'Вопросы к интервью
09 декабря 2007
Z Все так Все выпуски

Халиф 1001 ночи: народная мечта


Время выхода в эфир: 09 декабря 2007, 13:07

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наталья Ивановна Басовская, добрый день. Готовясь к этой передаче о Харуне-аль-Рашиде, я нашел, то есть, она меня поразила, моя подготовка, потому, что он оказался еще той дрянью, а на самом деле, всегда он благородный. Но об этом мы еще поговорим. А на самом деле, я нашел замечательное стихотворение Николая Голоскова, знаменитого советского поэта 1962 года. Оно так и называется «Харун-аль-Рашид». [ (Гарун аль-Рашид) (араб.)هارون الرشيد‎‎ — Hārūn ar-Rashīd)]

Был Гарун-аль-Рашид когда-то

Полновластным халифом Багдада.



И придворные, лицемеря,

Говорили ему, что в Багдаде

Преисполнено все благодати,

Но Гарун-аль-Рашид им не верил.



Он, себя за купца выдавая,

Посещал караван-сараи

И, вино распивая, от пьяных

Узнавал обо всех изъянах.



Был Гарун-аль-Рашид халифом,

Но не верил ни льстивым фразам,

Ни причесанным сводкам-мифам,

А старался быть ближе к массам!



Н. БАСОВСКАЯ: Трогательно!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот вся мифология…

Н. БАСОВСКАЯ: Мифологическая жизнь этого правителя здесь передана великолепно. Но мы начнем с реальной его жизни. Во-первых, это человек, который родился в 763 или 766 году.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Даже не известно.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, есть сомнения в дате рождения. А умер в 809 году. То есть, это времена отдаленные, 8-9 век. Чем запечатлен он в реальной истории? Пятый по счету багдадский халиф из династии аббасидов, знаменитое государство аббасидов, недолговечное, но очень объемное. Его правление – время последнего расцвета багдадского халифата.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Золотой век.

Н. БАСОВСКАЯ: Или халифата аббасидов. При нем начинается закат. А после него – развал. После него не означает, что потому, что его не стало, но народной памяти не прикажешь. И народная фантазия создала своего халифа, Харуна-аль-Рашида, который в этом стихотворении обрисован точно так, как народ его нарисовал. Народ создал свою мечту о великолепном правителе, при котором все было хорошо/, а после него стало плохо. И в «1000 и 1 ночи» он плод народной фантазии. Но не будем окончательно отвечать на вопросы о том, почему и как, только наметим это. Надо сначала о нем сказать.

Два слова о багдадском халифате. Его состав – это громадная территория. Результат арабских завоеваний, их движение на запад и в Африку. Современные арабские государства Азии, Иран, южная часть Средней Азии, Египет, Северная Африка. Колоссальное государство. Самостоятельным оно было не очень долго, с 750, т.е. с середины 8-го века, до 945 года. Совсем не долго. Потом оно было завоевано буидами, это тоже мусульманское арабское государство, соседнее, из глубин Афганистана они пришли, нынешнего. А с 1055 года турками-сельджуками. То есть, это какой-то почти тоже миф, это какое-то призрачное государство прошлого, огромное, яркое, но по историческим меркам, очень недолговечное. Какая-то фата Моргана. аббасиды, аристократия, арабская и иранская. Вот это было отличием от другого халифата омейядов. Там только арабское правление.

Источники о Харуне. Что подлинно о нем написано?

А. ВЕНЕДИКТОВ: «1000 и 1 ночь».

Н. БАСОВСКАЯ: Это наиподлиннейшее. А просто подлинное, это многочисленные средневековые арабские труды, труды арабских писателей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Там была письменность развита.

Н. БАСОВСКАЯ: Культура была письменная, высоко письменная. Ее даже называют некоторые специалисты филологической. Мне очень нравится этот образ. И сохранились от них рукописи, от средневекового арабского Востока, больше, чем от средневековья Западного. И вот такие, самые знаменитые труды, истории как богослов Ибн-Жарир Аттабари, поздний современник, сразу после Харуна, т.е. у него много было подлинных сведений, воспоминаний, о настоящем халифе. Историк-географ самый знаменитый, наверное, этого времени Абуль-Хасан Аль-Масуди [Абуль-Хасан Али ибн-Хусейн аль-Масуди (араб. أبو الحسن ، علي بن الحسين المسعودي‎‎, 896 г. Багдад, — сентябрь 956 г., Фустат (совр.Каир)) — арабский историк, географ и путешественник, известный также как «Арабский Геродот», так как являлся первым арабским историком, объединившим исторические и географические наблюдения в крупномасштабную общую работу. Происходил от из рода сподвижника пророка Мухаммеда Абдаллаха ибн Мас’уда.], его труды даже переведены на русский язык, умер он в 956 году, т.е. через 50 лет после Харуна. И сказки «1000 и 1 ночи».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Там, оказывается. Люди писали и вели дневники, на самом деле.

Н. БАСОВСКАЯ: переписывались.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А это 8 век!

Н. БАСОВСКАЯ: Переписывали книги. Сколько рукописей было уничтожено в результате монголо-татарского завоевания этих мест! И все равно, сотни тысяч рукописей остались. И среди них – рукописная книга «1000 и 1 ночь». Теперь биография персонажа.

Родился, предположительно 763 – 766 год, в городе Рее, близ современного Тегерана. Он был третьим сыном халифа, т.е. у него шансов занять престол было не очень много, третий сын. Его отец, халиф Аль-Махди [Ибрахим ибн аль-Махди ( — 839) — представитель династии Аббасидов, сын халифа аль-Махди, брат Гарун-аль-Рашида. Был известен как поэт и музыкант.], при котором тоже империя эта процеветала. Мать – рабыня, из Йемена. По имени аль-Хайзуран, знаменитейшая женщина. Дело в том, что на ней он женился официально, халиф, в 775 году.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Отец, имеется ввиду.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, отец нашего персонажа женился на этой бывшей рабыне.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Редкий случай.

Н. БАСОВСКАЯ: Но надо сказать, что халифы это иногда делали.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Все равно, они могли держать в гареме, а дети были равны.

Н. БАСОВСКАЯ: И держали. Но с кем-то оформляли так сказать, по своим обычаям брак. Вот с ней брак был оформлен. А Харун был ее вторым сыном от этого халифа. То есть, все равно, жен много, они все из разных стран, много детей, все это способствовало придворным интригам. И надо сказать, что мать Харуна-аль-Рашида аль-Хайзуран оказалась талантливейшей интриганкой. И она выбрала Харуна. Она решила, что именно он подходит для престола.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Знаете, мы про женщин с вами мало делали, вот про таких вот, вдов и матерей, а мы вспомним Японию уже, Императрицу, Византии Императрицу. Бланка Кастильская во Франции, да?

Н. БАСОВСКАЯ: Мудрейшая женщина! Элеонора Аквитанская, бабушка средневековой Европы. [Элеонора (Алиенор, Альенора) Аквитанская (фр. Aliénor d'Aquitaine, а также фр. Éléonore de Guyenne, ок. 1122 — 31 марта 1204, Фонтевро) — герцогиня Аквитании и Гаскони (1137—1204),]

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хайзуран – она из таких.

Н. БАСОВСКАЯ: Крепкий орешек. Она посвятила всю свою жизнь, до того, как Харун стал халифом, тому, чтобы его посадить на престол, а потом добросовестно, в течение 17 лет, реально правила. Чуть позже я к этому вернусь. Воспитатель, тоже очень важно. Некто Яхья-ибн-Халиб, из знаменитого персидского рода бармакидов, а сами они выходцы из Индии, «1000 и 1 ночь» сложилась на территории Индии, Персии и Египта. Вот примерный ареал, где формировались эти сказки. И вот эти бармакиды, воспитатель его был оттуда, выходец из Индии, видимо, ислам принял позже, они, наверное, придерживались какой-то из индийский верований.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Потом им аукнется это.

Н. БАСОВСКАЯ: еще как! Но это семейство бармакидов было очень близко к трону.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу сказать, что старший сын вот этого воспитателя был молочным братом Харуна-аль-Рашида.

Н. БАСОВСКАЯ: И любимцем, как считают специалисты, во всех смыслах. 15-летним юношей Харун сделал первый шаг. Ему помогли сделать первый шаг к возможному воцарению в халифате. Именно его мать и воспитатель Яхья добились того, что он был поставлен 15-летним командовать большим войском аббасидским в двух военных походах против Византии. Надо сказать, что Византия была главным противником халифата аббасидов. Это рыхлое, но тоже крупное и граничащее с ним государственное образование по вере христианское, в дальнейшем православное, главный враг. И территориально соседи, и духовно иноверцы. И вот два похода возглавляет он. Конечно, он ничем не командовал, он был окружен реальными военачальниками, но надо было, чтобы его имя зазвучало. Получилось! Потому, что в 779-780 годах они захватили город при крепости ас-Сафсаф, Византии это было важно. А самое важное, что в 781-782 годах это самое войско, под командованием 15-летнего Харуна впервые приводит арабов на Босфор.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Дошли до Босфора. Это очень важно.

Н. БАСОВСКАЯ: Дошли. Они никогда морем не интересовались. Это была сухопутная завоевательная цивилизация. И вдруг он продолжил эту линию. Он, конечно, не такой, как в сказках, но какие-то деяния за ним существовали. При нем было замечено море. И важность господства на море. В итоге отец назначит Харуна правителем больших областей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Надо сказать, что Византия приняла решение платить ежегодную дань после этого похода.

Н. БАСОВСКАЯ: Чуть-чуть позже. Здесь только первые шаги, а потом закрепляется. При Никифоре окончательно. Ему дали в управление Ифрикию, это современный Тунис, Северная Африка, Сирию, Армению и Азербайджан. Современные территории я называю. Современные названия. Все вместе это называлось просто группой провинций. В итоге он уже замечен. Он уже близок к трону. И в результате мать и воспитатель начинают прямо свой план осуществлять – сделать из него преемника. Они дожали халифа аль-Махди, который решил, вопреки своему старшему сыну, правам старшего сына, Муссы, назначить Харуна своим преемником. И халиф, ради этого, направился к своему старшему сыну, в одну из провинций, к Муссе, чтобы убедить его отречься от своих прав. В пути халиф умер при загадочных обстоятельствах.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Бывает.

Н. БАСОВСКАЯ: Потому, что у Муссы были свои придворные сторонники. Первая смерть на пути легендарного благородного Харуна к престолу. К власти, все-таки, пришел Мусса, потому, что так во время умер халиф. Он правил под именем аль-Хади. Харун заключен в тюрьму, кажется, что все плохо. Яхья обвинен в неверии, значит ему грозит смерть.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В неверии. В атеизме.

Н. БАСОВСКАЯ: Мама Харуна отодвинута просто в тень и всё кажется очень плохо и безнадежно. Но бармакиды не сдавались. Они верили в свой успех, в свою победу, продолжали свои интриги, но простые. Всего через год халиф бывший Мусса, правивший под именем аль-Хади, внезапно умер. Молва твёрдо говорила, что задушен во сне.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Рабынями.

Н. БАСОВСКАЯ: Молва, придворные, двор знает.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я нашел одну записку, средневековую, но она перепевает то, что было, что якобы, по приказу матери Харуна Хайрузам, рабыни, которые развлекали халифа ночью, на голову ему накинули подушку и сели на неё, пока он не задохнулся. Красивая смерть!

Н. БАСОВСКАЯ: В русской истории нечто подобное тоже было.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но позже.

Н. БАСОВСКАЯ: Много позже, через тысячу лет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Скончался неожиданно, потому, что был здоров, накануне проводил смотр войскам.

Н. БАСОВСКАЯ: Молод.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Провел в походе недавнем на коне много времени. Смерть была внезапная.

Н. БАСОВСКАЯ: Хайзуран надо было посадить в темницу ему, а он этого не сделал.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да…

Н. БАСОВСКАЯ: И вот Яхья освобожден, Харун освобожден и мать Харуна и Яхья реально начинают править вместо халифа Харуна-аль-Рашида.

А. ВЕНЕДИКТОВ: ему, кстати, 21 год.

Н. БАСОВСКАЯ: И он не рвется. Он рвался называться халифом, а так выглядят обстоятельства, что он как будто бы решил сначала пожить в свое удовольствие. И вот здесь некоторые реалии того, что в «1000 и 1 ночи» есть, можно усмотреть. Во-первых, многие при дворе и вокруг державы абассидов поговаривали, что его надо считать узурпатором. Это проникло в исторические источники, историки, например, еще в 11 веке говорили, что его надо в список узурпаторов. Они вели такой список.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Список халифов и список узурпаторов.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, разделили. А он, можно сказать, на какое-то время предался отстраненной праздности. И походы его по Багдаду, видимо, были, с Джафаром, сыном этого самого Яхьи, ближайшем другом, наперсником, советчиком, просто неразлучные люди, неразлучные друзья. И эти походы вовсе не имели цели узнать, как живет народ. Сами они неплохо жили. Видимо так. хотя ничего совершенно очевидного в этих рассказах нет. Но в 803 году Харун-аль-Рашид, можно сказать, совершает государственный переворот при своём дворе.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы об этом, безусловно, поговорим сразу после Новостей. Напоминаю, что это программа «Всё так», каждое воскресенье в 13 часов Наталья Ивановна Басовская и говорим мы о Харуне-аль-Рашиде.

Н. БАСОВСКАЯ: С 19-го века говорили Харун-аль-Рашид, сейчас в специальной исследовательской литературе, исключительно – Харун-ар-Рашид, что для нашего произношения немножко сложнее. Но я уже начиталась этой литературы, у меня ар-Рашид получился.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Привыкнем.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я вам задал вопрос, вопрос я вам задал, какому европейскому государю был подарен по легенде Харуном-аль-Рашидом слон живой и слон не живой. Действительно, в парижской национальной библиотеке хранится эта фигурка 16-сантиметровая слона из слоновой кости, видимо, она шахматная фигурка. Правильный ответ – Карл Великий. Мне отвечали, что Наполеон, но откуда он в то время. Книгу «1000 и 1 ночь» из серии «Золотой фонд мировой классики» издательства АСТ и плюс пушкинская библиотека, плюс аудиокнига «Синдбад Мореход», издательский дом «Союз» получает роман (569), Бадри (757), Кирилл (591), Виктор из Махачкалы (937), Александр из Казани (025), Катя (980), Анатолий из Санкт-Петербурга (225), Елена (311), Альберт (133) и Вера (210). И еще 10 победителей, которые получают аудиокнигу «Синдбад Мореход» из серии «В гостях у сказки». Получают – Дмитрий (724), Володя из Екатеринбурга (293), Надежда из Пензы (316), Юлия (491), Алексей из Вологды (295), Илья (547), Андрей (417), Станислав (973), Маргарита (138), Анна из Санкт-Петербурга (507)

Мы говорим о том, что Харун-аль-Рашид гуляет со своим другом, приятелем, вторым Я своим, Джафаром, сыном великого визиря и самим великим визирем потом. Вот это гуляние, близкая дружба привела, тем не менее, к государственному перевороту по прошествии 17 лет.

Н. БАСОВСКАЯ: Он вдруг решил все изменить. В мгновение происходит падение семейства бармакидов, легкие симптомы были за год до этого, какие-то признаки недовольства и вдруг – переворот. Сам Джафар казнен. Следующий труп на пути теперь к единоличной власти. То просто к трону, а теперь к тому, чтобы править.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И, кстати, существует трогательный рассказ о его казни, что после пира, когда Джафар удалился в комнату, рядом с дворцом Харун-аль-Рашида, халиф призвал евнуха доверенного и велел принести голову Джафара, для окружения это было неожиданно. Евнух пришел к Джафару и Джафар стал умолять, говоря, что халиф пьян, утром он его казнит за это. И тут пришел вместе с Джафаром к халифу. И халиф ему сказал: «Я просил тебя не привести Джафара, а принести его голову». И ему отрубили голову.

Н. БАСОВСКАЯ: То есть, нежной романтичной фигурой наш Харун-аль-Рашид не был.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Более того, Джафар был разрезан на 17 кусков, его тело, эти куски были разбросаны по мостам, чтобы все видели, что ждет тем, кто покусится на власть халифа.

Н. БАСОВСКАЯ: Предположительно да, он обвинил его в том, что пользуясь большой близостью, он посягает на его власть. Но есть еще одна легенда, еще одно предание. Что Джафар тайно женился на сестре Харуна-аль-Рашида, что совсем не понравилось халифу и у них даже было двое детей. Но вот такая история. Сам Яхья, великий визирь, правая рука, отец Джафара и все члены его семьи – в темницу. Вот те, кто вчера, на протяжении 17 лет, долго и всевластно управляли империей аббасидов, повержены. Вмиг со всем семейством. И он начинает править сам. Он, конечно, не знает, что править ему недолго осталось, что до его кончины осталось всего 6 лет. Но эти 6 лет он занимается делами государства и нельзя сказать, что вовсе никаких деяний за ним не осталось. Будем к нему тоже справедливыми, как бы не вызывали у нас отторжение эти трупы на пути к его власти, даже разрезанные на куски. Средневековье – есть средневековье. Какие же проблемы предстояло ему решать, теперь уже самому, которые наметились до этого? Главное – это соперничество с омейядами. Распавшийся на две части халифат, охвативший огромную часть тогдашнего цивилизованного мира, он распался по политико-религиозным мотивам. Аббасиды считали себя преемниками, род свой от дяди пророка Мухаммеда, а омейяды – от его дочери Фатимы и зятя. И на этой почве, у кого более правильная, более законная, более тесно связанная с пророком власть, а имя Аллаха означает – единственный Бог и Мухаммед – единственный пророк на земле. Вот это разногласие вносило все больше противоречий. Были нюансы в их внутреннем устройстве и были. Конечно, притязания на дальнейшее расширение территорий, завоевание. В этом смысле движения, которые были предприняты при Харуне, по морям, были очень существенны. Как когда-то в юности, он впервые обратил внимание на проблемы моря, он и продолжил эту линию. При нем, в 805 году поход на Кипр, в 807 году – набег на остров Родос, укрепление Средиземноморья, то, что арабам до этого не было свойственно, идея морского могущества. Он занялся дальнейшей борьбой с Византией и был совершенно здесь непримирим. Борьба с Византией все больше при нем обретает в эти последние годы и до этого тоже это было заметно, религиозный характер. Договор с Императрицей 798 года, затем с Императором Никифором и Византия платит дань, это очень поддерживает авторитет халифата аббасидов. Но он беспощаден в религиозном смысле слова. Все христианские церкви на отвоеванных и пограничных с Византией территориях он просто уничтожает.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В отличие от следующего и предыдущего халифов.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, он здесь наиболее непримирим. Идея укрепления веры у него была могучей. Он не раз совершил паломничество в Мекку, разрушал христианские церкви беспощадно, ввел ограничения для иноверцев внутри державы аббасидов. Что-то вроде спецодежды.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что никогда не было.

Н. БАСОВСКАЯ: Они должны были подпоясываться веревками, носить специальные, достаточно безобразные стеганые шапки, ездить только на ослах и т.д. Вот этот какая-то внутренняя дискриминация. Налоги выколачивал беспощадно и потому популярностью и любовью народа вовсе не пользовался. Особенно плохо стал себя чувствовать в Багдаде, потому, что в Багдаде, как во всякой столице, был наиболее подвижный, наиболее готовый к бунту народ, в особенности торговцы, купцы, которые так красочно описаны в «1000 и 1 ночи». Они люди, встречающие людей из других стран, знающие что-то, думающие, короче говоря. Он их боялся и он, в основном, старался в Багдаде не жить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мотивируя жарой.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. А переехал в Раку, на реке Евфрат, там свежий ветерочек, от воды веет. И в Багдаде бывал только наездами. Вообще, конечно, какая-то ирония судьбы. Тот, кто так восславлен, как путешественник по ночному Багдаду, он этого Багдада боялся и не очень его любил. Вот в юности, наверное, покуролесил немножко с Джафаром, другом. Потом, когда с другом было покончено, с Багдадом тоже. Но было у него и еще одна грань его натуры, его поведения, халифского, которая связана с его образом в «1000 и 1 ночи». Он был покровителем ученых и искусств. Надо сказать, что он здесь совершенно не был оригинален. Но, все-таки, этой линии он придерживался. Правители Востока, абсолютно деспотические правители Востока, в силу каких-то поразительных внутренних побуждений намного раньше, чем это случилось при европейских дворах, начали стягивать к своим дворам ученых, просвещенных людей. Вот тут сразу и возникает параллель с Карлом Великим, которого уже разгадали наши радиослушатели. Карл Великий, современник. Одни исследователи, как Бартольд [БАРТОЛЬД Василий Владимирович(3.11.1869, Петербург — 19.08.1930, Ленинград), востоковед, историк, филолог, акад. АН, в ПБ 1927—30.], наш ученых, отечественный, считает легендой контакты между Карлом Великим и Харуном-аль-Рашидом. А другие, как, например, Анатолий Левандовский, напротив, ссылаясь на многочисленные европейские хроники и свидетельства придворного при Карле Великом, уверяют, что Харун прислал подарки и, прежде всего, этого белого слона. Абуль Абас. Даже имя слона сохранилось. Карл Великий его обожал, таскал повсюду с собой. У Левандовского есть аргумент в пользу этой точки зрения. Бартольд ссылается на отсутствие верительных грамот, документов, которые прямо бы доказали наличия посольства. Но время так беспощадно относится к документам, что мне это не кажется несокрушимым. А аргумент Левандовского такой – соперничество аббасидов и омейядов могло толкнуть на эти контакты с христианским правителем, значит, с язычником, потому, что Карл Великий, завоевав Северную Испанию, создав там провинцию, испанскую марку, он стал соседом омейядов. Иметь друга в лице соседа враждебных омейядов дипломатически было бы очень предусмотрительным. А в остальном, конечно, красивый рассказ о белом слоне.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но при этом подтверждается, что слон-то был. Это же не миф. И вот тот маленький слоненок, 16-сантиметровый, шахматная фигурка, которая была привезена с Востока, она хранится сейчас. До сих пор.

Н. БАСОВСКАЯ: Фигурка, конечно, восточная, но вокруг нее есть и такая версия. Что сначала Карл Великий увидел фигурку и сказал: «Неужели бывают такие животные? Неужели бывает такой зуб, из которого сделана целая фигурка? Хочу такого!» И еще такое добавление к мифу, что Харун прислал ему своего единственного слона. Но белого-то точно единственного, потому, что белый слон – это редкость. Это альбинос, это раритетное животное. А у Карла Великого были свои амбиции, о которых мы поговорим, когда будет передача, посвященная именно ему. При Харуне-аль-Рашиде был создан некий Дом знаний. Так его он назвал. Сюда он стягивал ученых. Карл Великий тоже собрал к своему двору ученых, но там уровень был пока весьма невысок, об этом тоже разговор в специальной передаче. А здесь он собрал знатоков, пишущих, тонких сочинителей, стихотворцев, удивительная традиция была в этих краях в это время, почему часто говорят, что это время арабского возрождения, такое раннее. Даже историю или географию писали в стихах. Это какое-то преклонение перед стихосложением. И один из древних историков Аравии написал такие строки  — «Я не слышал стихов о нем, ни у них, ни у других племен.» В его устах это значит, что это фигура забвения. Если нет о нем стихов, значит он не существует.

Покровительствовал строительству школ, больниц, было собрано много рукописей, сотни тысяч томов, т.е. это тоже при нем было. И два слова его семье, то, что известно, то, что можно собрать. У него было, как у всех, много жен, но была любимая – Зубейдэ. И очень интересно ее не совсем стандартное поведение. На собственные средства она раздавала исключительно щедрую милостыню. Не пыталась ли искупить грехи своего узурпатора? На дороге в Мекку построила колодцы из камня, тиса, обожженного кирпича, очень надежные, которые держали и сохраняли воду, в том числе и дождевую, создавала водоёмы для паломников, путников, чтобы они не мучились от жажды.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А в 19 веке еще существовала дорога Зубийдэ.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. Добрую память о себе она сумела оставить. И в итоге у меня ощущение, что она его облик, такой весьма сомнительный, с ярлыком узурпатора, а он конечно, звучал где-то шепотом, в безумном страхе, но звучал. Она хотела это смягчить. И в какой-то мере ей удалось. У них было три сына, у них были любопытные имена – Мухаммед Аль-Амин, что означает надежный, Абдалла Аль-Мамун – что значит достойный доверия, Касим Аль-Мотаман – уверенный. Чувствуется надежда на преемников.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Закрепление династии.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. Но он совершил страшную ошибку, Харун-аль-Рашид. Назвать его мудрым правителем нельзя.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А его и не назвали мудрым, потому, что само прозвище ар-Рашид означает не мудрый, но справедливый. Можно быть справедливым, но не мудрым. Мудрым его никто не называл.

Н. БАСОВСКАЯ: В «1000 и 1 ночи» он рисуется благородным. Он отдает какие-то присвоенные богачами деньги, бедняку. Он может посочувствовать вдове, он может подать милостыню нищему, узнав о несправедливом решении судьи, наказать судью. Вот такой облик благородный. Да, про мудрость там особо не говорится.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, наш слушатель Александр Иванович пишет: «По-моему ваш Харун-аль-Рашид обыкновенный садист и психопат, как все детки шибко властолюбивых мамаш».

Н. БАСОВСКАЯ: Может быть, с точки зрения психологии, наш слушатель в чем-то и прав, но не столько мама властная, хотя это важно, сколько безграничная власть влияет на этих людей, на всех абсолютных правителей. Как на Востоке, так и на Западе, с нюансами, но результаты всегда плачевные, безграничная власть.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, маму он хоронил очень торжественно. Он босиком, в грязи шел и нес ее саркофаг, не саркофаг… носилки, на которых она уже лежала. Мать он любил.

Н. БАСОВСКАЯ: Сразу после ее смерти и совершил этот переворот. Как только Аллах забрал маму, вот тогда он переворот и совершил. То есть, при матери, властной, тут наш слушатель совершенно прав, он не пытался отодвинуть её от власти, которой она наслаждалась 17 лет. Но, как только она ушла, он оставшиеся 6 лет своей жизни провел так, как, наверное, ему давно мечталось, единоличным, неограниченным никем правителем. Как всегда, ни при одну фигуру нельзя сказать что-то абсолютно однозначное, абсолютно определенное, вынести окончательный приговор, хотя, конечно, несколько шокирует, что на пути созданной народной фантазией, трудами сказителей, благородный, красивый облик, на самом деле соответствует стандартам, эталонам абсолютной власти, абсолютной в ее восточном варианте, с готовностью с жестокости, с жестокостью воспринимаемой как-то нормативно, с интригами двора, постоянными войнами, идеей победы..

А. ВЕНЕДИКТОВ: Завоевательными.. Не гражданскими, он давил мятежи эти самые, страшным образом. И тут же наказывал своих полководцев, которые одерживали эти победы. На всякий случай.

Н. БАСОВСКАЯ: Наказание для него – это просто и легко. А особенно, если это делается во имя веры. Всегда находится фундаментальная основа для любых завоеваний, подавления других народов, поскольку Аллах единственный Бог. Вот очень интересное я нашла соображение об арабских завоеваниях. Арабы обжили Аравийский полуостров в 9 веке до н.э. Вот когда! И за 16 столетий до исламской истории они не создали никакого государства. Да и ни кем не были покорены. Кочевники, бедуины, такая какая-то патриархальная, ровная, спокойная жизнь, стабильная. Со 106 года они провинция Рима, Аравия. В 6 веке Византия покорила арабские племена Сирии, они слегка поддаются, но потом снова выбираются. И вот такая мысль, не были завоеваны, не покорились никому, кроме ислама. Вот когда в 6 веке происходит рождение Мухаммеда это приблизительно 570 год, когда в 6 веке начинается это победоносное шествие новой религии, вот они полностью покоряются ей. И ее пророку и его потомкам, и его продолжателям. Вот я как-то говорила, что у меня вызывает некоторые сомнения и тревогу идея Гумилева, нашего соотечественника, ученого, о пассионарности, которая охватывает какие-то народы в какой-то момент их истории. Вот здесь это просматривается, что-то меня смущает в этой концепции, потому, что от нее легко перейти к любым идеям превосходства пассионарной нации над непассионарной.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, но смотрите, практически, хотя формально Харун-аль-Рашид был пятым халифом аббасидов, на самом деле он был третьим, там два халифа по одному году. Его дед Мансур практический основатель династии, полководец. Обветренный такой. Его отец аль-Махди – строитель-архитектор. Он строил Империю. А при Харуне начинается уже развал, который заканчивается Гражданской войной между его детьми. Уже Гражданской войной! Дети сцепились и покатились. И он сам был в этом виноват. Он разделил свою Империю. Тоже мне, князь Киевский!

Н. БАСОВСКАЯ: Он совершил типичную ошибку этой стадии развития цивилизации.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но заметьте, ни его дед, ни его отец, они не делили Империю. Они объявляли одного сына наследником, а другого – наследником наследника.

Н. БАСОВСКАЯ: Может, он не очень любил своих сыновей. После Карла Великого случайно у него был один наследник. Случайно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но внуки разделили.

Н. БАСОВСКАЯ: Но три внука затеяли бесконечные войны. Так же и здесь, только сыновья. Начал намечать, кому что достанется. Смерть настигла его достаточно внезапно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: 47 лет ему было.

Н. БАСОВСКАЯ: Он их окрылил, что им достанется то, этому это. Всегда все думают, что несправедливо. Как бы он их не называл великолепными именами, и надежный, и достойный доверия, и уверенный, они соперничают друг с другом. Гражданские войны будут полыхать. Но до Гражданской войны, на закате жизни нашего персонажа, постоянные восстания на границах. И вот во время одного из этих восстаний в Хорасане, северо-восток Ирана, он отправляется лично на подавление. И в пути умирает. Молва опять говорит: «Отравлен!» Но почему же запечатлелся такой его фантастический, мифологический, замечательный образ, если так много крови, грязи, заговоров, интриг? Я хочу сослаться на нашего известного востоковеда профессора МГУ Фельштинского, который написал прекрасную статью о Харуне-аль-Рашиде и о мифе. Миф – это преображенная картина реальности. У него есть такие слова: «В процессе создания мифа, реальность, какой бы достоверной и очевидной она не была, оказывается бессильной перед творимой коллективным сознанием, легендой, отвечающей неким социально-психологическим потребностям общества, определенного времени. Противоборство с фактами придает мифу некую агрессивность.» Так на наших глазах рушится старая просветительская утопия, согласно которой знания побеждает предрассудки и заблуждения. Грустная, но убедительная мысль. И настолько коррелирующаяся с последующими веками, включая день сегодняшний, миф, который общество или какая-то его значительная часть, крепко положит к себе в голову, оттуда изъять практически невозможно. Попытка с ним бороться вызывает сопротивление и подчас ту агрессию, о которой пишет профессор Фельштинский. Это факт. Это явление, социо-психологическое, историко-психологическое. Это очевидность, это такая же реальность, как сама реальность.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Поэтому, когда вы будете читать сказки «1000 и 1 ночи», пытайтесь разделить Харуна-аль-Рашида с халифом Харуном-аль-Рашидом, о котором сегодня мы с Натальей Ивановной Басовской вам рассказали. Так же, как вы понимаете, что Александр Невский в фильме Эйзенштейна один, а настоящий Александр Невский, великий князь, он совершенно другой.

На следующей передаче мы будем говорить о Карле Великом, компаньоне Харуна-аль-Рашида.

Н. БАСОВСКАЯ: Дипломатическом компаньоне и современнике.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Харун-аль-Рашид в арабской памяти он не остался. Почему-то у европейцев сказки «1000 и 1 ночь», а там другие персонажи, он просто мало и плохо упоминаем, он такой, проходной халиф.

Н. БАСОВСКАЯ: Его как не любили в Багдаде при жизни, так и не полюбили и после. А вот в нашем европейском сознании красота сказок вылепила образ, который уже сам по себе кажется привлекательным. Уж очень сказки хороши! Я бы посоветовала нашим радиослушателям, не обязательно брать научное издание, оно тяжеловато для чтения, детский пересказ в переводах Салье, нашей соотечественницы, он может читаться в любом возрасте, с огромным наслаждением.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наталья Ивановна Басовская, Алексей Венедиктов в программе «Все так»

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире