'Вопросы к интервью
29 ноября 2012
Z Будем здоровы Все выпуски

Эпидемиологическая ситуация в стране. Советы туристам, уезжающим в новогодние праздники


Время выхода в эфир: 29 ноября 2012, 20:07



И. ВОРОБЬЕВА — Программа «Будем здоровы». Приветствую вас в этой студии. И по традиции главный государственный санитарный врач России и руководитель Роспотребнадзора Геннадий Онищенко. Геннадий Григорьевич, здравствуйте, рада вас видеть.

Г. ОНИЩЕНКО — Здравствуйте.

И. ВОРОБЬЕВА — Спасибо, что вы снова согласились со мной вести эфир. Несмотря на то, что я прививку так и не сделала. Я каюсь. Не буду, правда.

Г. ОНИЩЕНКО — Маску не носите, прививки не делаете. Полное здравоохранительное бескультурье. Я бы это так назвал.

И. ВОРОБЬЕВА — Ужас. Я не думаю, что вы ожидаете, что мне станет стыдно, честно говоря. Но в отличие от меня наверняка многие люди сейчас все-таки делают себе прививки от гриппа.

Г. ОНИЩЕНКО — Вы смысл нашей передачи дискредитируете своим поведением. Я тут весь из себя погруженный в рекрутирование здорового образа жизни всех наших сограждан и первые слова, с чего начинается признание – в том, что, несмотря на это я ничего делать не буду.

И. ВОРОБЬЕВА — Мне кажется, что мы с вами прекрасно составляем пару в этой программе. Потому что вы образец здоровья и не болеете, прививаетесь, а я антоним такой.

Г. ОНИЩЕНКО — Ну-ну. Так.

И. ВОРОБЬЕВА — Так что там про нормальных людей, которые прививаются в отличие от меня.

Г. ОНИЩЕНКО — Да, в отличие от вас мы насчитали отличающихся от вас людей по этому признаку 32 миллиона. Которые уже привились. Еще осталось нам привить 2,5 миллиона, 2 миллиона 100 примерно и тогда наступит полное исполнение наших планов, которые были запланированы на этот год в рамках национального проекта. 32 миллиона 55 тысяч, детей мы привили 12 миллионов 532 тысячи, еще осталось примерно 800 тысяч, итого будет 13 миллионов 400, взрослого населения привито 16 миллионов 700, мы здесь не дотягиваем до 21-22 миллионов. Так что успехи налицо. Пейзаж при этом остался спокойный. То есть преобладает РС парагриппы и адено.

И. ВОРОБЬЕВА — Можно объяснить слушателям и мне.

Г. ОНИЩЕНКО — Это пейзаж вирусов. И поэтому эти два фактора спокойный пейзаж и уже высокий уровень охвата это 22,4% от всего населения России. Дает нам основания делать благоприятные прогнозы. И если то, что сегодня творится за стенами нашей студии…

И. ВОРОБЬЕВА — Вы имеете в виду снег, метель.

Г. ОНИЩЕНКО — Да. Оно может откорректировать. Но уже принципиально не изменится.

И. ВОРОБЬЕВА — Как метель может повлиять…

Г. ОНИЩЕНКО — Очень просто. Метель, помноженная на безответственное отношение не только к прививкам, но и к одежде, переохлаждение и следствие подрыв иммунной системы и так далее. Мы вчера буквально подвели итоги, притом, что в целом ситуация достаточно нормальная, мы поругали нерадивых и вот такие у нас есть, которые охват прививками не обеспечили в должной мере, я думаю, что мы подтянемся. У нас кстати отстают от плана Мурманск, Новгородская, Ямал и Калмыкия.

И. ВОРОБЬЕВА — Я думаю, что они сейчас все услышали и должны исправиться. А вот люди, которые работают в социальной сфере учителя, врачи, люди, которые работают в пунктах питания, они обязаны прививаться?

Г. ОНИЩЕНКО — Я уже это говорил, но повторю, у нас два подхода к группам риска. Первый подход по признаку состояния здоровья, это дети. И старшее поколение. У детей еще иммунитет недостаточно наработанный, с точки зрения встречаемости со штаммами гриппа в прошлой жизни. А у взрослых он уже подорванный. Поэтому по этому признаку это международный стандарт ВОЗ. И плюс еще группа рисков по признаку профессии. Учителя, врачи, которые постоянно с больными. Тут профессиональный подход. Вот такой микстный подход мы используем. Две группы риска по здоровью, две группы риска по признаку профессии. И вот они дают нам вот эту картину.

И. ВОРОБЬЕВА — А как это происходит в других странах, там тоже массовые прививки.

Г. ОНИЩЕНКО — США восстановили вакцинацию. Другое дело, за счет кого это делается. Это вопрос другой. У нас, например, основная масса делается за счет государства и только около 2 миллионов 700 мы привили за счет корпоративных денег, за счет денег частных пожертвований. Мы все-таки тешим себя надеждой, что вот эта составляющая прививок за счет привлеченных средств из других источников, она будет постоянно возрастать. Это своего рода индикативный показатель зрелости нашего общества по отношению к собственному здоровью. Так что на этой неделе я думаю, мы все-таки завершим, на декабрь у нас перейдет, уже подчистка. И будет вот такая ситуация. Ситуация благоприятная с точки зрения популяционного иммунитета.

И. ВОРОБЬЕВА — Вообще в целом по заболеваниям отмечается снижение количества заболевших или наоборот…

Г. ОНИЩЕНКО — У нас по 47-й неделе ситуация в стране в целом по ОРВИ и гриппу находится на доэпидемическом уровне. И только в трех субъектах превышение. Это Ульяновская, Астраханская, Рязанская области.

И. ВОРОБЬЕВА — А это с какими-то специфическими…

Г. ОНИЩЕНКО — Это связано с эпидпроцессами. Сейчас скажу. Восемь городов-столиц, это Иваново, Рязань, Смоленск, Ставрополь, Саранск, Ульяновск, Магадан, Салехард.

И. ВОРОБЬЕВА — Это как раз города, где…

Г. ОНИЩЕНКО — Где идет превышение. Когорта 0-2 года это младшие дошколята 10 субъектов имеют превышение. Как раз свидетельствует о том, что у этой группы еще нет иммунной памяти. Ивановская, Рязанская, Архангельская, Пензенская, Ставрополье, Башкортостан, Удмуртия, Чувашия, Соха и Ханты-Мансийск. Группа 3-6 старшие дошколята 8 субъектов. 7-14 – 4 субъекта. Вот такая ситуация по собственно заболеваемости.

И. ВОРОБЬЕВА — А сколько привитых в регионе, и какой там уровень заболеваемости?

Г. ОНИЩЕНКО — Уже можно судить. Потому что мы достигли ВОЗовского стандарта. Там 20, а у нас 22. Мы поднимемся еще.

И. ВОРОБЬЕВА — Но прямая зависимость от количества привитых и заболевших?

Г. ОНИЩЕНКО — Как правило, да. Потому что последние годы попадание практически стопроцентное вот эти три вакцины, изготавливаются из актуальных штаммов. Потому что у нас корпорация международная существует, и мы получаем штаммы от ВОЗ уже актуальные для этого сезона. Еще лет 15-20 назад мы один раз в 2-3-5 года попадали на актуальные штаммы. А сейчас каждый год делается из актуального штамма, вакцине гриппол этого года два других штамма по отношению к тому, что были в прошлом году. Два заменили полностью. И так примерно каждый год.

И. ВОРОБЬЕВА — Слушатели наши задают вопросы. Юлия из Москвы спрашивает, у нее дети только что переболели ветрянкой, сколько должно пройти времени после болезни, чтобы можно было сделать прививку от гриппа.

Г. ОНИЩЕНКО — Мы устанавливаем для этого случая интервал два месяца. После перенесенного инфекционного заболевания.

И. ВОРОБЬЕВА — И потом уже можно прививки делать.

Г. ОНИЩЕНКО — Потом видимо, через два месяца будет уже поздно. Уже пик пройдет, но не будем загадывать. А вот использовать другие средства защиты для детей, тем более они сейчас выйдут из инфекционного заболевания с ослабленным иммунитетом, я бы здесь посоветовал Юле оберегать их от общения с заболевшими. Если сама Юля заболеет, чтобы она носила маску, витамины, чтобы они нормально питались, нормально одевались. Больше находились на воздухе. Смотря, какой возраст, она, к сожалению, не указала. Это тоже имеет определенное значение в данном случае.

И. ВОРОБЬЕВА – Вопросы, который присылают наши слушатели, крик души такой. Наша слушательница Ирина продолжает тему нашей прошлой программы, спрашивает: когда уже примут закон о запрете курения на лестничной клетке. Она устала проходить через эту газовую камеру и детям тоже конечно не нравится проходить к лифтам.

Г. ОНИЩЕНКО — А как я устал, входя в вашу радиостанцию, когда выходишь из лифта и натыкаешься буквально на густую стену этого, я бы сказал дымного перегара. Вот есть алкогольный перегар. Потому что вы же поймите, тут была идея на Арбате запретить курить, я сразу в красках представил, как мы будем дружно выселять радиостанцию «Эхо Москвы», поскольку она…

И. ВОРОБЬЕВА — Вы же понимаете, запретите курить на Арбате, мы выйдем, мы будем выходить на улицу и будем мерзнуть.

Г. ОНИЩЕНКО — Мы вас просто должны будем отсюда тогда изъять.

И. ВОРОБЬЕВА — За что?

Г. ОНИЩЕНКО — Процент курящих в вашем ведомстве, видимо, зашкаливает.

И. ВОРОБЬЕВА — Довольно низкий кстати. Неправда. У нас некурящих больше.

Г. ОНИЩЕНКО — Хотелось бы надеяться.

И. ВОРОБЬЕВА — У нас главный редактор не курит, этим все сказано.

Г. ОНИЩЕНКО — Я бы хотел в это верить. Я понимаю, что у него золотая акция в руках, у главного редактора. Поэтому, к сожалению, оправдались самые мои худшие ожидания, даже они превысили, я-то надеялся, что все-таки первое чтение пройдет, оно должно было на днях пройти этого закона. И думал, что на втором чтении, где вносятся субстантивные поправки, там с помощью уже отработанной юридической техники выхолостят этот закон. Но произошло более худшее. Был внесен альтернативный закон, и по регламенту он должен быть рассмотрен в течение 30 дней, следовательно, закон уходит в следующий год. Поэтому та лоббистская циничная группировка, которая лоббирует законы, вредные абсолютно для здоровья россиян, отнимающие огромное количество жизней и недожитых лет, она пошла по самому пессимистическому сценарию и внесла противоположный закон. Это беда. Но и эта беда преодолимая.

И. ВОРОБЬЕВА — Вы так оптимистично настроены сегодня.

Г. ОНИЩЕНКО — А что делать.

И. ВОРОБЬЕВА — Если мы говорим о лоббистах этого, чтобы не приняли подобный закон, табачных лоббистов в думе, это табачные компании или кто это?

Г. ОНИЩЕНКО — Давайте мы вернемся в лоно нашей программы.

И. ВОРОБЬЕВА — Но «Будем здоровы» мне кажется про курение это самое…

Г. ОНИЩЕНКО — Мы перешли уже к другому сегменту. Давайте поговорим, вот смотрите 1 декабря у нас буквально послезавтра.

И. ВОРОБЬЕВА — В субботу.

Г. ОНИЩЕНКО — А 1 декабря с 1988 года всемирный день борьбы со СПИДом. И это, в общем, серьезная проблема, мы каждый год к нему готовимся. Буквально вчера на селекторе мы об этом говорили. Мы готовим целый ряд акций в регионах, в основном профилактического характера. Это санитарное просвещение, это и рассказы о том, что… Кстати я назову девиз этого дня. Он называется так: в направлении цели — ноль. То есть что такое направление цели ноль. Что нулевое число новых случаев инфицирования, нулевая дискриминация и нулевое число смертей, связанных со СПИДом. Это девиз был и в прошлом году и будет до 2015 года. То есть он фактически на 4 года принят. Что это означает. В чем конкретные цели ставятся по реализации этого девиза. Сокращение вдвое показателей передачи ВИЧ половым путем. Искоренение вертикальной передачи, сокращение вдвое материнской смертности по причине СПИДа. Предотвращение новых случаев заражения ВИЧ среди лиц, употребляющих наркотики. Обеспечение всеобщего доступа к антиретровирусной терапии инфицированных ВИЧ. И сокращение вдвое смерти по причине ВИЧ-инфицированных от туберкулеза. Вот те подцели, которые закладываются в эту программу.

И. ВОРОБЬЕВА — А какие сейчас цифры по сравнению с прошлым годом.

Г. ОНИЩЕНКО — Всего у нас с начала регистрации, а первый случай был в 1987 году зарегистрирован на территории России. У нас зарегистрировано 617 тысяч 18 человек. Начиная с 1987 года. Вот в этом году за 10 месяцев 2012 года выявлено 62 тысячи 865 новых случаев. И вот здесь мы прирастаем. Но причина кроется в том, что сегодня Россия чрезвычайно открыта с точки зрения доступа сюда тяжелых опиатов из Афганистана. Я уже говорил об этом много раз. Дело в том, что после американской интервенции в Афганистан военной операции, производство героина возросло в 3-4 раза больше, чем во всем мире его производилось за все это время. Это тяжелая ситуация, причем никакой борьбы там не ведется. Более того, я так понимаю, существует негласное соглашение, мы вас не трогаем, вы нас не трогаете на этом попроще. А он идет на сбыт и в Европу и к нам и через Россию идет тоже в Европу, но самое главное, что у нас. Тем не менее, национальный проект по ВИЧ-инфекции реализуется. Государство деньги выделяет. И в этом году у нас лечится около 100 тысяч человек по профилактическому курсу. Но это очень сложная программа, она сложная не с точки зрения принятия лекарств. А с точки зрения рекрутирования в эту программу ВИЧ-инфицированных. Потому что, однажды начав лечиться, ты должен лечиться всю жизнь. И здесь ситуация и вертикальный путь передачи, мы практически достигли европейского уровня профилактики на этом сегменте. То есть что мама ВИЧ-инфицированная, а ребеночек благодаря вовремя начатому курсу рождается и живет не ВИЧ-инфицированный. Это очень важное обстоятельство. Правда, в этом году к сожалению, у нас где-то порядка 180 детишек, которые не получили это лекарство в силу того, что мама асоциальная, она не становилась на учет, пришла только к нам уже собственно в период рождения ребенка и так далее

И. ВОРОБЬЕВА — Если мы говорим про ВИЧ-инфицированных, регулярно в Москве и других городах есть гражданские объединения, разного рода общественные организации, которые проводят акции в защиту ВИЧ-инфицированных и людей, которых необходимо лечить. Буквально недавно, по-моему, вчера была акция у одной из фармацевтических компаний с требованием снизить цену на лекарство, которое называется Калетра.

Г. ОНИЩЕНКО — Что я вам скажу. Во-первых, моя позиция по отношению к объединениям этим. Я являюсь убежденным сторонником того, что без гражданского общества эту проблему нам не решить. И не решить ее, во-первых, нам нужна такая активная жизненная позиция в работе собственно в этой достаточно скрытной, крайне дискриминируемой когорте нашего населения, понимаете, вот этот эгоизм, вот ты инфицированный, и, пожалуйста, уйди от меня…

И. ВОРОБЬЕВА — Не подходи.

Г. ОНИЩЕНКО — Это крайне неверная позиция. Это раз. Второе, внутри этого сообщества люди остаются зачастую один на один. И поэтому с ними нужно работать и конечно, наиболее эффективно работают сами ВИЧ-инфицированные, сами бывшие наркоманы. Они…

И. ВОРОБЬЕВА — Те, кто через это прошел.

Г. ОНИЩЕНКО — Эта программа называется «Равный – равному». Они говорят, я же такой же, ну почему… И мы должны понимать, и все, кто нас в этот момент слышат, что сегодня уровень той профилактики, которая может и реализуется в нашей стране, позволяет полностью социализировать этих людей. То есть эти люди могут рожать детей, я сказал, что от ВИЧ-инфицированной мамы…

И. ВОРОБЬЕВА — Это возможно.

Г. ОНИЩЕНКО — Второе, эти люди могут работать. В-третьих, они могут, если будут соблюдать те не такие обременительные меры профилактики, они могут жить столько же по продолжительности, как и их сверстники, но не инфицированные. То есть это полностью социализированные люди. Это надо знать, слышать и помнить. Многое зависит от вас. От тех, кто по разным причинам стал ВИЧ-инфицированным. Можно жить в семье, рожать детей, жить и работать и так далее. Но вот эта стигматизация этих людей, дискриминация по отношению к ним, она во вред и тем, кто ВИЧ-инфицированный и самому обществу. Это говорит о незрелости нашего общества. Что касается того, что вы сказали, конечно же, в рыночной экономике сложно взывать к любви к ближнему, хотя у нас сегодня идет рождественский или Филиппов пост, тут такого рода вещи они нужны, но я бы все-таки канализовал все эти усилия, всю энергию таких обществ на работу с ВИЧ-инфицированными. Потому что это очень важно для нас.

И. ВОРОБЬЕВА — Сейчас мы буквально на пару минут прервемся на краткие новости. Ваши вопросы можете присылать на аккаунт @vyzvon, или на sms +7-985-970-45-45.

НОВОСТИ

И. ВОРОБЬЕВА — Геннадий Григорьевич, мы закончили с нашими темами по эпидемиологической обстановке.

Г. ОНИЩЕНКО — Я, во всяком случае, все, что хотел сказать, сказал.

И. ВОРОБЬЕВА — У нас просто тема программы называется в том числе: советы туристам, уезжающим на новогодние праздники. Какие новогодние праздники, если все СМИ забиты сообщениями о том, что нам грозит в 20-х числах конец света.

Г. ОНИЩЕНКО — Давайте не будем тратить драгоценное эфирное время на поддержание в общественном мнении вот этих уток. Какие объективные основания для этого есть.

И. ВОРОБЬЕВА — Я распечатала вопросы, здесь очень много страниц. Я сейчас открываю эфирный пейджер. Здесь тоже очень много страниц и почти все спрашивают про конец света.

Г. ОНИЩЕНКО — Давайте коротко на это ответим. Во-первых, я еще раз говорю, никаких объективных оснований для таких утверждений нет. А раз их нет, тогда задаем вопрос, для чего это делается. Для того чтобы возбудить общественное мнение, добавить даже не ложку дегтя в бочку меда, а еще в несколько бочек подлить дегтя и без того перегретую отрицательной информацией ситуацию. Это прямое влияние на здоровье людей.

И. ВОРОБЬЕВА — Почему?

Г. ОНИЩЕНКО — Ну как. Когда вас угнетают и вам говорят, вот меньше чем через месяц все закончится. Ведь много людей, которые в это верят.

И. ВОРОБЬЕВА — Нормальный человек мне кажется, не будет паниковать из-за этого.

Г. ОНИЩЕНКО — Мы живем в обществе, мы должны думать не только в логистике нормального человека, как вы говорите, то есть человека, который ни во что не верит. А есть же много людей, которые в силу своего психического психологического статуса верят в это. Ну и что дальше? Это трата, отрицательная информация, это реальные потери здоровья для людей. Поэтому придет время, мы этих людей будем судить.

И. ВОРОБЬЕВА — Каких людей?

Г. ОНИЩЕНКО — Те, которые распускают эти слухи. Ведь они откуда-то берутся.

И. ВОРОБЬЕВА — Они берутся очевидно от древнего племени майя.

Г. ОНИЩЕНКО — Итак, древнее племя майя почивает в бозе и пожелаем ему дальнейших успехов в этом. А вернемся на нашу грешную землю.

И. ВОРОБЬЕВА — Где будут новогодние праздники, очевидно.

Г. ОНИЩЕНКО — Грядет вот это действительно катастрофа. 10 дней. Чревоугодие и потребление всех видов алкоголя это катастрофа.

И. ВОРОБЬЕВА — У меня такое ощущение, что вы сейчас рекламируете новогодние праздники просто фактически. Я сейчас начала уже просто завидовать всем тем, кто новогодние праздники отмечает.

Г. ОНИЩЕНКО — Я констатирую ту крайне отрицательную привычку нашего общества так проводить время. Я всегда говорю, что слишком длинные у нас новогодние праздники. Но раз такое несчастье свалилось на нашу голову, и целую декаду нам нужно не работать, не поднимать нашу экономику, не устремляться к светлому экономическому благополучию, так давайте хотя бы попытаемся минимизировать отрицательные последствия. Первое, не надо резко менять климатическую зону, в которой вы находитесь.

И. ВОРОБЬЕВА — То есть не надо ехать из холода в жаркие страны.

Г. ОНИЩЕНКО — Куда-то там в жаркие страны, поверьте, для вас, каким вы молодым и здоровым не были, это серьезное испытание для адаптации организма. Надо приехать в жаркие страны переадаптироваться, затем через несколько дней вернуться назад в холод и зачастую, особенно у людей, у которых адаптация уже достаточно потрепанная, они очень тяжело это переносят. И зачастую даже и прибаливают. Итак, мы договорились, что мы отдыхаем в Подмосковье или… Второе, становимся на лыжи, спим, сколько нужно физиологически. Нормально умеренно питаемся. Бываем на свежем воздухе и желательно в кругу своей семьи. Если кто-то все-таки не услышал нас и поехал в жаркие страны, или вообще за рубеж даю конкретные советы. Итак, у нас, к сожалению, любимая Доминикания, она любимая для многих, потому что она достаточно дешевая и там нет визовых проблем. Рядом находится Гаити, там продолжается та тяжелая вспышка холеры, которая произошла, и только в этом году там несколько десятков тысяч людей заболело. Но в Доминиканской республике уровень сервиса туристов достаточно высокий и там… это кишечная инфекция. И если соблюдать элементарные требования гигиены, пить нормальную воду, питаться нормальной пищей и иногда мыть руки, то можно…

И. ВОРОБЬЕВА — Иногда мыть руки – я правильно вас услышала?

Г. ОНИЩЕНКО — Да.

И. ВОРОБЬЕВА — Поправьтесь, пожалуйста, а то сейчас люди же правда подумают, что надо иногда это делать.

Г. ОНИЩЕНКО — Теперь если это Африка, иногда у нас на сафари туда едут. 45 стран Африки и 13 стран Южной и Центральной Америки неблагополучны по желтой лихорадке. Но тот, кто туда регулярно ездит, они знают, что нужно привиться один раз на 10 лет и все будет нормально. Кто еще этого не сделал, нужно сделать. Западный Нил у нас сейчас менее актуален, поскольку комар ушел в зимнюю спячку. Что касается Дубаи, там нас беспокоит проблема коронавирусной инфекции или атипичная пневмония. ТОРС так называемый. В этом году было 4 случая, два из них закончились летально. Поэтому об этом надо помнить, но ограничений мы не вводим на поездки в эти страны. Так что тот джентльменский набор наших поездок, куда наши люди любят ездить, так что такая ситуация. В принципе ехать можно, но помнить о том, что вы все-таки должны беречь свое здоровье, как с точки зрения инфекций, так и с точки зрения климатических испытаний, которые на вас наваливаются. Слава богу, у нас начался рождественский пост, он заканчивается 7 января. Поэтому православные люди не чревоугодничают…

И. ВОРОБЬЕВА — В Новый год.

Г. ОНИЩЕНКО — Да, поэтому есть надежда еще и на это. Поэтому благополучно переживем это испытание в виде 10 дней. Тотального безделья наших сограждан.

И. ВОРОБЬЕВА — Про сам новый год, сама новогодняя ночь тоже катастрофична, как правило.

Г. ОНИЩЕНКО — Если вы встречаете в семье, если у вас теплая душевная обстановка, если вы умеренно едите и говорите комплиментарные вещи своим близким, то это даже положительно влияет на здоровье.

И. ВОРОБЬЕВА — Прекрасно. Что касается длинных зимних каникул. Была же идея их все-таки отменить. Может быть их уже отменить.

Г. ОНИЩЕНКО — Принят целый ряд законов, который с переносами связан. Были разговоры об этом, но пока такого решения нет. А мы обсуждаем реальную ситуацию, которая будет буквально через месяц.

И. ВОРОБЬЕВА — К сожалению.

Г. ОНИЩЕНКО — Да.

И. ВОРОБЬЕВА — Хорошо. Что касается жарких стран более-менее понятно. Я вот, например, хочу съездить в Грузию. Там не очень сильный перепад. Там же все в порядке.

Г. ОНИЩЕНКО — Наверное, в порядке. Если вы при этом до этого не были в Абхазии и Южной Осетии, то я думаю, у вас препятствий не будет.

И. ВОРОБЬЕВА — Не была. И в Грузии тоже никогда не была.

Г. ОНИЩЕНКО — Красивая страна. Я бывал там и особенно Тбилиси мне нравится.

И. ВОРОБЬЕВА — Но вот мне кажется это будет красиво. Даже под снегом, если снег. Спрашивают, что касается лыжных курортов или просто в Европу. Тут все нормально, организм не перестраивается.

Г. ОНИЩЕНКО — Это примерно наша климатическая зона. Единственное, что такие курорты типа Куршевеля они очень влияют на зрение. Отрицательно.

И. ВОРОБЬЕВА — Почему?

Г. ОНИЩЕНКО — После возвращения оттуда денег не видишь.

И. ВОРОБЬЕВА — Слушайте, вы сейчас прямо…, я даже не ожидала такой оценки Куршевеля. Я, честно говоря, там тоже не была, но я вам верю.

Г. ОНИЩЕНКО — Но просто денег не видишь.

И. ВОРОБЬЕВА — Я вам верю. Хорошо. Что касается туристов еще. Вопрос следующий. Каждый раз, когда, на самом деле в основном это летом происходит, но в зимние праздники тоже, практически происходят разного рода неприятности с турфирмами, которые внезапно перестают работать в то время, когда люди на отдыхе. Не дай бог с каким-то ледяным дождем. Вот что надо помнить, чтобы не попасть в беду. Если ты за границей.

Г. ОНИЩЕНКО — Во-первых, это действительно проблема, к сожалению, пока существует. Несмотря на то, что туристический бизнес в нашей стране уже имеет достаточно долгую историю. Нормальный туристический бизнес. 16 января этого года в начале года эту проблему обсуждали на президиуме госсовета. Под председательством президента нашей страны. Был дан целый ряд поручений. И по изменению законодательства, и по ответственности бизнеса. Здесь есть две темы. Первая тема это доставка наших граждан. Когда случается что-то с погодой или с летательными аппаратами, то наши туристы, как правило, оказываются не очень защищенными.

И. ВОРОБЬЕВА — Да, мы же помним коллапс с аэропортами…

Г. ОНИЩЕНКО — Да, когда допустим, жители Европы получают питание, гостиничные услуги, страховки. А наши туристы оказываются самыми брошенными. Поэтому тут нужно менять наши национальные правила перевозок пассажиров. И мы добиваемся того, чтобы отменили ведомственные акты в виде приказа Минтранса, а приняли на правительственном уровне постановление. Тогда мы можем зайти на этот сегмент защиты прав потребителей через закон о защите прав потребителей. Нам нужно присоединиться к Монреальской конвенции.

И. ВОРОБЬЕВА — Что за конвенция?

Г. ОНИЩЕНКО — По авиапассажирам. Мы сейчас работаем по Варшавской конвенции, мы являемся членами ее. Но там, во-первых, низкий уровень страховки, наши граждане не имеют права подать за рубежом жалобу в суд, на какую-то иностранную авиакомпанию, если она не так его обслужила. И уровень страховых выплат там гораздо более высокий. Нежели это при Монреальской конвенции. То есть, грубо говоря, сидит в кресле гражданин России, рядом с ним сидит гражданин, условно говоря, Европы, уровень страхования жизни и здоровья этих людей совершенно разный. Потому что мы не присоединились к Монреальской конвенции. Такое поручение есть. Но здесь есть сопротивление со стороны авиакомпаний, потому что им нужно выплачивать определенные… Теперь что еще. Сам туристический бизнес, тут страхование должно быть более и страхование жизни таким, чтобы можно было, если не дай бог что-то случилось, заболел человек или попал в какую-то аварию, чтобы он без оглядки мог получить в полном объеме медицинскую помощь в стране пребывания. Этого, к сожалению, пока нет. Мы добиваемся того, чтобы гражданин получал туристический продукт, а ему, как правило, в силу его, в том числе и неосведомленности подсовывают продукт такой, как он называется, когда он разбивается на ряд сегментов. Например, турфирма говорит, вы извините, а мы же вам только билеты покупали. А мы не давали гарантий, что с вами будет в отеле, в Турции или еще где-то. Извините, а мы не страховали вашу жизнь, мы вам обеспечивали минимальную помощь, а вдруг, у человека инфаркт случился. И вот это начинается. Что на уровне правительства принимается решение по вывозу, МЧС летит, хотя в принципе это должно решаться уже с помощью экономических инструментов с меньшим ажиотажем, а более технически.

И. ВОРОБЬЕВА — Сейчас из ваших слов я сделала вывод, я например, не пользуюсь услугами турфирм в принципе, потому что проще самим все делать. И сейчас из того, что мы знаем про турфирмы и как это все происходит, возникает ощущение, что проще самим правда и билеты покупать и гостиницы. И страховку делать.

Г. ОНИЩЕНКО — Это неверно. Вы, говоря современным сленгом, человек продвинутый. А большинство людей даже не знают и у них и времени нет входить в Интернет, что-то заказывать. И динамика очень позитивная.

И. ВОРОБЬЕВА — Рынок туруслуг становится более цивилизованным.

Г. ОНИЩЕНКО — Законодательства все приняты, сейчас нарабатывается достаточно хорошая кредитная история и большинство все-таки, вот в ту же Доминикану за прошлые зимние каникулы выехали 30-40 тысяч граждан. За эти 10 дней. И большинство уехало и приехало, и никаких проблем не было. Поэтому этот вид бизнеса у нас оцивилизовывается, да, есть досадные огрехи, жулики на этом сегменте, но всех мазать черными красками я бы не согласился с вами. Я просто говорю про те риски, и наша задача не рекламировать те или иные туристические, но в целом этот бизнес идет в правильном направлении. Это я заявляю совершенно официально. Но ведь большинство наших граждан соблюдает рождественский пост, и поэтому это не предполагает такого праздного пребывания в Доминикане или каких-то других странах.

И. ВОРОБЬЕВА — А много людей вы считаете, у нас пост соблюдают?

Г. ОНИЩЕНКО — Пост надо отличать от диеты. И да, там есть ограничения по пище, но тот, кто соблюдает пост, пища это один из инструментов нормального соблюдения. В основном это духовное совершенствование. Борьба со страстями. А страстей у нас как известно классических 8. Так или нет?

И. ВОРОБЬЕВА — Наверное.

Г. ОНИЩЕНКО — Чревоугодие, адюльтер. Сребролюбие, любовь к деньгам. Что еще. Гнев, печаль, уныние. Это страсти. С которыми надо бороться. Тщеславие. Гордость. Поэтому эти вещи и духовное совершенствование. И ограничение себя в пище, чтобы плоть под ногами не путалась и не мешала сосредоточиться на духовной жизни. А наши люди зачастую это воспринимают как диету, чтобы подтянуть свой организм и вновь удариться в те 8 страстей, с которыми нужно бороться. Да бог с ним. Пусть даже диету соблюдают и то хорошо для здоровья.

И. ВОРОБЬЕВА — Диета это вообще хорошо для здоровья.

Г. ОНИЩЕНКО — Переедание это достаточно высокая степень риска для продолжительности жизни. Культура питания, я бы так сказал, не диета.

И. ВОРОБЬЕВА — Мы с вами уже обсуждали не раз, что культуры питания как таковой нет.

Г. ОНИЩЕНКО — Почему же нет. Не надо.

И. ВОРОБЬЕВА — По сравнению может быть со Штатами, где фастфуды везде.

Г. ОНИЩЕНКО — США это другая тема. И у нас своя огромная, причем большая разнообразная культура питания. Сколько народу, столько и кухонь. Причем эта культура действительно в самом прямом смысле слова. Поэтому я думаю, что для каждого возраста она своя. И поэтому здесь говорить об этом надо, это один из главных инструментов сохранения, поддержания, а может быть даже и поправления своего здоровья. Именно питание.

И. ВОРОБЬЕВА — Сегодня пришла новость о том, что Роспотребнадзор оштрафовал московское метро за излишний шум. И наложил штраф на общую сумму столько-то тысяч рублей. А у меня вопрос. Когда штрафуется метро за излишний шум, штраф понятно, как-то исправляется потом? Надо же как-то исправить, чтобы жалоба потом не поступила. 26 жалоб только в течение 2012 года.

Г. ОНИЩЕНКО — Во-первых, конечно же, наш огромный мегаполис без метро никак не обойдется. И то, что последние два десятилетия была практически свернута программа развития метрополитена, это уже сказалось. Потому что те программы, которые были, у нас уже должно было быть и второе кольцо, и уже метро далеко должно было зайти за пределы кольцевой. И уже должны были быть скоростные линии, условно говоря, на ветке Сокольники, Юго-Западная, 2-3 должно было быть остановки, чтобы не об каждую станцию спотыкался, а шел. И это должно было быть, к сожалению это все было остановлено, а сейчас пытаются наверстать. Конечно, есть проблемы с подвижным составом. Он шумный достаточно у нас. И можно на принципиально новой технической основе делать его более бесшумным. И шум от работающей вентиляции. Потому что ведь мы должны знать, что в метрополитене 6 режимов вентиляции. В зависимости от погоды. Примитивно. Что зимой воздух нагнетается в тоннель, и отсасывается через станцию, чтобы не было холодно, а летом наоборот. И в этих двух полярностях есть еще в зависимости от температуры разные режимы. Примерно их шесть. Это огромная техническая задача, которая успешно достаточно решается. Шум идет в основном от подвижного состава. Но в принципе каких-то серьезных изменений в здоровье мы не видим. Даже у тех людей, которые там работают и которые постоянно пользуются метрополитеном московским. Но, тем не менее, это не значит, что не нужно снижать этот шум.

И. ВОРОБЬЕВА — То есть они должны сами применить что-то…

Г. ОНИЩЕНКО — Я говорю, стратегически подвижной состав должен быть более совершенный, менее шумный. Даже тот, который есть, должен содержаться в достаточно хорошем техническом состоянии, чтобы уменьшить шум и так далее.

И. ВОРОБЬЕВА — Еще на самом деле большой вопрос, но очень мало времени. Наша слушательница говорит, что всем хорошо известно, что одно-два посещения детьми наших детсадов зачастую приводят к неделям, а то и месяцам их болезни, это вызывает серьезную тревогу за обстановку в этих дошкольных учреждениях.

Г. ОНИЩЕНКО — Если переуплотнен детсад, конечно же, риск высокий, что дети заболеют. Если ребенок ослабленный и нерегулярно посещает этот детсад, а приходит от случая к случаю, тоже. Одно дело он в семье общается с мамой или с близкими, и другое дело, когда он входит в тот огромный я бы сказал заповедник вирусов и микробов, которые в каждой группе есть. Мы же говорим с вами об эпидемическом подъеме в начале учебного года, после каникул и так далее. То же самое здесь происходит. И конечно содержание детсадов. Если там нет санитарной культуры, там нет теплового режима это беда.

И. ВОРОБЬЕВА — Ну и конечно мамы, которые, несмотря на болезнь детей, их отправляют…

Г. ОНИЩЕНКО — И это тоже. Маму не надо обвинять, мать это святое. Она вынуждена делать, потому что мы ее в такие условия поставили. Понимаете.

И. ВОРОБЬЕВА — Надо менять условия.

Г. ОНИЩЕНКО — Для мамы.

И. ВОРОБЬЕВА — Да.

Г. ОНИЩЕНКО — Это я согласен с вами.

И. ВОРОБЬЕВА — Хорошо, программа «Будем здоровы». Я благодарю нашего единственного гостя этой программы во все времена главного государственного санитарного врача России, руководителя Роспотребнадзора Геннадия Онищенко. Спасибо большое. До встречи в следующей программе.

Г. ОНИЩЕНКО — Спасибо. Не болейте.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире