'Вопросы к интервью
12 мая 2012
Z Все так Все выпуски

Абу Бакр — первый праведный халиф


Время выхода в эфир: 12 мая 2012, 18:00

А. ВЕНЕДИКТОВ: Добрый вечер, в эфире программа «Все так», Наталья Ивановна Басовская. Добрый вечер, Наталья Ивановна.

Н. БАСОВСКАЯ: Добрый вечер.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И Алексей Венедиктов. Сегодня мы будем говорить о первом праведном халифе Абу Бакре. Кстати, по вашей просьбе. Вы давно говорили нам: «Что же вы пренебрегаете началом, собственно говоря, арабского халифата, арабского государства?» Вот и не пренебрегаем. Но книгу я хотел проиграть другую. 10 экземпляров книг «Повседневная жизнь Аравии Счастливой времен царицы Савской», Наталья Ивановна….

Н. БАСОВСКАЯ: Чуть пораньше.

А. ВЕНЕДИКТОВ: 8 век до нашей эры, да.

Н. БАСОВСКАЯ: Мягко выражаясь, немножко.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Немножко. Издательство «Молодая Гвардия», 10 экземпляров, французская, к ней перевод с французского, Жан-Франсуа Бретон. А вопрос вот какой. Если вы знаете ответ, посылайте его к нам посредством смс, или же через интернет, или же через аккаунт @vyzvon через Твиттер. А вопрос вот какой: какое последнее арабское мусульманское государство было на территории Европы? Последнее не просто мусульманское, я подчеркиваю – потому что мы понимаем, что Османская империя там доходила – последнее арабское мусульманское государство было на территории Европы до сегодняшнего дня, какое последнее?

Н. БАСОВСКАЯ: Как результат знаменитых арабских завоеваний.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, конечно. Напомню вам номер телефона, по которому вы можете присылать нам смс: +7-985-970-45-45, +7-985-970-45-45. Не торопитесь присылать то, о чем вы не догадываетесь. А мы переходим к нашему герою.

Абу Бакр, первый праведный халиф, Наталья Ивановна.

Н. БАСОВСКАЯ: Звучит красиво и справедливо, как я думаю. Главные идеи… главное мое впечатление от максимально возможного для меня проникновения в его биографию – что слово «праведный» (это титул, это звание почетное) он несет в истории обоснованно. Он был прямым преемником пророка Мухаммеда (сейчас в новых книгах пишут «Мухаммада», но, в общем, привычное традиционное произношение) и его тестем, одним из. Один из наиболее ранних и строгих приверженцев учения пророка. Я потом процитирую Абу Бакра, что сохранила традиция. Это действительно вера истинная, видимо, абсолютно искренняя, как часто бывает в начале нового религиозного, духовного движения. А ислам – последняя, самая молодая из мировых религий. Первая – буддизм, вторая – христианство, третья – ислам. Она самая молодая, последняя, как самая молодая… как все молодые, может быть, потому еще до сих пор сильно горяча. Видимо, помог пророку в трудную минуту его жизни, безусловно. Ну, и слово «халиф» рождено тем званием, той должностью, тем положением, которое именно Абу Бакр занял после смерти пророка. И девизом вот того, что я прочла про него, перечувствовала… я бы сказала так: всегда рядом с пророком.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Надо сказать, что очень много мифологии.

Н. БАСОВСКАЯ: Мифология…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, или, скажем, недоказанных вещей, традиций, скажем так.

Н. БАСОВСКАЯ: Мы как-то с вами, Алексей Алексеевич, уже формулировали, и вы не возражали. По-моему, я произнесла эту фразу: «Скажи мне, какие о тебе слагают мифы, и все-таки я скажу, кто ты».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

Н. БАСОВСКАЯ: Не полностью, не до конца, но основную направленность личности, наверное, можно заметить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но все-таки мы опираемся на устные скорее предания, записанные потом, чем во время жизни.

Н. БАСОВСКАЯ: Ладно мы с вами, востоковеды вынуждены на это опираться, на то, что рассказывали современники, что записывали, переписывали. Ну, это свойство исторического источника. Самым любознательным – а у нас их много – из наших слушателей я хочу сказать, что в море, океане литературы, посвященной сюжетам раннего ислама и этих фигур, основоположников, продолжателей дела Мухаммеда, есть хорошая, прекрасная фундаментальная литература на русском языке. Есть переводная книга Густава Эдмунда фон Грюнебаума – это просто вот, ну, такой классический труд. Кстати, она называется «Классический ислам». Но читать ее незатруднительно, прекрасный перевод и хорошо читаемый. В 86-м году… мне попалось издание 1886-го года. Есть Беляев Евгений Александрович, это серьезнейшее исследование, «Арабы, ислам и арабский халифат в раннее Средневековье». Все это издательство «Наука», это еще 60-е годы. Большаков Олег Георгиевич, «История халифата» в трех томах (тоже «Наука»)».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот я обратил бы внимание на эту книгу.

Н. БАСОВСКАЯ: Второй том – 1993-го года, третий – еще позже. Это все очень серьезно. И, наконец, бесчисленные, многочисленные труды академика Бартольда Василия Владимировича, человека с дореволюционным образованием, затем ставшего советским академиком. Он умер в 1930-м. Очень мягко Советская историческая энциклопедия его поругивает за то, что он придавал излишне большое значение личностям. Мы с вами в этой компании, Алексей Алексеевич, потому что тоже придаем значение личности.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, ему не повезло, он два года только был халифом, и там за ним шли очень… перед ним яркий Мухаммед, да?

Н. БАСОВСКАЯ: И после…

А. ВЕНЕДИКТОВ: И после него яркий халиф. А он вот два года… Именно поэтому он сегодня наш герой.

Н. БАСОВСКАЯ: И все-таки он всегда был рядом. Абу Бакр родился, видимо, в 572-м году…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мне очень нравится слово «видимо» от вас…

Н. БАСОВСКАЯ: «Видимо», придется так, потому что Мухаммед тоже «видимо» в 570-м. Определяется по сообщениям…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, сверстники.

Н. БАСОВСКАЯ: … о том, что в этот год был знаменитый «поход слона», или «война слона», нападение на эти самые края, где он родился…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Они сверстники, короче, они сверстники, он чуть младше, видимо.

Н. БАСОВСКАЯ: На два года. Это очень важно. И он переживет его также ровно на два года.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, да.

Н. БАСОВСКАЯ: Все это считается мистически важным. Он родился в богатой торговой семье в Мекке, Абу Бакр родился в богатой торговой семье в Мекке. Если христианство начиналось как религия нищих, угнетенных, то вот один из ранних, очень ранних последователей – подчеркиваю, наверное, может быть, даже самый богатый купец в Мекке. Но два слова: Мекка – где это? Потому что у всех это как бы на слуху. И я даю еще один совет нашим любознательным и умным радиослушателям. Я вгляделась в очень большую карту мира, очень хорошо выполненную, в Аравию вгляделась, как никогда раньше не вглядывалась. Была поражена. Аравийский полуостров – это кусок Африки, геологически совершенно очевидно: он откололся от Африки. Если сдвинуть вот эту расщелину, которая стала Красным морем (мы условно называем это «трещина»), то видно, что и форма обломка… полностью Аравийский полуостров сходится с Африкой, а, отломившись, он остался как бы висеть на очень маленьком кусочке, в котором люди прорыли потом…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Суэцкий.

Н. БАСОВСКАЯ: … Суэцкий канал. Это поразительно, это вот кусок Африки. Но географическая традиция, и научная, и историческая, отнесла вот этот обломок, когда он уже отломился, к континенту Азия, потому что и с ним он тоже соединен. И вот там находилась эта самая Мекка, крупный торговый центр. Но сначала два слова вообще о населении Аравии. Больше всего об этом пишет Большаков, меня он во многом убедил. Кочевое население – безусловно. Большая часть полуострова – пустыня. Что такое сейчас на этом полуострове? Это знаменитые Арабские Эмираты, это Саудовская Аравия как самая крупная в центре, а вокруг есть Йемен, Оман, Кувейт, с севера Ирак очень близко примыкает, на северо-западе Сирия и Израиль недалеко. В общем, этот Аравийский полуостров населен был по-разному. Кочевое население очень голодающее. Действительно, видимо, очень трудно жило. По-настоящему бедуины были сыты только весной, как пишет Большаков, когда было молоко, трюфели, из которых они готовили какую-то еду я (имею в виду, конечно, грибы-трюфели), охота, даже в ход шли иногда саранча и ящерицы. Но это не все население Аравийского полуострова. Нас-то как раз Мекка интересует – это другое. В оазисах, где главный – конечно, это район (неразб.), там несколько оазисов на юге, но и вот Мекка здесь тоже была не пустыня. Здесь жили земледельцы и смешанное население, примерно соотношение – приводит Большаков подсчеты и свои, и не свои – 4 миллиона земледельцев в целом на полуострове, три – кочевое население. Почти поровну, но все-таки в пользу земледельцев. И еще важнейший: кочевой мир Аравии не на периферии, он находился в окружении цивилизованных древних цивилизаций. И через Аравийский полуостров примерно 18 веков до наших событий, 6-7-го веков, 18 веков до этого через саванны Аравии шли торговые связи, торговые пути, связи между тогдашними цивилизованными государствами в Двуречье, в Долине Нила, далеко на восток, Китай, Индия. Он не был периферией. По сравнению с этим, даже большей периферией была ранняя средневековая Западная Европа, правда она при этом переваривала античное наследие. Но кто современники нашего Абу Бакра? Во Франции это Меровинги, полудикие раннесредневековые правители…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Варвары.

Н. БАСОВСКАЯ: … германцы, варвары, которые, конечно, всасывают античную цивилизацию, но не сразу и не вдруг. В Англии так называемые те же варварские королевства, созданные северогерманскими племенами англосаксов. Это Мерсия, Нортумбрия, Кент, Уэссекс, Суссекс и так далее – они примерно такие же, довольно диковатые. В Германии просто племенные образования до 9-го века алеманов, баваров, франков, тюрингов. В Испании – вестготы, самые, пожалуй, продвинутые среди варварских королевств, но все-таки это мир какого-то вполне варварства. Чтобы не думалось, что вот население Аравийского полуострова какое-то отсталое, дикое, по сравнению…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но с другой стороны Византия и Персия, с востока.

Н. БАСОВСКАЯ: Вот их-то они и съедят первыми. Арабские завоевания 7-го века, которые начнутся в конце жизни Абу Бакра без знаменитой теории Гумилева, теории пассионарности народов, разных народов мира в разные моменты их бытия… хотя не могу принять до конца теорию, но здесь практически объяснить сложно. Но о завоеваниях немножко дальше.

Итак, родился в богатой торговой семье. Богатство основано на торговле, на тех караванах, которые проходят через этот обломок Африки, но не периферию мира, тогдашнего мира. Они в окружении цивилизованных стран того мира. Вот его полное имя, оно поражает воображение: Абу Бакр Абдаллах ибн Усман ибн Амир ибн Абд-уль-Узза ибн Амр ибн Кааб ибн Саад ибн Тамим ибн Мурра ат-Тайи или (что осталось в истории) Абу Бакр ас-Сиддик, буквально «отец целомудрия». Но есть еще вариации: «правдивейший». «Целомудренный», «правдивый» — в общем, очень лестные прозвища. Позже иногда называли его еще «Абдаллах» просто, что означает «раб Аллаха».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это уже позже, когда он умер.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, это после него.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, надо вспомнить, что это язычники, да? До принятия. Они язычники, они поклоняются идолам.

Н. БАСОВСКАЯ: В основном кочевые язычники. В знаменитой Каабе, этой знаменитой пещере, где начнутся видения Мухаммеда, стояли идолы, именно Мухаммед очистит потом эту пещеру от идолов…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Местные перуны.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. И было очень принято обожествление камней и поклонение камням, священным камням, чем вот… одним из этих камней является знаменитый Черный камень, который когда-то был белым, считается, но в связи с теми грехами, которые так свойственны людям, он начал темнеть, чернеть – люди виноваты в изменении его состояния. Аллах даровал его как белый камень. Итак, тут язычество потом перерастет… в общем-то, язычество предшествовало всем мировым религиям, и в этом смысле они не отличаются.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Просто вот эта семья, вот этот клан самый богатый, клан курайшитов, они – ну, это, правда, более поздняя традиция – они были такими циниками, в смысле религии, они были равнодушными. Им приходилось иметь дело с огромным количеством народов, огромным количеством верований как купцам. Поэтому они к религии относились… и он потом уже говорил, что «я как-то…»

Н. БАСОВСКАЯ: К нему пришло откровение вслед за Мухаммедом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, но пока вот семья, пока он растет и торгует…

Н. БАСОВСКАЯ: И не надо думать, что все они были язычниками, это тоже будет неверно, и такими истовыми. Да, бедуинская среда в основном вот эта кочевая, но было большое влияние и иудаизма, и были и христиане, особенно из Эфиопии, и они оказывали какое-то… переселенцы… То есть, мировые религии в какой-то форме присутствовали, но целиком население Аравийского полуострова ни в одну из этих верований, ни в одну из этих конфессий целиком не уверовало и не ощущало себя единым до появления идей Мухаммеда, которым так содействовал Абу Бакр. Итак, вот это его имя. До принятия ислама он был известен не только богатством. Надо сказать, что богатство он потом раздаст в соответствии с учением пророка, практически, почти все. Говорят, был судьей, то есть человеком уважаемым. Хорошо знал историю своего племени и рассказывал, умел рассказать. То есть, и в этом смысле он за проповедями пророка тоже подходит…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Семья очень мощная была.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. И искусно толковал сны. Очень занятно, что эту деталь приводят. На Востоке это очень большое достоинство, на древне— и раннесредневековом Востоке, уметь толковать сны.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Искусно.

Н. БАСОВСКАЯ: Искусно. Известно, что божественная истина пророку Мухаммеду открылась на горе Хира близ Мекки в 610-м году. В это время Абу Бакру было уже 38 лет…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Солидно.

Н. БАСОВСКАЯ: … то есть он придет, он пришел к принятию идей учения Мухаммеда, к принятию ислама как сложной системы, философской, затем… и религиозной, прежде всего религиозной и философской, обраставшей организационными как бы… ну, не знаю, конструкциями, которые ее подкрепляли, всякими правилами поведения в быту. Это не сразу все родилось. Но идея, идея пришла в то время Мухаммеду, когда Абу Бакру было 38 лет. Он встретил, принял проповеди Мухаммеда – их по-разному же люди принимали, естественно – сразу и насовсем. Цитируют якобы то, что сам сказал пророк Мухаммед: «Все, — цитирую, — все, кого бы я ни приглашал в лоно ислама, — такое мягкое, в общем… поначалу ислам не был воинственным совсем, приглашал в лоно ислама, — поначалу выражали сомнение, но Абу Бакр принял ислам тотчас, как только я ему это предложил». Это как бы он сам. Теперь цитирую очень важного свидетеля-очевидца со всеми оговорками, что все эти источники строго критикуются историками, но все равно являются источниками. Айша, дочь…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Абу Бакра.

Н. БАСОВСКАЯ: … Абу Бакра и жена Мухаммеда. На утро после ночного путешествия пророка в Иерусалим… Ну, с чего начинается? У него было видение, он спал в этой знаменитой пещере священной, и ему привиделось, что явился с неба Аллах, Бог, и с помощью, там, еще Гавриила, крылатого коня… в общем, фантастическое путешествие в Иерусалим. Он много там видел, они облетели, и были какие-то и слова. Когда вернулся, вода из кувшина опрокинутого еще не полностью вылилась. То есть, это был некий миг, но за этот миг, поскольку это измерение времени не человеческое, а божественное, он очень много видел. И он по утру своим уже намечающимся сторонникам, Мухаммед рассказал про это. Ну, тут уж люди сказали многие, что «мы тебя, конечно, уважаем, ты многие интересные и полезные вещи говоришь, и благородные, — у него уже были сторонники, — но это чересчур». Тогда побежали к Абу Бакру и сказали: «А ты веришь вот в такое путешествие?» Абу Бакр задал вопрос: «Это говорит Мухаммед?» «Да». Абу Бакр ответил: «Тогда у меня нет в сказанном ни капли сомнения». Это тексты из так называемых хадисов, воспоминаний сподвижников Мухаммеда о его словах и поступках. Вот эти хадисы – это и есть тот бесценный, но не то чтобы стоящий вне критики исторический источник.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Надо вспомнить еще, там, скажем, социально-политическую обстановку в Мекке. Конечно, Мухаммед был чужаком.

Н. БАСОВСКАЯ: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Конечно, он был чужаком. И то, что на его сторону переходит, или его соратником одним из самых близких становится…

Н. БАСОВСКАЯ: Становится этот влиятельный, авторитетный…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, богатый…

Н. БАСОВСКАЯ: … богатый – ну, все…

А. ВЕНЕДИКТОВ: И плюс дочка, и плюс роднится.

Н. БАСОВСКАЯ: Дочка чуть позже, да, дочка чуть позже. До Абу Бакра, по-видимому, приняли идеи Мухаммеда только ближайшие люди: первая жена Мухаммеда Хадиджа, усыновленный вольноотпущенник Зайд, который был у Мухаммеда, и маленький Али, очень важная фигура (он был еще маленьким), двоюродный брат Мухаммеда, взятый им в семью. Потом он станет и зятем Мухаммеда, позже. Вот они. И затем Абу Бакр. То есть, он в составе вот этой семьи, в составе самых близких людей, которые приняли новое вероучение. Основы этого учения, его проповедей, они перекликаются со многими другими мировыми религиями. В них есть и гуманистическое начало, есть… каждый найдет многое в этих учениях, и идеи, которые потом будут очень педалироваться, что за веру умереть можно и нужно, и это прекрасно, и что за веру надо сражаться, и что обращать в свою веру. Господи, как Карл Великий обращал в христианство саксов…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну да.

Н. БАСОВСКАЯ: 32 года воевал, чтобы они стали христианами! Так и здесь: будут и войны, все будет. А начало всегда всех этих учений: благородный, человечный, наверное, они… не случайно у истоков стоят фигуры благородные, потом пусть традицией приглаженные и приукрашенные, но благородные.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Очень важно еще обратить внимание на то, что это была монотеистическая религия, единый Бог.

Н. БАСОВСКАЯ: Третья мировая религия, основанная на монотеизме.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Потому что у племен многобожие, идолы, язычество…

Н. БАСОВСКАЯ: Идолы, идолы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да-да-да.

Н. БАСОВСКАЯ: Как и у германцев когда-то. До этого была одна попытка единобожия, это Эхнатон, 14-й век до новой эры, который в несколько принципиально иных исторических условиях, и все-таки твердил: есть единый Бог. Правда, он его как язычник полностью приравнивал к небесному светилу Солнцу.

Итак, у нового учения появились сторонники, создалась община умма, но и противники, и очень активные. И вот будет у Абу Бакра случай помочь Мухаммеду в самый, наверное, трудный момент жизни пророка.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наталья Ивановна Басовская в программе «Все так».

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: 18:35 в Москве. Наши победители, которые правильно ответили на мой вопрос: какое последнее мусульманское арабское государство было на территории Европы? Это, конечно, Гранадский эмират, или Гранадский халифат, или Гранада – я принимал все здесь. Он, конечно, эмират, осколок Кордовского халифата, скол, да? Книгу Жана-Франсуа Бретона издательства «Молодая Гвардия» «Повседневная жизнь Аравии Счастливой времен царицы Савской» получают: Виктор, чей телефон заканчивается на 557, Дмитрий, чей телефон заканчивается на 054, Алексей 110, Александр 526, Максим 648, Юрий 637, Михаил 805, Борис 828, Валерия 924 и Сергей 379.

Итак, наш герой Абу Бакр, уже тоже солидный, уже под сорок или даже за сорок…

Н. БАСОВСКАЯ: Уже за сорок.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Уже три жены, уже, там, шесть детей…

Н. БАСОВСКАЯ: Мы уже говорим о событиях 622-го года. Прошло 12 лет у нас пролетело со времени первых откровений Мухаммеда и его первых… начала его проповедей (они начались в 610-м). А вот в 622-м его положение в Мекке сделалось просто опасным. С одной стороны, у него были сторонники, тот же Абу Бакр и другие люди, которые принимали, и им нравилось то, чему он учил и хотелось поверить, что он именно от Бога, научит, как жить. Люди вообще не только в раннее Средневековье мечтают, чтобы кто-то научил, как жить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

Н. БАСОВСКАЯ: А, с другой стороны, появились те, кто увидели опасность в его растущей популярности (тоже дело во все эпохи известное), в том, что он как бы отвлекает от былых религиозных принципов, каковы бы они ни были. Мы уже говорили с вами, что там были разные конфессии, и в частности даже от язычества, многие были привержены этим верным, как вы образно сказали, «перунам» в кавычках. И у него появились враги и противники, его стали преследовать не только морально, а и физически, и появилась, в общем, опасность для его жизни. И вот здесь Абу Бакр, начинается тема «всегда рядом».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он защищает его от побоев, например.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, мало того, что он был рядом до этого духовно, принял сразу его идеи, сказал, что если он летал мгновенным образом с Богом в Иерусалим, значит, это верно. Теперь он просто помогает ему спастись от реальной опасности. Они укрылись вдвоем, Мухаммед и Абу Бакр, в пещере на горе Саур (это южная окраина Мекки). Укрылись они там, уйдя из дома именно Абу Бакра. Давно уже Абу Бакр держал верблюдов наготове на дальнем пастбище тайно, чтобы… мусульмане возражают верующие против слова «побег». Укрылись, ушли, это уход. Ночью они вышли из шалаша на задах дома Абу Бакра, именно из дома Абу Бакра, и трое суток провели в пещере на этой горе Саур на окраине Мекки. Дочь Абу Бакра носила еду. Предание: враги их искали трое суток, и на третьи сутки обнаружили эту пещеру, и предположили, что они укрываются там, противники Мухаммеда предположили так. Но паук так заткал вход в пещеру своей паутиной, что, увидев эту совершенно закрытую… вход…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, паутина.

Н. БАСОВСКАЯ: Паутина – значит, давно никого нет. Они не пошли. Оказались недостаточно ретивыми или паук был волшебным – кто знает. Предание, а красиво. И они ушли.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, еще предание из этой пещерной истории. Прежде чем туда зайти, там было очень много отверстий, значит, Абу Бакр в каждое отверстие опускал свою руку, нет ли спрятавшейся там змеи или скорпиона – и был ужален, и был ужален скорпионом. Но зато проверил все эти дырки, чтобы спасти своего…

Н. БАСОВСКАЯ: Укус скорпиона опасен только весной, а это вот, я не помню, какое время года – наверное…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но его лечил пророк, его лечил Мухаммед потом.

Н. БАСОВСКАЯ: Ну, конечно, если уж лечит сам пророк, все должно быть хорошо.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, вот преданность, рядом всегда…

Н. БАСОВСКАЯ: Всегда рядом, готов отдать жизнь. Надо было бы – отдал. Вот такой, из таких людей, повторяю, начинаются мировые религии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Причем сверстник, да, на два года младше, соратник. Уже даже не сторонник, соратник, я бы сказал.

Н. БАСОВСКАЯ: На третью ночь поиски прекратились, они поняли, что можно выходить. Слуга Абу Бакра привел проводника-бедуина с верблюдами, теми, которых Абу Бакр прятал, заготовив как бы где-то на дальнем пастбище, и они вчетвером отправились в путь в оазис Ясриб. Там и будет, там и возникнет Медина, второй на сегодня после Мекки священнейший центр мусульманской веры и культуры. Именно там будет похоронен Абу Бакр, там находится мечеть его имени. В общем, это великий центр. Если в Мекке это пещера, Кааба, то здесь могилы и пророка, и Абу Бакра. Там возникла новая община. К 624-му году о ней появляются уже сведения.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Надо напомнить нашим слушателям, которые почти все закончили шестой класс уже обычной школы, что вот это, переезд пророка и Абу Бакра из Мекки в Медину – это точка отсчета исламского календаря. Это Хиджра, да? И…

Н. БАСОВСКАЯ: Переход из Мекки в Медину.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да. И теперь все мусульманские государства, где ислам является государственной религией, ведут свой отсчет не вот нынешний, не от рождения, естественно, Христа, а от приезда…

Н. БАСОВСКАЯ: Иудаизм – от сотворения мира, эти – от перехода…

А. ВЕНЕДИКТОВ: 622-й год…

Н. БАСОВСКАЯ: … легкомысленные греки считали от Олимпийских игр, суровые римляне – от основания Рима Ромулом и Рэмом. У каждого свое.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А здесь вот 622-й год – это как раз… вот это… Но тогда его сопровождал только наш герой Абу Бакр.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, и два человека в роли слуги, проводника. По той же замечательной карте я померила строго расстояние между этими городами. Получилось немало: 300 километров.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Много. Это по прямой?

Н. БАСОВСКАЯ: Да, я по самой прямой, а надо учесть местность: это и пустыня, и горы. И это солидное расстояние. Дальнейшее важнейшее событие, связанное с Абу Бакром, произошло в 624-м году, 15 марта, 19 Рамадана в пятницу – это очень важно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Священный день.

Н. БАСОВСКАЯ: Произошло сражение, сражение, которое вот…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Столкновение, Наталья Ивановна, ну, столкновение…

Н. БАСОВСКАЯ: Это не были гигантские армии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да-да-да.

Н. БАСОВСКАЯ: Войско из Мекки, войско противников…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Там купеческие эти отряды.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, и уже обороняющаяся новая община…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Община на общину, короче говоря.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, да, да. Но дело в том, что те, кто пришли из Мекки, втрое численно превосходили мединцев. И, казалось бы, в древности численное превосходство в три раза означает обязательную победу. А произошло то, что назвали чудом: победила сторона Медины, которая в три раза была малочисленнее. И пророк, и Абу Бакр присутствовали при сражении. Они не воевали, но они там были. И Абу Бакр был рядом с пророком. В том же 624-м году Абу Бакр отдал в жены пророку Мухаммеду свою младшую дочь Айшу, фигуру очень важную в жизни пророка. В конце концов, просто очень важно, что он скончался на ее руках в итоге. У него были и другие жены…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Естественно.

Н. БАСОВСКАЯ: … в  соответствии с мусульманской верой, и образом жизни, и их культурой, были и другие, но Айша – важная фигура в его жизни. Версии разные, сколько ей было лет: от 9 до 15. Якобы она потом рассказывала сама, что она качалась на качелях во дворе, когда ее позвали на бракосочетание. Очень милая такая подробность. Но она провела с ним с 24-го по 34-й, 10 лет, в любом случае стала взрослой, любимой, почитаемой. И к ней, когда пророку стало очень плохо, к ней он пришел, умереть на ее руках.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Абу Бакр рядом.

Н. БАСОВСКАЯ: Абу Бакр всегда рядом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В этот момент он…

Н. БАСОВСКАЯ: В этот момент он не стоял, вот была Айша вместо него, она его воплощала. Было знаменитое дело о клевете на Айшу, очень интересный сюжет. Юная Айша… как бы вот случайно, шел караван, она отошла куда-то в сторону, потеряла ожерелье, стала его искать. Пока она его искала, караван ушел, и сочли, что она там, внутри, в этом закрытом… как это называется?..

А. ВЕНЕДИКТОВ: Паланкине.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, наверное, в этой повозке на верблюде. Просто не заметили. Легонькая, маленькая, она потом сама говорила: «Я же была легенькая, они не почувствовали, что веса не хватает». И ушли. Прибыли на стоянку следующую – нет Айши. Она пришла тоже – нет каравана. Села, закутавшись в покрывало, и ее увидел какой-то воин случайный, который ее на верблюде и доставил на следующую стоянку. Сейчас же нашлись клеветники…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, а как же.

Н. БАСОВСКАЯ: «Она провела ночь с мужчиной». Обвинение страшное, мучительное, но многие из последующих мусульманских принципов семейной жизни идут из этого эпизода. Она сама рассказывала, что «я знала, что я невиновна, я даже не очень испугалась». А Мухаммед как бы отправился в тот транс, который иногда его посещал, и сказал: «Я буду сам знать, виновна или нет». Побыв в этом таком гипнотическом сне, или в чем угодно, назовите как угодно, увидев какие-то видения, он снова вернулся к людям и сказал: «Я знаю, Айша не виновна, никакой вины за ней нет». И после этого стал проповедовать такую идею, предлагать, и она закрепилась: если хотите доказать супружескую неверность, надо не менее четырех свидетелей неверности. Очень трудно мне это вообразить и кому-либо, но, во всяком случае, это связано с дочерью Абу Бакры, этот эпизод.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Надо отметить, что Абу Бакр – не воин…

Н. БАСОВСКАЯ: Ни в коем случае.

А. ВЕНЕДИКТОВ: … и что в этот период, вот эти 10 лет после, значит, женитьбы пророка на Айше, он изучал Коран, и преподавал Коран, и читал Коран.

Н. БАСОВСКАЯ: А поначалу в своей будущей деятельности, когда он станет заместителем пророка, после смерти Мухаммеда, он даже и хозяйство вел и пас свой скот. В общем, у него никаких…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я вот хотел подчеркнуть, что он не полководец, он идеолог.

Н. БАСОВСКАЯ: Ни в коем случае. Говорил ясным языком, — рассказывают о нем, — у него были красивые черты лица (худощавый, высокий, впалые щеки, негустая борода), и очень, ну, сдержан в быту, никакого стремления к роскоши, к властности…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, это очень важно, он действительно скудно питался, жил скудно. При том, что, ну, иерархии, в общем, не было, но был второй человек. И когда пророк тяжело заболел – и вот тут мы переходим к тому, как он стал халифом…

Н. БАСОВСКАЯ: Еще секундочку. До халифа были сюжеты, когда объявляли сбор на всю общину умму – их было сначала 30 человек, потом 60, все больше и больше – ну, отразить очередное нападение врагов или, может быть, даже заодно и какую-то добычу добыть. Жизнь у них была своя, и караваны подчас подвергались опасности с любой стороны. Надо было дать деньги. Кто-то рассказывал из современников, очевидцев. «Я пришел к пророку и сказал: «Я принес половину всего, что у меня есть». Тут появился Абу Бакр, тоже принес деньги. Пророк спросил: «Это какая часть?» Он сказал: «Это все».

А. ВЕНЕДИКТОВ: «Все, что у меня есть».

Н. БАСОВСКАЯ: «Вот это все, что у меня есть». «А что ты оставил своей семье?» «Я оставил своей семье веру в Аллаха и его пророка Мухаммеда на земле». Вот таким его рисуют. Даже при всех преувеличениях, наверное, что-нибудь у него было, он не голодал, он не умирал, и семья его не голодала (а семья была). Но никакого стремления к приобретательству, наживе, как часто у основоположников великих философских и религиозных учений вот никаких таких корыстных побуждений нет. Такие люди, корыстные, жадные, злобные, тупые, не могут основать никакого великого ни вероучения, ни философского учения, в этом я совершенно убеждена.

Пророк многого достиг при своей жизни, но заболел, очень тяжко болел, быстро, стремительно, некая лихорадка как бы. Чувствуя, что он умирает, приказал перенести к Айше. Поскольку у него все-таки был гарем, в гареме были и противоречия, были ревности…

А. ВЕНЕДИКТОВ: В общем, ему было немного за шестьдесят вообще-то, пророку.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, он совершенно не старый человек. 63. Не старый человек. У него были только дочери. Был эпизод, у него родился сын от египтянской наложницы, что напрягло весь гарем, от наложницы. Но ребенок этот умер. И, в общем, перед смертью он попросил отнести к Айше, дочери Абу Бакра. Абу Бакр был где-то близко, но не вот совсем рядом. Но что произошло? Он все-таки (пророк) успел, поручил руководить молитвой, то есть выполнять имамат… Высшая духовная власть – это имамат, светская – эмират. Быть имамом на последней молитве, которую он хотел бы сам, но не мог, он поручил именно Абу Бакру. Видимо, это стало главным резоном того, что его избрали халифом, заместителем пророка на земле. Но он выполнил страшную и вместе с тем опять говорящую о нем миссию. Люди были в полном смятении. Айша не поняла, что пророк скончался, что Мухаммед скончался. Поскольку у него были вот такие трансовые какие-то состояния…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, бывало.

Н. БАСОВСКАЯ: … когда Абу Бакр пришел, она сказала, он два часа уже в обмороке, типа в обмороке (не знаю, как это правильно перевести).

А. ВЕНЕДИКТОВ: Во сне.

Н. БАСОВСКАЯ: А на самом деле он был мертв. Смятение в душах и сердцах окружающих было фантастическое. И именно Абу Бакр решился сказать: он умер. «Те, кто верят в пророка Мухаммеда, знайте: он умер. Те, кто верят в Аллаха, знайте: Аллах жив, вечен и будет всегда». Примерно такой текст. Он же предложил устроить погребение, по их обычаям это надо было очень быстро. Это, конечно, связано с климатом, безусловно, никаких там трехдневных стояний в церкви, как у других народов северных, этого не может быть, очень быстро. Но он предложил: на том месте, где было его последнее ложе, вот ныне почитаемое…

А. ВЕНЕДИКТОВ: В Медине.

Н. БАСОВСКАЯ: В Медине. «Где скончался, там и погребем». И погребение состоялось быстро. Община умма, оставшаяся после пророка, в смятении, в смущении, в тревоге, не знала, как поступить. И вот здесь выдержка, спокойствие Абу Бакра, решившегося сказать, что он умер, но учение вечно. Мистики, которых будет еще очень много в мусульманской, в исламской вере, в мусульманстве, склонны были бы сказать что-нибудь вроде того, что он будет вечен. Не хочу никаких прямых аналогий, но мне известно в других религиях, когда «вот давайте вот он все равно… вот мы его бальзамируем и будем ему поклоняться». Нет, он сказал: умер, но учение вечно. Начались… община избрала Абу Бакра – и титул придумала – заместителем Посланника Аллаха, халифом. Вот «халиф расулил-Лах» название, а затем перешло просто «халиф» — это и есть заместитель Посланника Аллаха.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но тоже избрание не прошло гладко. Вы так рассказываете…

Н. БАСОВСКАЯ: Нет, нет. Был человек, который даже помахивал мечом во время обсуждения и говорил, что… «За что кровь проливал? И меня заметьте».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

Н. БАСОВСКАЯ: Но вот, видимо, выдержка, то, что вы правильно подчеркнули, его умение быть спокойным, выдержанным, не поддаться на эту провокацию с мечом, не вступить… Да он и не стал бы, он никогда не воевал. Все-таки одолели сторонники Абу Бакра. Видимо, натура: спокойствие, выдержка – они больше на него надеялись. Однако начались брожения, началось брожение, естественное после ухода такой фигуры, этого не могло не случиться. Ну, и вообще ни одно новое… ни одна новая идеология, учение, религия не может не иметь противников. И когда уходит лидер, противники поднимают голову. И вот тут оказалось, что Абу Бакр не такой уж добренький и мягонький…

А. ВЕНЕДИКТОВ: … дедушка.

Н. БАСОВСКАЯ: … как могло показаться. Он решительно боролся с отступниками…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Племена стали отпадать, уходить от ислама. Не хотели платить деньги, не хотели платить вот этот закят.

Н. БАСОВСКАЯ: Традиционный налог, который делился между всеми верующими и, в общем, помогал им подниматься и подготовить свои будущие успехи, в том числе и военные, в государственном строительстве. Ведь они на пороге рождения государства. Халифат будет уже государством, раннесредневековым, потом зрелым средневековым.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Очень интересно, что он быстро сообразил, что он сам не полководец, и он поручил молодым…

Н. БАСОВСКАЯ: Два выдающихся полководца, Халид и Усама. Он провожал Усаму в поход, идя рядом…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Молодой парень, 24 года…

Н. БАСОВСКАЯ: Абу Бакр идет рядом и говорит, провожая в поход… Биться с отступниками, да, но какие слова он произносит! «Запрещено…» — он вдруг употребляет слово «запрещено». Что запрещено? «Запрещено обижать женщин и детей, запрещено проявлять, там, жестокость по отношению…» То есть, тексты вот эти все время подчеркивают, что Абу Бакр… они какие-то всегда содержащие элемент чего-то гуманного. Будут нарушать, будут в любой… у христиан будут крестовые походы, у этих будут жесточайшие религиозные войны. Но он, провожая, вот это, по-моему, Усаму – «запрещено обижать женщин».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хотел сказать нашим слушателям, что удивительно иногда вот эти истории возникают в современной литературе. Кусочек из таких войн, именно Абу Бакра – в романе «Отягощенные злом» Стругацких, где ар-Рахман там появляется. Я советую вспомнить и понять, как это вмонтируется в историю. «Отягощенные злом», Стругацкие.

Н. БАСОВСКАЯ: Очень советую, тем более, что не раз признавалась: братья Стругацкие в ряду моих, ну, лично моих самых, самых любимых авторов. Итак, отступничество, ридда – так оно транслируется у нас, ридда – проходило под девизом «Мы присягали не Абу Бакру, а Мухаммеду (пока он был жив), а значит, сейчас с Абу Бакром можно воевать». И вот он, напутствуя этого самого Усаму, говорит: «Предательство запрещено. Бесчинство запрещено. Посягательство на что-либо запрещено. Запрещено убивать детей, стариков, женщин. Но отступников – можно». И начинается довольно беспощадная борьба с теми, кто отступил под девизом, что «ты не Мухаммед, ты Абу Бакр». Появилась опасность, что снова все рассыпется, община рассыпется – налог, который удалось установить, и он дает им, ну, начинающееся процветание, оно придет – что это снова все погибнет. А халифат только на подъеме. Идея халифата как раз при Абу Бакре становится политической реальностью.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он одновременно начал и внешние войны: Персия, поход на Византию…

Н. БАСОВСКАЯ: Он санкционировал два направления, первых направления арабских завоеваний: это Византия на северо-западе, и на северо-востоке сасанидский Иран. Не то чтобы сразу и вдруг, но еще при жизни Абу Бакра (а он всего два года будет халифом), там начинаются крупные успехи, начинаются крупные военные успехи, которые, ну, дали ему до конца его жизни намек на то, что у халифата большое будущее. Ну, чуть-чуть забегая вперед, скажем, что халифат со временем покорит (арабский халифат) страны Ближнего и Среднего Востока, практически большую их часть, всю Северную Африку (нынешние Тунис, Марокко, Алжир – все это будет покорено), Юго-западная Европа… это Испания, она практически… они дойдут до центра почти Франции…

А. ВЕНЕДИКТОВ: До Пуатье.

Н. БАСОВСКАЯ: До Пуатье, 732-й год, Карл Мартелл, битва при Пуатье.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Их остановят там.

Н. БАСОВСКАЯ: Вот где они будут остановлены. То есть, у халифата огромное будущее. Но через 20 лет после его смерти (Мухаммеда уже), ну, то есть через 18 после смерти Абу Бакра, халифат покорит сасанидский Иран, большую часть Византии, затем примерно вот все эти завоевания составят одну четвертую часть тогдашнего цивилизованного мира. Но внутренние распри будут раздирать его все больше и больше. По мере того, как они будут богатеть, править другими народами, они разделятся. Багдад станет центром халифата Аббасидов, они будут враждовать с Омейядами, центр которых в Испании, все вместе они враждуют с Фатимидами, которые обоснуются в Египте…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Еще они разделятся на суннитов и шиитов…

Н. БАСОВСКАЯ: Страшные противоречия придут к ним, и будет существовать халифат до середины 1258-го, по-моему, года, когда падет последний вот в таком более или менее общем. Обломок останется, про обломок знают наши слушатели. Монгольское будет завоевание. Но, в общем, это великое явление в мировой истории, в истории разных континентов, родившееся на обломке Африки и вдохновленное первыми мыслителями, которые, безусловно, истинно верили в то, что говорили и делали.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Абу Бакр в программе «Все так».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире