'Вопросы к интервью
17 марта 2012
Z Все так Все выпуски

Яков I Стюарт: жизнь между двумя плахами


Время выхода в эфир: 17 марта 2012, 18:05

А. ВЕНЕДИКТОВ: 18:08 в Москве, всем добрый вечер, добрый день, доброе утро там, где нас слушают или смотрят. Наталья Ивановна Басовская…

Н. БАСОВСКАЯ: Здравствуйте.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. И Алексей Венедиктов. Программа «Все так». Мы сегодня будем говорить о человеке, о котором мало известно в нашей истории, в школьных учебниках он, по-моему, даже не упоминается – Яков Первый Английский, он же Яков Шестой Шотландский. Как всегда, мы разыгрываем книги вначале. Поскольку это касается Британии, я разыгрываю 9 книг «Вердикт», стенограмма процесса Бориса Березовского против Фридмана, Немцова и Авена в суде присяжных в Лондоне, стенограмма процесса, издательство «Рид Групп». Читайте, это очень интересно. 9 экземпляров, и туда же 9 экземпляров «Дилетанта» второго номера, потому что у нас третий на подходе, мы решили уже его проиграть…

Н. БАСОВСКАЯ: Мельчают подсудимые. При Якове судили Френсиса Бэкона…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот да, а теперь Фридмана и Березовского.

Н. БАСОВСКАЯ: Помельчал народ.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да. А вопрос связан, конечно, с эпохой Якова Первого. Я его не согласовывал с Натальей Ивановной. При Якове Первом началась активная колонизация будущих североамериканский штатов, в Северной Америке начались колонии, и вот одну из колоний Яков Первый назвал в память своей предшественницы королевы Елизаветы. Позже это стал североамериканский штат, он и сейчас так называется. Назовите название, извините за тавтологию, этой колонии, которую Яков Первый повелел назвать в честь Елизаветы Первой Английской. Подсказка: американский ныне штат сейчас так и называется. +7-985-970-45-45, не забывайте подписываться. Так, только имя этой колонии или американского штата, названного в честь Елизаветы Английской.

Наталья Ивановна Басовская и Алексей Венедиктов в программе «Все так» о Якове Шестом Шотландском, он же Иаков Первый Английский. Наталья Ивановна…

Н. БАСОВСКАЯ: Яков Первый – основатель коротусенькой династии Стюартов на английском престоле, ибо при его сыне уже произойдет революция. Я дала подзаголовок, так, для себя и для слушателей: «Жизнь между двумя плахами». Ну, просто невозможно не обратить внимание…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, это вы круто…

Н. БАСОВСКАЯ: Круто и правдиво. Нельзя не обратить внимание на то, что редчайшая человеческая судьба. Человек, биография, у которого матери отрубили голову (это была Мария Стюарт) и сыну (об этом он, слава богу, уже не узнал). Спустя 24 года после смерти Якова его сыну Карлу Первому английская революция тоже отрубила голову. Две отрубленные головы в биографии одного человека. Это само по себе дает основание даже некоторым совершенно современным авторам, которые пишут о нем, говорить, что некий рок над этой династией все-таки простирался. Ну, просятся такие мистические рассуждения. На самом деле все очень материально и очень понятно. Дело шло к революции даже независимо от его воли. Но его правление, не самое ловкое на свете, как я постараюсь показать, очень содействовало подготовке революционной ситуации. Есть мнение, что его противоречия с Парламентом и были полнейшим движением – вот король этого не понимал – движением к той революции кромвелевской, которая в Парламенте начнется, центром которой будет Парламент. Яков этого не понимал. Но чтобы понять, каким он был, что он понимал, что – нет, и почему, давайте, как всегда: родился, женился…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ох, он родился, ох, он родился…

Н. БАСОВСКАЯ: Ох, он родился в минуту роковую. Он родился в 1566-м году в Шотландии. Он сын… происхождение абсолютно королевское. Он сын шотландской королевы Марии Стюарт, знаменитой красавицы с общеевропейской биографией. Она была дочерью короля Шотландии Якова Пятого и Марии де Гиз, дамы из семейства Гизов, прямых родственников французского правящего королевского дома Валуа. И побыла в юности в течении двух лет еще и королевой Франции, ибо ее выдали замуж за юного принца, сына Екатерины Медичи, старшего сына, который стал королем Франциском Вторым и очень недолго прожил. Овдовев очень рано, Мария Стюарт вернулась в Шотландию. И там молодая вдова вышла замуж за некоего лорда Генри Дарнли. Брак роковой, брак, видимо, с самого начала обреченный на неудачу. Вокруг него было столько политических интриг! А эта девочка, Мария Стюарт, выросшая при французском дворе, не понимающая Шотландию совсем… Шотландия была на тогдашнюю Францию похожа мало. Если во Франции уже вполне Средневековье даже перевалило за свой зенит, Франция вступила в раннее Новое время, то Шотландия была страна позднесредневековая, с огромными пережитками даже древней клановой системы…

А. ВЕНЕДИКТОВ: И языческой.

Н. БАСОВСКАЯ: И бог знает чего. Она была на пороге и в разгаре того, что называется феодальными усобицами, борьбой сформировавшейся аграрной знати за власть. Этой девочке понять, что там происходит, сориентироваться было трудно. Но в Шотландии, в силу того, что она развивалась гораздо медленнее, там не было знаменитого великого синтеза древнеримской цивилизации и кельтских элементов (она населена была кельтами). Шотландия как раз во времена Марии подошла и к религиозным противоречиям раннего Нового времени, она была раздираема противоречиями между католиками и протестантами, и протестанты все больше поднимали голову – и прибыла королева-католичка. То есть в сложнейшей этой политической обстановке брак с неумным, несильным этим аристократом молодым и красивым – а ей это было очень важно, что молодой и красивый – Генри Дарнли, разочарование в нем молниеносное и, в общем-то, страшное убийство, страшное покушение. Вскоре после рождения их первенца (а это и есть наш персонаж Яков Первый), через несколько месяцев лорд Генри Дарнли, муж Марии, убит. Что это покушение…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но можно вернуться чуть на полгода назад, на историю с Риччо, с музыкантом. Она была беременна, у нее вырвали из рук ее любимого музыканта.

Н. БАСОВСКАЯ: Была обвинена в этой связи, и вообще жизнь ее была там…

А. ВЕНЕДИКТОВ: И просто вот в момент беременности, уже тяжелой, да. ей устроили эту кровавую сцену. Ее муж ворвался со своими слугами, вырвал у нее из рук этого Дэвида Риччо, музыканта…

Н. БАСОВСКАЯ: И его прикончил.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И прикончил на глазах глубоко беременной жены.

Н. БАСОВСКАЯ: То есть Яков Первый в утробе матери…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот, я это имел в виду.

Н. БАСОВСКАЯ: … мог наблюдать…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Внимательно.

Н. БАСОВСКАЯ: А считается сейчас, что эти младенцы потенциальные, а пока это эмбрионы…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Они чувствуют.

Н. БАСОВСКАЯ: … они что-то… на них что-то отпечатывается. Он мог быть свидетелей ужасной сцены, он мог быть свидетелем многих ужасных сцен и того, что взорвался дом, в котором ночевал Генри Дарнли. Это был взрыв, это был порох, который, значит, кто-то заложил. И как не вспомнить сразу, что через много лет, в 1605-м году, будет знаменитый пороховой заговор, когда именно Яков Первый вместе со всем своим окружением и большей частью семьи чудом не взлетит на воздух тоже от пороха, заложенного в подвале Парламента.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но папа взлетел.

Н. БАСОВСКАЯ: Так погиб его отец. Генри Дарнли погиб, и вся Шотландия…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А мальчику полгода.

Н. БАСОВСКАЯ: А вся Шотландия – это немного по сравнению с Англией, тем более Франции, где она провела юность. Это довольно маленькая страна. Вся Шотландия убеждена, что она причастна к этому злодеянию, потому что у нее к этому времени уже есть фаворит. Боже мой, у всех были фавориты, но ей дороже других это доставалось. У нее был фаворит граф Ботвелл, полная противоположность этому хрупкому аристократическому Генри, покойному ее уже супругу. Это воин, граф, категорически…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Такой барон шотландский.

Н. БАСОВСКАЯ: … категорический барон, вояка.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вояка, вояка.

Н. БАСОВСКАЯ: И ей очень нравится. Короче говоря, еще не родившись… И против Марии бунт, бунт. Королева, во-первых, для протестантов она еретичка (она католичка). Во-вторых, она, как никто не сомневается, замешана в этом заговоре, хотя никакого серьезного следствия и доказательств нет. Мальчик в утробе знал, мальчик, родившись, знает тем знанием таинственным, о котором говорят современные психологи, что мама убила папу. Яков должен бояться взрывов домов навсегда. И я уверена, что в истории будущей Порохового заговора примерно через 40 лет не случайно он первым и единственным насторожился, когда пришли туманные намеки на что-то, что случится в Парламенте, что Парламент ждет страшный удар, именно Яков прочел как возможный взрыв. Это почти генетическая память в голове этого человека. 24 июля 1567-го года (мальчику год) Мария Стюарт и ее любовник потерпели поражение от восставших подданных-шотландцев, заставили Марию отречься от престола (и она отреклась) в пользу этого маленького мальчика. Якову 1 год. И 29 июля (через 5 дней) того же 1567-го года годовалого ребенка короновали в Стерлинге королем Шотландии Яковом Шестым. Детство…

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть папа умер, мама отреклась и бежала.

Н. БАСОВСКАЯ: Мама убила папу, потом ее заставили отречься.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И она убежала.

Н. БАСОВСКАЯ: И она убежала. И он ее никогда больше не увидим.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Никогда просто он ее не видел.

Н. БАСОВСКАЯ: Он пока об этом не думает, но со временем он это поймет, узнает. Якову было 2 года в 1562-м, когда пришли сведения, что мать бежала из заточения. Она сначала была заточена в Шотландии отрекшаяся в Лохлевенском замке, сторонники ее, которые помогли ей бежать, разбиты при Лангсайде в битве, а Мария, мама его, бежала в Англию, ища убежища и поддержки у своей дальней родственницы Елизаветы Английской.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И соперницы.

Н. БАСОВСКАЯ: Вот что знает ребенок. Когда ему исполнится 7 лет, начнется гражданская война. Это будет 1570-73-й годы. А пока кто его воспитывает? Регенты. Я сосчитала: 7 человек за 3 года, с 1570-го по 1573-й.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наши шотландские графы.

Н. БАСОВСКАЯ: Это шотландская аристократия, это претенденты на то, чтобы реально править вместо младенца. Младенец на троне – мечта сепаратистов. Мечта при них. Его перевозили из замка в замок, у него менялись эти регенты. Что странно при этом – ему при этом все время давали образование. И это сказалось. Он… его перевозили вместе с учителем. Наверное, он сам, этот гуманист Джордж Бьюкенен, очень известный, очень талантливый, оставивший литературное наследие, привязался, наверное, к этому мальчику, и вместе с ним из замка в замок, продолжая его обучать, передавать ему все то, что знал сам. Передал много: древнегреческий, латынь, французский свободно. И очень рано начал Яков писать стихи. Анонимный сборник «Опыты подмастерья в искусстве поэзии» он издал, когда ему было 16 лет. А сочинять богословские, философско-богословские трактаты, он начал еще раньше. Как мы скажем, в начальной школе. Этому содействовало то, что ребенок был безумно слаб физически. Видимо, все эти условия, в которых он вырос, обстановка непрерывного стресса привели к некому заболеванию, которое мы не можем определить, но до 7 лет он почти не мог держаться на ногах, он проводил время лежа. Лучше всего ему было даже не сидя, а лежа, лежа и читая. Вот это посодействовало его образованию. Никогда он не увлекался уже и в будущем никакими физическими занятиями, физическими нагрузками, это было ему не по здоровью. Единственное, что он любил со временем и, будучи шотландским сначала королем, а потом и английским – это охоту. Но она не требовала особых больших…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не на кабана.

Н. БАСОВСКАЯ: На оленя.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот.

Н. БАСОВСКАЯ: Он любил охоту на оленя. И в этой английской королевской охоте на оленя была одна такая особенность. Оленя подбирали сначала, егеря докладывали, какого выследили оленя, достаточно ли он матерый, устраивает ли это короля, потом его травили, убивали без участия короля. И вот лежит убитый олень – это отражено в живописи, очень интересно – подъезжает на коне король, сходит с коня, рассматривает этого убитого оленя и лично, обязательно лично отрезает, отрубает ему голову. Есть в этом такая традиционно средневековая жестокость, привычка к крови, очень чуждая нашей эпохе. Но учитывая, что это время уже Возрождения и гуманизма, то это перекрестье чисто средневековых традиций с ранним гуманизмом, который тоже не был безумно гуманистическим. Жестокостей было полно. Вот это отражено в живописи, отрезание этой головы. И кто-то сравнивает – я почитала искусствоведов, литературоведов – вот эту сцену отрезания головы с будущей знаменитой казнью, которая произойдет при Якове, казнью Уолтера Рэли, одного из самых ярких людей эпохи. Мы, кстати, о нем не делали передачу…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не делали, я проверил.

Н. БАСОВСКАЯ: Но не подряд, но надо сделать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас запишем.

Н. БАСОВСКАЯ: Вот ему, как этому оленю, Яков таки после большого долгого раздумья многолетнего приказал отрубить голову. В общем, отрубленные головы людей и оленей – это какой-то знак злосчастной жизни Якова Первого. До перерыва успеваем сказать, что в течение гражданской войны 1570-73-х годов…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Речь о Шотландии, а не об Англии.

Н. БАСОВСКАЯ: В Шотландии, только в Шотландии. В Англии он будет у нас после перерыва. Шотландия разделалась пополам, образовались условно называемые Партия королевы, те, кто… надо вернуть Марию. Мария сидит… Я немножко простужена, прошу прощения. Мария сидит в бесконечно долгом заточении в Англии, посаженная в заточение Елизаветой, и вот партия, католики, причем фанатичные до безумия… вернуть королеву. Партия королевы. И Партия короля, уже подросшего, маленького все равно, семилетнего, допустим, Якова Шестого. Это протестантская команда: ни в коем случае не возвращать королеву-еретичку. Много жестокостей. Один из… первый регент убит. То есть гражданская война есть гражданская война. Кальвинисты, протестанты так же мало терпимы в отношении своих соперников-католиков. У них случаются передышки, затишья в момент какой-то относительной передышки, они вроде бы примиряются, но потом снова перевороты и заговоры превращаются в основной контекст жизни Якова Шестого Шотландского. Борющиеся партии завели такую манеру – вот я подсчитала опять, три захвата, два подлинных, один мнимый – захватывать короля. Для нас захват – название блокбастера американского, «Захват 1», «Захват 2», а вот это жизнь. Его захватывают, в 1578-м король захвачен (ему 12 лет) графами Атоллом и Аргайлом (заговорщики, сторонники католической партии).

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мамы.

Н. БАСОВСКАЯ: В 1580-м арестован и казнен Мортон, один из его регентов…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Дядей, дядей.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. За участие в убийстве отца Якова Шестого, того самого злосчастного взорванного Генри Дарнли 13 лет назад. То есть, какие кипят страсти! На короткое время вроде бы католики берут верх, вот его не зря захватили Атолл и Аргайл. Очень быстро вырастает пышный двор на манер французского…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Католический двор.

Н. БАСОВСКАЯ: Католический, пышный, красивый, напоминающий Францию, а-ля Франс. Фаворит при короле образовывается первый (их будет много) – Эсме Стюарт, родственник, граф Леннокс. 14-летний король Яков Шестой Шотландский объявляет себя совершеннолетним. Мы понимаем, что 14 лет, как ни провозглашай, как ни учти, что это Средние века, все-таки особой мудростью отличаться в это время трудно, живя в такой взрывоопасной стране. В 1582-м году – передышка была короткой, с 80-го по 82-й – ему 16, он захвачен теперь протестантами, во главе которых Вильям Рутвен. В 1583-м, через год, Яков бежит от протестантов. В общем, счастливенькое детство неходящего мальчика, где мама убила папу…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А потом сама…

Н. БАСОВСКАЯ: … а потом сама оказалась сначала побежденной бунтарями, отрекшейся, заточенной в Англии. И теперь в этой кипящей, в волнах гражданской войны в Шотландии продолжается его жизнь. Глядя на все это, я думаю, что то, во что он все-таки со временем превратился и стал волею судьбы английским правителем на довольно долгие годы, могло быть хуже.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Еще хуже? Еще хуже?

Н. БАСОВСКАЯ: Да (смеется).

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что ж вы такое говорите-то!

Н. БАСОВСКАЯ: Как ни странно, его внешняя политика оценивается специалистами очень хорошо. Но сначала пусть он дойдет до Англии. Итак, объявил себя совершеннолетним. Он пытается найти для Шотландии некий средний путь, между католиками и протестантами. Возможно ли это? Но он старается. Он объявил себя (и это умно) королем всех шотландцев. Он пытается сказать, что все эти конфессиональные раздоры страшные, за которые убивают, все-таки должны отступить перед пониманием, что они шотландцы. И это заявление очень своевременное, ведь это время зарождения и становления наций, в том числе и шотландской нации. И условием возможным сохранения шотландцев как нации, а Шотландии как национального государства, конечно же, является мир с Англией. Только это.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Где заключена его мать в крепости уже к тому времени, просто обращу ваше внимание.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, да. Шотландия билась за свою независимость всю… можно сказать, на протяжении всего…

А. ВЕНЕДИКТОВ: И продолжает это делать.

Н. БАСОВСКАЯ: … Средневековья.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И продолжает это делать.

Н. БАСОВСКАЯ: Сегодня в юридических формах.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Подождите, еще в течение двух лет референдум о независимости Шотландии будет проведен.

Н. БАСОВСКАЯ: Они никогда…

А. ВЕНЕДИКТОВ: И Англия согласилась.

Н. БАСОВСКАЯ: Дело в том, что военным образом их никогда никто не победил. В 11-м веке шотландский король был вынужден объявить себя вассалом английского короля. И потом бои, бои за независимость. Их никто не победил в бою. Роберта Брюса никто не победил и многих других. Но страх покорения страны Англией велик. И вот тут кандидатура и судьба Якова сыграет очень интересную и непростую роль.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И это программа «Все так» с Натальей Ивановной Басовской.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: 18:35 в Москве, мы продолжаем наш эфир с Натальей Басовской, я только объявлю победителей. У нас выиграли книгу «Борис Березовский против олигархов», это стенограмма его суда в Лондоне, суда присяжных, и плюс второй номер журнала «Дилетант», ответив правильно, как Яков Первый назвал североамериканскую колонию в честь королевы Елизаветы. Это штат Вирджиния. «Вирджиния» значит «девственница». Она была королевой-девственницей, и вот в честь этого колония, земля, или штат, Вирджиния – это правильный ответ. У нас получают эту книгу плюс «Дилетант» Илья из Тулы, чей телефон заканчивается на 400, Андрей 814, Александр 265, Андрей 242 (это конец телефона все время), Влад 876, Аня 310, Лена 855, Наталья 183 и Дмитрий, посредством Твиттер прислав правильный ответ, 512. Мы продолжаем говорить о Якове Первом Шотландском. Ну, Яков Первый Шотландский, Яков Шестой Шотландский…

Н. БАСОВСКАЯ: Пока он у нас Яков Шестой Шотландский, но вот-вот станет Яковом Первым. Итак, мир с Англией – это условие выживания Шотландии. В сущности, всем это ясно. После бесконечных битв, которые длятся с 11-го века после признания вассалитета в отношении английского короля, тогда завоевателя Вильгельма Первого Завоевателя. И сколько было перипетий, боже, какие ужасы. Эдуард Третий… и при Эдуарде Втором, при Эдуарде Третьей, знаменитая битва при Бэннокберне. Вроде бы шотландцы стоят насмерть, но новые и новые накатывают опасности со стороны абсолютно более крупной, абсолютно более сильной, абсолютно более богатой Англии. Это соседство – это угроза смерти для Шотландии. И ясно, что Яков Шестой, злосчастный человек по происхождению своему, чья мать сидит в узилище, получает предложение от многомудрой, более чем мудрой в политике Елизаветы Первой заключить договор о союзе и взаимопомощи. Вот оно счастье! Более того, Елизавета предлагает субсидию шотландскому королю ежегодную в размере 4 тысяч фунтов стерлингов в год (тогда это громадная сумма).

А. ВЕНЕДИКТОВ: Огромные деньги.

Н. БАСОВСКАЯ: Ну, гуманитарную помощь ежегодную. Что же она покупает? Он покупает безопасность своей южной границы, самой страшной и смертельно опасной для Шотландии. А она, как потом становится ясно, через год, право казнить его маму и не вызвать бурного всплеска эмоций со стороны Шотландии и шотландцев. Через год в 1587-м состоялась казнь Марии Стюарт. Было сделано для этого все, спорить об этом историки будут бесконечно. Подлинные заговоры, не подлинные, они чередовались, были и такие, и такие вокруг фигуры Марии. Испания, бесконечно интригующая, чтобы католичку вернуть. А еще она же имела глупость в своей юности объявить себя и законной наследницей английского престола. Ведь происхождение Елизаветы было сомнительным: дочь казненной Анны Болейн, которая якобы, во-первых, изменяла королю, а во-вторых, брак этот не был освещен Церковью, традиционной Церковью. И вот она… она родственница, Мария, по линии Генриха Седьмого, основателя Тюдоровской династии, по линии сестры Генриха Седьмого. Родство было, и она имела глупость объявить себя законной наследницей английского престола. То есть для Елизаветы это соперница, это центр интриг Испании, центр заговоров. И она получила, можно сказать, обещание сына, правда, не видевшего своей матери, не поднимать, не взбунтовывать Шотландию, если случится эта казнь. Казнь состоялась, Яков выразил письменно свои печаль и сожаления. Ему 21 год, он выразил печаль и сожаления по поводу казненной матери, которую он не видал, но обвиненной в заговорах – а кто знает, может, они и были. В это же время он вступил в брак с дочерью Фредерика Второго, короля Дании и Норвегии, тогда объединенных. Важно то, что это протестантка.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

Н. БАСОВСКАЯ: Анна Датская – протестантка…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А наш мальчик-то, он кто?

Н. БАСОВСКАЯ: Он протестант. Но не крайний, он умеренный, да, он умеренный. И это самое разумное, что… В общем-то, он придерживается линии Елизаветы. И это разумно. Во всем, кроме вот… линии на то, чтобы не воевать маленькой Шотландии, а потом даже и Англии. В сущности, подписывая с ним договор о дружбе, Елизавета имела в виду, что престол перейдет к нему. У нее нет наследников.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Виргиния, Вирджиния.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, она виргиния, она не была, конечно, виргинией в физиологическом смысле слова, но, безусловно, никогда ни за кого замуж не собиралась…

А. ВЕНЕДИКТОВ: И детей не имела.

Н. БАСОВСКАЯ: И детей не имела.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Даже бастардов.

Н. БАСОВСКАЯ: Никаких. И поэтому ему было дано понять, что он будет наследником престола. На смертном одре неохотно… господи, а что на смертном одре делают охотно? Неохотно она подтвердила, что она завещает престол сыну казненной Марии Стюарт. Это было довольно красиво. Во-первых, какое-то искупление как бы. Во-вторых, признание того, как королева Елизавета – она играла пьесу всегда, и перед смертью тоже – как она скорбела об этой казни (она же долго не подписывала). Скорее это был театр, но театр талантливый. В начале 1603-го года Елизавета умерла, на смертном одре все подтвердила, и в апреле 1603-го Яков Шестой Шотландский выехал из Эдинбурга в Англию, пообещав своим сородичам-шотландцам, что будет приезжать раз в три года в Шотландию. Обманул. Он после этого был в Шотландии только один раз, через много лет, в 1617-м году. Его въезд в Лондон описан современниками как один из самых пышных, таких пышных не видели. И он очень широко раздавал… к нему бежали за должностями. Подсчитано нашим специалистом Федоровым из Санкт-Петербурга (он много написал о Якове Первом) 62 титула лордов, графов, маркизов, один герцог. Тут же он рассыпал эти титулы, должности, потом он начнет просто ими торговать, когда будут очень деньги нужны. Короче, бедный шотландский король – по сравнению с Англией, конечно, бедный – начал с широких жестов. Он разумно хочет создать себе поддержку в Англии. Он будет ею править 22 года, он не будет никем свергнут, хотя в Англии опыт свержения королей был немаленький, он уйдет…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пороховой заговор…

Н. БАСОВСКАЯ: Да, была попытка, но он уйдет своей смертью. В целом, его правление было попыткой триумфа абсолютизма. Он хотел править более откровенно абсолютистски, чем Елизавета, отличавшаяся гибкостью, чем Генрих Восьмой, отличавшийся самодурством. Он писал: «Король не обязан подчиняться закону, так как король и есть закон». Вот почему даже Карл Маркс, который явно не глупый человек, где-то в хронологических выписках заметил: правление Якова – полнейший пролог революции английской. Это совершенно верно, совершенно верно. Здесь с 13-го века Парламент, в Англии. Он есть и в Шотландии, но у него нет такого опыта, как у английского. С 13-го века Парламент, он претендует на серьезное участие, прежде всего в вотировании налогов. А этот объявляет: король не обязан подчиняться законам, он сам закон. Этим он и готовит революцию. Первый Парламент 1610-го года… Да, но сначала первая попытка. 1605-й год…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, кстати, я хочу сказать, Ксения мне пишет, что нет, в школе изучают. «Якову Первому посвящен четвертый пункт параграфа восемь «Английская монархия» в седьмом классе, автор Данилов».

Н. БАСОВСКАЯ: Какие у нас замечательные дети, они знают и помнят…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да. Спасибо большое. В мое время не писали.

Н. БАСОВСКАЯ: В 1605-м году состоялся знаменитый… в общем, раз это триумф абсолютизма, то он должен сталкиваться… раз он правит как суперабсолютный монарх, против него должны быть заговоры, настоящие и мнимые. Ну, первое, что очень ярко прозвучало – это в 1603-м году в год прибытия он арестовал… по его приказу арестован Уолтер Рэли, мореплаватель, фаворит Елизаветы…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пират.

Н. БАСОВСКАЯ: … поэт, пират, драматург, историк – талантливейший человек…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Человек Возрождения.

Н. БАСОВСКАЯ: Возрожденец английского… да, представитель английского Возрождения. Он состоял в заговоре против кандидатуры Якова тогда, когда он еще не был ни королем… не против реального короля, а против кандидатуры, пытаясь выдвинуть другую, даму, родственницу…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Арабеллу Стюарт.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, Стюарт. Его тут же судят, и приговор Якова Первого… так сказать, по велению короля ему выносят, суд выносит смертную казнь, а Яков Первый отсрочил ее на неопределенное время.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, замечательно, на неопределенное время.

Н. БАСОВСКАЯ: В результате талантливый мыслитель проводит 12 лет в Тауэре, где есть возможность сосредоточиться на интеллектуальных трудах.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы про него сделаем обязательно.

Н. БАСОВСКАЯ: Он очень много там написал. В 1616-м даже был выпущен, но затем, после очередного путешествия, и не привезя много золота, а привезя конфликт с Испанией, таки казнен. Все вспомнили: а-а-а, а ведь смертная казнь-то не отменена.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не отменена, да. это по старому делу был казнен.

Н. БАСОВСКАЯ: Казнен по старому делу в 1616-м году по отсроченному смертному приговору. И, конечно, самый знаменитый заговор – это 1605-й год, Пороховой заговор. В связи с этим событием до сих пор в Англии перед открытии сессии Парламента… Ну, во-первых, 5 ноября отмечается как такой особый день чудесного спасения королевской семьи и Парламента. И обходят подвалы Парламента с факелами – символическое действие, означающее, что мы помним, что надо быть бдительными. Что это было? Это был заговор католиков, реальный, настоящий. Он очень быстро их разочаровал. Прошло два года, как он у власти в Англии, он их быстро разочаровал. Все-таки все верили, люди, корнями уходящие в Средневековье, верили больше всего, что в память матери, наследство матери, католички и мученицы… ее уже рассматривают как мученицу. Как же, сын обязательно… А он, в общем-то, уже политик раннего Нового времени, ему важнее сохранить мир, ему важнее учесть, что война для Англии, например, сейчас с Испанией будет с непредсказуемым результатом. Не ввязываться в какие-то авантюры. А не кровь мученицы-матери, которую он никогда не видал. А вот эти романтики-католики – это были романтики, очень опасные люди в политических и религиозных распрях, разочаровались в сыне мученицы и решили, что надо истребить его и фактически всю его семью.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, правильно.

Н. БАСОВСКАЯ: Вот эта жестокость, она, конечно, с точки зрения христианства, труднообъяснима. Но они даже писали, что ничего, пусть погибнет сколько-то невинных во имя этого совершенно святого дела. Во главе стояли дворяне Кейтсби, Перси, очень знатные люди. И не очень знатные: офицер Фокс, офицер на испанской службе как главный реальный исполнитель. Они арендовали подвал под залом заседания Парламента, сняли дом, арендовали рядом с Парламентом…

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть все надежно…

Н. БАСОВСКАЯ: Там устроили склад, склад…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Порох.

Н. БАСОВСКАЯ: Хотела сказать сахара, но не стала.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Гексогена.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, строили в духе времени другой склад, пороха. Сверху забросали дровами, хворостом, замаскировали. И, в общем-то, это удивительно – они все приносили страшную клятву, их было много, заговорщиков – никто не выдал. Обычно все заговоры выдаются предателями. Здесь предателя не было, а был жалостливый человек, написавший (аноним) анонимное письмо своему другу и родственнику, чтобы он не приходил в этот день в Парламент, ибо ожидается очень серьезный удар. Письмо получил лорд Монтигл. «Если вам дорога жизнь, не приходите, Парламент ждет страшный удар». Они хотели так, значит: взрыв погубит короля, королеву, старшего…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наследника, Генри.

Н. БАСОВСКАЯ: … сына Генри…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мальчика.

Н. БАСОВСКАЯ: … который вскоре умрет (его, видимо, отравят). Очень талантливый был по всему наследник. Младшего поймать (где-то он не там, в замке) и убить…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Будущего карла Первого.

Н. БАСОВСКАЯ: Будущего Карла Первого. И убить. А принцессу Елизавету, возможно, захватить и провозгласить королевой ничего не значащей, чтобы править вместо нее.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, маленькая дочка…

Н. БАСОВСКАЯ: Маленькая девочка, она не сообразит, кто она, католичка или протестантка. То есть это был очень жестокий замысел. И когда получатель этого письма доложил это лорду-канцлеру, тот говорит: «Да ну, непонятно, бог знает что». Но доложили королю. И Яков, вот он почувствовал запах пороха генетически. Он сказал: «Удар – это может быть взрыв. Обыскать». И тогда стали обыскивать подвалы, нашли там этого офицера Фокса, под дровами нашли порох. И вот какую речь произнес король по итогам раскрытого заговора: «Гнев Божий карает преступления, однако невинное заблуждение вправе уповать на милость Неба. А потому не может быть ничего более отвратительного, чем жестокосердие пуритан, призывающих вечные муки на головы даже самых безобидных приверженцев папизма». Он опять ищет средний путь.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

Н. БАСОВСКАЯ: Не будем истреблять ни тех, ни других. И дальше от себя, лично от себя: «Что до меня, то этот заговор при всей своей гнусности и жестокости нисколько не изменит образ моего правления. Одной рукой я намерен карать вину, а другой – защищать и поддерживать невинность». Не такая плохая речь. Были казни, но не моря крови, не сравнишь с римскими проскрипциями. Были и помилования или смягчения, изгнания. То есть после такого кровавого заговора, как говорится, могло быть и хуже. Нам, россиянам, этот образ мышления очень свойственен. Могло быть и хуже. Достижения его правления были довольно заметными. Прошла колонизация Ирландии в 1607-8-м, и подданные его полюбили за это…

А. ВЕНЕДИКТОВ: … первая колонизация или, там, десятая колонизация.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, но очень массовая. И переселение туда английских мелких землевладельцев, которые там получили больше земли. То есть довольно умное укрепление позиций в Ирландии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но не кровавое, как при Кромвеле.

Н. БАСОВСКАЯ: Нет, Кромвель будет страшнее, намного. Начата колонизация, уже вот наши слушатели знают, Вирджиния, также на Бермудских островах, в Индии укрепляет позиции Англия, растет будущая колониальная держава. И только за год до смерти в 1624-м году он таки вступит в 30-летнюю войну на стороне протестантских князей. Но все события будут уже без него. Важным событием его правления было… две вещи еще надо сказать. Дело Френсиса Бэкона, одного из величайших мыслителей, что тоже опять говорит несколько в пользу, как ни странно, в пользу Якова Первого. Прежде всего, Френсис Бэкон – лорд-хранитель печати, лорд-канцлер Англии. Скажи мне, какого ты держишь лорда-канцлера, я что-то скажу о тебе. Это же суперумник, это гуманистически широко образованный человек. Он его держит лордом-хранителем печати и канцлером. Титул барона он получает и виконта Сент-Олбенского, но в… ведь он долго держался. После 1603-го он его держит. А в 1621-м пришли наветы. Или правда. Френсис Бэкон…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мне очень нравится от вас это слышать. Пришли наветы. Или правда.

Н. БАСОВСКАЯ: Не знаю. О том. что он берет взятки. Первая взятка – некая леди Уортон… вот в таких делах всегда какая-нибудь леди, между прочим. Дала… сообщила, что два года назад дала Френсису Бэкону взятку в 300 фунтов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Большие деньги.

Н. БАСОВСКАЯ: Даже по тем временам большие, но не колоссальные. И как бы потом, в ходе разбирательства в Парламенте… а это называлось импичмент, суд над высшей знатью – это импичмент. Якобы еще шесть эпизодов, и он во всем признался: «Да, было. Да, брал». Приговор, он довольно длинный, но совершенно милостивый: возмещение 40 000 фунтов, должен подвергнуться заключению на время, определенное королем (несколько недель он просидел в заключении), а с этого времени и далее лишается возможности занимать любую общественную должность или место и заседать в Парламенте и бывать при дворе. Три недели в Тауэре примерно, и после этого 5 лет яркой творческой жизни. Милостивый приговор. То есть, видимо, Яков Первый Стюарт при всех вот извивах его судьбы… сказалось его превосходное образование, он все-таки понимал, что перед ним Бэкон, а не кто-то, что это…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, Рэли он не понимал.

Н. БАСОВСКАЯ: Понятнее. Рэли – одновременно и пират, и фаворит Елизаветы, и мало ли что. А это просто умный лорд-канцлер, который или попался на взятках, или очень красиво показали, что попался на взятках. Взятки – явление интернациональное, и, к сожалению…

А. ВЕНЕДИКТОВ: И вневременное.

Н. БАСОВСКАЯ: … по моим, да, понятиям, пока вечное. Что здесь сказалось в этой милости, и пять лет Бэкон писал еще замечательные вещи? То есть он умеет ценить вот фигуру Возрождения. Этому есть еще подтверждение. Он был покровителем поэтов совершенно реальных…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это вы про Бэкингема?

Н. БАСОВСКАЯ: Нет, я про Шекспира.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А, извините.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, у него были фавориты, да, Алексей Алексеевич…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Знаменитый Бэкингем – это был…

Н. БАСОВСКАЯ: Вот как дойдешь до культуры, так вы сразу какую-нибудь да вот шпилечку…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, Бэкингем тоже был фаворитом… не только фаворитом, но и меценатом, как известно.

Н. БАСОВСКАЯ: Но сравнить его с Шекспиром-то, пожалуй, не получится…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, сам Бэкингем, у него тоже при дворе были артисты.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, это в традициях Возрождения. Ну, во всяком случае, вот этот человек, Яков Первый, способен был поддержать настоящий талант. У него были фавориты, всегда молодые красивые мужчины. Что только об этом не пишут. Но, поскольку при этом у него было еще и 7 детей от Анны Датской, я не буду в эту тему вникать, как всегда, обойдем ее стороной.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, я пропущу…

Н. БАСОВСКАЯ: Среди этих красивый фаворитов был и Бэкингем, который очень подружился с его сыном младшим (старший уже умер), с Карлом, будущим последним Стюартом перед казнью во время революции, которого… Карла казнят, а Бэкингем его приятель, легкомысленный, авантюрный человек.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но премьер-министр.

Н. БАСОВСКАЯ: Но покровительствовал всерьез… да, фаворитизм, это фаворитизм. Раз он заявил, что король и есть закон, он должен вести себя так. Хочу – и этот будет главным. Хочу – этот. Это издержки абсолютизма. А покровительствовал он таким поэтам: Шекспиру, Бену Джонсону, очень известному поэту Возрождения, Джону Донну. Вот это замечательный человек, может, когда-то рядом с кем-то он у нас еще пройдет, правнук Томаса Мора, и очень талантливый. Его поэзия, переведенная на русский язык даже, производит большое впечатление. Присвоил шекспировской труппе «Глобуса», именно шекспировской (там было несколько групп) статус королевской труппы. Это было очень важно, актеры стали очень хорошо зарабатывать. И завидую Карлу Первому Стюарту: он присутствовал на премьерах «Отелло» и «Короля Лира». Елизавета в свое время побывала только на премьере «Комедии ошибок», и оценить тогда – ну, «Комедия ошибок», вроде развлечение, шуточно – что это Шекспир. А вот он оценил. Тем более, что под его патронажем был осуществлен перевод Библии. Она называется «версия короля Иакова». До сих пор так и называется. Перевод, как бы слегка адаптированный к английской культуре Возрождения. Литературное наследие его огромно: анонимный сборник стихов, о котором я говорила, по стихосложению. «Возражения против табака» (очень занятно). Он был ярым борцом с курением…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А как раз в это время из колонии…

Н. БАСОВСКАЯ: А курение привез Рэли. А потому он и был борцом. Он был ярым борцом с курением. Рэли, этот колоритный, этот любимчик нации, любимчик…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Курильщик трубки.

Н. БАСОВСКАЯ: … и курильщик, и любимчик Елизаветы, и нации. Мне кажется, Яков ему просто завидовал. Красавец, авантюрист – и все время с трубкой. И вот Яков становится ярым борцом с курением. Он пишет это произведение, «Возражения против табака»…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Трактат.

Н. БАСОВСКАЯ: … в 1604-м году, на второй год своего правления. Но есть и другие вещи, говорящие о том, что интеллект у него присутствовал. Он посетил великого астронома Тихо Браге. Я специально стала разбираться, так мало слышала про Тихо. Ну, названия есть, на Луне, там, и так далее. В общем-то, это был человек, которому король Дании подарил остро – чисто королевский подарок, вот бывают и такие правители…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Папа, кстати, Анны, жены… тесть, тесть.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, да. Замечательные были правители в эпоху Возрождения, встречались. Не все, но встречались и такие. Яков не принадлежит ровно к ним, но где-то рядом. Он посетил этого Тихо Браге, ему было очень интересно то, чем он занимается. На островке, подаренном королем, между Копенгагеном и Эльсинором. И, что главное, посвятил ему три восторженных сонета. Яков Первый Стюарт писал сонеты. Специалисты – ну, поверю им – замечают разницу между сонетами тех, кого я называла, настоящими поэтам, и его. Как бы они более ремесленные. Но любопытно, что он сам это понимал, написав «Опыты подмастерья в искусстве поэзии», он себя называл подмастерьем. Говоря, что он выше законов, перед поэзией он снимал шляпу. Умер своей смертью 27 марта 1625-го года.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В отличие от папы, мамы и сына. И обоих сыновей.

Н. БАСОВСКАЯ: Вот просто ему таки повезло. 27 марта 1625-го года во дворце Теобальдс близ Лондона он скончался, оставив, как ему казалось, относительно благополучную Англию своему сыну Карлу. Он не мог предвидеть, какая жестокая судьба ждет Карла. А надо было. Готовил революцию непрерывными дрязгами с Парламентом. Договорился бы об относительно установившейся в стране системе равновесия между абсолютизмом и Парламентом, было бы гораздо лучше. На это его талантов ремесленника не хватило.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наталья Ивановна Басовская в программе «Все так».

Комментарии

4

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

17 марта 2012 | 20:11

у Натальи Ивановны какое-то примитвно-гуманистическое понимание христианства. это вовсе не религия овечек, и жестокость и воинственность ей так же свойственна и также востребована, как и милосердие


gm 18 марта 2012 | 00:45

Не слушал передачу до конца, потому, что стало тошнить от дилетанизма Басовской. Я только не понял вопрос Венедиктова ("Яков назвал... в чесь предшественницы"), кто слушал до конца, может объяснит? В честь Елизаветы колонию в Америке назвал Уолтер Рэйли (есть множество вариантов написания его имени), что случилось намного раньше, чем Яков стал английским королем и посадил Рэйли в тюрьму. Это даже в Википедии написано... До чего опустилась передача, а это все потому, что гонятся за деньгами. Не случайно же в Топе "Москвы" в разделе "История", одно время книга по мотивам передачи занимала, якобы, первое место.


gm 18 марта 2012 | 18:24

Наконец-то выложили расшифровку, можно не слушать всю эту тягомотину. Но на вопрос как это "одну из колоний Яков Первый назвал в память своей предшественницы королевы Елизаветы", как это Яков ухитрился сделать второй раз, я так и не нашел ответ. Зато попался на глаза еще один перл Басовской: "Присвоил шекспировской труппе «Глобуса», именно шекспировской (там было несколько групп) статус королевской труппы. Это было очень важно, актеры стали очень хорошо зарабатывать." У слушателя, который плохо знаком с английским театром эпохи Возрождения, это вызывает ложное ощущение, что труппа получила какой-то титул и стала за него получать деньги. На самом деле все проще... Дело в том, что даже актеры постоянных театров не составляли цеха, и числились в качестве дворни, какого-нибудь покровителя согласно указу королевы Елизаветы против нищих и бродяг от 29 июня 1572 года. Труппа Бербеджа, которую Басовская называет шекспировской, числилась дворней Лорда-Камергера, тогда как труппа Генсло - Лорда-Адмирала, а труппа Ленгли - графа Пемброка. Никаких преимуществ имя покровителя не давало, и Яков только изменил традицию позволив покровителями театра быть только членам королевского семейства. Так труппа Бербеджа стала Слугами короля, а труппа слуг Лорда-Адмирала стала называться слуги принца Генри, а когда тот умер то принцессы Елизаветы. Басовская намекает, что Яков это сделал из уважения к Шекспиру, которого к тому времени не мог знать. Королем он стал 24 марта, а патент выдал 17 мая. Выбор слуг короля был чисто случаен:"От нас, Иакова, милостью Божией короля Англии, Шотландии, Франции и Ирландии, защитника веры и пр. и пр. всем судьям, мэрам, шерифам и возлюбленным подданным привет. Да будет известно вам, что мы, по нашей особой милости, дали разрешение и уполномочили и настоящим указом разрешаем и уполномачиваем Лоренса Флетчера, Уильяма Шекспира, Ричарда Бербеджа, Огюстина Филипса, Джона Геннинга, Генри Конделля, Уильяма Сляя, Роберта Армина, Ричарда Коулея и осталных их товарищей свободно проявлять свое искусство и способности в представлении комедий, трагедий, исторических представлений, интерлюдий, моралите, пасторалей, сценических пьес и т.п. … как в их обычном театре, называемом "Глобусом" и находящемся в графстве Серрей, так и во всяких других подходящих местах в границах упомянутых наших королевств и владений"


olegdushin 22 марта 2012 | 09:56

Меня обидела трактовка правильного ответа на вопрос о штате в США, названного в честь королевы Елизаветы.. Венедиктов заявил : Вирджиния – это правильный ответ.// Между тем, известно, что Вирджиния это дополнительное название штата Виргиния. А в Советском Союзе вообще нас учили говорить Виргиния. Получается, что в угоду английскому произношению, второй вариант правильного ответа игнорировался? Имею основание так думать.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире