'Вопросы к интервью
21 сентября 2008
Z Все так Все выпуски

Готфрид Бульонский — защитник Гроба Господня


Время выхода в эфир: 21 сентября 2008, 13:08

А. ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. В эфире «Эхо Москвы» и компании RTVi программа «Всё так», о тех людях, которые своими действиями повлияли на нашу жизнь. Наталья Ивановна Басовская – ведущая и автор программы. Здравствуйте.

Н. БАСОВСКАЯ: Добрый день.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И Алексей Венедиктов. Сегодня мы будем говорить о человеке, о котором в школьных учебниках истории почти не упоминается. Готфрид Бульонский. Слово «Бульонский» — ха-ха-ха, про бульон. [ред. Готфрид Бульонский, Годфруа де Бульон (фр. Godefroi de Bouillon) (ок. 1060, Булонь—18 июля 1100, Иерусалим) ]

Н. БАСОВСКАЯ: И звучит занятно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Готфрид Бульонский, на самом деле, человек удивительный. Среди прочих крестоносцев Первого крестового похода он выделялся.

Н. БАСОВСКАЯ: Может быть, выделялся. Бесконечно спорят о крестовых походах. Это явление, которое, наверное, будет всегда интересовать людей и те, кто в них участвовали. Готфрид Бульонский. На самом деле, для французского уха звучит совершенно нормально. Кто он в истории? Предполагаемые даты жизни, дата рождения предполагаемая – 1060, дата смерти определённая – 1100.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Только причина смерти не определена.

Н. БАСОВСКАЯ: Нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Загадка!

Н. БАСОВСКАЯ: Взял и умер. Кто он в истории? Герцог Нижней Лотарингии. Бульонский – от названия родового замка. Bouillon – по-французски это звучит нормально. Один из предводителей Первого крестового похода 1096 – 1099 годов. Главный он в этом походе или не главный? Споры бесконечны. Точно одно – что при нём шло 20-тысячное войско, собранное им в Лотарингии. И совершенно точно известно, что там, в Иерусалиме, куда они, все-таки, дошли, где они, все-таки победили на время мусульман, он приобрел совершенно необычайный титул – Защитник Гроба Господня.

А. ВЕНЕДИКТОВ: У него есть ещё один замечательный титул. В 19 веке, в 1830 году, когда Бельгия стала независимой. Бельгийские политики искали национального героя, исторического героя. Это фантастическая история, когда вновь образованное государство ищет, а все её герои – то французы, то немцы, то Карл Великий, то Карл Пятый. Нет бельгийца. И вот, наконец, они придумали. По прошествии 800 лет…

Н. БАСОВСКАЯ: Объявили его бельгийцем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И поставили его конную статую, которая стоит до сих пор на Королевской площади в Брюсселе. Когда в 11-12 веке никакой Бельгии, конечно, не было. Но он бельгийский национальный герой, Готфрид Бульонский.

Н. БАСОВСКАЯ: Но сказать откуда он родом теперь особенно уместно. Что ж такое эта самая Лотарингия? Это вечное яблоко раздора между Францией и Германией. Вечное европейское яблоко раздора, которое, конечно, после Первой мировой войны, это было очень важно, как его делят, после Второй мировой войны, сегодня, вроде, всё потише и полегче. Но это яблоко раздора, образовавшееся в 9 веке, в 843 году, когда по Верденскому договору три внука Карла Великого, а Карла Великого тоже делят между собой немецкая историческая наука и французская. [ред. Верде́нский догово́р (нем. Vertrag von Verdun, фр. Traité de Verdun) — соглашение о разделе империи Карла Великого, заключённое 11 августа 843 г. в Вердене между тремя сыновьями короля франков Людовика Благочестивого — Лотарем I, Карлом II Лысым и Людовиком II Немецким.]

А. ВЕНЕДИКТОВ: И Люксембургская.

Н. БАСОВСКАЯ: Итак, по Верденскому разделу 843 г. три его внука разделили огромную империю Карла Великого. Западно-франкское королевство Карл Лысый получил. Восточно-франкское – будущая Германия, Людовик Немецкий. А между этими владениями соорудили виртуально, а потом и реально. Некий коридор, часть Северной Италии, завоеванная Карлом Великим, и земли по течению Рейна. Какой-то промежуток между будущей Францией и Германией. Так образовалось яблоко раздора. Лотарингия. Потому, что досталась старшему внуку по имени Лотарь. Королевство Лотаря. Оно, конечно, было нежизнеспособно. [ред. Лотарь I (нем. Lothar, фр. Lothaire, 795 — 3 марта 855) — император Запада (817 — 855), король Баварии (814 — 817), король Италии (818 — 843), король Срединного королевства (843 — 855) из династии Каролингов, старший сын Людовика Благочестивого и Ирменгарды]

Но позже, в середине 10 века Нижняя Лотарингия, откуда будет наш персонаж, отделилась от верхней. Это процессы вечные, как мы знаем, исходя из сегодняшнего контекста – Северная, Южная, Верхняя, Нижняя, делятся до бесконечности. И в итоге эта долина реки Мааса, сегодня частично в Бельгии, как они статую там и поставили. Частично во Франции и Германии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И кусок Люксембурга. Он ещё был герцогом Люксембургским.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. Просто Люксембургский патриот Алексей Алексеевич совершенно правильно вносит коррективы. У них так мало всего, они такие маленькие, поэтому это важно, безусловно. Вот такие глубинные корни касаются происхождения нашего персонажа, нашего Готфрида. Он из рода графов Булони, как они утверждали сами, эти графы, восходят прямо к Каролингам. Про отца по-разному авторы смотрят, а что мать, безусловно, напрямую из потомках самого Карла Великого.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И наш герой тоже из потомков Карла Великого по маме.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. По маме с Карлом Великим связан. Отец, имя его тоже сегодня звучит экзотично – Евстафий Второй, граф Булонский. Мать – Ида – сестра герцога Нижнее-лотарингского Готфрида. Соответственно, наш персонаж – племянник герцога. И герцог Готфрид, брат его матери Иды, передал ему свой титул. Любил племянника и передал ему свой титул. Отец – верный друг и приверженец императора Генриха Четвертого, германского императора, вступившего в непримиримую борьбу с отчаянным, харизматичным папой Григорием Седьмым, известный эпизод, в ходе которого был сюжет 1077 года Каносса, покаяние трёхдневное императора перед Папой. Так вот, отец нашего героя был на стороне императора.

И значит оказался враждебен Папе Римскому. Есть версия, что его личный энтузиазм в отношении участия в Первом крестовом походе. Отчасти связан был с этим, что грех противостояния самому Папе Римскому надо снять со своей души.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Про отца хочу сказать. Носил он прозвище «Усатый», видимо, усы были знаменитые, даже на фоне тех усов, которые были в это время. Но самое интересно, что по семейному преданию, и об этом пишут хронисты, до того, как отец поддержал императора, он участвовал с Вильгельмом Завоевателем в битве при Гастингсе. И якобы даже спас жизнь Вильгельму Завоевателю.

Н. БАСОВСКАЯ: 1066 год. Легенды и мифы. Надо сказать, что тот факт, что Готфрид Бульонский. Наш персонаж, стал вот этим защитником Храма Господня, задним числом заставил приписывать ему в биографию, в его происхождение что-нибудь выдающееся, что показало бы, что этот хранитель, этот защитник, по-разному переводят, мне больше нравится хранитель Гроба Господня, что он отродясь был необычным человеком. Среди таких мифологических деталей возможна битва при Гастингсе.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Где отец спас жизнь Вильгельму Завоевателю. А потом в Риме с императором.

Н. БАСОВСКАЯ: Дописывают. Но самое потрясающее – сложился настоящий миф, что отец-отцом, а он происхождением от символа рыцарства, некоего рыцаря Лебедя, это персонаж лотарингских саг. То есть ему взяли и приписали просто эпическое происхождение. И мать, Ида, якобы предсказала будущее этого ребёнка. Я уверена, что это позднейшие наслоения.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Про мать, про Иду. Есть очень важная история. Она, действительно, происходила из семьи, тесно связанной с королевскими домами. И её дочка, сестра нашего героя, стала английской королевой, вошла на английский трон. Матильда. Когда мы говорим Бульонский, что за род непонятный? Этот род связан и с английским королем, и с германскими императорами, и с французскими королями. И потомки Шарлемана, это хотя и маленькое герцогство, но оно влиятельное во дворах. Недаром от повёл…

Н. БАСОВСКАЯ: Нет ещё этих дворов. С будущими дворами.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но не даром он и его два брата, кстати, Будуэн, старший брат, они собрали значительное войско, когда они пойдут туда. По сравнению с другими.

Н. БАСОВСКАЯ: Они были богаче многих других, потому, что Нижняя Лотарингия для достаточно патриархальных времён, о которых мы говорим, допустим, 11 век, она побогаче многих других областей. И на самом деле, это был род состоятельный и богатый. И они, конечно, в будущем, эти нити их потянутся к будущим королевским дворам. А мы говорим о времени, когда само название даже Франция, Англия, Германия только укрепляется в сознании людей, недавно появилось.

Готфрид в своих землях состоятелен. Но есть один минус в его статусе, в его феодальном статусе. Большую часть своих земель этой самой Нижней Лотарингии, он получил от благодарного императора Генриха Четвертого…

А. ВЕНЕДИКТОВ: За поддержку.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. Но в качестве бенефиция. Была такая форма земельного владения, возникшая в Западной Европе в 8 веке. Приписывают возникновение ещё Карлу Мартелл, одному из Каролингов, в 30 годы 9 века. [ред. Карл Марте́лл (лат. Carolus Martellus, около 686 или 688 — 741) — франкский майордом (717 — 741). Карл был сыном Пипина Геристальского от побочной жены Альпаиды.] Эта земля, даваемая вассалу сеньором при выполнении определённых условий. Прежде всего, военная служба, клятва верности. Но доходы с этой земли бенефициарий, получатель, получает полностью.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но не владеет.

Н. БАСОВСКАЯ: Владеет только на протяжении жизни.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Даже не наследственное.

Н. БАСОВСКАЯ: Нет. Наследственным станет фиот. Бенефиций – предшествующая форма. И то, что основную часть своих земель он держал в качестве бенефиция, толкает людей, склонных толковать крестовые походы крайне материалистически, или грубо материалистически, что оставим их религиозные идеи, главное было – земель получить на Востоке, там, куда они отправились. Они говорят: «Человек богат, но только до конца своих дней». А все любят думать о своих потомках. В любые времена чадолюбие – вещь могучая. Братья Готфрида, старший граф Евстафий Булонский, и младший Будуэн, вообще не имевший владений, очень энергично себя проявил в крестовом походе.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А Будуэн младший?

Н. БАСОВСКАЯ: Младший. И проявил себя, как воин. Евстафий был такой, какой-то… Так у него вообще нет земель. И это заставляет сторонников материалистического объяснения крестовых походов говорить, что шли за землями. Не станем предрешать мнение о нашем персонаже, как он себя поведёт после победы в Иерусалиме. Сначала посмотрим, как это было.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но до того, как он стал одним из вождей, если он стал одним из вождей.

Н. БАСОВСКАЯ: Одним из безусловно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он ведёт обычную жизнь богатого рыцаря и предводителя отрядов. Он направляется по приказу императора в Рим с оружием в руках. Он обычный сеньор. Да, знатный, да, воин, но он абсолютно обычный. Он не выделяется ничем. Все 35 лет своей жизни предыдущей. Кто это?

Н. БАСОВСКАЯ: И почему-то многие хронисты пишут: «Очень юный». Ну какой же юный? Для средних веков он в крестовый поход отправляется в возрасте 36 лет. Совершенно не юный. То есть, видимо, проступает какая-то пылкость и горячность натуры, умение и желание воевать, привлекательная внешность. Все это для рыцаря той эпохи было совершенно обязательным. И, конечно, то, что он снарядил, когда начался крестовый поход, отряд свой лотарингский из 20 тысяч человек – это очень дорого. Были затрачены огромные деньги. Один рыцарский конь стоил невероятно дорого, это не все 20 тыс. рыцарей, примерно одна треть рыцарей, остальные – пешее войско.

Но всё равно, вооружение, рыцарские копья, а их должно быть несколько. Доспехи, конь, который специально обучен. Рыцаря называют совершенно правильно – танк Средневековья. Когда они вместе с конем, закованные в броню, несутся, а конь обучен быть воинственным, мчаться на врага, даже кусать его, при необходимости. И он держит это свое копье, и вся задача в том, чтобы удержать. И силой тяжести, скоростью, сбить противника с коня, обязательно, потом можно его добить другим оружием. Это очень сложное и дорогостоящее войско. И наш персонаж отправился в Первый крестовый поход первым.

Он единственный, кто уложился в тот срок, который предложил Папа Римский для крестового похода. Два слова – что это было. Вообще, явление совершенно потрясающее.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Уникальное.

Н. БАСОВСКАЯ: Абсолютно. Я думаю, что Средневековье – это рубеж раннего и зрелого, зенитного Средневековья, его расцвета. 11-13 века. Вот как в капле воды, здесь отражается всё существо эпохи, со всеми её противоречиями. Она как раз только что сложилось. Официально было 8 крестовых походов. Потом это знамя использовали, и даже против христиан. Но 8 официальных между 1096 и 1270 годами. В 1270, при подготовке восьмого крестового похода умер Людовик Девятый Святой, его называют последний крестоносец совершенно правильно. Иссякло движение. [ред. Людовик IX Святой (фр. Louis IX, Saint Louis), 25 апреля 1214 — 25 августа 1270) — король Франции с 1226 года. Сын Людовика VIII и Бланки Кастильской. Руководитель 7-го и 8-го крестовых походов.]

Что оно такое? Есть много школ, объясняющих это. Есть ли в этом движении истинно религиозное содержание? Можно в этом не сомневаться. В 70-х годах в результате нескольких акций, турки-сельджуки отвоевали у слабеющей Византии на востоке город Иерусалим, связанный со всеми христианскими преданиями. Не только христианскими, библейскими, иудейскими, но и христианскими тоже.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это 11 век.

Н. БАСОВСКАЯ: Это 70-е годы 11 века, до крестовых походов примерно 20 лет. Захватили и поселили там свои мусульманские святыни. А ведь это город, где находится, должна находиться Голгофа, где был распят Христос, где он прошёл свой Крестный ход с терновым венцом на голове и где был христианский храм, называвшийся храмом Гроба Господня. Хотя гроба, как раз, у Христа не было. Где и по сей день находится камень, на котором омыли его тело, прежде чем совершить захоронение в пещере, по законам того времени, где, приперев вход в пещеру тяжелым камнем. То есть, это святыни святынь. Это камни, мостовые, по которым ступали ноги Христа, апостолов, где всё начиналось.

Для христиан – святое. Пришли мусульмане, поострили свои мечети, что-то разрушили, не то. Чтобы всё истребили, но сделали его тоже городом святынь, но своих мусульманских. И религиозные чувства, к которым призвал Папа, они, конечно, в Западной Европе были сильными. По началу никакого выражения «крестовые походы» не было. Это историки, которые, как известно, слегка дорисовывают историю…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что Вы говорите!

Н. БАСОВСКАЯ: Путь.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Путь? Дорога?

Н. БАСОВСКАЯ: Путь к Богу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Дорога к Храму.

Н. БАСОВСКАЯ: К Храму. Путь в путешествие, паломничество. Как называют современники. А крестовые походы – это потом, потому, что, действительно, участники этого движения нашивали кресты, самые фанатичные могли выжечь этот крест на своём теле в порыве религиозного экстаза.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я когда в институте учился у Всеволода Матвеевича Володарского, он задал нам вопрос. Как вы думаете, — сказал он, когда Папа Урбан Второй призвал в крестовый поход и хронисты пишут, что люди стали немедленно нашивать кресты на свои плащи, рыцари. Как вы думаете, какого цвета были эти кресты? И путём…

Н. БАСОВСКАЯ: Белые!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Они разорвали рубахи.

Н. БАСОВСКАЯ: Всеволод Матвеевич Володарский, обожаемый мною медиевист, работает у нас на кафедре, чем горжусь безмерно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Белые кресты. За это я получил пятёрку. Я получил пятёрку за белые кресты!

Н. БАСОВСКАЯ: Правильно. Он не ошибся. Всеволод Матвеевич не ошибается.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Они рвали рубахи.

Н. БАСОВСКАЯ: Потом родились красные кресты тамплиеров, это будет много позже.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То, что выжигали, я не слышал.

Н. БАСОВСКАЯ: Было. Духовная составляющая есть. Проявление крайнего фанатизма – выжигали, вырезали. Но это крайние проявления. А материальное? Школа крайних материалистов говорит: «Да бросьте вы!» Это начиная со второй половины 19 века. Скептические взгляды. «Да шли они просто, они же грабили по дороге!». Грабили. Ещё как грабили. Совершали всяческие жестокости? Безусловно. Где же их религиозность? Ну, жестокость против неверных, она как бы имеет оправдание.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу сказать в оправдание нашего героя, что для того, чтобы вооружить эту армию, он совершил вещь маломыслимую. Хотя в эпоху этого восхищения и желания идти по пути, назовём это так… Он продал родовой замок. Родовой замок!

Н. БАСОВСКАЯ: И не слишком дорого.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Потому, что быстро. Три золотые марки и 150 серебряных.

Н. БАСОВСКАЯ: Пример его некоторого бескорыстия есть. Или уверенности богатого человека.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Может быть.

Н. БАСОВСКАЯ: В кои-то веки я подвергаю это некому сомнению. Но были ли материальные причины? Скептический 18 век, просветители вообще назвали это явление «странный памятник человеческой глупости, кровавое безумие». И на самом деле всё это отдаёт и безумием, и странностью: отправиться, совершенно не понимая, куда. Ведь первыми в крестовый поход по призыву Папы Урбана Второго, пошли крестьяне. Что могло их побудить? Нет, нельзя не сказать, как это начиналось.

Итак, в ноябре 1095 года в южно-французском город Клермоне Папа Урбан Второй, человек значительный, сильный, хитрый политик, умный, собрал Собор, совещание. После девяти дней работы, где разрабатывались реформы по очищению церкви, у церкви было много недостатков, как у организации. Было объявлено, что Папа после завершении работы Собора выступит с речью за городской стеной.

А. ВЕНЕДИКТОВ: На митинге.

Н. БАСОВСКАЯ: Вот там про кресты, про которые Вы так рано и точно знали, Алексей Алексеевич.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Получил пятёрку.

Н. БАСОВСКАЯ: За городской стеной. Было ясно, что Папа выступает с речью, не с проповедью в церкви, это что-то необычное. И стали сооружать помост. И стук топоров, и визг пил за городской стеной, что-то строят, возбуждение. Короче, когда 26 ноября 1095 года, в торжественной процессии, в роскошной папской тиаре он появился и вышел с городских ворот на это поле, там возбуждение нервное достигало в многотысячной толпе очень высокого уровня.

Сохранились несколько описаний его речи. Одно из надёжных. Хронист Роберт Реймский, который присутствовал там, видимо, это не подвергается даже сомнению, но другие пересказывают. И я думаю, что она сохранилась достаточно надёжно потому, что, вспомним. Микрофонов нет, а собралось несколько тысяч человек. И хронисты описывают, как его услышали. Он говорил несколько фраз и делал огромную паузу. Те, кто расслышали, пересказывали следующим. И следующим. И так волны… А где между этими командами, фактически все повторяют каждый фрагмент по нескольку раз для усвоения. И речь, которая там была произнесена, она прозвучит уже после некоторого нашего перерыва, она уникальна, она эпохальна, она судьбоносна и говорит о том, что если учитывать, а Урбан Второй учитывал, что она упадёт на подходящую почву… Многим плохо в Европе, найдём путь куда-то. А люди от бед своих, крестьяне, прежде всего, но и рыцари от своих трудностей, готовы идти, куда угодно. А он показал куда.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он показал путь. Наталья Ивановна Басовская в программе «Всё так».

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы с Натальей Ивановной Басовской продолжаем разговор о Первом крестовом походе. Нашим героем сегодня является один из вождей этого похода Готфрид Бульонский. Но пока мы на юге Франции, мы в Клермоне, а Готфрид у себя, в современной Бельгии.

Н. БАСОВСКАЯ: Это недалеко. Но призыв Папы Урбана прозвучал в Клермоне. И призыв был удивительный. Этот хороший, умный политик учёл… о духовной стороне мы говорили. Вера истинная, святыни на Востоке истинные. Теперь материальное. Это самое тяжелое время после Великого переселения народов. Так называемые «Семь тощий лет» случились в Западной Европе перед Первым крестовым походом. Неурожай, есть нечего, голо охватил, совершенно страшный голод. Хронисты описывают картины этого голода с такими ужасающими подробностями, что я их приводить не буду.

А раз голод – то значит эпидемии, массово вымирают целые деревни. Живётся людям плохо. Это про самых простых людей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Можно я сделаю такую вставку? Папа Урбан Второй призвал начать свой поход 15 августа в день Вознесения Богородицы. А вот крестьяне пошли раньше, туда, на Восток.

Н. БАСОВСКАЯ: Не вытерпели.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И не дождались рекордного урожая 1096 года. Если бы дождались, может быть этого крестьянского похода и похода детей бы не было.

Н. БАСОВСКАЯ: Это стремление объяснить материально, оно, действительно, напрашивается. А рыцари, спрашивается, что? Это время, когда сложилось Средневековье, как цивилизация, и элита этого общества рыцарская испытывала большие трудности. В Западной Европе возник принцип майората. [ред. (позднелат. majoratus, от лат. major — больший, старший), наследование недвижимости (прежде всего земли) по принципу первородства в семье или роде.] Всё богатство, недвижимость, достаются только старшему сыну.

А. ВЕНЕДИКТОВ: По этому поводу, это же «Кот в сапогах» ровно про это. Старший сын получил всю недвижимость, мельницу. А движимое имущество, лошадей, котов получили…

Н. БАСОВСКАЯ: В лице кота младшему сыну. И живи, как хочешь. Это европейская сказка с западно-европейскими истоками. В итоге младшие и средние сыновья становятся бичом Европы. Они в кого превращаются? Они же не пойдут пахать. Это вооруженный человек, он не может пахать и выращивать злаковые культуры.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Обученный вооруженный человек. Он хорошо вооружен, а если плохо вооружен, то хорошо дерётся. Наёмник.

Н. БАСОВСКАЯ: Умеет, любит и хочет только это. Они превращаются в разбойников молниеносно. Западную Европу настигает такой бич, как рыцарский разбой. Дороги непроходимы. Рыцарские шайки грабят, захватывают людей, получают за это выкуп. Знакомое явление, увы, не оставшееся в Средних веках.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но Робин Гуд, рыцарь Локсли.

Н. БАСОВСКАЯ: Конечно. Тоже рыцарь! И папство, христианская церковь, призванная умиротворять паству, обеспечивать душевное спокойствие. Оно ощущает свою ответственность за то, что творится. А умиротворить не так просто. К тому же, в 1054 году произошло разделение церквей на Западную и Восточную, в будущем католическую и православную. Никто не думал, что это надолго. Все были убеждены, что это временные догматические расхождения. Они будут скоро преодолены. Но каждое из этих ветвей надеялось, что объединит именно она, и объединение уже произойдёт под её крылом, с ее догматическими особенностями.

И поэтому замысел какого-то грандиозного мероприятия был логичен. А крестовые походы.. Сегодня бы их назвали грандиозным проектом Урбана Второго и его окружающих. Отрывок из его речи, он потрясающий. Сначала он описал страдания христиан на востоке, раздался общий плач, рыдания. Вообще, человек Средневековья более бурно проявлял свои чувства.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сентиментален?

Н. БАСОВСКАЯ: Это, пожалуй, рано, Алексей Алексеевич. Сентиментальность придёт в Новое время. Это другое. Это детскость. Ещё сохранившаяся детскость цивилизации. И простота. В общем-то, они все очень просты. Пишущих, читающих очень мало. И описав страдания христиан на Востоке, он вдруг говорит, вслушаемся: «Земля, которую вы населяете (а это юг Франции) сжата отовсюду морем и горами. Поэтому она сделалась тесной при вашей многочисленности. Богатствами же она не обильна и едва прокармливает тех, кто её обрабатывает (вспомним «Семь тощих лет»). Отсюда происходит то, что вы друг друга кусаете и попрекаете, аки псы (это про рыцарей), ведёте войны (про рыцарей), наносите раны. Пусть же теперь прекратится ваша ненависть, смолкнет вражда, стихнут войны и задремлют междуусобия.

Идите ко Гробу святому. (Указал объект) И святая церковь не оставит своим попечением ваших близких. (Очень важное обещание. А мы поддержим тех, кто останется). Освободите святую землю из рук язычников и подчините её себе». И вдруг такое материальное в этом духовном контексте: «Земля-то течёт молоком и мёдом. Иерусалим – пуп земли, плодороднейший, второй рай. Он просит, ждёт освобождения (приём просто цицероновский). Кто здесь горестен и беден – там будет радостен и богат!»

И вот скажи, духовно или материально? Обращено к крестьянину, который бесконечно беден или к среднему и младшему сыну рыцарской семьи, который тоже по-своему, по-рыцарски, беден. Всеобщий вопль, экстаз, тут были всякие проявления, и фанатические. Причем, в этом экстазе нельзя сказать, что они в это время думали только о том, что там рай и забыли религиозные чувства. Я думаю, что обе линии – и духовная, и материальная слились в искреннем эмоциональном состоянии…

А. ВЕНЕДИКТОВ: В детском.

Н. БАСОВСКАЯ: …людей полудетской цивилизации, сравнительно ранней. И вот на этот призыв раньше всех рыцарей откликнулся Готфрид Бульонский.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И непонятно почему.

Н. БАСОВСКАЯ: Первыми пошли крестьяне. И это был ужас. Они не знали толком, куда идут. Завидев какой-нибудь немецкий город, увидев шпиль собора, они спрашивали: «Это не Иерусалим?» Ничего не знали о расстоянии, о географии. И когда это страшное воинство, разграбив по дороге Венгрию, они просто погромы устраивали, снесли Венгерское королевство страшным образом. Когда они появились в Константинополе, а ведь, в общем, они защитники, они пришли к императору: «Давай! Переправляй нас туда, мы защитим, спасем, освободим земли». Он увидел, что это такое ужас, такой страх, что он сразу их переправил.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В Малую Азию.

Н. БАСОВСКАЯ: И десятки тысяч людей в Малой Азии, не дойдя до Иерусалима, безоружные, считавшие, что стены падут, когда появятся правоверные, были истреблены турками-сельджуками практически полностью.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Официально их было 25-27 тысяч в Малой Азии, вернулись в Константинополь после столкновения 23 человека. Все остальные были вырезаны или проданы в рабство, молодые.

Н. БАСОВСКАЯ: Это просто какая-то экзотика, если кто-то вернулся. А может быть в духе последующих детей лейтенанта Шмидта «помогите, я участник крестового похода». Нищих было много, шарлатанов тоже много.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В общем, истребили всех, вырезали.

Н. БАСОВСКАЯ: Конечно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А вот рыцарство…

Н. БАСОВСКАЯ: По-другому складывался поход рыцарей. Итак, первым откликнулся раньше всех Готфрид Бульонский, и повёл своё 20-тысячное лотарингское войско пешим путём. Тем же страшным путём, которым шли крестьяне, через Венгрию, Болгарию, Фракию, в Византию, в Константинополь.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но он вышел 15 августа, как и призвал Урбан Второй.

Н. БАСОВСКАЯ: И появившись там, на другом берегу залива бухты Золотой Рог, запросил, чтобы император, тот самый Алексей Второй Комнин, обеспечил его войско, обеспечил его передвижение в Малую Азию. Алексей Второй Комнин, наверное, испытывал очень страшные чувства. Вдруг произойдёт всё то же, что с крестьянским воинством. Но нет, рыцари вели себя иначе. Он сразу откликнулся на просьбу обеспечить их провиантом, питанием, их стали обеспечивать. Но вступил с Готфридом в бесконечные переговоры о том, чтобы Готфрид поклялся, а для рыцаря это очень серьёзно в эту эпоху, поклялся, что все земли, какие будут завоёваны на Востоке, он примет, как вассал византийского императора. Чтобы он дал такую клятву.

Готфрид отказался категорически от вассальной клятвы, сказав, что он служит…

А. ВЕНЕДИКТОВ: …Императору.

Н. БАСОВСКАЯ: …только Богу. Всё! Он же пошел искупать и те свои грехи, что боролся с Папой Римским. И отца. Только Богу. И его правителем может быть только Бог. Отказался категорически, но его взяли измором. Император византийский, тот самый Алексей, прекратил снабжение войска…

А. ВЕНЕДИКТОВ: …которое стояло под Константинополем, не пущенное.

Н. БАСОВСКАЯ: Через пролив не переправленное. Это стало страшно. Была угроза бунта, голода, мора. И тогда ему пришлось сдаться, впрочем, как и остальным предводителям крестового похода. Надо припомнить, что он был не один.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кроме двух братьев.

Н. БАСОВСКАЯ: Братья были в его отрядах. Но такими же видными фигурами были ещё два человека – граф Раймонд Тулузский, но ему было уже за 60, хотя он держался очень бодро.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А нашему герою 36.

Н. БАСОВСКАЯ: Этот молод. И он очень знатен, Раймонд Тулузский и богат. Только жаден. Наш персонаж не был таким жадным. А этот, он граф Сен-Жиль, герцог Нарбоннский, граф Прованский.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вся южная Франция.

Н. БАСОВСКАЯ: Самый богатый, но не тратится, как Готфрид. Имел опыт борьбы с мусульманами, с арабами. Но очень алчен, склочен, плох по характеру. Во все времена эти человеческие качества существовали. Со временем перессорился со всеми. И признавать его абсолютное лидерство был мало кто склонен. И второй, самый заметный, был Боэмунд Торентский. У этого замечательное происхождение. Торент – маленькое государственное образование, княжество, крошечное на юге Италии. Ему примерно 40 лет, возраст ещё близкий к Готфриду, он сын нормандского знаменитого вождя Роберта Гвискара. Того, кто завоевал Южную Италию и Сицилию, и создал там королевство. [ред. Роберт Гвискар (Robert Guiscard) (ок. 1015 — 17.07.1085, о. Кефалиния) — один из предводителей норманнов, вторгшихся в Италию в 1047. Был прозван Гвискаром, что значит «хитрый».]

А. ВЕНЕДИКТОВ: Они викинги.

Н. БАСОВСКАЯ: И он ведёт за собой викингов. Среди них есть легендарный Танкред, тот, который во всех источниках представлен, как супер идеал рыцарственности, с физической силой, бесстрашием, не склонностью к политиканству. Но это заметные вожди, нельзя сказать, что Готфрид Бульонский был единственным, который мог со временем занять первенствующее место, которое он занял со своим своеобразнейшим титулом «Защитник Гроба Господня». Эти люди тоже претенденты. А кроме того, в войске присутствовал легат Папы Урбана Второго, Адемар де Пюи, епископ, которого Урбан Второй назначил духовным главой Первого крестового похода.

В этой смеси амбиций, страстей совершенно политических и материальных, духовных идей, которые нельзя отрицать для человека этой эпохи, да и не для какой. Но что они были очень важны, ведь, в сущности, для них церковь до этой эпохи, до 11 века точно, была почти единственным центром всей духовной культуры, там и живопись, там и витражи, музыка, даже церковный театр, вся духовность сосредоточена со времен Великого переселения народов, временного впадения в глубочайшее варварство, всё там. И может ли церковь не быть влиятельной силой? Не может. Она, конечно, влиятельна.

Человек боится греха, на стенах этих соборов он всё время видит страшные сцены ада. Итак, как же он стал защитником? Готфрида первым переправили в Азию по велению византийского императора. Клятву он дал.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, по поводу вождей. Спрашивает нас Дима: «А почему не пошли в поход короли Генрих, Филипп и Вильгельм? Почему не пошли короли в этот поход?»

Н. БАСОВСКАЯ: Всё со временем. Дело в том, что королевства в это время ещё очень слабенькие.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И важнее Раймонд Тулузский, чем король Франции.

Н. БАСОВСКАЯ: Он сильнее.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот, Дима, вот, о чём речь!

Н. БАСОВСКАЯ: Он сильнее этих ранних Капетингов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Дождёмся Третьего крестового похода и тогда разберёмся.

Н. БАСОВСКАЯ: У ранних Капетингов маленький домен [владение] Иль-де-Франс [Île-de-France, провинция с центром в Париже]

А. ВЕНЕДИКТОВ: У них денег нет, скажем грубее.

Н. БАСОВСКАЯ: Если совсем просто – то да. И очень много забот внутри. Если отлучишься, то вряд ли вернёшься. Некоторые из предводителей говорили прямо, что они не намереваются возвращаться, что они там и останутся, в святой земле.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наш герой тоже.

Н. БАСОВСКАЯ: Он не стремился вернуться.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И поэтому продал родовой замок. Некуда возвращаться.

Н. БАСОВСКАЯ: Уже, в сущности, и не надо. Их важнейшее сражение Первого крестового похода происходит у стен Никеи, которая 20 лет назад отвоёвана у Византии турками-сельджуками. Битва у стен. Готфрид впереди. Но судя по всем данным хронистов, не выделяется.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пока.

Н. БАСОВСКАЯ: Он впереди. Пока не выделяется. Наряду с другими вождями. Победа тяжёлая. Пало 2 тысячи крестоносцев, это очень много. Но впереди ещё более тяжелые испытания у стен Антиохии. Тут совсем страшные события. Тяжелейшая осада, в результате которой Антиохия взята очень жестоко. Во время осады болезни, стычки, Готфрид получил тяжелую рану. Нога…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он впереди. Это вождь, который лез на стену.

Н. БАСОВСКАЯ: Но самым первым он ворвётся в Иерусалим. И это важно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но это позже.

Н. БАСОВСКАЯ: Антиохия взята. Но больше отличился Боэмунд Торентский. Больше. Как предводитель, он более заметен. Но ведь дальше – страшное. Она оказывается в осаде. Те, кто захватили Антиохию оказываются сами в осаде, потому, что подошли сельджуки, армия Кирбоги мосульского, страшная, сильная. Осадил их там. Они еле оттуда выбрались. Это сложная история, история с копьём, но сейчас нет времени рассказать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, почему? Давайте, историю с копьём расскажите.

Н. БАСОВСКАЯ: Пошла молва, что дело их плохо. Те, кто недавно взяли город, сами осаждены. А они при осаде потерпели страшный урон. Находится некий священник, который говорит: «Мне было ведение, что в одной из церквей христианских Антиохии зарыто копьё (пойми какое, волшебное, чудесное, то ли то, которым легионер римский проткнул Христа, то ли ранил его, то ли копьё, которое почему-то было символом силы самого Христа, духовной силы, в общем, всякие волшебные сказки). Будем искать». Вся суть ведения в том, что «если найдёте, крестоносцы, это копьё, победа гарантирована, не найдёте – плохо дело ваше в этой Антиохии, где вы застряли».

Все бросаются на поиски.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Верят! Реально верят.

Н. БАСОВСКАЯ: Абсолютно. Происходит то, что мы в наше время назовём раскопки, только не по всем законам археологической науки. Они ищут чудо, они верят в него. Оно с ними происходит от этой веры. Было ли копьё подложным или нет? Об этом даже арабские авторы написали, что это было совершенно мусульманское копьё, что оно даже по форме неправильное, не могло быть римским. Для них это было неважно. И что этот священник был жуликом, шарлатаном, которого, видимо, подослал граф Тулузский, чувствуя, что Боэмунд его опережает. Ведь стоит вопрос, кто будет править Антиохией после гипотетической победы. Вот мы должны победить, мы победим. И кто будет высшим правителем Антиохии. А это так важно!

Копьё находят. Победу одерживают.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Воодушевлённые! С нами Бог!

Н. БАСОВСКАЯ: Но превзойти Боэмунда Торентского не удаётся. Первым становится там он, в княжестве Антиохийском.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И они вырываются из этой осады.

Н. БАСОВСКАЯ: Но если они все такие исключительно религиозные, то распри в их среде были бы непозволительны. Но распри были, правда, не доходившие до смертоубийства.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наверное…

Н. БАСОВСКАЯ: Ну, нам не известно. Готфрид Бульонский пошёл дальше.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А Боэмунд остался.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. Надо же править княжеством. Пошёл на Иерусалим. Надо сказать, что описание того, как они появились под стенами Иерусалима, производят очень сильное впечатление. Прежде всего, крестоносцы устроили крестный ход вокруг стен города. Города, который известен со второго тысячелетия до нашей эры, города, по которому прошли времена и эпохи и ступала нога Иисуса Христа.

Крестный ход имел тайную надежду. Пойдут Крестным ходом – и стены рухнут. Надежда была. Не рухнули. Наш персонаж был и религиозным, и реалистом. Именно по его инициативе, именно по его приказу и, наверное, его средствами, была изготовлена важная деревянная башня, которая прикрывала штурмующих, подражая римской боевой технике, это не буквально римское стенобитное орудие, но в подражание. Которая прикрыла штурмующих и позволила подойти вплотную к стене в той части, где он возглавлял штурм, северо-восток. И благодаря этой башне он выделился здесь из всех вождей. Он буквально, наверное, первым или среди самых первых, врывается в Иерусалим.

Штурм произошёл 15 июля 1099 года. Считается, в день и час смерти Спасителя. То есть, всё-таки, без сугубо религиозной, божественной подосновы они ни излагать события, ни вспоминать без них не будут. Они участники исторического процесса, но они и виртуальные его творцы, ментальные. И стал вопрос. Два дня абсолютного истребления.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это называется резня.

Н. БАСОВСКАЯ: Страшнейшая! Не всегда, не во всяком захваченном городе была ТАКАЯ резня. Всех мусульман, иудеев, всех не христиан, считалось убить делом благим. Очень немногие были проданы в рабство. То есть, опять, облик этого крестоносного воинства… Подойдя к Иерусалиму они опять все хором рыдали. И много картин, живописных полотен великолепных, начиная с 18 века, в 19-ом особенно, на рубеже 20-го, созданы на эту тему, трогательных. Ибо, при виде этих священных стен они все пали на колени, всё описано. А художники передавали в образах. Они все рыдали, полны возвышенных чувств.

Они же двое суток заливают потоками, реками крови этот священный город.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Говорят, Готфрид в этом не участвовал. Может, это легенда. Скинул оружие, надел хламиду белую и пешком пошёл к Храму. Есть картины такие, что он, якобы, не резал сам. Хотя его солдаты резали.

Н. БАСОВСКАЯ: Его надо было представить таким, сейчас припомню, что даже происхождение от рыцаря Лебедя в таком случае, конечно, не участвовал. А в общем, таков был облик крестоносцев. Кто будет править городом? Носилась молва, конечно, что нужен царь, нужен король, единый правитель. А вот низшие чины и священники на это не настроены. Священники хотят, чтобы высшим правителем был глава церкви, Папа, наместник Бога на земле. А низшие чины… Им всякие правители не так уж симпатичны. И в этих борениях умов, в обсуждениях кандидатур на первом месте оказывается твёрдо Готфрид Бульонский.

Создана коллегия из неких десяти уважаемых людей, совет уважаемых светских и духовных, которые опросили всех, трогательно описывают источники, даже домашних слуг, каков он в повседневности. И придя к выводу, что очень хорош, избрали его. Но он сразу сказал: «Королём и царём в городе, где Иисус носил терновый венец вынужденно, я никакого венца на свою голову не надену». И принял титул «Защитник Гроба Господня». Красиво.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но не долго.

Н. БАСОВСКАЯ: Соответствует смыслу этого страшного мероприятия – Первый крестовый поход. Соответствует смыслу эпохи, защитник Гроба Господня. Но кто судьба, Бог, не дали ему долгой жизни.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Говорят, эмир Масула судьба и Бог.

Н. БАСОВСКАЯ: Очень может быть. Доказать ничего не возможно. Умер в 1100 году, будучи избранным в 1099 году. Один год в статусе этого защитника. Но, Алексей Алексеевич, очень по-земному, перед смертью успел распорядиться, что оставляет свой титул своему младшему брату. И он принял корону, и стал первым главой Иерусалимского королевства. Иерусалимское королевство просуществовало не очень долго, но, все-таки, формально до 1291 года.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А сам Готфрид был похоронен в Храме Гроба Господня у входа. Но в 19 веке могила была разрушена, а скульптурная копия находится в Бельгии, где он и является национальным героем.

Н. БАСОВСКАЯ: В Бельгии, которой нужны национальные герои. Он может быть национальным героем. Он этого заслуживает.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Редких людей так любит Наталья Ивановна Басовская.

Комментарии

7

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

21 сентября 2008 | 22:58

Историческая любовь к бульону.
Название книги: Годфруа Буйонский становится «Защитником Гроба Господня». Гийом Тирский
Отсюда:
Буйонский- но не Бульонский!
Майорка- но не Мальорка! И т.д..
Крик души рабкора 60г... .
Профессора и педагоги!
Повышайте свой образовательный уровень!
Не "ведитесь" на кулинарно-низменные инстинкты, блуждая в историко-фэнтэзийных реалиях небылиц.
Поражая окружающих своим богатым воображением и "бояновской", летописной эрудированностью.
Иначе: каков поп- таков и приход!


22 сентября 2008 | 02:13

Eugen
Сударь! Не занимайтесь ловлей блох.
В рассказе Натальи Ивановны присутствует много интересных фактов, но также отсутствуют многие сведения из истории самого похода крестоносцев, например, взаимоотношения византийцев и крестоносного воинства, отношение мусульман к христианам, раздоры в лагере крестоносцев и т.д. Из-за этих пропусков (вследствие нехватки времени, я полагаю) картина первого крестового похода оказалась неполной.
А Вы беспокоитесь о правильности написания имени главного героя повествования. Написание "Годфрид Бульонский" - традиционное. Ещё Сумарокову приписывают фразу: "Вскипел Бульон, течет во Храм", которая, якобы, присутствует в его переводе поэмы Торквато Тассо "Освобожденный Иерусалим".


22 сентября 2008 | 01:50

Первый крестовый поход. Взятие Иерусалима
Привожу отрывки из двух средневековых хроник, описывающих взятие Иерусалима во время Первого Крестового Похода:


Gesta Francorum et aliorum Hiersolymitanorum. — Histoire anonyme de la premiere croisade. Ed. L. Brehier. Paris, 1924, p. 194—206.

(пер. М. А. Заборова)
Текст воспроизведен по изданию: История крестовых походов в документах и материалах. М. 1975

Войдя в город, наши пилигримы гнали и убивали сарацин до [самого] храма Соломонова, скопившись в котором, они дали нам самое жестокое сражение за весь день, так что их кровь текла по всему храму. Наконец, одолев язычников, наши похватали в храме множество мужчин и женщин и убивали, сколько хотели, а сколько хотели, оставляли в живых. Много язычников обоего пола пытались укрыться на кровле храма Соломонова; Танкред и Гастон Беарнский передали им свои знамена (То есть в качестве охранного символа, в знак того, что они берут на себя защиту этих людей.) Крестоносцы рассеялись по всему городу, хватая золото и серебро, коней и мулов, забирая [себе] дома, полные всякого добра.

[Потом], радуясь и плача от безмерной радости, пришли наши поклониться гробу Спасителя Иисуса и вернуть ему свой долг. На следующее утро незаметно наши влезли на крышу храма, бросились на сарацин и, обнажив мечи, стали обезглавливать мужчин и женщин; иные [из них] сами кидались с кровли вниз. Видя это, Танкред впал в сильный гнев.

----------------------------------------------

Raimundi de Aguiliers. Historia Francorum qui ceperunt Iherusalem. — Recueil des historiens des croisades. Historiens Occidentaux, t. III. Paris, 1866, p. 297—300.

(пер. М. А. Заборова)
Текст воспроизведен по изданию: История крестовых походов в документах и материалах. М. 1975

Но все, о чем мы до сих пор повествовали, это еще самая малость. Пойдемте-ка ко храму Соломона, где сарацины отправляли обыкновенно свое богослужение и торжественно распевали гимны. Что было там содеяно? Если поведаем правду, превзойдем всякую вероятность.. [138]

Достаточно сказать, что в храме Соломоновом и в его портике передвигались на конях в крови, доходившей дс колен всадника и до уздечки коней. По справедливому божьему правосудию то самое место истекало кровью тех. чьи богохульства оно же столь долго переносило. Когда город был переполнен трупами и кровью, некоторые [из неприятелей] искали убежище в башне Давида и своей десницей просили графа Раймунда сохранить им жизнь, и сдали ему эту крепость.

По взятии города драгоценным зрелищем было видеть благочестие пилигримов перед гробом господним и как они рукоплескали, ликуя и распевая новый гимн богу. Ибо [сама] душа их несла глас восхваления богу, победившему и торжествующему, глас, который не выразить словами... День этот прославлен навсегда, ибо это день .погибели язычества и утверждения христианства.

КОНЕЦ ЦИТИРОВАНИЯ

Уважаемая Наталия Ивановна!

Крестоносцы показали, до каких зверств способны дойти бойцы за веру. И я не понимаю, чем Годфрид Бульонский лучше Сталина и Пол Пота, тоже истреблявших людей во имя веры (в этих случаях на место Христа были поставлены Маркс, Ленин, Мао). Правда, масштабы не те, но методы (массовое истребление инаковерующих) не изменились!

Хорошо было бы, если бы Вы рассказали, в связи с Первым крестовым походом, об императоре Византии Алексее Комнине и его дочери Анне.

И ещё. У меня сложилось впечатление, что палестинские боевики, именующие себя как "Бригады мученников аль-Аксы", присвоили название своей организации в память о событиях, связанных со взятием Иерусалима. Что бы Вы могли сказать по этому поводу?


24 сентября 2008 | 17:50

"ВСЕ ТАК"
Здравствуйте, уважаемый Алексей Алексеевич.
Огромное Вам спасибо за передачу "Все Так".
Просто обожаю Наталью Ивановну. Вообще я физик, но историю люблю с детства.
Огромная просьба, возможна ли передача с Наталией Ивановной, где бы темой была не конкретная историческая личность, а событие или явление. Например, столетняя война, французская революция, варфоломеевская ночь, инквизиция, реконкиста etc. Очень было бы полезно, если бы к распечаткам передач прилагался небольшой список литературы,
"approved by" Наталья Ивановна. Еще раз спасибо !

Igor
Princeton, NJ USA



28 сентября 2008 | 13:38

Крестовые походы.Когда они начались?
Уважаемые господа. Разрешите вторгнуться в ваши размышления и поведвть Вам, что только в конце ХХ века американскими астрономами было, наконец, точно установлено, что звезда в Крабовидной туманности (которую в Новом завете назвали Вифлиемской звездой) взорвалась в середине ХII века и никак не раньше. Время взрыва было установлено по скорости разлета обломков этой звезды и слежение за этими обломками осуществлялось астрономами в течение последних ста лет. Также было установлено совсем недавно,что Туринская плащеница ,которой укрывали тело убиенного человека согласно углеродной датировке также идеально соответствует астрономической датировке Вифлиемской звезды Так, что, хотим мы этого или не хотим, рождение и смерть Господа нашего Иисуса Христа придется передвинуть на 1150 лет ближе к нам. И никакие размышления о крестовых походах раньше этой даты просто неуместны. Тем более и об участниках этих походах, так как никаких достоверных источников о них не оставлено. Давайте, в будущем, озвучивать только те истории, которые имеют под собой весьма обоснованные факты. Например, про Торквемаду.Это уже, если мне не изменяет память, уже XV век.
С уважением Дмитрий
Моск. обл.


skyduster 05 июля 2009 | 20:05

А в Ветхом Завете так и написано...
... Вифлеемская звезда, которая, как будет установлено позже, находится в Крабовидной туманности?


01 октября 2008 | 06:21

Германия
Случайно нашёл ответ на вопрос о том, почему короли не принимали участия в первом крестовом походе. Генрих IV, король Германии и император, вообще не признавал Урбана II в качестве папы, шла жесточайшая "борьба за инвеституру". Жаль, что наши авторы в своей любви к Франции, Больгии и пр. забыли про этот простой факт.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире