'Вопросы к интервью


Т.РОДНЯНСКАЯ: Добрый вечер. В эфире радиостанции Эхо Москвы программа Zoom. Меня зовут Таня Роднянская и со мной моя коллега Ира Баблоян.

Материалы по теме

Готовы ли Вы оказывать безвозмездную финансовую помощь посторонним?

нет
50%
да
43%
затрудняюсь ответить
8%


И.БАБЛОЯН: Доброй ночи.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Сегодня мы говорим о меценатстве и благотворительности в России. Я представляю наших гостей: это Галина Новичкова, доктор медицинских наук, врач-гематолог, председатель экспертного совета фонда «Подари жизнь». Добрый вечер…

Г.НОВИЧКОВА: Добрый вечер.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Ксения Чилингарова, заместитель генерального директора фонда международной гуманитарной помощи и сотрудничества.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Добрый вечер.

Т.РОДНЯНСКАЯ: И Дмитрий Коган, скрипач, заслуженный артист России.

Д.КОГАН: Добрый вечер.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Я также напоминаю, что у нас идет веб-трансляция. Вы можете нас не только слушать, но и смотреть – на сайте echo.msk.ru и на Rutube. Также напоминаю телефон для ваших сообщений — +79859704545. Присылайте свои вопросы, мы обсудим.

И.БАБЛОЯН: И еще у нас будет два голосования – в середине и в конце.

Знаете, я хочу начать с главного: как вы считаете, есть ли в нашей стране в принципе культура благотворительности? И если, по-моему мнению, ее нет, как ее можно развивать? И возможно ли ее развить? Давайте, Ксюша, с вас…

К.ЧИЛИНГАРОВА: Я недавно об этом думала. Пару лет назад я писала статью – я прежде всего журналист — которая вызвала много шума, потому что я писала о том, что я не доверяю современной благотворительности, которая происходит в современной России. И у меня закрадываются подозрения, нет ли в этом обмана, самопиара и еще чего-то. Но прошло достаточно времени… Мне много писали, я много беседовала на эту тему с разными людьми. Скажем так, к сегодняшнему дню я подошла с таким внутренним ощущением: с каждым годом все лучше и лучше. И какой бы она ни была, это все равно благотворительность. Вот так или иначе… С каким бы настроением ты это ни делал, с какими бы мыслями ты это ни делал, если ты действительно занимаешься благотворительностью, это очень хорошо. А что касается культуры – это будет с каждым годом.

И.БАБЛОЯН: Все лучше и лучше?

К.ЧИЛИНГАРОВА: Я очень на это надеюсь.

И.БАБЛОЯН: Дмитрий?

Д.КОГАН: Я тоже думаю, что мы должны ценить, научиться ценить любого рода благотворительность и пожертвование. На мой взгляд, главная проблема в том, что очень многие этого не видят и не ценят. В частности, чиновники. Это просто абсолютно. Например, я хочу приехать, где-то сыграть благотворительный концерт. Я готов выступить бесплатно. Но ни у кого из чиновников это не вызывает интереса. Им легче предложить мне приехать когда-то , предложить большой гонорар , чтобы я приехал сыграл на празднование чего-то. А когда я хочу от чистого сердца сделать – нет никакого интереса. Как сказала моя знакомая, что никогда не ценятся бесплатные услуги. Только платные. Вот в этом главная проблема.

И.БАБЛОЯН: А как с этим бороться? Как вы с этим боретесь?

Д.КОГАН: Борюсь адресно.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Галина, а на ваш взгляд? Вот ваш фонд что-то получает? Как вы оцениваете успехи?

Г.НОВИЧКОВА: конечно получает. В первый раз о благотворительности в этой студии мы разговаривали 5 лет назад – в 2005 году. И тогда у нас еще не было фонда. Это были разные волонтерские организации. Мы боялись создавать фонд. Но тогда мы говорили о том, что вообще нет никакой культуры благотворительности сегодня в России, объясняли. И мы боялись создавать фонд, потому что не верят, потому что думают, что если благотворительность, то деньги идут не по назначению.

Прошло 5 лет – ситуация кардинально изменилась. Тогда мы проводили 1 июля концерт в 2005 году – нам надо было собрать 5 млн.рублей на один прибор серьезный для облучения крови. В прошлом году наш фонд собрал 380 млн. рублей. И надо сказать, что, конечно, появляется культура благотворительности, конечно, это совсем не так, как было раньше. И люди помогают самые разные. У нас есть в разных отделениях Сбербанка такие квитанции, в которых надо только сумму поставить. Иногда присылают 10 рублей. Понимаете? Иногда присылают 100 рублей, иногда 100 тыс. Помогают крупные, очень крупные бизнесмены, миллиардеры. Помогает самый разный бизнес, разные акции мы делаем. И мне кажется, что как раз сегодня стали доверять. Все больше и больше люди хотят помогать, когда они видят, что деньги идут по назначению. Это, действительно, культура благотворительности – когда все прозрачно, есть отчеты, знают, куда эти деньги пошли. Почему бы и не помочь? Очень многие хотят помогать.

А вот что касается чиновников – некоторые чиновники зовут нас в какие-то области, артистов наших, представителей фонда, чтобы они провели какие-то акции, они хотят помочь. Мне иногда просто смешно становится, когда некоторые чиновники начинают диктовать фонду, как тратить деньги.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Ужас какой.

Г.НОВИЧКОВА: Вот такое бывает.

Т.РОДНЯНСКАЯ: А давайте остановимся поподробнее на тех схемах, каким образом можно перевести свои деньги, если есть желание. Кто расскажет?

Г.НОВИЧКОВА: Мне кажется, это самые разные способы. Но если есть желание, надо прежде всего удостовериться, куда ты эти деньги переводишь. Сначала надо быть уверенным, что ты эти деньги переводишь, и они дойдут туда, куда ты их переводишь.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Выбрать фонд сначала, да?

Г.НОВИЧКОВА: Да. Удостовериться, что это правильный счет. Чем занимается…

К.ЧИЛИНГАРОВА: Что организация существует.

Г.НОВИЧКОВА: Как вообще отчитываться люди будут за эти деньги.

И.БАБЛОЯН: Не стесняться позвонить. Почему бы нет?

Д.КОГАН: Иногда благотворительностью можно заниматься и без перечисления денег, и без поиска правильных белых счетов. Можно заниматься адресно: приехать в больницу, в детский дом, куда-то к пострадавшим, привезти вещи, какие-то приборы, можно быть и действительно финансово помочь.

И.БАБЛОЯН: Может быть те вещи, которые вам уже не нужны, кому-то будут в помощь.

Д.КОГАН: Конечно. Абсолютно. Я помню, когда было землетрясение в Невельске и мы туда приехали…

И.БАБЛОЯН: Концерт?

Д.КОГАН: Да. И весь город был разрушен абсолютно. И я хотел сыграть там концерт для людей, поддержать. Мы привезли обогревательные приборы, продукты, установки, что-то еще теплое, одеяла, подушки. Я конечно хотел выступить для этих людей, но когда приехали, мэр сказал, что выступить негде, потому что разрушено все. И я играл прямо на улице. А было где-то +10, было холодно. Прямо на центральной площади. Вывалил весь город. Вот хочу сказать, что такого количества цветов, как в этом разрушенном городе, я не помню, чтобы я получал в Большом зале Консерватории или где-то еще. На двух машинах еле увезли. И действительно, наверное, необязательно помогать только через счета.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Мне кажется, надо не стесняться. Не стесняться звонить, например, в тот фонд, который вы выбрали. Узнать, спросить, задать вопросы. Узнать, какова отчетность. Ничего в этом такого нет, не надо думать… У нас очень часто люди стесняются: «Вот, как-то неудобно позвонить…»

Г.НОВИЧКОВА: Позвонить и узнать-то можно. Только ведь обмануть по телефону могут… Это надо как-то еще по-другому проверить.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Да. Но главное не стесняться пробовать. Сейчас же есть средства проверки. Если вы хотите помочь… Давайте так: надо немножко потратить на это сил и времени. И касаемо благотворительных фондов – их нехватка, по большому счету. Пример – мой брат хотел пожертвовать деньги одному артисту очень известному, который болел. И, к сожалению, он не знал, как это сделать. Потому что никто этой проблемой не занимался. Он искал фонды, он искал людей, которые могли бы передать… В результате он просто сделал это переводом – напрямую связался с его женой.

И.БАБЛОЯН: Напрямую?

К.ЧИЛИНГАРОВА: Напрямую передал деньги. И они дошли до адресата.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Галина, а расскажите , пожалуйста, о схеме через банковские карточки. Я когда готовилась к эфиру, в первый раз услышала, что есть такая схема перевода денег в благотворительный фонд через банковские карточки.

Г.НОВИЧКОВА: Это рекламировалось. Но может быть не очень настойчиво. Это совместная акция фонда «Подари жизнь» и Сбербанка, и организации Visa. В декабре 2008 года такие карточки были сделаны. Карточка Сбербанка Visa называется «Подари жизнь». И когда человек делает какую-то покупку, с каждой трансакции перечисляются 0.03 процента в фонд «Подари жизнь». Я пользуюсь только такой карточкой. И столько же перечисляет еще Сбербанк в фонд. И таким образом в прошлом году мы около 40 млн рублей через этот наш проект получили.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Мне кажется, что если бы люди об этом знали, и это рекламировалось бы как-то активно…

Г.НОВИЧКОВА: Все наши знакомые, родственники имеют такую карточку. Это рекламировалось в самый пик кризиса, поэтому это было как-то не очень этично тогда рекламировать. И мы об этом говорили мало, только когда был концерт первого июня, тогда ее показывали на Втором канале. Про это так немного написано в каждом отделении Сбербанка. Такие карточки есть. Желающие могут завести такую карточку и с помощью нее помогать. Вот специально не пойдешь иногда, а карточкой ты платишь и знаешь, что помогаешь детям.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Теперь будем знать. Сейчас в связи с печальными событиями активизировались разного рода мошенники. Во-первых, те мошенники, которые бесконечно просили посредством sms перевести деньги на счета или помочь пострадавшим от терактов, или вспомним тех же бомбил, которые просили за совсем небольшой участок дороги – от 3 до 5 тыс. рублей. Скажите, пожалуйста, у меня просто в голове не укладывается, неужели на человеческом горе, которое затронуло всех нас – первая мысль, которая посещает людей – это заработать, а не помочь.

Д.КОГАН: Это всегда было, во все времена. Мародеры были всегда.

Г.НОВИЧКОВА: Ну вспомните, что далеко ходить. В войну последнюю крошку хлеба отдавали…

К.ЧИЛИНГАРОВА: Но были мародеры в войну, давайте говорить правду. Поэтому…

Вообще, очень правильно сказал Его святейшество Патриарх Кирилл, он обратился к таксистам, к «бомбилам», которые брали завышенную цену, пользовались горем людей, неразберихой, суматохой, он очень правильно сказал, что эти деньги не пойдут… «Потратьте их во благо». Если вы уж взяли эти деньги, отдайте их нуждающимся. Потому что они вам не пойдут во благо, не принесут вам счастье. Но это опять-таки , знаете… Конечно, мародеры были. Но может быть именно поэтому и надо пропагандировать благотворительность, в этом состоит культура внутренняя. В Нью-Йорке таксисты не брали деньги, когда случилась трагедия 11 сентября. Подвозили бесплатно. Это же люди, во время беды они должны помогать друг другу. Это касается каждого.

И.БАБЛОЯН: Может быть это проблема того, что у нас нет государственного такси?

К.ЧИЛИНГАРОВА: Да нет! Не проблема это государственного такси. В Америке это же тоже частные предприятия.

Д.КОГАН: В головах проблема, а не в такси.

Г.НОВИЧКОВА: Я знаю, мошенники очень серьезные, они почему-то занимаются мошенничеством, причем о них известно, их очень легко разоблачить, забрать, отправить в места заключения. Но почему-то они продолжают этим заниматься. У меня вопрос , почему так случается?

И.БАБЛОЯН: Может, потому что все равно люди перечисляют деньги?

Г.НОВИЧКОВА: Ну а правоохранительные органы куда смотрят?

Д.КОГАН: Ой, ну если мы начнем говорить о правоохранительных органах…

Г.НОВИЧКОВА: Нет, это совершенно вопиющая ситуация. Когда все знают: «Вот, он мошенник», но все равно он продолжает этим заниматься. Вот тут я не понимаю.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Мне кажется, что тут надо начать с себя, как говорится. Тут надо, может быть, подавать пример, чтобы люди видели, что можно и по-другому поступать. Что можно бесплатно подвезти. Что можно пойти сдать кровь. И много чего сделать. И может быть как-то… Может быть это должны какие-то публичные люди показывать…

И.БАБЛОЯН: Ну я вам могу сказать, что когда вот произошло все в метро, на нашей радиостанции наш автообозреватель, ведущие, которые сидели во время этого эфира, они говорили: «Люди, одумайтесь!» И очень много людей нам звонило и говорило, что они бесплатно помогают, довозят людей.

Д.КОГАН: Есть хорошие люди. Не надо всех очернять…

Г.НОВИЧКОВА: Да, так что…

Д.КОГАН: Были случаи. Но я думаю, что были и те, кто бесплатно подвозил, что мы так всех таксистов.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Какой-то процент, наверное, существует. Я вот сейчас сижу и думаю, что может быть надо хвалить тех, кто помогает. А не обсуждать тех, кто… Ну, сказали, осудили. Хотя «не суди, да не судим будешь». Надо сказать, что были люди, которые… По телевизору по какой-то программе, я не помню, человек, у него не было мобильного телефона, он вынес раненого, донес его до своего дома до квартиры и оттуда вызвал скорую. Представляете… Он на себе вытащил из метро этого человека.

Г.НОВИЧКОВА: Я так понимаю, что речь идет о том, что делать с теми, кто собирает благотворительные деньги, а их больше и больше, под лозунгами хороших дел. Вот эта конкретно ситуация – это дело совести людей. А когда профессионально обманывают…

К.ЧИЛИНГАРОВА: Это, конечно, мошенничество, и этим должны заниматься правоохранительные органы.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Вы сейчас затронули тему того, как популяризировать баготворительность. Может быть, это должны делать и скорее всего, это должны делать известные люди. И благотворительные концерты, и какие-то благотворительные мероприятия. Но не кажется ли вам, что иногда бывает так – и скептики к этому относятся так – как будто благотворительное мероприятие соседствует с пиаром, и непонятно, чего тут больше.

Д.КОГАН: Да, когда благотворительность в нашей стране слишком огламурилась – это какой-то дворец, бриллианты, дамы в вечерних платьях…

И.БАБЛОЯН: Там такие платья…

Д.КОГАН: Лимузины… Необязательно абсолютно для этого. Просто приди в больницу тихо, незаметно, принеси мешок с вещами. Дай человеку конверт. И все.

И.БАБЛОЯН: ну а с другой стороны, какая разница? Если они помогают людям?

Д.КОГАН: Она может быть разная. Это нормально.

Г.НОВИЧКОВА: Благотворительность бывает разная. Когда люди отдают свое имя, это самое дорогое, что у них есть, понимаете? А их потом начинают смешивать неизвестно с чем. Вот наши учредители – две прекрасные актрисы, знаменитые, вы знаете, Чулпан Хаматова и Дина Корзун. Им совершенно не надо делать себе пиар. И делали они это абсолютно из гуманистических побуждений. И они понимали, под что они подставляются. Но пока мы не организовали все так, пока они не отдали свои имена, у нас не было организованной благотворительности. Может быть культура благотворительности нашего фонда и началась… Вот когда они отдали свои имена, когда мы организовали фонд – тогда мы стали помогать более методично, планово детям. Помощь стала поступать вовремя. Раньше все было неорганизованно. Мы пытались собрать деньги. Но бывало, что пока мы соберем, пока мы найдем кого-то, кто придет – не хватило времени, и было уже поздно.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Можно я тоже скажу по этому поводу? Но ведь за границей это принято, что все мировые звезды этим занимаются, они отдают свои имена, потому что, естественно, есть чистая психология в этом. Когда есть известный человек, он подает пример. Он организовывает фонд, другие люди тянутся, повторяют и делают с большим доверием. Правильно ведь? Ничего в этом плохого нет. Почему мы всегда осуждаем это? Я лично пару лет назад пиала статью как раз об этом, что действительно, нет ли в этом… Нет, я могу сказать.

Г.НОВИЧКОВА: Вот когда Чулпан Хаматова проводит какие-то благотворительные концерты, приносит свои деньги, отдает в фонд – она ни разу про это не говорила никогда. Мы узнаем об этом случайно. Мы не знаем про это. Это нормально. Она это делает тихо, не публично. Но когда она призывает людей к благотворительности…

Т.РОДНЯНСКАЯ: … то за ней идут.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Конечно. Они должны этим заниматься, наоборот, публичные люди должны этим заниматься.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Бывают разного рода благотворительные мероприятия. Бывают действительно те мероприятия, когда шампанское рекой и все показывают свои последние наряды. А бывают такие мероприятия, когда звездные люди участвуют и благодаря этому люди за ними идут. Давайте послушаем комментарий Мирославы Думы, соучредителя фонда «Планета мира», которая расскажет нам о том, почему мода и светские мероприятия часто сотрудничают с благотворительностью:



МИРОСЛАВА ДУМА:



Вы знаете, на вопрос, действительно ли благотворительность стала модной, могу ответить с удовольствием, что к счастью, да. И пусть в нашей стране, в нашем мире в моду будет входить заниматься благотворительностью, нежели мода на все остальное, не очень полезное и не очень хорошее.

По поводу того, почему мода сотрудничает с благотворительностью, если так можно сказать, то скажу так: мода необязательная часть жизни каждого человека, это то, без чего можно обойтись, в отличие, например, от еды. Мода — это красота, приятные излишества, которые делают женщину счастливой. А когда человек может позволить себе это приятное излишество, значит, он живет относительно хорош. И значит, он обязан помнить тех, кто порой не может себе позволить даже еды, как раз. Кому, как не людям, которым дано все, думать и заботиться о тех, кому не дано ничего? Люди, которые занимаются модой, которые могут позволить себе жить рядом, сосуществовать с модой – они просто обязаны помогать людям. Поэтому , и благотворительность модна, и заниматься благотворительностью модно. Слава богу, эти два эпитета сегодня живут вместе. Кто-то это делает, потому что хочет это делать, кто-то потому что отдает дань моде. Но , например, на западе, это уже моветон – не заниматься благотворительностью. И если человек очень богатый не перечисляет какие-то средства на благотворительность, то он считается очень странным и в некоторых обществах даже не принимается. Так обстоят дела в Европе, в Америке, причем в Америке, где [неразб.]на 90 процентов живут и содержатся за счет пожертвований добровольных населения. То есть от 10 долларов ежемесячно от какого-нибудь пенсионера до 100 тыс.долларов какого-то богатого человека, который таким образом списывает налоги, но тем не менее отдает на благотворительность.

Наш фонд является не просто благотворительным, а культурно-благотворительным. Мы организовываем различные культурные мероприятия, в том числе и модные, целью которых всегда является благотворительность. Я всегда думала о том, что очень жалко просто что-то делать: организовывать какое-то мероприятие, какое-то событие, какой-то вечер. То есть обязательно в итоге людьми должна преследоваться какая-то цель. Не просто собираться, веселиться, выпивать, танцевать, показывать друг другу модные наряды, а именно с целью какой-то , смыслом. Понимать, что мы сегодня здесь все собрались, слава богу, мы имеем возможность сейчас и сегодня хорошо провести время, вкусно поесть и хорошо выглядеть, но при этом с какой-то целью кому-то помочь. А помогать нужно очень большому количеству людей. И опять же, кому как не нам? Да и вообще, просто людям, которые живут в достатке, думать о тех, кому плохо? Поэтому мы не то, чтобы можем, а я думаю, мы просто обязаны этим заниматься.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Мира сказала, что на западе это уже даже моветон – не участвовать в благотворительности. Действительно, вспомните совсем недавние события – катастрофу на Гаити. Помните, какое огромное количество людей, в том числе известных людей, занималось этим. Они записывали какие-то клипы и концерты, и благотворительные марафоны. Как вы думаете, у нас будет это набирать обороты? Или мы все-таки не хотим таким образом это пиарить.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Почему? Я очень надеюсь, что это будет набирать обороты. Почему нет? Публичные люди должны подавать пример. Почему нет? Почему? Они же делают что? Они показывают, как разные люди, разные артисты разных стилей и жанров – как они в один момент могут соединиться и просить о помощи для кого-то. Это показывает о единении, о том, что люди могут вместе творить добро. Почему нет? Почему у нас не должно это развиваться?

Г.НОВИЧКОВА: Если цивилизованно будет развиваться благотворительность, если не будут давить сверху, если не будет диктатуры, нам не будут диктовать, как мы должны развивать благотворительность, все именно так и будет. Это естественный путь развития благотворительности

Т.РОДНЯНСКАЯ: Вопрос к Дмитрию: Какое участие принимает партия «Единая Россия», членом которой вы являетесь с недавних пор, в благотворительности? Помогает ли? Есть ли какие-нибудь фонды?

Д.КОГАН: Насколько я знаю, очень много чего делается в регионах : это и помощь, и физкультурно-оздоровительные центры. Я даже не знаю, насколько это благотворительность… Все-таки у партии несколько другая задача – финансировать спецпроекты, финансировать партийные проекты. А я лично, как член партии, много занимаюсь благотворительностью. И сотрудничаю с «Единой Россией», провожу благотворительные концерты, мастер-классы. И у нас – таких людей много… И музыканты… И Игорь Бутман, много других, которые тоже это делают.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Надеемся, что это действительно так. А еще такой вопрос… Скорее не вопрос, а крик души. Все прекрасно знают общепит заведение «Макдональдс». Там регулярно проводятся какие-то акции – то браслеты дешевые продают, то варежки от Маши Цигаль зимой. И знаете, там ведь не просто висит какая-то реклама о том, что у них проводится какая-то акция. А каждый кассир при каждой покупке подробно объясняет, что у них за акция, сколько что стоит. По-моему, 10 рублей, 15-20… не больше. И предлагает каждому клиенту: «Купите, пожалуйста, к своему обеду. Не хотите помочь?» И ведь действительно, есть люди, которые отказываются. Казалось бы, когда тебя конкретно просят, когда ты не просто посмотрел – ну и отвел глаза… Когда ты слышишь просьбу: «А не хотите ли помочь? За 10 рублей, не больше…» Говорят: «Нет, не хочу».

Г.НОВИЧКОВА: Ну и что такого?

Д.КОГАН: Это же добровольная вещь.

И.БАБЛОЯН: Это так же, когда люди просят милостыню, кто-то проходит мимо… Кто-то может дать 2 рубля, а кто-то пройдет мимо и не посмотрит.

К.ЧИЛИНГАРОВА: У меня есть одна знакомая, она живет за границей. Потрясающей души человек. Она в чем-то очень наивна. И когда приехала в Москву, ее очень много лет не было, увидела бабушку — она ехала в машине, она открыла машину и отдала ей пачку денег. Я говорю: «Ты что делаешь? Она тут все время, эта бабушка». «Ну как же можно ей не помочь», — сказала эта моя знакомая. После этого я ее, конечно, останавливала, потому что она хотела всем что-то раздать, говорила «Ну у меня же есть?»

И.БАБЛОЯН: Мне кажется, что люди в принципе, по моему мнению, делятся на две категории — те, которые просто смотрят, как же, просят, надо дать. А другие не то, чтобы не дают, потому что они злые. А они просто не верят.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Ну есть циники и романтики. И они всегда были. Кто-то из романтики перерастает в циников, циники – в романтиков.

Г.НОВИЧКОВА: Еще зависит от конкретно личной ситуации. Понимаете? Многие циники – получается так, что им нужна благотворительность. И тут же они становятся романтиками.

Т.РОДНЯНСКАЯ: ну тут же еще зависит от ситуации…

Г.НОВИЧКОВА: Я просто ситуации такие видела не раз… Когда поступают с больным ребенком к нам, то быстро превращаются ну может не в романтиков, но в людей реальных.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Когда самому нужна помощь… Но бывают же еще ситуации, когда в переходах метро и на улицах есть много шарлатанов…

Г.НОВИЧКОВА: Конечно…

Д.КОГАН: Огромное количество.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Поэтому, как знать… Кому эти деньги уйдут? Действительно нуждающимся? А может быть какому-нибудь дяденьке, который всех их крышует…

И.БАБЛОЯН: Мне кажется, об этом не стоит задумываться, если ты идешь… Если ты хочешь помочь человеку, ты поможешь.

Г.НОВИЧКОВА: Если он просит, то что-то его вынудило.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Какая-то ведь есть история.

И.БАБЛОЯН: Что-то его вынудило пойти и просить.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Ну да..

И.БАБЛОЯН: Если так задумываться о каждом…

К.ЧИЛИНГАРОВА: Я вот лично знаете, что не делаю? Я не даю детям-подросткам бегающим…

И.БАБЛОЯН: …на сигареты и на бутылку пива.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Это не благотворительность ни в коем случае.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Я просто не могу дать, потому что я знаю, куда пойдут эти деньги. Потому что это пойдет на пагубные привычки.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Я предлагаю устроить интерактивное голосование для наших радиослушателей. И вопрос будет предельно прост: «Готовы ли лично вы оказывать безвозмездную финансовую помощь посторонним людям?»

Если вы готовы или может быть, уже оказывали такую помощь, ваш номер 6600664.

Если не готовы – 6600665.

ГОЛОСОВАНИЕ

Т.РОДНЯНСКАЯ: Как вы думаете, будут честные ответы? Как вы думаете, будут честные ответы?

К.ЧИЛИНГАРОВА: А зачем врать?

Г.НОВИЧКОВА: Зачем обманывать?

Д.КОГАН: ну может не всегда. Ну может честные, а может какие-то не совсем. Все равно люди хотят казаться лучше.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Это правда.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Давайте, пока у нас слушатели голосуют… Галина хотела очень затронуть вопрос с проблемой лекарств для детей. Расскажите, пожалуйста, что это за проблема?

Г.НОВИЧКОВА: 380 млн., которые мы собираем для детей, они все идут до копейки по назначению и за все есть отчеты. Среди них 40 млн. приблизительно или 50 – сумма на закупку так называемых «орфанных препаратов»…

Т.РОДНЯНСКАЯ: Поясните, пожалуйста.

Г.НОВИЧКОВА: Это такие редкие препараты, которые нужны для ограниченного количества пациентов. На самом деле, это такое название – «орфаны» — «сиротские». На самом деле, таких пациентов очень много по стране. Мы занимаемся конкретно лечением больных детей с онкологией-гематологией. Есть такие препараты, которые очень нужны определенному количеству детей. Но они не зарегистрированы по разным причинам в России. Они новые, только что появились, или их надо не так много, чтобы они приносили компании-производителю прибыль. Бывает, что для того, чтобы зарегистрировать, надо потратить денег гораздо больше, чем они получат прибыль. Поэтому их не регистрируют. А детям они нужны. Вот мы большое количество этих препаратов покупаем, очень расстроились, когда в Госдуме приняли закон об обращении лекарственных средств и ни слова не сказали об этой проблеме, потому что… «Что там сиротские? Ну, ерунда какая-то…» А если это коснется твоего ребенка? Поэтому что мы делаем? Мы собираем деньги наличные, мы получаем совершенно официально разрешение на то, чтобы эти препараты привезти. А что дальше делать – мы не знаем. Мы едем – наши все знакомые, волонтеры, артисты, журналисты – все , кто нас знает, все врачи, родители, дети, которые там лечатся за границей – все приезжают с чемоданами лекарств. Поэтому что дальше делать? Надо искать аптеку, где это купить. Это наша головная боль. Вообще, во всем мире это головная боль государства. Надо искать, где деньги, потом мы еще должны 30% налогов заплатить, а лекарства эти часто бывают дорогостоящими. Что нам делать? Или закон нарушать, или детям помогать? Как нам быть в этой ситуации? Нам очень сложно. Почему должен фонд благотворительный заниматься проблемой?

И.БАБЛОЯН: Хорошо. А что государство отвечает на ваш вопрос?

Г.НОВИЧКОВА: А ничего. Мы пытались , когда принимали этот закон, как только могли, кричали на эту тему. Но такое ощущение, что чиновники от медицины в Госдуме не понимают важности этой проблемы. Очень часто, когда мы собрали уже деньги, привезли – а препарата уже нет, поздно. Он должен всегда быть. И государство должно его быстро привозить. По крайней мере, налоговые льготы должны быть точно. Есть даже в Казахстане такой закон, понимаете? Во всех странах. В России нет.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Мы надеемся, что через Дмитрия может быть мы найдем лазейку?

Д.КОГАН: Ну, вы, конечно, преувеличиваете мои возможности, я все-таки музыкант. От того, что я член партии – я эксперт в области культуры и музыки прежде всего. Но если что-то нужно – то спасибо за доверие.

Г.НОВИЧКОВА: Каждый хороший человек везет. И я не раз возила, скажу вам честно. Дрожала. Потому что я не плачу 30 процентов налогов. Потому что где я должна взять эти деньги? Это большие деньги.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Какой кошмар, для того, чтобы помочь детям, надо нарушать закон.

Г.НОВИЧКОВА: А мы хотим это делать легально. А мы хотим, чтобы это государство завозило.

И.БАБЛОЯН: Может быть, нас услышат наконец-то…

Д.КОГАН: Это не только в здравоохранении. Это во всем так.

Т.РОДНЯНСКАЯ: К сожалению.

Мы объявляем результаты голосования. И те, кто когда-либо помогали или готовы помочь – слава богу, почти 80 процентов.

Г.НОВИЧКОВА: Ура.

И.БАБЛОЯН: Мир не без добрых людей.

Т.РОДНЯНСКАЯ: И соответственно, те, кто не готов помочь – 30 процентов.

Г.НОВИЧКОВА: Видите, сколько у нас хороших людей.

И.БАБЛОЯН: Конечно, благодаря совсем молоденьким девочкам, таким, как Мирослава Дума, которые может быть, устраивают вечеринки и делают из этого гламурные мероприятия, и привлекают молодых людей…

Д.КОГАН: Всегда, когда хоть рубль, хоть 10, хоть миллион, хоть сто тысяч собрали — уже хорошо.

Г.НОВИЧКОВА: Вот даже , знаете, молодые люди приходят, сдают кровь, а не деньги. Это покруче будет. Это ведь тоже благотворительность.

К.ЧИЛИНГАРОВА: И на это решиться надо. Это не очень приятная процедура.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Между прочим, это бесплатно. Ты из кармана ничего не достанешь. Ты просто отдашь свою кровь.

Г.НОВИЧКОВА: Но ты можешь отдать свою кровь, ты можешь кого-то спасти. Это разве не благородно?

К.ЧИЛИНГАРОВА: Это очень благородно. На это еще надо решиться. Это тоже благотворительность.

И.БАБЛОЯН: Во-первых, это страшно. Во-вторых, конечно, наверное, это неправильно, но какой-то риск своему здоровью…

Г.НОВИЧКОВА: Нет.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Исключено.

Д.КОГАН: Говорят полезно, да? У доктора спрошу…

Г.НОВИЧКОВА: Мужчинам полезно. Раньше же много заболеваний лечили, когда не было дорогих лекарств, кровопусканием. Мужчине сделать кровь чуть-чуть более жидкой – очень полезно.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Только что…

Г.НОВИЧКОВА: Потому что все инфаркты, инсульты у молодых людей…

Д.КОГАН: Сгустки, да?

Г.НОВИЧКОВА: Конечно, от сгущения крови.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Только что доктор медицинских наук разъяснила вам, дорогие господа, что в этом только одна польза. Идите сдавать кровь.

Вообще, такой довольно важный вопрос: существуют ли отчеты у каждого фонда о том, что они сделали?

Г.НОВИЧКОВА: Про каждый не знаю…

К.ЧИЛИНГАРОВА: Обязаны существовать.

Г.НОВИЧКОВА: У нас есть сайт podarizhizn.ru — там написано все. Отчеты полные. Естественно, нас проверяют все финансовые органы, все открыто. Каждый человек, который перечисли деньги, он знает, куда пошли его деньги. Если он хочет об этом знать.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Ксения, а какой помощью занимается ваш фонд?

К.ЧИЛИНГАРОВА: В данный момент мы делаем большой проект. Вот с Дмитрием… Мы помогаем ветеранам – к 65-тилетию Победы мы делаем концерт. И собственно..

Д.КОГАН: Тур концертный.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Да.

Т.РОДНЯНСКАЯ: По России?

К.ЧИЛИНГАРОВА: По России, да. То есть это концерты для ветеранов совершенно бесплатные, они могут попасть, помимо всего прочего на эти концерты мы готовим приятные подарки. Поскольку я начинающий в этом деле, я очень не хотела связываться… Я с деньгами боюсь. Я ответственный очень человек. За каждую копейку надо отчитаться. Я знаю, что… Но я боюсь связываться, честно. Вдруг там что-то будет не так… Я буду волноваться, буду сильно переживать. Поэтому я решила, что для начала, я сделаю что-то конкретно. Вот концерт, вот они придут, будет специально подготовлена программа, очень хорошие места, партер. Они потом получат какие-то подарки, мы их всех поздравим. Вот это я могу организовать. Я знаю, как, понимаю. Тут все артисты, которые согласились принять участие – Дмитрий, его большая роль. Он согласился совершенно бесплатно, нашел своих друзей, попросил помочь с этим. Это…

Т.РОДНЯНСКАЯ: А кто еще выступает?

Д.КОГАН: Ну там много. Там и Игорь Бутман, и Петя Дранга, и оркестр, дирижеры. Сейчас у нас открытие 23 апреля в Колонном зале Дома Союзов. Это головной концерт тура, открытие. И вы знаете, я думаю, что вот сейчас мне постоянно звонят «я хочу принять участие»…И отказывать , конечно, не хочется. И всего лишь 2 отделения по 40 минут. Уже и вставлять людей не куда.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Надо учитывать, что это ветераны.

Д.КОГАН: Переутомлять нельзя.

И.БАБЛОЯН: Не могут долго сидеть.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Не могут долго сидеть, у них режим, им надо доехать до дома. Мы отвозим, кого нужно. Мы сотрудничаем с Советом ветеранов московским, который нам помогает в этом активно очень.

Д.КОГАН: Я и говорю, что в некоторых регионах есть абсолютно потрясающая позиция, о чем я и говорю. Что не ценятся бесплатные услуги. Я говорю руководящим людям в регионе: давайте я к вам приеду, просто сыграю, мне даже дорогу не надо оплачивать, это делают спонсоры. Я сыграю для ветеранов, вы соберите , не знаю… детские дома, всех нуждающихся. Сыграю бесплатный концерт. Они говорят: да нет, зачем? Ты приедешь к Новому году, давай, мы хорошо заплатим, у нас будет новогодний концерт. Такое вот отношение.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Это же то, что ты делаешь от души, честно говоря. Я понимаю, что, конечно, кто-то скажет: «Вот, зачем ветеранам концерт. Им лучше бы телевизор или деньги». Но я честно говорю: я лично от себя могу это сделать. Конечно, кто-то…

Д.КОГАН: Директор завода по производству телевизоров может дать в кредит 500 телевизоров… А производитель холодильников – 500 холодильников.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Мы договорились с «Седьмым континентом», который организует продуктовые набор для ветеранов…

И.БАБЛОЯН: А это бесплатно тоже?

К.ЧИЛИНГАРОВА: Бесплатно, абсолютно бесплатно. Они это делают…

Д.КОГАН: И «Юниаструм Банк» выступил генеральным партнером всего тура, так что у людей есть ощущение и желание помогать…

Г.НОВИЧКОВА: Знаете, я очень понимаю вас, что вы не хотите с деньгами связываться. А вот мы тоже много лет были как волонтеры. Но просто жизнь заставила сделать фонд. Потому что иначе, если это какие-то разовые акции, например, к 65-тилетию, это понятно. А когда каждый день надо помогать детям – не получается… Мы тоже этого боялись, страшно боялись финансовых…

К.ЧИЛИНГАРОВА: Я еще просто молодая в этом смысле…

И.БАБЛОЯН: Ксюша только начинает.

Г.НОВИЧКОВА: Но вы все равно к этому придете , если это будет системно, у вас просто выхода просто не будет другого.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Я , видимо, из циников переросла как раз в романтики.

Д.КОГАН: У меня по-другому, мне лично доставляет огромное удовольствие вообще это не афишировать. Просто, если я вижу талантливого ребенка, а у него нет денег, чтобы купить себе струны или смычок, или что-то еще…

Г.НОВИЧКОВА: Но это разовая, хаотичная помощь.

Д.КОГАН: Но я же не структура. А вы структура.

Г.НОВИЧКОВА: Все равно, когда система – выхода нет, надо открывать счет.

Д.КОГАН: Мне доставляет это огромное удовольствие.

Г.НОВИЧКОВА: И отчитываться…

Т.РОДНЯНСКАЯ: Мы затронули тему детей. Близкое к этому: как на ваш взгляд, почему такое огромное количество , точнее, сейчас уже не огромное, я преувлеичиваю, раньше много принимали сирот европейцы, американцы. У нас, к сожалению, не так часто это происходит. Конечно, глупо говорить, что это не пользуется популярностью, о детях так нельзя сказать, но все-таки, у нас очень мало в семьи берут приемных детей. Почему? Как на ваш взгляд?

К.ЧИЛИНГАРОВА: Ну я , честно, не могу сказать…

Т.РОДНЯНСКАЯ: Боятся?

Д.КОГАН: Неблагосостояние семей… мало благополучных семей.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Да, скорее всего, процент людей, которые это могут себе позволить, очень мал. А у них тоже не всегда хватает смелости.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Есть семьи, которые сейчас, к сожалению, не мгут по тем или иным причинам иметь своих детей. Но кто-то хочет взять мать суррогатную, кто-то еще какие-то варианты ищут. И только в самый последний момент они задумываются о том, что можно взять приемного ребенка в семью.

Г.НОВИЧКОВА: Я не готова на эту тему говорить.

Д.КОГАН: Наверное, может кощунственно, но наверное это естественно для любого человека всеми средствами попытаться самому произвести ребенка вначале. А потому уже…

Г.НОВИЧКОВА: Конечно, хочется сделать счастливым. Но взять ребенка, помочь ему, сделать счастливым.

К.ЧИЛИНГАРОВА: А понимаете, это ведь очень большая ответственность.

Г.НОВИЧКОВА: Социальный уровень большинства семей не позволяет это сделать.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Я призываю, конечно, это хорошо. Но надо понимать, что это большая ответственность. Это вдвойне ответственность. Ты берешь не просто ребенка, он нуждается в два раза большей любви, чем грубо говоря, твой собственный. Конечно, надо призывать популяризировать эту историю. Но тут надо очень осторожно. Потому что, вы знаете, с этим связаны, неприятные истории. Когда берут детей, скажем так, не совсем бескорыстно. Это ужасно.

Г.НОВИЧКОВА: Мне вообще сложно. Моя мама взяла девочку, она оказалась дальней родственницей нашей. Мы не знали даже. Случайно узнали, взяли ее. Сложно. Это сложно, потому что и ребенок сложный, и терпения нужно много, и сил нужно много. Но я рада, что мы это сделали в своей семье, сделали ребенка счастливым. Но я, например, не могу взять себе, потому что я с утра до ночи на работе, у меня свои дети не очень-то под приглядом.

Т.РОДНЯНСКАЯ: А есть еще вариант опеки. Не брать в семью, а оформить опекунство, но все равно это тоже редко происходит.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Опять-таки, давайте «step by step». Не все сразу. Не надо требовать от наших людей, сограждан сразу превратиться в какую-то меганацию с учетом того, что был какой-то перерыв, что мы в начале 90-х очень потерялись. Давайте сначала культуру благотворительности будем развивать. Параллельно потихонечку и это тоже направление развивать. И может быть через пару лет это придет и мы будем легче об этом говорить. Через пару лет у вас на передаче будет сидеть человек, который будет говорить: «Да, вот…»

Т.РОДНЯНСКАЯ: «…я взял пятерых детей».

Г.НОВИЧКОВА: Но сейчас мне кажется гораздо больше усыновляют детей, чем это было несколько лет назад.

К.ЧИЛИНГАРОВА: И на разных наших федеральных каналах есть несколько программ…

Г.НОВИЧКОВА: Я знаю очень много знакомых , которые взяли детей.

И.БАБЛОЯН: А меня интересует такой вопрос. Я много раз слышала где-то со стороны там: «Вот этот богатый человек – пусть он помогает бедным». Как вы считаете, обеспеченные люди должны помогать бедным?

Г.НОВИЧКОВА: Если они этого хотят.

Д.КОГАН: Как говорит один мой хороший знакомый, крупный наш российский бизнесмен: «Я уже помогаю тем, что честно плачу налоги. А остальное – это уже мое личное дело. Нравится мне какой-нибудь художник или поэт – я ему помогаю. Не нравится кто-то – не помогаю. Это мое личное дело. Меня никто не может принудить и заставить». И это правда. Нельзя …

Т.РОДНЯНСКАЯ: …из-под палки.

И.БАБЛОЯН: Нет, не надо, конечно, заставлять. Но можно направлять человека, что вот можно помочь Фонду помощи детям, например. И т.д.

Г.НОВИЧКОВА: Знаете, если человек крупный бизнесмен, наверное он знает, что есть такие фонды. Чего его направлять? Если он не захочет – бессмысленно.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Я хочу сказать, что у крупных организаций, у крупного бизнеса всегда есть отделы , которые занимаются. Им туда приходят письма, обращения. Я работала в банке в свое время. И как раз работала именно в этом отделе, куда приходили письма и эти письма рассматриваются. Потому что банк тоже не хочет, чтобы его деньги растворились неизвестно где. Это очень серьезная структура, они тоже несут отчетность перед государством за всю свою деятельность. Поэтому, приходит письмо с обращением, от такого-то фонда… Или человек от фонда приходит на встречу и рассказывает, что есть вот такая программа, вот там делается то-то и то-то. Банк рассматривает это, коллегиально на совет директоров принимает решение, кому они будут помогать, кому конкретно. Кто-то строит церкви, кто-то помогает детским домам. Один мой знакомый сказал: «Я не хочу публично. По-тихому. Вот детский дом конкретный… Чтобы был в досягаемости, но не в Москве. Чтобы я мог приехать и посмотреть, что там будет сделано». Его тоже можно понять. У него есть программа, есть деньги на это. Поэтому, не волнуйтесь, у банков , у бизнесменов у всех есть отделы, которые этим занимаются.

Д.КОГАН: На самом деле, в любой крупной структуре есть очень много попечаемых организаций, которым помогают. Но понимаете, главное, чтобы государство этим не пользовалось, что кто-то уже помогает, и не сбрасывало с себя ответственность. То, что базово должно делать государство, чиновники.

Г.НОВИЧКОВА: Конечно, помощь – это сверх того. Нас вот тоже спрашивают: что же вы лекарства покупаете? А что же государство не обеспечит? Но даже в самых богатых странах, когда речь идет о лечении злокачественных заболеваний, как минимум половина средств идет от благотворителей. Очень дороге лечение. Препараты все новые и новые. Они таргетные, целенаправленного действия. Их разрабатывают по нескольку лет. На них десятки миллиардов денег складывают. Они дорогие. Может быть они неоправданно дорогие. Но они эффективные. Люди выздоравливаю. Хочется же помочь, купить этот препарат и вылечить ребенка. Ну, бюджет не потянет, при всем желании, это дорогостоящее лечение. Поэтому и просим деньги.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Знаете, хочу вспомнить такой недавний случай. У нас на радиостанции, все наши слушатели прекрасно знают, регулярно сообщается о каких-то случаях, когда тому или иному ребенку нужна помощь. Или не только ребенку. И не так давно Миронов пришел к нам на эфир в «Особое мнение». И до этого эфира как раз прозвучала информация о мальчике, которому нужна помощь. Прежде чем начать эфир «Особое мнение», он сказал: «Так, подождите. Я вас вопрос понял. Но я хочу сказать, что все контакты я записал, про мальчика я все услышал. И несколько десятков тысяч евро я направлю». Конечно, посыпалась куча сообщений «Это пиар. Это политический пиар. Это потрясающий ход. Он гениальный политик». Никто не знает, дошли ли эти деньги, было ли это действительно. Но все-таки… Имел место быть такой случай.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Опять-таки, мы говорим о том, что пиар и благотворительностью связаны. Они, видимо, неразрывно связаны друг с другом.

Г.НОВИЧКОВА: А не поймешь, есть ли пиар. Понимаете? Или это искренний порыв души? Необязательно это пиар.

К.ЧИЛИНГАРОВА: Ради бога, пусть это будет пиар. Я вам скажу как журналист-пиарщик, а что плохого в пиаре?

Г.НОВИЧКОВА: Нам вот тоже помощь нужна одному мальчику очень сильно.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Давайте озвучим. У нас есть минутка.

Г.НОВИЧКОВА: Мальчик, ему 20 лет, Дмитрий Буевич. У него два тяжелых заболевания: муковисцидоз и еще случилась саркома мягких тканей. В России его вылечить не смогли, поэтому его взяли в Англию в Лондон. Но взяли без денег. И сейчас наш фонд собирает ему 38 тысяч. фунтов. В России просто не могут помочь.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Кто имеет возможность и желание помочь – направляйте деньги в фонд «Подари жизнь». Я все правильно говорю?

Спасибо большое. К сожалению, время нашей передачи заканчивается. Мы сегодня говорили о меценатстве и благотворительности. Спасибо большое. С вами были Ксения Чилингарова, Дмитрий Коган и Галина Новичкова. Спасибо, до свидания.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире