Виталий Дымарский Добрый вечер! Программа «Все так плюс» в своем постоянном в составе: историк Максим Кузахметов. Добрый вечер, Максим!

Максим Кузахметов Добрый вечер!

В. Дымарский И я Виталий Дымарский. И мы в постоянном составе с постоянной темой. Тема наша, как вы помните, наверное, надеемся, – это династия Романовых. Конкретно вот уже на протяжении нескольких программ, и это еще продолжится безусловно, Николай I – герой, на которого мы обращаем всё внимание вот в этих программах последнего времени. Ну, и постоянно теперь уже и наша самоизоляция и связь по «Скайпу». Так что не взыщите, если где-то что-то у нас технически будет несовершенно. Будем компенсировать интересностью, я бы так сказал, нашего рассказа. Сегодняшняя наша тема – это русско-персидская война. Русско-персидская война 26-го… 1826-28-го годов. Война, ну, по тем временам, может быть, нет, вообще достаточно длительная, все-таки 2 года. Но 1-й вопрос тогда, Максим, а что мы потеряли, собственно говоря, там в Закавказье, на Каспии, при Каспии, вот там, где Персия.

М. Кузахметов Ну, история эта уходит в глубину веков, в интересы России на Кавказе и в Закавказье. Вообще еще во времена Петра I русские смогли захватить весь… Каспийского моря, а покинули его при Анне Иоанновне, и мы про это рассказывали, в силу того, что это казне просто было глубоко убыточно. Солдаты без конца болели. И там новых никаких других выгод ресурсных вроде бы и не было. Но так, как проявляли инициативу в последующие годы в частности князья Грузии, князья, ну, или там знать Армении, у них там были свои беды и несчастья, потому что они так или иначе страдали как… будучи христианами под властью и Османской империи, и персидской державы, обращались много раз, предлагали себя в русское подданство. Это всё правда. Ну, и как-то постепенно, мы тоже про это не раз рассказывали, уже было непросто влияние России, а фактически там часть земель Закавказья была к России присоединена.

Это я всё отсылаю к предыдущим рассказам. Николай I вообще-то против Персии воевать не собирался. Он только начал править, у него восстание декабристов, он даже еще не короновался. Тут, скорее, персы проявили инициативу, понадеявшись на то, что царь молодой, слабый, у него там бунт. И мы вернем… У нас будет реванш за поражение в предыдущей войне, которая была еще при Александре I.

Но почему вот я считаю эту войну важной? Потому, что итоговая победа в ней русского оружия, она окрылила Николая I. Только вот он начал править, тут же мы одерживаем громкую победу. Ну, и дальше вот все последующие 30 лет несмотря на то, что Николая I считают сравнительно миролюбивым, это не совсем так. Просто, может быть, не дали развернуться в полную мощь. Ну, и сама логика любой империи: империя же должна расширяться, куда-то нужно расти. В худшем случае нужно оберегать свои границы. Начать правление как будто бы надо было войти в курс дела.

Мы еще раз напомним, Николай I не собирался править. У него и планов-то таких серьезных не было. Царем должен был быть его старший брат Константин, который отказался от престола. Так еще и вот, еще раз напомним, восстание декабристов. Потом это многомесячное следствие. И тут…

Ну, давайте там постепенно переходить к предыстории, как вот в 813-м году еще при Александре I был заключен Гюлистанский мир после российско-персидской войны, и к России официально присоединилась тогда большая часть Грузии, часть восточной Армении. Ну, я уже современные названия говорю. Да? И Дагестан. При всем при том там население было смешанным, в том числе и на территории Грузии, особенно, кстати, Армения. Там большое число было мусульманского населения. Ну, то есть это всё рано или поздно как будто бы должно было привести к новому конфликту.

Ну, так вот и вступает на престол Николай I. А в Персии в это время после поражения, такого оздоровительного поражения при власти шах… шаха Фетх Али-шаха… Конечно, я не буду демонизировать англичан, потому что во время войны они, например, никакой серьезной помощи персам не оказали. И тоже, что важно я считаю оговориться, например, наместник на Кавказе при Александре I еще назначенный Ермолов откровенно жаловался в Петербург, что проникновение англичан в Персию, ну, в 1-ю очередь экономическое, им есть, что предложить, есть, что продать, а мы вот, вся Россия, у нас нет товаров, которыми мы могли бы как-то конкурировать с англичанами. Ну, в общем, не сильно мы ушли, по-моему, от ХIХ века в этом плане. Не только в части Персии.

Ну, так вот и иранский, персидский шах соответственно понадеявшись… Ну, наверное, советники ему на ухо наговорили, что царь молодой, у него там в гвардии бунт. Сейчас мы легко отвоюем всё обратно. В основном там речь шла о Закавказье. А тем более надо вернуть себе Дербент. А Дербент – это ворота в Персию. Ну, напомним, – да? – что это город на берегу Каспийского моря, через который в основном и шло… и шла НРЗБ попутная между севером, – да? – Закавказьем и… северными равнинами и дальше уже там в Азию на юг. Ну, так вот и Николай I до такой степени не хотел войны, что даже соглашался по собственной инициативе уступить персам часть территории южного Азербайджана, которая вошла в состав Российской империи после 1-й войны, что, ну, вот если это как-то их успокоит, ради бога, пусть забирают. Держава не ослабеет. Что вообще не слыханно – да? – для императора. А вот Николай I готов был даже проявить такую удивительную инициативу. Но вот в контексте того, что там творилось в Персии, всё это было воспринято наоборот, как такая слабость, что ах, так! Раз нам даже готовы еще и территориально в чем-то уступить, ну, нет. Ну, тогда что мы тут переживаем? У нас огромная армия. Всё у нас рядом. А что там Петербург – далеко. Когда там, кто доберется? Это тоже правда, потому что несложно было не только догадаться, это было очевидно, что российское военное присутствие в Закавказье было очень скромным. При этом без конца еще надо было – как это называлось? – усмирять диких горцев, ну, это вот в основном касалось территории современной Чечни, Дагестана, Ингушетии. Дальше там ближе к Черному морю, Адыгея. Этим занимался тоже знаменитый в нашей истории генерал Ермолов. И еще одно такое специфическое обстоятельство. Вступивший на престол Николай I, например, Ермолову не доверял. Ну, то есть оснований прямых непосредственно для связи Ермолова с делом декабристов не было, но он почему-то вот действительно вот недолюбливал генерала Ермолова, хотя у того никаких, ну, вроде бы провинностей прямых не было.

Но любопытное тоже обстоятельство может быть, как это в глазах Николая I выглядело помимо того, ну, ладно, слухи, что он там, может быть, сочувствовал заговорщикам. Но вот Николай I, мы уже не раз упоминали, Николай Палкин. Дисциплина – главное. Мундиры в безупречном виде. А видите ли, генерал Ермолов в Закавказье разрешал своим солдатам вместо киверов папахи носить как более удобные вещи, не сходил с ума по поводу шагистики. И, ну, как это в глазах Николая всё выглядело? Как то, что дисциплина развалена. Куда всё это годится? Ну, он не сразу сместил Ермолова.

Там уже дальше события достаточно быстро развивались, потому что первыми напали персы, ну, как им теперь припоминают, без объявления войны. Дело в том, что как раз Ермолов-то предупреждал, что там по его донесениям персы готовят нападение. И тоже вот эти все рискованные эксперименты с предоставлением каких-то уступок, территории, вряд ли будут однозначно восприниматься. И в любом случае, значит, нужно усилить войска, нужны новые расходы.

Но тут вступаемся за Николая I, что еще его тревожило в этой связи. Там так или иначе приближалась война с Турцией очередная. Тоже там всё это бесконечный реваншизм. Николай I еще и поэтому никак не хотел обострять отношения с Персией, готов был там в том числе, возможно, к каким-то даже материальным уступкам, не только территориальным, но и материальным. Ну, вот тут персы ошиблись на свою беду, допустили какую-то важную стратегическую ошибку. В общем, началось персидское вторжение в Закавказье.

И действительно поначалу все эти слабые фактически посты да еще и на большой территории разбросанные, их невозможно было сконцентрировать в одном месте. А только еще раз напомним, это всё сплошные горы, между которыми сообщение, например, зимой между многими регионами практически невозможно. Очень сложно собрать. Быстро передавать сообщения очень сложно друг другу. И поначалу всё, конечно, складывалось абсолютно в пользу персов. Достаточно быстро они…

Ну, там опять-таки я боюсь, сейчас мы утонем в малознакомых для нашей истории, для… для нас… для современной России названиях, тем более что там города не раз меняли свои названия. Ну, чтоб было понятно. Тбилиси по тем временам он уже был в составе России. А вот, например, Ереван, тогда называвшийся Эривань, Армения нынешняя, – да? – он тогда принадлежал персам.

А! Ну, еще я забыл такое тоже важное злодейство, персы совершили, потому что Николай I, желая заключить с ними мир, отправил к ним Меньшикова, князь Меньшиков, ну, потомок того самого знаменитого Александра, Алексашки Меньшикова, наперсника Петра I, только для того, чтобы мира… мира добиться любой ценой. Но тут шах тоже допустил непростительную ошибку. Он на каком-то этапе фактически арестовал Меньшикова, который готов был обсуждать любые условия заключения мира. Ну, тоже всё это было непростительно. Ну, наверное, в том числе персы сознательно, может быть, там провоцировали войну с Россией.

Ну, так вот в июле 1826 года персы вторглись в Закавказье. И в основном боевые действия шли на юге современного Азербайджана и на границе Азербайджана и Армении нынешней. Это вот Карабах. Ну, Карабах, наверное, более знакомый топоним. И вот 1-е, так сказать, недоразумение на пути персов. Там была небольшая крепость Шуша, куда успели собраться разбросанные в разных частях фактически посты, те, которых персы не смели на своем пути. В этой крепости забаррикадировались. И персам не получилось с ходу эту крепость захватить. Ну, тут тоже… Ну, это ставят в вину как будто бы русским войскам сразу же. На всякий случай потому, что с помощью казахов русское командование забрало в крепость еще и часть местной знати. Там же всё это вообще в те времена называлось ханствами. И ханств было достаточно много в Закавказье. Вот Нахичеванское ханство, например. Да? Так вот это всё было сделано, ну, понятно для чего. Фактически это были заложники. То есть как бы русские власти не объясняли, что для вашей же безопасности, а на самом деле для того, чтобы лишить соответственно персов возможности рассчитывать на помощь своих единоверцев в Закавказье. И тоже вот в какой-то степени эта стратегия сработала.

Так вот осада затянулась на 47 дней. С одной стороны огромное 40-тысячное войско персов. С другой стороны небольшой гарнизон. Но так, как всё это в городе, крепость неприступная. Вообще гарнизон был обречен. Там не хватало продовольствия. Заранее не подготовили. Тоже вот всё это опять с нашей… историей, готовились-готовились к войне, а… а ничего не получается. Но тут приняло решение вот командование гарнизона стоять до конца, несмотря ни на что. И они в итоге продержались 47 дней. И вот именно этого времени и хватило на то, чтобы русское командование, которое распоряжалось войсками в Грузии… Ну, это в 1-ю очередь опять-таки генерал Ермолов успел собрать все наличные силы и отправиться на помощь, соответственно снимать осаду с крепости Шуша, ну, и уже противостоять персам. В течение всей войны русских было меньшинство. Я вот тоже заранее рассказываю все эти истории. И побед удавалось добиться, как правило, просто НРЗБ штыковыми атаками. И всё это, вот еще раз повторюсь, потому что мы к этому не раз будем возвращаться, сыграло свою злополучную роль уже в последующем… в последующее десятилетие. Ну, как это всё в глазах Николая выглядело? Николая I. Вот чудо-богатыри не убоялись супостатов, которых было в разы больше, ударили в штыки и одолели. Ну, так и зачем нам все эти нарезные ружья? Зачем нам какие-то там еще дополнительные реформы? Главное – дисциплина, безусловное послушание офицеров и соответственно там доблесть. И вот пребывает еще раз один очень важный персонаж, о котором мы уже упоминали в прошлой передаче, в отличие от Ермолова почему-то совершенно незаслуженно забытый. Потому, что генерал Ермолов, как я уже сказал, в итоге был отправлен Николаем I в отставку. Не доверял ему. А главное как будто бы заслуга Ермолова – это вот усмирение Кавказа. Но тем не менее Ермолову у нас памятники в России стоят, а человеку, который прибыл, генерал Паскевич, ставший в последствии фельдмаршалом, который за последующие 30 лет не потерпел ни одного поражения, и вот ни одного памятника, потому что раз Ермолова Николай I уволил, значит, уже это как-то положительно его характеризует. А раз Паскевича возвысил, то всё, значит, на нем такое клеймо провинившегося человека. Да? Раз обласкал тебя Николай I, а Николай I – душитель свобод, тогда вот и на репутации боевого генерала это тоже отразилось.

Там конфликт, конечно, сразу же начался между прибывшим Паскевичем, который вроде бы назначен командующим, формально должен подчиняться Ермолову, но напрямую начинает сообщаться с государем, не должен ничего Ермолову докладывать. НРЗБ тоже странная, в какой-то степени классическая история. Вместо внятного единоначалия такое вот 2-началие. Но, к счастью, для Российской империи, для Николая I это не имело серьезных драматический последствий как в свое время, мы тоже рассказывали, был же там серьезный конфликт между Барклаем-де-Толли и Багратионом. Ну, там сознательность генералов сыграла свою роль. Но примерно и здесь также. У них вообще были разные стратегические планы. И вот… Ну, вот тоже пребывает Паскевич на закавказский фронт, – да? – видит, что солдаты ходят не в киверах, а в папахах, ну, что это такое? Что тут у вас с дисциплиной твориться? Ну, пока сам не погрузился – да? – вот в специфику реалий войны в Закавказье. Возникает конфликт, который потом должен был разруливать еще один генерал Дибич, потому что там начинают поступать Николаю I доносы. Ну, слава богу, вместо того, чтобы сразу там какая-нибудь тройка сталинская приговорила к расстрела за поступивший донос или арестовала… Вот тут НРЗБ человека разобраться. Там очень любопытные отчеты в последствии, что да, в вопросах дисциплины у Ермолова есть какие-то упущения, но в то же время вот он там госпиталь для солдат построил. Можно ли считать это какой-то провинностью? Дороги улучшал. И в то же время невозможно заподозрить его в каких-то связях с мятежниками. То есть Дибич ничего не нашел. Слава богу, честно отчитался. Хотя Николаю I может было бы спокойнее слышать, что да, да, да, наверняка там он тоже готов был бы заговорщиков возглавить. Но тут вот Дибич достаточно честно написал всё, что видел. Правда, Ермолова это не спасло. Еще раз повторюсь, в этом коротком конфликте, ну, царь-то был безусловно на стороне Паскевича, и фактически Паскевич стал полноценным командующим в Закавказье, но тут раскрылись и его таланты. Хотя я уверен, что, наверное, и Ермолов там смог бы одержать победу.

В общем, начинается цепочка сражений, как я коротко уже упомянул, где русские, которых почти всегда меньше как, например, в Шамхорской битве. То есть не почти всегда. Всегда меньше. Или вот при сражении при Елизаветполе… Елизаветполь – это современная Гянджа, город в Азербайджане. Так вот там 8 тысяч русских и 35 тысяч персов. Ну, опять-таки решительная штыковая атака, решительные действия. Персы обращены в бегство. А еще раз напомню, персидская армия была модернизирована. Ну, как пишут патриотически настроенные историки, там, конечно же, были английские инструкторы, которые обучали персов и стрельбе современной, и снабдили более-менее современной артиллерией, и у них даже была легкая артиллерия, фальконеты, которые возили там на верблюдах. И тем не менее вот феноменальные победы в меньшинстве над превосходящим численностью врагами. Ну, а тем не менее персы не сразу смирились со всеми этими поражениями. И там новая… Опять там боюсь в топонимике, чтобы мы все не запутались. Ну, так и называется сражение за Аббас-Абад или Джеван-Булакское сражение. Ну, в общем, очередное поражение персов. Кстати, тоже еще одна любопытная деталь…

В. Дымарский Максим?

М. Кузахметов Да, да.

В. Дымарский Нам сейчас нужно прерваться на выпуск новостей. У меня еще там будет… был и один к Вам провокационный вопрос по поводу англичан. Но это давайте уже через… после выпуска новостей.

**********

В. Дымарский Еще раз добрый вечер! Мы продолжаем программу «Всё так плюс». Продолжаем рассказ о Николае I и продолжаем соответственно рассказ о русско-персидской войне 1826-28-го годов. Подробный рассказ Максима Кузахметова. Я вставляю время от времени свои вопросы. И вот сейчас я попробую нашу 2-ю часть программы начать тоже с вопроса. Вы завершая 1-ю часть, Максим, говорили о том, что наши историки… там всё англичане, что они там помогали и так далее, и тому подобное. Но все-таки давайте не будем забывать, и все-таки надо иметь в виду, что англичан действительно эта ситуация интересовала и волновала. И их присутствие в Персии было всегда: и до войны, и, наверное, все-таки и во время войны, и после войны.

М. Кузахметов А нельзя только рассматривать это какое-то нарочитое злодейство… Как это всё время повторяют? Не были заинтересованы в возвышении России, препятствовали русским интересам в Закавказье. Это борьба 2-х империй абсолютно на равных, а не какое-то там коварство. Ну, вот, например, там любопытный эпизод. Князя Меньшикова арестовывают фактически в Тегеране. А кто заботится о его спасении? Англичане, например. То есть точно также они вовсе не были заинтересованы в каком-то усилении или возвышении Персии. Да, как территория, как объект сбыта своих товаров… Ну, как нам большевики всегда рассказывают? Да, они были заинтересованы. Да, там присутствие актуально было. Но кто ж виноват, что Россия не могла точно также экономически влиять на все эти вопросы?

Возвращаемся соответственно к боевым действиям. Там просто еще любопытный персонаж один проявился. Там же конницей командовал генерал Бенкендорф. Константин, правда. Это брат Александра Бенкендорфа, о котором мы рассказывали. Не отсиживался в тени своего брата в Петербурге, а поехал на закавказский фронт. Там, кстати, в последствии еще декабристы оказались некоторые. Ну, так вот несмотря на цепочку поражений, персы всё ещё лелеяли надежду на то, что сумеют переломить ход войны. А вообще НРЗБ командующим там был Аббас-Мирза, официальный наследник престола персидского, о котором тоже сохранилось много положительных отзывов, потому что человек был разумный, который понимал, что Персию надо модернизировать, что армия должна быть более современной. Его упрекают, что, конечно, англичане были более симпатичны. Но в любом случае к европейской культуре, что вот в последствии, как мы знаем, персидским шахам только вредит там в глазах соотечественников многих. Ну, так вот там просто тоже не могу не упомянуть, я уже сказал, что да, Аббас-Мирза – это наследник престола, принц – да? – персидский. Просто у персидского шаха было вообще 150 сыновей, представляете. И вообще это тоже любопытно. Династия-то…

В. Дымарский Не может быть!

М. Кузахметов … время шахи. Они были вообще тюркского происхождения. И вот, например, шах писал стихи на тюркском языке, а вовсе не на персидском. Ну, тоже чтобы вот для понимания. В Персии примерно такие же имперские амбиции много раз всплывали. Это же наследники Ксеркса, Кира Великого. Там же древнейшие города. И тут вдруг мы почему-то должны кому-то уступать. Вообще поражения в этой войне они считали позором, а расплатился за это потом, наверное, упомянем, Грибоедов в итоге за все те мерзкие амбиции. Попытка персов очередная… Просто на зимний период времени боевые действия фактически прекратились. Перегруппировка сил. И вот Аббас-Мирза решил нанести удар со стороны нынешней Армении, Закавказье. Это опять-таки бы тоже было понятно. Закавказье, горы. Раций никаких нет. Сообщения только через связных. Там они неделями, русские командующие, не имели никакого представления ни о том, где могут находиться вражеские силы, и даже о состоянии своих собственных гарнизонов, особенно если персы перекрывают где-нибудь стратегически важный перевал, то другого пути сообщения вообще может не быть. Аббас-Мирза… Там это всё у него было как будто бы путь на Тбилиси, путь в Грузию. И он пролегал через территорию нынешней Армении. И вот красивый патриотический эпизод сопротивления – это осада Эчмиадзина, это в современной Армении город, который считается такой духовной столицей армян. Там древнейший монастырь. И вот там опять крошечный гарнизон, всего 500 человек. И осаждает 40-тысячная армия. Ближайший командующий, талантливый, выдающийся генерал Афанасий Красовский, просто даже не знал о том, что Эчмиадзин осажден персидской армией. Персы предлагают сдаться. Командир гарнизона там, кстати, был по фамилии Линдельфельд, который на предложение сдаться ответил персам: «Русские собой не торгуют». То есть им не просто предложили сдаться, а перейти на персидскую службу, обещали всякие привилегии, наверное, сотни наложниц. Ну, вот Линденфельд гордо ответил, что мы, русские, собою не торгуем. И произошло чудо, потому что кто-то из гонцов, из связных сумел пробиться к основным русским силам, которые ушли на зимний период времени на север в Грузию, именно к Афанасию Красовскому. И он с 3-мя тысячами человек решил пробиться к своему гарнизону. Ну, тоже всё вот какие сплошные героические страницы. И во время пути, всё это опять-таки через горы, через перевалы в бесконечных боях, он потерял больше тысячи человек своих солдат, но смог к Эчмиадзину пробиться. Ну, соответственно осада была снята. Ну, опять-таки приходит Николаю I донесение. Вот смотрите, зачем нам какая-то нарезная артиллерия? Зачем нам все эти нарезные ружья? Вот тут чудо-богатыри пробились бесстрашно в штыковых атаках и переломили ход дела в нашу бы пользу. И опять персы терпят поражение. Но так, как им в это время принадлежал, еще раз напомним, Ереван, или как всё время в тех документах назывался, Эривань. И теперь инициатива перешла уже к русским. Это вот последний, может быть, такой серьезный мог быть опорный пункт персидский в Закавказье, за который еще стоило побороться. И здесь осаждают Эривань подошедшие уже более крупные русские силы. Но там, еще раз напомню, главное командование взял на себя Паскевич, который, кстати, за взятие Еревана получил потом титул графа. Да.

Тут тоже вот любопытный эпизод, о котором я уже упомянул. Здесь к тому моменту, когда начинается НРЗБ осада Еревана, Эриваня, – да? – в войске у Паскевича оказались декабристы. Ну, наверное, Евдоким Лачинов не так хорошо известен. А Пущин, например, уже так больше на слуху. Да? Они же все разжалованы в рядовые. Они же все как будто бы должны быть простыми солдатами. Но это же образованные люди, владеющие язык… владеющие языками. И тут вот будучи прагматиками, ну, вот в том числе и Паскевич, и Красовский как вот опять-таки из их собственных воспоминаний, то есть он с этими солдатами советуется, отправляет их с какими-то сложными поручениями, ну, не брезгуя. А это же государственные преступники. И не то, чтобы отправляет их куда-то на верную смерть, а наоборот пользуется фактически ими как офицерами. Ну, и в последствии выступали Красовский и соответственно Паскевич с инициативой, ну, давайте там уж повысим его от рядового там до унтер-офицера. Ну, более-менее там на подобие прапорщика. Ну, в общем, как-то смогли смыть кровью свой позор – выступление против государя Пущин и Лачинов.

Там Эривань… персидский гарнизон, может, попытался бы защищать. Крепость там как смогли они усилили, но внутри оказалось несколько тысяч армян. И тут уже страх персидского гарнизона… Это такая была 5-я колонна у себя внутри. Все прежние времена и персы, и турки не церемонились. Да и в последующем… Это вообще драма армянского народа. Геноцид самый страшный был уже в ХХ веке. И вот в глазах, наверное, персов и турок вот они христиане. Приближаются единоверцы, а они тут же начинают угрожать командиру персидского гарнизона… Ну, кстати, возглавляли его там не персы, а тоже всё тюрки. Ну, современные азербайджанцы. В общем, перешел на сторону русских командующий гарнизонов эриваньским. И Эривань, Ереван, соответственно наша.

И. тоже вот любопытный эпизод, потому что пребывает в это время в Закавказье еще один не последний в нашей истории человек – Александр Грибоедов, человек вообще… который и раньше приезжал с дипломатическими миссиями в Персию. Он был снова отправлен Николаем I улаживать персидские дела. И тоже очень яркий, любопытный эпизод, потому что тут же в бывшем дворце местного наместника, это в Ереване всё происходит, Грибоедов устраивает невероятным образом импровизированную постановку своего «Горя от ума». Опять-таки нашей русской классики.

В. Дымарский Ну…

М. Кузахметов Мы можем там, забегая вперед, сказать, что «Горе от ума» в полной версии вообще издали только через 30 лет уже после смерти Грибоедова.

В общем, у персов шансов не остается. Русские начинают уже продвигаться собственно на территорию собственно Персию, берут Тифлис. Это вот важный город на севере Персии. Ну, всё. Делать ничего невозможно. Надо заключать мир на любых условиях. И тут вот в заслугу Грибоедову ставят не только то, что он заключил выгодный мир, а то, что добился от персов обязательства выплатить гигантскую контрибуцию – на русские деньги 20 миллионов рублей. Это действительно фантастическая сумма. Ну, и опять-таки Грибоедов в итоге поплатился жизнью. Николай I оказался ослеплен тем, что… Да зачем нам как-то экономикой заниматься? Вот мы тут с легкостью срубили бабла, простите опять за грубость. Вот военная победа и 20 миллионов рублей серебром мы должны получить. Правда, потом всё так запросто не получилось, конечно же. И пришлось там отсрочки всякие персам давать, потом уменьшать эту контрибуцию. Ну, еще раз вот по условиям мира, потому что нам должны 20 миллионов…

В. Дымарский Я бы хотел замечание, одну ремарку сделать по поводу Эриваня. Да? Еревана. Что, в общем-то, как мы, по-моему, говорили в одной из передач, собственно говоря, вот именно в Армении только Паскевича и чтят до сих пор. Да?

М. Кузахметов Да. И Паскевич там находится в Ереване, ну…

В. Дымарский Да. Потому, что…

М. Кузахметов … ему не в России…

В. Дымарский … потому что хотя мы и сказали, что Ереван наш, но он, в общем-то, наш, но он армянский. Да? И армяне благодарны за то, собственно говоря, что Паскевич для них фактически и отбил Ереван. Да? Эривань.

М. Кузахметов Да. Ханство Эриваньское. Да. И вот в развитие соответственно этой же темы армянской, возвращаясь к заключенному миру, Туркманчайский мирный договор, там же еще одним пунктом было не только присоединение соответственно к России вот этого Эриваньского ханства, но еще и право армян возвращаться вот на эту территорию, которая была в последствии переименована в Армянскую область, о том, что армяне, которые находятся на территории Персии, по собственному желанию, в каком бы они статусе ни были, могут вернуться на свою историческую родину к единоверцам. Да, это сыграло огромную роль, потому что десятки тысяч армян изъявили желание покинуть Персию, что шаху, кстати, очень не нравилось. Опять-таки забегая вперед, на драматической судьбе Грибоедова отразилось. Заключается мир. И в числе прочего, например, там оговаривается, что должна быть свободная торговля русских купцов в Персии. И вот заключал этот мир, подписывал его Александр Грибоедов. Сейчас бы я, если можно, на нем немножко подробнее бы остановился? Человек действительно как дипломат…

В. Дымарский … да.

М. Кузахметов … добился немалых успехов. Кстати, если мы упомянули, что памятник самый, наверное, известный Паскевичу находится в Ереване, то памятник Грибоедову… Ну, не знаю, до какой степени самый известный, все-таки в Петербурге большой есть. Его советская-то власть любила, обласкала. Но если не буквально памятник, то такое невероятное место паломничества – в Тбилиси. Ну, он же там похоронен. Да? Он был не просто убит, а растерзан в Тегеране. А похоронен в Тбилиси. Почему? Потому, что по пути выполнять свою миссию в Тегеран дипломатическую, он в Тбилиси, Тифлис, как тогда называли, не просто провел некоторое время, а еще успел там жениться на Нине Чавчавадзе. Ну, это известный княжеский, дворянский род грузинский. И девушка так полюбила… То есть несколько недель они были вместе, потом Грибоедов НРЗБ сопровождала его в поездке дипломатической. Потом он убедил ее все-таки вернуться назад в Тбилиси к родственникам. А потом приходит вот это страшное сообщение, что он растерзан толпой исламских фанатиков. И вот до конца жизни девушка Нина… уже женщина Нина Чавчавадзе носила траур, отказывалась от любых предложений выйти, за кого бы то ни было, замуж. Конечно же, современники писали, что невероятная красавица. И были у нее воздыхатели. И кто-то 30 лет добивался ее руки. А она вот каждый день приходила на эту могилу. И вот в современном Тбилиси, если кому-то повезло, свадьбы современные. И вот ка у нас в Петербурге приезжают многие к памятнику Петру I, а там вот к могиле Грибоедова. Ну, и рядом соответственно захоронение его этой несчастной жены. Вот она истинная любовь. Вот чтобы друг другу оставаться верными всегда до самой смерти и после смерти тоже.

Ну, вот возвращаясь к Грибоедову, он же тоже попал под подозрение. И тоже такая необычная история. То есть если Ермолову Николай I не доверял и отправил в итоге в отставку. А невероятным образом Грибоедова, который тут точно заговорщикам был знаком, ну, вот точно его можно было осудить как минимум за недоносительство, и тем не менее Грибоедов не просто прощен, а еще вот назначен на важную дипломатическую работу. А он же какой вольнодумец-то! Написал «Горе от ума». Это же тоже такая дерзкая вещь. Еще раньше «Ревизора»! Где печальная картина русского общества. Сплошное невежество, лицемерие, казнокрадство и никакого будущего. Главный герой… Ну. Эта комедия-то разошлась НРЗБ тоже НРЗБ заучили как будто бы это Грибоедов специально так придумал. Что может сделать главный герой? Только уйти вот во внутреннюю миграцию, в глушь, в Саратов. Все-таки. Потому, что ничего невозможно изменить. Нет у честного человека будущего никакого карьерного. Прислуживаться… «Служить бы рад, прислуживаться тошно». Как вот это Николаю I было горько читать?! Потому, что Николай I, еще раз напомним, за 30 лет своего правления единственное о чем мечтал, чтобы у него были нормальные, честные губернаторы. Всё. Больше ничего реформировать он не мог и не собирался, и не умел, и не понимал. Как бы вот нам побольше честных людей. А почитаешь «Горе от ума», и понятно, что и честного человека никакого будущего нет.

Так вот Грибоедов… Ну, надо, наверное, рассказать про эти печальные обстоятельства смерти?

В. Дымарский До Тегерана и по поводу следствия по делу Грибоедова. Там же кто-то из декабристов все-таки дал на него показания.

М. Кузахметов Трубецкой, Рылеев дали показания.

В. Дымарский Да.

М. Кузахметов В разговорах участвовал, в курсе всех событий был. Оболенский тоже его там в своих показаниях с удовольствием вспоминал. Но когда Грибоедова вызвали в Петербург, вот он лично отрицал вот свое участие в каких-то…

В. Дымарский … этого было достаточно. Личного отрицания.

М. Кузахметов Вот в этом случае было достаточно. Не всем так повезло. Но у меня скорее вот такое немножко ироничное объяснение. В частных разговорах… разговорах Грибоедов, или я это уже тоже упоминал, иронически относился к тому, что можно что-то изменить в России. Собственно у него «Горе от ума» в принципе об этом же. Ничего не получается. Всё безнадежно. Сломать всю эту машину безумную невозможно. В разговорах со своими товарищами-офицерами он с ухмылкой там говорил: «Что 100 бабочек собирается что-то изменить в России? Это просто смешно». И если бы Николаю I об этом донесли, ну, тогда он мог быть… быть спокоен за Грибоедова. Ну, такой человек в цареубийстве, в заговоре вряд ли будет участвовать.

Кстати, еще раз упомянем любопытный эпизод. Самое страшное преступление даже не то, что ладно, там Конституция, об этом в конце концов и Александр I говорил, а НРЗБ убийство. Да? Вот это точно преступление. За это 5 человек были повешены, десятки и сотни отправлены в ссылку или, как вот мы уже рассказали, на Кавказ. Ну, кстати, в это же время начинает править Николай I, а всё ещё жив один из главных организаторов цареубийства Петр Пален, например. Живет, правда, в своем имении. И вскорости умер, по-моему, в 1826 году. Но тем не менее никакого… никакого заслуженного наказания там. Да? Николай I не мог же не знать, что Петр Пален – убийца его собственного отца. И ничего не происходит. То есть тоже вот такое выборочное лицемерие.

Еще один вот ярки эпизод, связанный с Грибоедовым. После того, как толпа фанатиков разгромила русское посольство в Тегеране… Кстати, поводом… Повод-то какой был? Всё тоже армянский след. Дозволено армянам возвращаться из Персии в Армению, соответственно в Армянскую область, в бывшее Эриваньское ханство. И не всех готов отпустить шах. Например, у него в казначеях работает человек, тоже трудится, евнух, кстати, армянского происхождения. И шах не хочет его отпускать. А евнух успел сбежать в русское посольство. Ну, как принято? Дипломатическая неприкосновенность. И Грибоедов не хочет этого человека выдавать. Ну, вот еще там прибегают 2 девушки из гарема, правда, не шахского и тоже… ну, армянского происхождения, хотят вернуться в Армению. А это уже там преступление другого рода. Это же шахские женщины, а убежали к христианам. Их научат там… Надо камнями закидать. В общем, собирается толпа протестующих исламских фанатиков и устраивают разгром в посольстве. Вообще страшная история. Там была небольшая группа охранников из казаков, около 2-х десятков человек. Перебиты были все. Спасся только один человек, который собственно воспоминания и оставил. В ковер там его кто-то из слуг местных замотал. Ну, вот ему, правда, не все доверяют его рассказам. Он же должен был себя как-то выгораживать.

Но вот такое любопытное обстоятельство, как опознали Грибоедова. Тоже это популярная история. Его опознали по ране на пальце. До такой степени было изуродовано и обезображено его тело. А это последствие знаменитой четверной дуэли. То есть Грибоедов в молодости был человек не просто дерзкий, смелый. С чего всё началось? С того, что Грибоедов со своим приятелем Завадовским привезли к себе танцовщицу модную. Ну, как их? Балерину. Танцовщицу Истомину. Держали ее у себя двое суток, веселились. А себя ее покровителем считал другой дворянин – Шереметев. В итоге возникает конфликтная ситуация. Вызывает один… Ну, это Шереметев вызывает Завадовского на дуэль. У Завадовского соответственно секундантом Грибоедов, а у Шереметева – Якубович. И тоже невероятное дело, а секунданты договорились еще и… и между собой, что а мы продолжим дуэль также после того, как будут стреляться Завадовский с Шереметевым. И слово свое сдержали. Еще б Завадовский Шереметева на дуэли убил. А Грибоедов с Якубовичем не угомонились. Ну, так, как там произошло убийство, они не тут же стали стреляться, а только через год, когда их судьба снова вместе свела. И вот во время…

В. Дымарский А долг остался стреляться…

М. Кузахметов Да. А должок-то отдай. И вот во время этой дуэли Якубович попал в руку Грибоедову и повредил ему кисть руки, причем повредил так, что эта рана оказалась одним из главных способов опознать обезображенное тело Грибоедова. И вот как я уже рассказывал, тело Грибоедова растерзанное везут обратно.

И тоже любопытный эпизод, который часто упоминают, потому что по пути в перевалах Кавказа встречается группе людей, которые везут это тело, некто Пушкин Александр Сергеевич. Спрашивает: «А кого это вы везете?» — «А мы вот везем тут вот известного дипломата, не менее известного писателя, поэта и, кстати, еще композитора Александра Грибоедова». Это всё вообще январь 1829 года. И Пушкин там НРЗБ. Ну, тоже времена – да? – любопытные? Это всё война недавно завершилась, а Пушкин отправляется в Закавказье. Это там отдельная история. Наверное, можно будет про это тоже упомянуть…

В. Дымарский Ну, про Пушкина вообще мы должны упомянуть в связи с Николаем I…

М. Кузахметов Он же практический современный. Он поехал просто вот так вот в путешествие. За границу он… в западную Европу его так ни разу не отпустили, а вот в Закавказье опасное отпустили.

Любопытный эпизод, который страшно не нравится упоминать патриотически настроенным историкам, ну, который вот, я считаю, тоже любопытным и важным. Это история так называемых дезертиров русских, по-моему, они назывались багадеранцы, потому что у персидского шаха набрался в итоге целый полк из русских служивых… не просто служивых, а солдат и даже офицеров, которые сбегали. Дезертирство было, ну, сравнительно массовым, потому что в полках, которые… и в частях, которые были размещены в Закавказье, это было каждый год. Десятки людей убегали. И, ну, нужно пояснить почему. Не только потому, что НРЗБ климат, тяжело, а, например, потому, что перебежчикам персы обещали приличное содержание. То, что на русские деньги там 15 рублей в месяц. Никто из этих бывших крестьян и мечтать не мог о таких деньжищах. Срок службы в армии у шаха составлял всего 5 лет, а не 25 лет. Безусловно они все считались свободными, соответственно если так казалось персидскому шаху. Любой русский солдат – это сразу уже дисциплина, сразу же хорошо обучены. Ну, и название какое придумано, да? Багадеранцы – это вообще богатыри. Им разрешали компактно селиться. Размещали… Разрешали жениться. Ну, как? Это же предатели, дезертиры всё, преступники. Так они еще не просто перебежали к персидскому шаху, а еще стали многие из них фактически инструкторами – да? – в войске персидском. Да еще и против своих воевали. В общем, пока шли вот эти беседы… Кстати, тоже надо на всякий случай упомянуть. Эта история-то началась еще с начала ХIХ века, еще во время 1-й русско-персидской войны. Ну, то есть она не 1-я. А русско-персидской войны во времена правления Александра I. И потом пока всё время вот эти так называемые проблемы усмирения Кавказа продолжались, продолжалось соответственно и бегство русских солдат в Персию, где их ждал почет, уважение, служба. И набиралось больше тысячи человек.

Англичане оставили любопытные воспоминания, что сразу видно. Правильно строятся, дисциплинированные, хорошо обученные. Живут отдельно. Построены им там дома. Около 200 человек из них женились на местных. Никто их за веру не притесняет. Переход в ислам добровольный. Ну, если он там женится на христианке в Персии, то вообще никаких проблем. Ну, вот, правда, на мусульманках им нельзя было просто так жениться, а можно было только после перехода в ислам.

В общем, вся эта история любопытна еще чем? Опять-таки возвращаясь к Грибоедову, Грибоедов, например, в числе прочего требовал после заключения мира возвращения всех этих предателей-дезертиров на родину. Ну, обещали им там амнистию. И шах в состоянии поражения после войны соглашался на это на всё. Правда, не соглашались дезертиры. И все-таки вот как-то Грибоедов там смог договориться, и 1-я партия отправилась на родину. И дальше печальная история. Их по сути обманули. Они возвращаются в расположение русских войск, и тут же на территории Грузии начинаются суды военно-полевые за дезертирство, за предательство. Была амнистия, и несколько сотен человек при Николае I, но просто гораздо позже все-таки вернулись в Россию.

В. Дымарский Это тем, что все-таки и шаху было очень стыдно за убийство Грибоедова. И он пытался откупиться раз…

М. Кузахметов Это НРЗБ страшно после всего этого и откупиться. Николай I, что ставят ему в вину, легко согласился замять эту историю, взял в числе прочего еще и огромный алмаз, который сейчас вот в Москве хранится, знаменитый, который никому, правда, вроде бы как счастья не приносил. Да! Замяли всю эту историю со зверским убийством Грибоедова. И начали новую войну. Тем более что шах отправил своего личного внука. Этого внука здесь, в Петербурге никто не арестовал…

В. Дымарский Увы! Времени у нас больше нет. Спасибо. Это была программа «Все так плюс». Мы продолжим рассказ в следующую субботу.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире