'Вопросы к интервью
23 сентября 2007
Z Все так Все выпуски

Сулейман Великолепный


Время выхода в эфир: 23 сентября 2007, 13:13

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Тринадцать часов и четырнадцать минут почти в Москве. Добрый день! Это программа «Всё так!» Натальи Басовской — Добрый день, Наталья Ивановна! — …

НАТАЛЬЯ БАСОВСКАЯ: Здравствуйте!

А. ВЕНЕДИКТОВ: … и Алексея Венедиктова. Сегодня вы услышите о человеке, о котором вы знаете мало, однако его хорошо знают во всей Малой Азии – Сулейман Великолепный. Султан Сулейман Великолепный, в эпоху которого Турция достигла наибольшего расцвета, и имела отношение к территории России, скажем так… к территории Советского Союза, скажем так.

Но, прежде, чем мы начнём говорить и рассказывать с Натальей Ивановной о Турецкой империи, об Оттоманской, вернее, империи времён расцвета, я предлагаю вам выиграть десять экземпляров книги «Повседневная жизнь Стамбула в эпоху Сулеймана Великолепного». Робер Монтран – автор. Живая история. Это издательство «Молодая гвардия», 2006 г. [опущен повтор]

Если ответите правильно на вопрос… Как на него ответить? – Прислать sms не телефон +7 985 9704545 – на вопрос, очень простой: В турецком языке, в турецкой практике того времени, да и сейчас, да и в Персии, да иногда у нас – ПОДАРОК, ЧАЕВЫЕ И ВЗЯТКА обозначались одним словом. Каким словом в Турции, Персии и частично у нас, на Юге, во всяком случае, одним словом обозначается «подарок», они же «чаевые», они же «взятка»? [опущен повтор].



Реклама



А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы слушаете «Это Москвы». Вопрос: Каким одним словом называется на Востоке «подарок», он же «чаевые», он же «взятка»? Да и в расхожем русском языке тоже это слово употребляется достаточно часто.

[Голос за кадром] ИСТИНА ВСЕГДА ГДЕ-ТО РЯДОМ. «Эхо Москвы». ВСЁ ТАК!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сегодня программа «Всё так» с Натальей Басовской посвящена Сулейману Великолепному. Правда, «Великолепным» его назвали в Европе, а местные жители назвали своего государя «Законодателем». Но, тем не менее…

Н. БАСОВСКАЯ: Кануни [тур. Kanuni — «законодатель», араб. القانونى‎‎).].

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кануни, да?

Н. БАСОВСКАЯ: Сулейман Кануни [Сулейма́н I Великолепны́й (Кануни́) (осм. سليمانا اول‎ — Süleymân-ı evvel , тур. Birinci Süleyman, Kanuni Sultan Süleyman) (6 ноября 1494—5 сентября/6 сентября 1566) — десятый султан Османской империи правивший с 1520 по 1566.], Сулейман Первый Кануни. Кто он такой?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Итак, что же такое была Турция, когда он встал у власти?

Н. БАСОВСКАЯ: Может, сначала чем он запечатлелся в истории, по традиции, а потом – чем была Турция?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, давайте.

Н. БАСОВСКАЯ: Турецкий султан, правитель, тогда – великой, безусловно, Османской империи. И он же – высшая точка этого величия. А, как известно, после высшей точки, зенита, согласно законам физики, возможно движение только в одну сторону – вниз. После него оно и началось.

Кануни – «Законодатель» — считается, что он дал законы, но об этом мы ещё поговорим – каковы эти законы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Надо сказать, что это первая половина XVI века – мы не сказали, когда это было.

Н. БАСОВСКАЯ: 1520-1566 это годы его правления.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Середина.

Н. БАСОВСКАЯ: Про рождение скажу через несколько секунд. Общепризнанный «золотой век». Очевидный закат в XVII веке, то есть сразу, вскоре после конца его правления. Распад этой Османской империи после поражения в Первой мировой войне, и с 1922 года – светская республика.

Чем ещё известен? Лично возглавил 13 военных компаний. Десять из них в ЕВРОПЕ. Обрати внимание на этот…

А. ВЕНЕДИКТОВ: ЕВРОПЕЙСКИЙ государь!

Н. БАСОВСКАЯ: У него было много европейского. Сейчас его биография это подтвердит. И при нём – расцвет искусств – почему «Великолепный»? «Великолепие» — это и походы, но были у него конкуренты – предшественники султаны, которые больше завоевали, чем он… А вот расцвет искусства – при нём – высшая точка для Османской империи. И высшей точкой для этой высшей точки по сей день считается чудо архитектуры – мечеть Селимие городе Эдирне, Турция [тур. Selimiye Camii (Edirne)], недалеко от Стамбула, на том кусочке территории, которым в Европе по сей день на Балканском полуострове владеет Турция.

Вот в каком свете, в каком контексте он остался. Сохранилось его изображение. Наверно идеализированное. Очень красив, в невероятно огромном тюрбане. Тонкий профиль. Не очень большая борода. И что-то европейское проступает. Вот европейская составляющая Сулеймана. Очень интересно.

Он родился в 1495-м году в Турции. Но правил с 1520 года, уже зрелым человеком. Его дед, Баязид Второй [древн. тур./осм. بايزيد ثانى Bāyezīd-i sānī, тур. : İkinci Bayezid (II.Bayezid или II.Beyazıt) (1447—1512)], по прозвищу «Святой» — такие прозвища случайно в те времена не давались – человек, чьё правление вошло в историю Османской империи как редкое, потому что миролюбивое и спокойное, без массовых убийств, которые так характерны для последующего. Прозвище «Святой». Долго, спокойно правил.

И ОН назначил своего внука Сулеймана, нашего персонажа, быть представителем, управителем, правителем от имени Османской империи в Крыму.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Несмотря на то, что он был маленький мальчик…

Н. БАСОВСКАЯ: Юность он провёл в Крыму в городе Кафа, нынешняя Феодосия. Кафа был тогда центром мировой работорговли и резиденцией турецкого наместника, потому Крымское ханство – остаток громадной Орды, обломок, один из обломков – признал[о] себя вассалом Османских правителей. И вот, чтобы обозначить себя, что они вассалы, там есть турецкий наместник. Наместник Сулейман.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Принц. Малолетний. Малолетний, да…

Н. БАСОВСКАЯ: И дальше начинается драматическая история его небыстрого прихода к власти, вернее, предшествия того, что предшествовало приходу к власти. Его отец, по имени Селим Первый, который вошёл в историю Османской империи и в историю Европейскую тоже с прозвищем «Грозный», по-турецки Явуз [Yavuz]. Он восстал против состарившегося Баязида, этого миролюбивого своего отца с тем, чтобы помешать передать власть своему старшему брату Ахмеду.

Надо сказать, что в Османской империи в это время был закон, удивительный закон — я не поручусь, что он был записан, но он строго соблюдался: при вступлении на престол каждый новый наследник убивал всех своих братьев.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это был закон. Это не была традиция. Он даже назывался типа «фатах», вот, какой-то «фаттах», «фатхах»…

Н. БАСОВСКАЯ: В XVII веке его перестали соблюдать. Его заменили заточением. Очень, конечно, трогательно….

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но перебить всех братьев.

Н. БАСОВСКАЯ: Обязательно…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А с учётом гарема…

Н. БАСОВСКАЯ: Этих братьев сводных – сколько хочешь, очень много – их не счесть, но НАДО убить. Цель, в формулировке этого закона, «дабы избежать братоубийственных войн и розни».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Например, Селим, отец нашего героя, когда он стал [султаном], погибло около СОРОКА его сводных братьев.

Н. БАСОВСКАЯ: Он перебил всех родственников, не только братьев, но ещё и дядюшек…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Святое дело…

Н. БАСОВСКАЯ: ….мужского пола. Надо сказать, что Селим, получивший прозвище «Грозный», «Явуз» [тур. Yavuz], был очень скор на расправу. Но первый его бунт был неудачным. Он в 1511-м году…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это ПАПА, напоминаем – папа нашего героя….

Н. БАСОВСКАЯ: Папа нашего персонажа…. Восстал. Восстание было неудачным, и он бежал к нашему Сулейману, а именно в Феодосию.

А. ВЕНЕДИКТОВ: К сыну.

Н. БАСОВСКАЯ: …. в Кафу….

А. ВЕНЕДИКТОВ: … к малолетнему, добавлю я.

Н. БАСОВСКАЯ: Уже «молодому». И сын принял его, поддержал (ну как не помочь отцу, хоть и «Грозному», а, тем более, может быть, «Грозному» особенно надо помочь). Селим перестроил, так сказать, войска, подготовил снова войско, снова пошёл на Стамбул против своего отца Байезида – какая кровавая, вообще, увертюра правления Сулеймана Великолепного, и на этот раз удачно.

Он добился низложения своего отца, Баязида, отправил его куда-то подальше, как бы, что-то, там, он будет доживать… — ничего этого не случилось – считается, что по пути его отравили, скорей всего так и есть. Перебил после этого всех своих родственников мужского пола. Вообще был скромный…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Скромный…

Н. БАСОВСКАЯ: Считается, что истребил шиитов в Малой Азии – примерно 45 тысяч человек. То есть, кровавая увертюра.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу сказать – процитировать можно? – Селима Грозного…

Н. БАСОВСКАЯ: Нужно!

А. ВЕНЕДИКТОВ: «Править – это сурово карать», — говорил он.

Н. БАСОВСКАЯ: Таким был отец Сулеймана.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, и, кстати, интересная ещё история – поговорка такая ходила: если хотели кого-то проклясть – кстати, было ещё в XIX веке – проклинали таким образом: «Чтоб тебе быть визирем у Султана Селима», каждый…

Н. БАСОВСКАЯ: Потому что… это значит, что каждую минуту тебя могут либо удавить, либо отравить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Симпатичный дядя.

Н. БАСОВСКАЯ: И вот этот Селим Грозный, он оставил, конечно, о себе такую память. И любопытно, что у нас ведь был свой персонаж, Иван IV «Грозный». И во временя Ивана IV «Грозного», московского правителя, некто Ивашка Пересветов, как говорят, выходец из Литвы, подаёт Ивану Васильевичу свои «эпистолы» – записки и соображения, в сороковых годах XVI века. И там он советует принять «грозность» на манер турецких султанов, как государственную необходимость.

Цитирую далее, «о если б к московской истинной вере да правда турецкая, так ведь с русскими сами ангелы беседовали бы». Как-то он «ангелов» понимает очень своеобразно. Но надо сказать, что Иван Васильевич «Грозный» с этой ли эпистолы, вне её – мы хорошо знаем – в своей практике как раз был подобен этому Селиму.

Итак, Османские правители не настолько были отрешены от Европы, как может на первый взгляд показаться, а московские – не настолько от азиатских, как тоже хотелось бы иногда думать. Это было время, когда Османская империя в европейской истории играла потрясающую роль, а в судьбе Сулеймана, получившего затем прозвище «Великолепный», совершенно особенное место занимала Европа, начиная с того, что он сформировался в Феодосии, он и в дальнейшем проявлял некоторые черты своей европейской, сколько-то европейской, натуры.

Но теперь, Алексей Алексеевич, если не возражаете, тот момент, который Вы совершенно правильно отметили – «А что такое Османская империя в XV-XVI веках?» Откуда взялась?

Создана тюркскими племенами в Анатолии, то есть, Малой Азии, в эпоху заката Византийской империи. Она выросла на развалинах великой восточной части великой античной Римской империи и существовала до создания Турецкой республики в 1922-м году. Долгожитель. И на какое-то время – то, о котором мы говорим – её европейская часть, территориально, была сопоставима с азиатской.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И поэтому до сих пор турецкие [футбольные] клубы играют в Европейской лиге и…

Н. БАСОВСКАЯ: Турция претендует…

Н. БАСОВСКАЯ и А. ВЕНЕДИКТОВ [хором]: на вхождение в Евросоюз.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

Н. БАСОВСКАЯ: И кажется, что эта претензия основана только на той крошечной территории вокруг Стамбула. И не такая уж она крошечная. Я специально, готовясь к передаче, посмотрела карту – там три города существенных, население больше ста тысяч в каждом из этих городков. И вот эта претензия – зацепка на балканском полуострове – это след ушедшей звезды, европейской звезды Османской империи [древн.тур. دولت عالیه عثمانیه Devlet-i Âliye-yi Osmâniyye, поздн. и совр. тур. Osmanlı Devleti или Osmanlı İmparatorluğu].

Основателем Османской империи был некто Осман, естественно. Время правления 1259— 1326. Он получил от своего отца Эртугрула [Ertuğrul] пограничный удел, или «удж», как они называли, Сельджуксого [Seljuk] государства в Малой Азии. Есть версия, что туркам-сельджукам Осман помог со своими войсками противостоять монголо-татарам. Потому что великое месиво было, великих перемещений, передвижений громадных племенных и ранне-государственных масс. И за это, мол в благодарность, укрепили его «удж» (удел), из которого потом и родилась Османская империя.

С XIV века, правители эти, потомки Османа, начали движение в Европу. Балканский полуостров. Мехмет Первый в 1453-м году завоёвывает Константинополь. Страшное движение на Запад. Неукротимое. И, кажется, совершенно неостановимое.

Его главной военной силой были известные войска янычар. «Янычар» буквально означает «новое войско». С XIV века создано. КТО ОНИ ТАКИЕ? Какой-то тонкий, почти гениальный, замысел. Это рабы султана, набиравшиеся только из детей-христиан, воспитанные в ПОЛНОМ отрыве от семьи, от своей веры, от родины – когда потом названы в литературе будет «манкурты» , люди, не знающие корней своих и знающие одно – преданность султану.

Вот это войско составляло какое-то страшное, неотвратимое ядро.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу сказать, что очень интересный итальянский разведчик, Паоло Джовио [итал. Paolo Giovio, он же Павел Иовий Новокомский, лат. Paulus Iovius Novocomensis, 19 апреля 1483 — 10 декабря 1552], в трактате для императора Карла V, современника, да? – сообщал…

Н. БАСОВСКАЯ: Борца против Османской империи…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, сообщал… Донесение. Шифрованная телеграмма: «При султанском дворе разные язЫки в ходу: турецкий, язык властителя; арабский, на котором написан турецкий закон – Коран; третье место занимает язык славянский – на нём, как известно, говорят янычары. Это донесение разведчика.

Н. БАСОВСКАЯ: Очень много было детишек из этих самых славянских семей. Ну, и скажу, что любимая жена Сулеймана, который получит прозвище «Великолепный», она была славянка. Роксолана её имя. Высказываются разные предположения, что истинное её имя было Александра…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Настасья…

Н. БАСОВСКАЯ: Но это предположения.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да…

Н. БАСОВСКАЯ: Русская, полька…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Настя Лисовская, из украинского села Рогатин.

Н. БАСОВСКАЯ: …украинка…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Там тоже была смесь…

Н. БАСОВСКАЯ: Но всё это версия… Рогатин, да… Но кто она, вот, так сказать [была на самом деле]… Ну, славянка – это очевидно. О ней – немножечко позже – её роли в его судьбе.

Итак, Османская империя, выросшая в колоссальную силу – в 1389 они одержали свою величайшую победу на Косовом поле в Южной Сербии, после чего турецкий султан Мурат погиб, в ходе этого сражения. Славяне – сербы и боснийцы – проявили героизм. Во время битвы Мурат был убит в собственном шатре. Казалось, всё – теперь османы будут побеждены. Но они победили в этом сражении. Это очень важная победа 1389 года сделала их дальнейшее продвижение на территорию Европы просто, казалось бы, неотвратимым и неостановимым.

Скажу, забегая вперёд, что ОСТАНОВИЛИСЬ они только при осаде ВЕНЫ. Нынешняя столица Австрии Вена нам представляется глубоко западной страной, в которой никакая турецкая власть, даже гипотетическая, кажется невозможной. Между тем, перед тем, как сказать о завоеваниях Сулеймана Великолепного, заметим – только у стен Вены остановилась эта ЛАВИНА, эта непобедимая, как тогда казалось, армия.

Кроме того, они создали великолепный флот, сдавали его, можно сказать, в аренду некоторым европейским державам – потому были силы по-настоящему грозные. Сулейман – вершина их непобедимости.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И, прежде, чем мы уйдём на новости, я хочу сказать, что его отец, вот тот самый Селим «Грозный», подготовил это завоевание, эту вершину, потому что именно при нём, хоть он и не герой нашей передачи, была завоёвана Сирия, был завоёван Египет и был отхвачен кусок Персии. И, вот можно себе представить, на каком взлёте военных подвигов оттоманских султанов, которые САМИ возглавляли войско, как и Сулейман, приходит к власти молодой человек, а котором – я завершу эту часть – итальянский политик и, тот же самый, разведчик, Паоло Джовио, написал «бешенный лев (то есть Селим) оставил своим наследникам ласкового ягнёнка».

Н. БАСОВСКАЯ: Но «ягнёнок» сосредоточился, будучи [неразборчиво] на Европе.

Конец Первой части

Новости

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы разыгрывали книгу Робена Монтрана «Повседневная жизнь Стамбула в эпоху Сулеймана Великолепного» издательства «Молодая гвардия», я очень люблю эту серию, там описываются нравы и быт, о которых мы говорим с Натальей Ивановной Басовской. Я задал вам вопрос. Что является в турецком, персидском, восточном обычае подарком, взяткой и чаевыми одновременно. Правильный ответ был, конечно же «бакшиш» и наши победители, кто первый ответил правильно – Александр (235), Анатолий (506), Владимир (321), Сережа (925), Владимир из Томска (545), Клим из Челябинска (972), Григорий из Ростова (901), Денис из Санкт-Петербурга (115), Игорь (643) и Ефим (506). У нас много было – калым, мзда, но бакшиш, все таки, это был бакшиш.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сулейман Великолепный в 25 лет наследует своему отцу, молодой человек, смерть прервала этого самого, жизнь этого льва бешеного и венецианский посол с удивлением пишет: «Этому молодому султану не чужда справедливость». Это удивление. 25-летний молодой человек.

Н. БАСОВСКАЯ: Это удивление сложилось из нескольких обстоятельств. Благодаря действиям его отца, Селима Первого, Сулейману совершенно не было нужды выполнить тот закон об истреблении своих ближайших родственников мужского пола. У него, к моменту наследования, не было таких конкурентов. Судьба избавила его от стартовых злодейств. И как это не удивительно, хотя в этом контексте, в этом обществе, это злодейство – норма, кровопролитие, уничтожение родственников, но тот факт, что ему делать этого не пришлось, вызвало к нему симпатии и прозвище «Великолепный» отражало в том числе и симпатии общества к его личности.

Второе, что сразу было замечено – он повел себя разумно, как отмечают источники. Разумно, не по грозному. В чем выразилась эта разумность? Прежде всего, он разрешил плененным прежде, при его грозном отце, почти удвоившем территорию империи, разрешил ремесленникам и купцам из других стран, насильственно доставленным в Турцию, вернуться на родину. Это удивительный и благожелательный шаг очень улучшил торговлю, правда в турецко-османской империи торговля понималась довольно однобоко. Они хотели, чтобы все только ввозилось в Турцию, не понимая роли экспорта, предпочитали импорт. Но, тем не менее, это усилило симпатию к общению торговому с турками.

Кроме того, он настаивал на создании светских законов и они были созданы. В большинстве стран Востока, мусульманского, в то время никаких светских законов не было, все диктовалось законами Шариата. Почему-то Сулейману показалось, что что-то надо, что нужны светские писанные законы и как считают и многие специалисты об этом спорят, что в этих законах были нюансы, которые позволяли учитывать особенности завоеванных стран, особенности их традиций, в некоторых самых новых работах серьезных историков на сегодня говорится, что попытки учитывать эти особенности, чтобы империя не была пороховой бочкой, именно при Сулеймане имело место. Но, все-таки не вести завоевания, такой правитель, правитель такой империи, не мог. Я уже упоминала, что он провел лично, возглавил лично 13 завоевательных походов. Из них 10 – в Европе. Его тянуло в Европу, он вырос в Крыму, он вырос в Европе. Любимая жена у него европейская. Главной целью была Европа. Вне Европы он воевал с Ираном, продолжая политику своего отца, отнял у него Западную Армению, Грузию и Ирак с Багдадом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Дошел до Азербайджана.

Н. БАСОВСКАЯ: Как сегодня звучит, что Ирак был бесконечно, был предметом, который кто-то стремился покорить. Покорил Тунис в 1534 году, но удивительно не надолго. Через год Карл Пятый в 1535 отвоевал его обратно, в Северной Африке. Алжир, там же, в Северной Африке, по соседству, признал себя вассалом Сулеймана. И все-таки, главная Европа, тот самый Карл Пятый, отец Филиппа Второго Испанского, того, который покорял и подавлял Нидерландское освободительное движение, в год начала этой борьбы, 566-ом, умер наш сегодняшний персонаж – Сулейман Великолепный. Конечно, Карл Пятый и Габсбурги для него были главными, главный удар Сулейман направил против королевства Венгрии, тогда очень заметное в Западной Европе и очень воинственное. Венгры наследовали воинственность и традиции умения воевать, стремление к постоянной войне, конечно же, от гуннов. Довольно долгое время в первой половине ХХ века они категорически старались отвергать какую-либо связь с гуннским наследием. И абсолютно напрасно. Во второй половине ХХ века они устроили знаменитую выставку в Национальном музее, я там была, было очень интересно, где воссоздали весь путь гуннов и своих предков, наследников, по Южной Сибири, по Алтаю, Южному Уралу, поэтому очень много наших музеев представили там экспонаты и признали, что эта традиция умения воевать, они были могучими и очень древними.

Центром столицы тогдашней Венгрии, был Белград.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тот самый Белград, Сербский Белград.

Н. БАСОВСКАЯ: Древние греки считали, что где-то на Балканском полуострове находился выход или вход, или выход из тартара в царство Аида, или вход в него и что там эта постоянная война неизбежна. Оттуда начинается Александр Македонский. В 1521 году он покоряет Белград и это становится важной…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Первый год его правления

Н. БАСОВСКАЯ: Большой успех Сулеймана в первый же год правления. В следующем году он покоряет остров Родос, вроде бы маленький остров между Турцией и Грецией, с Родоса прекрасно виден турецкий берег, мне посчастливилось это видеть самой.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Там были базы…

Н. БАСОВСКАЯ: Это был могучий военный центр. Я видела своими глазами Это было повышение квалификации для меня. Орден Ионитов, один из духовно-рыцарских орденов обосновался там. Иониты умели воевать, хотя главная их задача была призрение страдающих, болезных…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Они были рыцари

Н. БАСОВСКАЯ: Нищих… Но они умели воевать, а их крепость на Родосе была укреплена феноменально замечательно. Сейчас проведена реставрация в современном духе, как это понимают итальянцы. В сущности, резиденция выстроена заново, но по точным эскизам прошлого. Они держались долго, полгода, осада страшная, шесть месяцев свирепой войны, иониты поняли, что им не устоять и они сдались Сулейману Великолепному, но он опять проявил европейскую черту. Не истребил, они договорились, что он позволяет им уйти.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он даже выкуп не затребовал.

Н. БАСОВСКАЯ: И они ушли и обосновались на Мальте и еще прожили долгую историческую жизнь. Вот чем-то он отличался. В 1526 году победа при Мохаче и дальше – Венгрия…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу напомнить нашим слушателям, что был замечательный фильм «Звезды Эгера» об осаде крепости. И книга была.

Н. БАСОВСКАЯ: О героизме защитников

А. ВЕНЕДИКТОВ: И начинается он с битвы при Мохаче, когда Сулейману Великолепному приносят голову венгерского короля, Людовика Второго, погибло 8 епископов, была сложена пирамида из 8 тысяч голов, из 20 тысяч венгров погибло 8 тысяч, были отрублены головы и сложена эта пирамида, в том числе 3 епископа, 8 епископов.

Н. БАСОВСКАЯ: Философское азиатское отношение к цене человеческой жизни…

А. ВЕНЕДИКТОВ: …измеряется высотой пирамиды из человеческих голов.

Н. БАСОВСКАЯ: Оно вполне, не будем преувеличивать европейские тенденции Сулеймана. А в 1529 году – осада Венгрии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он по дороге Будду взял, будущий Будапешт.

Н. БАСОВСКАЯ: Казалось, Вена обречена, потому, что армия Сулеймана составляла около 120 тысяч человек. Что против нее можно сделать? Это очень трудно. Но средневековые осады, это раннее новое время, они одинаково трудны и для тех, кто осажден и для тех, кто осаждает. Прежде всего, осаждающее войско страдает от эпидемий, болезней, внутреннего разложения, начинается мародерство, нравственный и моральный упадок духа войска, то, о чем говорил Л.Н. Толстой. Если духа высокого нет, то войско обречено. И Сулейман Великолепный, потеряв около 40 тысяч человек из своих 120, отступил. Они признали вассальную зависимость княжества Валахия, Молдавии, так что элемент успеха есть и очень важный его успех – в 1536 году он заключил союз с Францией. Вот какой европейский успех. Против Северной Италии. Несколько успешных военных кампаний против Венеции. Венеция – большая сила, могучий флот, богатый и серьезный соперник.

Что за союз с Францией? Как могло быть так, что Франция – лидер европейской цивилизации, заключает союз с мусульманской османской империей, таким страшным врагом? Вот что значит дипломатия, политика и вражда внутри стана европейского. Главным врагом для французской монархии были Габсбурги. А поскольку Сулейман с ними воюет, то почему бы не попользоваться турецкой военной мощью для того, чтобы обставить Габсбургов. В будущем это будет много раз. Западные европейские державы будут с удовольствием наблюдать, как для монстра, две империи, пусть ослабляют друг друга, а они при этом побудут в сторонке, как бы мысленно будучи союзниками, но не очень вторгаясь в эту игру.

Итак, Франция – враг Габсбургов, заключает союз с Сулейманом. Франциск Первый подписывает соглашение. В ответ французские купцы получают льготы, турецкий флот предоставляется в распоряжение французского короля. Очень важный момент – при этом только сегодня исследователи видят, что европейцы не вполне понимали, как османский правитель смотрит на этот союз. Они думали, что это нормальный союз в духе Европы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Двух императоров.

Н. БАСОВСКАЯ: Ничего подобного. Они считали, что эти льготы – поощрение верных вассалов, льготы, которые они дают купцам. Флот, который они предоставили – поощрение того, кто признал величие турецкого султана, т.е. внутри империи никакой мысли, никакого ощущения равноправного союза Франциск Первый об этом явно не догадывался, этого не существовало. И, тем не менее, французы пользуются возможностью на Габсбургов направить мощную разрушительную силу, тогда могущественной османской империи. В тот момент в Европе вполне существовала опасность того, что попытавшись взять Вену один раз, он попытается еще раз. Он и попытался и второй раз тоже не удался. Но считать, что это последние границы и они никуда не продвинутся, было бы легкомысленным. Люди жили в опасениях, а, поскольку внутри Европы были противоречия, многие против многих, то это была очень большая опасность с Востока. Сулейман Великолепный до последнего дня своей жизни оставался воителем, лишь в каких-то промежутках между походами он был тем Великолепным, который поощрял искусство, при котором была пышная и красивая дворцовая жизнь, а на самом деле, он до последнего дня, он умер-то в Венгрии, в очередном военном походе. Немножко надо сказать, какая жизнь была внутри. Конечно, те законы, которые он дал, не превратили османскую империю в какое-то стройное, единое…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не модернизовал…

Н. БАСОВСКАЯ: Модернизация не случилась

А. ВЕНЕДИКТОВ: Административная реформа, как часто это бывает, потерпела крах.

Н. БАСОВСКАЯ: Безусловно. Такой не очевидный, не видный с первого взгляда, но на самом деле, каждое новое приращение новых земель, прибавляло новые проблемы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но Вы знаете, Наталья Ивановна, он же был не один. У него была вторая рука очень долго – визирь Ибрагим паша, который был таким Чубайсом, был таким модернизатором, который толкал султана. Когда султан был в походах, он занимался модернизацией турецкой империи. Он был его близкий друг. И погиб он…

Н. БАСОВСКАЯ: …от интриг любимой жены.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не имеющих отношения к реформам модернизаторства.

Н. БАСОВСКАЯ: Абсолютно. Роксалана – это такая славянка, чьи портреты сохранились. Конечно, в духе того времени, стилизованные, ничего славянского в портретах нет, кто там знает, что там было внутри, а она вела себя не как какая-нибудь сопровительница, да и на Востоке их не было. Как мать, которая хотела, чтобы престол достался её сыну, Селиму. И ради этой цели она шла на всё. Она провела в гареме всю свою жизнь, с 1520 по 1558 год. До смерти. Что она видела, кроме этого гарема? Считается, что она была дочерью священнослужителя или католика или православного…

А. ВЕНЕДИКТОВ: И, следовательно, была образованной. Читать умела.

Н. БАСОВСКАЯ: Конечно, раз из среды священнослужителей…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вроде бы найдена переписка, может быть писали за нее, а он ей писал стихи…

Н. БАСОВСКАЯ: Он писал стихи, а особенно, к стихам был приобщен его сын. Итак, он почему остался Великолепным? Сам писал стихи, поощрял поэтов, любимец его был Абдульбакы, которого называли в Турции «Султан турецких поэтов», считается, что в мировой классике он никакого оригинального стиля не открыл, но его поэзия отличалась изяществом, тонкой восточной вязью, а знаменитый зодчий Синан ((Sinan) (полное имя Мимар Коджа Синан) (1489–1588), турецкий архитектор, чья творческая судьба ознаменовала высший расцвет зодчества Османской империи) был султаном Сулейманом поощряем, ведь это тоже важно, когда при дворе способен правитель оценить выдающийся талант.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот он построил эту «Сулейманию»

Н. БАСОВСКАЯ: Он построил три великие мечети, которые считаются шедеврами мировой архитектуры. Селимье, Шахзаде (слово персидское, сложное из шах и заде — рожденный, сын) — сын шаха, царевич, принц. Этот титул даруется в Персии всем принцам крови) и Сулемайне, по имени Сулеймана. Сулейман – это стилизованный Соломон. Лучший – это Селимье.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это он строил для сына.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. В том самом Адрианополе или Идерне. Итак, что же там произошло, вокруг предстоящего престола наследия. Роксолана все-таки была любимой женой

А. ВЕНЕДИКТОВ: Там был момент свадьбы. Он женился на ней через 6 лет после того, как он женился на ней. После того, как она попала в гарем

Н. БАСОВСКАЯ: Она была окружена интригами. Гарем – это интриги всегда и лучшего нашего всего, А.С. Пушкина, не опишешь. «Бахчисарайский фонтан» показывает, что такое гарем. Женщина, которая провела там столько лет, она была мастером интриги. Она добилась казни великого визиря и казни старшего сына Сулеймана, Мустафы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот здесь особая история. Потому, что сын был любимым, от любимой жены, которая была черкешенкой, но он, про него, про этого мальчика, про Мустафу, который был наследником официальным, про него говорили, что христианский пленник Джурджевич (Igniat Dzhurdzhevich) написал, что Мустафа затмевает всех деспотизмом и жестокостью. Он уже видел себя наследником…

Н. БАСОВСКАЯ: И был вполне традиционным правителем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он был бы, как его дедушка Селим Грозный.

Н. БАСОВСКАЯ: А Роксолана протолкнула на престол человека совершенно другого типа.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну каким образом? Вы знаете, как с Марией Стюарт были сделаны подложные письма от Мустафы, который писал якобы иранскому шаху. Как предатель. Отцу было доложено, он вызвал его в ставку, страшная история. Сын, наследник, зашел в шатер, они были в Малой Азии и султан приказал своим «немым», это была охрана, удушить сына. При чем, есть тому свидетели, скажем, французский посол пишет «Все это происходило прямо на глазах султана-отца.» Сулейман, отделенный матерчатой стеной, — об этом пишет германский посол, — от места, где разыгрывалась эта трагедия, — высовывал из-за нее голову и бросал ужасные грозные взгляды на немых, упрекая их за неуклюжесть гневными жестами». Таким образом был задушен наследник престола Мустафа.

Н. БАСОВСКАЯ: Не было на них И.Е. Репина, который бы написал картину «Сулейман Великолепный убивает своего сына Мустафу».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да. Повторяется…

Н. БАСОВСКАЯ: В разных местах, в разные эпохи, но с ужасающе свойственной худшим сторонам человеческой натуры природой зла, никуда не денешься – есть в человеке высокая, супервысокая, а есть и это.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А Селим был пьяница.

Н. БАСОВСКАЯ: И в итоге он вошел в историю под именем «Селим Второй пьяница»

А. ВЕНЕДИКТОВ: Несмотря на то, что мусульманин.

Н. БАСОВСКАЯ: Это просто невероятное сочетание. Допускаю, что в тайне Роксолана его воспитывала, как не вполне правоверного и это сказалось. Пьяница и поэт. Вещи тоже часто сочетающиеся. Много писал стихов, поощрял поэтов и начал терпеть всяческие поражения в войне, что вполне естественно. Самое главное и грозное для судьбы османской империи поражение..

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это при Селимее, при этом пьянице

Н. БАСОВСКАЯ: При Селиме. Поражение при Лепанта. Пропил он эту победу османскую в 1571 году. Битва, в которой Испания, Венеция, Мальта, Генуи, Савойя в союзе нанесли первый сокрушительный удар по османскому движению на Западе. Эта битва, которая так важна в судьбе одного из наших персонажей, Сервантеса, где он потерял руку и это сражение, которое, как масса современников написали, впервые был развеян миф о непобедимости османской империи. До 1571 года, до правления сына нашего Великолепного Сулеймана, Селима Второго пьяницы, казалось, что никогда европейцы настоящих побед не одержат. Ибо, под Веной победы не было

А. ВЕНЕДИКТОВ: И поражения не было

Н. БАСОВСКАЯ: Истощившая свои силы османская империя отступила, а это значило, что она их соберет и придет снова.

А. ВЕНЕДИКТОВ: От Вены до Азербайджана. А дальше на юг. Ирак, Иран, Тунис, Алжир.

Н. БАСОВСКАЯ: Это, своего рода, империя, которая может претендовать на звание Всемирной.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сулейман Великолепный поражение своего сына уже не увидел.

Н. БАСОВСКАЯ: Он скончался в одном из походов в Венгрию. Ему было уже за 70 лет, в 1566 году. Не то, чтобы погиб в сражении, а просто истощились силы, возраст, болезни, точно какие мы никогда не узнаем, но тело его было доставлено обратно на родину, в Турцию, с великой торжественностью и надо сказать, что его жизнь, его правление, с человеческой точки зрения, можно назвать счастливым. Золотой век, который был признан при нем, но в этом же была заложена и трагедия. После него турецкое общество, коллективная ментальность мыслящей части общества, придворные круги, стремились сделать одно – чтобы навсегда все было как при Сулеймане. Остановить историю. Это смерть.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу сказать нашим слушателям, что, во-первых, о Роксолане и гареме, как пишет наш слушатель Александр, можно прочитать в журнале «National Geographic» за декабрь 2006 года, во-вторых, есть роман Павла Загребельного «Роксолана» и есть 12-серийный сериал украинского телевидения, снятый в 1998-2003 году с Ольгой Сумской в роли Роксоланы, так и называется «Роксолана». Но это совсем далеко от того, что мы вам сегодня рассказали.

Н. БАСОВСКАЯ: Украина хочет, чтобы она была украинкой.

А. ВЕНЕДИКТОВ: На здоровье. Это была программа «Все так».

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире