-за чего? Потому что у российского потребителя какое-то жуткое недоверие как раз таки к отечественным производителям?

А. РОГОВ: Ну я так понимаю, что мы говорим о… Бренды можно называть в эфире?

И. БАБЛОЯН: Да, можно.

А. РОГОВ: Мы говорим о таких брендах, как «Ти Джей Коллекшн», как «Карло Пазолини», как «Карнаби» и так далее. Я сегодня шел к вам на эфир, размышлял по этому поводу – почему. То есть первая причина, которая, конечно, приходит в голову – как ты сейчас, собственно, сказала, что российский потребитель не очень доверяет российским брендам. Но одновременно еще с тем, что если мы вспомним, когда эти бренды появились, а появились они лет 10 назад на нашем рынке, то в тот момент вообще разговора о том, что русские производители могут производить качественную конкурентоспособную продукцию, не было разговоров в принципе. Поэтому, я думаю, у людей, которые этот бизнес зачинали и вкладывали в это деньги, естественно, первое, что приходило в голову – это прикинуться брендом иностранным и создать для себя некую историю, некую фабулу, которой потребители будут следовать. Естественно, «Карнаби» было проще назваться «Карнаби Лондон» и говорить всем потребителям о том, что их обувь производится пусть даже если не в Лондоне, то в Китае, но дизайн и прочие-прочие моменты отслеживаются именно в Лондоне. И «Карло Пазолини» — это как будто бы итальянский бренд. И естественно, они сейчас являются своими заложниками. Когда 10 лет назад они говорили о том, что они бренды иностранные, то сейчас уже было бы глупо, наверное, на всю Россию заявлять о том, что «ребята, привет, мы вас обманули, на самом деле мы сидим здесь, вот где-нибудь в Свиблово, и клепаем для вас обувь». Причем, по-моему, «Карло Пазолини» производится в Китае, и «Карнаби», наверное, в Китае, и «Ти Джей Коллекшн» где-то там. Ну вот была такая ситуация. Я ничего плохого, в принципе, в этом не вижу.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ну мало того, мне кажется, эта тенденция и повторяется сейчас.

А. РОГОВ: На самом деле супер какого-то большого количества брендов, которые на данный момент иностранными прикидываются, я бы не назвал. Но вот есть такая мужская марка, которая называется «Кетрой», они себя позиционируют как испанский бренд, хотя, в принципе, являются русским брендом, у них здесь офис, производятся они тоже в Китае, я просто знаком с ребятами, которые этим брендом занимаются. Качество они отслеживают нормально. Но я их тоже опять-таки понимаю в том, что для того, чтобы твой бренд начали покупать, чтобы к нему проявили интерес, вокруг него желательно создать какую-то очень вкусную, приятную, продаваемую историю. Гораздо проще эту историю создавать на основе якобы иностранного происхождения этого бренда. Вот и все. Просто, может быть, у наших маркетологов, у людей, которые приходят в этот бренд работать, не хватает фантазии придумать реальное…

И. БАБЛОЯН: Это же наглый обман людей.

А. РОГОВ: Но они же не обманывают их качеством и дизайном своей продукции. Ну, подумаешь, обманули их вначале, что бренд итальянский, да?..

И. БАБЛОЯН: Да, фигня какая…

А. РОГОВ: Нет, конечно, это плохо. И я тоже как потребитель не люблю, когда меня обманывают. Я не люблю приходить в магазин, в котором написано, что эта продукция производится во Франции, и вдруг обнаружить, что на самом деле ее сделали где-то здесь, совсем недалеко от центра Москвы. В принципе, обман налицо. И это не круто, это не здорово, это неинтересно и не хочется чувствовать себя обманутым. В этом я с вами соглашусь. Но когда человек приходит, его обманули лишь только в том, откуда этот бренд якобы растет, но его не обманули в качестве продукции, и качество соответствует, допустим, цене, по которой эту продукцию продают, и обслуживание было милое, прелестное, и магазин хороший, то почему бы и нет?

Т. РОДНЯНСКАЯ: В этом-то и вопрос. Если бы обслуживание было милое и прелестное и качество было бы хорошее, может быть, никто бы не…

А. РОГОВ: Ну я не скажу, что я клиент «Карло Пазолини», допустим, у меня нет ни одной пары из этого магазина. Но, в принципе, магазин выглядит достойно. Это нормальный большой мультибренд, в котором присутствует какой-то набор обуви разных итальянских брендов.

И. БАБЛОЯН: Фактически как рандеву.

А. РОГОВ: Да. В принципе, люди, приходящие туда, приходят туда именно за тем – купить обувь, выбрать из большой линейки ту, которая им подходит, увидеть продавщицу-консультанта, которая их правильно проконсультирует, вот и все. То, что их вначале, в принципе, обманули или пошутили над ними, что этот бренд итальянский, ну это исключительно на совести тех людей, которые это сделали. В качестве и в цене, я надеюсь, их не обманывают. Я просто реально в этом магазине не отовариваюсь.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Вот так вот ты все и сказал. Итак, мы поняли, что нас обманывают. Предлагаю голосование для наших радиослушателей. И вопрос будет предельно прост: «У вас есть недоверие к товарам отечественного производства?». Если вы не доверяете товарам отечественного производства, ваш номер 6600664. Если у вас нет недоверия к товарам отечественного производства, ваш номер 6600665.

НАЧАЛСЯ ПОДСЧЕТ ВАШИХ ГОЛОСОВ

Т. РОДНЯНСКАЯ: А тогда такой вопрос к тебе, Саш. Ты когда-нибудь попадался на эту удочку? Покупал такие товары, например, может быть, бытовую технику, не обязательно одежду, обувь, и думал «это, наверное, иностранный бренд», а потом оказывалось, что это все равно производится на территории России?

А. РОГОВ: Я сейчас вспоминаю маленькую историю своего детства, когда я еще не жил в Москве и мы приезжали сюда с друзьями на шопинг. И магазин «Дизель» нам казался просто самым невероятным и супер-модным местом в Москве. Это, правда, в принципе, так и было. И в какой-то момент в этом магазине появился стенд с одеждой под названием «Экстра». Я был абсолютно уверен, меня никто в этом не убеждал, я просто сам себе почему-то придумал, что «Экстра» — это вторая линия «Дизель», которая вот продается в этом же магазине, просто носит немного другое название, и, соответственно, цены гораздо дешевле. Я стал клиентом этого бренда. У меня были и брюки, и какая-то сумка, и футболка, и что-то еще. В итоге, спустя довольно какой-то долгий период времени, года 2 или 3, я узнал, что «Экстра» — это питерская марка, которая производится, собственно, тоже там же. Но я бы не сказал, что я супер обиделся, но просто я был, наоборот, удивлен, что у нас в стране произвели некий качественный, приятный, симпатичный по дизайну продукт, который я себе захотел в тот момент купить. И чувствовал себя я вовсе не униженным.

И. БАБЛОЯН: Подожди, а это было внутри магазина «Дизель»?

А. РОГОВ: Да, это было прямо внутри магазина, в «Охотном ряду».

И. БАБЛОЯН: А это легально, интересно?

А. РОГОВ: Я не знаю. Был «Охотный ряд», на нижнем уровне был тот самый флагманский магазин «Дизель», и на самой дальней полке у них вот лежали джинсы, футболки, сумки такие, как сосиски, и что-то еще.

И. БАБЛОЯН: Хорошо так примазались к итальянской марке.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Но название бренда было написано латиницей, да?

А. РОГОВ: Да. Было написано латиницей «Extra» на таком красном лого. Еще какие-то истории я, наверное, не совсем вспомню. Ну вот я был, например, долгое время очень уверен, что «Ти Джей Коллекшн» — это нерусский бренд. И сегодня мы с моими друзьями сидела в «Старлайте», я говорю: «Вот иду на «Эхо Москвы» обсуждать эту тему». Они такие: «А какие же бренды у нас, собственно, прикидываются иностранными?». Я им говорю: «Карло Пазолини», «Ти Джей Коллекшн»». И все такие: «Да ладно! Серьезно? Да ладно!» То есть многие люди, в принципе, не являясь клиентами этих марок, мои друзья, они их не покупают и в эти магазины не заходят, но они как случайные прохожие на улице или в каком-то торговом центре уверены, что это иностранные бренды.

И. БАБЛОЯН: Им просто в голову не придет, что это что-то…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Даже и не подозревают некоторые. И как раз мы развенчаем, сегодня постараемся развенчать как можно больше мифов о том, что те или иные бренды являются иностранными, но на самом деле они производятся на территории России.

А. РОГОВ: Или Китая.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Или Китая.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Кстати, по поводу «Ти Джей Коллекшн». «Ти Джей Коллекшн» — эта аббревиатура расшифровывается как «Тимур и Юлия». Это на самом деле ребята, если я не ошибаюсь, кстати, могу и ошибаться, по-моему, из Казахстана. И вот Тимур и Юлия…

А. РОГОВ: Ну мне кажется, можно просто обвить вот такой реверанс и сказать, что молодцы, очень круто сделали.

И. БАБЛОЯН: Да, молодцы ребята. Сделали коллекцию «Тимур и Юлия».

Т. РОДНЯНСКАЯ: В общем, результат такой. 58 процентов наших слушателей… у них есть недоверие к отечественным производителям. Большинство все-таки не доверяют товарам отечественного производителя. Вот, видимо, поэтому маркетологи и делают такие коммерческие ходы. А я предлагаю послушать нам первый комментарий. Это будет комментарий нашего эксперта Рустама Вахидова, который сделает небольшой экскурс в историю, расскажет нам, какие же все-таки бренды не являются иностранными.

Р. ВАХИДОВ: …коммерсантов, которые используют этот шаг. Конечно, нельзя оставить без внимания старожилов этого дела – это обувную марку «Карло Пазолини», которая была создана в 92-м году по заказу предпринимателя Ильи Резника рекламным агентством «Видео Интернешнл». Кстати, данная торговая марка существует до сих пор, является одной из узнаваемых в своем сегменте, неплохо зарабатывает, развивает свою линейку. И насколько я понимаю, большинство покупателей не догадываются о происхождении данного бренда. Отметил также, конечно, бы… в 90-х годах очень яркий бренд Анатолия Климина. Это бренд одежды «Том Кляйм». Джинсы, который шьет ростовский бизнесмен Владимир Мельников – «Глория Джинс» и «Джи Джей» марки. Обувь, которая «крутит Землю» и шьется на фабриках в Москве, Владимире и Зарайске под торговой маркой «Ральф Рингер». Обувная марка «Терволина», которая полностью производится здесь, в России, и шьется на фабрике «Лидер» в городе Тольятти. Конечно же, одним из самых ярких для меня является бренд мужской одежды «Рико-Понти». Я даже сам до последнего момента был уверен, что это исключительно итальянская торговая марка. Но как выяснилось, владеет данным брендом томская фирма «Веста». Шьется, как я помню, данная одежда на фабриках в Краснодаре и еще где-то на юге России. Также следует отметить, наверное, обувь трех торговых марок, которая принадлежит одной компании «Ти Джей Коллекшн» — обувь «Честер» и обувь «Карнаби». Есть легенда о том, что первые буквы бренда «Ти Джей Коллекшн» — это аббревиатура первых букв имен сооснователей компании Юлии и Тимура, которые начинали свой бизнес сначала где-то в Уфе, а сейчас, по слухам, обитают на африканском полуострове. Есть также питерская фирма «Август Плюс», которая заняла нишу достаточно дешевой одежды для среднего класса со своей торговой маркой «Агиа». И, наверное, отметил бы торговую марку… это уже будут у нас сумки, аксессуары «Глориа Вичи», которая переводится дословно как «слава победит», и все это связано исключительно с именем опять же владельца, основателя компании Вячеслава Шипулова.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Вот сейчас нам Рустам рассказал, конечно, массу брендов, которые претворяются иностранными, а на самом деле являются русскими. Ты, может быть, не знал каких-то из того, что перечислил Рустам? Или обо всем подозревал?

А. РОГОВ: Ну на самом деле я подозревал не обо всех брендах. Ну вот, допустим, о «Камелоте» мне было известно, причем с самого начала. И мы даже гордились тогда, что «Камелот» — это русский бренд, который подделывает, копирует «Гриндерс», наши любимые ботинки, в конце 11-го класса. А вот про последнюю женщину, которая что-то там победит, «Глория» чего-то там, «Вичи», по-моему…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Это мужчина – Вячеслав…

А. РОГОВ: Тем более, это мужчина. О мужчине, который женщина, еще и делает сумки. Вот об этом я ничего не знал.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ну не все бренды так известны, как те же «Карнаби» и «Камелот». Но все-таки действительно получается так, что есть в этом и плюсы. О плюсах поговорим немного позже. Но все-таки, на твой взгляд, а вообще нужно российские бренды, Россию популяризировать в мире, именно как бренд продвигать, если есть такое недоверие?

А. РОГОВ: Ну, во-первых, мне в принципе не совсем понятно недоверие наших граждан к русским брендам. Потому что… не знаю, вы у меня об этом еще не спросили, есть ли у меня бренды российского производства в гардеробе. Я, бесспорно, ношу одежду, произведенную в России нашими русскими дизайнерами. Они, правда, причисляются меньше к мосмаркету, больше к люксовому, так сказать, сегменту.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Много у тебя российских дизайнеров в гардеробе?

А. РОГОВ: Ну я не скрою, что на самом деле не очень много, но какой-то процент, причем довольно знаковых вещей, у меня есть. Я вот, например, дружу с Олегом Овсиевым, который делает бренд «Вива Вокс», и я с удовольствием ношу их вещи. Единственное, я очень сожалею, что он очень редко делает мужские коллекции. Делал последний раз полтора года назад, и полколлекции я забрал себе – это кожаные водолазки очень крутые, и брюки необычного такого кроя, какие-то пальто. И у меня есть какие-то вещи от Кости Гайдая, и от «Арсеникум» у меня есть вещи, Дима Логинов которые делает. Обувь от Леонида Алексеева у меня, кстати, есть. Еще несколько шортов тоже из его же коллекции летней. Поэтому я отношусь вовсе не предвзято, а наоборот. Весь мир сейчас стремится к тому, чтобы находить интересные, необычные вещи, которые не найдешь в каждом магазине, заниматься поисками новых интересных брендов, чтобы не повторяться. И мне кажется, что сейчас волна доверия, наоборот, настигнет нашу страну, и все поймают вкус к поискам новых брендов, в частности русских, и с удовольствием сходят в ЦУМ, где русские дизайнеры продаются…

Т. РОДНЯНСКАЯ: То есть ты думаешь, что в России найдут для себя что-то интересное?

А. РОГОВ: Я думаю, что да. И что касается твоего прямого вопроса «Стоит ли популяризировать во всем мире?», мне кажется, что было бы, конечно, здорово, если бы наши бренды знали. Но я боюсь, что наши русские бренды не готовы к тому, чтобы популяризироваться на Западе, потому что нет того качества производства и нет тех объемов, которые могли бы производиться, чтобы на Западе продаваться, потому что там совсем другая схема работы. Нужно делать свои показы на 3 месяца раньше, чтобы байеры успели это увидеть, посмотреть, закупить, положить в своем магазине.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Может быть, уже пора бы?

А. РОГОВ: Мне кажется, что да. Но я очень надеюсь на то, что рано или поздно наше государство обратит на эту проблему свое внимание. Я серьезно сейчас говорю.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Мы уже говорили на эту тему.

А. РОГОВ: На самом деле нам не хватает действительно развитой легкой промышленности, чтобы наши дизайнеры имели возможность не в Китае отшиваться гигантскими партиями с плохим отслеживанием качества производства, а реально отшиваться…

И. БАБЛОЯН: Но мировые бренды ведь тоже отшиваются в Китае.

А. РОГОВ: Отшиваются. Но у все по-другому. Они имеют возможность послать туда своих контрольных людей, которые будут контролировать на каждом этапе производство. Наши дизайнеры не могут себе этого позволить, плюс у них нет такого количества заказов, чтобы заказать 10 тысяч футболок на китайской фабрике. Наш дизайнер заказывает их 100. Их гораздо проще было бы произвести на территории России на хороших фабриках, оборудованных хорошими, качественными станками для того, чтобы их качество соответствовало уровню. Вот и все.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А на сегодняшний день на Западе и вообще в мире какое отношение к российским брендам?

А. РОГОВ: Я знаю, что российские бренды знают мало. Очень приятно, что сейчас Лондон, в частности, проявляет интерес к Гоше Рубчинскому. Я буквально весь день шастал по городу в его трениках потрясающих, которые вся Москва просто разыскивает по всем магазинам. К нему большой интерес. У него вот сейчас была инсталяция во время лондонской Недели моды, и туда приходил один из моих любимых стилистов, который, собственно, с Леди Гагой даже сейчас работает – Никола Формичетти уделил ему свое внимание. Мне кажется, что это здорово. И Костя Гайдай, я знаю, сейчас ездил в Барселону на большую выставку. Он сейчас занимается больше ювелиркой, аксессуарами, и, в принципе, большой резонанс у него там. И просто не хватает всего лишь навсего денег нашим русским дизайнерам, чтобы иметь возможность выехать на какую-то выставку, потому что участие стоит каких-то денег.

И. БАБЛОЯН: А почему у них нет денег, если их одежда стоит бешеных денег?

А. РОГОВ: А она столько и стоит, потому что у них нет возможности произвести линейку. Они производят один образец, который производится в единственном экземпляре, и естественно, производство этого образца довольно дорогостоящее, потому что это экспериментальный образец, как правильно называется. И они не производят больше, чем его. То есть если бы они производили экспериментальный образец и запускали потом на фабрике, допустим, 300 или 400 подобных пиджаков, если мы, допустим, говорим о пиджаке, тогда бы себестоимость снизилась. Так как пиджак в единственном экземпляре стоит порядка 30 тысяч рублей, просто конструкция его и отшив, туда еще нужно забить ткань, туда еще нужно забить работу дизайнера и прочее…

Т. РОДНЯНСКАЯ: На этом еще надо заработать.

А. РОГОВ: Естественно. То, соответственно, костюм, допустим, от «Арсеникум» примерно стоит столько, сколько стоит костюм «Баленсиага». Ну естественно, если человек к моде хочет прикоснуться гораздо ближе, то он, наверное, пойдем все-таки купить себе костюм «Баленсиага», а не «Арсеникум».

Т. РОДЯНСКАЯ: Поэтому, конечно, нелепо немножко сейчас беседовать. Как всегда, получается, что мы беседуем о сумасшедших ценах, а не о бюджетных линиях. И проблема в том, что бюджетные линии мы не поставляем за рубеж и, к сожалению, пока не покупаем у нас. Но что касается бюджетных линий российских, такие компании, как «Саваж», «Фло энд джо»… Какие еще?

А. РОГОВ: «Твое». Но они русскими себя позиционируют.

Т. РОДНЯНСКАЯ: «Твое», да. «Огги», «Васса». Они стоят более или менее приличных денег, довольно бюджетные. Какой-нибудь студент может себе их позволить. Но, кстати…

И. БАБЛОЯН: Но «Васса» — не сказала бы, она не очень-то и бюджетная.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Я давно там не была, я не знаю.

А. РОГОВ: У них есть какие-то бюджетные вещи на самом деле. Еще есть «Васса Кутюр».

Т. РОДНЯНСКАЯ: Тоже несколько линий, да?

И. БАБЛОЯН: Ну, в общем, неплохой магазин, там есть приличные платьица иногда.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Давайте мы послушаем следующий комментарий Рустама Вахидова. И комментарий будет о том, что мы, потребители, получаем от лукавства компаний, которые скрывают, что они на самом деле не иностранные.

Р. ВАХИДОВ: В любом случае, конечно, с точки зрения развития бизнеса и с точки зрения отделов маркетинга данных компаний, конечно же, не стоит никогда заявлять о том, что данные торговые марки являются исключительно российскими, были придуманы на территории России, везут свою хозяйственную деятельность на территорию России из ближайших стран зарубежья. Это, конечно, с одной стороны, подрывает в глазах потребителей их чувство привязанности к данной торговой марке. И конечно же, в любом случае, если взять последние те же разбирательства Федеральной антимонопольной службы с некоторыми брендами, которые работали на рынке и указывали, что они произведены в Германии, то, конечно же, владельцы брендов и их маркетологи просто-напросто не договаривают нам о том, где конкретно был произведен этот бренд. Но в рамках процессор глобализации, которые по всему миру происходят, мне кажется, вот эта история имеет свое логическое завершение. Потому что если мы возьмем любой известный иностранный бренд, связанный с той же одеждой либо спортивной одеждой, «Адидас», допустим, то в нашем понимании это, конечно, огромная корпорация, которая шьет свою обувь. Но если копнуть глубже, то на самом деле она существует в виде отделов маркетинга, разработки новых моделей и отделов дизайна. А соответственно, все остальное… нет никаких фабрик «Адидаса», «Пумы» или «Найк» по всему миру. Есть свои производства, расположенные в Юго-Восточной Азии, которые шьют по заказу крупнейших владельцев брендов их модели, причем собирают их в разных странах и поставляют уже под их торговыми марками на рынки всех стран. Поэтому здесь вопрос такой. Мне кажется, владельцам вот именно российских псевдоиностранных брендов надо немножко подождать, и вся эта история, мне кажется, растворится просто во всем, что сейчас в мире происходит.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Сейчас Рустам сказал, что, может быть, действительно стоит создавать школы, посылать учиться наших дизайнеров на Запад, а также вот идти по пути крупных корпораций, когда идут на самые лучшие показы, копируют их модели и потом посылают все это в массовое производство.

А. РОГОВ: Ну как делают «ЗАРА», собственно, «Топ-шоп» и прочие бренды, да?

Т. РОДНЯНСКАЯ: Да.

И. БАБЛОЯН: Я не знала об этом.

А. РОГОВ: Ой, да ладно. Ты что? У «ЗАРА» вообще отменная просто схема копирования. Они в продажу запускают быстрее…

И. БАБЛОЯН: Кого копируют?

А. РОГОВ: Все, начиная с Бальмана, Баленсиага, заканчивая «Хлоэ» и Стеллы Маккартни. Самые известные бренды.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А нам имеет смысл копировать лучших дизайнеров? И почему?

А. РОГОВ: Мне кажется, наверное, все-таки стоить найти какую-то золотую середине. Потому что есть, безусловно, такое понятие, как «тренд», и тренду соответствовать нужно. Потому что журналы, телевидение и прочие масс-медиа, которые направлены на популяризацию чего-то конкретного, в частности некого тренда, естественно, они воспитывают этот тренд у покупателей. И покупатель, придя к вам в магазин, будь то даже магазин русского бренда, русской марки, он, естественно, хочет там найти и, возможно, стилистику милитари, если это сейчас актуально, либо увеличенный плечевой пояс, как у Бальмана, и так далее, и тому подобное. Не стоит в лоб копировать. Это, конечно же, глупо и неправильно. Потому что это некрасиво, это тот же самый обман. Но с другой стороны, соответствовать некому тренду, видя то, что сейчас большие дизайнеры, известные пытаются популяризировать, что они вводят в массы, соответствовать этому неплохо было бы.

И. БАБЛОЯН: Ну вот смотри, например, пока мы далеко от этого не ушли. Просто я, допустим, большой поклонник «Хлоэ». Но я очень часто захожу в «ЗАРА», потому что там хочется купить какой-нибудь обычный свитер без всего и так далее. Ну мне в голову не придет… Очень плохо сшито, очень плохой материал — в этом проблема, очевидно?

А. РОГОВ: А тебе в голову не придет, что они скопировали?

И. БАБЛОЯН: Да, что это похожее…

А. РОГОВ: Во-первых, они не копируют всю коллекцию, они берут какие-то трендовые вещи. А в данный момент, по-моему, в магазинах есть вещи, похожие на обувь «Хлоэ». Знаешь, такие с носочком встроенным тканевым? Ну, неважно.

И. БАБЛОЯН: Может быть, я давно не была в «ЗАРА».

А. РОГОВ: Есть какие-то шорты с завышенной талией такого приятного карамельно-коричневого цвета из кожи, причем настоящей. А дело в том, что ты можешь себе позволить «Хлоэ», и ты пойдешь в магазин «Хлоэ» купить. Есть девочка, которая не может себе этого позволить, но тоже хочет быть в тренде, она хочет выглядеть классно. И «ЗАРА» — это не самый плохой вариант, которым можно воспользоваться. Если все это делать грамотно, если возможно брать оттуда какие-то базовые вещи и дополнять это интересными и дизайнерскими элементами… Я против плохой обуви, я против плохой колодки. Лучше потратить 25 тысяч рублей на…

И. БАБЛОЯН: Плохая обувь, плохие сумки – это все страшно.

А. РОГОВ: Естественно. …и купить хорошую сумку, купить себе несколько пар хороших туфель и все остальное хоть из «Топ-шопа», «Эйч энд Эм» и «ЗАРА». Главное, чтобы все правильно между собой скомпоновать. И супер-достоинство человека, который может так сделать.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А на сегодняшний день наши какие-нибудь бюджетные компании и бренды, российские именно, следуют этому правилу? Кто-нибудь копирует лучших дизайнеров?

А. РОГОВ: Ну вот я, например, был в прошлом сезоне, это был сентябрь, на миланской неделе моды, где был показ люксовой линии Киры Пластининой «Люблю». Собственно, весь этот показ для меня как человека, который в трендах разбирается и мониторит то, что происходит в моде, было абсолютно очевидно, что дизайнер Кира Пластинина…естественно, их там несколько, это целый штат людей, где один занимается аксессуарами, другой трикотажем, третий еще чем-то…

И. БАБЛОЯН: А где шьет, кстати, Кира Пластинина?

А. РОГОВ: Кира Пластинина шьет, насколько я знаю, и в Китае, и в каких-то разных точках. Фабрики ищутся по профилю. Весь показ Киры Пластининой был просто насыщен трендами от Живанши до Бальман. Причем довольно так жестко. И было ощущение, что вот просто взяли конкретные луки и примерно их повторили. Это было так очевидно и, с другой стороны, не очень в тему, потому что одно дело, когда это делает «ЗАРА» и запускает гораздо раньше в производство, чем эти бренды показались, и гораздо раньше это появляется в продаже…

Т. РОДНЯНСКАЯ: И недорого стоит.

А. РОГОВ: Естественно. И у этой самой девочки есть желание быть модно, быть в тренде, но нет денег на Бальмана, она идет, покупает себе в «ЗАРА» похожий жакет. И с другой стороны, когда дизайнер Кира Пластинина, спустя сезон, это копирует, и только через сезон это запустит в продажу, то это как-то ну совсем нехорошо. То есть либо это делать правильно, как делают это большие бренды – Мосмаркет. Они ровно в день показа присутствуют либо на шоу, либо через Интернет это дело мониторится, это сразу запускается в разработку, в производство и выпускается примерно в то же время, что и у основного тренда, который его выпустил в продажу. Либо это делать просто бессмысленно. Зачем копировать тренд, который уже никому не нужен?

Т. РОДНЯНСКАЯ: А кстати, коллекция «Люблю», она бюджетная, нет?

А. РОГОВ: Нет, коллекция «Люблю» стоит довольно дорого. По-моему, в ЦУМе на 4-м этаже леггенсы «Люблю» продаются за 16 тысяч рублей.

Т. РОДНЯНСКАЯ: На твой взгляд, если сделать это качественно, для наших российских брендов это выход, это хороший коммерческий ход? Это будут продавать активно? Или лучше нанять отличную профессиональную команду дизайнеров, которые будут придумывать свои свежие идеи, а не копировать идеи дизайнеров?

А. РОГОВ: Я все-таки за второе, конечно, что ты озвучила – чтобы каждый дизайнер занимался своим делом и придумывал свой неповторимый дизайн. Но и не могу не сказать о том, что многие идеи реально витают в воздухе. И иногда мы можем подумать, что какой-то русский бренд, я не знаю… (неразб.), мы с тобой разговаривали о них по телефону, скопировал чей-то тренд, не знаю, у Рик Оуэнс, ну я вполне допускаю тот факт, что они вовсе ничего не копировали. Потому что можно иногда создать какую-то вещь и найти случайно через две недели в Интернете… Допустим, если о съемках говорить, которыми я занимаюсь, я могу реально через две недели после того, как мы сделали съемку, найти что-то совершенно похожее в Интернете. Это соверешенно не значит, что я…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Мне кажется, что если это не люксовая какая-то линия, то, в принципе, не очень сложно сделать что-то похожее на другие, конечно.

А. РОГОВ: Естественно. Поэтому идеи витают в воздухе. Не всегда нужно обвинять дизайнеров в том, что они копируют чужие тренды и чужие вещи. Реально такое бывает. И тот же самый Олег Овсиев, который показал прошлую летнюю коллекцию, и все говорили: «А, Олег Овсиев взял, украл дизайн у Маржела». Вовсе не так. Я знаю Олега прекрасно. За полгода до показа Маржела он показывал мне свои эскизы, и там все было то же самое, что мы видели на шоу. Это просто подтверждение гениальности автора, не более и не менее.

Т. РОДНЯНСКАЯ: То есть, на твой взгляд, у нас есть талантливые дизайнеры, светлые умы, которые придумывают отличные дизайны?

А. РОГОВ: Конечно. Минимум десятку я могу назвать. Это люди, которым хочется подражать, которые делают свой особенный дизайн. Причем даже если они и в какие-то тренды могут быть вписаны и сравнены с кем-то из известных международных брендов, то у них есть своя философия, у них есть свой стайлинг, у них есть своя определенная подача, авторский подход, и проведение показов каждый пытается построить каким-то необычным способом. У нас есть дизайнеры, за которых гордо.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Только денег нет. Все хорошо, только нет денег.

А. РОГОВ: Да, к сожалению.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Как всегда, приходим к одному и тому же выводу. К сожалению, конечно, вот с этим мы разобрались. Ну а что касается бытовой техники? Может быть, с одеждой и с обувью что-то где-то еще можно купить. Если у тебя нет бюджета, ты идешь в «Карнаби», в тот же «Ти Джей Коллекшн», покупаешь себе сапоги на осень, покупаешь себе какую-нибудь сумочку. Ну ладно, развалится – ничего страшного. Ну вот бытовая техника. Что касается быта, мне кажется, здесь еще меньше недоверия наших граждан к товарам отечественного потребления. У тебя когда-нибудь были товары вот именно что касается бытовой техники отечественного производства?

А. РОГОВ: Вот здесь бы я согласился, что если товарам модного направления российского производства я склонен доверять, то, наверное, техническим моментам, какой-то бытовой технике я бы, наверное, доверять не стал. Все-таки у меня почему-то в сознании какое-то не очень сильное доверие к товарам народного потребления, так сказать, технического характера русского производства. У меня нет ни одной истории, с которой я сталкивался бы в этой ключе. То есть я не готовлю дома, не покупаю себе микроволновки, не покупаю себе какие-то бытовые приборы. У меня есть чайник «Сименс» и что-то, я даже не помню, что еще…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ну утюг наверняка у тебя есть.

А. РОГОВ: Да. У меня есть утюг. Я им, кстати, тоже не пользуюсь. У меня есть свой способ глажения вещей – я их отпариваю в ванной, включая душ. Поэтому утюгом я тоже не пользуюсь.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ну-ка расскажи поподробней. Мы, конечно, отойдем от темы, но кратко расскажи.

А. РОГОВ: А это очень просто. Включаете в ванной своей кран в раковину и вешаете душевой агрегат наверх, включаете супергорячую воду, закрываете дверь и на вешалочке вешаете одежду. Буквально через 20 минут все отпарено, выглажено, в идеальном состоянии.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Очень интересный способ. Сегодня же его и попробуем.

И. БАБЛОЯН: Надо записать. Отлично.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Итак, мы ушли от темы бытовых приборов. Никогда не было бытовых приборов отечественного производства? Ну хотя бы холодильник «ЗИЛ» раньше был, в детстве?

А. РОГОВ: Ну, наверное, был в детстве. Наверное, так и заливал нам всю кухню…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Или стиральная машинка «Фея»? Или как называется…

А. РОГОВ: «Фея», наверное, была у нас.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Пылесос «Вампир»…

А. РОГОВ: Нет, ну это же было так давно. Мне кажется, тогда техника была на таком низком уровне. Все-таки мне кажется, что в сознании россиян техника должны быть сделана в Японии, наверное. Это японское качество ценится везде. Так же, как и автомобилям российского производства я не очень склонен доверять. Хотя моя мама прекрасно водит «Ладу Калину» и чувствует себя замечательно.

И. БАБЛОЯН: Ну слушайте, я вот вам скажу, что исследовательский центр портала «Суперджоб», который иногда делает для нас опросы, вот провели как раз таки такой опрос по бытовой технике, одежде, обуви и питании. Ну просто сейчас я про бытовую скажу. 97 процентов тех, кто отвечал, сказали, что, естественно, иностранного производства бытовую технику. Всего лишь три процента…

А. РОГОВ: Мне кажется, что это логично.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Но, между прочим, мне кажется, некоторые даже и не подозревают, что они пользуются товаром отечественного производства. Кстати, я так попалась. Я попалась на технику «Борк», потому что она идеально подходила мне по дизайну, минимализм абсолютный. Купила я микроволновку техники «Борк», через год она сломалась. Сломалась самая важная функция микроволн. Эта функция не чинится. И пришлось, естественно, выкинуть эту технику «Борк». Хотя стоила сумасшедших денег.

А. РОГОВ: Ну ладно про сумасшедшие деньги. Дизайн-то был хорош?

Т. РОДНЯНСКАЯ: Дизайн был хорош.

А. РОГОВ: Значит, в России, как минимум, могут сделать хороший дизайн.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Кстати, отсюда вопрос. Почему товары, произведенные на территории России… соответственно, нет никакой таможни, налогов, сумасшедших наценок и всего остального. Почему тогда они стоят таких денег? Немаленьких совсем.

А. РОГОВ: Это ты про технику?

Т. РОДНЯНСКАЯ: Про технику и некоторую одежду, обувь. «Карло Пазолини» стоит совсем недешево.

А. РОГОВ: «Карло Пазолини» и не производятся в России. Они производятся в Китае. Соответственно, тоже растаможка, привоз, увоз.

И. БАБЛОЯН: Но дешевле рабочая сила, чем если бы это шилось в России.

А. РОГОВ: Ну, наверное.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Хорошо. Вот нам Рустав Вахидов рассказал, что «Ральф Рингер» — обувь, которая якобы «крутит Землю», такая крутая, позиционировалась как немецкая обувь – она производится в Зарайске. Но стоит недешево. Вот на твой взгляд, почему?

А. РОГОВ: Поэтому, видимо, стоит сказать, что рабочая сила у нас гораздо дороже, чем в Китае. А почему она стоит недешево, я не знаю, потому что «Ральф Рингер» я не покупаю, дизайн мне точно не подходит, в отличие от твоей микроволновки «Борк». Но здесь есть плюс: раз уж мы узнаем, что это производится где-то на территории России, что похожие бренды, несмотря на то, что потребители обманывают, они все-таки дают довольно большое, я так понимаю, количество рабочих мест жителям нашей страны. И за это им тоже большое спасибо. А еще, мне кажется, с каждым работником фабрики подписывают контракт о неразглашении, что это производится на территории России.

Т. РОДНЯНСКАЯ: И что он создавал этот продукт?

А. РОГОВ: Да.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Вполне возможно. Давайте послушаем завершающий комментарий Рустама Вахидова, нашего сегодняшнего эксперта. И он нам расскажет, что же мы, потребители, получаем от такого обмана.

Р. ВАХИДОВ: Я не знаю, как больше – больше плюсов или минусов. С точки зрения именно если гордости за свою Родину, то, конечно, больше плюсов. Потому что приятно осознавать, что есть люди, которые смогли сделать бренд, который в глазах потребителей воспринимается именно как настоящее, иностранное… (неразб.), больше, получается, 18 лет существует на рынке уже. И я думаю, что имеет массу своих поклонников. И я знаю массу людей, которые просто каждый сезон покупают обувь в этих магазинах. С этой точки зрения это, конечно, плюс. Минус один я вижу – в том, что нет на рынке, в частности в компаниях, которые занимаются именно одеждой или обувью, или аксессуарами, профессионалов, которые бы действительно разрабатывали шикарные коллекции, разрабатывали бы хорошие маркетинговые инструменты для продвижения этой одежды, этой продукции. Нет хороших молодых дизайнеров, которые бы в трендах развития мировой моды, которые присутствуют на мировых рынках, могли нам предоставить действительно классные товары. Потому что с точки зрения производства всего этого товара, если ты работаешь на тех же производствах в Китае, где бы то ни было, ты имеешь доступ к технологии, то, соответственно, ты в принципе уже конкурентоспособен. И главным преимуществом тех же иностранных брендов перед нашими псевдоиностранными брендами, которые были созданы в России, является то, что там все придумано, сделано красиво, и это все сделано силами двух, десяти, ну двадцати человек. То есть двигаться надо в этом направлении – создавать свои школы дизайнеров, обучать этих людей, отправлять учиться на Запад. Пускай они стажируются, приезжают обратно, идут по пути той же «ЗАРА» корпорации, приезжают на подиумы, на показы мировые, срисовывают эти модели и просто запускают это в массовое производство. Просто с точки зрения качества, как мне кажется, именно в 2010 – 2020 годах все это на рынке, вот среднее качества любого товара находится на одинаковом уровне уже.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Какие, на твой взгляд, есть плюсы и есть минусы для нас, для потребителей, простых смертных, которые могут не подозревать о том, что тот или иной товар произведен у нас? Они думают: «Ау! Английский чай «Гринфилд» или «Ахмад»!» Они ведь позиционируют себя так, а на самом деле мы думаем: «Да, действительно английский чай, с английскими традициями вековыми».

И. БАБЛОЯН: Я прочитала, что этот чай сейчас продают в Великобритании в сувенирных магазинах.

А. РОГОВ: Класс.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Для русских.

А. РОГОВ: Мне, в принципе, кажется, что минус один. Я просто, например, не люблю, когда меня обманывают, и мне было бы гораздо приятнее знать, когда я прихожу в магазин «Карло Пазолини», что это, допустим, российский бренд, или, приходя в магазин «Ти Джей Коллекшн», я бы знал, что это бренд российский. Это, пожалуй, все, что мне лично не нравится. Я просто не люблю, когда меня обманывают. А плюсов, конечно, много. У нас есть возможность выбора: мы можем пойти в «Ти Джей Коллекшн», мы можем пойти в какой-то другой мультибренд и купить там обувь производства Италии, Франции или Китая опять того же самого. Плюс в рабочих местах, как мы уже сейчас говорили. Если товар реально производится на территории России или, как минимум, у него здесь находится офис, то, бесспорно, уже какое-то количество наших граждан имеет рабочие места здесь. Да вообще все отлично! Зачем об этом так серьезно думать, если бренд существует, бренд позиционирует себя таким образом? Это их право. Покупатели есть, и спрос рождает предложения. Если «Ти Джей Коллекшн» уже сколько лет существует, да еще и линию одежды запустил…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Более 15 лет существует.

А. РОГОВ: Вот! То, значит, все отлично. И если кто-то чувствует себя обманутым, то… ну и зря. Я считаю так. Надо проще просто относиться к жизни, вот и все.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Вот так вот считает наш сегодняшний гость, Александр Рогов, стилист и арт-директор модных показов и модных съемок. И мы сегодня говорим о псевдоиностранных брендах. Почему российские компании прикидываются иностранными?

И. БАБЛОЯН: Ой, а кстати, по поводу этого я нашла очень забавную ссылку о том, что в Китае просто меняют буквы в названиях марок. Это просто гениально, по-моему!

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ну ты уже, видимо, имеешь в виду подделки.

А. РОГОВ: Это о подделках, да.

И. БАБЛОЯН: Нет, ну слушайте, это, может быть, подделка, но они просто тупо меняют и делается другой бренд. Это очень забавно.

А. РОГОВ: Конечно. «Адидас» становится «Абибосом», или просто две буквы меняются…

И. БАБЛОЯН: Я посмотрела, допустим, «Пуму», они поменяли буквы, но у них остался рисунок, все осталось.

А. РОГОВ: А все, изменение одного элемента графического бренда – это уже не тот бренд. Это вот «Эхо Москвы», я не знаю, если мы «Э» перевернем в другую сторону, это будет уже другой бренд, новое радио.

И. БАБЛОЯН: Ну вот, ты кому-то подсказал.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Кстати, предлагаю перейти тогда к вопросу подделок. Наши бренды на сегодняшний день подделываются, не знаешь ли ты?

А. РОГОВ: Я знаю точно, что подделывается Денис Симачев. Его копируют, причем довольно много. Я знаю, что подделывается, как это ни странно и, в принципе, лестно тому человеку, кто этот бренд производит, Константин Гайдай. Он сам лично встречал на каком-то рынке, не знаю, что он там делал, пуховики – подделки своего бренда.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Кость, если ты нас сейчас слышишь, что ты делал на рынке? Напиши нам.

А. РОГОВ: Я так понимаю, что еще какое-то количество брендов подделывается. И, по-моему, Алена Ахмадулина, потому что у нее довольно яркий вот этот дизайн с лампами, я тоже видел похожие вещи. Так что русские бренды копируют. На самом деле это приятно. Это как для политика или для какой-то суперпрограммы быть упомянутым в КВН. Если ты в КВН, значит, ты популярный.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Но опять же ты сейчас упомянул всех люксовых, всех дорогих дизайнеров. А бюджетные, они не подделываются?

А. РОГОВ: Ну а смысл «Села» подделывать? Смысл подделывать что-то еще?

Т. РОДНЯНСКАЯ: «Саваж»…

А. РОГОВ: Ну, глупость какая-то.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А «Села» не знаешь, где производится?

А. РОГОВ: Я так понимаю, что Китай, потому что у них довольно большое количество магазинов и довольно большие партии. И у нас на территории России такого не могут произвести, это Китай. Я думаю опять-таки, я ни в коем случае не говорю, что я уверен.

Т. РОДНЯНСКАЯ: И вновь Китай. Люда спрашивает: «Девочки, умоляю! Чей все-таки «Борк», и где его производят? У меня соковыжималка». Людмила, «Борк» — это российская компания.

И. БАБЛОЯН: Но мы надеемся, что ваша соковыжималка не сломается.

А. РОГОВ: Или, как минимум, у нее не заработают микроволны.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Нет, может быть, конечно, соковыжималка будет работать идеально. Но «Борк» — это российская компания. Хотя нагло врали, что «Борк» — это немецкая компания с вековой историей. Кстати, еще одна компания, о которой нам нагло врали. Есть такая компания – «Лаура Берти». И на официальном сайте этой компании написано, что история «Лауры Берти» не похожа на привычную нам биографию модных брендов. За ней не стоит имя легендарного дизайнера, ее модельная обувь не хранится в музеях, а возраст не насчитывает десятилетий. Якобы это очень модный дизайнер с вековой историей. На самом деле такого человека не существует вовсе.

И. БАБЛОЯН: Как тебе такая история?

А. РОГОВ: Мне кажется, она потрясающая. Я чуть не расплакался сейчас, во время зачитывания пресс-релиза.

И. БАБЛОЯН: Мне кажется, надо отдать дань вообще таким людям, которые могут все это придумать.

А. РОГОВ: Мне кажется, это фан. Придумали, и все. Кто-то купился, его делают. Это как король голый.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А вот вообще приходит ли тебе сейчас на ум какая-нибудь российская компания, вот имя которой не написано латиницей, не придумано сумасшедших легенд о том, что это якобы итальянский дизайнер с вековой историей, а бренд называется по-русски, написан русскими словами?

А. РОГОВ: Вот точно «Мосмаркет» — бренд, который причем сейчас очень круто переделывают. Пригласили западную компанию для того, чтобы влить туда новые силы. Бренд, который называется «Твое», написано русскими буквами – «ТВОЕ».

Т. РОДНЯНСКАЯ: Пользуется популярностью это «ТВОЕ»?

А. РОГОВ: На самом деле на данный момент этот бренд не очень популярен, в принципе, среди некой модной такой тусовки. Но, например, у меня есть сестра, которая на 2 года старше меня, и она прекрасно покупает в «ТВОЕ».

И. БАБЛОЯН: Мне кажется, его хорошо пиарят.

А. РОГОВ: Да, его неплохо пиарят. И сейчас, насколько я знаю, туда пригласили новых маркетологов, западного какого-то суперкрутого чувака, не знаю, как его зовут. И они сейчас будут пытаться переделать бренд «ТВОЕ» из вот такого попсового и никому не интересного бренда в бренд с историей типа как «Американ Аппарел». Знаете, наверное, такой бренд, американский в частности?

И. БАБЛОЯН: Да, безусловно.

А. РОГОВ: И вот его сейчас немножко более жестко будут позиционировать. И, видимо, немножко похожая на «Бенетон» у них новая рекламная кампания вышла. Примерно такая же на белом фоне веселая девочка в разноцветных вещах. Так вот, бренд «ТВОЕ» абсолютно открыто и честно заявляет, что «мы – русский бренд, с русской историей и пишем русскими буквами».

Т. РОДНЯНСКАЯ: Пока только один вспомнили. Какой-нибудь еще бывает? И кстати, на твой взгляд, почему наши дизайнеры, даже возьмем тех же люксовых дорогих дизайнеров, они все равно пишут свое имя латиницей?

А. РОГОВ: Ну потому что все равно же у всех амбиции выйти, наверное, на западный рынок. И наши буквы не всегда поддаются правильному чтению. Поэтому легче написать латиницей свое имя. Например, «Вика Газинская» или «Константин Гайдай» латиницей будут с успехом прочитаны иностранцами. Кстати, Гоша Рубчинский, про которого я говорил, вот на моих трениках, на лого сзади написано «Гоша Рубчинский» русскими буквами.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Есть у нас все-таки такие дизайнеры смелые.

И. БАБЛОЯН: Нам прислали сообщение: «Я зарегистрировал фирму и назвал ее… (я боюсь прочитать как-то неверно, в общем, латинскими буквами название). Так солидней слышится название на английском, чем на русском». То есть это…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Солидней, да. Латиница у нас…

А. РОГОВ: Естественно, многим людям…

И. БАБЛОЯН: Может быть, им просто нравится, как звучит. Да, это не страшно.

А. РОГОВ: Конечно. У меня, например, моя мама покупает себе какую-то вещь и говорит: «Смотри, это фирменная, итальянская». То есть ей не важно…

Т. РОДНЯНСКАЯ: А на самом деле показывает «Карло Пазолини».

А. РОГОВ: Нет, ну показывает просто какую-то вещь неизвестного мне дизайнера тоже с надписью латиницей. То есть многим людям, в частности, допустим, того же поколения, что и моя мама, для них вот этот знак – это фирменное, это иностранное, это что-то еще – это важно.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Импортное, как раньше любили говорить.

А. РОГОВ: Импортное, да. Мне все равно. Мне действительно все равно, если вещь приятная на ощупь, ее приятно носить и дизайн, который мне подходит. А людям какого-то другого поколения это действительно важно. Для них слово «фирменное», для них слово «качество» — это значит что-то импортное. Маме привет, кстати.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Да, маме обязательно привет. Я предлагаю голосование, следующее голосование для наших радиослушателей. И вопрос будет таков: «Когда вы совершаете покупки, вы обращаете внимание на страну-производителя?». Если вы обращаете внимание на страну производителя, ваш номер 6600664. Если вы не обращаете внимания на страну— производителя – 6600664.

НАЧАЛСЯ ПОДСЧЕТ ВАШИХ ГОЛОСОВ

И. БАБЛОЯН: А я повторю вам еще раз вопрос для голосования: «Когда вы совершаете покупки, вы обращаете внимание на страну-производителя?». И если обращаете внимание, то набирайте номер 6600664. Если вам все равно, где это произведено, то набирайте номер 6600665.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Вот как раз только что мы об этом говорили, и ты сказал, что ты патриот, и тебе все равно, если это хорошее качество.

А. РОГОВ: Бесспорно. А какая разница? Большинство брендов вообще уже бессмысленно смотреть, где произведены, потому что будешь разочарован, найдя там слово «Китай» или «Турция». А в мосмаркет-брендах, как «Эйч Энд Эм», допустим, мне, наоборот, забавно узнавать, потому что у них очень большая сетка производителей – от Болгарии до Турции и Китая, и совершенно каких-то нелепых стран. Наоборот, забавно найти какую-то майку «Мэйд ин Африка», например.

Т. РОДНЯНСКАЯ: «Мэйд ин Маврикий».

А. РОГОВ: Конечно.

И. БАБЛОЯН: Ну это, наоборот, круто, да?

А. РОГОВ: На брендах, которые себя позиционируют серьезно, как «Луи Витон» или «Шанель», это тоже бессмысленно искать, потому что у них всегда будет написано «Мэйд ин Фрэнс». Хотя, насколько я знаю, какая-то часть сумок «Луи Витон» производится в Китае.

И. БАБЛОЯН: Конечно. Я покупала что-то в «Дольче Габбана», и там было написано «Сделано в Китае». А у нас, кстати, спрашивают: «А «Большевичка» где шьется?». Я не знаю…

А. РОГОВ: «Большевичка» шьется на фабрике «Большевичка», бесспорно. И, по-моему, это где-то вот в нашей области.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Кстати, действительно, некоторые не подозревают даже, что они пользуются производством российским, потому что те же магазины, если мы вспомним, одно время имели очень большой успех. Центр «Дисконт». Мне продавцы, которые там работали, по секрету сказали, что на самом деле вся «Дольче Габбана», весь «Кристиан Дион», которые такой пафосный и продается там за сумасшедшие деньги, хоть якобы и со скидками, шьются у них в подвалах гастарбайтерами.

А. РОГОВ: Хорошо, что не я про это сказал, потому что я про это тоже слышал.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ну что же в этом плохого? Это действительно так, видимо.

А. РОГОВ: На самом деле там немножко другая история. Но я боюсь оказаться, может быть, неправым или кого-то обидеть. Но первые линии там никто, естественно, не копирует. «Дольче Габбана» — это первая линия. Есть вторая линия, которая называется «Ди энд Джи». И вот «Ди энд Джи» реально, насколько я знаю, опять-таки не по подтвержденным фактам из неофициальных источников, реально производятся где-то…

Т. РОДНЯНСКАЯ: В подвале этого же магазина.

А. РОГОВ: Ну, в подвале этого же магазина – я сомневаюсь. Но где-то в другом подвале другого дома вполне вероятно, что кто-то сидит и это дело шьет.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А какой-нибудь студент, которому важно, какой бренд будет на нем надет, копил долго деньги, пошел в этот центр «Дисконт», покупает этот якобы «Дольче Габбана», «Ди энд Джи, а на самом деле сшил это таджик в подвале.

А. РОГОВ: Ну, значит, этот студент дурак.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Дурак, конечно.

А. РОГОВ: Слушайте, ну а смысл? Если ты позволяешь себя обмануть, и ты обманут уже сейчас, и ты выложил… причем, в «Дисконте» не стоят вещи так дорого. Те же джинсы «Ди энд джи» будут стоить 1300 или 2000 рублей. Ну не могут джинсы «Ди энд Джи», которые якобы произведены в Италии и являются второй линии очень серьезного международного итальянского бренда, стоить 2000 рублей! Просто давайте включать иногда свой мозг, анализировать, что происходит вокруг вас. И если вы изначально идете куда-то, где вас откровенно обманывают, не делайте этого. Если вам, в принципе, круто перед своей подругой щегольнуть надписью «Ди энд Джи» на попе, то окей, купите себе джинсы за 2000 рублей, если вам все равно, что на вас надето.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ну, видимо, так и покупают.

А. РОГОВ: Конечно. Потому что все-таки вещи, которые стоят дорого… ты, может быть, не имея ни одной дорогой вещи, не понимаешь, как люди могут за это отдавать такие деньги. И как только у тебя появляется возможность, ты реально понимаешь, что это. Ты можешь пощупать свой свитер и понять, что этот свитер классный, потому что он классно сидит, он очень приятный, люди посвятили этому какое-то количество времени. Это не какая-то штука, которая сшита в потоке 50 тысяч этих свитеров, у которых кривые швы и прочее. Реально приятно носить приятную вещь. Приятно надеть кашемир, приятно надеть джинсы за 15 тысяч рублей, если ты можешь себе это позволить, потому что они не будут натирать тебе между ног.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Сейчас наши слушатели на тебя накинутся. Осторожно.

А. РОГОВ: Не надо! Кстати, на мне брюки — Макс Черницов, русский дизайнер. Вот, пожалуйста.

И. БАБЛОЯН: Патриотизм, конечно.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А тем временем 75 процентов наших слушателей обращают-таки внимание на страну-производителя.

Ну, скажу честно, я сама тоже обращаю внимание на страну-производителя, что бы я ни покупала. И в той же нелепой историей с микроволновой «Борк», когда я ее покупала, там было написано черным по белому: «Произведено в Германии».

И. БАБЛОЯН: Нам уже написала Люда, что эта модель «Борк» очень дорогая и очень неудобная. Впарили ей Германию. Вот так вот.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Кстати, да, действительно, «Борк» — это совсем недешевая техника.

А. РОГОВ: Ну вот это очень некрасивая техника, я с вами согласен.

И. БАБЛОЯН: Ну а я вам могу сказать, допустим, если меня запустить в какой-нибудь гигантский магазин, где будет приличная, пусть российская и западная одежда, если мне понравится что-то, мне будет абсолютно плевать, где это произведено.

А. РОГОВ: Конечно.

И. БАБЛОЯН: Если это сделано качественно и красиво.

А. РОГОВ: Конечно, бесспорно.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Нас спросили: «А какие еще технические псевдоиностранные бренды вы можете назвать?». Да можем назвать, пожалуйста. Техника «Витек», техника опять же «Борк»…

А. РОГОВ: Разоблачим всех!

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ну, кстати, «Витек» по сравнению с «Борк» стоит совсем небольших денег. Даже там бывает чайник за 500 рублей. Ну, за 500 рублей, может быть, он год поработает и выбросить не жалко.

И. БАБЛОЯН: Техника «Акира», «Бинатон», «Полар», «Эрик Круизер»… Что еще здесь? «Пролоджи». Бытовая химия «Фрау Шмидт». Отлично! «Фрау Шмидт» — название выбрали просто…

А. РОГОВ: Вот про «Пролоджи» я не знал. Я не знал, что это российский бренд.

И. БАБЛОЯН: «Пролоджи» — это тоже российский бренд.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Еще там телевизоры какие-то российские, которые косят под иностранный бренд.

И. БАБЛОЯН: «Эленберг», не знаю, что это такое… «Техно», «Трони»», Эксплей», «Бенатон»… Ну, мне кажется, я уже по второму кругу иду, я их не запомнила слегка.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Я не знаю, действительно, есть ли смысл обращать внимание на страну-производителя, если нас таким наглым образом обманывают.

А. РОГОВ: Ну вот в твоей истории с техникой, конечно, это не круто. Если ты реально посмотрела страну-производителя, и у тебя было написано «Мэйд ин Джермани», то это просто неприличный, наглый обман. Тем более с такими последствиями, когда через год у тебя все поломалось. Это не классно. Что ты улыбаешься? Там про меня гадость написали, да?

И. БАБЛОЯН: Нет, не про тебя, мне просто понравилось. «У меня рост 2 метра, и я стройная. Я покупаю любую вещь, которая под мой рост подойдет, даже если она очень дорогая».

А. РОГОВ: Ну, естественно. Это очень мило.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А тогда еще такой вопрос. Как ты считаешь, почему вот в модной индустрии такие имена, как Чипурин, Ахмадулина, Симачев, в очередной раз повторимся, они все-таки вызываю доверие, а бюджетные линии не вызывают доверия?

А. РОГОВ: Ну, во-первых, все зависит от позиционирования бренда. Это вещи с минимальным количеством повторений, это вещи, вполне возможно, в единичном экземпляре, это вещи, во время производства которых идет отслеживание качества товара и так далее, и тому подобное. И они все-таки себя позиционируют на довольно узкую аудиторию – на аудиторию, которая читает глянцевые журналы, аудиторию, которая может прийти в «Денис Симачев Бар» и одновременно подняться в магазин и купить себе футболку за 15 тысяч рублей. И, бесспорно, им доверяют…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Которая, кстати, не в единственном экземпляре там висит.

А. РОГОВ: Да. Но там какой-то определенный у них способ нанесения краски. Я с ребятами разговаривал, там вообще что-то суперневероятное. Но я Дениса Симачева не ношу, он немножко не в моем стиле. И все-таки эти люди, в принципе, тусуются с теми, кто является их потребителями, по большому счету. Чипурин имеет свой бар, куда приходят люди, которые, вполне вероятно, станут клиентами его Дома. В «Денис Симачев Бар» тоже кто-то приходит, и Алена Ахмадулина имеет какую-то тусовку вокруг себя, которая ее с удовольствием носит и покупает, поддерживает каким-то образом. Что касается дешевых каких-то мультибрендов, брендов, производящих трикотаж и что-то еще…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Как они рекламируются?

А. РОГОВ: Ну я бы не сказал, что им не доверяют. В «Села» прекрасно ходят люди, в «ТВОЕ» возле кассы гигантские очереди. Мы недавно заходили просто посмотреть трикотаж, какого он качества, реально очереди, человек по 15, в кассу. То есть я бы не сказал, что им не доверяют.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Они только рекламируются в своем сегменте? Я не видал даже рекламы их.

А. РОГОВ: Ну почему же? Они размещаются в журналах. Допустим, та же самая Кира Пластинина прекрасно рекламирует свою линию «Люблю» в глянце или линия «Кира Пластинина», которую, собственно, мы им рекламу снимали с моей командой. Они размещают в таких журналах, как «Упс», «Йес», естественно, для той аудитории, которая к ним придет. И «ТВОЕ» рекламируется, и в магазинах висят большие билборды…

И. БАБЛОЯН: Слушайте, а вообще главное, как я поняла, это все отлично пропиарить. Потому что вот я помню из последнего – футболки от Дениса Симачева, которые были сделаны для его дня рождения, абсолютно чудовищные. Но ходят в них по улице сотни людей.

А. РОГОВ: Конечно. Потому что это было приглашение в клуб.

Т. РОДНЯНСКАЯ: К сожалению, у нас время эфира нерезиновое. Еще раз повторю, у нас был Александр Рогов в гостях. Мы говорили о псевдоиностранных брендах. Совсем забыли посмотреть на часы. Я, Таня Роднянская, и Ира Баблоян. Это была программа «Zoom», через неделю услышимся. До свидания.

И. БАБЛОЯН: До свидания.

А. РОГОВ: Пока, пока. Спасибо большое.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире