'Вопросы к интервью

И. Воробьева 20 часов и 7 минут в столице. Это программа «2019». Меня зовут Ирина Воробьева. И я надеюсь, что наш второй ведущий, первый ведущий Виталий Дымарский тоже на связи. Виталий Наумович, вы здесь?

В. Дымарский Полуторный.

И. Воробьева Ура!

В. Дымарский Если вы меня слышите, то отлично.

И. Воробьева Слышим.

В. Дымарский Я вас даже вижу.

И. Воробьева Мы вас тоже, на самом деле, видим, но маленьким таким на экранчике.

В. Дымарский Да?

И. Воробьева Да. Но главное, что слышим хорошо. У нас сегодня в гостях кандидат в депутаты Мосгордумы Сергей Митрохин. Сергей Сергеевич, здравствуйте!

С. Митрохин Добрый вечер!

И. Воробьева Виталий Наумович, позволите мне первый вопрос?

В. Дымарский Конечно! Вам москвичам первый вопрос.

И. Воробьева Нам москвичам… Сергей Сергеевич, у меня вопрос некорректный, как всегда. Но, просто, это вопрос, который вам наверняка уже задавали много раз. И давайте еще раз. Просто закроем этот вопрос. Почему, несмотря на то, что и кучу кандидатов сняли, некоторые до сих пор находятся за решеткой, уголовное дело. Почему вы решили не снимать свою кандидатуру и решили идти до конца?

С. Митрохин Я две причины назову. Первая заключается в том, что 5 000 избирателей поставили подписи за мое выдвижение. У меня сейчас нет возможности провести среди них опрос, чтобы выяснить, согласны они с этим снятием или нет. И я чувствую свою ответственность перед ними в первую очередь, а также перед многими жителями моего округа, которые выразили мне поддержку и желание, чтобы я стал депутатом. Если я снимаюсь, то я, получается, их обманываю.

Вторая причина заключается в том, что выборы все-таки, несмотря на все вот эти снятия, все, что происходило, в 43-м округе являются альтернативными. Есть кандидат от власти (член «ЛДПР») и есть оппозиционный кандидат – это я. Поэтому лишать жителей округа этой альтернативности, мне кажется, тоже неправильно. Поэтому я отвечаю на этот вопрос так. Хотя при этом конечно я считаю, что выборы нелегитимны в целом в Мосгордуму. Но они у нас такие уже давно. У нас еще с 2009-го года они такие.

В. Дымарский А можно я добавлю?

И. Воробьева Да, Виталий Наумович.

В. Дымарский А можно я добавлю нашего петербургского? Потому что вот «Яблоко» в Петербурге говорит так устами Бориса Вишневского, что «мы на губернаторских выборах не голосуем или голосуем своеобразно, против всех фактически (там что-то такое нужно с бюллетенем делать), поскольку нелегитимные выборы и все кандидаты в губернаторы получили это свое разрешение как бы от власти, поэтому мы ни за кого здесь не голосуем». Хотя там есть и представитель оппозиции Михаил Амосов. А в отношении Москвы, того же Митрохина – здесь вот можно, а здесь – не надо. Вот какая-то непоследовательность, мне кажется.

С. Митрохин Ну почему непоследовательность? Я не являюсь кандидатом от власти. Если б я был кандидатом от власти…

В. Дымарский Нет, нет, нет. Здесь же от власти есть Беглов. И есть два кандидата не от власти. И их все равно надо поддерживать, потому что они попали на эти выборы. А от нас никто не попал. Вот поэтому поддерживать никого не надо.

С. Митрохин Ну, Борис Лазаревич глубоко знает политическую ситуацию в Питере. Я вот не хотел бы сейчас с ним в чем-то полемизировать.

В. Дымарский Да я вообще просто про позицию «Яблока».

С. Митрохин Питерское «Яблоко» самостоятельно формулирует свою позицию. У нас в партии федерализм.

В. Дымарский Ну понятно. Ну хорошо.

И. Воробьева Виталий Наумович, можно к Москве вернусь?

В. Дымарский Да конечно.

И. Воробьева Спасибо.

В. Дымарский Я больше не буду в Питер звать. Будем о Москве говорить.

И. Воробьева Вы тоже будете в Москве. Очень хорошо.

В. Дымарский Я теперь становлюсь москвичом.

И. Воробьева Обратно возвращаетесь в москвича. Сергей Сергеевич, смотрите, вот ваш коллега по партии и по нынешней ситуации кандидат в другом округе Евгений Бунимович. У него в округе какая-то просто страшная чернуха происходит. Ровно неделю назад об этом рассказывал у нас в эфире Дмитрий Муратов из «Новой газеты». Да мы и сами видим, и наши слушатели это подтверждают, что просто какая-то невероятная чернуха льется на человека, который в Москве, вообще-то, Уполномоченным по правам детей работает.

В этом смысле знаете ли вы что-то, чего, может быть, не знаем мы? Может быть, есть какой-то способ бороться? Как вообще ваш коллега себя чувствует в данной ситуации и как в вашем округе, в нашем округе все происходит?

С. Митрохин Ну, у меня тоже чернуха. Но она в основном в интернете. Там какие-то фейковые видео показывают и так далее. И я не исключаю, что и против меня… Эту чернуху обычно выливают в последний день, иногда даже в день выборов самих. Не исключаю, что и против меня что-то такое готовится. По крайней мере интернет кишит этой чернухой. Конечно, эти методы, которые применяются против оппозиционных кандидатов – это продолжение вот того, что было на сборе подписей. То есть тех, кто все-таки прорвался сквозь этот барьер подписной, их, наверное, решили вот таким образом задвинуть обратно. Скорее всего, именно так можно объяснить.

И. Воробьева Как считаете, работает?

С. Митрохин Ну, вы знаете, на кого-то работает. Люди же разные. На кого-то, наверное, работает, к сожалению. И всем подряд не выпустишь такой же тираж этой газеты, где скажешь, что это все вранье. Конечно, большинство людей понимает, что это все специальная технология «черного пиара» против кандидата. Но есть и такие люди, которые мало разбираются в политике, плохо разбираются и верят печатному слову по старой советской традиции – вот все, что напечатано в листке похожем внешне на газету «Версия», как вот у Евгения Абрамовича…

В. Дымарский Да, Евгения Абрамовича как раз.

С. Митрохин …То значит все это правда. Есть такие люди, да, к сожалению.

И. Воробьева Это ужасно.

В. Дымарский Сергей Сергеевич, а вы попали в «умное голосование» по вашему округу?

С. Митрохин Да, я попал.

И. Воробьева Алексей Навальный призывает голосовать за Сергея Митрохина. Ну правда, люди, которые знают всю историю вообще всех людей…

В. Дымарский Взаимоотношений.

И. Воробьева В том числе и даже меня, потому что я тоже ведь из партии «Яблоко» выходец, все-таки это нон… Ну, не нонсенс, конечно.

В. Дымарский Выходец в смысле, что ты вышла?

И. Воробьева И в этом смысле тоже, Виталий Наумович.

С. Митрохин Ира, раз оно умное голосование, то надо отрешиться от эмоций и действительно умно голосовать. Я согласен.

В. Дымарский А вы его поддерживаете в принципе, да?

С. Митрохин Я благодарен Алексею Навальному за то, что он меня включил в «умное голосование».

И. Воробьева А вы саму идею – вот то, что Виталий Наумович спросил – поддерживаете?

В. Дымарский Сама идея, да.

С. Митрохин Сама идея, наверное, есть. Но она на некоторых стадиях была достаточно противоречивой, достаточно рыхлой и прослеживалась неопределенная субъективность. Но сейчас после вот этого сита, которое организовало власть, наверное, оно действительно рационально.

И. Воробьева Но в некоторых округах, если я правильно понимаю, «умное голосование» поддержало не «яблочника», а другого кандидата. Как вы относитесь к такому?

С. Митрохин Ну, я не хочу это комментировать. Я не изучал вообще ситуацию детально в других округах. Ну, в некоторых я ее знаю лучше, в других – меньше. Поэтому сейчас у меня эмпирический материал неравномерный.

И. Воробьева Хорошо. Я не про конкретно, а вообще про саму идею голосовать за более сильного кандидата, вне зависимости от того, из какой он оппозиционной силы.

С. Митрохин Здесь есть определенное противоречие иногда. Потому что мы же знаем, что партии, которые во власти находятся, их несколько, они сидят в Государственной Думе. Это же и есть власти. Вот они туда пропущены, потому что они, в общем, голосуют как надо по самым ключевым, важнейшим вопросам. По каким-то вопросам им разрешено голосовать как они хотят. Поэтому вопрос о том, сильно ли они отличаются от власти, он зависит от человека.

Я, например, считаю, что они несильно все отличаются во власти. Они с ней идут в едином фарватере. И они ей помогают держаться на плаву. Каждый работает на свой сегмент электората и подтягивает этот электорат в целом к поддержке существующего режима. Поэтому вопрос сложный. Но каждый имеет право свой проект выдвигать. И мне кажется, проект «умного голосования», в принципе, работает.

И. Воробьева Виталий Наумович.

В. Дымарский А как вам кажется, вообще вот этот проект «умное голосование», я бы сказал, все вот эти выборы (ну, берем сейчас Москву) в Мосгордуму 2019, в целом поспособствовало это все некоему, хотя бы небольшому сплочению всей оппозиции или это внесло дополнительный раскол?

С. Митрохин Ну, раскола точно не внесло. А какому-то сплочению, наверное, да, поспособствовало. Думаю, что да.

В. Дымарский Потому что у меня такое впечатление, что «умное голосование» воспринято в оппозиции далеко не всеми. И как раз-таки мне показалось, что есть довольные и есть недовольные.

С. Митрохин Нет, но это все-таки частный вопрос. Но таких вот противоречий открытых меньше, чем, например, было 7 лет назад, когда были массовые протесты. Почему? Потому что тогда очень большое влияние играли довольно радикальные силы. И они тоже как бы хотели объединиться со всеми остальными. И возникал диссонанс. Было больше гораздо националистов и больше леваков.

В. Дымарский Левых радикалов.

С. Митрохин Таких левых радикальных, да. А сейчас вот в современном протесте я этого не вижу, что они какую-то роль играли. И это как бы задает более однородный такой характер оппозиции. А вот эта однородность – это предпосылка к большему сплочению, видимо. Хотя, конечно, разные политические силы и разные у них воззрения, и разные идеологии. Конечно, у «Яблока» и Алексея Навального разные позиции по многим вопросам и по методам, и так далее. Но сейчас, наверное, не время про это говорить, про эти расхождения, потому что есть такие острые проблемы, на которые надо реагировать достаточно сплоченно.

И. Воробьева А в целом, если мы говорим про Мосгордуму и про депутата Мосгордумы как человека, который может (или не может) решать проблемы москвичей. Вы же были депутатом Мосгордумы. Вот на ваш взгляд, в принципе, не знаю, инструментария у депутата Мосгордумы достаточно, чтобы решать проблемы москвичей, которые приходят и говорят: «У нас тут это не работает, тут не работает, а тут нам 30 тысяч раз уже плитку переложили»?

С. Митрохин Да, есть инструменты. Самый главный инструмент – это сам депутат. Если он активен, если он не боится работать, если он любит работать, если он относится к своей работе не формально (вот прийти и отсидеть от и до и нажать кнопки как надо – это, конечно, не работа), то тогда у него есть большие возможности.

Я могу привести пример своей деятельности в Мосгордуме с 2005-го по 2009-й год. Что касается оказания помощи, тогда приходилось много заниматься борьбой с точечными застройками. И я за этот период депутатства своего несколько десятков таких строек остановил. Кроме того, я добился от Лужкова принятия Постановления №714, которое ограничивало точечные застройки. И был создан там специальный механизм – так называемая межведомственная комиссия, которая рассматривала каждое обращение в присутствии главного архитектора города. Вот такое сейчас себе можно представить?

Я брал за руку людей, которые протестовали (ну, лидеров), приводил к Кузьмину, главному архитектору, и в половине случаев он говорил: «Да, это точечная. Вот это не соответствует Постановлению №714». И стройку отменяли. Вот конкретный ответ на ваш вопрос: что может делать депутат? Не только локально решать проблему. В принципе, даже и на общегородском уровне – ну вот такое Постановление. Конечно, и многое другое тоже можно, многие другие примеры привести.

Ну, например, вот мне удалось на Пресне остановить проект строительства парламентского центра вместо стадиона «Красная Пресня», который рядом прямо с Белым домом. И тут пришлось тоже использовать определенный инструмент. Он называется – обращение Мосгордумы в определенный орган власти. Вот я организовал обращение Фрадкову (тогда был премьер-министром), и за него проголосовали все, в том числе даже «Единая Россия». И потом еще был ряд действий.

Митинги, конечно, мы проводили. Один инструмент сам по себе не работает. Нужен набор. Вот здесь этот набор включал в себя обращение Мосгордумы, митинги, просто депутатские запросы отдельные. И такой еще инструмент на тот момент был (сейчас навряд ли он у меня есть) – это встреча с президентом.

И. Воробьева Тогда Мосгордума встречалась с президентом?

С. Митрохин Нет, президент (Медведев тогда) встречался с партиями. И я этот вопрос поставил и сказал, что финансовый кризис на дворе, а депутаты что, должны жировать что ли? Это, мне кажется, возымело действие. И потом, кстати, собирались в Мневниковской пойме построить этот парламентский центр. Это вообще ООПТ (особо охраняемая природная территория). Ну и тоже мне удалось в этом поучаствовать, что от этих планов отказались.

Но, правда, там под эту сурдинку разрешили застраивать парк Москворецкий, к сожалению. И сейчас готовится массированная застройка Мневниковской поймы. А так, я могу очень много рассказывать примеров, как депутат реально может помочь, несмотря на то, что он находится в подавляющем меньшинстве, подчеркиваю.

И. Воробьева Вот я как раз об этом и хотела спросить. То есть, конечно, команда – это важно. Но даже если депутат один (или вас двое или трое), все равно можно решать и защищать москвичей.

С. Митрохин Да. Но есть вопросы бесспорные, за которые, как я говорил уже, даже «Единая Россия» проголосовала, потому что им же общаться с избирателями здесь. Ни одного нет избирателя, который хотел на месте стадиона народного увидеть здания, в которых депутаты живут и работают.

В. Дымарский А можно еще такой вопрос? Когда вы в меньшинстве в этой Мосгордуме, контролирующую функцию трудно осуществлять за тем же бюджетом, скажем?

С. Митрохин Как раз можно. И опять могу привести примеры. Вот есть такая Адресная инвестиционная программа, в которой очень много всяких проектов.

В. Дымарский АИП.

С. Митрохин Вот я помню, как два вот сейчас (на самом деле, гораздо больше) я проконтролировал. Был проект, например, строительства санатория в Израиле для детей с каким-то заболеванием. Я не помню сейчас каким.

В. Дымарский А, это лужковский проект.

С. Митрохин Да. И было ясно, чьи дети поедут в этот санаторий. И наверняка не только дети. Совершенно ясно. И я добился того, что это убрали. А другой проект был – финансирование медного месторождения в Удокане, который за 5 тысяч километров. И депутаты «Единой России» с пеной у рта доказывали, что это нужно для научных разработок. Ну и мне удалось зарубить.

А еще, например, в один из годов этой Мосгордумы (по-моему, 2008-й) мне удалось поймать за руку чиновников, которые хотели сэкономить на пенсионных надбавках. Там система такая, что идет инфляция, они должны приводиться в соответствие с инфляцией, но они при этом все время опаздывают. И это нарочито опоздание происходит. И вот в одном случае мне удалось проконтролировать, чтобы этого опоздания не произошло, и большая сумма была выделена именно на вот эти пенсионные надбавки. Но таких видов контроля достаточно много.

Но, кстати, была возможность раньше контролировать так называемые краткосрочные и долгосрочные целевые программы. Это еще начали при Лужкове. Сейчас это полномочие окончательно отняли. Когда я был депутатом, я не дал отнять полномочия Мосгордумы по утверждению долгосрочных целевых программ. Но когда я покинул Думу, его тоже отменили. Так что, возможностей достаточно много у депутата.

Вот у меня сегодня была полемика с одним из кандидатов. Дебаты были. Уникальная вещь в наши времена. В эфире у Бориса Кагарлицкого мы были. И он сказал, что главная функция депутата – это законодательная, заниматься законодательством, а все остальное вторично, третично.

И. Воробьева Это так?

С. Митрохин Это так, когда у вас нормальный парламент и тем более у вас большая фракция в нем, влиятельная. Ну, не большинство, конечно, но большая, влиятельная. Когда ты в одиночку находишься там, шансов на прохождение твоих законопроектов очень мало. То есть это превращается только в пиар. Это тоже важно и я этим занимался, конечно. Я множество законопроектов внес. Но при этом самая главная функция депутата, с моей точки зрения, это действительно помогать людям, своим избирателям. А я считаю избирателями не только жителей округа своего 43-го, но и всю Москву, потому что я работаю по всей Москве. Вот приходить на помощь в ситуации, когда больше им никто помочь не может вообще.

Власть от них отвернулась, власть попирает их интересы, власть застраивает, позволяет рейдерам захватывать дворы (тема очень актуальная для Хамовников), парки помогает захватывать и так далее. Вот в этой ситуации приходить на помощь – это более важная… Я, наверное, ересь какую-то сейчас скажу, но, с моей точки зрения, в нынешних условиях гораздо более важная обязанность, чем заниматься законодательными инициативами. Хотя инициативы, еще раз повторяю, важны. У меня есть портфель. Я знаю, какие инициативы надо вносить по каким вопросам. И, конечно, тоже буду этим заниматься, если жители Хамовников, Арбата и Пресни проголосуют за меня 8-го сентября.

И. Воробьева Виталий Наумович, у нас 2,5 минуты до перерыва.

В. Дымарский А меня как жителя Хамовников интересует…

И. Воробьева О, это ваш избиратель, смотрите, Сергей Сергеевич!

С. Митрохин Сейчас надо будет вас сагитировать.

В. Дымарский Ну, попробуйте. Сереж, ну вот хорошо, какие-то инициативы тем не менее лежат в портфеле. Вот говорят: «Митрохин, давайте ваши инициативы». Какую первую вы выдвинете? Вот самую важную, на ваш взгляд.

С. Митрохин Ну, насчет того, что самую важную прямо первую. Не знаю, может быть, ее надо подготовить и не самую первую выдвинуть. Но я считаю, фундаментальный вопрос для Москвы – это децентрализация власти. Сейчас власть сосредоточена в одном центре. Этот центр – мэр Москвы.

В. Дымарский В мэрии.

С. Митрохин Мэрия, да. У нас есть закон «Об общих принципах местного самоуправления» федеральный, по которому все должно быть совсем не так. Но для Москвы и Петербурга сделаны исключения. Поэтому у нас так. Вот это исключение надо убрать из Федерального закона. У меня такая инициатива разработана. Но я сейчас не буду в подробности вдаваться.

В Федеральном законе должно быть четко прописано, что в районах московских и в Санкт-Петербурге (кстати, вот к вам отсылка) конкретные полномочия должны быть закреплены за местным самоуправлением – те, которые не нарушают так называемые принципы единства городского хозяйства. Например, благоустройство. Вот оно как-то нарушает этот принцип? Каждый район может сам заказывать себе благоустройство. Если он это будет делать, он это будет делать под контролем жителей (депутаты). Потому что жители могут прийти на совет и спросить: «Зачем вы нам тут собираетесь три раза плитку перекладывать?».

И. Воробьева Да. Мы не хотим здесь эти клумбы, а хотим здесь вот так.

С. Митрохин В центр к лицу, принимающему эти решения (например, к Петру Павловичу Бирюкову), вот никто из нас не придет и так не спросит. То есть это контроль. Это мощнейшее средство противодействия разбазариванию бюджетных средств и коррупции.

И. Воробьева Извините, что я вас перебиваю. У нас, просто, перерыв сейчас будет. Я напомню, что это программа «2019». Ее ведут Виталий Дымарский и Ирина Воробьева. А в гостях у нас – кандидат в депутаты Сергей Митрохин. Вернемся через несколько минут. Вы можете смотреть нас на Ютуб-канале «Эхо Москвы».

НОВОСТИ/РЕКЛАМА

И. Воробьева 20 часов 34 минуты в столице. Продолжается программа «2019». Ее ведут Виталий Дымарский и Ирина Воробьева. И у нас в студии – кандидат в депутаты Мосгордумы Сергей Митрохин. Еще раз здравствуйте, Сергей Сергеевич!

С. Митрохин Еще раз добрый вечер!

И. Воробьева Виталий Наумович.

В. Дымарский Да. Можно вопрос?

И. Воробьева Можно, конечно.

В. Дымарский Сергей, у меня такое ощущение от всей этой предвыборной избирательной кампании этого года, что столько скандалов, что, по-моему, до программ кандидатов вообще дело не доходит. По-моему, никто ими не интересуется, потому что все только интересуются, подписи, не подписи, зарегистрировали, сняли. Действительно, невероятно скандальная вся кампания – и московская, и немосковская. По всей стране, по-моему, это идет.

А вообще до содержания в течение вот этой предвыборной всей кампании удалось хоть раз дойти? До содержания своей программы, как она противоречит или не противоречит, в чем пересекается или не пересекается с другими кандидатами. И вообще народ, избирателей, их это интересует или их абсолютно переключили на другие совершенно вопросы?

С. Митрохин Вы знаете, с одной стороны, хочется ответить, что да, не очень интересует программа как таковая. С другой стороны, людей интересует примерно одинаковый везде набор проблем, которые невозможно решить без системной, проработанной программы. Такая программа у меня есть. Я сегодня нарушил традицию и не взял ее с собой. Она называется «Сбережение Москвы».

Сбережение – это слово, которое полностью противоположно тому, что, с моей точки зрения, сегодня делает мэрия Москвы. Она занимается освоением Москвы, как ресурса, как месторождения. И бюджетного ресурса, и земельных ресурсов и так далее. И в результате у нас сейчас угроза переуплотнения. Нам недавно сказали, что слишком мало народа в центре живет. Был такой Урбанистический форум, на котором это сказали, что надо дальше уплотнять. Эту позицию разделяет, например, главный архитектор города Кузнецов.

И. Воробьева Чтоб больше людей жили в центре.

С. Митрохин Чтоб больше жили, чтоб больше строилось в Москве зданий.

В. Дымарский Они же хотели, наоборот, разгрузить центр города.

И. Воробьева Вообще сюда не пускать никого хотели.

В. Дымарский Никого не пускать, кроме себя.

С. Митрохин Концепция изменилась. Поскольку в центре земля очень доходная, то на ней надо строить. А поскольку земли мало, то надо ее расчищать для того, чтобы что-то на ней построить, желательно коммерческое. И с этой целью придумана реновация. С этой целью наносится ущерб исторической застройке. Она сносится. На месте ее должны строиться вот такие коммерческие элитные комплексы.

Поэтому, возвращаясь к моей программе сбережения, в чем в данном вопросе, я считаю, должно быть сбережение. Я уже сказал, что должна произойти децентрализация и больше полномочий должно перейти местному самоуправлению, районным советам. Но это еще не все. Необходимо разграничить землю города на две категории – городская земля, как она сейчас есть, и муниципальная. У местных советов должна быть своя земля. Если у них нет земли, у них нет и власти, потому что власть может быть только на своей земле.

И. Воробьева За которую они несут ответственность и распоряжаются.

С. Митрохин Да. Они сами должны принимать решение, как проводить благоустройство. Если там есть парки и скверы, они должны решать, как вот с ними быть. Какую-то часть можно отдать под новый сквер. И там же они должны решать, где строить социальный объекты. При этом я считаю, что на этой земле – как городской, так и муниципальной – должна быть запрещена коммерческая застройка. Потому что если это наша общая земля, принадлежащая всем жителям, например, данного района или москвичам, то недопустимо отгрызать наше общее достояние и отдавать его коммерсантам на освоение. Здесь могут строиться только социально значимые объекты – больницы, поликлиники.

В. Дымарский А коммерсантам куда деваться? Вон из Москвы?

С. Митрохин Нет, подождите, в Москве есть частная земля. Вы вот коммерсантов первыми назвали, а я бы первыми в этом смысле назвал не их, а собственников жилья в многоквартирных домах. Вот они по закону, по Жилищному кодексу, имеют право на прилегающую территорию. Только с очень большим трудом сегодня и вообще очень редко они получают эту территорию в полное распоряжение.

Оформить право собственности, в кадастр ее внести, размежевать очень сложно. А за это еще надо деньги платить. Вот по моей программе это должно делаться бесплатно, потому что город сам заинтересован, чтобы избежать вот этих конфликтов на почве собственности. Он сам должен платить и согласовывать интересы при размежевании земли между домами.

Так вот, отвечая на ваш вопрос. Допустим, коммерсант хочет построить на этой земле частной, принадлежащей жителям МКД, дом. Хорошо. Договаривайся с жителями. Плати им компенсацию, чтобы они согласились переехать. Или если это пятиэтажка, договаривайся, что ты построишь десятиэтажку, а жители останутся в ней на своей земле. Вместо того, чтобы взять, вот как в Кунцево попыталась компания «ПИК», и насильно вышвырнуть и насильно вселить в другие дома. И по этому же примерно принципу и реновация проводится. Вот это неправильно.

Это цивилизованный путь. Есть еще в собственности заводы всякие бывшие. Там коммерсанты, наверное, если это их частная собственность, там могут строить жилье. Однако, есть заводы исторического значения и архитектуры исторические. Вот, например, Бадаевский завод, который еще позапрошлого века (или начала прошлого). Я считаю, что в таких случаях город должен выкупать эти участки у частников, у владельцев, чтобы эти заводы сохранить, потому что это наша история, это наша культура. Там можно делать культурные центры, выставки, музеи и так далее, и тому подобное. Ну, я могу о своей программе бесконечно рассказывать.

И. Воробьева Ну, я не про программу. Я вот хотела немножко добавить, по другому вопрос задать. Сергей Сергеевич, а у вас предвыборные обещания есть?

С. Митрохин У меня есть обещание универсальное. Я людям говорю (это, кстати, и предвыборное, и непредвыборное – и между выборами оно тоже актуально), что когда я начинаю вам помогать, я не гарантирую на 100%, что я смогу это сделать. Я гарантирую только, что сделаю 100% для того, чтобы принести вам результат. Вот это мое такое универсальное обещание. Кроме того, как продолжение его я обещаю создать самую лучшую в Москве, может даже и в России, депутатскую приемную, где каждый сможет получить помощь, кто обратился. Опыт работы у меня есть и в Мосгордуме, и не в качестве депутата по данному вопросу. Вот это я точно обещаю.

И. Воробьева Но это же касается не только жителей 43-го округа – вот эта приемная?

С. Митрохин Конечно. Обращаются со всей Москвы, естественно. Ну, к любому депутату обращаются со всей Москвы. А я очень много по Москве работал, поэтому ко мне, естественно, люди пойдут, наверное, в первую очередь.

И. Воробьева Виталий Наумович, простите, я еще один вопрос быстренько задам про предвыборные обещания.

В. Дымарский Давай-давай.

И. Воробьева А если мы говорим только про 43-й округ, то вот вы когда станете депутатом Мосгордумы (если станете, когда станете – как удобно), именно по 43-му округу самая большая проблема, которую вы будете решать в первую очередь?

С. Митрохин Ну вот в каждом районе там, в принципе, проблемы разные. Если уже спуститься вот совсем на землю, ну, например, в Хамовниках практикуются рейдерские захваты всяческие во дворах. Эта, кстати, на Арбате тоже есть проблема. Вот я уже сказал про межевание. Вот не соблюдается это право межевания. Вот, например, есть такие «Английские кварталы». К ним примыкает двор дома №46 по Комсомольскому проспекту. «Английские кварталы» построены на территории бывшего хлебозавода. Это огромный, похожий на дворец элитный комплекс. И они пытаются часть двора…

В. Дымарский Это у метро «Спортивная» там, да?

С. Митрохин Нет, не совсем.

В. Дымарский Ну неважно.

С. Митрохин Это Комсомольский проспект. Ну я говорю, дом №46.

В. Дымарский Ну да.

С. Митрохин И улица там Кооперативная, где эти кварталы. Там была пешеходная зона раньше. Теперь, когда они построились, они вокруг себя решили сделать проезд. Он там образовался в ходе стройки. Этот проезд они считают своим, хотя он проходит по территории двора. Ну вот мы там довольно активно боролись с жителями разными способами. Вот сейчас дошло, вроде, до того, что управа встала на сторону жителей и решила, что не имеют права такие вещи делать. Или, например, вот улица Погодинская.

Там была история, когда тоже две коммерческие компании «Московский шелк» и «Уралсиб» решили через территорию двора дома 14/16, сейчас точно не помню, провести дорогу. Прямо по территории двора. И с этой целью поставили знак «Стоянка запрещена» внутри двора. Представляете? Это как? Меня позвали. Я приехал и говорю: «Это же незаконно». Они говорят: «Да». Я говорю: «Ну давайте уберем». Убрали, положили аккуратно напротив «Московского шелка».

Потом снова его поставили. Я еще раз приехал. Там такая табличка со статьей Уголовного кодекса, которую мы нарушили, убрав этот знак. Мы убрали еще раз его. И в результате его там теперь нет. И жителям удалось успешно решить проблему межевания тоже. По тому межеванию, которое первоначально у них было, никакого проезда там быть не может. Так и утвердила окончательно последняя инстанция это межевание.

Вот еще одну проблему на вопрос Ирины.

И. Воробьева Про 43-й.

С. Митрохин Да. Проблема с социальными учреждениями. Я уже сказал, вот освоение Москвы, которым занимается сегодня власть московская, оно приводит к сокращению социальных пространств в буквальном смысле слова. Это в Правилах землепользования и застройки есть территории, на которых обозначены зоны, на которых могут быть только социальные объекты. Вот это постепенно вымывается.

И. Воробьева То есть там тоже появляется бизнес, коммерческие?

С. Митрохин Да. Например, в Хамовниках тех же. Ефремова, 9а, там был детский сад. И, соответственно, зона была социальная. Вот детский сад, допустим, обветшал. И если сохраняется социальная зона, то должны тоже строить либо детский сад, либо поликлинику. Вот что-нибудь в этом роде.

И. Воробьева Какое-то социальное учреждение.

В. Дымарский А построили?

С. Митрохин История забавная. Сначала в кадастре убрали социальную зону. Теперь там не зона для социального строительства, а для строительства офисных зданий. И якобы начали строить офисные здания, которые на самом деле не офисные здания, как говорят застройщики, для малого бизнеса, а таунхаусы по колоссальной цене. Мы в интернете эту информацию обнаружили, что там продаются таунхаусы по запредельной цене и что там уже три купили этих таунхауса из восьми. «Eight Yards» называется по-английски.

И. Воробьева Восемь ярдов.

С. Митрохин Да.

И. Воробьева Хорошо. Виталий Наумович.

С. Митрохин Вот такая проблема.

В. Дымарский Я хочу сказать, что как житель Хамовников я скоро приду, Сереж. Пару проблем поставлю тоже. Есть что решать.

С. Митрохин Еще. Я, просто, не закончил про социальное.

В. Дымарский Ну, сейчас всё.

С. Митрохин Тем самым социальная и культурная сфера вымывается полностью. Это выливается в закрытие детских садов, как я сказал. На Пресне дом культуры Серафимовича находился в Среднем Тишинском переулке. И к нему примыкал сад детский и ясли.

И. Воробьева Его же сносили там.

С. Митрохин А теперь все снесли. И теперь там дом строят. Строят коммерческий дом. И проблема Пресни и других районов тоже – уничтожаются культурные учреждения, кинотеатры закрываются. Вот на Пресне, по сути дела, один остался киноцентр.

И. Воробьева Который Киноцентр на Пресне как раз.

С. Митрохин Да. «Соловей». Его хотели снести в декабре прошлого года. Я там провел инспекцию.

В. Дымарский Там еще есть кинотеатр «Баррикады» рядом.

С. Митрохин Да. Инспекцию провел. Меня там задержали, штраф – 75 тысяч. Потом еще мы митинг устроили. Но весь этот шум привел к тому, что отказались от планов сноса, хотя к нему могут в любой момент вернуться. Вот поэтому я считаю, что депутатский мандат поможет и это защищать.

И. Воробьева В том числе защищать и это.

С. Митрохин В Хамовниках не только детские сады. В Хамовниках Дом детского творчества на улице Савельева, 5. Провели вот эту реформу по укрупнению учреждений образовательных и взяли и отдали все зданию сечинского института. А у детей забрали.

И. Воробьева И не построили взамен ничего.

С. Митрохин И взамен ничего не построили. Вот таких вот проблем очень много локальных и не очень локальных. И, в общем, московских тоже. Их все, конечно, очень трудно сейчас в короткое время перечислить.

И. Воробьева Поняли. С проблемами 43-го немножко разобрались. Виталий Наумович, ваш вопрос следующий.

В. Дымарский У меня вопрос от самой бесправной части жителей Москвы.

И. Воробьева От питерцев?

В. Дымарский От автомобилистов. Слушайте, это же безобразие вообще? Как могут стоить при уровне жизни, который у нас есть, вот эти вот стоянки?

С. Митрохин Платные парковки.

И. Воробьева 380 в час.

В. Дымарский Да. Начиналось все с того там, что в центре будет, Садовое кольцо, на окраинах, я помню очень хорошо, вот когда вице-мэр Ликсутов говорил, и все, вообще больше нигде не будет платных. Теперь вся Москва в платных парковках, а центр – по 380 рублей. Это что? Это к вопросу о том, что они хотят центр застраивать и заселять. У меня было всегда такое впечатление, что они, наоборот, они хотят освободить центр от машин, чтобы самим ездить спокойно, потому что они за это все не платят. Чтобы у них было спокойно, у них не было пробок, а мы бы все или ездили бы на машине где-нибудь вокруг Москвы, или пользовались набитым битком общественным транспортом. Я сказал. Я недоволен.

С. Митрохин Ну, тут вы опять отсылаете меня к моей программе. В моей программе этот вопрос решается следующим образом. Во-первых, решение о размещении платных парковок должны принимать опять-таки местные советы депутатов. При этом городской закон задолжен обязывать их предоставлять бесплатную альтернативу. Ну, например, где-то поближе к таким оживленным местам, где рестораны и так далее, то, наверное, там платные парковки должны быть, потому что там дефицит парковочных мест.

И. Воробьева Ну да. А во дворах можно и бесплатную сделать.

С. Митрохин Про дворы – это вообще особая история. Она сейчас бесплатна, слава богу. Сейчас я скажу про дворы. Но обязательно в каждом районе должны быть места, выделенные под бесплатную парковку. Пусть они более удаленные от каких-то мест наиболее интенсивного посещения. Это, кстати, европейский опыт. Такая практика во многих городах Европы есть. Что касается дворов, то вот сюда никто не должен лезть – ни город, ни районные советы.

Потому что, как я уже сказал, дворы – это частная территория, это территория, принадлежащая собственникам, живущим в окружающих домах. И навряд ли собственники будут принимать решение о платной парковке, потому что у многих машин. И вряд ли это когда-нибудь произойдет. Это принципиальная вещь. Территорией двора должны распоряжаться сами его жители, то есть собственники жилья.

И. Воробьева И все-таки, Сергей Сергеевич, 380 рублей в час. Это в 43-м округе, кстати говоря, как раз.

С. Митрохин Я считаю, что это ужасно.

И. Воробьева То есть надо снижать?

С. Митрохин Надо снижать, да. Ну вот я сейчас говорю о своей программе, потому что вот взять и сказать, что мне удастся как депутату, тем более что я если пройду, то в явном меньшинстве буду, удастся решить эту проблему, вот такое я не берусь обещать.

И. Воробьева Нет, мы же не спрашиваем, что вы снизите. Мы спрашиваем, считаете ли вы это необходимым.

С. Митрохин Да. Я считаю, еще раз сказал, этот вопрос не должна решать мэрия на весь город. Этот вопрос в каждом районе должен… Где-то депутаты, например, изберутся левых взглядов. Там они примут решение, что нет у них платной парковки. И ничего страшного в этом нет.

И. Воробьева Пока они не стоят 380 рублей в час, в принципе, платные парковки – это неплохо даже.

С. Митрохин Да. Если будет конкуренция между районами по этому вопросу, вот будет видно. Это же быстро все наладится. Это гибкая система должна быть, а не такая, когда из головы берется и придумывается вдруг неожиданно – вот здесь платная.

В. Дымарский Извините, 5 евро – это дороже, чем в Париже.

С. Митрохин Нет, это запредельная цена, конечно.

В. Дымарский Да, это запредел просто.

С. Митрохин Невозможно с этим мириться.

И. Воробьева У нас с вами остается 3 с чем-то минуты. Сергей Сергеевич, что вы скажете (или что вы хотите сказать) тем людям, которые не хотят идти на выборы и не хотят принимать участие в голосовании?

С. Митрохин Ну, я хочу обратиться не только к этим людям, а вообще к жителям Хамовников, Пресни и Арбата. Вы видите сейчас, кого пытаются продавить в качестве депутата от нашего округа 43-го.

И. Воробьева Кого, кстати?

С. Митрохин Это представитель «ЛДПР». Вы видите, как его портретами увешаны каждый подъезд, каждая остановка, каждый рекламный щит на улицах нашего округа. Этот человек никогда ничего не делал для округа. Он появился неожиданно. Никто не знает его, кто он такой. Ну вот сейчас узнали, только во время кампании. Ну и никто не знает, что он собирается делать. Что-то он там написал, но совершенно непонятно. Что-то разрозненное такое и так далее. Поэтому я предлагаю вам сделать выбор между вот этим человеком и мной как представителем оппозиции, прийти на избирательные участки и проголосовать.

Если вы хотите альтернативу, что предлагает власть, то эта альтернатива представлена человеком, который имеет большой опыт работы, я имею в виду опыт работы и в Государственной Думе законодательной, и в Московской городской Думе. Я занимаюсь практической работой по защите прав и интересов москвичей. У меня помимо системно проработанной программы развития города есть еще и отчет за 15 лет работы.

Я добился многого на территории нашего округа. Я уже говорил, вот стадион «Красная Пресня» спасал, Киноцентр «Соловей». В Хамовниках я не дал реконструировать Комсомольский проспект, против чего резко выступали жители. Я не дал вырубить сквер на 2-й Фрунзенской возле балетного училища. Это только небольшой перечень.

Если вас устраивает именно такой кандидат, то прошу вас прийти 8-го сентября и проголосовать за меня. Я постараюсь оправдать ваше доверие и обязуюсь работать добросовестно в качестве депутата, имея приоритетом в первую очередь практическую, конкретную помощь москвичам и, конечно, в первую очередь тем москвичам, которые живут в Хамовниках, на Пресне и на Арбате, поскольку я выдвигаюсь по этому округу.

Прошу вас прийти не только самим, но и привести соседей, живущих рядом, друзей, знакомых, родственников, конечно, обязательно. Есть шанс приобрести такого депутата, который действительно, реально будет приносить пользу, чего очень давно не было в нашем округе. И я даже не знаю, было ли когда-нибудь.

И. Воробьева Спасибо большое! Виталий Наумович, простите, время у нас совсем закончилось. Я напомню, что это была программа…

В. Дымарский Я жду личного приема.

И. Воробьева Да, ваш избиратель, Сергей Сергеевич, приедет.

С. Митрохин Я вас приглашаю.

И. Воробьева Спасибо большое! Это была программа «2019». Виталий Дымарский, Ирина Воробьева и наш гость сегодняшний – кандидат в депутаты Мосгордумы Сергей Митрохин. Спасибо и до встречи!

С. Митрохин Спасибо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире