'Вопросы к интервью
17 ноября 2016
Z Будем здоровы Все выпуски

Законопроект об организации детского отдыха. Регламент оказания медпомощи авиапассажирам


Время выхода в эфир: 17 ноября 2016, 20:07

И. Воробьева 20.05 в столице. Здравствуйте. Это программа «Будем здоровы». Геннадий Онищенко, Ирина Воробьева в студии. Здравствуйте. Добрый вечер.

Г. Онищенко Добрый вечер.

И. Воробьева Мы договаривались поговорить о законопроекте об организации детского отдыха. Вообще в ГД два законопроекта. Один, который внесли депутаты еще в октябре, а сейчас, который внес Минздрав. Между ними какие-то серьезные есть разногласия?

Г. Онищенко Минздрав ничего не вносил…

И. Воробьева Минобр.

Г. Онищенко На самом деле детский отдых это одно из достижений нашей прошлой эпохи, когда он у нас был организованный, мы с вами его часто обсуждали в разных ракурсах. И за этот период 25-летнего нашего поиска собственного пути, мы его значительно подрастеряли, но слава богу, сохранили. Если говорить о количественных показателях, то где-то 47 тысяч организаций, причем те, который настоящий детский отдых, в загородных зонах их еще меньше. За прошлый сезон мы оздоровили 6 с небольшим миллиона. Притом что 14-15 миллионов школьников. То есть половина попадает. И мы говорили о том, что пришкольные лагеря дневного пребывания это квазиотдых, а в них больше детей. И мы его, в общем, считаем отдыхом, хотя его наверное не надо таким считать. Потому что это просто присмотр. Пока родители дома, на работе, дети должны быть хотя бы накормлены, и присмотрены при школах. Это не полноценный отдых, мы говорили о том, что нужно искать новые формы в новых экономических условиях. Семейный отдых, наверное, детский туризм развивать надо. Это тоже активная форма отдыха. Хотя оздоровительный эффект несколько по-иному должен считаться. Но, тем не менее. По показателям оздоровительного эффекта мы тоже с вами говорили. Что набор веса, рост, сила мышечная рук, объем легких – вот эти 4 показателя которые в целом дают достаточно объективную картину. Но произошла беда. На Сямозере. Она коснулась наших московских деток. И тогда по поручению президента, которое было после очень подробного разбора этой ситуации, которое было 6 июля 2016 года. Где было дано прямое поручение правительству и в первом пункте написано: обеспечить подготовку законодательных и иных нормативных правовых актов, предусматривающих установление порядка организации, конкретизацию полномочий федеральных органов, осуществление закупок с ограниченным участием. Чтобы наши пресловутые закупки, когда один показатель – цена. В том числе эту услугу тоже покупали. Саму услугу. Я уж не говорю, что там надо пищевые продукты покупать и так далее. И конечно, было отдельное поручение силовому блоку по охране, это, прежде всего, Министерство внутренних дел, МЧС. Гвардии даже национальной. Потому что это тоже, к сожалению, сегодня актуальным является. В чем проблема. Была проанализирована подробно вся правовая база, которая была. Понятно, то, что произошло на Сямозере, кстати мы об этом много и подробно говорили, оно не укладывается ни в какие нормативы. Никаких нормативов санитарных правил, это единственное комплексное правило, потому что у нас же есть санитарные правила для загородных лагерей, для санаторно-курортных учреждений, для палаточных лагерей. Не в стационарных условиях, а палаточных. Это может быть даже с перехлестом в чужую компетенцию, но тогда нужно было это сделать. Когда в 90-е годы никто детским отдыхом не занимался, благодаря тому, что мы систематически привлекали внимание регионов, удалось сохранить в таких социально ответственных зрелых регионах еще и развить эту тему.

И. Воробьева А других регламентов просто не было.

Г. Онищенко Были. Уловка какая произошла. Когда запретили один раз в три года проверять…

И. Воробьева МЧС.

Г. Онищенко Нет, все объекты. Наш бедный бизнес так страдает бедолажка, его все замучили. И когда я доказывал, позвольте, 9 месяцев учреждение не работает. Коллектива там нет. В последних числах мая приезжают люди. Это сложившийся коллектив. Приехала отдельная бригада поваров, отдельная бригада воспитателей, вожатых. И директор. Новый коллектив.

И. Воробьева Наемные все люди.

Г. Онищенко Конечно. Если раньше мы допустим, в лагерь отправляли самых что ни на есть передовых, поварские бригады, самых лучших снимали, поощряли их путевками, в советское время. То сейчас туда попадают самые что ни на есть негожие. Потому что те, кто ценится, допустим, в ресторане, в предприятии общественного, его никто туда не отдаст.

И. Воробьева Ну конечно, будут на нем деньги зарабатывать.

Г. Онищенко Нет, не зарабатывать. А просто они беспокоятся за свой бизнес. Как же они отдадут, а сюда кого. Гастарбайтера. Настолько понятно, что даже объяснять не надо. И вот мы для себя отговорили, что для пионерских лагерей надо дать право каждый заезд, а их примерно 3-4 бывает, право проверки.

И. Воробьева Не раз в три года, а каждый заезд.

Г. Онищенко А остальные-то надзоры. Допустим, плыли они на этих надувных матрасах. 56-54 ребеночка. Которые сами плавать не умеют. Наши московские дети. Воспитатели девчонки из колледжей педагогических, которые ничем не отличаются от этих детишек. Протащил на этом буксире катер. Все знают, Сямозеро, там кстати были маломерные суда, проверка, которая сейчас находится в ведении МЧС. До сих пор не могут определить, а чьи же лодки были и матрасы. Они вроде в лагере не числились нигде. Была хорошая четкая система, в каждом регионе есть лагерная комиссия, которую возглавляет зам. губернатора, который отвечает за детей. За образование, здравоохранение, в каждом районном муниципальном образовании тоже была комиссия. Каждый раз приезжала эта комплексная комиссия, пожарные, санитар, маломерные суда. Ветеринары иногда. Ростехнадзор, который смотрел, качели не прогнили, не упадут, не убьет детишек так. Спортивные сооружения. Эта комиссия комплексно выносила решения. Все подписывали акт.

И. Воробьева Соответственно потом отвечали.

Г. Онищенко Во-первых, уже была ответственность этих людей, которые готовились. А сейчас, когда все было заброшено, нигде четко не прописано. Но есть еще кроме формальностей, если хотите совесть.

И. Воробьева Это же дети.

Г. Онищенко Есть еще ответственность губернатора и так далее. За организацию отдыха в своем регионе. Там же дети, а в данном случае приезжали наши московские дети, Карелия, своеобычный отдых. Когда это все было проанализировано, президент дает команду: найдите одного ответственного. Потому что ответственность в целом за организацию, мультипликация шла, каждый за свое, но кто-то один…

И. Воробьева Один в стране или регионе?

Г. Онищенко В регионе и в стране. И что происходит у нас. Во-первых, мы застоялись в советском периоде. Да, нужно детей оздоравливать, да, эта форма отдыха, когда дети едут в лагеря, отряды, спальные корпуса, линейки, построения, это такая квазивоенизированная все-таки форма отдыха. Не все дети к этому приспособлены. Тем не менее, оздоровительный эффект всегда был хороший. Но надо же думать, что мы живем в другой социально-экономической ситуации. Конечно отдых познавательный. Который и культурно развивает человека и дает ему возможность узнать окружающий мир, и зарубежный отдых кстати сегодня. Это хорошо. А самое главное все-таки естественным является отдых родителей с детьми. Но у нас же этой инфраструктуры в стране нет. Почему наши люди уезжают в Турцию. Потому что там они быстро сориентировались, они предоставляют в отелях детский отдых не только разрешают селить родителей с детьми, но и создают инфраструктуру и для детского отдыха. Родители могут заниматься своей формой отдыха. А детей в это время развлекают нормально. Ну откликнитесь, бизнес, на эти дела. Переход от государственной в частную форму. Где-то это шло нормально, где-то шло с издержками. В данном случае просто лучший лагерь был Карелии. С точки зрения материально-технической базы. Был приватизирован, наверное, нормально. Но так как относились к этому просто как к такой примитивной услуге. Не думая ни о детях, главное побольше, подешевле и получить больше маржу. Детей даже почему заставляли ездить в эти походы – потому что нужно было освободить стационарную территорию.

И. Воробьева Для других детей.

Г. Онищенко В полевых условиях кашу сварили и все, а не то питание, которое положено. Появилась норма форма, за которой никто не успел. Этот туристический отдых, некий так называемый экстремальный туризм. Нужно, согласен. МЧС же, допустим, готовит детей-школьников спасателей.

И. Воробьева Да, курсанты.

Г. Онищенко Нет, курсанты это курсанты. Это взрослые люди, а вот именно детей. Но там идет подготовка в течение года. Их обучают, физически готовят, им такие навыки прививают. И когда они уже летом едут, сплавление и так далее, так они уже готовы. А не просто взяли московских детей, привезли, и давай в поход. В наших нормах были только пешие походы, оцифрованные маршруты, обработанные от клещевого энцефалита места отдыха, стоянки соответствующим образом оборудованы. Где можно и пищу приготовить и установить палатки и так далее. А вот эта форма она вообще никак не нормировалась. Более того, когда Владимир Владимирович в 12-м году вернулся на президентский пост, он в конце лета собрал под Санкт-Петербургом, там есть очень хороший лагерь, который из советского вырос в современный, модернизированный. С построенным спортзалом. Спортивными современными сооружениями, где можно детям еще и специальными видами отдыха заниматься. Профессиональным спортом. И на этой базе мы проводили совещание. Тогда подготовили развернутое решение. Где была дана рекомендация, что не всем детям можно допустим, в Архангельске живет, обязательно ехать отдохнуть на море. Кто-то может, а у кого-то просто по состоянию здоровья нельзя резко менять климатическую зону. Давайте создадим такие очаги лагерей, которые могли бы отвечать требованиям. Тот лагерь, о котором я говорю, он мог быть вполне таким межрегиональным лагерем, где весь северо-запад, особенно для тех детей, которые не могут менять климат, у которых возникают всякого рода противопоказания, чтобы они там отдыхали. Более того, они должны превратиться в очаги образовательные, развивающиеся. И потом смотрите, что у нас, вернулся Крым. Артек. Это Мекка. От начала и конца советского периода и слава богу сейчас там идут огромные вложения, ремонты делаются хорошие и дай бог. У нас был на Дальнем Востоке круглогодичный тоже такой же комплекс отдыха для детей, который круглый год работает. У нас был Орленок. Это уже на территории Краснодарского края. Вот уже три очага постоянно действующих, которые могут вырабатывать и методологию отдыха и какие-то развивающие программы, они уже есть. Ну еще давайте создадим северо-запад, сибирский вариант для такого отдыха и будем культивировать. Но нам же надо было дождаться этого всего, еще немножко истории. Все это начиналось с того, дали деньги. Начали финансировать, когда мы начали подниматься, чтобы финансировать регионы. Определили, несколько раз выходили постановления правительства, где определялись деньги, продолжительность отдыха, и потом это перешло все в ведение министерства социальной защиты и труда. Вроде логично. В последнее время постепенно начало на себя перетягивать это агентство по туризму. По-моему появился достаточно активно развивающийся сегмент туризма. Но не просто пешего туризма…

И. Воробьева Можно и на лодках, лошадях и пешком.

Г. Онищенко Выезжать за рубеж. Вот если МВД своих детей в Болгарию вывозит в традиционные наши лагеря, ну просто на Черном море, только с другой стороны, с другого бережка смотрят. А есть, просто собираются, садятся в поезда, едут, знакомятся с городами, с историей Европы и так далее.

И. Воробьева В школе мы тоже так ездили.

Г. Онищенко Вы уже ездили. А в наше время этого не было. Это тоже летний отдых. Это прежде всего оздоровление. Возможность творческого развития, обогащения духовного мира и интеллекта. Лидерские качества развиваются. Творческие способности детей и конечно же, прежде всего это все должно быть окормлено, инсталлировано требованиями, обеспечивающими безопасность детей.

И. Воробьева Но вот про требования самый важный вопрос.

Г. Онищенко И вот когда это все проанализировали, конечно же, самый подходящий тут генерирующий федеральный орган, который должен быть, это конечно министерство образования. Потому что оздоровление детей школьного возраста неотъемлемая часть образовательного процесса. Как дети отдохнут после тяжелого учебного года. Как вступят в новый образовательный цикл, многое зависит от качества отдыха. Вот сейчас попытка такая делается. Потом мы же говорим, что это еще и образование.

И. Воробьева Ну конечно.

Г. Онищенко Поэтому сейчас ставится вопрос о том, что надо все-таки определить, нужно добавить функции для министерства образования как законодательного и нормотворческого органа. Который будет, в том числе и развивать виды отдыха. И их не просто директивами доводить, а готовить кадры, естественно.

И. Воробьева То есть это один ответственный за детский отдых будет министерство образования.

Г. Онищенко Пока так планируется, да. Для того чтобы у этого федерального органа исполнительной власти были законодательно определенные функции. Надо этим заниматься. Там не пишется, что министерство образования, а федеральный орган исполнительной власти, отвечающий за образование. Сегодня министерство образования, завтра как-то по-другому назовут. Смысл должен быть вот этот. Второе. Конечно, должен быть реестр. Мы многое растеряли, как я уже говорил. Особенно загородных лагерей. Ерничая можно сказать, что лагерям не повезло, потому что их строили в очень живописных местах. И вот в 90-е годы больше половины из них было обанкрочено, специально разрушено и на этих местах сейчас стоят…

И. Воробьева Но очень много в Московской области, может быть, лет пять назад было заброшенных лагерей пионерских.

Г. Онищенко Было что. Как правило, лагеря были на балансе предприятий. И это считалось хорошо. Тогда же было показательным то, что социально ответственные предприятия и так далее. А когда началась новая экономика, это все стали обзывать непрофильным активом. Мы завод, мы зарплату заплатили, налоги заплатили, а за все остальное должно думать государство. Наверное, когда-то мы к этой жизни придем. Когда эти предприятия сбросили с себя и оказались никому ненужные. А подхватить некому было, да еще находились люди, которые специально это делали, чтобы потом индивидуальный отдых организовать там. Вот и потеряли мы огромное количество этой, в общем, достаточно развитой инфраструктуры, которая требовала лишь модернизации и хорошего хозяина. Поэтому сегодня нужно создать реестр. Конечно, реестр есть. И Роспотребнадзор, который этим системно занимается. Потому что каждый год уточняется, вот я например, могу разбивки по всей стране. Где сколько потеряли, сколько было лагерей.

И. Воробьева Таблица огромная.

Г. Онищенко Тут все написано. И какие корпуса, и с мягким инвентарем. Есть ли там спортивные сооружения. Это рабочий реестр, но тут нет показателей, условно говоря, противопожарной безопасности. Технической безопасности. Потому что это только санитарные требования, хотя я сказал, что мы вынуждены были в наших нормах заходить на чужую площадку.

И. Воробьева Этот реестр должен быть открытым, чтобы родители могли смотреть.

Г. Онищенко Ну конечно. Во-первых, он должен быть объективным. И потом ведение реестра это не дело надзорного органа. Надзорный орган может вести свои реестры. А ответственность за это должен иметь… Да, и эти данные туда войдут, они могут даже стать базовыми. Они должны быть дополнены еще и данными других надзоров. Технического надзора, пожарного, потому что у них свои требования, которые здесь не отражены. Должен быть паспорт этого учреждения. Мы должны, в конце концов, разобраться, так все-таки мы летний отдых, вернее городские лагеря дневного пребывания считаем отдыхом или нет.

И. Воробьева Тогда из этого будет по-другому все. Я напомню, программа «Будем здоровы» и ваши вопросы по нашим темам сегодняшним можете присылать на +7-985-970-45-45. Аккаунт @vyzvon, можете также писать с сайте «Эхо Москвы», только обязательно подписывайтесь, если у вас есть вопросы. Анонимки читать не будем.

НОВОСТИ

И. Воробьева Это программа «Будем здоровы». И мы всю первую часть говорили про организацию детского отдыха и законопроект. Про лицензирование хочется узнать. Все должны быть лицензированы.

Г. Онищенко Лицензирование это формальная часть. На сегодняшний день тот анализ показал, что нужно вносить изменения в пять законов. И этот законопроект, он отдельный, который так и называется «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в целях обеспечения прав детей на отдых и оздоровление, а также охрану их жизни и здоровья». Это какие законы. Это «Об основах гарантиях прав ребенка в РФ». Где не разрешают мокрой тряпкой доску вытирать в школе. «Об основах туристической деятельности». «О дополнительных гарантиях и социальной поддержки детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». «Об общих принципах организации местного самоуправления РФ». И только потом закон об образовании. В этот комплект законов вносятся точечные изменения, которые в комплексе дают тот скелет, законодательно оформленный ответственности между многими федеральными органами и та прекраснодушная идея, что надо кому-то одному поручить и чтобы он отвечал, так не получится. Должен тот, кто главный координатор, через которого и деньги, это же не бесплатная затея. Я считаю, я принципиально не согласен с тем, что это не потребует денег. Нужны деньги. Если мы говорим об изменении структуры и не просто построить лагеря, мы должны сначала осмыслить, а что же мы хотим для наших детей. Выстроить некую концепцию. Это и подготовка кадров. Это не просто: а ну поезжай, а то я тебя. А заинтересовать человека.

И. Воробьева Чтобы была мотивация.

Г. Онищенко Не просто душевный порыв, хотя без душевного порыва здесь не обойдешься. Это дети. И образовательная деятельность это искусство. Это призвание, служение, а не просто пойду-ка на заработки съезжу, подработаю. Хотя это тоже, стыдиться этого не надо. Короче, вот такой законопроект есть, он очень интересный. И самое главное, что он должен быть принят у нас к следующему сезону. Потому что если мы еще раз не используем этот шанс, который дала нам та трагедия, которая произошла. Шанс дала трагедия.

И. Воробьева Как и все практически происходит после трагедий, к сожалению.

Г. Онищенко Все медицинские регламенты и не только медицинские написаны здоровьем, жизнями пациентов. Поэтому такой документ есть, он должен быть немедленно всестороннее с участием всех и прежде всего родителей отработан. И в ближайшее время принят. Потому что, конечно же, уже в этот бюджетный цикл практически не попадает, но тем не менее, хотя бы определиться с пониманием к следующему оздоровительному сезону в этом вопросе нужно.

И. Воробьева Прежде чем мы перейдем к теме детского труда. А почему нельзя мокрой тряпкой доску вытирать?

Г. Онищенко Вы же понимаете, вот сегодня у нас было заседание комитета, и обсуждали, мне-то как медику, когда сидят педагоги… Вы же знаете, что искусство учить, искусство лечить и искусство судить. Это три искусства. По Сократу. Все остальное это уже ремесло. Так вот они смотрят и правильно смотрят, что труд ребенка это его воспитание. Без этого нельзя.

И. Воробьева Но вопрос: какой.

Г. Онищенко И вот я сидел, думал, боже мой. Я учился в школе, 8-9-10 классе у меня были уроки труда. Где я не гладью вышивал, хотя гладью вышивать нас тоже учили, и крестиком. А в 8-10 классе меня учили работать на токарном станке. Огромная машина крутится, может что-то вырваться, упасть. И, тем не менее, меня учили. И мне было интересно. И по достижении 18 лет я школу окончил, мне не было еще 18 лет, но я имел право пойти на работу как токарь.

И. Воробьева Профессию давали.

Г. Онищенко Рабочую профессию, причем токарь это не какая-то там… А до этого я учился в школе на уроках труда, мы и строгали, пилили.

И. Воробьева Табуретку делали?

Г. Онищенко Делали. А сейчас в порыве свободы личности, как мы насилуем ребенка. И мы сегодня дошли в нормативно-правовой базе, что действительно, я не утрирую, что предложить дежурному в классе, а мы же дежурили в классе, перед уроком протереть доску влажной губкой это нельзя без его согласия и без согласия родителя. Это эксплуатация ребенка.

И. Воробьева А класс убирать тоже, наверное, нельзя. Мы убирали.

Г. Онищенко Да вы что, это насилие над личностью. И сегодня эти выступления против Трампа, которые идут, ведь это кто там, это…

И. Воробьева В Америке что ли.

Г. Онищенко А кто там, там в основном студенты, инфанты, которые ничего в жизни никаких трудностей не встречали. Ничего их не заставляли делать, никто в жизни не сказал слова «нет».

И. Воробьева Да ну перестаньте, Геннадий Григорьевич.

Г. Онищенко Да точно.

И. Воробьева Мы же с вами не знаем этих людей. В Америке очень интересная система образования.

Г. Онищенко Обождите. Мы не знаем, но мы читаем американскую прессу. И вот основная часть тех людей, которые не перешли возраст кризисного трехлетнего ребенка. Вы помните, индийская мудрость что говорит. Что до 3 лет ребенок царь, с трех лет до 14 лет он раб, а после 14 он друг. То есть до трех лет мы действительно должны не противоречить, потом мы должны брать его в жесткие, по-нашему говоря, пока он ложится поперек кровати, он еще подлежит воспитанию. Потом уже нет. А потом уже должен быть другом тебе. Младшим, старшим. Такая химия должна быть. А когда мы запретили все делать, — эксплуатация детского труда. Вы что, насилие над личностью. А всероссийское движение волонтеров, посмотрите, как сейчас пошли крупные мероприятия государственные, в первый раз я с ними столкнулся в 2006 году, когда у нас «восьмерка» была. И школьники старших классов, студенты ходили, это, во-первых, языковая практика была, потому что иностранцы. Когда мы проводили универсиаду, у нас было несколько тысяч волонтеров из числа студентов старшеклассников. Им интересно и нам интересно.

И. Воробьева Я в школе переводчиком на юношеской олимпиаде работала.

Г. Онищенко Правильно, и вам должны были заплатить. И это было хорошо. Сегодня у нас есть дети, которые, слава богу, не задержались в этом инфантильном возрасте. Они видят, что он может что-то сделать и помочь родителям во время летних каникул. И не только летних каникул. И он хочет работать. Другое дело, что мы должны обеспечить его безопасность. Если мы нанимаем волонтера, мы должны объяснить правила передвижения и там, где нужно провести инструктаж по охране труда. И если он работает в столовой, собирает посуду, мы тоже ему должны санитарный минимум, чтобы он сдал. Если он имеет отношение к какому-то технологическому оборудованию, электробезопасность и так далее. Ну пусть работает.

И. Воробьева То есть это нужно.

Г. Онищенко Я считаю, что главным ограничителем… Так все педагогическое сообщество друг друга убеждало, что для меня в моей школьной жизни было само собой разумеющимся.

И. Воробьева А там есть разные…

Г. Онищенко Я первый свой рубль заработал в первом классе. Тот советский. Такой знаете, лапоть был большой.

И. Воробьева Как заработали?

Г. Онищенко Шел ремонт домов и люди штукатурили. Они мне сказали: иди воду носи. У меня было маленькое ведерко 10-литровое. И подносил им воду. Наливал, они делали растворы. И штукатурили фундамент.

И. Воробьева Понятно.

Г. Онищенко И они мне рубль платили в день. Я такой довольный был. В советское время было нарушение. Когда школьников снимали и на сельхозработы в сентябре отправляли. Вот тут было неправильно. Там действительно был тяжелый труд. Допустим, я был на первом курсе, мне нужно было 24 ящика помидор собрать. Небольшие ящички, делов-то. Это было в охотку. Но это мне было, я вроде физический был развит. А кому-то это было тяжело. Это уже был…

И. Воробьева Перегиб.

Г. Онищенко А вот то, что я могу и главным ограничителем, может быть, только одно: состояние моего здоровья, психосоциальное физическое развитие, то есть я способен эту работу выполнять. Проведенный инструктаж, и отрегламентирована моя деятельность. Сокращенный рабочий день и все. Все остальное это от лукавого. Как же так, насилие. Конечно согласие родителей должно быть. Все боятся эксплуатации детского труда. Но есть еще разум. Действительно можно детский труд и мы знаем, что в других странах и в Африке, да и у нас в 90-е годы было, когда детей брали в семьи для того, чтобы они отрабатывали на сельскохозяйственных работах.

И. Воробьева И сейчас тоже такие случаи бывают.

Г. Онищенко Но это не значит, что мы должны все запретить. И пусть они ходят по улице, это, во-первых, здоровье. Это во-вторых навыки в жизни. Он не будет таким инфантом, и он хоть сам себя обслужит. В какой-то мере. Мы сейчас заново проходим тот цикл, который для кого-то был само собой, конечно нужно министерству образования взять это на себя. Жестко отрегламентировать. Безусловно, прикрыть тот порыв, вот сегодня ставропольчане докладывали, как они организуют детский, как работу организуют, подготовку детей, наверное, нужно собирать, как раньше называлось школы передового опыта. Ничего в этом зазорного нет. Приехать посмотреть, как они делают. Республика Алтай тоже рассказывают о том, что, во-первых, они культуру воспитывают, и промыслы какие-то развивают. А почему республика Алтай у нас еще и рекреационная зона, не южного туризма, а наоборот такого горного, лесного. И здесь они могут использовать именно на сезон. И это же здорово. Сейчас все-таки нам надо уйти от той крайности, в которую мы впали. Когда мы все позапрещали и сидим и радуемся. И потом удивляемся, правда, откуда у нас такие дети, которые ничего не знают. И посуду помыть не могут в доме. Поэтому даже мы сегодня в детдомах, сейчас у меня детдом есть, они живут отдельно, мальчики и девочки. Что делается. Вот мы поставили детдом на реконструкцию семейного типа. То есть делается некая квартира трехкомнатная. Набираются дети разновозрастные. В классе по возрасту. Ну допустим, семья, старшие, младшие, они друг за другом ухаживают. Готовят вместе уроки. У них есть круглосуточный воспитатель.

И. Воробьева То есть они, получается, учатся быту.

Г. Онищенко Они живут в семье, причем разновозрастные. И дошколята, и младшие школьники и старшие. Где-то до семи детей. То есть семья. У них квартира, своя кухня. Они сами готовят пищу. Они себе моют полы…

И. Воробьева Убираются в квартире.

Г. Онищенко Есть стиральная машина. Старший школьник, что, не может бросить туда и нажать кнопку что ли. Идут условия, приближенные к семейным.

И. Воробьева Чтобы они по выходу из этой структуры могли себя обеспечить.

Г. Онищенко Они имели бы навыки семейной жизни. Потому что вот ребенок уходит из детдома ему дают квартиру, слава богу, а он не знает, как к плите подойти. Потому что он не воспитался. Он не знает, как посуду помыть. Если этого навыка нет, потом уже трудно приобретается. А когда в своем возрасте приобретается, это естественно.

И. Воробьева Но этого не хватает в школах, какой-то предмет, который бы объяснял детям, что такое ЖКХ, что такое налоги, как это все происходит. Окружающий мир.

Г. Онищенко Это все называется «Основы жизнедеятельности». У нас и домоводство было, и уроки труда. Сегодня республика Алтай рассказывала, что эти дети живут, обрабатывают огород, они создают себе если хотите заготовки на зимний период, картофель вырастить. Ту же морковь, капусту и так далее. Что тут такого.

И. Воробьева Отлично. В общем, это должно быть, но есть какие-то препятствия этому.

Г. Онищенко Пока есть законодательные. Что это эксплуатация детского труда. Единственный ограничитель это состояние здоровья детей, что мы его заставляем делать больше, чем он может.

И. Воробьева По состоянию здоровья.

Г. Онищенко Есть возрастные ограничители. Допустим, младшего школьника нельзя заставить стоять у огня. А взрослую девочку, которая в 9-10 классе, что она яичницу не сделает что ли. Поэтому это тоже есть. Но это все давно отработано, просто нужно актуализировать применительно к современной обстановке и прекратить эту ахинею насчет того, что мы должны сдувать пылинки с наших деток.

И. Воробьева У нас есть еще тема, которую мы обещали слушателям. Это оказание медпомощи авиапассажирам. Но если я правильно поняла, в ГД будет создана рабочая группа, она нынешний порядок проанализирует и дальше будет понятно, нужен ли отдельный регламент, законопроект.

Г. Онищенко Тут не в этом дело. Дело в том, что это есть сегодня. Как я вам говорил, что мы всю жизнь по ММСП – это международные медико-санитарные правила, последний пересмотр был в 2005 году, сейчас готовится новая версия. Там обязательно оговорено, что воздушные суда и бригады бортпроводников это люди, которые имеют навыки парамедиков. Они знают краткий курс инфекционных болезней. Они могут предварительный диагноз поставить. Они должны на летящем воздушном судне изолировать этого человека, дать соответствующую информацию. С предварительным диагнозом. Чтобы, если нужно самолет отогнали на санитарную стоянку. Сняли пассажиров, описали. И карантинизировали. И таким способом всегда пользовались. Особенно самолетов, возвращающихся из неблагоприятных регионов. Это было с экзотическими гриппами, и в период эпидемии холеры, когда людей нужно было изолировать. Мы просто снимали людей с борта и увозили на изоляцию. Где-то просто описывали, проводили беседу и предупреждали и эти списки отдавали скорым бригадам, которые могли приехать, вызвать. Или тот участковый врач, который уже знал, что человек привез, любое повышение температуры могло быть оценено как диагноз под вопросом той инфекции, с которой он встретился. Но есть еще и соматические. Не инфекционные заболевания. Тут тоже бригада бортпроводников имеет определенные навыки.

И. Воробьева Но, как правило, объявление идет: есть ли в самолете врач.

Г. Онищенко Это правильное объявление. Почему же не воспользоваться. И, слава богу, физиологические роды принимали не раз. Было такое. Когда наши мамочки не могут умерить свою активность и в последнем триместре летают в самолетах. Бывает все в жизни. Но другое дело, что в силу и бизнеса, и других обстоятельств, особенно сердечно-сосудистой патологией, когда людям становится плохо, они начинают требовать медицинской помощи. Когда все это было государственное, все было проще. Посадили и посадили. Взлетел и взлетел. А сейчас частные компании. Это раз. Второе – жесткая регламентация ответственности медицинской. У нас в связи с тем, что стандарты появились, даже есть такой термин — оборонительная медицина стала развиваться. Вот я врач, я сижу на приеме, я знаю, что если я ошибусь, я могу потерять работу, меня засудят. И я начинаю что делать. Я начинаю назначать, кстати, это у американцев очень сильно развито…

И. Воробьева Анализы, которые не нужны.

Г. Онищенко Нет, я раз назначил, второй раз назначил, попросил дополнительные консультации. То есть я пытаюсь оградить себя от возможной ошибки, потому что я понимаю, что я могу потерять. Это, во-первых, удорожание, это затягивание принятия решений. Когда на врача наступают, у него рефлекс возникает. В данном случае у нас тоже регламентируется сейчас. Если раньше был просто подвиг и порыв, то сейчас извините. Мы оказали помощь, все обошлось. Мы оказали помощь и что-то не получилось. А почему ты полез. А где твоя лицензия на медицинскую деятельность.

И. Воробьева Вот это нужно менять?

Г. Онищенко Все это нужно взвесить, определиться с тем, что должно быть на борту. Это достаточно понятно. И, конечно же, отрегламентировать, да врачи, как правило, находятся, но их тоже надо и защитить, и отрегламентировать их деятельность.

И. Воробьева Мы не успели много, но еще вернемся к этой теме обязательно. Вообще к оказанию первой помощи. Очень много вопросов, в том числе от наших слушателей. Встретимся в следующий раз и обсудим. Это была программа «Будем здоровы». Геннадий Онищенко, Ирина Воробьева. До встречи.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире