'Вопросы к интервью
С. БУНТМАН: Сергей Бунтман ведёт эту программу. Но я хочу сделать одно объявление, оно скорее тем, кто нас слышит, а не тем, кто нас смотрит. Не забудьте, что 5 февраля, в четверг, в 18 часов в магазине «Москва», на Тверской, издательство АСТ «Олимп» и мы все с удовольствием представляем книгу «Человек в зеркале Истории», «Эхо Истории на Эхо Москвы» по материалам передач, которые вы слышите или видите. Пятого февраля, в четверг, в 18 часов в книжном магазине «Москва» на Тверской улице. А теперь к нашему герою, Наталья Ивановна. Ключевая фигура Альфред Великий. Но надо много сказать, чтобы многого не сказать, не запутаться во множестве событий, племён, народов и путаницы в названиях

Н. БАСОВСКАЯ: Соблазн запутаться есть. Альфред Великий, я добавила два слова к названию – жизнь и легенда. Начнём с того, что он жил в 9 веке, это само по себе достаточно давно, даты жизни – 849 – 899. С ума сойти, как давно! И это уже способствует тому, что описания, сохранившееся, его жизни, источники, которые используют историки, воссоздавая его биографию, его личность, его значение в истории европейской и, прежде всего, английской, замутнены, конечно, и мифами, и преданиями, и сказками. Глубина веков всегда этому содействует. И та стадия общества, в котором правил этот король. Кто же он такой?

Он стоит у истоков английской истории. В сущности, он первым стал называть себя королём Англии. У него есть и другое название – Рекс Саксоро, король саксов. И вот тут некоторая путаница есть, но мы её сейчас проясним. И всё-таки, он первым сам себя называет королём Англии. Это истоки именно английской истории. Он жил в эпоху, можно сказать, преданглийскую, на рубеже великого переселения народов, времени, которое ознаменовало конец Римской империи, а Британия, как большой остров, где теперь находится английское королевство в течение многих веков, было одной из римских провинций.

Но когда Рим ослабел, на территории его провинций ринулись т.н. варвары, и среди них большая группа германских племён. И такие ветви их, как англы, саксы, юты, англы и саксы из Северной Германии, а юты – с Ютландского полуострова, нынешней Дании, частично Германии, они ринулись на этот британский остров и там в войне с местными жителями кельтами закладывали основы будущей далёкой Англии. Чем ещё он славен, этот правитель, впервые ставший себя называть королём Англии? На самом деле он был правителем одного из англо-саксонских королевств, а именно Уэссекса, на юге и юго-востоке Англии.

Он отстоял эти земли от следующих завоевателей. На какое-то время сдержал. У них могла быть другая судьба, об этом я потом скажу. Ещё что он сделал? Заложил основы того, что позже назовут феодализмом, издал законы, так они и называются «Законы Альфреда», которые уже были на грани варварских судебников и рождающихся государственных законов. И самое удивительное – продолжил дорогу раннему, первой волне просвещения, образованности. Он вписывается в ту волну т.н. ранних возрождений, после эпохи варварства, которая наступила в связи с падением Западной Римской империи, а потом возрождение. И в этом смысле он весьма сопоставим со знаменитым правителем франков, будущим императором Карлом Великим.

С. БУНТМАН: В этом отношении он почти прямой последователь этой идеологии.

Н. БАСОВСКАЯ: А может и прямой, и я скажу, на чём базируется моё предположение. Итак, родился Альфред примерно в 849 году, дата рождения в такие времена всегда немножко приблизительная. Их не фиксировали строго. В семье короля, но этот король, мы немножко мысленно возьмём это слово в кавычки, Уэссекса, это граница, недавние племенные вожди, которые начинают называться королями. Одного из этих саксонских правителей саксов. Это было одно из королевств – Уэссекс – из нескольких варварских англо-саксонских королевств на территории Британии. Англосаксы, юты уже сюда переселились, воевали с кельтами, которые были до этого, римляне ушли, покинули британский остров, кельты были побеждены.

Первые правители англосаксов, первые, зафиксированные в истории с такими интересными именами – Цедрик и Кюнерик, отмечены уже в истории, примерно в 30-е годы 7 века у них распространилось христианство, в 7, начале 8 века они начали записывать свои первые судебники, а Альфред – это уже следующая грань между чистым варварством и рождающимися будущими очертаниями государства. Его отец – Этельвульф, правитель этого самого Уэссекского королевства. Мать по имени Осбург, дед важен для его происхождения – Экберт, король Уэссекса, который претендовал на объединение хотя бы соседних королевств, по крайней мере, какое-то время он подчинил Мерсию, очень важную.

С. БУНТМАН: Это центр, самое ядро острова.

Н. БАСОВСКАЯ: Очень важно было эту Мерсию отстоять.

С. БУНТМАН: Причём, она больше, чем всё остальное.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, крупнее. И Экберт, дед нашего персонажа, на какое-то время удерживал и Мерсию, и Уэссекс. То есть, это был уже заметный правитель, который правил в Уэссексе в 825-839 гг. То есть, он деда в живых не застал, мальчик родился после того, как Экберт уже умер. Что мы знаем о его детстве? Как ни странно, кое-что знаем, знаем потому что сохранились источники об этом человеке. Прежде всего, написанные его приближённым епископом Ассером, учёным для своего времени человеком, очень учёным, писавшем по латыни жизнь Альфреда Великого. Это интереснейшее повествование, наивное, но говорящее, что для своей эпохи это был человек образованный, этот Ассер.

Кроме того, сохранилась англосаксонская хроника. Это сборник хроник, писаний, которые писали христианские монахи, описывая, что происходит кругом. И все они заметили такого правителя, как Альфред. И законы, составленные им одним, где он, например, уже с некой горделивостью, пишет введение к «Законам»: «Ныне я, король Альфред, собрал эти законы (он взял кое-что, сделанное предшественниками правителями. Но он дальше говорит, как он с ними поступил)…и приказал записать многие из тех, которых придерживались наши предшественники, и которые понравились мне. Собрал я здесь те, которые кажутся мне наиболее справедливыми. А прочие я опустил». Очень трогательно, наивно, рассказывает технологию разработки законов.

Но учитывая, сколь это раннее время, это, в сущности, подвиг. О его детстве кое-что знаем. Семья, как сегодня сказали бы, многодетная. По крайней мере, упоминается, что у него было 6 братьев, и были, вероятно, ещё и сёстры. То есть, чем была занята мать? Дети, дети, дети. Но, тем не менее, именно с его матерью связан такой эпизод, который упоминают все источники. С раннего детства Альфред проявил огромный интерес к учёности, к просвещению, к книгам. Почему? Я попытаюсь это скоро объяснить. Знаменитый эпизод с книгой, письменной книгой, в эти времена книги – это то, что написано рукой. Англосаксонская древняя поэзия.

Мать показала эту книгу детям, всем этим маленьким его братьям и сёстрам, и сказала, что эту книгу получит тот, кто первым выучит её всю наизусть. И как говорят предания, он ещё раз просил подтвердить, точно ли он получит? Мать сказала, что да, безусловно. И Ассер пишет, что Альфред, маленький Альфред, воодушевляемый божественным вдохновением, убежал куда-то, долго трудился над этой книгой, выучил её. И получил. Всегда присутствует миф. Очевидцев нет, свидетелей нет.

С. БУНТМАН: Но красиво.

Н. БАСОВСКАЯ: И передавался долго-долго, подчёркивая эту его индивидуальную удивительную склонность к учёности. Его детство, на границе с юность, юность наступала, конечно, значительно раньше, 10-летний мальчик считался юношей, и жили они короче, он прожил всего 50 лет, но его жизнь считается очень долгой жизнью в истории 9 века. Он участвовал в сражениях очень рано, в сражениях отца, хотя не отличался, как пишут источники, излишне крепким телосложением, он закалял себя и сделался воином.

С другой стороны случилось так, что он рано приобщился и к духовному, к религиозному, тому, что составляло очень важную часть их духовной жизни. Он рано посетил Рим, около 5-летнего возраста. Вообще, сейчас Англия и Рим и сейчас, мне кажется, что они рядом, при наличии самолётов. Но в 9 веке люди посещали Рим с британского острова, отправлялись.

С. БУНТМАН: Иногда поражает, насколько мир был не так разрозненный, как мы об этом думаем.

Н. БАСОВСКАЯ: И как, казалось бы, он мог быть при тех коммуникациях.

С. БУНТМАН: Но поехать в Рим, и как для христианина, считалось нормальным, и иногда даже обязательным.

Н. БАСОВСКАЯ: И вот он в 5-летнем возрасте впервые был в Риме, около 853 года, и папа Лев Четвёртый произвёл над ним некий обряд, разные авторы по-разному понимают, может быть конфирмация, может быть что-то… Но в Британии пронеслась молва, что мальчик был помазан папой на царствование, что странно, и не должно было быть, потому что у него были три старших брата. Этого не должно было быть. Но вот молва всё время ваяло легенды.

С. БУНТМАН: О предназначенности, предначертании, что ему уготовано было стать королём.

Н. БАСОВСКАЯ: Зная, каким значительным королём он потом стал, молва это формирует. А у него были старшие братья – Этельбальд, Этельберт, Этельред. Удивительно – все на Э. У него у самого потом будет много детей, и все будут на Э. Я их потом перечислю. И мальчики, и девочки. Он посетил Рим и второй раз, и второе посещение Рима вместе с отцом королём Этельвульфом, очень важное. Второй раз в Риме, опять это духовное начало, а он к духовному никогда не будет безразличен. Вторая половина его жизни будет посвящена размышлению о Библии, библейских сюжетах, философским размышлением, насколько это было доступно человеку 9 века.

Но важно то особенно, как мне кажется, что на обратном пути, как говорят источники, молодой Альфред, а ему в это время 8-9 лет, он уже почти юноша, вместе с отцом гостил, как пишут авторы того времени, некоторое время. Представить себе его реально невозможно. Некоторое время при дворе правителя Западно-франкского королевства, это ядро будущей Франции, у внука Карла Великого, Карла по прозванию Лысый. Он правил с 843 по 877 год. Это один из трёх внуков Карла Великого, которые разделили в 843 году в городе Вердене, Верденский раздел, громадную империю своего деда на три части. Это ядро будущей Франции.

Всё, что мы знаем. Некоторое время Альфред с отцом гостит там. Что он должен был увидеть? Он должен был увидеть, и конечно увидел, плоды громадной, интенсивной просветительской деятельности Карла Великого.

С. БУНТМАН: Конечно! И библиотека, и скриптории, они переписывали книги.

Н. БАСОВСКАЯ: И с ним сразу мастерскими для переписывания книг, рукописей, их изукрашивали дивными миниатюрами, плоды реформы письменности, проведённой Карлом Великим, писать стали более разборчиво, книга сделалась более доступной. Со времён Карла Великого детей знати загоняли в школы. Это будет делать во второй половине своей жизни Альфред Великий.

С. БУНТМАН: То есть, у него будет образец, каким должен быть настоящий большой Государь.

Н. БАСОВСКАЯ: Безусловно. И вместе с тем, они погостили при дворе государства, рыхлого, слабенького ещё, но государства, стоявшего на другой, несколько более высокой ступени цивилизации, чем их англосаксонский мир. Следует пояснить почему. Дело в том, что ядро будущей Франции – это бывшая римская Галлия, начиная со времён Юлия Цезаря, с 1 в. до н.э. она была глубоко романизована. Будущая Франция во времена расцвета и заката Западной римской империи, Цезарь – это и расцвет, и закат. Но она была в составе Рима, она стала фактически тоже Римом. Гало-римляне были римлянами.

А Британия, которая оказалась под властью римлян позже при императоре Клавдии, и как-то в передаче о Клавдии мы об этом рассказывали, это уже 1-2 век нашей эры, это другие времена, она такой глубокой романизации не подверглась. Существенно дальше, труднее туда добираться, как минимум надо пересечь Ла-Манш, а это не так просто. И слабели силы римские. Не могла бесконечно расширяться эта Вселенная, этот PAX ROMANA, который был огромным римским миром. Он не мог расширяться бесконечно, с такой же интенсивностью каждую провинцию осваивая.

И как круги по воде, они слабеют, расходясь от центра, где упал камень, так и здесь романизации была менее глубокая. Поэтому римская цивилизация меньше повлияла на жизнь кельтов, таких же, какими были галлы, предшественники французов на британском острове. Вся цивилизация римская осталась только в центрах городских, а основная территория острова так и осталась на стадии позднего варварства, движение к цивилизации, ранней цивилизации. И когда римляне ушли оттуда, раньше, из Галлии они не ушли до самого конца, до 5 века, а здесь, в 3 веке они уходят, в 4 их уже нет.

Потому что им надо отстаивать свои позиции там, в Италии, вест-готы пришли завоёвывать. Поэтому здесь уровень цивилизации был ниже. Но маленький Альфред увидел что-то родственное, близкое и, возможно, достижимое. Он запомнил это навсегда. И я уверена, что эти детские впечатления Альфреда, которого потом назовут Великим, они сыграли решающую роль во второй половине его жизни, которую он посвятит тому же – просвещению, законодательной деятельности, укрепление позиций короля, в интересах тогдашнего англосаксонского мира.

С. БУНТМАН: До этого его ждут очень серьёзные дела.

Н. БАСОВСКАЯ: Страшные испытания. Ему придётся очень много пережить. Ему придётся пережить очень много трудного, тяжёлого, казалось иногда, действительно уже смирится перед неизбежным поражением, но он не смирится. Он будет воевать отчаянно для того, чтобы отстоять этот свой мир, а потом его развивать. Но прежде чем во второй уже половины нашей передачи и его жизни, мы об этом расскажем, фактическая сторона. В 857 году умер отец Альфреда, Этельвульф, правитель Уэссекса. И ему наследовал вовсе не Альфред, а предыдущие сыновья.

Любопытно, что Ассер уверяет, что если бы он, Альфред, захотел, то мог бы ещё при жизни вышеупомянутого брата, одного из братьев, три брата будут по очереди править, весьма легко получить королевство с всеобщего согласия. Именно потому, что он превосходил всех своих братьев и умом, и хорошими нравами. Сверх того, он был весьма воинственный муж, и выходил победителем почти из всех битв. Короче говоря, Ассер подчёркивает тот очевидный факт, что Альфред не пытался вырвать власть у кого-то из своих братьев, не устраивал заговоров.

Более того, рассказан эпизод из его очень раннего детства, о котором он рассказывал Ассеру, Ассер описал, что он боялся, не хотел. Не стремился к светской власти, что это отвлечёт его от божественного, он не сможет быть так близок к Богу, как он хочет. И он просил Бога послать ему какую-то болезнь, физическую слабость, чтобы это не отвлекало его, смирить плоть, чтобы не отвлекало его от божественного. И Бог его услышал. А когда он понял, что остался последний брат перед ним, и всё может быть, идёт кругом война, возможно ему придётся править, он снова целую ночь просил Бога – опять мы в мире легенд – что пусть он заменит ту болезнь, непонятную, неизлечимую, на какую-нибудь другую, которая в случае чего, будет его внутренней проблемой, но не будет мешать ему исполнять обязанности короля.

Целую ночь он молил об этом, и Бог его опять услышал. Он внешне был здоров, внутри были у него какие-то свои проблемы, которые он преодолевал физически и духовно, но он сделался способным и готовым принять на себя бремя, ибо в этот момент это было бремя, королевской власти в Уэссексе.

С. БУНТМАН: Да. Мы как раз подходим и к событиям, и к деятельности Альфреда Великого. И после перерыва, я думаю, что мы очень внимательно попытаемся представить себе, что собой являл этот остров, его южная часть.

Н. БАСОВСКАЯ: В этот момент.

С. БУНТМАН: Кто в него пытался вторгнуться снова, кто пытался захватить, в особенности западные его части, и как по отношению к ним вёл себя Альфред Великий.

Н. БАСОВСКАЯ: Была ли подарком эта власть, или тяжёлым, сложным долгом.

С. БУНТМАН: Скорее второе. Но мы доказательства тому найдём минут через пять.

НОВОСТИ

С. БУНТМАН: Мы продолжаем. Альфред Великий сегодня наш герой в программе «Всё так». Мы как раз подошли к делам Альфреда Великого и к ситуации, которая сложилась к тому времени, как он становится уже правителем.

Н. БАСОВСКАЯ: Ещё два слова о том, как он стал. С 17 до 22 лет он был просто соратником своего брата Этельреда, не вступая ни в заговор, а для этой эпохи это было типично – убить, вырвать престол. Нет. И только когда Этельред умер в 871 году, тогда оставался уже Альфред. Была его очередь. Двадцати двухлетний Альфред, пока ещё не имеющий прозвания Великий, становится королём. Правителем Уэссекса. А со временем он будет себя называть королём Англии. Когда Альфред участвовал во всех делах, уже главной задачей стала война, война и война. Вообще, это пора войны всех со всеми. Это громадный этнический котёл. Почти вся Западная Европа, а уж Британия-то безусловно.

И главной опасностью для Альфреда, только что пришедшего к власти, да и ещё при его брате, сделали новые завоеватели. Когда-то англосаксы пришли, вторглись в эту бывшую римскую провинцию, а теперь и у них появилась опасность того, что новые завоеватели ворвутся сюда. Это завоеватели – норманны или викинги, северные люди. Родственные этнически, это тоже германцы. И они со Скандинавского полуострова, из северных областей Западной Европы, разрастаясь, приумножаясь, живя грабежом, увидели возможность расселиться, поживиться за счёт этого острова. И они стали страшным бичом.

Война с ними стала постоянной заботой. И для Альфреда это стало заботой номер один. Потому что была угроза, что они просто сомнут этих самых англосаксов. Ещё отец Альфреда отчаянно отбивался от них, в 842 году, например, норманны устроили большую резню в Лондоне, который находился на границе Уэссекса и в Рочестере. Сожгли, не только захватили. Вообще, их набеги были беспощадными, потому что добыча для них была самым главным, захват любых материальных богатств, людей. Это со временем они стали оседать на тех территориях.

С. БУНТМАН: На западе.

Н. БАСОВСКАЯ: И потом северо-восточная часть.

С. БУНТМАН: То есть, восток, северо-восток.

Н. БАСОВСКАЯ: Где они поселятся на довольно длительное время. А пока это просто страшные набеги. Но в 878 году Альфреду удалось отбить довольно серьёзно противостоя норманнам. Были очень трудные времена. Сначала неудачно шла война. Нельзя сказать, что вот он пришёл к власти, и всё пошло замечательно. С 871 года до 878 года непрерывные войны с норманнами. Короновали, вроде бы, удачно, 23 апреля, в день Святого Георгия, который стал потом покровителем Англии. Но всё сплошные войны. И было время ужасных неудач, когда в сущности ему пришлось бежать. Источники очень по-разному это описывают. Кто-то его упрекает из хронистов, что он проявил слабость тем, что бежал и спрятался. Кто-то говорит, что это было очень разумно, придворный писатель Ассер его полностью одобряет, и рассказывает, какие подвиги он совершил.

Но какое-то время он скрывался, просто у простого крестьянина прятался в хижине какой-то. Есть эпизод, рассказывающий о том, что… вот опять легенда…. У какой-то женщины он скрывается, она ему повелела. Не знаю точно, кто это такое, прячущийся человек, следить, как печётся хлеб, а он недоглядел. Хлеб сгорел. И она его отчитала очень строго.

С. БУНТМАН: Да, у нас тут все просят рассказать историю с подгоревшими блинами.

Н. БАСОВСКАЯ: Как мы совпали! Она его строго отчитала, и он проявил при этом некое смирение, не стал ей резко возражать. То есть, он учился и христианскому смирению, и умению переносить невзгоды, и постепенно укреплял свой дух, как мы уже говорили, в предании считается, что он умел поговорить с Богом и найти понимание. И он начал стягивать силы, нашёл какое-то место, куда предложил всем своим сторонникам собираться, чтобы дать норманнам серьёзный отпор. Ассер рассказывает совершенно легендарный сюжет о том, что, переодевшись в костюм арфиста… я не очень себе представляю, что такое костюм арфиста, это что-то вроде бродячих музыкантов.

Знать английскую он создаст, её пока и нет. Он создаст тех самых воинов, тенов, дружинников, находящихся на содержании простых крестьян, феодалов будущих. А пока это всё в основном крестьянская страна. И эти же крестьяне соединяют силы и идут давать отпор норманнам. И переодевшись в костюм арфиста, он отправился в ту крепость, которая была оплотом норманнов, с которыми он собирался сразиться, посмотрел, как у них там. При этом исполнял англосаксонские песни, они его слушали, потеряли бдительность, а он разведал, какие у них силы. Жизнь и легенда сплетены совершенно воедино.

И в конце-концов, начиная держать отпор и одерживая победы, выбравшись из тех болот, где он скрывался, и становясь тем Альфредом, которым он станет, Великим, он в 878 году заключил с предводителем норманнов, его звали Гутрум, заключил мир, согласно которому Гутрум принимает крещение. Это уступка, очень важная политическая духовная уступка Альфреду. Они разделили. Кусок королевство Альфреда Гутрум получил. Но он обещает дальше не двигаться, клятва приносится на священном браслете, смазанном кровью, не помогло. Клятва скоро была нарушена. Но передышку Альфред получил.

В сущности, он поступил так, как римляне поступали с соседями-варварами. Федератами их называли. Ты поселишься здесь, да, я вынужден отступить, но ты будешь сдерживать других, которые придут, а норманны всё прибывают, и прибывают со Скандинавского полуострова. И вот такой договор, скреплённый священным браслетом, даёт ему передышку. И тут начинаются в 80-е годы преобразования, которые проводит Альфред, те, которые со временем дали основание назвать его Великим для своей эпохи, он действительно был велик. На первое место он поставил создание флота.

С. БУНТМАН: Да. Создание флота – это великое дело. Это создание поможет ему уничтожить флот норманнов.

Н. БАСОВСКАЯ: Удалось построить корабли лучше, чем у викингов.

С. БУНТМАН: Вроде бы фризы ему помогали, он призвал фризских мастеров.

Н. БАСОВСКАЯ: Он использовал их опыт, но пошёл дальше. Как сообщают источники, эти корабли Альфреда оказались лучше, и длиннее, и больше и фризских, и нормандских. И поэтому он начал одерживать победы. Возможно, источники преувеличивают, он весь овеян легендами. Самое главное, что они длинные, на 60, а то и более вёсел, и для своей эпохи это оказалось, видимо, решающим. Он начал одерживать победы, а строил буквально как Пётр I через много-много сотен лет. Тайно, на маленьких речках. И потом вывел этот флот. И это было потрясение, потому что до этого у англосаксов реального флота не было, это были рыбацкие корабли. Они были просто рыбаками.

Но вот они научились у норманнов. Научились у родственных племён, у тех же фризов, которые были мореходами, и пошли дальше. Второе – строительство фортов. Он придумал построить специальные военные крепости. Иногда на месте бывшего римского лагеря, что тоже многие английские города по сию пору стоят на месте былых римских лагерей военных, но он поставил их вдоль границ королевства, т.е. создал систему обороны. Не менее 30 таких бургов. И это население было обязано по призыву короля идти защищать королевство.

Наконец он вводит этих самых тэнов. Это примерно то же самое, что королевские дружинники, но вводится некая военная экономическая система. Население, занимающее 5 гайд земли, это примерно 150 га, это немало по подсчётам современных исследователей. Они должны обеспечить одного тэна, но всем и навсегда. Это полное вооружение, на коне, в доспехах, кольчуга, оружие, пропитание. Вот на их попечении находится человек, которому теперь говорят: «Ты больше не пашешь, не сеешь, не жнёшь, не занят крестьянскими заботами, только воюешь. Но ты всем обеспечен. И живёшь лучше, чем все эти крестьяне, копошащиеся на 5 гайдах земли. Это большой государственный шаг.

Вот он начинает у нас на глазах зарабатывать прозвище Великого.

С. БУНТМАН: Кстати, о прозвищах. Александр очень любопытно из Ростова нам написал, слушая и думая об этих именах, зная об именах братьев Альфреда. «Обычно, — пишет он, — германские родственники общий компонент имени имели». А Александр нам излагает версию, и наверное она верна, то что на него просто не хватило не только наследования трона, но и имени родственного не хватило.

Н. БАСОВСКАЯ: Поэтому что все на «Э», а он выпадает. Как версию, её можно принимать, никаких аргументов ни за, ни против у меня нет. В итоге его преобразований образовалось войско. Король и окружающие его королевские тэны, это будущая высшая знать, это богатые люди. Потом олдермены, по одному от графства, графство – территориальная единица с отрядами, потом простые тэны, у которых обеспечение меньше, не так много людей на них работают и пашут, и всё это хорошо отследить по системам штрафов. За убийство королевского тэна – огромные деньги, за просто тэна — меньшие деньги, за рядового – совсем немного, потому что это полуварварское законодательство.

Эти все преобразования, они очень важны, они все направлены на оборону против норманнов. Но, тем не менее, надо не забыть дела семейные. Альфред не упустил своего времени жениться и завести семью. Он женился за 3 года до коронации, в 868 году, ещё не будучи королём, его жена Эсвита или Эльсвита. Вообще, надо сказать, что транскрипции этих имён могут быть различными на русский язык, настолько отличается звучание этих языков, этого древнего англосаксонского. У них было семеро детей, 3 мальчика и 4 девочки. И вот настолько любопытно тому, кто комментирует, все на «Э». Ни одного на «А» вслед за отцом, не появилось.

Это Эльвард, Этельгифа, Этельгефа, Этельфледа, Эфрида, Эльфрида, Эдуард-старший, Эдмунд. Эдуард-старший будет править после смерти Альфреда. Почти все они обучались в школе при дворе, которую создал их отец Альфред. Наукам обучались и искусствам, как пишет Ассер, постоянно читают книги, в том числе божественного содержания, но не только. Итак, он продвигается, развивается в своей жизни от просто воина, просто сына своего отца, брата своего старшего брата, защитника от норманнов, в какое-то вступает самостоятельное плавание, тем более, вместе с флотом. Строителя, преобразователя. И, наконец, просветителя. Для этой эпохи просто поразительного.

Прежде всего, он приказывает составить некие законы, и сам участвует в их составлении. Переработав предыдущие варварские судебники правителя Инны Уэльского, Этельберда Кентского, и я говорила, как откомментировав, «я взял то, что мне понравилось, и не взял то, что мне не понравилось. Но, в конечном счёте взял то, что считаю справедливым». В этих законах попытка урегулировать это новое строительство, новое строение общества, новые уровни обеспеченности. И очень подчеркнуть значение королевской власти, персона короля просто неприкосновенна, за покушение на короля исключительно смерть.

И вот при всём при этом он с этих 80-х годов и начинает то, что я условно, в кавычках, называла бы просветительской программой. А в общем, это частица большого общего западноевропейского явления ранних возрождений. Возрождений интереса к римской цивилизации, к просвещению, к письменной культуре, которая так заметна на деятельности атонов, правителей Германии, Карла Великого.

Став королём, Альфред заявил, любопытное высказывание, повторяют все источники – «Нет в человеке ничего лучшего, нежели знания, и нет ничего худшего, чем невежество». Это можно сделать девизом любой эпохи. Как во второй половине 9 века он это сформулировал? Он начинает собирать при своём дворе, как примерно 100 лет назад и Карл Великий, даже меньше чем сто лет назад, интеллектуалов, всех, каких может отыскать, из всех англосаксонских королевств и с континента. Например, некто Гримбальд из Реймса стал духовником Альфреда, доставлял книги из западно-франкского королевства.

И наконец, в 887 году, поразительный факт, Альфред начал в 38-39-летнем возрасте изучать латынь. Причём, обучаться и чтению, и письму. Как известно, Карл Великий в своё время научился весьма бегло читать по латыни, и говорил, но не научился писать. Письменной культуры латинской… Но он же непрерывно завоёвывал. Альфред тоже воевал, но оборонительно. А тот всё время был в отрыве от собственной страны, от собственного двора даже. Итак, он начал писать, читать. И более того – переводить латинские тексты на англосаксонский язык. И насаждать грамотность в своём окружении. Как он аргументировал? Он распорядился, чтобы все молодые люди, которые только есть в Англии, рождённые от свободных – подчёркнуто, ибо у них было патриархальное рабство и были патриархальные рабы, — имеющих необходимые средства, были отданы в обучение до тех пор, пока не смогут хорошо читать то, что написано по-английски.

Большинство его знати, олдермены, неграмотны. И он обязал их, взрослых, тоже учиться читать хотя бы на родном языке. Свою правду он скромненько сравнивал с законом Моисея. И приступил к литературным трудам. Вот откуда эта устремлённость у человека в 9 веке? Почему он считает, что все, все должны просветлиться, в смысле просвещения? Самое простое материалистическое объяснение, которое царило в нашей отечественной историографии все советские годы – правящий класс нуждается в грамотных людях, чтобы управлять. Допустим, чтобы прислал он письменный приказ и его вассал смог бы прочитать. Разумно.

С. БУНТМАН: Разумно. Это один из мотивов.

Н. БАСОВСКАЯ: Это безусловно. Только не хочется к этому сводить всё, потому что для того, Сергей Александрович, чем мы объясним его стремление, выполненное им, перевести Боэция? Знаменитый трактат Боэция «Утешение философией». Этот приговорённый к смерти римлянин Теодорихом в эпоху закончившегося великого переселения народа варварских королевств. Римлянин, которого использовал варвар-германец, а потом решил предать казни. И вот, дожидаясь смертной казни, этот Боэций написал философское произведение «Утешение философией» о жизни духа, о том, насколько человек, способный мыслить, что-то Декартовское есть в этом произведении. «COGITO, ERGO SVM» — «Я мыслю, следовательно я существую». Пока ты мыслишь, пока тебя волнует мироздание, большие вопросы бытия, духовности, ты бессмертен, и можешь смерти не бояться.

Он переводит Боэция, и это не свяжешь с необходимость организовать управление внутри королевства. Правда, переводит несколько по-варварски, вспоминаем, в какую эпоху он живёт. Он кое-что дописывает, добавляет от себя. А почему он переводит Аррозия? Почему ему хочется перевести всемирную историю, написанную римлянином? Увиденную им так, как увиденную. Аррозий – это рубеж 4-5 веков, римский историк родом из Испании. «История против язычников», а в общем, «Всемирная христианская». Это для духовного. Это для укрепления своих подданных в христианской вере. Это для того, чтобы они не формально, а как бы глубоко, с элементами осознания важности служения христианского, веры в Господа.

Он с юности своей убедился, что если он с огромной верой обращался к Богу, то Бог его слышит, согласно легенде, а легенда возникает из чего-то, из каких-то его реплик, его действий, и он в труд Аррозия тоже кое-что добавил. Интересно, что? При своём переводе… только замечу, что многие английские авторы сомневаются, что он лично переводил, он организовывал людей, корректировал, скорее всего, так и было, это был плод коллективного творчества. Что же он туда включил? Описание экспедиций своих двух подданных – норманна Отера по Белому морю и, кажется, сакса Вульфстана из Шлезвига в Финский залив.

Альфред снарядил эти экспедиции. Благодаря тому флоту, который он создал, он отправил их посмотреть, что там вокруг. До эпохи великих географических открытий почти тысяча лет. А ему это уже любопытно, и хочется зафиксировать то, что они ему рассказали. То есть, конечно, его просветительская деятельность, она наивна, что естественно для этого времени, она глубоко христианская, но не примитивно. И в конечном счёте многие авторы говорят, что его главная конечная цель – это усиление авторитета королевской власти. Не без того. Но не сводимо, по-моему, ни к одному фактору.

С. БУНТМАН: Не сводимо, но он строит современное государство.

Н. БАСОВСКАЯ: Современное ему, и опережающее его предшественников. Не без рывков формируются нации, цивилизации и государства. Вот времена Альфреда и его личность – это рывок. Конец его жизни и правления 899 год, он ушёл, умер своей смертью, но закат его жизни очень сильно омрачён новой активизацией норманнов. С 890 года, т.е. за 9 лет до смерти Альфреда, флот данов, огромный, каких не было прежде, 250 кораблей, из Булони через Ла-Манш, вторгается в Британию, в Англию, как он уже начинает её называть. И он король Англии. Вождь датчан, данов Гастингс входит в устье Темзы с 80 кораблями. То есть, ясно, что они тоже это время не теряли. Они по-своему созидали, они увеличили свой флот, они не оставили надежду завоевать этот остров, и не вполне ошиблись. Частичное завоевание произойдёт уже после Альфреда.

Поэтому он не мог спокойно на закате своей жизни видеть, что всё удалось, и если вдруг приписать ему некие по-своему философские рассуждения, то скорее могли рухнуть его действия по военной части, здесь норманны могли просто одержать победу, а вот те книжки, та потребность читать, и он добился, что верхушка читает, что при дворе работает школа для детей знати, это тоже разрушить можно, но обычно такие действия дают более долговременные результаты.

С. БУНТМАН: Мы познакомились с Альфредом. Не будем сейчас спорить о написаниях различных имён, всё начинается на одну букву. Мы потомки и носители других языков, можем очень часто различать и читать по-другому. Но мы познакомились с этим человеком и с узловой фигурой, наверное, для уже нового английского века на Альбионе, если называть его как римляне. Мы познакомились с началом новой совершенно эпохи.

Это программа «Всё так». Наталья Ивановна Басовская. Те, кто будет в Москве 5 февраля, не забудьте придти в 18 часов в магазин книжный «Москва» на Тверской, и вы тогда побудите на презентации книги «Эхо Истории на «Эхо Москвы», «Человек в зеркале Истории». До свидания.



Комментарии

10

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

mikhail 01 февраля 2009 | 00:07

спасибо
очень интересная и содержательная получилась история.


01 февраля 2009 | 01:13

Приставка Этель- была королевской принадлежностью.Поскольку Альфред был 4-м или 5-м даже сыном,то не предполагалось,что он станет королём.Поэтому он получил имя без родовой королевской приставки.Видимо с детьми своими он решил этой ошибки не повторять.


01 февраля 2009 | 13:09

Уважаемые ведущие! Мне очень нравятся ваши передачи, посвященные истории. К сожалению, в них почти не освещаются исторические персонажи нашего Отечества. Поскольку во многом наша собственная история остается весьма политизированной и тенденциозной, нельзя ли уделить внимание хотя бы наиболее крупным деятелям, например, Александру Невскому, Ивану Грозному, царице Софье или Рюрику? Было бы очень интересно попытаться понять, почему же все-таки наша собственная история так обособлена от истории Европы (или это только миф), что лежит в основе наших национальных особенностей, почему что русскому в радость, то немцу - смерть?


01 февраля 2009 | 15:32

ты не боишься
разочароваться?

Ведь у Басовской образ Альфреда соткан из мифов и сказаний, а наших героев она будет собирать из клеветы и сплетен "европейских светил"...


01 февраля 2009 | 15:34

кстати
Тут Путин нас учит доверять, хотя бы раз. Так что можно попробывать. Заказать Басовской образ царя нашего, Ивана...


03 февраля 2009 | 03:08

ответ Дмитрию
Эге, чего захотел! Басовскую в политику? Рюрик, Александр Невский, Иван Грозный в России это политика. А Альфред и в Англии вне политики.


02 февраля 2009 | 03:23

??
"Он жил в эпоху, можно сказать, преданглийскую, на рубеже великого переселения народов, времени, которое ознаменовало конец Римской империи,..."

Хм... На рубеже означает скорее начало, а он жил ближе к концу....

"И в этом смысле он весьма сопоставим со знаменитым правителем франков, будущим императором Карлом Великим."

Каким это будущим? Прошлым! Он родился уже после того как внуки Карла поделили Империю.


06 февраля 2009 | 09:02

Басовская -- Alfred tрe Great
Касательно королевского имени: в древнеанглийском его имя читается как Элфрид с ударением на первом слоге; так что в смысле однородности заглавной буквы имени семейная традиция была соблюдена.


skyduster 11 июля 2009 | 14:47

Спасибо.
Как раз за этим уточнением зашел в коменты. Названная Натальей Ивановной дочь Альфреда - Эльфрида похоже названа отцовским именем.


vanvejlen 11 февраля 2009 | 01:35

А чего следующую передачу не выложили?..
= (
Про Викторию...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире