'Вопросы к интервью
Т. РОДНЯНСКАЯ: Добрый вечер! В эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Zoom». Меня зовут Таня Роднянская и со мной моя коллега Ира Баблоян.

Материалы по теме

Что такое экстрим?

блажь
73%
спорт
24%
затрудняюсь ответить
3%


И. БАБЛОЯН: Доброй ночи!

Т. РОДНЯНСКАЯ: И сегодня мы говорим об экстремальных видах спорта. Мода на экстрим – есть ли такое. Сегодня в гостях у нашей программы – Петр Тюшкевич, чемпион мира по кайтсерфингу, заслуженный мастер спорта РФ. Вот так много регалий. Добрый вечер, Петя!

П. ТЮШКЕВИЧ: Здрасьте!

Т. РОДНЯНСКАЯ: Я вновь напоминаю, что у нас идет не только радиотрансляция, но и веб-трансляция. Вы можете смотреть за нашим эфиром, можете наблюдать за Петей, вот таким вот красавчиком. Сразу скажу всем девушкам, которые нас пока еще слушают: идите смотреть веб-трансляцию.

И. БАБЛОЯН: Как я перед эфиром сказала Тане: парень-серфер – это мечта.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Это сказала Ира, да. Итак, телефоны для ваших сообщений: 7-985-970-45-45. В течение эфира присылайте, пожалуйста, свои сообщения: вопросы, комментарии и все остальное.

И. БАБЛОЯН: Да, и еще в конце мы будем голосовать. В самом конце. А я хочу тебя спросить. Практически я озвучу нашу тему: почему же сейчас люди так тянутся к экстриму, и к тому же такому модному экстриму, наверное, как кайтсерфинг?

Т. РОДНЯНСКАЯ: И ко всем остальным видам спорта? Почему экстрим – это модно?

И. БАБЛОЯН: Все, от мала до велика: и губернаторы, и студенты, и менеджеры – все на свете.

П. ТЮШКЕВИЧ: Я думаю, что просто в обычной жизни людям немного не хватает адреналина. То есть все привыкли: дом-работа, работа-дом. Может быть, зал иногда, по праздникам. Поэтому когда люди пробуют что-то новое для себя, открывают какие-то ощущения, то действительно к этому привязываются и начинают потихонечку кататься, увлекаться сноубордом, кайтом. Поэтому это становится все более и более популярным сейчас.

И. БАБЛОЯН: Может быть, ты расскажешь, что такое кайтсерфинг? Для людей, которые не знают.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Что такое кайтсерфинг, что такое виндсерфинг. Чем они отличаются? Для тех, кто не в курсе.

П. ТЮШКЕВИЧ: Кайтсерфинг – это когда ты в руках держишь палку, с помощью которой управляешь парашютом, и едешь по воде, исполняешь какие-то трюки. То есть для этого волны не нужны. Многие думают, что для кайта нужна волна и ветер.

И. БАБЛОЯН: На самом деле нужен только ветер?

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, нужен только ветер и вода.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А волну нужны для серфа и для вейкборда?

П. ТЮШКЕВИЧ: Нет. Волны нужны только для серфинга, на самом деле. То есть в серфинге ты едешь только за счет волны. А на вейкборде ты едешь только за катером. То есть там волна…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Она же искусственно создается!

П. ТЮШКЕВИЧ: Она искусственно создается, но можно прыгать с воды также. То есть на самом деле волна не обязательна.

И. БАБЛОЯН: Это же жутко опасно!

П. ТЮШКЕВИЧ: В вейкборде на самом деле очень опасно. То есть падать очень больно.

И. БАБЛОЯН: А кайтсерфинг?

П. ТЮШКЕВИЧ: В кайтсерфинге тоже опасно. Потому что ты не просто сам едешь – ты взаимодействуешь со стихией. То есть и ветер бывает, и шторм, и какие-то большие волны. Поэтому опасно не просто потому, что ты сам упадешь, но и потому, что может куда-то понести или еще что-то. То есть спорт действительно экстремальный и достаточно опасный.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А если углубиться в тему модности, престижности спорта, из всех этих экстремальных видов спорта (зимние виды спорта, летние виды спорта – их сейчас огромное количество: на земле, на воде, на воздухе и т.д.), на твой взгляд, какие сейчас на пике популярности?

П. ТЮШКЕВИЧ: Я думаю, в этом году очень модно стало снова кататься на лыжах. Это первое. То есть раньше все катались на сноубордах. В этом году я поехал за долгое время…

И. БАБЛОЯН: Спад?

П. ТЮШКЕВИЧ: Я поехал в Финляндию покататься. И, по-моему, нас было на сноубордах всего несколько человек на горе. Раньше все катались, на лыжах кататься было не очень модно. Сейчас наоборот: все на лыжах, а на сноубордах всего несколько человек. И летом, конечно же, становится популярным кайтсерфинг. Раньше катались на виндсерфинге, но кайт намного более доступный для обычного человека. То есть намного проще научиться кататься. Поэтому многие становятся как раз-таки на кайт летом.

И. БАБЛОЯН: Мы перед эфиром с тобой разговаривали. И я спросила, катался ли ты на сноуборде вместе с кайтом (я даже не знаю, как это называется, честно говоря). Ты сказал, что нет. Хочешь?

П. ТЮШКЕВИЧ: Надо зимой. Называется сноу-кайтинг.

И. БАБЛОЯН: Сноу-кайтинг. Просто, все понятно.

П. ТЮШКЕВИЧ: На сноуборде или на лыжах по снегу. Честно говоря, ни разу не пробовал. К сожалению, последние четыре года я зимой практически не бывал в России. А до этого катался просто на сноуборде. И как-то все руки не доходили. Зимой и так холодно, на самом деле у нас. А если еще и дует, то как-то совсем прохладно.

И. БАБЛОЯН: То есть даже не хочется?

П. ТЮШКЕВИЧ: Честно говоря, совсем не хочется. Хотя многие катаются и действительно говорят, что это увлекательно и интересно.

И. БАБЛОЯН: Это очень экстремально.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Вот, кстати, ты уже упомянул тему того, что это доступно. Все-таки экстремальные виды спорта – есть такой стереотип – многие думают, что очень дорого. Каков минимальный бюджет для того, чтобы… Вот обычный человек хочет заняться, допустим, кайтсерфингом, чем занимаешься ты. Ему надо купить снаряжение, кайт, гидрик, если это надо, что-нибудь еще. Сколько надо платить…

И. БАБЛОЯН: Инструктору еще надо платить деньги.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Сколько денег для начала, минимальный бюджет, ему нужно для этого?

П. ТЮШКЕВИЧ: Я думаю, что минимальный бюджет, чтобы научиться кататься, — тысяча евро. Главное заблуждение у всех людей сейчас, что кайт – действительно дорогой вид спорта. Все считают, что для того, чтобы научиться кататься, надо ехать в Венесуэлу или куда-то еще подальше, где очень дорого, и там учиться на совершенно новом оборудовании. На самом деле, все намного проще. То есть сейчас оборудование на высоком уровне, и, чтобы научиться , тебе нужен какой-нибудь совсем не новый кайт, какая-нибудь старая доска и полететь в дешевый Египет, где ты за неделю уже научишься и будешь кататься и получать удовольствие. То есть это очень доступно. Ребята считали: на кайте кататься сейчас дешевле, чем на сноуборде.

И. БАБЛОЯН: А у нас в России, скажи, где-нибудь есть места, где можно было бы научиться?

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ты сказал: только Египет. А в России нельзя?

П. ТЮШКЕВИЧ: В России можно. Но, к сожалению, ветер у нас не очень стабильный, не очень устойчивый. Поэтому бывает такое, что ты поедешь куда-нибудь в Анапу и, к сожалению, будешь там неделю просто загорать на пляже. К сожалению, да!

И. БАБЛОЯН: Забьешь! Какой там, к чертовой матери, кайтсерфинг, да!

П. ТЮШКЕВИЧ: Те, кто хочет кататься и у кого отпуск, допустим, всего неделя, едут в места, где ты получишь ветер на сто процентов. Поэтому летят в Египет или Венесуэлу, где ты прилетаешь и всю неделю катаешься.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Но это для тех, кто просто хочет любительски покататься. А для спортсменов-профессионалов нужно регулярно тренироваться. Соответственно, как я понимаю, ты, такой загорелый, не в Москве и не в Питере тусуешься, да?

П. ТЮШКЕВИЧ: Хожу в солярий.

И. БАБЛОЯН: «Хожу в солярий»! Ну конечно!

П. ТЮШКЕВИЧ: Чтобы профессионально кататься — совсем другое дело. Ты не уезжаешь неделю куда-то и катаешься в свое удовольствие. Ты все свои тренировки проводишь где-то за границей, потому что в России кататься стабильно невозможно. И приходится гоняться за ветром. Под сезон все время переезжать с места на место. Ветер такая вещь, неустойчивая: дует то в одном месте, то в другом месте. Это все известно. И ты уже по прогнозам смотришь. Например, месяц где-то в Южной Африке. Потом знаешь, что, например, весной хорошо дует в Бразилии. Поэтому все спортсмены весной летят в Бразилию. Зимой – в Австралию: на всю зиму люди уезжают в Австралию. Поэтому весь год приходится переезжать. На самом деле, это достаточно тяжело. Многие ребята говорят: вот, везет тебе, ты сидишь где-то, где тепло, а у нас здесь зима. На самом деле…

И. БАБЛОЯН: Из окна океан виден!

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, из окна океан виден. На самом деле, не все так хорошо. Постоянные перелеты – это достаточно сложно. И когда они каждые две недели или каждый месяц. И меняется и погода, и время.

И. БАБЛОЯН: Разница во времени.

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, разница во времени. То есть к этому нужно привыкать. И за четыре года, конечно, достаточно тяжело.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А какие основные места для тренировки кайтеров?

П. ТЮШКЕВИЧ: Я думаю, что все сейчас летом ездят на Маврикий, потому что там сезон очень длинный. Сезон – это когда хорошие условия для катания, грубо говоря.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Прошу прощения, перебью. У меня друзья в ноябре или в октябре (если я не ошибаюсь) поехали в свадебное путешествие, как раз с целью покататься на кайте. Поехали они на Маврикий. Не было там ветра вообще. И все три недели они просидели смотря на черепах. Бывает и такое.

П. ТЮШКЕВИЧ: На самом деле, все может быть. Даже в самых стабильных местах. У меня было, что я прилетал в Венесуэлу тренироваться, и дует 99 процентов по всем прогнозам. И за месяц я катался один или два раза. То есть просто может быть такое, что пришел циклон. А, к сожалению, погоду прогнозировать очень тяжело. Поэтому бывают такие случаи, что ты планируешь какую-то поездку, очень ждешь, прилетаешь – и загораешь там месяц или две недели.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Зато в у нас в Москве сегодня очень сильный ветер, если было бы где кататься, можно было бы покататься. Предлагаю послушать комментарий Дмитрия Зеленина, губернатора Тверской области, который расскажет, как у него началось увлечение кайтсерфингом и к чему это привело.

ДМИТРИЙ ЗЕЛЕНИН: Меня привлекли к виндсерфингу еще в конце 90-х годов мои товарищи, которые подарили мне доску, подарили парус на день рождения и сказали, что это самый замечательный вид спорта. И я с ними согласился. И поехали мы в Турцию, в Алачати. И действительно, это замечательно место, чтобы начать заниматься виндсерфингом: очень хорошая акватория, мелко, психологически нетрудно. И за три дня можно освоить виндсерфинг и понимать, куда двигаться и как двигаться. А так, вид спорта этот, когда уже освоил более серьезные элементы, такие, как: инсард, петли, езда уже на скорости, на глиссировании, повороты, форд-винт и другие, — от этого уже получаешь великое удовольствие. И самое главное, места бюджетные не очень дорогие, где действительно можно с товарищами отдохнуть. Хороший ветер, волны. В общем-то привлекает прежде всего возможность увидеть природу и испытать силу человека, потому что ни мотора, ничего. Парус, доска и волны. Кайтсерфинг тогда развивался в меньшей степени. Он все-таки получил развитие в 2000 годы. Для виндсерфинга нужен ветер. Комфортный ветер – это где-то 12 узлов. Если, конечно, более тяжелые паруса и более большая доска, то это может быть и 9 узлов. А на кайте можно уже с 7 узлов кататься. Поэтому часто, когда ждешь ветер, нужно что-то такое, чтобы было аналогичное. Но кайтсерфинг, развившись, превратился в самостоятельный вид спорта, потому что изменилась материальная часть, стали совершенно другие технологии паруса, им легче стало управлять. Если на виндсерфинге учиться где-то 8-9 дней для такого понимания, когда на нем стоят, то кайтсерфинг – это три дня. И ты уже едешь, и ты уже понимаешь, что ты управляешь водой и, самое главное, парусом.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Вот сейчас Дмитрий Вадимович рассказала нам, как он увлекся кайтом. Скажи, я знаю, что у тебя есть уже ученики, ты уже преподаешь, кого-то учишь. Кто это был? Какие это ученики?

И. БАБЛОЯН: Селебритис, какие-нибудь.

П. ТЮШКЕВИЧ: К сожалению, я четыре года сейчас только выступал на соревнованиях. То есть тренировался, выступал на соревнованиях. И очень мало было времени уделить как раз-таки российскому спорту, российским спортсменам. В этом году я закончил соревнования, по крайней мере на этот год. Появилось свободное время, и уже была пробная поездка, чтобы сделать свой кайтлагерь. То есть поучить ребят. Это было в Египте, три недели назад. Очень понравилось. Мы делали это в паре с одним из лучших российских кайт-инструкторов Михаилом Соловейкиным. Он у нас такой теоретик. И у него действительно есть своя теория по обучению. И вот мы вместе с ним в паре учили 25-30 ребят. Было очень интересно, потому что действительно приятно, когда ты смотришь, кому-то что-то объясняешь. И у них получается, они радуются этому.

И. БАБЛОЯН: И ты радуешься.

П. ТЮШКЕВИЧ: И я радуюсь. Я смотрю: ребята поехали, машут такие, падают, им очень весело. И мне понравилось. Поэтому, я думаю, в этом году мы постараемся сделать больше каких-то таких кайтлагерей. То есть следующий будет с 1 по 10 мая на Маврикии. Это будет больше для российских людей.

И. БАБЛОЯН: А туда может попасть кто угодно?

П. ТЮШКЕВИЧ: Туда может попасть любой приехавший человек. Я буду давать уроки какие-то мастер-класса. И по продвинутому обучению, и по начальному обучению. Любой, кто приедет на Маврикий с 1 по 10 мая, обращайтесь!

И. БАБЛОЯН: Таня, полетели!

Т. РОДНЯНСКАЯ: Я так понимаю, что это недешевое удовольствие. Надо оплатить поездку на Маврикий, проживание плюс обучение и все-все-все на свете. Да?

П. ТЮШКЕВИЧ: Да. На самом деле, самое дорогое обычно – билет. Проживание всегда намного дешевле. Это еще одно заблуждение.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А обучение?

И. БАБЛОЯН: Можно жить на пляже.

П. ТЮШКЕВИЧ: Обучение тоже достаточно дорогое, потому что спорт новый и желающих действительно очень много.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Сейчас много желающих, да? А есть девочки, желающие заниматься экстримом?

П. ТЮШКЕВИЧ: Девочек много, которые катаются как раз-таки на кайте, а не на виндсерфинге. Потому что кайт — такой вид спорта, где тебе не нужны силовые качества. То есть если ты раньше никогда не занимался никаким видом спорта, даже на сноуборде не катался и в зал ни разу не ходил, то на кайте за 10 дней, аз 7 дней ты спокойно поедешь и будешь получать удовольствие. То есть ты не должен быть каким-то перекачанным или, грубо говоря, сильным.

И. БАБЛОЯН: Зеленин нам говорил: три дня!

Т. РОДНЯНСКАЯ: Вот мы сейчас прослушали комментарий Зеленина. А губернаторов ты обучал? Топ-менеджеров ты обучал?

П. ТЮШКЕВИЧ: Были известные ребята, которые катались. Даже сейчас очень много звезд, которые начинают кататься на кайте, потому что это спорт становится очень модным. И все не просто едут на пляж загорать, а уже едут и в свободное время катаются на кайтах.

Т. РОДНЯНСКАЯ: У нас на сайте мы разместили твое видео. И все желающие посмотреть его в том числе могли оставить комментарии. Был один из комментариев, что у нас страна северная, никакого кайтсерфинга у нас нет, что все мы врем и уж тем более чемпиона мира по этому виду спорта у нас быть не может. Давай мы разрушим этот стереотип. Расскажи, в каком состоянии у нас сейчас кайтсерфинг в России.

П. ТЮШКЕВИЧ: В России чемпионат проходит уже шесть лет. И многие думают, что это спорт такой неразвитый. На самом деле, на последних соревнованиях у нас участвовало около 60 спортсменов, то есть это уже мировой уровень. И, к сожалению, в Москве мест мало, где можно кататься. Но в Санкт-Петербурге ребята действительно увлекаются этим видом спорта. И в какой-то солнечный ветреный день на заливе, например, можно увидеть около ста человек, которые катаются. То есть народу действительно становится много. И некоторые иногда говорят, что лучше бы этот спорт меньше рекламировали, потому что на пляже появляется очень много людей.

Т. РОДНЯНСКАЯ: И много русских?

П. ТЮШКЕВИЧ: Как раз-таки русских! В Санкт-Петербург, на пляже, на заливе, или где-то на Ладоге около 100-150 кайтов одновременно в небе летает.

Т. РОДНЯНСКАЯ: То есть у нас много человек, которые могут себе позволить постоянные поездки – я правильно понимаю?

П. ТЮШКЕВИЧ: На самом деле, чтобы кататься на кайте, не нужно куда-то постоянно выезжать. Достаточно поездки куда-то в Египет один раз в год. Или же, если есть ветер, кататься на домашнем пляже: в Зеленогорске, или на Ладоге, или на разливе в Санкт-Петербурге.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А как ты считаешь, нужно еще больше развивать этот вид спорта в России. И если да – то каким способом?

П. ТЮШКЕВИЧ: Я думаю, что развивать, кончено же, нужно, потому что у нас есть перспективные спортсмены – ребята, которые тянутся на мировой уровень, которым просто немного не хватает знаний и опыта пока что. Но были уже попытки некоторых спортсменов поехать на мировые соревнования. Ребята пока не дотягивают до, грубо говоря, лучшей десятки, но катаются на хорошем уровне. И в этом году мы постараемся подготовить несколько спортсменов, которые уже через год или в следующем году постараются выступить и показать хороший результат.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Я предлагаю сейчас послушать второй комментарий от Дмитрия Вадимовича Зеленина, который расскажет, что, на его взгляд, нужно сделать для того, чтобы развивать кайтсерфинг в России.

ДМИТРИЙ ЗЕЛЕНИН: Государство должно оказывать содействие школам. Петр – самородок, который продвинул себя, сделал себя не только увлекающимся кайтсерфингом человеком, но и спортсменом. Спортсменом с большой буквы, потому что завоевание этого звания много стоит. Государство, регионы должны развивать массовый спот. Конечно же, министерство и правительство должно поддерживать спорт высших достижений. Даже если этот вид спорта не олимпийский. Массовый же спорт развивается там, где есть акватория. Мест, где дует ветер, где хороший выход на воду, немного. Внимательное отношение регионов и муниципалитета к этим местам – помощь просто для малейшего точка. А дальше энтузиасты, конечно, это все разовьют. Я вот как председатель наблюдательного Федерации парусного спорта и кайтсерфинга хочу сказать, что как массовый вид спорта кайтсерфинг развивается во многих регионах. Многие люди увлекаются. Это проще, чем парусный спорт. Многие из тех, кто добились результатов в кайтсерфинге, в виндсерфинге приходят в парусный спот и становятся хорошими спортсменами. Но все эти виды спорта сейчас в разных регионах двигаются параллельно. Самое главное, чтобы молодое наше поколение занималось спортом и стремилось к тому, чтобы овладеть и техническими навыками, и быть просто мобильными, спортивными, здоровыми.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Вот сейчас Дмитрий Вадимович рассказал, что нужна господдержка. Ты чувствуешь господдержку? Она есть? Честно!

П. ТЮШКЕВИЧ: К сожалению, господдержки нету потому, что, я думаю, кайт пока не олимпийский вид спорта и скорее всего на втором плане. Хотя в ближайшем будущем, скорее всего уже на следующих олимпийских играх, он станет олимпийским видом спорта и будет выделяться господдержка уже.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Серьезно? Он может стать олимпийским видом спорта?

П. ТЮШКЕВИЧ: Уже планируют на следующих играх сделать его олимпийским. То есть уже скоро.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Отлично!

И. БАБЛОЯН: Вот мы только что ответили на ваш вопрос. У нас спрашивали, есть ли какие-нибудь шансы у кайтсерфинга попасть в олимпийскую программу.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А как насчет остальных экстремальных видов спорта? Как думаешь, еще что-то может войти в олимпийскую программу?

П. ТЮШКЕВИЧ: Уже, по-моему второй год, проходит сноуборд как раз-таки как олимпийский вид спорта. И виндсерфинг, гонки, уже очень много лет проходят соревнования. К сожалению, мы их не часто видим по телевизору или еще где-то, но он входит в состав олимпийских видов спорта.

Т. РОДНЯНСКАЯ: И вот, к сожалению, пока в таких видах спорта мы не выигрываем?

П. ТЮШКЕВИЧ: Да. К сожалению, у нас пока нет российских спортсменов. Хотя я точно знаю, что готовятся молодые ребята по виндсерфингу. К сожалению, не помню имени, но есть молодой спортсмен, которого я встретил в Египте в этом году. Он один из немногих попал. Он прошел квалификацию на олимпийские гонки. То есть он будет участвовать как молодой спортсмен на следующих играх.

Т. РОДНЯНСКАЯ: У нас есть вопрос: «Чем ваш гость зарабатывает себе на жизнь? И когда это происходит?». Скажи, пожалуйста, как оплачивается работа чемпиона мира по кайтсерфингу и заслуженного мастера спорта?

П. ТЮШКЕВИЧ: Я думаю, что на спорте очень тяжело заработать на всю жизнь. Возможно оплачивать свои поездки, жить за счет спонсоров.

И. БАБЛОЯН: А я всегда думала: вот стал чемпионом мира, получил огромное количество денег и можно больше не работать.

П. ТЮШКЕВИЧ: Я раньше тоже так думал. Когда стал заниматься, думал: вот стану чемпионом мира и потом буду отдыхать и ничего не делать до конца жизни.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Но вы заблуждались

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, к сожалению, да. Во время соревнования я понял, что такого не произойдет. И этот вопрос стоит перед каждым спортсменом, который профессионально занимается, то есть уделяет все свое время всю свою молодость (или не молодость) спорту. И когда ты заканчиваешь, ты попадаешь в такой момент, когда думаешь: а что дальше? Вот ты выиграл чемпионат мира – и что делать дальше? Вот это самое сложно, я думаю: для себя понять, чем дальше заниматься.

И. БАБЛОЯН: А какое у тебя образование?

П. ТЮШКЕВИЧ: Я сейчас учусь на историка в Санкт-Петербургском государственном университете.

И. БАБЛОЯН: Вот так!

Т. РОДНЯНСКАЯ: Историк-спортсмен! Отлично!

П. ТЮШКЕВИЧ: Да. Я буду историком в дальнейшем. Не уверен, что я захочу связать свою жизнь с историей, хотя я ее очень люблю, но сейчас учусь на историка.

И. БАБЛОЯН: Жалко, что не в педагогическом.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Вот кстати, предлагаю тогда обратиться к истории. Расскажи, как и где, каким образом зарождался современный экстрим. Какова его культура? Раньше вообще не было такого понятия — экстремальные виды спорта. Откуда вообще такое получилось?

П. ТЮШКЕВИЧ: Вообще экстрим пошел с серфинга. То есть сначала появился серфинг. Это первый экстремальный вид спорта. После чего ребята стали кататься потихонечку на скейтбордах, затем на сноубордах.

И. БАБЛОЯН: А скейтборды это тоже экстремальный вид спорта?

П. ТЮШКЕВИЧ: Скейтборд — да. Это очень экстремальный вид спорта.

Т. РОДНЯНСКАЯ: И ролики туда же?

П. ТЮШКЕВИЧ: И ролики туда же.

И. БАБЛОЯН: У нас здесь катаются на Новом Арбате все время.

П. ТЮШКЕВИЧ: На самом деле, скейтборд считается одним из самых сложных видов спорта из экстремальных. Он тоже травматичен, но очень сложен технически.

И. БАБЛОЯН: Это когда ты делал оле?

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, есть такой трюк.

И. БАБЛОЯН: Самый простой, наверное.

Т. РОДНЯНСКАЯ: И как же это все развивалось?

П. ТЮШКЕВИЧ: Сначала появился серфинг, ребята смотрели на серфинг. И уже сначала пытались на скейтбордах повторить те же движения, что и на серфинге. То есть появились вот эти большие доски, так называемые лонборды. Сейчас на них тоже очень модно кататься. Я в Москве видел несколько ребят, которые просто по дороге ехали на этих лонбордах. Это как серфовая доска, только на колесиках. И ребята едут, пытаясь повторить движения на волнах. То есть сначала появились вот эти доски. Затем потихонечку они становились все меньше, меньше и меньше. И люди начали на них пытаться прыгать и делать какие-то элементы.

И. БАБЛОЯН: А затем появился фингерборд.

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, все дошло до фингердорба. Для людей, которые сидят дома и уже спокойно катаются…

И. БАБЛОЯН: Двумя пальцами катаются!

П. ТЮШКЕВИЧ: Очень безопасно: сидят и делают такие же трюки.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Или играют в компьютерные игры. А тебе не кажется, что у нас произошла реформа экстремального спорта. Сначала считались экстремальными видами спорта бокс, борьба, карате. Все боевые виды спорта считались в какой-то степени экстремальными. А сейчас все это выведено в отдельную группу под названием «боевые виды спорта». Но экстремальные виды спорта сейчас ассоциируются с сноубордом, кайтсерфингом и отсальными. Как ты думаешь, почему произошла такая реформа? Появились еще более опасные виды спорта?

П. ТЮШКЕВИЧ: Я думаю, что просто какое-то время, 10 лет назад, в России очень тяжело даже было купить скейтборд: он очень неразвит был. Это все начиналось в Америке и потом потихонечку, очень медленно шло в Россию. На тот момент в России просто не было других видов спорта. Были беговые лыжи, например, и бокс. И все занимались боксом или на лыжах бегали.

И. БАБЛОЯН: Футбол!

П. ТЮШКЕВИЧ: Футбол, кстати, тоже очень экстремальный вид спорта.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А вот, кстати, как можно определить: экстремальный вид спорта / не экстремальный вид спорта? По степени опасности?

П. ТЮШКЕВИЧ: Скорее… Ну да, по степени опасности. По адреналину, который, ты, может быть, получаешь во время занятий. Футбол занимает первое место по травматичности. Я однажды лежал в больнице, и весь этаж был забит футболистами. Не сноубордистами, не лыжниками – а как раз все были футболистами. Он считается экстремальным видом спорта.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Раз уж мы заговорили об истории, давайте сделаем небольшой экскурс в историю. Послушаем Демянского Кирилла Александровича, заслуженного тренера СССР, старшего тренера отделения мотоспорта Городского дворца творчества юных. Он нам расскажет о мотоспорте.

КИРИЛЛ ДЕМЯНСКИЙ: Маленьким мальчиком я пришел в замечательный наш ленинградский дворец пионеров заниматься в фотокружке. Мне было 14 лет. Занимаясь в фотокружке, я увидел, что во дворце пионером ездят на мотоциклах. Конечно, это понравилось. Это были первые послевоенные годы, мотоцикл был в диковинку. Для мальчишки, который интересовался техникой, спортом – для меня – это было чрезвычайно интересно. Тем более своих мотоциклов не было. Велосипеда и то не было. Увидев мотоцикл, любой нормальный мальчишка увлечется. И я, так же, как и все остальные, с удовольствием занимался. (НЕРАЗБОРЧИВО). При хорошей организации, при хорошем, правильном подходе, при правильном обучении мотоспорт не является таким уж опасным и страшным. Надо просто серьезно к этому подходить. Особенно в обучении молодых спортсменов. Мотоспорт – один из очень дорогостоящих видов. Будет развита экономика, будут люди гораздо лучше жить, чем сейчас – мотоспорт будет доступен. Тогда и массовость будет, больше молодежи придет и больше способных ребят мы сможем выделить. Фристайл. Вот к этому виду спорта я отношусь отрицательно. Я считаю, что он вреден просто даже для молодежи, потому что вот этот экстремализм очень опасен для людей. Фристайл Я называю это мотоциклетным дуракавалянием.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Кирилл Александрович нам сейчас сказал о том, что некоторые «выкрутасы», как он сказал, он не считает видом спорта. И экстремальный фристайл на мотоциклах, что сейчас называется, когда они там прыгают, перепрыгивают, переворачиваются, делают всякие трюки, это дуракаваляние. Как ты отреагируешь на такое мнение?

П. ТЮШКЕВИЧ: Я думаю, что есть разные виды фристайла. Раньше фристайл был для такой маленькой группы людей, которые вместе тусовались и гнули какую-то свою линию: прыгали трюки, убивались через одного, но все равно продолжали придумывать что-то новое. Но без фристайла не может быть и прогресса. Ребята гоняются и гоняются уже сто лет. Но фристайл как раз-таки двигает спорт вперед: он раздвигает какие-то новые границы, показывает, на что человек может быть способен и к чему это все идет. Фристайл очень важен. Это не дуракаваляние, а уже спорт.

И. БАБЛОЯН: Кстати, Петя, а у тебя есть свои трюки? То, что ты сам выдумал и вот показываешь сам.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Трюки Тюшкевича!

П. ТЮШКЕВИЧ: Названия у нас никто не придумывает. Нет такого, что ты придумал какой-то элемент и дал ему свое название.

И. БАБЛОЯН: А дай свою фамилию – и все!

П. ТЮШКЕВИЧ: Но есть какие-то элементы, которые никто в мире не делает.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Так назови это трюком Тюшкевича!

П. ТЮШКЕВИЧ: Ну, не знаю…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Мы тебе идею подали! Я предлагаю нашим слушателям проголосовать. Это будет интерактивное голосование. И вопрос предельно прост: как вы считаете, экстрим это спорт или блажь? Если вы считаете, что экстрим – это спорт, ваш номер 660-06-64, если вы считаете, что экстремальные виды спорта это всего лишь блажь, тогда звоните по номеру 660-06-65.

И. БАБЛОЯН: А я повторю вопрос для голосования: экстрим это спорт или блажь. Если вы считаете, что это спорт, то набирайте номер 660-06-64. Если вы считаете, что это блажь, набирайте номер 660-06-65. Голосование уже идет.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Итак, твое мнение мы, конечно, понимаем, но давай ты его обоснуешь: спорт или блажь.

П. ТЮШКЕВИЧ: Я считаю, что экстрим – это спорт. Потому что, как и в других видах спорта, здесь есть что-то новое. Чтобы развивать себя, ты должен этим заниматься. Это не так, что приехал, один раз покатался и все. Не экстремальный вид спорта отличается тем, что ты поиграл в футбол и пошел спокойно домой. На мотоцикле или на кайте, если ты один раз просто покатался, можно получить какую-то травму. Если ты хочешь развиваться и кататься безопасно, нужно действительно этим заниматься. Не просто один раз покататься, а увлекаться так, более углубленно.

И. БАБЛОЯН: Здорово! А я, пока у нас идет голосование, хотела у тебя спросить: ты, насколько нам известно, играешь на гитаре.

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, на самом деле я играю на гитаре. Сразу признаюсь, что меня в детстве не взяли в музыкальную школу.

И. БАБЛОЯН: Почему?

П. ТЮШКЕВИЧ: Как и у всех родители, я думаю, хотят отдать своих детей в музыку.

И. БАБЛОЯН: Шесть лет твоей жизни.

П. ТЮШКЕВИЧ: Да?

И. БАБЛОЯН: Да, фортепиано.

П. ТЮШКЕВИЧ: Вот меня хотели отдать в музыкальную школу, когда я был маленький, но она была достаточно крутой, и туда шли дети с какой-то подготовкой уже. Меня туда не взяли. Сказали, что если я и буду играть на барабане, то с трудом. Поэтому идея заниматься музыкой…

И. БАБЛОЯН: Жаль, что ты не взял с собой гитару.

П. ТЮШКЕВИЧ: Тогда я не играл на гитаре. У меня желание заниматься музыкой сразу отпало, и родители успокоились: ну, не будет играть на пианино. Но в дальнейшем мне все время нравилась гитарная музыка, я слушал такой рок. Я просто купил гитару и стал потихонечку сам учиться. И сейчас играю в маленькой группе, которая называется The Angels.Это санкт-петербургская небольшая группа. Мы пока не выступаем, только репетируем. Но, к сожалению, из-за того что все занимаются своими делами (кто-то учится, я вот путешествую все время), очень тяжело найти время, чтобы что-то записать и выступить, подготовиться к выступлению.

И. БАБЛОЯН: А что вы играете?

П. ТЮШКЕВИЧ: Мы играем такой английский рок. Более такой легкий, с добавлением электронной музыки. Мой лучший друг, солист Егор, диджей профессиональный, то есть он живет игрой. Он пишет свою музыку, и мы пытаемся сделать такую электронно-гитарную музыку вместе.

И. БАБЛОЯН: А я остановлю наше голосование. Результаты такие: 55% наших слушателей считает, что это спорт. И 45% считают, что это блажь. Честно говоря, я думала, что разрыв будет больше.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Всего лишь половина на половину.

И. БАБЛОЯН: Да.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Не могут определиться: либо спорт, либо блажь. Но все-таки хорошо, хотя бы небольшой прорыв.

И. БАБЛОЯН: Да, для многих, я вам скажу, это жизнь целая.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Да, давай перейдем тогда еще и к материальным вопросам. Для хорошего спортсмена, чтобы путешествовать и тренироваться регулярно, естественно нужны деньги. Опять придется вернуться к вопросу денег. У хорошего спортсмена, как правило, есть спонсоры. Что нужно сделать спортсмену, помимо того что быть успешным, для того чтобы у него появились спонсоры. А может быть, даже чтоб от спонсоров не было отбоя, как у тебя, из которых ты выбираешь.

П. ТЮШКЕВИЧ: Я думаю, чтобы найти спонсоров не обязательно очень хорошо кататься. Конечно же, нужно показывать достойный уровень, но в первую очередь нужно, во-первых, представлять спорт хорошо, то есть в правильном свете. Во-вторых, надо быть яркой личностью. У нас есть ребята, которые, например, в мировых соревнованиях не участвуют, но у них в два раза больше спонсоров, в два раза больше покрытий, чем у спортсменов, потому что они так называемые шоумены. То есть они работают на публику.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Харизматичные.

П. ТЮШКЕВИЧ: Харизматичные. И они работают на публику: показывают какие-то простые, но очень красивые элементы, которые людям очень нравятся. И у них намного больше спонсоров, то есть они больше живут в этой теме.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Как это иногда происходит с теми же теннисистами, когда теннисист ходит в какой-то совершенно сумасшедшей форме или делает сумасшедшую прическу и таким образом привлекает к себе внимание.

И. БАБЛОЯН: Или кричит постоянно.

П. ТЮШКЕВИЧ: То есть ты должен как-то выделяться. То есть, например, если 300 кайтеров катаются, то тебя должно быть как-то видно на их фоне. То есть ты должен или очень хорошо кататься, или делать что-то, чтобы тебя заметили, грубо говоря. Например, кричать громко или еще что-то такое, чего не делают остальные ребята, может быть падать сильно.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Быть медийным и известным. Получается такой замкнутый круг. Если у тебя есть спонсор – он тебя снимает, делает лицом своей компании, он тебя везде ротирует. Если у тебя нет спонсора, ты, вроде как, хочешь этого добиться. Тоже не получается быть известным, потому что тебя нигде не снимают, никуда не приглашают. Но все-таки у тебя спонсоры есть?

П. ТЮШКЕВИЧ: Да.

Т. РОДНЯНСКАЯ: У нас были вопросы: кто оплачивает все твои переезды. Этим занимаются спонсоры, правильно?

П. ТЮШКЕВИЧ: Да. Есть определенный бюджет, который делится на весь год. А год делится на два периода: тренировочный и соревновательный. И до начала сезона есть определенный бюджет, который делится на спортсмена. И он уже его распределяет, как он хочет. Он может распределить на какие-то фотосъемки по контракту. Или, например, на соревнованиях. То есть ты уже смотришь, куда ты хочешь поехать. Или, например, если спонсор хочет, чтобы ты выступал, ты едешь на определенный этап. Выбираешь этап, где у тебя больше шансов выиграть и едешь именно туда.

И. БАБЛОЯН: А я вот хотела у тебя спросить. Я читала в каком-то интервью твоем, что… Вот сейчас ты чемпион мира, это понятно. Я даже не буду спрашивать, сложно это или не сложно. Естественно, что это сложно и физически и так. Но ты писал, что огромные проблемы с судейством, что очень сложно, что из России и вообще какое-то предвзятое отношение. Правда, такое существует?

П. ТЮШКЕВИЧ: С судейством действительно большие проблемы были, потому что, когда российский спортсмен попадает на подиум в таких видах спорта, как серфинг…

И. БАБЛОЯН: Где не особо развито.

П. ТЮШКЕВИЧ: Да. И в России, например, на кайте достаточно мало народу катается, и этот вид спорта вообще никак не подходит России. Люди думают до сих пор, что в России круглый год зима. А тут раз — и спортсмен выигрывает чемпионат мира как раз-таки по кайтсерфингу, где нужно круглый год проводить у океана.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Это все равно что житель Нигерии выиграет в хоккей.

П. ТЮШКЕВИЧ: Да. Поэтому они просто не понимают, как такое может быть. Поэтому потребовалось достаточно много времени, чтобы доказать, что действительно я хорошо катаюсь и могу кататься на мировом уровне.

И. БАБЛОЯН: Вот, теперь вы видите! Молодец!

Т. РОДНЯНСКАЯ: Все-таки утвердил себя. Были какие-то страшные травмы?

П. ТЮШКЕВИЧ: В кайте или вообще, в других видах спорта?

Т. РОДНЯНСКАЯ: А вообще значит были и в разных видах спорта?

П. ТЮШКЕВИЧ: Вообще травм было много, потому что я с детства занимаюсь разными видами спорта.

И. БАБЛОЯН: А с чего начинал?

П. ТЮШКЕВИЧ: Начал кататься на сноуборде в пять лет.

И. БАБЛОЯН: В пять лет?!

П. ТЮШКЕВИЧ: В пять лет меня поставили на сноуборд.

И. БАБЛОЯН: А где? Не помнишь где?

Т. РОДНЯНСКАЯ Пять лет. Такой быстрый математический подсчет: это начало 90-х, а в начале 90-х о сноуборде мало кто слышал.

И. БАБЛОЯН: Вот я и спрашиваю.

П. ТЮШКЕВИЧ: Сноубордистов действительно было очень мало. Мы поехали в Финляндию, на какой-то далекий-далекий курорт.

Т. РОДНЯНСКАЯ: У тебя очень продвинутые родители?

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, у меня мама и папа катаются на сноубордах. И все время были за спорт. У меня папа на виндсерфинге катается, кайт тоже пробует. На сноуборде он один из первых в Петербурге начинал кататься. И я попробовал в пять лет в Финляндии, когда не было ни детских досок, ни ботинок – вообще ничего. И потихонечку катался. Тогда детей нас всего несколько человек в России было. И даже пробовал участвовать в соревнованиях, показывал какие-то хорошие результаты лет в 12-13. Но из-за большого количества травм и учения в школе времени тренироваться было мало, поэтому карьера сноубордиста не сложилась. Одновременно я занимался другими видами спорта: мотокросс, вейкборд, поэтому травм было действительно очень много.

И. БАБЛОЯН: Скажи, а кайтсерфинг это очень опасно?

П. ТЮШКЕВИЧ: Вообще кайт может быть очень опасен, да. На каждом кайте написано, что он может привести к летальному исходу, грубо говоря. Потому что если ты прыгаешь до 15 метров в высоту и при этом летишь на 50 км. ч…

И. БАБЛОЯН: То есть с самого начала ты подписываешься на то, что…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Если ты упадешь, то будет такой удар, что все равно что об асфальт упадешь?

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, вода не чувствуется, потому что если ты падаешь, то падаешь как будто на землю. Очень часто люди ломают что-то. Можно ударится и о камни или на пляж вылететь. Поэтому если ты не знаешь, как кататься или нет у тебя хорошего инструктора, то лучше, конечно, сначала обратиться в какую-то хорошую школу, чтобы тебе показали все меры предосторожности. Если ты хочешь знать, что спорт на самом деле не такой опасный, что если ты все учитываешь, то кататься безопасно.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А как у нас с хорошими инструкторами? У нас в России, чтобы развивать эти виды спорта, есть хорошие инструкторы? Как насчет тренеров?

П. ТЮШКЕВИЧ: Сейчас в России появилось очень много инструкторов. И есть и хорошие, и плохие, потому что спорт становится массовым. Ребята, которые хотят научиться, обращаются к первому попавшемуся человеку.

Т. РОДНЯНСКАЯ: И хотят, естественно, подешевле.

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, подешевле. Он толком не может научить их, как кататься и как безопаснее. Поэтому лучше сначала на безопасности не экономить, найти хорошего инструктора, у которого есть так называемый сертификат инструктора, который показывает, что он сдал определенные экзамены и знает, кататься, как учить людей, поэтому лучше сначала пойти к такому человеку.

Т. РОДНЯНСКАЯ А как же определить профессионала? По диплому?

П. ТЮШКЕВИЧ: Во-первых, да. Сейчас ест определенные карточки, которые называются «айкио».

Т. РОДНЯНСКАЯ: Их нельзя подделать, как все у нас в стране.

П. ТЮШКЕВИЧ: Их достаточно тяжело подделать, и, я думаю, что пока их не подделывают. Поэтому требуйте эту карточку инструктора. Если он ее показал, то он может учить. На самом деле, у нас инструктора все известные. В интернете как раз очень много информации по самым лучшим инструкторам. И если ты хочешь научиться, достаточно в интернете набрать «кайтсерфинг», и там все видно.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А ты не замечал ли такую тенденцию: если много наших сограждан ездят в другие страны тренироваться или даже один раз попробовать кайтсерфинг, и им это понравилось, и они думают: «Вау, Клево, надо купить здесь недвижимость, чтобы приезжать на лето и тренироваться регулярно». Нет еще такой тенденции, что наши покупают недвижимость рядом с морем, с океаном, чтобы там быть постоянно?

П. ТЮШКЕВИЧ: Такое действительно сейчас случается, и я видел в нескольких местах. Я видел на Маврикии ребята покупали какие-то дома и оставались там жить. Очень часто такое происходит на Бали, потому что серфинг тоже становится модным. Это достаточно доступное место. У меня друг продал машину и уехал на Бали жить на целый год.

И. БАБЛОЯН: Что же за машина такая была!

Т. РОДНЯНСКАЯ: Там, конечно, цены на недвижимость несравнимы с московскими.

П. ТЮШКЕВИЧ: Там все намного дешевле. У него была простая машина. И он на эти деньги жил целый год и радовался. Сейчас он сюда вернулся и начинает работать.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Арендовал дом на эти деньги?

П. ТЮШКЕВИЧ: Да-да, арендовал квартиру или маленький домик и жил целый год там спокойно, катался в свое удовольствие.

И. БАБЛОЯН: Пойду завтра продавать машину.

П. ТЮШКЕВИЧ: В Доминикане сейчас очень часто такое бывает, что приезжают ребята, покупают там землю, недвижимость. Сейчас там, по-моему, дают визу за это. И они живут там, катаются. У меня несколько знакомых уехали туда жить.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А где тебе больше всего нравится кататься?

П. ТЮШКЕВИЧ: Мне больше всего нравится на Маврикии. Там я последние 4 года. Там атмосфера более благоприятная для проживания. Там нет жары, криминала на пляжах. Ты действительно живешь в таком раю: все очень красиво, тепло. И очень хорошо тренироваться к соревнованиям, потому что там есть разные условия. Ты приезжаешь, сезон достаточно длинный, и ты катаешься в совершенно разных условиях. Там одни из самых лучших волн во всем мире.

Т. РОДНЯНСКАЯ: И ведь жизнь, например экстремала-кайтсерфера в данном случае, очень положительна в том смысле, что ты ездишь, путешествуешь, знакомишься с разными странами, с разными культурами. Ведь наверняка, пока нет ветра, пока вы не катаетесь, ты ходишь (я надеюсь, ходишь!) по всяким экскурсиям, знакомишься со страной.

П. ТЮШКЕВИЧ: Конечно, знакомлюсь со страной. Но честно признаюсь, на Маврикии, я там живу 4 года, есть такие места, где я пока еще не был. Это такие места, которые обязательно надо посетить. Если ты приехал и ходишь по экскурсиям, обычно туда людей отправляют на автобусах. Но вот там я пока еще ни разу не был. И каждый раз, отправляясь туда, все собираюсь поехать, но времени не хватает.

И. БАБЛОЯН: Но ты живешь, наверное, на берегу, из окна океан?

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, живешь на пляже, из окна океан, поэтому…

И. БАБЛОЯН: Стереотипы или правда так?

П. ТЮШКЕВИЧ: Такое действительно есть: из окна видно океан.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Алексей Баранов из Москвы прислал нам на сайт вопрос для тебя: «Сейчас весь ветреный Египет забит россиянами, и там бизнес процветает. На мой взгляд, одно только маловетрие, в прямом смысле, не может целиком влиять на неспособность развития спортивного движения молодежи. Ведь можно же при всех этих станциях и центрах России делать спортбазы по другим спортивным дисциплинам». Ты согласен?

П. ТЮШКЕВИЧ: На самом деле, да. Полностью согласен.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ведь мы действительно получается так, что увозим все деньги в Египет.

П. ТЮШКЕВИЧ: Просто в Египет ты приезжаешь и получаешь там ветер. Ты можешь построить кайтбазу где-то в другом месте, но она будет стоять, потому что просто не будет ветра. И она по большому счету будет не нужна.

Т. РОДНЯНСКАЯ А как насчет технологий 21 века: можно будет каким-то образом создать искусственный ветер, встать на обычное озеро в Подмосковье или пруд в Москве и там тренироваться?

П. ТЮШКЕВИЧ: С кайтом это сделать тяжело, хотя точно знаю, что в Париже соревнования проходят по виндсерфингу в зале, где они ставят большие вентиляторы и катаются на виндсерфинге там. Там проходят гонки, прыжки различные.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Внутри здания?

П. ТЮШКЕВИЧ: Внутри, да. На стадионе. Они занимают большой бассейн и на виндсерфингах там катаются. С кайтом это немного тяжелее, потому что тут строго 25 метров, поэтому вентиляторы действительно должны быть очень большие. Хотя, я думаю, такое возможно.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Да уж. Ну что ж, будем работать для этого.

И. БАБЛОЯН: А я знаешь, что хотела у тебя спросить. Даже не спросить, а такое напутственное слово всем, кто тебя слушает: что ты можешь посоветовать начинающим кайтсерферам?

Т. РОДНЯНСКАЯ: Или вообще людям, увлекающимся экстремальными видами спорта.

П. ТЮШКЕВИЧ: Я думаю, что в любом экстремальном виде спорта самое главное – правила безопасности. Многие один раз попробуют, упадут и скажут: нет, мне это не нужно, это слишком опасно. Если же ты все предусматриваешь, то это не столько опасно, сколько очень интересно и увлекательно. Такой адреналин. Ты летишь по воде, все очень красиво: волны, ветер. Поэтому сначала прочитайте все инструкции, а потом катайтесь на кайте.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Как бы ты выделил тех людей, которые стремятся к экстриму? Им не хватает чего-то невозможного, чего-то сумасшедшего, опасности?

И. БАБЛОЯН: Мне кажется, у нас на улицах и так очень много экстрима

Т. РОДНЯНСКАЯ: У нас, может быть, заполонены офисы наши?

П. ТЮШКЕВИЧ: Я думаю, что просто людям обыденность вот эта, которая каждый день… Ты стоишь целыми днями в пробке, серость такая. Им надоедает, поэтому они, однажды побывав в такой атмосфере пляжной, где все радуются, все улыбаются, уйма эмоций, адреналин. Побывав один раз там, они просто заражаются и хотят большего и большего получать. Поэтому как раз уезжают в места такие, как Бали или Египет.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ты почти круглый год находишься как раз в теплых странах. Наверное, когда приезжаешь в северный Питер свой родной, вообще мерзнешь?

П. ТЮШКЕВИЧ: На самом деле, да. Я перехожу от кайта к холоду. Хотя раньше, например, когда был маленьким, мы катались на сноубордах при минус 30, минус 35 даже. Сейчас я при минус 25 не выходу на улицу.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А бывает такое, что есть какие-то профессиональные спортсмены, которые сочетают несколько экстремальных видом спорта? Одновременно он катается на роликах, на вейке, на кайте? Или это невозможно?

П. ТЮШКЕВИЧ: Такие спортсмены есть. Например, как Шон Вайт. Он же был, по-моему, чемпионом мира по сноуборду и по скейтборду одновременно. Поэтому такие есть. Но очень тяжело держать себя в форме в разных видах спорта. Если ты уделяешь все время одному виду спорта, то на другой просто не хватает времени.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А это возможно вообще, переключиться быстро на другой вид спорта?

П. ТЮШКЕВИЧ: Вообще возможно. Я раньше катался, я был чемпионом России по вейкборду на лебедке. В 14 лет среди взрослых.

Т. РОДНЯНСКАЯ: В 14 лет!?

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, в 14 лет.

И. БАБЛОЯН: Среди взрослых!

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, в 14 лет по России. И до этого я катался в российской команде по мотокроссу. То есть я переключался с одного вида спорта на другой достаточно быстро. Если тебе интересно и увлекательно, то ты достаточно быстро переключаешься.

Т. РОДНЯНСКАЯ: С водного на наземный.

И. БАБЛОЯН: Нам пришел вопрос такой: «Каковы шансы наших спортсменов на международных этапах? Например, Сергей Бельмесов»?

П. ТЮШКЕВИЧ: Сергей Бельмесов уже, по-моему, двукратный чемпион России. И в этом году он собирается поехать на Канарские острова участвовать в мировых этапах. Я думаю, что у него хорошие шансы попасть в десятку, потому что этой зимой он очень усиленно тренировался. Я думаю, что если он хорошо подготовится сейчас весной, то сможет занять какие-то хорошие места на мировых соревнованиях.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А вообще как ты расцениваешь шансы наших спортсменов?

П. ТЮШКЕВИЧ: Я думаю, что если российские ребята потренируются серьезно, то легко смогут занимать призовые места на мировых соревнованиях, потому что уровень уже очень высокий, ребят молодых появляется много. Просто некоторым немного не хватает знаний и тренировок. Поэтому они не могут добрать до мирового уровня, хотя катаются очень хорошо.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Не все, как я понимаю, начинают так рано, как это делал ты.

И. БАБЛОЯН: Кстати, да. Я вот хотела спросить, с какого возраста можно начинать, как ты думаешь, заниматься?

П. ТЮШКЕВИЧ: В России спорт достаточно новый, поэтому ребята начинают кататься в более зрелом возрасте. Хотя, например, я на Гавайях видел…

Т. РОДНЯНСКАЯ: Не у всех такие продвинутые родители, как у тебя.

П. ТЮШКЕВИЧ: Многим да, родители не разрешают сначала. Хотя, например, на Гавайях или в Испании кто-то катается с 6-7 лет. То есть они идут в школу и после школя катаются. У них уже это целая культура. То есть если у нас раньше после школы все идут в футбол играть или на бокс, то они после школы идут и катаются на серфинге или на кайте. Поэтому очень много молодых спортсменов в Европе или на Гавайях.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Я как раз скоро лечу на Гавайи, поэтому там и попробую. Как ты считаешь, каким образом какие-то конкретные экстремальные виды спорта могут быть то более модными, то менее модными? Мы в начале программы говорили о том, что сноуборд был модным, а сейчас опять все катаются на лыжах. Каким образом идет привлечение внимания к конкретному виду спорта?

И. БАБЛОЯН: Как устанавливается мода, да?

П. ТЮШКЕВИЧ: Я думаю, что в первую очередь это доступность. Есть, например, доступные виды спорта экстремальные, а есть не очень доступные. Например, раньше у нас очень мало было скейтпарков, и ребята просто не могли кататься. Поэтому скейт потихонечку отошел на второй план. В кайте и виндсерфинге то же самое. Например, виндсерфинг – интересный вид спорта, но очень сложный для обучения. Есть люди, которые 10 лет катаются и до сих пор не могут научиться поворачивать, потому что это действительно физически и технически сложный вид спорта. Кайт же более доступный. Поэтому человек, который, например, научился за три дня, обязательно поедет и покатается еще раз. Поэтому все больше и больше людей катаются именно на нем.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Некоторое время назад Владимир Владимирович Путин открыл на всю страну тайну / не тайну, что он всю жизнь занимался дзюдо. И как раз выросли рейтинги на этот вид спорта. Может быть, если наш будущий президент или наш нынешний президент резко начнет заниматься кайтсерфингом, виндсерфингом, серфингом – не важно, чем угодно, — тоже вырастет спрос на этот вид спорта? А какие-то звезды (они всегда привлекали внимание к какому-то виду спорта) занимаются кайтом, серфингом – чем угодно? Ты знаешь каких-нибудь звезд, которые этим увлекаются?

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, знаю. Братья Кличко катаются на кайте. Или солист группы «Мумий Тролль» тоже катается на кайте. Также много дизайнеров, которые увлекаются кайтсерфингом.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Например? Дизайнеры нам интересны: у нас передача о моде!

П. ТЮШКЕВИЧ: Например, есть такой дизайнер Густав. Я его учил кататься, по-моему три года назад, на кайте, на Маврикии как раз. Он очень любит этот вид спорта. И иногда даже прослеживается: он специально делает какие-то футболки серфовые.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Дизайнерские.

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, дизайнерские.

И. БАБЛОЯН: У нас спрашивают: а девушки сами подходят знакомиться к кайтерам на пляже?

П. ТЮШКЕВИЧ: Такое тоже бывает. Хотя, на самом деле, соревнования очень часто проходят в таких местах, где очень мало народу, к сожалению.

И. БАБЛОЯН: К сожалению!

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, просто мало народа. Соревнования проходят обычно в деревнях, куда люди просто не едут. Люди едут отдыхать на какие-то большие курорты, где весело и дискотеки. А кайт и серфинг – это что-то больше для души. Меньше народу, больше волн.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Нас спрашивают: «А ваши родители катаются на серфе сейчас? Тетке в сорок начинать в Тарифе стоит?». Тетка в сорок интересуется, ей стоит начинать?

П. ТЮШКЕВИЧ: В Тарифе именно?

Т. РОДНЯНСКАЯ: Пишут: в Тарифе.

П. ТЮШКЕВИЧ: В Тарифе. Тариф – это столица ветра считается в Испании. На самом деле, стоит. Если она поедет и начнет кататься – большой респект, потому что многие люди начинают кататься именно не в раннем возрасте, а как раз-таки лет в 30-40, когда больше времени, например, и хочется каких-то новых ощущений.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Никогда не поздно.

П. ТЮШКЕВИЧ: Никогда не поздно начинать. Я лично знаю человека, которому 78 лет. Он катается на кайте. Это дедушка из Южной Африки.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ничего себе!

П. ТЮШКЕВИЧ: Я был у него на дне рождения два года назад. Ему тогда исполнялось, по-моему, 76 лет. И он катается в свое удовольствие и очень радуется.

И. БАБЛОЯН: Я думаю, и к нему даже подходят девушки.

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, к нему подходят и делают какие-то комплименты, потому что он действительно молодец. Поэтому даме в сорок лет – вперед.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Твои родители еще катаются?

И. БАБЛОЯН: Ты говорил, папа катается.

П. ТЮШКЕВИЧ: У меня папа катается, да, на кайте, на виндсерфинге. И очень часто мы с ним вместе куда-то ездим кататься.

И. БАБЛОЯН: А мама?

П. ТЮШКЕВИЧ: Мама, к сожалению, очень плохо плавает. Поэтому она все время сидит на пляже и за всеми внимательно следит, снимает на камеру.

И. БАБЛОЯН: Кстати, вопрос: ты показывал в камеру имя той единственной.

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, есть девушка, которая сейчас, я думаю, смотрит.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Она тоже катается?

П. ТЮШКЕВИЧ: Она тоже не очень хорошо плавает. Поэтому она скорее готовит и наблюдает. Я думаю, что девушке вообще не стоит профессионально кататься. То есть для себя – всегда пожалуйста.

И. БАБЛОЯН: А почему? Опасно?

П. ТЮШКЕВИЧ: Я думаю, что экстремальный вид спорта – что-то такое, что больше подходит молодым людям.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Ассоциируется с мужественностью.

П. ТЮШКЕВИЧ: Ну да. Зачем девушке, по большому счету, какие-то синяки, царапины. Если нравится – пусть катается в свое удовольствие, но аккуратно. Но больше загорает, красиво лежит на пляже.

И. БАБЛОЯН: О боже, но так можно сказать, что и на коньках девушки катаются и тоже падают.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А есть девушки экстремалки-чемпионки?

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, есть. Есть такие девушки, которые катаются намного лучше молодых людей. Но их мало и не могу сказать, что они очень женственно выглядят.

Т. РОДНЯНСКАЯ: Но все-таки есть девушки, которые достигают хороших результатов?

П. ТЮШКЕВИЧ: Да, есть девушки, которые достигают, стремятся и уделяют все свое время экстремальным видам спорта. Иногда смотришь на них и думаешь: зачем им, бедным, это нужно.

Т. РОДНЯНСКАЯ: А нет никаких предрассудков? Вот, девушка, куда ты? Во всяком случае, в судействе?

И. БАБЛОЯН: Не лезь, лежи, загорай!

П. ТЮШКЕВИЧ: У девушек есть свой отдельный зачет. Девушек очень много катается, поэтому у них свой отдельный зачет, где они между собой соревнуются. И сейчас уровень очень высокий.

Т. РОДНЯНСКАЯ: К сожалению, на этой ноте нам приходится заканчивать. С нами был Петр Тюшкевич. Мы говорили об экстремальных видах спорта, в том числе о кайтсерфинге. Петр Тюшкевич, напомню, чемпион мира по кайтсерфингу, заслуженный мастер спорта РФ. Спасибо большое, Петя, что пришел.

П. ТЮШКЕВИЧ: Спасибо!

Т. РОДНЯНСКАЯ: А с вами были Таня Роднянская и Ира Баблоян.

И. БАБЛОЯН: До свидания!

Т. РОДНЯНСКАЯ: До свидания!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире