19 октября 2012
Z 2012 Все выпуски

После выборов


Время выхода в эфир: 19 октября 2012, 20:05

В. ДЫМАРСКИЙ — Здравствуйте. Приветствую нашу аудиторию, аудиторию радиостанции «Эхо Москвы», телеканала RTVI, всех тех, кто смотрит «Сетевизор». Это программа «2012». Сегодня я её виду в одиночестве. Ксению Ларину мы отправили в командировку. Но зато у меня сегодня гость из тех, которых называют политическими тяжеловесами – Геннадий Андреевич Зюганов, лидер КПРФ. Здрасте, Геннадий Андреевич.

Г. ЗЮГАНОВ — Здравствуйте.

В. ДЫМАРСКИЙ — Давно мы с вами не беседовали.

Г. ЗЮГАНОВ — Да. Я с удовольствием пришёл, когда узнал, что вы будете вести.

В. ДЫМАРСКИЙ — Да, спасибо. У нас как бы начинают остывать первые такие непосредственные реакции, да, на региональные выборы, которые произошли 14 октября. И постепенно надо как бы переходить к их анализу и вообще к тому, что происходит в стране, в частности, конечно, в сфере политики. Поэтому мы сегодня этот процесс с Геннадием Андреевичем решили начать. Геннадий Андреевич, в первую очередь вы, конечно, всё-таки подведите итог выборов для вас, для вашей партии.

Г. ЗЮГАНОВ — Я считаю, что эти выборы носили принципиальный характер. На текущей неделе мы уже живём в новой политической эпохе. Прежде всего, с политической арены практически почти убрали «Справедливую Россию», ЛДПР. Их растоптали, они прошли в двух регионах из 6, набрав минимальное количество избирателей. И вся мелочёвка, их около 20 партий выступало, никто не прошёл практически на этих выборах. И весь этот огромный гандикап, приз, поделила между собой, исходя из закона, который прописан «Единой Россией» между собой. Так что на политической арене по сути дела силы – партия власть, партия чиновников и бюрократии, и мы. Если взять Дальний Восток, мы везде прибавили и укрепили. Там были случаи, когда нас обходило иногда ЛДПР, например, в Южно-Сахалинске мы набрали 27%, во Владивостоке – 22-25, до 30, по округам в трёх прошли наши товарищи.

Мы успешно выступили в том числе и на губернаторских выборах. Если взять средний показатель, у нас 22%. Эффективно выступили в Брянске. По сути дела начали начали с нуля. Потомский – он в Брянске победил их. В Советском районе, например, он набрал 50%, а Денин 46%. Всего три месяца было. Мы подготовили сильную программу.

В. ДЫМАРСКИЙ — Извините, я вас перебью. Не знаю, правда или нет. То, что я видел информацию, что якобы в Брянске там, где каибы, там победил Потомский. Где ручной подсчёт, там…

Г. ЗЮГАНОВ — Особенно в сельской местности, где трудно контролировать и нелегко было доехать всё за 3 месяца. Например, в Советском районе стояло 3 каиба. Наш перевес составляет почти 1,5 раза. Не процента, а 1,5 раза. Должен сказать, что есть три региона, которые присоединились к чеченскому результату. Допустим, в той же самой Мордовии 100%. Если в предыдущих случаях отстёгивали понемножку, то в этот раз все сыпали в урну «Единой России», несмотря на то, что иск наш лежит в Европейском суде по Мордовии, и мы не признали эти выборы. Мы в этот раз не признали выборы в Краснодарском крае и в Саратовской области.

Меня на этой неделе очень заинтриговала картина, когда наш Старик Хоттабыч, наш большой кудесник и волшебник Чуров докладывал Путину. Довольно любопытная картина. Да, сидит… Путин выразил удовлетворение. Но вместе с тем я видел на его лице редкое удивление, когда ему сказали, что в Мордовии 100%, в Краснодарском крае зашкаливает под давлением местной власти 80 почти процентов, в Саратовской области за 70%. И в Пензенской области примерно то же самое.

А уж о губернаторах говорить нечего. Они перегнали, перещеголяли даже президентский результат. Конечно, Путин должен был удивиться бы, потому что не успел передать браздов правления «Единой России», как у тех все результаты скакнули до небес на фоне тяжёлого кризиса, каждую неделю самолёты падают, бесконечные аварии, коррупция цветёт, преступность. И урожая у нас на 25 миллионов меньше собрали. А результат такой. Говорят – народ доверяет.

В. ДЫМАРСКИЙ — Может быть, это Путину должно не понравиться, поскольку получается, что Медведев эффективней, чем он.

Г. ЗЮГАНОВ — Более того. Если вы посмотрите бюджет, который представили в Думу, там ни одного указания, ни одного обещания Путина в ходе выборов не выполняется и не может быть выполнено в принципе. Поэтому картина довольно странная и любопытная, но мы должны прекрасно понимать. Вот, то торжество «Единой России» и одобрение в том числе верховной власти носит циничный характер. И если взять за час до закрытия участков, то в среднем было 12,13,15,17,20 процентов по всем городам Российской Федерации.

В. ДЫМАРСКИЙ — Явка.

Г. ЗЮГАНОВ — То есть 80, да, явка, из 100 не пошли на выборы, не хотят участвовать в этой грязи и в этих мерзостях. Они хотят жить в нормальной стране, где голос мой весит, где я на выборах могу сменить власть, где я могу дать наказы и быть уверенным, что они будут выполнены, что эти наказы будут материализованы в бюджете, а правительство доведёт эти средства до Дальнего Востока, Кавказа, до Центральной России и Сибири. Ничего похожего нет. Поэтому граждане не просто разочарованы, а начинают сознавать, что с помощью бюллетеней исправить ситуацию в стране невозможно.

Маленькие партии, которые нарезали, партии одного трамвая, они почувствовали – их тоже использовали и изнасиловали. И эти голоса все ссыпали. В той же Кубани 21%, который растащила мелочёвка, все в основном приписаны той же самой «Единой России».

Теперь в Пензе, Саратове и на Кубани будет двухпартийный парламент – партия власти и мы. Что касается Саратовской области, я уж сегодня сказал. Я говорю – понимаете, что печально? Что, казалось, там Володин возглавляет эту работу, сидит правой рукой по работе с думцами и выборам у Путина. Он обязан был показать пример образцовых выборов, а там такой мафиозный спрут. Срослась власть, силовые ведомства. Там невозможно ничего сделать. Впервые на этих выборах депутата Ющенко, депутата Синельщикова, депутата Орешкина, депутата Тарнаева и целых ряд других не пустили на избирательные участки. Выталкивали, иногда просто руки выкручивали.

Вот, у меня список. Оформлено сейчас почти полтысячи грубейших нарушений.

В. ДЫМАРСКИЙ — А вы это как-то оформляете?

Г. ЗЮГАНОВ — Всё оформлено, заявки все поданы. Но есть ещё одна особенность этих выборов. Раньше хоть как-то силовые ведомства реагировали. Сейчас нет. Они обязаны реагировать.

В. ДЫМАРСКИЙ — А как они раньше реагировали?

Г. ЗЮГАНОВ — По крайней мере, если вызвали, видишь, что… вмешаются, запротоколируют. Ну, в общем, помогали строго соблюдать закон. Сейчас таких фактов почти нет. Должен сказать, что корректна и достаточна сдержанна, разумна была полиция в Брянске. Там пытались нагибать, но руководители этих служб сказали – мы обязаны соблюдать закон и мы будем его соблюдать. Вот, больше всего меня обескуражила ситуация на Брянщине. Это моя родная область. Брянск отпочковался. Область в июле 1944 года, после того как фашистов выгнали, была огромная Орловская область, у нас всё размолотили. От Орла устоял один дом, на котором флаг водрузили, и запорные застройки. А на территории, где сегодня размещается Брянская область, фашисты спалили 1016 деревень, 75000 мирных жителей, в основном стариков, детей, женщин, расстреляли, и 150 000 угнали в фашистское рабство.

Вот за последние годы правления население области сократилось на 200 000 человек. И мне казалось, что область, в которой у Денина 6 заместителей были под судом или под следствием, где в 4 раза сократился объём промышленности, где заросло всё лопухами и бурьяном, где не работают крупнейшие заводы и предприятия, где можно было б провести нормальные работы. Я обращался и к Путину, и к Медведеву, обращался к «Единой России». Давайте хотя бы в этой одной области проведём нормальные дебаты. У нас Потомский офицер, с золотой медалью окончил, радиоинженер, грамотный человек. Окончил Академию управления президентскую, прошел депутатские ступеньки в Ленинградской области от города Всеволжска, где работал… Мы даже фильм показали, что они за 5 лет сделали, три молодых человека превратили этот отсталый городок в нормально развитый, даже в нынешних условиях, субъект Российской Федерации.

Давайте проведём встречи, дебаты, давайте проведём честные нормальные выборы. И когда они его сняли, не мы сняли, суд назначает…

В. ДЫМАРСКИЙ — Это известно.

Г. ЗЮГАНОВ — Но, нет. А вы знаете, почему сняли?

В. ДЫМАРСКИЙ — Ну, за нарушения предвыборной…

Г. ЗЮГАНОВ — Ну, я понимаю, что депутаты есть свои 200 человек депутатов у губернатора. Я это понимаю. Но когда он вызывает своих начальников, и те, не сообразуясь ни с чем, своей рукой заполняют, расписываются и оформляют, не спрашивая этих депутатов, у нас букву поставишь, запятую – снимали из списков, не спрашивая и не разговаривая. Его снял областной суд. Стали на суд давить таким образом, что впервые в истории выборов судьи в Брянской области написали официальный протест против такого беспардонного поведения партии власти и прислали её президенту. Мне казалось, что он их поддержит.

В. ДЫМАРСКИЙ — Геннадий Андреевич…

Г. ЗЮГАНОВ — Завершаю. Ещё одну фразу. Значит, сейчас новая реальность. И мы должны прекрасно понимать, что граждане не хотят 8 из 10 идти на такие выборы, что партия власти не желает проводить элементарные дебаты, что она не представила стране ни программу… что обещания президента повисли в воздухе, они не подкреплены бюджетом, и что мы и дальше будем так корчиться в муках, но ситуация будет осложняться, ибо нашу страну вот-вот ещё сильнее накроет кризис, который уже лихорадит и Америку, и Европу.

В. ДЫМАРСКИЙ — Геннадий Андреевич, картина ужасная. Но эту картину…

Г. ЗЮГАНОВ — Её надо исправлять.

В. ДЫМАРСКИЙ — Да, вы рисовали, и не только вы, очень многие люди недовольны состоянием дел, рисовали и в 2007 году, и в 2008 году. Я имею в виду только выборы сейчас называю такие, федеральные. И в 2011, и в 2012. Ничего не меняется. Ничего не меняется. Становится хуже. Геннадий Андреевич, становится хуже.

Г. ЗЮГАНОВ — Меняется. Но в худшую сторону. Ситуация развивается…

В. ДЫМАРСКИЙ — Вы мне скажите, есть некий мирный, я подчёркиваю – мирный, метод, как с этим бороться. Значит, вы мне скажите, я от вас лично слышал, от других оппозиционеров, что там зафиксировали, там подали в суд, там, значит, до Европейского суда дошли, а Владимир Евгеньевич Чуров говорит – а почему они не обращаются никуда? А суды, я знаю, что даже если вы обратитесь в суд, суд всё равно не примет вашу позицию. Есть какой-то выход из положения, кроме того, что, действительно, как вы правильно совершенно сказали, люди просто перестают ходить на выборы и перестанут. Но у нас закон такой, что хоть один избиратель придёт, а всё равно у нас выборы признаны состоявшимися.

Г. ЗЮГАНОВ — На мой взгляд, безвыходной ситуации не бывает. В любом случае это противоречие разрешится. Но есть два способа решения. Или бюллетенем, или на улицу. Никаких других история не знает. Я за то, чтобы попытаться всё ввести в правовое русло, но эта власть не понимает нормального языка и откровенного честного мало-мальски диалога. Она боится уличных акций, жутко боится. И это неслучайно. И площадь Манежная, и Поклонная, и Болотная доказали это. Она не желает, чтобы люди были информированы достоверно и всё время липовую картинку показывают. На самом деле положение трагичное и во многом крайне опасное. Но сейчас сгущается ситуация со всех сторон.

И мне казалось – Путин избран на новый срок, продавили, протащили. У тебя есть время. За плечами 12 лет правления. Ну, человек должен оставить после себя, а не только разговоры о том, что сильные. Какое может быть сильное государство, где сегодня дикость и варварство начинают торжествовать во всех сферах жизни? Какое может быть нормальное государство, где нет эффективного образования? За 10 лет ни одного наукоёмкого сложного производства не построили. Собирать отвёрткой узлы можно обезьяну научить. У нас нет ни одного конвейера, который мы эффективно сделали вместе с иностранцами.

Они ругаются, что вчерашний день, а сами показывают полную беспомощность в решении этих проблем. На мой взгляд, сейчас надо, по крайней мере нам надо, плотнее работать с молодым поколением. Кстати, вот, мы на эти выборы выдвинули целую плеяду молодых людей. Знаете, как здорово работают? Вот, они, кстати, умеют побороться за свои голоса, отстоять. Они борются на своих участках, они самоотверженны. Наелись уже так называемых разговоров о демократии. Это растёт очень смелое энергичное интересное поколение. Мы сейчас готовимся к съезду, к пленуму, мы сейчас во все структуры политические включаем молодых, талантливых, кто прошёл выборы, уличную работу и борьбу. Я надеюсь, что эта команда будет сильнее и эффективнее работать.

С другой стороны, те, кто своим трудом всё создаёт, тоже поняли, что их эксплуатируют, что на них верхом едут. Вот, соединение народно-патриотического народного движения с движением рабочее-пролетарским, мне кажется, даст уже нужный эффект в ближайшее время.

В. ДЫМАРСКИЙ — Ну, я не буду вдаваться сейчас в теоретические дискуссии по поводу.

Г. ЗЮГАНОВ — Ну, у нас очередной пленум…

В. ДЫМАРСКИЙ — Вот, вы сказали, что в результате выборов ЛДПР и «Справедливую Россию» раздавили, и что во многих местах двухпартийные законодательные собрания. А разве КПРФ не устраивает ситуация вообще такой двухпартийной системы, где ваши в какой-то степени конкуренты те же ЛДПР и те же «Справедливая Россия» как бы перестают быть политическими игроками?

Г. ЗЮГАНОВ — Понимаете, дело не в конкуренции. Я не боюсь политической конкуренции. Я не боюсь открытых дебатов. Со мной на дебаты не сел ни Ельцин, ни Путин, ни Медведев. Я не боюсь личной борьбы. Но я за то, чтобы это была борьба по правилам. А когда «Единая Россия» продувает в декабре выборы с треском, и потом за несколько месяцев пересматривает весь порядок вещей, нарезает партии по 500 человек, в срочном порядке вводит 10%-ый барьер, якобы на выборах губернаторов фактически это не выборы, а фальшивые выборы, когда всё делает для того, чтобы не было нормального наблюдения, и по-прежнему как не было дебатов, сравнения программ и соперничества кандидатов так и нет, это не выборы, это ещё одна фальшивка. Зато, кстати, в Думе когда выступают 4 руководителя фракций, картина бывает более интересная и выпуклая.

Ну, а что касается соперничества с партией власти, она же не хочет ни с кем соперничать. Она никого не слушает, она ни с кем ни разу на дебаты не села. Ну кто мешал губернаторам, которые сейчас шли на выборы? Ни один не участвовал в дебатах. Так же как не участвовал до этого кандидат в президенты от партии власти.

На мой взгляд, политического соперничества нет. Я очень внимательно сейчас слежу за выборами в Америке. Внимательно. Мне интересно. Я видел дебаты Обамы.

В. ДЫМАРСКИЙ — Нравится?

Г. ЗЮГАНОВ — Видел, да.

В. ДЫМАРСКИЙ — Нравятся процедуры?

Г. ЗЮГАНОВ — Дело не в процедуре только. Во-первых, отработана процедура. А, во-вторых, идёт абсолютно содержательный разговор о том, что волнует избирателя. Я предлагал «Единой России» — ну, мы же вносим вместе параллельно закон образования для всех. 40 миллионов студентов и учащихся в стране. Каждой семьи касается. Наш закон готовил нобелевский лауреат Жорес Алфёров, Мельников, зампред Думы, один из лучших профессионалов в этой области, академик Кашин, мой зам, готовила Плетнёва, Астанина, Смолин, автор ведущих законов. Я говорю – давайте сядем вместе с вами. Вот наша команда, вот ваша команда. Вместе с Фурсенко и Ливановым. Ну и что вы думали? Категорически не хотели.

Я слышал, как два кандидата в президенты рассматривали налоговую политику. У нас же налогов нет нормальных. У нас богатые платят налог гораздо меньше, чем бедные. На бедных вся нагрузка ложится. У нас единственная страна, в которой подоходный налог 13% и для нищего учителя, и для миллиардера. Ну нигде этого безобразия… Давайте проведём эти дебаты. Мы никогда не вылезем из этой ямы дерьма, если не национализируем минерально-сырьевую базу. Она у нас захапана 15-ти кланами, и они не хотят платить ни нормальные налоги, не хотят деньги держать в своих банках.

Вот, говорят – денег нет, для того чтобы развивать свою экономику, поддержать учителя, врача, инженера, учёного и так далее. Как нет?! Сверхдоходы по нефти и газу составили за последнее время почти триллион. Что они сделали? Они их опять в чужие банки. Инвестируют в чужую экономику. Под 2%. 1,5-2.

В. ДЫМАРСКИЙ — Они инвестируют в собственные счета.

Г. ЗЮГАНОВ — Правильно. Или в оффшоры. Абсолютно правильно. Но какие условия? 1,5-2% вкладывают, сами берут сейчас по 5-8, а то и 9. А своим деловым людям под 15, 20, 25. Ну, в Америке вас за это в тюрягу на 50 лет посадят как жулика. А наши говорят – всё хорошо. Вот, если бы сели и продебатировали, и граждане увидели, услышали, не за полночь, когда Соловьёв ведёт блестящую программу на «России-1», не за полночь. Мы подводили итоги у Соловьёва в программе в час ночи, когда вся страна спала. Приехали 4 лидера. Ну, для кого? Ну, кто-то смотрел. Но это издевательство над гражданами. Поэтому они не готовы к нормальной политической дискуссии, дебатам. И меня поражает, столько лет проходит… можно подготовиться.

В. ДЫМАРСКИЙ — Сейчас у нас пара минут до перерыва. Такой вопрос. Всё-таки возвращаясь к тому, что делать, ну хорошо, вот, вы говорите – или так, или через бюллетень, или через улицу.

Г. ЗЮГАНОВ — История других не знает.

В. ДЫМАРСКИЙ — Хорошо. Но через бюллетень – это значит надо сидеть и ждать, пока батюшка-царь решит, что будет вот так.

Г. ЗЮГАНОВ — Нет, нет. Наоборот. Сейчас надо дружнее, организованнее проводить уличные акции.

В. ДЫМАРСКИЙ — А КПРФ участвует?

Г. ЗЮГАНОВ — Мы не только участвуем. Мы, кстати, каждый месяц проводим. Мы провели против роста коммунальных тарифов. Они превратились просто в разбой.

В. ДЫМАРСКИЙ — А вы своими силами проводите?

Г. ЗЮГАНОВ — Мы у нас в штабе протестных действий сейчас 38 организаций, 10 профсоюзов – женские, студенческие, ветеранские, молодёжные. Довольно энергично проводим эти акции. Но я за то, чтобы максимально сейчас объединить усилия. И, думаю, вот, после той нервотрёпки, что прошла на выборах, после этой лажи, которую выдали за победу «Единой России», состав участник будет расширяться, и они будут энергичнее и боевитее, все эти акции.

В. ДЫМАРСКИЙ — У меня к вам много вопросов ещё. Но поскольку у нас остаётся всего 30 секунд до нашего перерыва, я их тогда пока приберегу. Но могу только вам сказать, что подумайте, подумайте над моими… Что вы будете отвечать по поводу тех, с кем вы готовы выходить вместе.

Г. ЗЮГАНОВ — Хорошо.

В. ДЫМАРСКИЙ — Да. Об этой ситуации хотел бы я с вами поговорить, вообще ситуации, так будем говорить, на левом фланге…

Г. ЗЮГАНОВ — И на левом фланге. У нас бюджет, вот, идёт. Это очень важно.

В. ДЫМАРСКИЙ — Хорошо. Мы сейчас прервёмся буквально на несколько минут, после чего продолжим программу «2012», напомню, с Геннадием Зюганов, лидером КПРФ.



НОВОСТИ



В. ДЫМАРСКИЙ — Ещё раз приветствую нашу аудиторию – радийную, телевизионную, тех, кто смотрит «Сетевизор». Программа «2012». Я её ведущий Виталий Дымарский. Ещё раз, чтоб вы не беспокоились, с Ксенией Лариной всё в порядке. Мы её отпустили в командировку. Но мы никуда не отпустили от нас Геннадия Андреевича Зюганова, лидера КПРФ, который у нас сегодня в гостях, и мы в первую очередь говорим о прошедших региональных выборах, о том, что они показали, что они ещё покажут и кто нам ещё что-то покажет. Геннадий Андреевич, так вот я возвращаюсь к тем вопросам, которые перед перерывом. Вот, вы говорите, что 38 организаций. Это что за организации? Вот, я не имею в виду вас лично, хотя и вас лично тоже, но вашу партию не видно было ни на Болотной, там, ни на Сахарова, да? Удальцов там был.

Г. ЗЮГАНОВ — Стоп, это далеко не так. Что касается последнего митинга, допустим, «Марш миллионов». Опрос был. Там 23 участников оказались люди левых настроений.

В. ДЫМАРСКИЙ — Это безусловно. Это я верю.

Г. ЗЮГАНОВ — Да. Выступали наши представители. На Болотной прекрасно выступил Крюков, один из опытных политиков, руководителей нашей фракции. Молодой, толковый, грамотный человек. Мы за то, чтобы излагать чётко и ясно свою позицию. На Сахарова мы посылали Смолина, один из лучших депутатов, как раз подготовил закон об образовании. Он вообще руководитель Общества знания, это профессиональный, исключительно подготовленный человек. Мне казалось, что ему дадут в первую очередь, чтобы он высказал свои предложения и оценку прошедших выборов. Он пять раз избирается в Думу, он проходил по одному мандатному округу в Омске, он сейчас по московскому списку. Его там затолкали и даже не выпустили. Мне кажется, сама организация, подготовка и проведение этих мероприятий узурпировано узкой группой лиц, которые не хотят раскрыть своих явных планов.

Ведь почему спадает этот накал и этот протест? Потому что, например, абсолютное большинство левого избирателя не верят Касьянову. Когда он был премьер-министром, ведь тогда вводились самые лютые драконовские законы. Закон 122 обобрал всех – стариков, чернобыльцев и северян всех… Мы убеждали, говорили… он с точки зрения подхода был абсолютно неуступчив. Что касается Немцова, тот помогал максимально Ельцина в своё время, в том числе и землю распродавать, в том числе и в Нижнем Новгороде, все знают. Поэтому если речь идёт о серьёзных акций протеста, то надо вырабатывать ясную программу.

Вот, наши организации, которые участвуют… мы подготовили 7 позиций, в соответствии с которыми выходим выступать. Во-первых, они согласны с ключевыми положительными… базовой нашей программой. Нужна новая налоговая политика, нужна честная экономическая промышленность, нужна новая индустриализация, нужна подлинная модернизация. Крайне необходимо финансирование базовых направлений социальной политики – пенсий, стипендий, зарплат… Социальные проблемы вышли на первый план и в последнем марше. Я видел опрос «Левады*», они все сами удивились. Тогда если хотите, чтоб люди поддерживали по всей стране, вы слышите их боль, их чаяния, их желания, их требования. А если вы не хотите сформулировать, а Кудрин говорит – я буду посредником между вот этими и нынешним правительством. Он сидел в правительстве. Он сиденье прятал за кордоном. Я его убеждал, говорю – скажите, Алексей Леонидович, как можно 10 лет подряд всего 1% от расходной части бюджета направлять на сельское хозяйство? Американцы 24%. Европейцы 33%. Белоруссия почти 20. Удушили деревню, на корню удушили. А он говорит – нет, у меня денег на это нет.

Это что ж за финансовая политика, когда министр финансов определяет, как нам развивать образование? И вот сейчас закон об образовании. Сколько американцы тратят? 7-8%. У них какой бюджет, собственно говоря! Почему у нас около 4 и продолжает сокращаться? На фоне нынешней ситуации сокращается то, без чего невозможно в XXI веке ни жить, ни работать. Ещё хуже со здравоохранением.

В. ДЫМАРСКИЙ — Геннадий Андреевич, верю. Давайте всё-таки вернёмся в политику от социальных вопросов.

Г. ЗЮГАНОВ — Так, понимаете, это главная политика.

В. ДЫМАРСКИЙ — Значит, что получается? Что те же либералы, вот, о которых вы только что упомянули, они говорят – мы согласны со всеми вместе.

Г. ЗЮГАНОВ — Они шли на выборы сейчас… только Рыжков преодолел 5%-ый барьер. У него там, по-моему, ещё в Барнауле, он поехал и на месте… Он, правда, увидел, что там происходит, сам в ужас пришёл, он давно не участвовал в этой грязной омерзительной каше.

В. ДЫМАРСКИЙ — Могу вам сказать, что я с ним просто говорил по телефону. Действительно, он мне рассказывал, что он в ужасе.

Г. ЗЮГАНОВ — Потому что как только сталкиваешься, начинаешь понимать, что нет выборов. Есть выборный спрут, есть задание, есть выжимание, есть уже корпорация этих самых бюджетников, есть корпорация силовиков, есть корпорация зависимых предпринимателей. Они люди, которые могут придти и осознанно выбирать свой политический приоритет или свою партию, своего кандидата. Это жутко, потому что это корпоративное силовое ведомство криминально-коррупционного толка. Оно вообще может привести страну к такому тоталитаризму, от которого содрогнутся все.

В. ДЫМАРСКИЙ — Геннадий Андреевич, ещё один вопрос, о котором я уже упомянул – это ситуация на левом фланге, что ли, нашей политики. Ну, весь вопрос можно сформулировать в одном слове или скорее в одной фамилии – Удальцов. Что такое для вас, для КПРФ. Это ваш союзников, ваш конкурент, как вы будете строить, не будете с ним какие-то взаимоотношения строить?

Г. ЗЮГАНОВ — В Думе выступал Зализняк. Он сейчас зампред Думы и один из руководителей «Единой России». И он, пальцем показывая на меня и Миронова, вот, вы встречались с Удальцовым. Как вы это могли делать? В таком духе.

Ну, мне не удобно было орать, когда он выступал, но мне хотелось ему сказать – ведь Медведев, ваш руководитель, приглашал Удальцова в Кремль, сидели за одним столом, пили чай, обсуждали проблемы.

В. ДЫМАРСКИЙ — А почему вам неудобно это сказать?

Г. ЗЮГАНОВ — Нет, ну орать в Думе на заседании. Я скажу на очередном заседании. Я просто говорю. Человек не понимает, что ли? Любой политик… я за то, чтобы в стране был мир, чтобы она развивалась, чтобы она была прогрессивна, конкурентоспособна, чтоб была умной, здоровой, буду с чёртом сегодня встречаться. Я родом с Орловщины. У меня из деревни 100 мужиков ушли на фронт, вернулось 10. Трое на одной ноге – мой отец, Фундаков и Руковов. Я насмотрелся на всех, я был во всех кровавых точках, во всех конфликтах участвовал. Я разнимал в Чечне, в Дагестане, в Осетии. Я видел всё. Я не хочу, чтобы снова страна загорелась… «Зачем вы встречались?». Я обязан встречаться. Я серьёзный политик.

Что касается Удальцова, я ему не раз говорил – Сергей, используй твою пассионарность. Завтра они разбегутся. А тебя посадят в кутузку, и на этом всё закончится. Если собираешься бороться за права трудового народа, за идеалы народовластия и справедливость социализма, то должен помнить главное ленинское положение: политика начинается там, где миллионы, а не где, там, удобная компания, в том числе и очень сомнительные люди.

На мой взгляд, сейчас идёт левый поворот на всей планете. Я, например, слежу за американскими выборами – иногда поражаюсь…

В. ДЫМАРСКИЙ — А кто там левый-то? Обама?

Г. ЗЮГАНОВ — Кстати… Обама левый. Вы знаете, левый.

В. ДЫМАРСКИЙ — Он левее Ромни, понятно.

Г. ЗЮГАНОВ — Нет. В свое время левый поворот осуществил Рузвельт. Он своих советников присылал в советскую страну. Через несколько месяцев…

В. ДЫМАРСКИЙ — Рузвельта вообще красным называли…

Г. ЗЮГАНОВ — И коммунистом, и красным, и левым, и социалистом. Но дело не в этом. Когда к нему приехали и доложили, что в России, в советской стране проводятся гениальные экономические реформы, у них спад был -25%. Гангстерские банды днём схватывались в Чикаго. Вы знаете эти старые фильмы, можно посмотреть. Но, говорит, у них темпы экономического развития – 15%. Неимоверно. Страна полуграмотная, учится, читает. Герберт Уэллс в восторге был, когда увидел, что в Москве все с книжками, газетами ходят. Но дело не в этом. Он сказал – однопартийная система нам не годится, но «Капитал» Карла Маркса одним коммунистам мы не отдадим. «Капитал» был введён в экономических факультетах в качестве учебного пособия. Он понимал, что надо исследовать, изучать и двигаться, и так далее.

Я читал послание Обамы: надо уделить особое внимание обучению, математике, биологии. Биология и модернизация финансирование 400 миллиардов долларов. Каждое второе открытие за последнее время…

В. ДЫМАРСКИЙ — Всё, Обаму записали в КПРФ.

Г. ЗЮГАНОВ — Дело не в этом. Понимаете, Европа то же самое. Китайцы то же самое. Мы то что? Неужели мы не понимаем, что вчера мы были самой читающей страной, а сегодня 7 из 10 школьников не знают, с кем мы воевали в 1941-45. Вдумайтесь, каких манкуртов готовит нынешняя система образования. С такими можно вить любые верёвки. Не понимают. Отмечали 50 лет Гагарину полёта. Просто стыдно мне приводить пример. А ведь…

В. ДЫМАРСКИЙ — Не знаю, что ли? Школьники не знают?

Г. ЗЮГАНОВ — 2-3 человека что-то могли сказать на эту тему.

В. ДЫМАРСКИЙ — Про Гагарина?

Г. ЗЮГАНОВ — А Гагарин наряду с Иисусом Христом и Магомедом – его во всём мире знали. Нет, я сторонник того, чтобы… а, знаете, левый поворот, суть-то его к чему? Знаете, что меня удивило и порадовало? Медведев как-то звонит и говорит – ты был в Китае? Я говорю – я был 7 раз подряд с интервалом 2-3 года. Я был в Шанхае, когда… и теперь это третья мировая финансовая экономическая столица, 700 лучших фирм мира работает. Все виды производства. Зайдите от нашего магазина игрушек до электроники. Ведь они всё делают. Я видел, как это всё рождалось и делалось. Ни на одном совместном предприятии не отдали золотую акцию. Ни на одном совместном предприятии… англичанин уволит начальника цеха, а нанимать будет только китаец. Не выпустили из рук информационно-финансовую политику. И прорвались в космос, стали олимпийскими чемпионами. Из 200 стран, которые провалились в яму кризиса, только 12 прибавляли. Китайцы на первом месте. 10-12-14%. Хотя спад был у них 40%. У нас примерно столько же. Они и вылезли, и прибавляют 10-12. А мы потеряли -23% и топчемся на месте. Почему? Это и есть левый поворот. Изучите… Одну фразу. Едем полный автобус, в том числе и наши губернаторы, олигархи сидят, руководство. Подъезжаем к выставке. Вы, наверное, не были там? Это вообще уникальное первенство мира по научным технологиям.

В. ДЫМАРСКИЙ — А в Шанхае была всемирная выставка.

Г. ЗЮГАНОВ — Всемирная выставка. Потрясающе. Огромный плакат висит. Красный плакат на китайском языке. Я говорю – хотите, переведу, что там написано? Они удивились – а ты умеешь? Я говорю – умею. Написано – «Вот, что можно построить и сделать, если не пьянствовать и воровать». Они там чуть не подавились от моей фразы. Потому что мы можем… первые 156 заводов современных Китаю поставила советская страна.

В. ДЫМАРСКИЙ — Геннадий Андреевич…

Г. ЗЮГАНОВ — А сейчас, оказывается, мы все пьяницы, бездельники и работать не умеем.

В. ДЫМАРСКИЙ — Геннадий Андреевич, ну хорошо. Что Китай? Ну, Китай, да, Китай. Там свои проблемы.

Г. ЗЮГАНОВ — Это правильно. Как и везде.

В. ДЫМАРСКИЙ — Кстати говоря, та же коррупция там не меньше, чем…

Г. ЗЮГАНОВ — Нет, нет. Но зато они… Я им сказал… я руководству сказал, что если коррупция залезет под рубаху вашего дракона, она кого сожрёт? Они её калёным железом выжигают и довольно решительно.

В. ДЫМАРСКИЙ — Вернёмся из Китая всё-таки в Москву хотя бы. В Россию, вернее. Смотрите, вы сами сказали, что три четверти людей, которые были на Болотной – это были люди левых взглядов. И в то же время вы говорите, что Удальцов – это чуть ли не такая секта.

Г. ЗЮГАНОВ — Я не говорю, что секта.

В. ДЫМАРСКИЙ — Ну, небольшая компания, да? Вот эти три четверти левых взглядов, которые там были – это ваш электорат или это люди Удальцова? Или это одно и то же? Вот, я хочу всё-таки разобраться в ваших взаимоотношениях.

Г. ЗЮГАНОВ — Я, например, сторонник широкого народно-патриотического союза.

В. ДЫМАРСКИЙ — Ну, это понятно. А Удальцов сторонник народно-патриотического союза.

Г. ЗЮГАНОВ — Думаю, да. У него выбора нет. Или он там сгорит и потеряет себя. Там он сгорит и потеряет. А с точки зрения левого поворота — он настолько сейчас яркий и убедительный везде – и в Европе, и в Латинской Америке. Он должен – я сторонник левоцентристской политики. Я недавно долго и обстоятельно беседовал с Примаковым. Умный очень человек, с огромным опытом жизненным. С ним приятно по любой проблеме побеседовать. У него есть Меркурий-клуб, где он собирает торговые промышленные палаты и крупнейших экономистов и специалистов. Я туда с удовольствием хожу. Более глубокого исследования проблем развития промышленности, рынка, торговли, мировой конъюнктуры нет у нас в стране. Так вот, очень важно понимать – мы за последние 20 лет после дефолта только использовали вариант левоцентристского политики. Я с Ельциным не разговаривал…

В. ДЫМАРСКИЙ — Это когда были Примаков и…

Г. ЗЮГАНОВ — Правильно. Я не разговаривал с Ельциным после расстрела парламента 6 лет – до 1998. И он вдруг позвонил – что делать? Я говорю – только в Москве к вечеру будет 403 безработных. Вы всех разорили своей политикой. Что делать? Вот, мы уговаривали Примакова идти работать премьером. Он говорит – без… не пойду. Это лучший промышленник, царствие ему небесное. Недавно исполнилось… юбилей и так далее. Уговаривали Геращенко банкиром пойти. У нас золотовалютных резервов было 6-7 миллиардов. Баррель нефть стоил 12-15 долларов. В сентябре нечем было платить ни пенсии, ни зарплаты, ни стипендии. Они же за 8 месяцев прибавили 24% промышленности. Я говорил Путину – неизбежен в стране мобилизационный вариант. Без этого вся инфраструктура изношена. Обилие иномарок никого не должно вводить в заблуждение. И неизбежен левый поворот политики. Если вы этого не сделаете, никто в России не усидит.

В. ДЫМАРСКИЙ — Ходорковский писал о левом повороте.

Г. ЗЮГАНОВ — Ходорковский имеет голову на плечах, понимает прекрасно, что происходит. Поэтому левый поворот и мобилизационный вариант – это то, что нас спасёт и от уличных беспорядков, и вытащит экономику из тяжелейшего положения.

В. ДЫМАРСКИЙ — Мобилизационный вариант как-то звучит страшно, Геннадий Андреевич.

Г. ЗЮГАНОВ — Нет, не страшно. Он, Виталий, звучит обнадёживающе. Я вам могу объяснить, что это такое. Скажите, вот сейчас с этим бюджетом, который рассматривают, мы не можем решить ни одной проблемы. Там нет поддержки регионов, на них сваливают всё практически, там нет поддержки сельского хозяйства, там нет поддержки промышленности.

В. ДЫМАРСКИЙ — Ну, в бюджете не может быть денег больше, чем сколько их есть.

Г. ЗЮГАНОВ — Может больше быть в два раза. Мы называли статьи реальные. Ну, скажите, почему 13% должны платить все? Почему? Вот, сейчас удивляются, сокрушаются…

В. ДЫМАРСКИЙ — Геннадий Андреевич, ну провозгласили не 13 и убегали от налогов.

Г. ЗЮГАНОВ — А сейчас не убегают от налогов?

В. ДЫМАРСКИЙ — Ну, тоже убегают, но не в таком количестве.

Г. ЗЮГАНОВ — Нет, извините, сейчас почти вся экономика России нынешняя в оффшорах.

В. ДЫМАРСКИЙ — Но собирают больше, тем не менее, чем…

Г. ЗЮГАНОВ — Собирают 65%. Если будут собирать 75, то ещё будет примерно триллион, а то и больше. Если ввести госмонополию на спиртоводочную промышленность – ещё полтора будет. Если принять решение о том, чтобы эффективно использовать лесные ресурсы – ещё будет огромный капитал. Ничего не делают в этом плане. Ну ведь ничего не делают.

В. ДЫМАРСКИЙ — Виталий Данилочкин вас спрашивает: «Куда делся атеизм в КПРФ?».

Г. ЗЮГАНОВ — Никуда он не делся. У нас марксистко-ленинское мировоззрение, у нас стройная теория. Но я один из тех, кто настаивал на первых съездах нашей партии, чтоб мы гарантировали каждому свободу совести. Это личное дело человека – в кого верить. Я верить в Россию, справедливость, труд, верю в талант, в разум, нашу особенность, верю в это, не мешайте мне уважать трудового человека и всерьёз заниматься наукой и образованием. Мы приняли это решение не без труда. У нас примерно треть верующих, которые…

В. ДЫМАРСКИЙ — Сейчас члены партии?

Г. ЗЮГАНОВ — Да. И голосуют за нас 30-40% верующих. Почему я не должен уважать его право в этом? Другое дело – он не может заниматься своими религиозными агитациями в рамках партийной организации и так далее. Это его личное дело. И я считаю это абсолютно правильным.

В. ДЫМАРСКИЙ — А как вообще рассматривать вот эти последние все процессы, связанные с тем, что РПЦ у нас становится чуть ли не политической силой, во всяком случае отвоёвывается всё больше и больше территорий в обществе.

Г. ЗЮГАНОВ — Вот тут надо отделить мух от котлет.

В. ДЫМАРСКИЙ — Где мухи, где котлеты? Скажите нам.

Г. ЗЮГАНОВ — Православная культура, мирная поддержка взаимного существования на огромных просторах. У нас с вами все мировые религии. 44 религиозные конфессии и 190 языков и наречий. Но, тем не менее, центром объединения был русский народ. Русский народ формировался как единый народ на основе православных заповедей, культуры и традиций. Это вам скажет любой. Это мы прекрасно пониманием.

В. ДЫМАРСКИЙ — Вся Европа на христианских ценностях…

Г. ЗЮГАНОВ — Что касается нынешней ситуации, как раз христианские ценности становятся гонимы в том числе в Европе. А у нас иногда это приобретает просто варварские вещи. А с другой стороны, вам это может не понравиться, я, может, один из немногих, кто изучал Библию, изучал Коран, когда мирил враждующие… в Чечне. Я изучал все религиозные модификации, которые из последних. Ну, в силу своей подготовки и образования. Я имею философское образование. И должен сказать, когда я дошёл до нагорной проповеди Иисуса Христа и положил рядом моральный кодекс строителей коммунизма, я ахнул. Его списали оттуда. Списали и написали не лучше. Если вы откроете послание апостола Павла, вы ещё больше ахнете. «Кто не работает, тот и не ешь», — написано в этом послании.

В. ДЫМАРСКИЙ — Поэтому при КПСС церковь и была гонима, поскольку две религии фактически между собой столкнулись.

Г. ЗЮГАНОВ — Не надо было сталкиваться. На мой взгляд, это самая грубая ошибка моих предшественников. Они попытались, царство небесное, справедливости, народовластия, поддержки сирых, больных…

В. ДЫМАРСКИЙ — Рай на земле.

Г. ЗЮГАНОВ — А ведь это очень светлая идея, удивительно правильная.

В. ДЫМАРСКИЙ — Нет, идея замечательная, конечно.

Г. ЗЮГАНОВ — Понимаете, любую идею можно испохабить. Но запомните, вот, запомните.

В. ДЫМАРСКИЙ — «Умирай на небе» — тоже хорошая идея, между прочим.

Г. ЗЮГАНОВ — Запомните: социалистическая цивилизация – это вершина двухтысячелетней истории нашей державы и наших народов.

В. ДЫМАРСКИЙ — Только социализмы не надо путать. Они разные – социализмы.

Г. ЗЮГАНОВ — Вы увидите, что это будет главной опорой на основе левого поворота в новом веке. Если восторжествуют люди, у которых вместо сердца камень и вместо глаз доллары, вот, и чековая книжка, они сожрут и природу, и себя. Природа уже восстала против такого порядка вещей. Она не желает этого. Я обнадеживающе смотрел на Рио-де-Жанейро 20 с лишним лет назад. У нас Коптюх, который был академиком, знаете, сибирское отделение академии наук, он ездил туда, мы вместе с ним возрождали партию, проводили конференцию. Тогда же первая попытка была в истории человечества… документ о справедливости межгосударственного отношения. Не подписали тогда американцы. Были глобалистами-начальниками и сами сломали себе голову. Ведь они сейчас увязли и на Ближнем Востоке, и в Северной Африке. Их гоняют по всем континентам. И впереди их ждёт тяжёлая судьба, если они не осознают, что без справедливости на этой планете, без уважительного отношения к верам, традициям, языкам, наречиям, народам, ведь в этом многоцветьи вся красота. Мы берём, говорим – вот, исчезает животный мир — в красную книгу. Вот, растительный мир – в красную книгу. А разве может быть унификация? Все должны любить дядю Сэма и целовать их в задницу. А я не хочу. Я с уважением отношусь к Америке. Я был там, выступал в ведущих университетах. Но, понимаете, иногда мне это напоминает торгово-промышленную палатку крупную, мощную, где всё меряется долларом. Скучно на такой планете и плохо будет.

В. ДЫМАРСКИЙ — На такой планете скучно, с такими выборами плохо.

Г. ЗЮГАНОВ — Тогда давайте за справедливости и народовластие вместе бороться.

В. ДЫМАРСКИЙ — Выпьем. Помните – «выпьем за справедливость». Мы заканчиваем. Геннадий Андреевич, спасибо за эту беседу.

Г. ЗЮГАНОВ — Вам спасибо.

В. ДЫМАРСКИЙ — Я думаю, что не раз ещё встретимся.

Г. ЗЮГАНОВ — Миролюбивый тон, мне кажется, последние выборы вам всем глаза протёрли и уши про…

В. ДЫМАРСКИЙ — Не только последние, если честно. Просто надо что-то делать. Я, честно скажу, так и не понял, что надо делать, но будем что-то делать.

Г. ЗЮГАНОВ — Надо бороться справедливость и народовластие. И вместе с массами народными.

В. ДЫМАРСКИЙ — Это рецепт Зюганова. На этом мы расстаёмся. До встречи через неделю.
* "Левада-Центр" - НКО, признанное иностранным агентом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире