'Вопросы к интервью
11 января 2011
Z Мы Все выпуски

Цена праздников


Время выхода в эфир: 11 января 2011, 22:10



О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Мы», в студии телекомпании и радиостанции Ольга Бычкова. И мы сегодня будем говорить о том, во что нам обошлись праздники и во что нам обходится начало года. Ну вот сегодня Росстат предоставил данные по инфляции. В целом, в 2010 году она составляет 8,8%. В декабре 2010 года 1,1%. Много это или мало, сейчас мы попытаемся разобраться с Игорем Николаевым, директором департамента стратегического анализа компании ФБК. Добрый вечер.

И.НИКОЛАЕВ: Здравствуйте.

О.БЫЧКОВА: Итак, вот, 1,1% в декабре и 8,8% в 2010 году. Что это значит?

И.НИКОЛАЕВ: Это значит, что, все-таки, не получилось у нас рекордно низкой инфляции, потому что был у нас уже показатель 8,8%. Ну, я так, сначала с формальной точки зрения оцениваю. В начале декабря председатель правительства сказал, что за 2010 год будет самая низкая инфляция у нас за всю новейшую экономическую историю. Не получилось. Что значит 1,1% в декабре? Это высокая инфляция, это в 2,5 раза выше, чем, допустим, в декабре 2009 года, чем было год назад. Вообще, инфляция к концу года ускорилась, именно поэтому, собственно говоря, те ориентиры, которые правительство озвучило в середине года, там, 6-7% — они, в общем, оказались невыдержанными и мы получили 8,8%. Мы говорим о формальной цифре – я представляю, сколько людей, услышав эту цифру, скажут «Да какие там 8,8!» и приведут массу примеров по ценам на продукты питания, на какие-то услуги, где цены выросли значительно больше.

О.БЫЧКОВА: А вот с продуктами питания тут совершенно другая история, как вы понимаете. Сейчас я процитирую, если хотите. Потому что тоже имеем данные Росстата уже на сегодня.

И.НИКОЛАЕВ: Поэтому это, вроде бы, небольшой показатель, но это гораздо больше, чем то, на что мы рассчитывали. Но неприятность в том, что инфляция ускорилась к концу года. То есть мы, вот, с такой тенденцией ускорения инфляции вошли в Новый год, а с Нового года традиционно повышение тарифов ЖКХ, тарифов естественных монополи, дополнительный импульс для инфляции. И это, на самом деле, уже означает, вот эта итоговая цифра, что тот прогноз по инфляции, который сейчас есть на этот год.

О.БЫЧКОВА: 2011-й.

И.НИКОЛАЕВ: 2011-й год 6,5% — он не будет выдержан. Потому что мне, вообще, трудно представить, что мы в 1,5 раза снизим инфляцию в этом году по сравнению с тем, что было в 2010 году. Потому что есть инфляционные риски – они достаточно мощные, которые будут поддерживать эту инфляцию на достаточно высоком уровне.

О.БЫЧКОВА: То есть год начинается уже, как бы, с более высокой отметки? Плюс еще, действительно, существенные подорожания, которые ожидают нас в сфере ЖКХ и естественных монополий. Там, в каких-то местах, в каких-то точках там аж до 10-20% очень много, да?

И.НИКОЛАЕВ: ЖКХ – нам была озвучена цифра, в среднем, на 13% в этом году. Как мы видим, это значительно больше, чем те даже, которые сейчас мы обсуждаем официальные показатели. И, конечно, это дополнительный импульс для нового разогрева цен.

О.БЫЧКОВА: Как это можно объяснить? Вот, исходя из того, что в предыдущем году все было в упадке, все упало, остановилось… Кризис.

И.НИКОЛАЕВ: Ну, не все упало-остановилось. Все-таки, этот год был, вроде как, годом экономического оживления. Действительно, экономика выросла почти на 4% или около того. Ну, официальные цифры еще появятся. Как это получилось? А так получилось, что у нас, в общем-то, сохраняются те основы для того, чтобы инфляция была высокая в этом году. Я имею в виду прежде всего то, что у нас экономика с недостаточным уровнем конкуренции – это фундаментальная основа. Мы, к сожалению, постоянно обращаем внимание на монетарные факторы, количество денег в обращении, которые тоже естественно имеют значение и влияют на инфляцию. Но в гораздо меньшей степени обращаем внимание на другой фундаментальный фактор – это уровень конкуренции.

Вот это у нас сохраняется, невысокая конкуренция в экономике и это поддерживает вот этот высокий инфляционный фонд. Плюс неэффективное регулирование тарифов естественных монополий, директивное регулирование. Мы никак не можем отказаться от этой парадигмы, мы думаем, что если государство будет жестко устанавливать тарифы, то тем самым мы будем держать эти цены, тарифы на более низком уровне.

По факту получается с точностью до наоборот: там, где государство регулирует, там если мы возьмем за несколько лет, ну, на перспективе такой, протяженностью несколько лет, там цены, тарифы растут больше и это можно объяснить. То есть там, где государство хочет регулировать с целью снижения этих цен и тарифов, по факту получается, что цены растут больше, чем в отраслях с рыночным тарифообразованием. Вот это у нас сохраняется тоже самое. Ну, плюс дополнительные риски в виде, там, летней засухи, что тоже имело значение. В результате мы имеем почти 9%, и как я уже сказал, это гораздо больше, чем то, на что рассчитывали в этом году.

О.БЫЧКОВА: Ну, данные Росстата по минимальному продуктовому набору в 2010 году, вот как раз по стоимости продуктов. Вот это уже ближе к тому, что мы себе представляем, исходя из того, что видим в реальной жизни. Ближе, чем вот эти вот 8,8% процента инфляции. Потому что цена минимального продуктового набора в прошлом году выросла на 22,7%, и в разных регионах, естественно, как обычно, по-разному. То есть самым дорогим минимальный продуктовый набор среди российских регионов оставался в декабре на Чукотке, в Магаданской области, Камчатка, Сахалин и Якутия – 3550 рублей. Ну, вот, максимальная, видимо, Чукотка тут – 6246 рублей. Но это мы понимаем тоже, что это очень такая, вот, такая, лукавая формулировка, потому что минимальный продуктовый набор – он, действительно, абсолютно минимальный, то, что называется.

И.НИКОЛАЕВ: Да.

О.БЫЧКОВА: То есть это только, наверное, чтобы не умереть с голоду совсем.

И.НИКОЛАЕВ: Но это так и есть, поэтому он и называется минимальным.

О.БЫЧКОВА: Ну, не знаю. (все смеются)

И.НИКОЛАЕВ: Но, вот, в чем примечательность этих цифр? Вот эти цифры отражают, как бы, инфляцию для бедных. И это, действительно, так. Потому что здесь представлены такие продукты, ну, вот, сколько минимально необходимо, в том числе там и по крупам, по хлебу. А мы знаем, как крупы выросли в прошлом году в цене. Гречка почти в 3 раза в цене выросла.

О.БЫЧКОВА: Да, все помнят эту историю с гречкой.

И.НИКОЛАЕВ: Но эта история…

О.БЫЧКОВА: И с хлебом истории происходили, то же самое, и с мукой.

И.НИКОЛАЕВ: С пшеном. Да. Поэтому это говорит о том (вот эта цифра), рост стоимости минимального потребительского набора, что инфляция для бедных у нас была почти в 3 раза выше, ну, в 2,5-3 раза выше, чем в целом. Таким образом, ну, лишний раз подтверждаются слова о том, что инфляция – это дополнительный налог, но налог именно для бедных. От инфляции, от высокой инфляции страдают в первую очередь бедные.

О.БЫЧКОВА: Почему так происходит? Если дешевые, скажем, продукты питания, фактически дорожают сильнее, чем дорогие, как вы говорите, поскольку бедные, действительно, больше страдают от этого. Но что такое «дешевые продукты питания»? Та же гречка, пшено или мука – это то, что производится в России. Там это не деликатесы какие-нибудь замысловатые, которые везутся из других стран. Это не что-то вот такое вот, чего не производят в нашей стране. Конечно, у нас не очень много чего производят, в том числе и продуктов питания. Но тем не менее, вот эти продукты, которые входят в минимальный продуктовый набор, они же, как правило, местные. Им-то чего так дорожать?

И.НИКОЛАЕВ: Ну, на самом деле, если мы будем рассматривать уж совсем конкретно, ту же гречку. Вот, знаете, у нас особенно в начале осени, да и летом очень популярное объяснение было, что во всем виноваты спекулянты. Ну, и многие с этим соглашаются. Ну, вроде бы так, действительно, вот, наживаются спекулянты. Но когда смотришь просто на цифры и отбрасываешь эмоции, когда видишь, что у нас производство той же гречки было, в среднем, на 30-40% меньше, ну, вот, в самый период ее сбора, то понимаешь, что чудес-то не бывает. Ну, если производство резко сокращается… Я не говорю, что тут не было спекулятивной составляющей, но факт есть факт.

О.БЫЧКОВА: А есть объективная реальность.

И.НИКОЛАЕВ: Да. Производство гречки значительно меньше было по своему объему в этом году. Ой. Все время говорю «в этом году» — не свыкнусь, что уже 2011-й год. В 2010 году по сравнению с 2009 годом – и это был, на самом деле, основной фактор, ну, по той же гречке.

О.БЫЧКОВА: Ну, это потому что жара.

И.НИКОЛАЕВ: Да.

О.БЫЧКОВА: И все остальное по той же причине, получается.

И.НИКОЛАЕВ: Да. Это, вот, потому что было такое лето, страшная засуха. Ну, мы знаем все, какое было лето.

О.БЫЧКОВА: Ну то есть это же относится и к хлебу, и к крупе.

И.НИКОЛАЕВ: В значительной степени. Именно поэтому.

О.БЫЧКОВА: Вот к тем элементарным продуктам питания.

И.НИКОЛАЕВ: Плюс еще наши меры, когда мы, допустим, по хлебу, да? Раз и запрещаем экспорт.

О.БЫЧКОВА: А, это тоже была такая душевная летняя история, да. Волшебная просто.

И.НИКОЛАЕВ: Душевная. Ну, опять же, на мой взгляд, это просто чисто популистского характера шаг в надежде, что, действительно, это понравится. Это понравилось. Но если бы оценили, сколько мы потеряли от этого и что это тоже внесло дополнительный импульс в удорожание, то вряд ли это стоило бы делать. Но тем не менее, это, вот, мера экономической политики, это произошло.

О.БЫЧКОВА: А почему вот так различаются регионы? Вот, я сказала, что Чукотка – 6246. Ну, Магадан, Сахалин – понятно, там нужно все вести через всю страну.

И.НИКОЛАЕВ: Ну, Чукотка тоже.

О.БЫЧКОВА: И Чукотка тоже, да, естественно. А, вот, самые дешевые, например, Саратовская область – в 3 раза дешевле практически, чем на Чукотке, 2137 рублей. Белгород, Тамбов, Татарстан. Татарстан – не близко, меду прочим. Омская область – тоже далеко.

И.НИКОЛАЕВ: Но тем не менее, это продукты, в которых стоимость наиболее низкая, которые сами во многом производят это продовольствие. Магадан, Чукотка – там практически все.

О.БЫЧКОВА: Невозможно.

И.НИКОЛАЕВ: Ну, что-то выращивается, конечно, в теплицах и так далее. Но тем не менее, там практически все привозное. А с учетом отдаленности этих регионов, мы понимаем, сколь велики здесь транспортные издержки. Поэтому здесь объяснение достаточно простое.

О.БЫЧКОВА: А вообще нет никаких решений этой проблемы? Вот это, действительно, ведь… Ну, это безумие какое-то. Потому что из-за этих расстояний, да? Ну, просто качество жизни людей меняется во всех отношениях. Продукты дороже, товаров меньше, люди не могут никуда выехать, потому что авиационные билеты дорогие. Люди не могут поехать отдыхать за границу как из центральных районов, потому что, во-первых, дорого, во-вторых, еще ты попробуй там доедь до какого-нибудь консульства, получи визу и паспорт. Ну, вот это все сопряжено с каким-то огромным количеством проблем? Вот, получается, что большинство сфер жизни, связанных только с большими расстояниями, вот с такой тупой причиной фактически.

И.НИКОЛАЕВ: Решить проблему, чтобы, вот, этих проблем, которые вы перечислили, не было? Ну, это, вот, если вахтовым методом организовать работу, то это, наверное, было бы радикальное решение проблемы. Но я думаю, это, все-таки, сейчас нереально. Но не надо, наверное, забывать, что у нас, ведь, и уровень заработной платы в этих регионах – он существенным образом отличается от тех регионов Центральной России, о которых вы говорили. Поэтому да, там дороже, да, но уровень зарплаты несколько выше, а точнее, существенно выше, если брать среднюю зарплату. Поэтому когда мы соотносим с этим, то, в общем, ситуация – она, на самом деле, относительно примерно одинакова.

О.БЫЧКОВА: Ну, и давайте до перерыва, который у нас через несколько минут на краткие новости, давайте теперь вернемся к теме Новогодних праздников. Потому что перед праздниками вы предсказывали какие-то просто огромные потери, чудовищные потери от того, что страна будет 2 недели практически отдыхать и ничего не делать. Ну, надо сказать, что я не понимаю, честно говоря. С одной стороны, все говорят, что это какая-то глупость и чушь, когда 2 недели никто ничего не делает и все только сидят перед телевизором, пьют и едят. А с другой стороны, очень многие говорят: «Ну и правильно, так и надо».

И.НИКОЛАЕВ: (смеется)

О.БЫЧКОВА: То есть как-то уже привыкли, вот, уже как-то это стало традиционным. Хотя, относительно недавно такие длинные каникулы появились.

И.НИКОЛАЕВ: С 2005 года, когда у нас сделали праздничными днями 1-е – 5-е января, Новый год. Вот такой вот Новый год в России – 1-е – 5-е января. Плюс к этому праздник рождества, плюс обычные выходные и плюс тот замечательный в кавычках порядок, когда у нас, если праздничный день попадает на выходной, то он компенсируется, он никуда не исчезает. Кстати, многие молодые люди думают, что так было всегда. Вот, всегда так. Ну а как же? Если праздничный на выходной, то он должен быть как-то компенсирован, да? На самом деле, такой порядок существует в России с 1992 года, с осени.

О.БЫЧКОВА: Да ладно?

И.НИКОЛАЕВ: Да.

О.БЫЧКОВА: А раньше так не было?

И.НИКОЛАЕВ: И вы так думали?

О.БЫЧКОВА: Да.

И.НИКОЛАЕВ: (смеется)

О.БЫЧКОВА: А мне кажется, что, например, в моем советском детстве тоже так было.

И.НИКОЛАЕВ: Нет-нет-нет-нет. В советские времена до такого не могли додуматься. Попадал праздничный день на выходной – ну, народ вздыхал, сетовал и смотрел на календарь, а что же будет в следующем году. А в следующем году смотришь… Ну, у нас же подвижка идет по дням.

О.БЫЧКОВА: Понедельник.

И.НИКОЛАЕВ: Да. И радовались – вот тогда будет 3 дня. Это с 1992 года такой порядок ввели. Вот такой вот порядок, и я, на самом деле, где-то в конце 90-х годов, обратив тоже уже тогда на это внимание, одному министру экономического блока сказал: «А как же так? Вот, никто, и даже в советское время, а мы вот таким образом?»

О.БЫЧКОВА: А в других странах нет такого?

И.НИКОЛАЕВ: Нет. Практически нет. Ну, во всяком случае, я, поинтересовавшись, не нашел таких прецедентов. Это, вот, мы. Точно так же, как ни в одной стране вы не найдете, что с 1-е по 10-е января празднуем, вот и здесь точно такой же порядок.

Могут приниматься отдельные решения по компенсации как бы, но это, вот, допустим, принц Уильям женится, объявили, что 29 апреля 2011 года – это будет выходной день. А там получается как бы он совмещенный. И, кстати, англичане, обратив внимание, что у них в конце апреля… Да, и первый день первой недели мая у них всегда нерабочий день. И получается, что у них здесь 4 дня не работаем, там еще. Они тут же стали считать – а сколько экономика потеряет? Поэтому это не мы только считаем. Как только там возник такой прецедент, тут же сосчитали и выдали цифру, что для британской экономики это обойдется в 5 миллиардов фунтов стерлингов.

О.БЫЧКОВА: Потерь.

И.НИКОЛАЕВ: Да, извините, потерь. А мы уже 5-й год фактически 10 дней отдыхаем и, в общем, как-то не особо задумываемся о потерях.

О.БЫЧКОВА: Ну, может быть, это такие потери, с которыми есть смысл смириться? Потому что людям, действительно, ну, как-то тяжело дается жизнь. Многие работают в нескольких местах, тяжело зарабатывают копейку для семьи. Ну, пускай отдохнут.

И.НИКОЛАЕВ: Хотя бы отдохнут. Вот, я уже упомянул как-то, я в 90-х годах разговаривал на эту т ему, мне сказали: «Да это, в общем, единственное наше завоевание». Ну, в полушутку, полувсерьез вот так было сказано. А тут предложение от него отказаться. Нет, нас не поймут. Поэтому пускай, вот, отдыхают таким образом.

Но давайте соотносить. Мы страна, вообще, богатая или бедная? Есть объективные показатели по ВВП на душу населения. Данные Международного валютного фонда – 51-е место, 6-й десяток, вот наше место.

О.БЫЧКОВА: Сейчас продолжите эту мысль. Да, длинные новогодние выходные как основное социальное завоевание новой России – вот на этом мы остановились с Игорем Николаевым, директором департамента стратегического анализа компании ФБК. Перерыв на новости очень краткий, и затем продолжим программу «Мы».

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: И мы продолжаем программу «Мы», у микрофона Ольга Бычкова, мы говорим о том, во что обошлись стране закончившиеся, слава богу, наконец, длинные новогодние праздники. Игорь Николаев, директор департамента стратегического анализа компании ФБК пытается анализировать эту историю. Ну вот нам тут уже пишут, что в 80-е годы тоже переносили выпавшие на выходные праздники, пишет Дима. Ну, там как-то по-другому это делали, да? То есть прибавляли.

И.НИКОЛАЕВ: Да, не компенсировали праздничные дни. А, допустим, если праздник попадал на вторник, то взяли и субботу переносили на понедельник с тем, чтобы не было разрыва в один день, а чтобы 3 дня люди отдыхали. Но это же совершенно другое – здесь от этого у вас количество выходных, праздничных дней не увеличивалось.

О.БЫЧКОВА: Они просто сбиваются в одну кучку.

И.НИКОЛАЕВ: Да. Вот и все.

О.БЫЧКОВА: Но, правда, вот, пишут, в Канаде тоже добавляется день отдыха, если выпадает на выходные. Ну, наверное, да. Не исключено.

И.НИКОЛАЕВ: Ну, наверное, человек знает.

О.БЫЧКОВА: Безусловно, разумеется, человек знает, тем более пишет нам через интернет – может быть, просто живет где-нибудь там. Но согласитесь, что, действительно, 10 дней, почти 2 недели фактически вот такого сплошного беспробудного отдыха… Ну, честно говоря, трудно такое найти. А, вот, спрашивает еще у нас, между прочим, слушатель, возвращаясь к ценам, Василий из Питера. Но цены – они имеют тоже прямое отношение к тому, как мы работаем, как мы отдыхаем. Василий спрашивает: «Простите, а что, на Аляске тоже в 6 раз все дороже, чем в центральных штатах Америки?» Я не знаю.

И.НИКОЛАЕВ: Ну, у нас, все-таки, не в 6 раз дороже.

О.БЫЧКОВА: Ну, в 3. Ну, вот, по данным Росстата, в 3 раза получается. Вот, если брать самую дешевую историю, например, в Саратовской области (2137 рублей) и самую дорогую на Чукотке 6246 – почти 3 раза.

И.НИКОЛАЕВ: Да. Но я недаром сказал, какая фундаментальная причина – основа того, что экономика у нас остается экономикой с высоким уровнем инфляции. Вот, недостаточный уровень конкуренции по транспортировке, по работе с такими регионами – здесь тоже нужна конкуренция. Это тоже причина того, почему у нас такая разница в ценах. Поэтому там есть разница в ценах, если сравнивать Аляску, я не знаю, и Калифорнию. Безусловно, есть. Но да, она не такая – экономика другая. Экономика гораздо более институционально развитая и более рыночная, если хотите. Поэтому там и общая инфляция – она в пределах, там, одного процента. А то иногда бывает и дефляция, как известно.

А мы никак не можем. Вышли, вроде бы, на однозначную цифру, но, похоже, что снова пошли обратно. И я думаю, если мы в 2011 году удержимся, все-таки, в пределах однозначных, ну, не больше 10%, то это будет очень хорошо. Но основные инфляционные риски – они, все-таки, связаны уже не с 2011-м даже, а с 2012-м годом. У меня опасений особых за 2011-й год-то нет. А, вот, в 2012-м году мы вполне можем уже выйти снова на двузначные цифры.

О.БЫЧКОВА: Можно я только на секунду вас перебью? Тут нам пишут люди, москвичи, которые живут вокруг Бородинской панорамы, на улице 1812 года. Вот, Маша пишет, чего ждать. Надеялись, что информслужба работает лучше, Маша. Алексей Гусаров сообщает о том, что там происходит, и обещал сейчас еще посмотреть и держать вас в курсе, что там переходит, что перекрыто и почему там пахнет газом. Я не знаю. Алексей Гусаров, который сейчас новости у нас читает в течение этого часа, этого вечера, разбирается и будет вам сообщать совершенно точно. Алексей пишет: «В 80-е годы отдыхали только 1-го января, без переноса». Наверное, да.

И.НИКОЛАЕВ: Все правильно. 1-е января был у нас Новый год. А давайте, все-таки, я цифры некоторые назову?

О.БЫЧКОВА: Давайте-давайте. Потому что пока непонятно все равно, чем плохо. Вот, извините, можно чтобы вы так еще более были стимулированы называть цифры?

И.НИКОЛАЕВ: Давайте. А я готов.

О.БЫЧКОВА: Например, пишет Виктор: «В России работай, не работай – толку нет. Так что лучше отдохнуть, пока есть нефть». Вот это вот здравый смысл.

И.НИКОЛАЕВ: Вот это позиция, вот это нормально, конечно. Я уже говорил по цифрам, да? Мы по ВВП на душу населения немногим более 15 тысяч долларов на человека находимся на 51-м месте в мире. Мы, в общем-то, бедная страна. И мы – единственная страна…

О.БЫЧКОВА: А в мире сколько стран? Около 200 где-то, да?

И.НИКОЛАЕВ: Больше 200.

О.БЫЧКОВА: Да, 200 с чем-то.

И.НИКОЛАЕВ: Да. Но МВФ делает этот рейтинг – там немногим более 180 стран. Есть другой рейтинг, допустим, ЦРУ – там как раз все страны, более 200 и там мы на 73-м месте. Но я специально назвал цифру даже более такую, для нас приятную – 51-е место.

О.БЫЧКОВА: Самую щадящую.

И.НИКОЛАЕВ: Но тем не менее, трудно назвать богатой страну, которая находится в 6-м десятке. И как это соотносится одновременно с тем, что мы – единственная страна, которая может позволить себе не работать 10 дней, мне это трудно понять.

Так вот. Ведь, новая стоимость, ВВП тот самый пресловутый – он, ну извините за банальность, производится только тогда, когда страна работает. Понятное дело, что в выходные дни есть производства непрерывного цикла, там, металлургия работает, торговля работает – это все можно учесть. Но если у вас 10 дней страна не работает, вот этой самой новой стоимости будет произведено гораздо меньше. Здесь чудес не бывает. Говорят: «Да ничего экономика не теряет». Как это не теряет?

О.БЫЧКОВА: Ну, 10 дней из 365-ти – это не очень много.

И.НИКОЛАЕВ: Это не очень много?

О.БЫЧКОВА: Да.

И.НИКОЛАЕВ: Ну, вообще-то, это уже у нас получается, если даже простым счетом, там, 1/32-я, да? А это уже 3% от ВВП. Но так считать, в общем, совсем уж грубо, но, в принципе, счет должен быть такой. Мы можем условно высчитать примерно сколько… Ведь, известно, сколько ВВП производится в году. Вот, прогноз по ВВП на следующий год – 51,6 триллиона рублей. Зная сколько мы не работаем, мы можем примерно оценить потери для экономики, учтя вот эти факторы, что в праздники отдельные отрасли тоже работают – есть и такое. Вот, если мы такую оценку применим, то цифра будет 840 миллиардов рублей. Это много.

Но чтобы было понятнее, что это, действительно, много, можно назвать цифры по потерям для бюджета. Вот, у нас доходная часть бюджета, федерального бюджета составляет 17,2% от ВВП. Соответственно, я назвал потери по ВВП 840 миллиардов рублей, да? Вот, 17,2% — это у вас 144 миллиарда рублей, это потери для федерального бюджета. Вот, много это или мало? Ну, это в 2 раза больше, чем все расходы на культуру в федеральном бюджете на вот этот текущий год, к примеру.

Вот, когда такие, вообще-то, цифры для сравнения появляются, на мой взгляд, это очень много. Поэтому… Кстати, порядок примерно такой же. Я называл цифру, вот, высчитали британские эксперты, сколько они потеряют от того, что несколько дней не будут работать в связи с женитьбой принца Уильяма – 5 миллиардов фунтов стерлингов, да? Ну, переведите на рубли. Понятно, что порядок такой же – это многие десятки и даже сотни, ну, если мерить в рублях. Поэтому потери для экономики есть и они существенны.

Один из аргументов, который приводится – «так, торговля работает», — говорят.

О.БЫЧКОВА: Да.

И.НИКОЛАЕВ: Традиционный аргумент – торговля работает.

О.БЫЧКОВА: Да. Торговля работает, транспорт работает.

И.НИКОЛАЕВ: И в декабре особенно работает. Но на это я отвечаю. Так, будут каникулы? Не будут каникулы. Новый год никто не отменяет – люди будут точно так же праздновать, будут делать подарки, значит, будет дополнительная активизация потребительского спроса. И еще. В декабре у нас, действительно, оборот розничной торговли возрастает, ну, если судить, допустим, по прошлогодней статистике, где-то на 22% по сравнению с ноябрем. Это существенная прибавка – на 22% больше оборот розничной торговли в декабре по сравнению с ноябрем. Но в январе провал всегда. А в январе на 25% меньше по сравнению с декабрем.

О.БЫЧКОВА: Потому что деньги кончились у людей?

И.НИКОЛАЕВ: Потому что люди закупились вот на это беспробудное празднование, на подарки всем, чем можно…

О.БЫЧКОВА: И говорят: «Теперь будем худеть».

И.НИКОЛАЕВ: А теперь – да. Говорят и так. Вот это, в общем, то же самое надо учитывать. Поэтому экономика, по-моему, это просто, ну, неприемлет. Но я понимаю, почему многие говорят, что «нет, оставьте». Вот, оставьте. Потому что, знаете, когда люди, в общем-то, много не имеют, а тут у них еще что-то вроде как хотят отнять. Да это же свойство человеческой психологии: мне не нужно, но оно сейчас мое и у меня хотят отнять. Мне еще дали эти 10 дней, а сейчас хотят отнять. «Нет, мне не нужно, но оставьте». Но по статистике с каждым годом число тех, кто отрицательно относится к этому, становится, ведь, больше.

Вот. Поэтому, на мой взгляд, это, все-таки, непозволительная роскошь. Я не говорю еще о других аргументах, которые, на самом деле, очень существенны. Ведь, в глубинке люди готовятся к этим праздникам как к какому-то испытанию, который надо пройти. Потому что они знают, что это будет. Это будет пьянство, это будет дополнительный травматизм. Соответственно, отравление суррогатным алкоголем и так далее. Но есть и более вещи прозаичные, но не менее неприятные. Ведь, травмпункты закрываются. Я, вот, лично беседовал с женщинами по телефону.

О.БЫЧКОВА: Ну, скорая помощь-то работает.

И.НИКОЛАЕВ: Да. Что не дай бог, что случится с ребенком, это надо ехать куда-то в областной город, потому что у них все закрывается. Вот это тоже же надо учитывать.

Но и по-человечески еще один аргумент такой. Надо лучше относиться к женам-хозяйкам, которые 10 дней у плиты за мытьем посуды – ну, это уж совсем в дополнение такой аргумент, да? И ждут не дождутся, когда же эти гости, наконец, уйдут, потому что, ну, просто, извините за выражение, одуревают от этих праздников.

О.БЫЧКОВА: Достали. А Людмила Петровна с Алтая пишет: «Да, разводов будет много», — пишет Людмила Петровна. Ну, это правда. Потому что, действительно, за длинные выходные увеличивается количество не только травм, но всяких печальных историй, там, как суициды и, там, всевозможные болезни. Ну, это правда, потому что люди начинают страшно маяться. Ну, я не знаю, у меня нет такого сложившегося мнения, если честно.

Сергей пишет: «Вкалываю целыми днями на работе, с огромным удовольствием жду выходные и праздники, чтобы восстановиться. Не понимаю нытье граждан из-за длинных выходных». Но это нытье – это тех, кому просто скучно сидеть дома. Оля пишет: «На Западе рождественские каникулы с 25-го по 2-е или 3-е. У нас тоже работают в каникулы, общее количество дней то же самое. И что? Воровать не надо, и вся проблема. Праздников у нас, в целом, не больше». А у нас больше или не больше праздников?

И.НИКОЛАЕВ: Ну, смотря с какими странами сравнивать. В целом, примерно столько же. Но опять же повторяю, одно дело, если эти праздники, как бы, распределены по году, а другое дело, вот эти 10 дней. И когда говорят: «А там рождественская неделя». Но вы учтите, что вот эти 10 дней, да?.. А у нас люди уже за несколько дней до праздника не работают. А потом посмотрите вот сейчас, насколько Москва свободно едет.

О.БЫЧКОВА: Хотя, сегодня уже считается рабочий день.

И.НИКОЛАЕВ: Уже вторник, рабочая неделя. Да еще люди в значительном своем количестве и не выходили на работу. То есть у нас эта десятидневка реально растягивается на 2,5-3 недели. Вот о чем, вообще-то, надо говорить.

А тот, кто говорит, что он с пользой проводит время, ну так, несмотря на то, что я возражаю, считаю, что это неправильно, но любой нормальный человек, естественно, постарается с пользой провести время. И я с большой пользой провожу время. Но тем не менее, на мой взгляд, аргументов достаточно, чтобы ставить вопрос о том, насколько это вообще правильно.

О.БЫЧКОВА: Ну вот Оля же права, что воровать не надо и вся проблема. То есть, например, проблема коррупции – она жрет гораздо больше средств и всего на свете, чем какие-то 2 недели праздников.

И.НИКОЛАЕВ: Вы знаете, ну, я полностью согласен с тем, что… Ну, против этого невозможно возражать. Конечно, воровать не надо. Но мы так про любую проблему можем сказать. Но, вообще-то, воровать не надо. Да категорически не надо воровать. Ну, чего? Тогда вообще ничем не будем заниматься. Надо просто не воровать. Естественно, надо не воровать. У нас страшный уровень коррупции. Но это не означает, что у нас никаких вообще других проблем не существует. Естественно, количество праздничных дней, вот этих новогодних – это не самая главная проблема. Естественно. Но это проблема. А это значит, что тогда все равно надо над этим задуматься и с этим что-то делать.

О.БЫЧКОВА: Владимир из Саратова: «В нормальных странах Западной и Центральной Европы рабочая неделя составляет 34-36 часов, в России – 40. Где же люди больше отдыхают?» Ну, не совсем так просто все, наверное, да, Владимир? Да, но во многих странах, например, оплачиваемый отпуск короче, чем у нас. Или декретный отпуск очень небольшой. В большинстве стран Европы – просто там мамаши с младенцами выходят, просто по нашим меркам просто моментально уже, да?

И.НИКОЛАЕВ: Да. А потом мне бы интересно было спросить. Вот, если у всех… Ну, вот, постараться представить такую ситуацию. Вы насколько отдохнули вот сейчас? Я чего-то думаю, что многие ответят, что вот это уже… Да и сегодня разговаривал. Это уже были последние дни не отдых, на самом деле. Но отдых отдыху рознь. Многие, ведь, если у нас не будет этих десятидневных каникул, кто может себе позволить? У кого работа такая, что можно взять отпуск на вот эти дни, да? Будут все равно 2 недели или 1,5 недели брать и этот отпуск организовывать себе.

О.БЫЧКОВА: «В развитых странах, — пишет Сергей из Тамбова, — продолжительность рабочего времени в сутки на час меньше российского». А вот это вот почему? Расскажите, почему так? Люди работают меньше, при этом зарабатывают больше, страны богаче при этом и производительность тоже выше, чем наша, которую все вечно клянут.

И.НИКОЛАЕВ: Почему так происходит? Ну, почему производительность получается там выше.

О.БЫЧКОВА: Ну, все получается там выше, а люди в день работают меньше, например. А тем более, в связи с кризисом во многих местах сокращают.

И.НИКОЛАЕВ: Потому что у нас экономика еще очень существенно отличается, несмотря на то, что она рыночная, конечно. Да, она какая-то кривая, косая, но, тем не менее, она еще рыночная. Она очень значительным образом отличается от вот этой вот развитой экономики, где совершенно другая развитость с точки зрения институтов, мотивации к труду, с точки зрения технологического уровня производства, с точки зрения доверия в экономике, что тоже очень важно. А мы о таких вещах даже не задумываемся. Когда есть сильные мотивы, когда труд соответствующим образом вознаграждается, там производительность гораздо выше, да, в 3-4 раза, а в отдельных отраслях в 10 и больше раз выше. И вот с такой производительностью, даже если мы посчитаем, что где-то (не везде, кстати), что там рабочий день меньше, эти страны почему-то (в кавычках «почему-то») не могут себе позволить такую роскошь. То есть получается, что богатые страны не могут себе позволить это, а мы, бедная страна можем себе это позволить.

Опять, я говорю, это не самая главная проблема, решив которую, мы можем решить проблемы нашей экономики. Но это одна из проблем, и почему не задуматься над решением этой проблемы?

О.БЫЧКОВА: «Мне хорошо помнится, — пишет Борис из Москвы, — как в начале 70-х годов на майские выпали 4 дня выходных, причем 4-м выпала Пасха. Этот 4-й день отобрали, заставили работать, сочинили даже похабную частушку». Хорошо, что Борис нам ее не приводит. А я бы все равно не стала читать.

Наталья Евгеньевна из Петербурга: «В советские времена моя подруга из Праги говорила, что выпавший на будни праздник, отрабатывался в ближайший выходной. Я радовалась, что у нас не так». Татьяна из Питера: «Никто не говорит о вузах. Январские и майские праздники – это катастрофа». А что в вузах происходит? Там как раз сессия начинается в это время после январских праздников. То есть студенты расхолаживаются, что ли, наверное?

И.НИКОЛАЕВ: Нам ничего не написала радиослушательница, что такое в вузах происходит? (смеется)

О.БЫЧКОВА: Нет. Но говорит, что катастрофа, да.

И.НИКОЛАЕВ: Я так думаю, что просто, действительно, если это сессия, то очень трудно сдавать сессию.

О.БЫЧКОВА: Но сессия начинается обычно уже, да? Вот, как это было всегда? До Нового года зачеты сдают, а после Нового года начинаются экзамены.

И.НИКОЛАЕВ: Да, но сейчас система же другая – триместры и так далее. Поэтому тут надо, чтобы нам вузовские работники разъяснили.

О.БЫЧКОВА: Таня спрашивает: «Слышала, что от праздника 2 дня высчитают, но к майским тоже прибавят». Ничего не поняла. Ну, наверное, что-нибудь прибавят.

И.НИКОЛАЕВ: Ну, это есть такие предложения, чтобы уменьшить новогодние праздники, а увеличить майские.

О.БЫЧКОВА: А, просто перенести на лето частично.

И.НИКОЛАЕВ: Да.

О.БЫЧКОВА: Ну, это разумно, кстати.

И.НИКОЛАЕВ: Ну, это разумно. И, кстати, уж если мы оцениваем эффект для экономики, то от такого переноса экономика только выиграла бы. Потому что занятость на тех же дачных участках – это так называемая неформальная, теневая экономика, а она учитывается при расчете ВВП. Люди с пользой для здоровья и для дела бы провели свое время.

О.БЫЧКОВА: Для бюджета, да. Марина пишет: «Отдыхают 10 дней только чиновники. У меня все знакомые работают, даже бюджетники». Марина, я вас понимаю как никто просто в этой ситуации. Михаил из Казани: «Работаю в торговле 6 лет. Провал в январе связан с тем, что первые поставки товара начинаются после 20 числа, потому что все поставщики отдыхают».

И.НИКОЛАЕВ: Ну, просто нам объяснили, почему такой провал. Вот, в том числе из-за того, что поставщики отдыхают. В том числе. Но это не единственная причина.

О.БЫЧКОВА: Влад из Вологды: «Работодатель не может платить достойную зарплату, государство не может снизить налоги. И еще выходные хотите забрать? Это перебор. Слишком. Сначала пускай научаться платить зарплату, уменьшат налоги, через 3 года референдум – нужны ли новогодние каникулы или нет?» А что? Между прочим, очень разумное предложение, по-моему, из Вологды пришло. Как вы считаете?

И.НИКОЛАЕВ: Ну, одно из предложений. Почему нет? Но это, по-моему, как раз тот случай, когда люди, которые, действительно, в общем-то, обделены (можно так сказать), и когда у них еще хотят что-то отобрать, естественным образом говорят «Нет, оставьте».

О.БЫЧКОВА: Ну то есть для правительства, например, и для законодателей это возможность, как бы, дать такой подарок народонаселению, на который не требуется дополнительных никаких денег тратить.

И.НИКОЛАЕВ: Ну как? Дополнительно не требуется, но правительство должно понимать, что оно само несет бюджетные потери. Я же приводил цифры по потерям для бюджета. Можно с ними спорить, не соглашаться. Но то, что они есть, это факт. Ну а правительство, значит, таким образом (да и не только правительство) решает, что можно пожертвовать этим, зато вот такой вот широкий жест был сделан – пожалуйста, пользуйтесь.

Насколько я знаю данные социологических опросов, сейчас около половины людей, все-таки, поддерживает то, что нужны эти 10-дневные каникулы. А вот то, сколько отрицательно к этому относится, — около 30%. Но надо сказать, что неуклонно последние годы число относящихся отрицательно растет. И я, на самом деле, глубоко убежден, что через несколько лет большинство будет, если сохранится (я думаю, что пока будет сохраняться этот порядок), будет относиться отрицательно. Знаете, кстати, почему еще? Потому что народ, в конце концов, всегда мудрее. Вот и здесь. Казалось бы, как можно относиться, вообще в голове не укладывается, к этому? И тем не менее, 30% уже говорят «Не надо».

О.БЫЧКОВА: Вера из Чикаго поправляет нас: «В США нет рождественских каникул по 2 недели. Есть 2 недели отпуска плюс 5 дней на личные нужды, болезни. Декретный отпуск – 3 месяца». Ну да.

И.НИКОЛАЕВ: Ну вот нам и разъяснили.

О.БЫЧКОВА: Да. А в Европе есть меньше декретный отпуск даже, чем через 3 месяца.

И.НИКОЛАЕВ: Это, кстати, частый аргумент. Говорят, что «а вы посмотрите, там тоже сколько отдыхают – неделю, 10 дней, рождественские каникулы».

О.БЫЧКОВА: Нет, там пашут просто как лошади.

И.НИКОЛАЕВ: Все немножко не так.

О.БЫЧКОВА: Да, там серьезно.

И.НИКОЛАЕВ: Вот, пожалуйста, сказали, как, на самом деле, там.

О.БЫЧКОВА: Ну просто у нас тут огромное количество идет смсок. Время уже заканчивается. Виктор считает так же, как и вы, что новогодние праздники – это преступление. И Дмитрий из Екатеринбурга пишет: «У нас низкая производительность труда, до отдыха ли сейчас?» «Длинные выходные введены в действие вместе с законом о монетизации льгот. Циничной власти они нужны, чтобы пьяный народ не протестовал».

И.НИКОЛАЕВ: Вообще, да, действительно, 2005-й год.

О.БЫЧКОВА: Совпадает, во всяком случае.

И.НИКОЛАЕВ: Это да, меткое наблюдение.

О.БЫЧКОВА: Совпадает, по крайней мере, совершенно точно.

И.НИКОЛАЕВ: Кстати, знаете еще один аргумент, который у меня есть против того, чтобы были такие длинные праздники? Вот эта десятидневка. Вот, у нас праздник Рождества – он оказывается встроенным вот в эту десятидневку беспробудного празднования.

О.БЫЧКОВА: Да.

И.НИКОЛАЕВ: Вот, представьте, если бы праздник был отдельно, да? Светлый праздник, Рождество Христово. Но отдельно – я имею в виду не один из 10-ти дней, а именно один праздничный день. А тут получается, вот, народ ушел вот в этот новогодний загул, и так, вот, по ходу дела еще и Рождество случилось. Ну вот, по-моему, это тоже не очень правильно.

О.БЫЧКОВА: Понятно ваше мнение. Спасибо большое Игорю Николаеву, директору департамента стратегического анализа компании ФБК. Мы говорили о цене праздников и о цене жизни в наступившем 2011 году. Большое спасибо за смски и сообщения, которые продолжают идти, но уже все, к сожалению. Как бы мне не было интересно вас читать, но время уже наше истекло. Это была программа «Мы». Спасибо всем.

И.НИКОЛАЕВ: Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире