'Вопросы к интервью
18 июля 2009
Z Все так Все выпуски

Константин Великий — римский император


Время выхода в эфир: 18 июля 2009, 18:08

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: И это точно – программа «Всё так!» В эфире Наталья Басовская. Здравствуйте, Наталья Ивановна!

НАТАЛЬЯ БАСОВСКАЯ: Здравствуйте!

А. ВЕНЕДИКТОВ: И Алексей Венедиктов. Сегодня мы будем говорить о человеке, который – вот Наталья Ивановна Басовская сказала – «Вот какой гад оказался!». Да…. Не много у нас было таких людей, которые в истории великими считаются, со знаком «плюс», а когда мы начинаем в них копаться, там много чего нового.

Н. БАСОВСКАЯ: Путаница знаков происходит.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Путаница знаков.

Н. БАСОВСКАЯ: Алексей Алексеевич, я мысленно дала подзаголовок в названии передачи – «Римский император…» — меньше всего он был, конечно, «римским» — он и в Риме-то эпизодом случился… Вот я бы назвала так подзаголовок: «Власть и вера».

Вот две вещи, вокруг которых строится его жизнь.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но прежде, чем мы пойдём говорить о Константине Великом [лат. Constantinus I, Magnus, Caesar Flavius Valerius Aurelius Constantinus Augustus: греч. Φλάβιος Βαλέριος Κωνσταντίνος (Flavius Valerius Constantinus) ή Μέγας Κωνσταντίνος ή Άγιος και Ισαπόστολος Κωνσταντίνος] – существует миф, что он сделал христианство государственной религией – это миф, всё-таки…

Н. БАСОВСКАЯ: Я бы не сказала…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, сейчас поговорим. А я разыграл бы 12 компьютерных игр – естественно о Византии, хотя он считал себя конечно римским императором – «Новый Рим» — так, собственно назывался Константинополь.

Так вот, кто мне ответит? До… [принятия титула?] он был «Августом». «Август» это месяц. Как назывался «август» до изменения календаря. Какое название до того, как вот этот последний летний месяц называться «августом» в Риме назывался? Вот, кто знает — [по номеру +7 985] 974 4545 присылайте свои ответы, не забывайте подписываться. Как назывался август до того, как он стал называться «августом» в Риме? [опущен повтор] Подписывайтесь, и 12 первых победителей получат компьютерную игру от фирмы «1С» — «Византия», к которой, собственно говоря, наш герой имеет прямое отношение.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Константин Великий, Наталья Ивановна.

Н. БАСОВСКАЯ: Что же «так»?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что же «так»? Да… Что же здесь «так».

Н. БАСОВСКАЯ: Как говорится, все знают, что он ввёл в Древнем Риме, в языческой империи, христианство. Ну, как «ввёл»? – Сначала провозгласил [выпустив] Эдикт о веротерпимости…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, разрешил.

Н. БАСОВСКАЯ: Разрешил. Дозволил. До этого христиан страшно преследовали. Ну, как выясняется, не он один это сделал – это [выяснилось] позже. То есть, мифами оброс невероятно.

Все знают также, что в конце концов, после Никейского собора 325 года [н.э.] эта религия становится не просто «разрешённой», а такой признанной и привилегированной, можно сказать. Потому что император поддерживает ЭТУ именно церковь. Но также и факт – и это тоже знают практически все – что лично он принял крещение на смертном одре. А до этого не принимал. Но его апологеты находят миллион объяснений этому.

Реальная его биография бесконечно далека от того, что, опять же, знают все – что он «равноапостольный святой». Это высокая категория святости в Восточной ветви христианства. Западные его таковым не почитают. И реальная жизнь от святости совершенно далека.

Ну, ещё – абсолютный факт, что именно он перенёс столицу бывшей Римской империи в бывшую греческую, мегарскую, колонию Византии, создал город, который сам назвал Новый Рим, но при его же жизни его стали называть «Городом Константина» — Константинополем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вообще, с культом личности там всё было ВСЁ в порядке.

Н. БАСОВСКАЯ: Абсолютно. А русские предки наши, русичи, так восхитились на этот город, что сами его назвали «Царь-град», то есть «царь всех городов». Уж больно великолепен, уж больно хорош. Ну, скромностью – да – Константин не страдал. Как он пришёл к этому? – Это интересно, взглянуть на его жизнь.

Родился – точно не знают авторы, когда. О нём горы книг. Я перевернула небольшую часть этой горы, но нахожусь под глубоким впечатлением, ибо там полярность. Церковные писатели, так сказать – авторы, связанные с преподаванием в духовных академиях, профессура русская дореволюционная – пишут о нём очень благоприятно. Кто-то даже из современных авторов находится – панегирики ему слагают, повторяя древние источники буквально и доверяя им.

А есть очень критический взгляд – XIX века – что ровно наоборот всё было.

Есть что-то «среднее».

Я скорее склоняюсь к среднему. В этом смысле мне очень понравилась статья нашего античника Михаила Михайловича Казакова в «Вопросах истории» — по-моему за 2005-й год – хорошее очень произведение ["Обращение" Константина I и миланский эдикт // Вопросы истории: Ежемес. журн. / ; АН СССР, Отд-ние истор. наук.-Москва. — 2002.— №9.— С. 120-132. — (Сообщения). — ISSN 0042-8779. — Библиогр. в примеч.: с.132-135.]

Итак, когда он родился? То ли в 272-м, то ли на десять лет позже [10 (27?) фев]. Считается, что потом придворные старались его «омолодить» — что пришёл к власти моложе, и стали искажать. Ну, давайте исходить из того, что «около» 272-го. Умер в 337-м – в 64 года жизни [22 мая].

Место рождения – очень далеко от Рима – римская провинция Мёзия [Moesia] между Дунаем и Балканскими горами, в общем, на территории современной Сербии – город Нэс [Naissus, провинция Illyria, ныне Niš], в котором он родился, это современная Сербия.

Родители. Отец: Констанций Хлор [Constantius Chlorus], сын пастуха и дочери-вольноотпущенника. Ну, никакое происхождение.

Ну, служил – военный. Стал офицером в одном из Дунайских легионов. И сделал потрясающую карьеру, ибо закончил свою жизнь высшим правителем Рима. Одним из двух.

Мать: Елена [Helena]. Вот она – христианка. И тут сомнений нет. Лет до 11-12, по крайней мере, он мог находиться под её влиянием потому что жил с ней вместе. Происхождение: дочь трактирщика. Из Вифинии – очень будет любить Константин эти места – вот они, то есть его родные – северо-запад Малой Азии, населённый фракийцами. То есть, это глубокие провинциалы. Непосредственно…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Бедные.

Н. БАСОВСКАЯ: Нет! Из низов. Не просто «бедные», а из низов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Из низов. Папа и мама…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он – солдат, она – служанка в трактире, грубо говоря.

Н. БАСОВСКАЯ: Надо сказать, что для Византийской истории это как-то достаточно характерно. Вспомним Императрицу Феодору – в будущем жена Юстиниана. Она же совсем из низов – просто вот, те, кто обслуживали цирк. Отец кормил диких зверей, которые потом шли в сражения, которые так любили в Константинополе – сражаться с какими-то преступниками, грешниками, а он кормил этих медведей – до человечинки, так сказать, им давали что-то ещё. Это ужас. И она помогала, и потом выступала иногда на арене – плясала. Императрица.

И здесь происхождение примерно такое.

Подробных сведений о его детстве нет. Но известно, что как все мальчики, раз отец уже выбился в офицеры, то он занимался военными упражнениями, спортивными упражнениями. Особенной склонности к интеллектуальной деятельности не проявлял.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но, кстати сказать, неизвестно, был ли [он], как бы сказать, в соответствии с Римским правом, зарегистрирован этот брак.

Н. БАСОВСКАЯ: Брак не был зарегистрирован. Брак его родителей назывался, по тогдашним нормативам, конкубинат, concubinatus по-латыни – это то, что, в общем, называют «гражданским браком».

А. ВЕНЕДИКТОВ: «Совместное проживание».

Н. БАСОВСКАЯ: Да, «совместное проживание».

А. ВЕНЕДИКТОВ: И ведение хозяйства.

Н. БАСОВСКАЯ: Но есть версия, что позже они, как бы, свой брак оформили – на какое-то время, до развода отца с этой матерью.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, я думаю, что Констанцию Хлору это было ни за чем. Он делал блистательную карьеру и очень быстро поднимался.

Н. БАСОВСКАЯ: Как только ему приказали развестись, он развёлся. Но был ли он в какой-то момент [женат] – думаю, что это сочинили. Конкубинат и конкубинат.

Отец признал его при этом наследником. Это важно. Но видел его мало. Вечно находился на войне.

При рождении – этому Константину – дали вполне римское имя, и почитал он вполне римских богов. А имя у него при рождении такое Флавий Валерий Аврелий Константин [лат. Flavius Valerius Aurelius Constantinus]. А в нашей памяти уже только остался Константин, и как-то звучит уже без этих римских, чисто римских, флавиев-аврелиев.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И вот, ещё раз, смотрите – империя. Он из иллирийских крестьян, пастухов. Она в Вифинии – служанка в трактире. В результате – настоящий римлянин. Римский сын.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. Знак умирания подлинного Рима.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, но это империя. Главное – гражданин. Неважно, откуда ты.

Н. БАСОВСКАЯ: Пёстрая, пёстрая, но это уже не тот Рим, который был классическим античным Римом. А римские правители должны были рождаться в Риме. То время ушло. И не случайно многие наши с Вами коллеги-историки, современные и зарубежные – да, где-то с конца XX века, с середины даже – иногда предлагают рассматривать в качестве конца Истории Древнего мира и Древнего Рима не V век, как это сейчас принято…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не падение Рима…

Н. БАСОВСКАЯ: А III-й.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот тот самый наш третий век.

Н. БАСОВСКАЯ: Да! Потому что это уже не Рим, это уже что-то такое «переваренное». И надо сказать, что система управления в это время совершенно изменилась. Ну, мы сейчас ещё об этом скажем.

Итак, отец делает ослепительную карьеру. Видимо, собственными усилиями. Что так характерно для этого времени.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да. Без «блата». Там я не нашёл никого из иллирийцев рядом, таких, известных.

Н. БАСОВСКАЯ: Без какого-либо «блата» и происхождения.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, был же обычай поднимать родственников, из тех же племён.

Н. БАСОВСКАЯ: Пробивался…

Н. БАСОВСКАЯ: Пробивался…. Своими силами. И стал в начале 80-х годов III века его отец наместником Далмации [Dalmatia]. Это много. Это современная Хорватия. Северные Балканы.

Известно, что занимал позицию как наместник Далмации умеренную – в отношении христиан. И, надо сказать, что всю жизнь Констанций Хлор не был ярым преследователем христиан. Наверно сказывался брак с христианкой Еленой. Не без того.

Мальчик, видимо – Константин – посещал школу в Нессе, вполне языческую. Почитал Геркулеса и Аполлона…

А. ВЕНЕДИКТОВ: И Солнце, да…

Н. БАСОВСКАЯ: …Об этом есть данные источников. Совершенно определённые. Ну, и странно было бы иначе. Хотя мать – христианка. Но христиане – гонимые, христиане – меньшинство.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Считается, что где-то до 10% [христиан] было к константиновским временам уже.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, большинство авторов – вот, таких, религиозных, приводят очень сложные методики подсчёта – они любопытны, очень любопытны – я знакомилась с их статистическими подходами – это косвенные – но интересно, что они, всё-таки, приходят к результату примерно одинаковому – десять-двенадцать процентов населения огромной империи – это христиане. И поэтому те, кто говорят, что Константин затем, в конце уже, когда он становится единым правителем, прекращает их преследования, потому что их было очень много, и он хотел расширить свою опору за счёт их численности, вероятно они заблуждаются. Это какой-то другой, более сложный, политический расчёт – я о нём скажу.

Итак, возможно влияние матери, но оно продолжается до лет 11-12, вряд ли дольше. Констанций по приказу Доминуса – тогдашнего правителя, «доминус» [лат. dominus] это «господин», «император», «высший правитель» — отец развёлся с Еленой-христианкой, и на этом влияние матери на Константина христианское должно было закончиться. Ибо «доминус» — господин – приказал вступить в другой брак, Констанцию Хлору – с Феодорой, падчерицей одного из Августов – Максимиана.

Теперь надо пояснить, кто такие эти «доминусы», «августы»…

А. ВЕНЕДИКТОВ: «Августы» и «цезари».

Н. БАСОВСКАЯ: И «цезари»…. Да… А на самом деле это сложнейшая ситуация, которая сложилась в умирающей Римской политической системе.

Классическая Римская политическая система, конечно, умерла в течение I – начала II века н.э., когда былая республика переросла в «принципат». Принципат – это уже умирающая республика в монархических одеждах.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это императоры, всё-таки, императоры.

Н. БАСОВСКАЯ: Потом какая-то стадия вот этого принципата после-августовского – ну, времён ужасных правителей типа Нерона – всё-таки это – империя, где император уже не просто военачальник, как по классической римской терминологии, а единоличный правитель. Но он либо опирается на Сенат, либо ссорится с Сенатом – «золотой век» антонинов – они вовсю взаимодействуют с Сенатом.

И вот, после знаменитого кризиса первого половины III века, первых двух третьих III века, когда империя на время распалась совсем – даже границы были прорваны. Были годы так называемых солдатских императоров, когда раз в месяц мог меняться император. Могло быть несколько одновременно – разные армии провозглашали разных.

Казалось, Риму конец. Всё-таки приходит временная стабилизация, вершиной которой становится правление Диоклетиана [лат. Diocletianus] . Вот в его то времена и живёт наш персонаж. И Диоклетиан – это уже новая система, политическая система, которая называется «доминат» — от слова «доминус» — «господин». Есть единый правитель. Это уже император не в римском смысле – «военачальник», а это просто высшая власть.

Вводятся земные поклоны ему, падания низ перед ним, полностью, на манер Древнего Востока…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Востока…

Н. БАСОВСКАЯ: Да, вводится. Нарастает громадный бюрократический аппарат, а былые римские должности – консулы, там, сенаторы – статус сенатора, должность консула – это просто почётные звания. Этих должностей как действующих – уже нет.

И вот Диоклетиан, человек очень умный…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, что, может быть, мы сделаем о нём передачу…

Н. БАСОВСКАЯ: … О нём надо говорить отдельно – вводит ещё и механизм, так называемую «тетрархию» [греч. Τετραρχία]. Он придумал….

А. ВЕНЕДИКТОВ: «Власть четырёх» [греч. Αρχή των τεσσάρων].

Н. БАСОВСКАЯ: Огромной империей управляют два высших правителя. Два Августа. Вот он – сам, правитель…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Диоклетиан.

Н. БАСОВСКАЯ: Диоклетиан – правитель Востока. И он себе избирает соправителя, правителя Запада – Максимиана, тоже Августа. Максимиан – на Западе, Диоклетиан – на Востоке. И каждый из них…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но это не раздел империи.

Н. БАСОВСКАЯ: Нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Они правят совместно. Надо сказать, что это неразделённая империя.

Н. БАСОВСКАЯ: Нет, только совместно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: У них «зона ответственности».

Н. БАСОВСКАЯ: Но ещё с клятвой, что они берут эту власть только на 20 лет, а через 20 лет уйдут от власти. И они это сделают. Они себе избирают тоже ещё опору, которая называется красиво, по-старинному, Цезарь. Вот эти «Цезари» — их опора.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как бы «заместители». Два Августа, два Цезаря.

Н. БАСОВСКАЯ: Есть очень интересная римская скульптура – тетрархия, где все эти фигуры – Цезарей и Августов – они как бы спинами друг друга подпирают.

Что это такое?

Это – попытка, как бы строительными, дополнительными лесами подкрепить рушащееся здание, скрепы какие-нибудь поставить, подпорочки – и на время это сработает. Но обязательно – на время. Потому что здание сгнило в фундаменте. Вот в такие времена жил наш Константин.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И вот поэтому… Да…

Н. БАСОВСКАЯ: И отец сделал совершенно невероятную карьеру. Ибо один из этих двух Августов – коллега Диоклетиана, Максимиан – назначил отца Константина – Констанция Хлора Цезарем Запада.

А. ВЕНЕДИКТОВ: … С условием «Женишься на моей дочери».

Н. БАСОВСКАЯ: Да! Безусловно. Условие у них обязательное. Это уже совершенно монархические подходы. Цезарем Запада. А дочь зовут Фауста. И она очень существенный персонаж в этой истории.

После назначения отца Цезарем Запада, Константин – не с отцом – Диоклетиан оставил его при своём дворе на Востоке…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Заложником..

Н. БАСОВСКАЯ: … В Никомедии [лат. Nicomedia] , в Малой Азии. Да, он – заложник. Он заложник. И остаётся этим заложником почти… больше 15 лет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это сложная система. «Папу – Цезарем Запада, а мальчик пусть со мной поживёт».

Н. БАСОВСКАЯ: «Дочь – сюда, мальчика – туда…».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, да, да…

Н. БАСОВСКАЯ: Значит, о чём говорит это его оставление фактическим заложником? Ну, прежде всего о том, что этот мальчик был отцу дорог. Если бы Констанций Хлор был абсолютно безразличен к этому бастарду [выродку], к этому результату конкубината – незаконного брака – то зачем он нужен при дворе Диоклетиана? И дальнейшие события показали, что мальчик – этот старший сын Констанция Хлора – был ему дорог. Потому его держали в заложности… в заложниках. Он – гарант лояльности Констанция Хлора, значит, он живёт при дворце Диоклетиана.

Участвует вместе с Диоклетианом в военных походах, например, в Египет – удачно, он хороший воин. Прошёл потрясающую школу о дворцовой интриги и лицемерия – об этом пишут источники – «двор такой сложный, противоречий много»….

Двенадцать лет – прошу прощения – он двенадцать лет был при дворе – я думала, чуть больше…

И первого мая 305-го года – величайшее событие. Августы Диоклетиан и Максимиан отреклись от власти.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это важно. Сами…

Н. БАСОВСКАЯ: Диоклетиан планировал это с самого начала…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Они тираны, на самом деле…

Н. БАСОВСКАЯ: После 20 лет тиранического правления.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Абсолютно.

Н. БАСОВСКАЯ: Причём, Максимиан, как говорят современники, «не хотел». Но у Диоклетиана была воля сильнее, и он заставил выполнить это условие. Как только Диоклетиан уйдёт от власти, Максимиан проявит свое «нехотение» и попробует вернуть власть.

Но тут они торжественно отреклись. Собралась грандиозная такая церемония, на которой Августы – отец Константина Констанций Хлор и второй – Гай Галерий [лат. C. Galerius] – сменили их, новые Августы. Вот на этой церемонии 1 мая 305-го года, Константин, я думаю, пережил великое потрясение и великое разочарование.

Ему в это время около 33-х лет – какая-то магическая возрастная цифра. У очень многих наших героев именно в этом возрасте происходят какие-то судьбоносные события.

Его событие очень интересно. Это неназначение его Цезарем, то есть правой рукой своего отца, получившего высшую власть на Западе. Есть данные, что он на это очень рассчитывал. Он на церемонии присутствовал.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ему там…

Н. БАСОВСКАЯ: Константин стоит и чуть ли не делает шаг вперёд, и тут объявляют, что его отец – родной, и видимо уважаемый и почитаемый им, а может быть, по-своему любимый, отец, назначает своей правой рукой НЕ ЕГО, а совсем другого человека.

Это потрясение. Я не называю всех имён, чтобы совершенно не была «каша».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Единственно, что – говорят, выступил против Диоклетиана – он считал, что наследственная передача такая…

Н. БАСОВСКАЯ: Очень может быть…

А. ВЕНЕДИКТОВ: … Нарушает порядок – вот эту устойчивость тетрархии – уже не от способности – как Констанций Хлор был поднят из ничего… А вот сынок…

Н. БАСОВСКАЯ: «Пробивался…»…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, нет, нет… Нет, нет, нет…

Н. БАСОВСКАЯ: Сынки придут. Старик Диоклетиан скоро убедится, как он заблуждался.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да…

Н. БАСОВСКАЯ: … Попробует увещевать. Но человек, ушедший от власти, может увещевать сколько угодно. Это никого не волнует…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да… Да…

Н. БАСОВСКАЯ: Всё это – его неназначение, которое – я убеждена – это второе глубочайшее потрясение… третье, в его душе – первое – что он «бастард», дитя конкубината, не почёта; второе потрясение – что он вечный заложник; и третье – неназначение… Чуть ли не сделавший шаг вперёд.

Всё это происходит под изображением Юпитера, и именем Юпитера… — я иногда думаю – может быть, в этот момент Константин обиделся на Юпитера? Может быть, его дальнейший, постепенный отход от этих богов связан с тем, что он здесь рассердился?

Он оставлен в заложниках. Он явно терзается этим положением, и в 306-м году, год спустя, приходит известие, что его отец Констанций Хлор Август, находящийся на Западе – в тот момент в Британии – тяжело заболел. Он идёт к Августу Восточных земель, Галерию, и просит «Хочу съездить навестить тяжело заболевшего отца». Звучит прекрасно. Галерий даёт согласие.

К утру Галерий передумал. И лишь сказал «Вернуть! Не отпускать! Не отпускать!» Но Константин был уже далеко. Он мчался из нынешней Турции в нынешнюю Англию, причём на север Англии. Он мчался так – приказывал за собой уничтожать почтовых лошадей – лошадей не жалко. Пока лошадей. Скоро ему будет не жалко и людей.

Он примчался к отцу в Британию. Отец был при смерти. Ну, не сразу, он умер, но очень скоро. И здесь началась карьера Константина как правителя единоличного. Ибо отец не сдержал чувств и объявил его наследником.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И это случилось – вы будете смеяться – в английском городе…

А. ВЕНЕДИКТОВ и Н. БАСОВСКАЯ [хором]: Йорке! [тогда Eboracum]

А. ВЕНЕДИКТОВ: В Йорке. Мы уходим на Новости.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я спросил у вас сегодня… Ещё раз добрый день. Как в Древнем Риме назывался август до того, как его называли августом, месяц. И абсолютное большинство слушателей ответило верно. Шестой или секстилис. Мы принимали и тот, и другой вариант. Просто шестой месяц. И компьютерную игру «Византия» фирмы 1С выиграли Олег – 903, Ирина – 278, Ольга – 724, Денис — 635, Павел – 543, Ирина – 336, Григорий – 655, Михаил – 206, Марина – 222, Олег – 773, Кирилл – 097 и Виктор – 398.

Умирает отец нашего героя, умирает Констанций Хлор в далёкой Британии, в городе Йорке, назначает, вопреки мнению отставника Диоклетиана, его своим наследником, своим Августом.

Н. БАСОВСКАЯ: Кто бы мог подумать, что этот великий римский византийский, восточный римский император становится, провозглашается Августом, императором, на севере Англии. Это совершенно говорит о том, чем стал Рим. Это просто некое такое всемирное явление для того времени, почти всемирное, весь цивилизованный мир. Войско поддержало.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, главное – легионы поддержали.

Н. БАСОВСКАЯ: Дело в том, что Констанция Хлора уважали, это был уважаемый правитель, уважаемый воин, к нему хорошо относилось войско, оно его поддержало. Таким образом, идеи Диоклетиана на глазах разваливаются, Константин провозглашён Августом, отказываться от этого не собирается. И тут же другие тоже захотели. Захотел обратно стать Августом тот, кто под влиянием Диоклетиана уже отказывался, Максимиан, захотел стать, захотел туда же, быть правителем и его сын, Максимиана. Захотели ещё несколько правителей. И что случилось.

На рубеже 307-308 гг. в Риме шесть правителей. Это уже никакая не тетрархия, система уже не работает, это уже бог знает что. Стареющий, ушедший от дел Диоклетиан пытается их примирить, он собирает, сейчас бы сказали, совещание на Дунае, устраивает такую встречу с ними со всеми, и увещевает – «давайте, договоритесь, как я когда-то с Максимианом договорился. Прекратите эти распри». Бесполезно. Разговор закончился ничем. Константин Август, но Рим на пороге Гражданской войны. И надо сказать, инициатор её, тот, кто её развязал, это, всё-таки, Константин.

Никаким образом никто другой. Ему предстоит биться за власть и ближайшие годы он будет биться с целой группой конкурентов. Я посчитала, не менее 10 было у него соперников и конкурентов. По ходу этой борьбы он победил своего тестя, Максимиана, и приказал казнить. Единственная поблажка, которую он сделал тестю, он разрешил ему выбрать вид смерти. Вот как любезно! Вот как по-родственному. Затем воевал с его сыном Максенцием [Maxentius] , о чём сейчас будет речь, засевшем в Риме, и пытавшимся там тиранически править, и ещё. В общем, не менее десяти соперников.

И всё это время он в войне, в войне, в войне. Заметим, в Риме ещё ни разу не был. Он бьётся за право быть правителем в Римской империи, не видавши Рима никогда. Никаких признаков его перехода в христианство, никаких признаков того, что в этих войнах есть какой-то религиозный мотив, никаких признаков этого нет. При этом давайте отметим, что у него есть какая-то своя частная жизнь.

Сначала он по стопам отца имел тоже конкубину, сожительницу, с которой очень дружно жил. Именно она родила ему любимого старшего сына Криспа [Crispus] , он его прикажет казнить попозже, лет через 20, в 326 году. А родился Крисп около 307 года. Один из его соперников, Максимиан, который жалел, что отрёкся его отец, соправитель Диоклетиана, предложил ему в жёны свою младшую дочь Фаусту [Fausta], она сестра соперника Константина, сына сожалеющего Максимиана Максенция. И вот в результате он отринул свою конкубину, мать Криспа, женился на Фаусте, его апологеты придумали, что это была страстная любовь, что он долго добивался, что это были невиданные чувства.

Она ему всё время отвечала: «Когда вернёшься с орденом, тогда поговорим», типа, стань сначала правителем… Это всё фантазии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И её брат, и её отец участвуют в войне.

Н. БАСОВСКАЯ: Это нормальный династический брак. Но вот сочинили, что «в крайнем случае согласна на медаль». На медаль она бы не согласилась, добилась, чтобы он стал высшим правителем. Но это династические связи. И опять оброним, что со временем он убьёт и её, причём, собственноручно. И в ходе гражданских войн прикажет казнить своего тестя, любезно разрешив выбрать вид смерти.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Причём, что интересно. Он проявил совершенно непонятную историческую жестокость. После победы над Максимианом, когда он приказал его убить в лагере…

Н. БАСОВСКАЯ: Сослать, а там убить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он приказал стереть его имя. А он был Августом законным до него. Все арки были разрушены, все надписи, напоминающие Августа Максимиана, были стёрты.

Н. БАСОВСКАЯ: Так сердятся только на родственников. На самом деле эти шаги нашего святого производят тяжёлое впечатление. Власть на первом месте. Религиозная идея здесь не звучит. Она впервые зазвучит в ходе этих гражданских войн, в связи со знаменитым сражением у Мульвийского моста [Pons Mulvius] , близ Рима, на окраине Рима, 28 октября 312 года. Событие историческое. Мифы вокруг него не исторические, но бесконечно многочисленные, и многие из них повторяются, детали уточняются.

Битва у Мульвийского моста – это сражение с Максенцием.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Двух претендентов, двух Августов.

Н. БАСОВСКАЯ: Двух правителей. С Максенцием, которому удалось захватить власть в Риме, и там тиранически править. Максенций был непопулярен, римляне относились к нему очень плохо, да кто из них, этих жадных до власти в эту эпоху, был популярен? Да никто! Вся эта благостность вокруг Константина – это наслоение позднейших времён. Итак, Максенций подготовился к этому сражению по-язычески. Он обратился за гаданиями к жрецам, и ему ответили, что враг Рима, опасный для Рима человек, будет повержен.

Он же к себе это не применил, поэтому решил, что Константин будет повержен. Приготовился. Приказал рядом с Мульвийским мостом построить ещё один мост-ловушку, обманный мост, который на живушку был построен, и в любую нужную минуту мог быть разведён. Он был уверен, что туда загонит войска Константина, разведёт этот мост, и они все рухнут. Он погиб на этом мосту со своим войском! И русская прекрасная пословица «Не рой другому яму», просто полностью заменяет у меня в глазах образ этого моста на образ этой охотничьей ямы.

Да, в ходе сражения одолевали, хотя более малочисленные, войска Константина. И по мосту побежали войска Максенция, и он сам. И мост без всяких механизмов, будучи построенным кое-как, раздвинулся, развалился, и Максенций утонул. Константин, наш будущий…

А. ВЕНЕДИКТОВ: …наконец-то въезжает в Рим.

Н. БАСОВСКАЯ: Сначала он приказал выловить тело Максенция. Его выловили. Голову отрубили, уже мёртвому, и в Рим он вступил с головой Максенция. То есть, ничего христианского пока в его поведении не видно. А предания такие. Перед самым сражением, и тут спорят религиозные авторы, то ли среди бела дня, то ли ночью, было видение Константину, видение креста, видение самого Иисуса Христа, надпись [церковнослав.] «Сим победиши» [лат. IN HOC SIGNO VINCES, греч. εν τούτω νίκα] этим Христом. И как бы увидев этот крест во сне необычной формы, он приказал изготовить особое знамя, лабарум называется [лат. Labarum, греч. Λάβαρον, символ из двух первых греч. букв хи-ро имени Христа — ΧΡΙΣΤΟΣ].

Он напоминает римские значки римских регионов, но более вытянут по горизонтали. Столько раз нарисован, начерчен, вокруг лабарум вообще целая научная литература. Приказал изготовить и, благодаря этому лабаруму, потому что он был в меньшинстве, такая удачная победа. В общем, большое мифотворчество, мифология.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но с головой поверженного врага он всё-таки вступает. Очень по-христиански.

Н. БАСОВСКАЯ: Он вступаем с триумфальными гимнами и головой Максенция вступает в Рим. Легенда возможно начала складываться сразу же, возможно, она совершенствовалась, нарастали какие-то детали, «сим победиши», знаменитое выражение становится живущим в христианской идеологии. Во всяком случае, Константин впервые в Риме и, как я думаю, Рим ему не понравился. Он там ощутил себя провинциалом, он там ощутил себя неродным. Это был не его город. Надо сказать, что в тот момент, когда было шесть правителей, сначала никто не избрал своей резиденцией Рим.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но все вели войну за него.

Н. БАСОВСКАЯ: И ему, видимо, в Риме стало нехорошо, некомфортно. Он родом с Востока, отец его был правителем Запада, умер в Британии. Рим пролетает на этих полюсах. И он там не остаётся. У него, видимо, сразу есть идея о том, что Рим не его город. Он там никогда не станет своим. И дальнейшая его деятельность это подтверждает. Надо сказать, что он всё-таки преимущественно правитель половины империи, он правитель, Константин, Запада, а на Востоке утверждается муж его сестры, некто Лициний [Licinius] . И они после утверждения в Риме Константина встречаются в Медиолани, это нынешний Милан, и там договариваются, что возвращаются к системе двух контролирующих.

Но как и при Диоклетиане, они равны, но один ровнее. И «ровнее» именно Константин. Они вместе создали знаменитый Миланский эдикт.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Лициний забыт. Кто из наших слушателей знает Лициния? Да никто!

Н. БАСОВСКАЯ: В научной литературе всё проанализировано. А в книгах популярных, художественных о Константине Миланский эдикт создавал только один Константин. Лициний забыт потому, что он побеждён, потому что он будет повержен.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Горе побеждённому.

Н. БАСОВСКАЯ: В истории остаются победители. На самом деле, в 313 году эдикт Миланский, провозгласивший веру в терпимость, разрешивший христианам отправлять их культ так же, как остальным отправлять любые другие культы, он был при двух правителях. Но, поскольку Лициний был побеждён, выслан, тайно убит, при Константине, к 323 году, через 10 лет. Константин стал единым правителем Империи.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что интересного в Миланском эдикте, я его прочитал полностью на русском языке. Оригинал же не сохранился. Мы же не знаем, что там было написано на самом деле.

Н. БАСОВСКАЯ: И подлинность его является предметом обсуждения.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И форма его является занимательной. Дело в том, что это никакой не эдикт, это было письмо.

Н. БАСОВСКАЯ: Декларация.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Письмо, направленное каждому губернатору провинции.

Н. БАСОВСКАЯ: И на Восток, и на Запад.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В каждой провинции, где была религиозная терпимость, христианам возвращали собственность, которая у них была отнята. Но третье, а у тех собственников, у которых забирали собственность в пользу христиан, им правители обещали компенсацию. Иными словами это была вера-терпимость. Империя, от Йорка Англии до Армении, Персии, огромное число верований, огромное число людей. И не было универсальной религии. До этого универсальная религия – это Бог Солнца. А теперь Лициний и Константин увидели ещё одну подпорку для универсальной религии.

Н. БАСОВСКАЯ: Очень сильную, как им показалось, и на какое-то время на самом деле это сработает. То, что они разослали вот эти письма, действительно, эдикт, не эдикт, это условность названия, сегодня бы назвали инструктивным письмом на места, представителям власти на местах. Для христиан это было очень важно. Если припомнить времена великих гонений, когда христиан беспощадно отдавали на растерзание диким животным в цирке, сжигали на кострах, подвергали пыткам, преследованиям, конфискация имущества – это самое мягкое, что с ними происходило.

Ранних христиан, действительно, многие из них проявляли стойкость невероятную, моральную, нравственную, веру в свои идеалы. Они пережили эти страшнейшие времена. И вот теперь такое вот инструктивное письмо. Для них это очень большое событие.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Конец преследований, возврат к нормальной гражданской жизни.

Н. БАСОВСКАЯ: А то, что это предписано одному Константину, это лишь потому, что со временем к 323 году, он единый правитель. Как единый правитель этой огромной империи, он проявил себя умным, толковым, умелым. Он опирался на могучий союз с церковью, сделал церковь опорой крайней централизации. Вот последний столб, который в рушащееся здание вбивается. Это завершилось в 325 году, на знаменитом Никейском Соборе, уже не просто веротерпимостью, а провозглашением, принятием христианством, как веры официальной, государственной, фактически.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но не единственной. Он сам не принимает христианство.

Н. БАСОВСКАЯ: Он не принимает христианство. Он участвует в работе Собора, он борется с течением, которое со временем признает ересью, он активный деятель. Он после этого Никейского Собора и принятия Символа Веры, даёт христианам уже привилегии. Например, представление завещания часть имущества должна теперь отдаваться не императору, как было долгие годы, а именно христианской церкви, возмещение тех утрат, о которых Вы правильно сказали.

Таким образом, это не утверждение юридическое, что вот, она единственная. Это церковь, поддерживаемая сверху, а поскольку система абсолютная, централизованная до крайности, то конечно, это можно назвать созданием официальной церкви.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но при этом в своей семье он ведёт себя замечательным образом.

Н. БАСОВСКАЯ: Каким образом? Когда надо кого-то убить – нет проблем. Это через год. Простите, 325 – Никейский Собор, в 336 поубивает, через 11 лет. Итак, он мудро проводит некие реформы. Направление реформ единственное – укрепление централизаций. Происходит закрепощение сословий, как называют это в научно литературе. То есть, прикрепление колонов, основных производителей, к земле. Прикрепление чиновников к их должности. В сущности, это проростки будущего феодализма. Подкрепить расшатанное здание таким образом.

И наконец, ему приходит в голову, в 330 году он это выполняет, создать новую столицу. Никейский Собор, Никея – это окраина Никомедии, Никомедия в Малой Азии, в нынешней Турции как бы его столица. Он придумывает создать другую. В Рим он не вернётся никогда. Рим ему чужд. А вот создать здесь, на Востоке, и не совсем на Востоке. Вот почему избран Византий, бывшая греческая колония из города Мегар. Это и Восток и не Восток. Это европейская сторона Босфорского пролива. Потрясающий замысел! Умный. И Восток, и не Восток. Золотой мост между Востоком и Западом. Это когда-то, много позже, скажет Карл Маркс.

Да, золотой мост, ибо огромные средства брошены на строительство этой столицы. Одиннадцатого мая 330 года произошло освещение этого города, открытие новой столицы на европейском берегу Босфора. Назвали его Nova Roma, то есть Новый Рим. Но очень скоро, ещё при жизни Константина, Константинополь. Там он возвеличивает свою власть максимально. Но не чисто христиански. Многие изумительные произведения античного греческого искусства, даже не римского, не любит он Рим, этот римский император, перевезены в Константинополь. Языческое искусство.

Геракл, это всё ему не мешает, его знаменитая арка, поставленная в честь победы, она вся в античных барельефах, изображениях, она не христианская, эта арка. Он приказал, сооружён памятник, статуя в сидячем положении. Сидячая эта статуя – 20 метров высотой. Если встанет – 40 примерно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не надо, пусть не встанет.

Н. БАСОВСКАЯ: Это могучая…

А. ВЕНЕДИКТОВ: …языческая. Это языческие штучки.

Н. БАСОВСКАЯ: Власти. Но если этой власти, этой централизации полезно христианство, пусть будет и христианство. Конец его жизни ужасен. За год до смерти, в 336 году, он приказывает убить своего сына Криспа по подозрению в том, что он пытался изнасиловать свою мачеху Фаусту. Ну, это либо чистая фантазия, либо подстроенная провокация.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Дворцовая интрига. Он наследник. Принц-наследник, популярный в войсках.

Н. БАСОВСКАЯ: От Фаусты у него три сына, и, может быть, она заботилась о них, и убирала со своей дороги Криспа.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но при этом, я думаю, что Константин боялся Криспа, судя по тому, что я читал, Константин к концу жизни был непопулярен.

Н. БАСОВСКАЯ: Криспу было уже около 40 лет, а он всё ещё не высший правитель, и не имеет никакого юридического статуса. Плюс три сына от Фаусты, она беспокоится о них. То есть, совершенно путанная, тёмная семейная история. Примерно через месяц после этой казни Константин непрерывно раскаивался. Но через месяц он узнал, что Крисп был оклеветан, и оклеветан именно мачехой. Тогда он собственноручно с ней расправился. Он отправил её в баню, жарко её натопил, и запер двери. Там она и задохнулась.

Народу сообщили, что она приняла слишком много снотворного и, принимая ванну, ей сделалось дурно, умерла от этого снотворного.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Интересно, что он сыновьям от неё сообщил?

Н. БАСОВСКАЯ: Умерла мама, передозировка снотворного, как сказали бы сегодня. Он боится смерти, он её чувствует, до неё остался год. Были пятна в его биографии, но эти страшнейшие, как раз за год до смерти. Отправляется в паломничество в Иерусалим, тайно, не особо афишируя. Как пишет его ближайший биограф, его величайший поклонник, Евсевий [Εὐσέβιος ὁ Παμφíλου, лат. Eusebius Pamphili] , который всё время воспевает его, там он и уверовал. Возможно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, он до этого не уверовал, т.е. в битве на мосту не уверовал, хотя приказал сменить щиты.

Н. БАСОВСКАЯ: Последовал видению. А теперь, может быть, и уверовал. Но на самом деле, у Евсевия же и проскальзывает, источник повествования, язык – такая штука предательская иногда, что вместе с тем он надеялся на исцеление. Он стал сильно болеть, а говорили, что в Иерусалиме, в святых местах, можно исцелиться.

Исцеления не произошло. О своём уверовании внезапном он не объявил, его мать Елена, побывавшая там же, в святых местах, ещё до этого, до его визита, основала первую вариацию Храма Гроба Господня. Первую. Нынешнюю уже сооружали Крестоносцы в 11-12 вв. Она же соорудила ранний храм в Вифлееме, что-то христианское нарастает, мать Елена по-прежнему верна христианству, мать скончалась. И вот он перед лицом смерти, весь в этих страшных грехах, возможном тяготении к покаянию, христианские идеи он слышал в детстве.

Каяться пора, вечная жизнь нужна. И на смертном одре тот самый Евсевий, который всегда подозревался, этот ближайший его друг и биограф, в том, что он склонен к карианству, не ортодоксальной версии христианского учения. Неважно! Именно он крестил Константина и написал о том, что в последнюю минуту жизни Константин улыбался. И вот мы должны на основании этого всего умилиться и сказать, какой прекрасный равноапостольный святой.

Возможно, что-то в его мрачных сторонах его биографии преувеличено. Но что почва для этого была, это совершенно очевидно. После него тяжелейшая судьба его сыновей. Константин погребён в Константинополе, в Храме Апостолов. Константин II, его старший сын из оставшихся, убит в войне с братом Константом, Констант убит в результате заговора, Констанций II, третий сын, убит в войне с двоюродным братом Юлианом, тот, который на время вернёт в Рим языческих богов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но до этого его сыновья убили его братьев, своих дядей, убили 11 человек. В общем, семейка ещё та была!

Н. БАСОВСКАЯ: К сожалению, надо сказать, что когда люди очень хотят видеть какие-то события прошлого в определённом свете, они рисуют любую картину. Но мы постарались с вами взглянуть на Константина со стороны его деяний. И равноапостольный святой может признаваться таким, вероятно, только как святой, получивший этот титул не за деяния, а, как мы скажем сегодня, за заслуги перед церковью. Вот лучше бы выдали ему орден!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наталия Ивановна Басовская в программе «Всё так»



Комментарии

8

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

irene 18 июля 2009 | 19:40

Всё так.
_ Отличная передача!
Но..." осадок " в душе от этой Личности - (у меня, лично ) - Неприятный, мягко выражаясь.
А последняя фраза : " Он - улыбался"... , вообще, заставляет задуматься , что, действительно, находится " за пределами Добра и Зла ".
Спасибо за интересную и эмоциональную передачу!


gm 19 июля 2009 | 00:00

О Господи! Когда же Басовская и Венедиктов устыдятся своего невежества!
Константин был крещен (если он вообще был крещен) Евсевием, епископом Никомедии, (она сомневается в его арианстве!) http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%95%D0%B2%D1%81%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D0%B9_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9
а его биографию написал Евсевий, епископ Кесарии
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%95%D0%B2%D1%81%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D0%B9_%D0%9A%D0%B5%D1%81%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9

Позднее крещение было принято в ранней церкви, а до этого люди назывались оглашенными
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B5

Да уж... И без альтерации не обошлось - «кОллега», и без экскурсов в школьный курс истории, типа принципата и домината. Я всегда спрашивал Венедиктова: «Кто аудитория программы?!» Сегодня он дал таки ответ!!! «Кто из наших слушателей знает, кто такой Лициний...». Это не вопрос, это прозвучало как утверждение... Теперь понятно, какого слушателя «Все так» ждет Венедиктов. (А тех кто знает он предпочитает обзывать в эфире, или удалять комментарии). И про источники промолочали, Венедиктов только многозначительно намекнул: «Я читал...».

Кстати, сегодня зашел на «Озон», а мне там рекомендуют диск передач Басовской и Венедиктова «Возрождение». Просто так? И книга Басовской в рейтинге магизина «Москва» тоже просто так? Не верю.


vadimp 19 июля 2009 | 01:04

Может Басовская и Венедиктов и невежественны по вашим меркам. Я например, точно невежественен в истории по их меркам. И мне в общем, нехватает "полноты" этих лекций. Но и делать историю своей профессией не собираюсь. Посему я очень благодарен "Эху" за эти передачи (хотя в них и не "Все так").


19 июля 2009 | 06:09

Спасибо.
USA
Boris


19 июля 2009 | 07:21

Интересно.

Мешала привычка Басовскои прочишать горло перед микрофоном.


egor_fomich 19 июля 2009 | 09:49

C удовольствием 2 раза прослушал передачу, спасибо огромное.
История - политика направленная в прошлое. Не удивлюсь что найдутся слушатели которые расскажут что все было конечно не так, и вообще они лично присутствовали там, и все видели.


kvestor 21 июля 2009 | 13:55

Очень интересно слушать.


andro 06 августа 2009 | 15:18

может и не все так
Я хорошо учился в школе и историю на уровне школьной программы знал неплохо. Правда всегда интересовался античностью
Может и в передачах Натальи Ивановны не всегда все так, она вообще женщина эмоциональная и склонная к небольшому романизированию, но передачи мне очень нравятся и основы все равно верные

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире