'Вопросы к интервью
07 апреля 2012
Z Все так Все выпуски

Альбрехт Валленштейн: генералиссимус Океанического и Балтийского морей


Время выхода в эфир: 07 апреля 2012, 18:08

А. ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте, в эфире, действительно, «Все так». Наталья Ивановна Басовская – добрый вечер, Наталья Ивановна…

Н. БАСОВСКАЯ: Здравствуйте.

А. ВЕНЕДИКТОВ: … которая навязала мне сегодняшнего героя, я про него ничего не знаю.

Н. БАСОВСКАЯ: (смеется)

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот. И Алексей Венедиктов. Мы разыграем с Натальей Ивановной 10 книг из серии «ЖЗЛ» «Жизнь Людовика XIV», Москва, «Молодая Гвардия» издательство, Эрик Дешодт автор.

Н. БАСОВСКАЯ: Он принадлежит этой же эпохе…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

Н. БАСОВСКАЯ: … так что нормально.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А спрошу я у вас… Отвечать надо, естественно, с помощью смс или интернета, +7-985-970-45-45, чтобы выиграть любую из этих 10 книг. Спрошу я вас буквально следующее: назовите имя герцога Ришелье, который являлся одним из инвестигаторов, да? Как сказать…

Н. БАСОВСКАЯ: В общем, он за спиной Тридцатилетней войны все время.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Все время.

Н. БАСОВСКАЯ: А наш герой – на авансцене.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Понятно. Итак, имя. «Имя!»  — помните? «Ключ!» Имя герцога, нашего герцога де Ришелье… не нашего, в смысле, не российского герцога де Ришелье, а того самого герцога де Ришелье, который…

Н. БАСОВСКАЯ: Французского.

А. ВЕНЕДИКТОВ: … настоящий. Вы слушаете программу «Все так».

Наталья Ивановна Басовская, почему вы выбрали Валленштейна в качестве… или Валленстайна в частности…

Н. БАСОВСКАЯ: Да как угодно. И так, и так. Транскрипция – такая штука, и чтение ее… Алексей Алексеевич, вы знаете, я, конечно, немножко живу в тех временах, частью своего сознания как историк. Не было более модной фигуры в первой половине 17-го века, чем Валленштейн.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Модной?

Н. БАСОВСКАЯ: Модной. О нем говорили, о нем спорили, о нем слагали стихи уже тогда. Есть знаменитый сборник «Немецкая поэзия времен Тридцатилетней войны». Я обожаю этих немецких поэтов 17-го века. Их Лев Гинзбург перевел – по-моему, сильно улучшив. И там в нескольких стихотворениях, что тема разговора может быть такая, такая и такая – и Валленштейн.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Даже вот так.

Н. БАСОВСКАЯ: То есть, о нем нельзя не говорить. И мне захотелось просто освежить это в памяти наших слушателей, потому что это рубеж 16-17-го веков, он умер в 1634-м, это Тридцатилетняя война, в которой участвовала вся Европа. Всегда и всюду говорят…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ничего про это неизвестно.

Н. БАСОВСКАЯ: И это неправильно, потому что…

А. ВЕНЕДИКТОВ: В школе не учим почти.

Н. БАСОВСКАЯ: … между прочим, Россия тоже вступила в эту Тридцатилетнюю войны, не очень энергично в ней участвуя, но она имела к ней прямое отношение. Я только возьму и перечислю, чтобы было понятно. Я, строго говоря, считаю, что Столетняя война тоже имела для своей эпохи (14-15-го) европейские масштабы, но это и время продвинулось, и масштаб. Участники. Одна группа: испанские и австрийские Габсбурги. Это главное. Вся война вокруг того, чтобы Габсбурги не захватили полную мировую в тогдашнем понимании гегемонию. Похоже было на это. Их поддерживает (Габсбургов) папство, католические князья Германии (а Германия разделена на таких-то таких), польско-литовское государство Речь Посполита…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Уже близко.

Н. БАСОВСКАЯ: И уже призрак Москвы. Другая сторона, противники: Франция, Швеция, Голландия, Дания, Россия, косвенно Англия (она всегда любила участвовать косвенно), протестантские князья Германии (их тоже полно), антигабсбургские силы в Чехии, Трансильвании, Италии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Считалось, что это… то есть, некоторые считают здесь, плохо зная, что это религиозная война. Франция – католическая, Испания…

Н. БАСОВСКАЯ: Историки могут теперь… много материала там для историков.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

Н. БАСОВСКАЯ: Одни религиозные, другие материальные, третьи материально-религиозные. Я думаю, как в знаменитом анекдоте, «и ты прав». И, в сущности, воюет вся Европа, и очень серьезные мотивы: протестантизм, католическая религия, отступление католицизма, выход на историческую арену новой формы протестантской религии, кальвинизма, с новым фанатизмом. Он идет дальше лютеранства. Лютеране говорят: «А кальвинисты – еретики». А еретики говорят, что кальвинисты – еретики. Ужас.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но наш мальчик…

Н. БАСОВСКАЯ: Наш мальчик плевал на религию, о чем я сейчас и расскажу. И, в общем, подводя итог тому, что воюет вся Европа, часто вспоминается – все-таки у нас передача беллетристическая, хотя на научной основе – гениально, великий гениальный Александр Дюма сформулировал. «Портос, а вы почему деретесь?» «Я дерусь потому, что я дерусь». Это как раз это время, это время мушкетеров. И это тоже заметно в судьбе героя. Он был выдающимся полководцем этой самой Тридцатилетней войны, выступая на стороне Габсбургов, на католической. Но, повторяю, самому ему на религию было… ну, не обязательно наплевать, но безразлично. И о нем написаны труды, которые можно… где он возникает. В трудах знаменитого советского историка, несколько устарело, но фундаментально, Бориса Федоровича Поршнева. Замечательная монография Германии этой эпохи Андрея Юрьевича Прокопьева, питерского историка. И смоленского нашего историка Юрия Евгеньевича Ивонина специальная статья биографическая «Альбрехт Валленштейн в вопросах истории» за 2003-й год. Ну, и наконец, Фридрих Шиллер, который написал «Историю Тридцатилетней войны» – Шиллер был историком – и драму «Валленштейн». До конца стать историком не сумел, художник всегда давал себя знать. Итак, что же за человек, которого мы так мало знаем и которого так знала Европа? Он родился 24 сентября 1583-го года в замке Вальдштейн (совсем по-немецки звучит, или по-чешски – тут не разберешь) на востоке Чехии. Он чех.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А Чехия – это что тогда у нас?

Н. БАСОВСКАЯ: Чехия входила в состав Священной Римской империи германской нации, находясь под более строгим и менее строгим протекторатом, сохранив право со времен Карла Четвертого, даровавшего «Золотую буллу» германским князьям. Он сохранил право, Чехия имеет своего короля, но это королевство под протекторатом империи. Отсюда и коллизии. Начало Тридцатилетней войны. Она имела 5 этапов: чешский, датский, итальянский, шведский (или шведско-русский) и франко-шведский. Вот какая война. Итак, он родился в чешской семье. Его родители были из старинного, но небогатого чешского дворянства. Особых богачей тогда там и не было. По сравнению с другими, они были небогаты. Протестанты, лютеране. Ну, это не скажется в его судьбе очень ярко. Отец – Вилем Мтарший Вальдштейн, умер в 1595-м. Мать – Маркита из Смиржице, умерла в 1593-м. Делаем вывод: мальчик – сирота рано. В 10 лет он… в 12 полный сирота. В 10 лет умирает сначала мама, а в 12… ему 12 лет – отец. Он единственный их выживший сын. Целый ряд детей умерли в младенчестве. Были у него братья, все умерли в младенчестве. Смертность была колоссальная. И чума, и вообще тяжелые времена. И растил его… сестры воспитывались теткой, а его взял на воспитание дядюшка Генрих Славата. В замке чешском, опять небогатом, и на глазах у этого мальчика, еще вот подростка, его дядя, при Альбрехте его дядя Генрих перешел из протестантской веры лютеранской в католическую. Все впечатления детства вообще имеют огромное значение в жизни человека, и вот это конфессиональное впечатление, что веру можно менять, и ничего, и с дядей все нормально, это скажется. Он изменит свою веру в 23 года, но думаю, что вот это впечатление подростковое очень сказалось. У него было пышное родовое имя и почти никаких денег. Полностью его имя звучало так: Альбрехт Венцель Эусебиус фон Валленштейн.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Благородно.

Н. БАСОВСКАЯ: Звучит, красиво. Но денег мало.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но он чех, и в этом смысле его дворянство вторично по отношению…

Н. БАСОВСКАЯ: По сравнению…

А. ВЕНЕДИКТОВ: … с немецким.

Н. БАСОВСКАЯ: … с князьями, конечно. Но он достигнет…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но это потом уже сам.

Н. БАСОВСКАЯ: … княжеского уровня. Значит, как многие люди вот из этих не самых высших слоев, из не самых богатых, он отличался удивительной цепкостью, энергичностью, которую по мере своей биографии – он сам строил свою биографию – достроил до невиданных высот. Сначала образование. Четырнадцати лет – дядя молодец, дядя об этом заботился – отдал его в латинскую школу в Гольдберге, Силезии. А там воспитателями и учителями были иезуиты. Вот началось католическое влияние, плюс на его глазах дядюшка переходил в католичество. Большое внимание уделялось физической подготовке, которая ему в жизни пригодилась: плаванье, танцы. Это дворянское воспитание, а вместе с тем это понадобится ему в бесконечных делах ратных. Но при этом и чтение латинских авторов. В общем, образование. Шестнадцати лет он ушел из этой школы и перебрался во Франконию в город Альтдорф в связи с угрозой чумы. Страшные времена. Вот первый такой приступ чумы, вал, был в середине 14-го века, 40-50-е, и вот сейчас опять. В общем, ну, многим кажется, конец света. Тем более, что борющиеся религиозные партии предают друг другу анафеме, говорят, что вас Бог накажет, нет, вас накажет. Атмосфера достаточно тяжелая. Там, в Альтдорфе, он оказался в составе разбойной студенческой шайки, как сообщает Прокопьев, чью книжку я упоминала. Думаю, что это он отыскал в каком-нибудь очень изысканном источнике, верю ему полностью, автор серьезный. И ему пришлось спасаться от судебного преследования. То есть, он боевая единица – только еще куда приложить эту боевитость? Побывал в Италии. Это всем авторам ясно, но вот учился ли он в Италии. Предположения есть, что в Падуе, и как бы имя встречается в каких-то списках, но прямо вот матрикула с оценочками не найдена. Побывал в Нидерландах, Франции, проехался по Германии. Для отпрыска дворянского рода нормально. И дальше совсем нормальная традиционная карьера. Двадцати лет, в 1603-м году определен в пажеский статус, он паж, но при дворе не императора, не короля, а маркграфа Бургау в Тироли, нынешней Австрии. Все равно неплохо для мальчика без средств, без поддержки родителей, без какой-либо руки, неплохо.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А сколько лет ему?

Н. БАСОВСКАЯ: Это ему 20 лет, ему 20 лет. Начало военной карьеры – 21 год. Все опять традиционно. В 1604-м просится и отправляется на войну с турками. Получает должность…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, а с кем еще воевать в Европе в то время? Н. БАСОВСКАЯ: Да. А турки стоят вод Веной, и вообще самая главная угроза с востока. А Европа дерется друг с другом, турецкая угроза страшна – вообще страшные достаточно времена. Он прапорщик (нижний чин) в армии генерала Басти (венгр на службе у Габсбургов). Там все так…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Империи.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, Габсбургам принадлежит венгерская корона, то есть тоже патронат такой. В общем, угроза мирового господства Габсбургов во многом вызовет эту войну. И религиозное разделение – это одна из форм борьбы с тем, чтобы Габсбурги стали просто правителями тогдашнего мира. Участвовал в боевых действиях против венгерских повстанцев. Это уже другое. Против Иштвана Бочкая, 1604-606-й год. Это было антигабсбургское движение за независимость Венгрии. Периодически все вспыхивало. Чехия хочет быть совсем независимой, Венгрия. Он участник боевых действий и получает за это капитана. Движение Иштвана Бочкая подавлено, но не утоплено в крови, как это часто бывало, поэтому никаких здесь злодейств даже умозрительно я Альбрехту Валленштейну не хотела бы приписывать, скорее наоборот. Габсбурги пошли на некоторый компромисс и кое в чем уступили венгерскому дворянству. И вот после всех этих первых военных опытов в 1606-м году переходит в католическую веру. Обучение иезуитов…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Подождите…

Н. БАСОВСКАЯ: … пример дяди…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Значит, ему 25, да?

Н. БАСОВСКАЯ: 23.

А. ВЕНЕДИКТОВ: 23.

Н. БАСОВСКАЯ: В 23.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть сознательно, сознательно.

Н. БАСОВСКАЯ: Совсем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Потому что карьера.

Н. БАСОВСКАЯ: Чем диктуется выбор? Конечно, более перспективно. Все-таки императоры Габсбурги твердо придерживаются ориентации католической, их родственники правят суперкатолической Испанией (за спинами тут все время Испания дерущихся сторон). Это явно более перспективно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вспомнить предшественников, Карла Пятого и Филиппа Второго…

Н. БАСОВСКАЯ: Да, да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это же предки этих Габсбургов.

Н. БАСОВСКАЯ: Конечно! И это испанское крыло, оно такое мощное и суперкатолическое. И поэтому более перспективно не думать об этих погостах чешских, где там протестанты остались и рано умершие родители, а думать, видимо, о будущем. Он очень увлекся астрологией. Это знамение века. В это время многие хотели угадать свое будущее, а может, и тайно повлиять. Мне очень нравится, как вот, например, Томмазо Кампанелла, умнейший человек эпохи, в общем, близкой эпохи, 16-го века, он, в общем-то, вырвался из бесконечных застенков, где почти 30 лет провел, с помощью того, что обещал Папе не только предсказать будущее по планетам, созвездиям, но что он умеет и повлиять, немножко подвинуть планеты. Я думаю, что его сближение со знаменитым Иоганном Кеплером в это время, сближение и приглашение Кеплера к себе придворным… ну, не придворным пока, личным астрологом… потом у него будет свой, постоянный, но это будет уже не Кеплер. А Кеплер нуждался в средствах в это время, для Кеплера составление гороскопов – заработок. Ну, как и для некоторых наших современников, как мне представляется. И вот с начала 17-го века они только впервые встретились, а потом, с 1628-го, он будет уже и постоянным астрологом, и будет еще один у него постоянный. В общем, вот это тоже, наверное, интерес… Чует человек в себе силы невиданные, стартовые данные невелики, и хочется угадать, верно ли он чувствует – а может, и повлиять. И это сам Кеплер. Более реально он влияет на свое будущее с помощью – в течение вот этих, начала 17-го века – двух известных вещей: деньги, брак, брак, деньги, которые для него были нерасторжимы. В 1610-м году – значит, ему 27 лет, зрелый человек – он вступает в брак с Лукрецией фон Ландек, вдовой, много старше него, но ей принадлежит несколько тысяч крепостных и несколько изумительно богатых поместий. Брак стоил того. Она скончалась довольно… недолгим был брак, но все, все было записано на имя мужа. То есть, его статус материальный абсолютно изменился. А в 1610-м году он получил уже чин полковника, поступив на службу, заметим, моравских протестантов. Ему все равно. Он полковник на службе у протестантов, хотя католик. Ему надо продвинуться ближе к империи, к высшей тогдашней власти.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну…

Н. БАСОВСКАЯ: Ему это удается в 1613-м году. Ему, значит, 30 лет. Валленштейн сопровождает императора Матвея на заседание рейхстага в Регенсбург. И там он увидел большие несогласия между императором и князьями, противоречия в среде князей. Назревало, в Германии назревало. 13-й год, через 5 лет на территории Германии начнется то массовое европейское безумство, которое называют Тридцатилетней войной. Он увидел это на заседаниях этого самого рейхстага. Император Матвей ничем таким…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он венгр. Напомним, что Матвей был венгр.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, постоянно у них в это время могут быть разные люди на этом престоле, они избираемы…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Они избирались.

Н. БАСОВСКАЯ: Они избираемы. Более знаменитым и служить он будет при брате Матвея Фердинанде Втором. А пока вот как-то он попал в сопровождающие. Но это еще не шанс. Великий шанс в его карьере наступил в 618-м году. Что случилось в этом 18-м году, какой великий шанс? У Матвея есть брат Фердинанд. Матвей – довольно слабый правитель, к тому же к концу жизни обнаруживается что-то вроде душевного заболевания, и в итоге он отрекается от престола в пользу этого брата Фердинанда, эрцгерцога Штирийского. И вот эрцгерцог Штирийский Фердинанд, провозглашенный чешским королем, в 617-м, видя, что в Чехии назревает бунт, обращается лично, лично к Валленштейну с просьбой снарядить ему войско за свой счет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Потому что он богат. Не потому, что он знаменит, потому что богат.

Н. БАСОВСКАЯ: Потому что очень богат и имеет некоторый воинский опыт. Дело в том, что старинный способ, набор войск из вассалов – правитель призывает, вассалы, не спеша, прибывают, они давали рыцарские клятвы – он умер. Это время огнестрельного оружия и конца рыцарства. Это порог наемных армий. В сущности, они здесь начинаются. Он и собирает для Фердинанда войско и прибывает вместе с этим войском: «Чего изволите?» А изволит Фердинанд, казалось бы, невозможное ему поручить. В Праге назревают события, крепнет недовольство Габсбургами, потому что Габсбурги теснят, теснят протестантизм в Чехии. Чехия завоевала право на свой протестантизм страшной ценой Гуситских войн, страшной ценой казни Яна Гуса, гибели Яна Жижки, многолетних… она отразила 7 крестовых походов, которые папство организовывало. Она как бы завоевала свое право выбирать веру. И юридически это закреплено и Аугсбургским религиозным миром по Германии в 1555-м, и бесконечно подтверждается, что в Чехии можно выбирать веру свободно. А Габсбурги в реальной политической практике протестантов теснят. И назревает бунт, против которого и понадобится меч и военный опыт, а потом выяснится, талант нашего Альбрехта Валленштейна.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наталья Ивановна Басовская в программе «Все так». После новостей мы вернемся в эту студию и сразу, кстати, объявим и победителей, кто выиграл у нас книгу «Людовик XIV».

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: 18:35 в Москве. Сначала наши победители, которые выиграли книгу Эрика Дешодта их серии «Жизнь замечательных людей», «Молодая Гвардия», «Людовик XIV», правильно сообщив имя кардинала Ришель Арман-Жан, Арман-Жан дю Плесси. Наши победители: Борис, чей телефон начинается на… заканчивается на 692, Виктор 615, Лена 054, Татьяна 843, Александр посредством Твиттера нам прислал ответ, 926 заканчивается у него номер телефона, Андрей 105, Павел 344, Глеб 017, Владислав 867 и Катя 421.

Валленштейн. Ну что, мальчику свезло?

Н. БАСОВСКАЯ: Он искал этого везения, это не было случайным везением. Он уже и терся при дворе, и при Матвее он был. Я только напомню еще, что в Праге зреют события. Я не упомянула, их право на свободу, выбор веры подтверждено было уже в начале 17-го века. В 1609-м году был специальный такой документ, подтвержденный в империи и так далее, при императоре Рудольфе Втором, что можно, можно выбирать веру. И потому зреет бунт. В 609-м она называлась «Грамота величия», свобода выбора религии. Зреет бунт. И эрцгерцог Фердинанд обращается к Валленштейну: «Хочу, чтобы ты прибыл ко мне с войском». Пока скромным. Это начало. Он будет набирать по 50 000 минимум человек как бы на свои средства и окупать их. А пока именно на свои 180 кирасир, 80 мушкетеров, экипированных за счет полководца. Все, это Новое время, это новая армия. И Валленштейну принадлежит, ну, образно говоря, изобретение… конечно, это делают все, но поначалу он наиболее масштабно. Войско содержит себя за счет населения…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Грабеж, мародерство.

Н. БАСОВСКАЯ: Абсолютное. Как норма жизни. Вот в той самой знаменитой поэзии Тридцатилетней войны с какой болью и остротой это передано, что они там решают общеевропейские политические, религиозные вопросы, а, в общем, кормятся за счет населения. Это начало совсем другой эпохи, Нового времени, Средневековье умерло. Новое время начинается во многом жестоко, и на этом поприще тоже очень. Выбор сделан. Он понимает, для чего это: для подавления того, что будет в его родной Чехии. Но выбор сделан, он прибывает с этим войском. Это для подавления восстания, он снаряжает специальный полк для подавления этого восстания. Чешское восстание 1618-го года – совершенно замечательное событие, оно и есть начало Тридцатилетней войны. Мне очень нравится то событие, с которого оно начинается. 23 мая 1618-го научная литература изящно называет (и современники называли) Пражская дефенестрация. Что такое дефенестрация? Это когда двух советников Габсбурга, императора, сбросили в ров, городской ров.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Красиво.

Н. БАСОВСКАЯ: Ров до сих пор есть в Праге. Вот она, вся дефенестрация. Это бунт, возглавленный чешским дворянством, но в нем участвует и верхушка города относительно богатая, и, так сказать, вот мелкая… представители мелких сословий. Крестьяне, конечно, хотят сказать свое, но в основном это чешское дворянство. Они создают после дефенестрации, избирают сословное правительство, называют Директория, состоящее из 30 человек, по 10 человек от сословия: от панов (это аристократия), земанов (это рыцарство) и горожан. То есть, здесь вообще проблески опять вот этой сословно-выборной системы, Нового времени. И провозглашают своим королем – Фердинанд Габсбург им не нравится, потому что давит в сторону Католической Церкви – провозглашают королем Фридриха Пятого Пфальцского. Его называли уже современники «император одной зимы», потому что он пробыл недолго, несколько месяцев, и вынужден был бежать, когда было в 20-м, 1620-м подавлено пражское восстание. В расправах Валленштейн принимает участие – иначе он не сделает карьеры. Он чех, но он участвует в расправах, он ничего против этого не имеет. В 21-м году казнены 27 руководителей восстания. Валленштейн ничего против не имеет, он полностью со своим войском на стороне императора. И Фердинанд Пфальцский избран во Франкфурте 28 августа 1619-го года императором Священной Римской империи. В ходе чешских событий главным было не то, что он просто рядом с императором, он оказал этому будущему императору, тогда еще эрцгерцогу, великую услугу: спас для императора государственную казну.

А. ВЕНЕДИКТОВ: О да.

Н. БАСОВСКАЯ: Она в Оломюце была, в Моравии, ему удалось захватить, отбить – ну, в общем, золото партии – и доставил золото императора ему. Такие услуги не забываются. Правда, потом будет забыто все, ибо Валленштейн погибнет в результате гнусного предательства, за что его полюбил Шиллер. Но пока на него посыпались милости. Я их просто перечислю. 1621-й год: генерал-майор, комендант Праги, губернатор Моравии (сразу ввел здесь католицизм как основную веру). В 1623-м припомнили ему победу еще в Венгрии и наградили еще раз, дав ему статус князя и герцога. Фридланд, где его родовое поместье главное, объявлено княжество – значит, он князь и, значит, он входит в состав имперских князей. Голова должна была пойти, конечно, кругом…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Выскочка, выскочка.

Н. БАСОВСКАЯ: Успешнейший выскочка. И, главное, безумно деловитый и понимающий, что такое деньги. В 20-е годы его основное занятие – обогащение всеми средствами разнообразными. Он предприимчив. Он получает доходы со своих земель от пивоварен, производства шнапса…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Молодец.

Н. БАСОВСКАЯ: Все эти напитки сейчас очень популярны в Чехии. То есть, Чехию используют на полную катушку. Производство, значит, шнапса я сказала, горные промыслы, добыча серебра. Чехия и по сегодня славится своим серебром, серебряными изделиями. Меди, олова, цинка. Там есть разработки, для того времени значительные. Теперь они мало промышленные, но серебро все равно в моде. Железо. Очень мало золота, но вот серебро – да. И все это денежно, и всем этим он руководит, и не упускает нигде получить свою выгоду. Но еще замечательнее, что он вступает летом 1623-го года в новый брак. Уже 9 лет назад скончалась его первая жена, которая так продвинула его материальное положение. А теперь он, почти 40-летний, женится на 22-летней красавице Изабелле Гаррах. Это все хорошо, но важнее всего, что она дочь камергера императора…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Неплохо.

Н. БАСОВСКАЯ: … сугубо аристократического происхождения, рядом еще несколько ее родственников вокруг императора Фердинанда Второго, и очень богата. Валленштейн немедленно начинает строить в Праге два дворца. Вот один, видимо, мало. Два громадных богатейших дворца в итальянском стиле, правда, смешав барокко, что-то от античности. Так вот передавали в Москве анекдот про Савву Морозова, его замечательный особняк, к которому мы привыкли, что его архитектор спросил, в каком стиле сооружать, он сказал: «Валяй во всех». А получилось очарование. Были ли они очаровательными – неизвестно, потому что источники, свидетельства современников, не об этом. Им плевать, как выглядят дворцы, они лопаются от зависти, от возмущения. Хоть это и 17-й век, первая его четверть еще не закончилась, а все-таки возмутительно, что вот он так, придя ниоткуда, в такой роскоши. Нанял итальянских архитекторов. Правда не забывает сделать красивые шаги. В Мекленбурге открывает рыцарскую академия, в Гитшине дворянскую школу. То есть, он хочет выглядеть богатым, счастливым, успешным, аристократичным, князем более, чем все потомственные князья. Парвеню. Вершина его карьеры – это 1625-й год. Дело в том, что 1625-й год – это переход так называемой Тридцатилетней войны в новую фазу, на новый этап, называемый датским. Датский король Кристиан Четвертый, имея интересы в Северной Германии… тут у каждого было свое. Забегая вперед, скажу: в результате многие ведущие державы получили то, чего хотели. Франция – куски земель немецких, там, Швеция – куски побережья германского. Вот Россия, как она умеет…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он воевал против московитов.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, но Россия-то не получила ничего, что досадно. Валленштейн здесь выдвигается как ведущая фигура, хотя рядом есть маршал Тилли, тоже очень заметный, и потом его соперником на следующем этапе войны будет шведский король Густав Второй Адольф, который тоже останется звездой полководческой, тем более что погибнет в сражении. Я думаю, нам с вами отдельно со временем про Густава Второго Адольфа надо рассказать. Он был таким идеалом, такой звездой эпохи. Валленштейн был звездой с душком, а Густав Второй Адольф – нет. Что он… чем он прославился на этом датском этапе? Несколько побед над датским королем Кристианом Четвертым. Вот великую славу викингов даны, самые воинственные из викингов, они как-то растеряли. Воевали не блестяще. А на стороне Габсбургов и Валленштейн, и очень талантливый маршал Тилли – и они одерживают победы. Тилли командует войском Католической лиги, Валленштейн – императорским войском. Валленштейн начинает строить крупный германский флот, потеснив датчан на побережье Балтийского моря, проектирует вторжение на Датские острова. Но за спиной Дании Франция и фигура Ришелье. И вот тут им мешают развернуться до конца, хотя у него армия уже (Валленштейна) около 100 тысяч человек, и ему дан невиданный чин, я его вынесла в подзаголовок передачи: генералиссимус Балтийских и Океанических морей. Другой перевод: Балтики и других морей. Что бы то ни было, это опять страшное честолюбие, это опять стремление… ну, как у Колумба, но Колумб все-таки был в 1492-м, а нынче тысяча шестьсот какой-то. Колумб тоже стал адмиралом Моря-Океана. Вот, ну, живы вот эти суперчестолюбивые порывы людей этой эпохи. Раз ты прорвался на такие высоты, на такие вершины, у тебя должно быть очень много врагов. И у Валленштейна много врагов, включая агентов Ришелье. Отец Жозеф, знаменитый Серый кардинал Ришелье, ведет очень тонкие переговоры при дворе императора, умеет употребить столь тонко-прозрачные намеки, достойные пера того же Александра Дюма, что они как-то постепенно, как зерна, падают на придворную жизнь. Кроме того, на Валленштейна поступают совершенно реальные жалобы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну так…

Н. БАСОВСКАЯ: Армия-то объедает целые области, приходится ее переводить из области в область. Короче, императору очень нравится, когда это войско одерживает победы, и он может не обращать внимания на многие жалобы. Но, когда понадобится, обратит. И вот в 1630-м году Валленштейну объявлено, что тайный совет при императоре Фердинанде Втором принял решение о его отставке. Он принял это сообщение с презрительным видом, потому что война была еще в разгаре. Он знал, знал, что понадобится. Он почти два года будет в отставке. Живет в Праге…

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, уехал от войск, да?

Н. БАСОВСКАЯ: Уехал.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А войско же на его деньги?

Н. БАСОВСКАЯ: Сделал вид, что ему… Уже… там уже не разберешь. Он начинал нанимать на свое, потом контрибуции, часть контрибуции отдается императору, часть на возмещение его расходов. И были жалобы и на это, что, возмещая расходы, он не должный процент контрибуции отсылает императору. Ой, как что-то все такое знакомое до ужаса.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мало будет…

Н. БАСОВСКАЯ: Он живет в Праге, проводит прекрасно время, но в основном сосредотачивается на астрологии. Кеплера уже нет, при нем… сейчас не помню точно, почему, но у него есть личный астролог Батиста. Кеплер до 1628-го. Может быть, он скончался – не помню. Есть астролог Батиста. И некоторые современники-мемуаристы пишут: «К нему не пробьешься повидаться, он все время сидит со своим астрологом». Наверное, Батиста ему сказал, что будет, будет твоя звезда, все впереди. И, действительно, в апреле 1632-го он дает согласие вернуться. Не сразу, на первые просьбы отказывается, потом долгие уговоры. Причина – появление сильного полководца, шведского короля Густава Второго Адольфа. Этот человек, он моложе Валленштейна, он родился в 1594-м, и, видимо, на самом деле был талантливым, прославленным. Уже в 1611-м он, например, в европейской политике выдвигался новгородцами и, по-моему, Вторым ополчением московским как возможный кандидат на московский престол, вместо польских претендентов. То есть он считался столь фигурой благоприятной и достойной, что он звучал…

А. ВЕНЕДИКТОВ:И европейской.

Н. БАСОВСКАЯ: Европейской. Звучал даже в далекой Московии. Война с ним была трудной. Валленштейн начал его теснить, но с трудом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Интересно, а что Валленштейн попросил за возвращение?

Н. БАСОВСКАЯ: Ничего, ему ничего не надо было, он просто вернулся ко двору и показал, что… он знал, что его вернут, что без него не обойдутся. А что ему просить? Его уже называют генералиссимус. Даже не скажу, что это вполне официально, но генералиссимус. Адмирал флота, который он строил, поместья его необъятны, доходы необъятны, попросить «не предайте меня со временем»…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это невозможно.

Н. БАСОВСКАЯ: Не гарантировано. Могут обещать. Предадут. И он начал теснить Густава Адольфа, но терпеть поражения. В знаменитом сражении при Лютцене шведы победили Валленштейна, но погиб Густав Второй. Это… потерь у шведов было мало, они победили. В основном тогда мерились потери, измерялись, но одна эта потеря стоила многих. Хотя войско не деморализовалось, не разбежалось, не отчаялось. Все равно это было дурно. Итак, Валленштейн доказал всей Европе, что вот он вернулся, и война снова не так однозначно проигрывается Габсбургской коалицией, она идет с переменным успехом. Но те, кто его ненавидят, пользуются тем, что абсолютной победы нет, чтоб вот триумф ему устроить, учинить, как в Древнем Риме. А идет такая позиционная война, чья возьмет, как говорится, еще неизвестно. Это вот этот шведско-русский этап. Господи, переговоры с Московией, все годами, все годами, очень медленно. И чья возьмет… А, в сущности, это была война, в которой не будет однозначного победителя. И потому враги Валленштейна, не забыв ему излишнего богатства…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А враги – это кто?

Н. БАСОВСКАЯ: Конкуренты. Это те, кто себя мнят великими полководцами, те, кого он раздражает своими дворцами, миллионами и тем, что император Фердинанд Второй как бы прощает присвоения. Он постоянно присваивает большой процент денег. Какая страшная вещь, это обогащение. Ведь он страшно богат – но ему мало.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, двор, генералитет…

Н. БАСОВСКАЯ: Двор, двор, и генералы. Но главную роль сыграли два итальянца Галлас и Пикколомини. Их называют в историографии иногда кондотьеры вот этого времени. Конечно, Пикколомини – это начальник его охраны. Вот он-то и есть главный предатель.

А. ВЕНЕДИКТОВ: О, какая простая история.

Н. БАСОВСКАЯ: Нет, как мало новостей в мировой истории, в европейской по крайней мере. Начальник охраны доводит до сведения императора… отправляется к императору с доносом, что ходят разговоры, будто бы Валленштейн уже помышляет о чешской короне. Кроме разговоров ничего нет, но разговоры есть.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Предательство, измена.

Н. БАСОВСКАЯ: Это страшно для императора, это невозможно. Что теперь ему не хватает только короны. При этом Пикколомини лично – им очень интересуется Шиллер – получил звание генерала из рук Валленштейна и по воли Валленштейна. А донос повез лично в Вену к императору. Валленштейну сказали, что поехал донос в Вену, он не поверил. Ему сказали дальше, что в ответ Фердинанд издал тайный указ о его аресте. «Не верю!» — сказал он. Собрал своих офицеров, сказал: «Поклянитесь, что вы верите, что такого приказа нет, что вы все за меня». А большая часть войска была за него, но уже были те, кто знали, что тайный приказ есть, и бежали от него. Дело в том, что Фердинанд Второй хорошо маскировался. Подписав этот тайный приказ, он продолжал…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А приказ-то был?

Н. БАСОВСКАЯ: Да. Пикколомини привез донос и получил тайный приказ.

А. ВЕНЕДИКТОВ: На арест.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. Что он предатель. Это даже и убить можно, что они и сделали. Это враг народа, это что-то в духе сулланских проскрипций. Можно и убить, простят.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, получил белый лист.

Н. БАСОВСКАЯ: Раз это предатель, изменник… Посягаешь на корону – значит, изменник. Пошли разговоры, что он вел какие-то переговоры с католиками, но…

А. ВЕНЕДИКТОВ: С протестантами.

Н. БАСОВСКАЯ: Простите, с протестантами. Воюя в такой масштабной войне, совсем без переговоров тоже нельзя. Он собрал офицеров и сказал: «Не верю, будьте со мной». Многие были за него, и было несколько верных сподвижников – их тут всех убьют – Кински, Трчка, Илов, те, кто до последнего оставались при нем, верны ему. Но тайный приказ был, Пикколомини в пути, предатель, доносчик и убийца. Одна из драм Шиллера в трилогии «Валленштейн» называется «Пикколомини». Она заканчивается знаменитой репликой: «Вам письмо, князь Пикколомини». Сколько актеров репетировали интонацию в слове «князь»! Ему прислано, предателю и убийце – Валленштейн убит – где он уже поименован князем. Цена предательства означена прекрасно. Итак, Пикколомини с его сторонниками застигают, застают Валленштейна в его замке в Эгере. Никто не понимает, что они предатели, что они имеют полномочия от императора. Врываются с солдатами, просто, без разговоров убивают ближайших верных сторонников…

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, практически штаб тоже был уничтожен.

Н. БАСОВСКАЯ: Вот, это главные люди: Кински, Трчка, Илов – все убиты. Врываются в спальню, спальня-кабинет Валленштейна. Он еще в это время был болен, что-то очень плохо себя чувствовал. Он понимает, что это все, и, как описывали потом все, становится, прижавшись к стене, раскинув руки, подставив грудь для удара. Ударом арбалета…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Алебарды.

Н. БАСОВСКАЯ: Алебарды.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Алебарды.

Н. БАСОВСКАЯ: Арбалет стреляет…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, просто картинка, картинка была только что. Ударом алебарды…

Н. БАСОВСКАЯ: Арбалет стреляет… (смеется)

А. ВЕНЕДИКТОВ: А у алебарды, если вы помните, есть такой наконечник.

Н. БАСОВСКАЯ: Ну, как специалист по военной истории, я должна такую безобразную оговорку, конечно, сделать. Арбалет стреляет еще как. Ударом алебарды ему рассекают грудь. Вот почему Шиллер пишет о нем. Это такая романтическая смерть, Шиллер видит и знает, он же написал «Историю Тридцатилетней войны». Но все-таки такая смерть, такое предательство – почва для романтика. Цитирую Шиллера. Премьера этой драмы «Валленштейн» состоялась в 1798-м году. Уже была Великая французская революция, которую сначала Шиллер приветствовал, потом отшатнулся. И вот он пытается в уста своего героя вложить что-то большее, чем просто судьба жадины и выскочки. «Да, полководец должен обладать всей мощью человеческого духа. Так пусть его величью соразмерно он и живет. Он сам себе оракул, в нем дух живой, и дела нет ему до мертвых книг, порядков и законов». Шиллер хочет оправдать, что есть такая миссия, полководец. Он присягнул этому императору, и он императора не предавал, его предавал император. И потому все те побочные явления, которые сопровождают его жизнь, и властолюбие, и корыстолюбие, и один за другим удачнейшие браки, в общем, он отчасти оправдывает тем, что это такое поприще на пороге Нового времени, полководец. Не мыслитель, не интеллектуал, а в этом месиве он сражается. Война закончится Вестфальским миром 1648-го года, который, в общем, определит лицо Европы на долгие времена, многое. Кто-то что-то получит, я уже упоминала. Швеция что-то получит, Франция получит, германские князья получат подтверждение их фактической независимости, Голландия получит подтверждение своей независимости…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А Валленштейн – удар алебардой в грудь.

Н. БАСОВСКАЯ: А он – удар алебардой.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наталья Ивановна Басовская в программе «Все так».

Комментарии

5

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

stav_rogin Алексей Удодов 08 апреля 2012 | 02:47

Спасибо, за передачу, Наталия Ивановна, как всегда прекрасна, и спасибо, е


ovostch 09 апреля 2012 | 22:35

а "всё так" эфир от 31 марта, распечатка(текст) не будет выложен на сайте?! или тогда повторный (запись) эфир был?!


andygo__ru 09 апреля 2012 | 23:03

Уважаемые наталия Ивановна и Алексей Алексеевич, огромное спасибо за передачу. Жаль, что о Вальдштейне (чаще все-таки ошибочно называемом Валленштайном) так мало известно в России.

Сама передача, как показалось, вышла все-таки несколько путанной - возможно, потому, что не было четко объяснено, что же за Тридцатилетняя война такая была, как началась, как проходила и заканчивалась, что за войска Протестантской унии и Католической лиги. Ведь историки считают, что, по результатам 30-летней войны, в Европе от голода, боевых действий и эпидемий погибло от 20 до 80% населения!
Возможно, имело бы смысл посвятить ей, этой войне, отдельно одну из передач. А уж тогда - и рассказать подробно и о Вальдштейне, и о Густаве II. Адольфе, и т .п.

Из мелочевки: дефенестрация - от итальянского "де фенестро", т.е. "из окна". Выбарсывание из окон - одна из любимых чешских политических забав, лучший способ избавиться от политических противников (по определенным причинам именно дефенестрация очень хорошо прижилась в чешских землях - отдельная тема, не сейчас).

Наместников (2 чал) и писаря Фабрициуса выбросили из окон Людовикова крыла на Пражском граде, (т.е. не в городской ров), но внизу все было завалено горами мусора и отходов - по сути, в крепостях так действовала канализация: все - вниз, из окон. Самортизировали тела - все остались живы, хоть и с переломом одной ноги...

Фабрициус после этих событий, кстати, стал знатным человеком: Фабрициус фон Хохфаллен, т.е. как бы возвысившийся за счет падения.

За передачу - огромное спасибо!


anya_g 17 апреля 2012 | 22:03

К сожалению, данный конкретный выпуск передачи никуда не годится, и восторги предыдущих комментаторов показывают, насколько легко, прикрываясь наработанным авторитетом г-жи Басовской и г-на Венедиктова, подсунуть людям откровенную халтуру с массой пренеприятнейших исторических ошибок. Знание основной матчасти просто никудышное. Увы.

Очень жаль, что г-жа Басовская явно перепутала императора Матвея с императором Рудольфом и вообще всех со всеми. Никакой Матвей ни от чего не отрекался и не страдал никаким душевным заболеванием - это его брат Рудольф страдал и отрекался, однако было это за несколько лет до воцарения Матвея и до пражских событий. Император Фердинанд - не брат Матвею, а племянник. Но особенно дико было услышать от г-на Венедиктова безапелляционное такое суждение (поддержанное, к сожалению, г-жой Басовской), что бедный Матвей якобы венгр. С чего бы ему быть венгром, будучи обычным Габсбургом, как и остальные его родичи, будучи братом невенгра Рудольфа и дядей невенгра Фердинанда?? Если до воцарения на императорском престоле он носил титул короля Венгрии (которая была частью империи), это венгром его вовсе не делает. Он продолжил быть королем Венгрии и став императором. Все германские императоры тогда, видите ли, были по совместительству еще и королями Венгрии. Это не делает из них этнических венгров (при всем уважении к венграм).

По совместительству императоры были и королями Чехии, и вот попытка чехов заделать себе отдельного короля, который бы не был бы при этом и императором, то есть, по сути, сепаратистская попытка, и привела к 30-летней войне. Поэтому Фридрих Пфальцский является не "императором на одну зиму", а именно что "королем на одну зиму" (королем Чехии - самостоятельным от империи).

Вот такие вот косяки. Про дефенестрацию уже сказали. Да и вообще для обычного слушателя (как здесь опять же сказали) остались, судя по всему, совершенно непонятными все эти династические, земельные и государственные хитросплетения, приведшие к войне. Впрочем, о чем тут говорить, если они остались непонятными для самих ведущих.

Очень жаль, что любимые ведущие на любимом радио не подготовились к освещаемой теме.

Спасибо за внимание.


stav_rogin Алексей Удодов 08 апреля 2012 | 02:48

... ей за такой прекрасный выбор

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире