'Вопросы к интервью
25 мая 2008
Z Все так Все выпуски

Оливер Кромвель — революционер поневоле


Время выхода в эфир: 25 мая 2008, 13:13

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наталья Ивановна Басовская, добрый день!

Н. БАСОВСКАЯ: Здравствуйте!

А. ВЕНЕДИКТОВ: И сегодня мы говорим о человеке, в прошлый раз мы повторили нашу передачу о Карле I Стюарте, репрессированном монархе, а сегодня мы говорим о революционере поневоле – Оливере Кромвеле [Oliver Cromwell].

Н. БАСОВСКАЯ: Судьбы этих людей, действительно, связаны в страшный узел, хотя никогда они напрямую не встречались, но есть миф. Конечно, после смерти Кромвеля сочинили миф, что когда-то маленький Кромвель гулял в хорошем саду, где было много детей, в том числе и знати. И гулял принц, тогда еще принц Карл, тоже маленький. Они сначала подружились, а потом, как положено мальчишкам, подрались. И Кромвель разбил в кровь нос маленькому Карлу, будущему Карлу I, будущей своей жертве. Конечно, миф. Но миф говорит о том, что фигуры эти интересны.

Слушатели спрашивают, что почитать. О Кромвеле писали очень всерьез и талантливо два прекрасных наших отечественных историков – Михаил Абрамович Барк, его книга «Кромвель и его время», издана была довольно давно, даже не ручаюсь, может, и были переиздания. И Татьяна Александровна Павлова. Просто «Кромвель» в серии ЖЗЛ. Она переиздавалась. Впервые вышла в 1980 году. А так же любые труды по истории английской революции. В любых многочисленных наших коллективных труда, под редакцией Е.А. Косминского можно найти. А этих двух авторов я знала лично, к сожалению, их обоих уже нет. И просто знаю, каково качество, какова серьёзность изложенной там информации. А стиль написания доступный для приятного чтения. Хотя, приятного в судьбе и истории Кромвеля не так много, как хотелось бы про наших персонажей.

Кто он в Истории? Носитель невиданного титула. Он, видимо, сам его придумал. Лорд протектор Англии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Защитник.

Н. БАСОВСКАЯ: Защитник страны, защитник революции. Созданный английской революцией вождь и защитник этой самой революции. По сей день, я думаю, в Англии его фигура является некоторой страшилкой, в массовом сознании.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но памятник рядом с Парламентом стоит.

Н. БАСОВСКАЯ: Они умеют уважать прошлое. Но любви к этой фигуре, конечно, нет. Почему я сказала «революционер поневоле»? Я стараюсь показать. Его вознесли волны революции из такого угла, из такой тихой заводи, из такой несклонности к революционности, которая была свойственна его натуре. Но могущее торнадо революции и не такое может сделать. И он вознес его очень высоко. Как говорят историки, он воздвиг эшафот для английского Короля Карла I. Да, воздвиг. Довольно страшное дитя революции, этот Кромвель. Но при этом прекрасный полководец, создавший уникальную революционную армию, поющую псалмы, и побеждающую! В общем, фигура, безусловно, яркая, безусловно историческая.

Чтобы что-то понять в его судьбе и в его потрясающей эволюции, которую он проделал, припомним, откуда он родом, кто его родители, каково его происхождение.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я подтверждаю, что первые 40 лет своей жизни он был в тени, даже приведу такой пример. Один из самых известных английских историков Эббот собрал про него все документы, которые имели к нему отношение. Он выпустил том 3500 страниц. Запомним эту цифру. 3500 страниц! И из этих 3500 страниц лишь 115 страниц – первые 40 лет до начала революции. Ничего почти нет.

Н. БАСОВСКАЯ: Он был, действительно, человеком из тихого угла. Но почему мы говорим, все-таки, о несклонности к революционности? Ни у него, ни у его предков. Очень важно, даже прежде чем назвать родителей, а родился он в 1599 году, на рубеже веков, умер в 1658, ему было 59 лет, не дряхлым стариком. Очень важно происхождение. Корни его семьи прямо восходили к безумным временам дикого английского абсолютизма Генриха Восьмого. Потом Елизавета, его дочь, как могла, корректировала. Именно тогда род Кромвелей получил конфискованную католической церковью, земли. Все их богатство было основано на разрушении католической церкви и конфискацией. Среди их предков был некто Томас Кромвель, фигура большого масштаба. Даты жизни – 1485 – 1540 гг. Государственный секретарь Генриха Восьмого, который в 1535 году максимально способствовал казни гениального гуманиста Томаса Мора. То есть, это фигура мрачная. Но за что его отличал, приближал злодей Генрих Восьмой? Он очень помогал конфискациям земель. Сам сложил голову на плахе.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Обычная история для тех времен.

Н. БАСОВСКАЯ: Слишком близок был к телу абсолютного, варварского правителя, абсолютистского типа высшей пробы. Не понравилась невеста, которую Кромвель подобрал для короля. Не та. И сложил голову на плахе, как всегда, типа «враг народа». То есть, еретик, предатель, не был он ни еретиком, ни предателем.

Происхождения нашего Кромвеля. Его все предшественники выросли на королевских милостях, особенно его крёстный отец, Оливер. Тоже Оливер Кромвель. Нашего Кромвеля назвали в честь дяди, брата отца. Этот сэр Оливер, унаследовавший те самые богатства с 16 века копившиеся, настолько был заметен, богат, состоятелен, знатен, очень щедр на всякие приёмы, что в 1603 году, когда нашему герою, его племяннику, было всего 4 года, там, в имении его дяди, Оливера, и крестного отца, принимали короля Якова Шестого еще шотландского, который ехал в Лондон, чтобы короноваться и стать Яковом Первым, сына казненной Марии Стюарт. Итак, в замке был принят король, с двумя коронами. Де юре он станет королем Англии через шесть дней. Как описывают специалисты, источники, этот тщедушный, маленький человечек, король, с большой головой и кривыми ногами настолько умилился щедрому приему, что опоясал дядюшку нашего Оливера Кромвеля рыцарским мечом. И посвятил в рыцари.

Итак, это люди, выросшие на милостях королей. Отец – Роберт Кромвель, брат того самого Оливера, который был опоясан лично королем. Полная противоположность тому крёстному. Пуританин, прежде всего. Это течение в кальвинистской церкви, это поборники чистого кальвинизма. Они заметили, что, начиная со второй половины 16 века, когда кальвинизм прошел достаточно победоносно по Западной Европе и в своей версии, в виде англиканской церкви закрепился в Англии, стали проявляться какие-то черты возврата к былому католицизму. Элементы своей, новой, пышности, которую осуждали эти пуритане. Пуритане – это те, кто за чистоту, а в общем-то, в крайне буржуазном понимании. Ничего не надо тратить зря, в том числе, на богослужение. Надо очень много молится, очень много непосредственно общаться с Богом. Копить, наживать деньги. И ты этим докажешь свою избранность, отмеченность Богом. Это пуританин. Молиться, петь псалмы, читать Библию, экономить и наживать деньги. Вот примерно их девизы.

Богател отец, имел хороший доход. Был избран в Парламент, стал мировым судьей. Но это карьера сельского помещика, сквайера. Мать – Элизабет Стюарт. Много бились исследователи, нет ли связи с королевским домом Стюартов. Не обнаружили. Не в родстве. Так же из сельских помещиков. И еще более ревностная пуританка. Дети, а их у них было 10, так получилось, что два первых мальчика, старших умерли в младенчестве, и Оливер Кромвель, пятый по счету, но первый сын, рос в сплошном окружении сестер. Дети бесконечно слушали ее рассказы из Библии. Исключительно благочестивые. Видели пример родителей, которые непременно молятся, всё время думают о Боге, ни на что светское не отвлекаются…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Трудятся.

Н. БАСОВСКАЯ: Мать занята домашним хозяйством. Вот такое детство.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Строгое.

Н. БАСОВСКАЯ: И до того оно дошло, что в те годы, когда Кромвель стал сам хозяином поместья и наследником своего отца, соседи шутили, мне очень понравилась эта шутка, что у него дела идут хорошо. Но пошли бы ещё лучше, если бы он по нескольку раз в день не отвлекал работников на разговоры о Боге и молитвы. Это довольно остроумно и это показывает, в какой среде, в какой атмосфере он вырос. И в итоге широко ведший себя дядя Оливер, разорялся, а его отец Роберт богател. И у Оливера Кромвеля, нашего персонажа, была совершенно обычная биография. Образование весьма среднее, только знание Библии. А так – Хантингтонская начальная школа. Провинция. Здание 13 века, этой школы. Одна классная комната на всех учеников. Это как Филиппок обучался. И один учитель, по всем предметам. Томас Бирт, имя его сохранилось. Крайне религиозен. Написал несколько религиозных сочинений, в частности, в одном утверждал, что римский папа и есть антихрист. Лично он. Писал и разыгрывал со своими учениками абсолютно нравоучительные, благочестивые пьесы, проповедовал в церкви. Проповеди страшные, кругом грех, близок Страшный суд.

Немного изучал латынь и, вроде бы, Оливер Кромвель немного освоил латынь. Другими науками не особо увлекался. И в 1616 году поступил, все-таки, в Кембриджский Университет, в самый пуританский колледж, какой был наиболее пуританского направления. Но проучился он там, почему-то исследователи все подчеркивают – в год смерти Шекспира, в 1616 году. Правда, наверное, любопытно. Но он на Шекспира совсем не похож. Отличался страстью к охоте, будучи студентом, игре в мяч. Некоторые даже говорят, что фактически намечался из него неплохой футболист. Термина «футбол» еще не было, но вот эта игра в мяч уже очень напоминала будущий футбол и здесь он был ас. Физическое развитие пуритане не осуждали.

Но проучился он всего один год. То есть, типичный недоучка. Через год скончался его отец, и в связи со смертью отца, он должен был срочно бросить своё обучение, вернуться домой, в поместье, там были проблемы с наследованием имущества, проблемы, которые, наверное, впервые его начали настраивать если не на революционный, но антиабсолютистский лад. Потому, что во времена Карла I Стюарта произвола со стороны чиновничества было много. Всегда, когда власть шатается, а власть Стюартов поздних, конечно, шаталась. Они хотели править, как в средние века, не замечая, что это совершенно другая страна. Страна, в которой есть другая идеология в виде реформированной церкви и страна, которая по законам времён даже Генриха Восьмого, уже жить не будет.

Он не хотел этого видеть. Поэтому подати, поборы и произвол чиновников. Когда власть шатается, чиновники наглеют невероятно. Взяточничество, искажение законов, бесконечные тяжбы. И вот получалось, что если бы случайно или по предусмотрительности Роберт, умерший внезапно довольно рано, не оставил, не написал завещание, не на имя сына своего единственного, старшего, которому уже 18 лет, а на имя своей жены, то были бы проблемы. Ему ещё мало лет, ему надо достигнуть 21 года…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Назначили опекуна…

Н. БАСОВСКАЯ: А за время королевского опекунства ободрали бы поместье так, что его потом было бы не узнать. Но мать Элизабет была женщина твердого характера, она еще походила по этим судам, у нее лицо очень интересное, есть ее портреты. Это крепкая, сельская женщина, довольно скуластая, с твердым подбородком и очень жесткими глазами. Наверное, в смысле характера, Оливер ее и принял.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он ее побаивался вплоть до ее смерти, когда он уже был лордом, советовался с матушкой.

Н. БАСОВСКАЯ: И бесконечно почитал. Она в детстве называла его, своего единственного мальчика, Нолли. Когда я сопоставляю фигуру достаточно кровавого, достаточно страшного, воинственного, казнящего, беспощадного лорда протектора, и это детское имя Нолли, я думаю, что делает жизнь из этих маленьких чистых душ, после того, как они появляются на свет… Крошечный Нолли был обласкан, заласкан. И вот он поневоле первый человек в семье. Ему надо заняться хозяйством, которое под угрозой. 18-летний Оливер – глава семьи. Он превращается в строгого сельского джентльмена, не очень надолго съездил в Лондон, как-то по слухам, изучать право. Но не особенно заметны были последствия изучения. Зато нашел себе там жену. И в 1620 году женился на Елизавете Борчер, дочери богатого лондонского купца-меховщика. Всё логично! У них будет восемь детей. Он идёт по стезе крепкого сельского хозяина, нормальной надеже и опоры страны, если бы абсолютистская власть понимала, что выросла эта новая опора.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И так 20 лет.

Н. БАСОВСКАЯ: Он будет очень долго хозяином. Надежно. И не будет особенно жаловаться. Волны вытолкнут его!

А. ВЕНЕДИКТОВ: А к волнам – после Новостей.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы слушаете «Эхо Москвы». 13:35, это программа «Все так». Я спросил у вас, через какой город во времена Алексея Михайловича шла торговля с Англией. Как раз Алексей Михайлович, который с негодованием воспринял английскую революцию, 1 июня 1649 года издал Указ. Британский купцов немедля выслать вон из России и на будущее запретить им въезд дальше Архангельска. Город Архангельск. По той причине, что они у себя на родине «государя своего Карлоса убили до смерти». Вот такой был Указ. Действительно, город Архангельск был главным портовым городом, куда заходили английские суда. И даже был посланник Оливера Кромвеля. Который приехал и которого Алексей Михайлович принял, но до казни короля. Это был 1645 год. Потом был 1654 год, после этого…

Н. БАСОВСКАЯ: Казнь была в 1649 году.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Победители, те, кто получает книгу «Восхождение. Великие властители в романах. Кромвель», плюс две реплики, монеты времен Карла Первого и Кромвеля, это: Григорий из Королева, 052, Игорь – 093, Сидор – 066. Книги получают: Юрий, Ростов-на-Дону – 532, Дмитрий – 569, Юрий – 248, Владимир – 263, Ольга – 536, Олег – 824, Руслан – 615. Правильный ответ – город Архангельск.

Наталья Ивановна Басовская. Вот первые 40 лет своей жизни, после того, как он стал помещиком, Кромвель ведет жизнь сельского джентльмена, абсолютно в тени.

Н. БАСОВСКАЯ: Абсолютно. Замечательно написал Барк книгу, которую я называла, казалось, трудно было во всей Англии найти более типичного сельского джентльмена, чем Кромвель. Только близко знавшие его люди могли убедиться, какие внутренние силы таятся в этом человеке, много времени прошло, прежде чем эти силы притворились в действия, решавшие судьбы Англии. Да, было еще далеко до решений судеб Англии. Первое революционное действие он совершит в 43 года, но до этого чуть-чуть продвижение к этому. В 1628 году Кромвель, как хороший сельский джентльмен, которого уважают соседи, был избран членом палаты общин от своей округи. И он там пока никто. Он сидит на задних скамейках, не высказывается. А там уже битва. Там уже зреет то, что превратится скоро в кровь и Гражданскую войну.

Кромвель сказал там одну, малозамеченную речь. Если бы он не стал потом таким знаменитым, эту речь бы не нашли. Но нашли. Она была посвящена защите пуритан, их прав. Вскоре он получил наследство в городе Иле. Ещё больше разбогател. В графстве Кембриджа. И так хорошо повел свое хозяйство, все-таки, призвание у него было. Он снова выдвинут в Парламент. И он оказывается депутатом палаты общин, знаменитого долгого парламента, открывшего с 1640 года, который принял 204 пункта против абсолютизма, который, в общем, объявил войну абсолютной власти короля. И в 1642 году, в возрасте 43 лет Кромвель предпринял первое революционное действие, направленное в сторону революции.

Но по решению Парламента, который в Англии с 13 века, Парламент уважают. Он овладел замком в Кембридже, Парламент поручил депутатам действовать именно так. Арестовал капитана отряда.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он был депутатом от Кембриджа и действовал в своем округе.

Н. БАСОВСКАЯ: Парламент сказал, что каждый депутат в своем округе наводит порядок. И он в рамках закона, Парламента… А дальше он немножко проявил инициативу. Он организовал два отряда волонтеров на свои личные средства.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Милицию, грубо говоря.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. Что-то около 500 фунтов стерлингов, для того времени очень большие деньги. И начинает воевать. Эти его первые отряды волонтеров, которые будут сопротивляться сторонникам короля, они станут ядром будущей армии революции. Кромвель сразу отличался вот чем. Начав набирать этих волонтеров, начав воевать, он ощутил. Что это не менее интересно, чем охота, а может, даже более интересно. И выяснилось, что у него к этому талант. Он брал в свои отряды, это писали современники, только убежденных и религиозно воодушевленных людей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, не людей, которые служили раньше в армии, а он брал плетельщиков корзин, угольщиков, лишь бы веровали.

Н. БАСОВСКАЯ: Лишь бы веровали безумно. Эти знаменитые, в дальнейшем и назовут железнобокие воины Кромвеля, они шли первоначально в свои первые сражения, воодушевленные сэром Оливером, с пением псалмов религиозных, с совершенно сумасшедшей верой в их пуританскую чистоту, в то, что они делают угодное Богу дело. Они шли не как убийцы. Страшная вещь – вера в идею. Сильная вещь. Кромвель это понял. И этим он первоначально отличился, раньше, чем сам понял, что он полководец. Но к 1643 году стало заметно, что он полководец, потому, что он предпринял очень умный маневр, разделяя роялистские силы, отделяя восточную часть от западной, чтобы король не соединил, все-таки, Англия большой, но остров. И карту он понимал хорошо. И голова у него работала очень разумно. Он сумел разделить, возглавил. Он сразу получил полковника от Парламента. Король убежал. Король воюет со своим Парламентом. Кромвель полковник. В скором времени он станет и генералом. Открылось это его новое назначение.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он был фанатом дисциплины, надо сказать очень важную вещь. Поначалу в воинском деле он понимал плохо, но собрать армию нового типа, как бы мы сказали, основанную на римской дисциплине, объединенной именно религиозным духом, потому, что когда его спросили: «Как ваши солдаты идут в бой?» Он сказал: «С ликованием!».

Н. БАСОВСКАЯ: С ликованием, верой, восторгом. Но потом, довольно скоро, в 1646, 1649 году ему придется столкнуться с дезертирством. Все же пойдет непросто. Гражданская война – это ад, в который попадают обе стороны. И он будет беспощадно расправляться с дезертирами. Да, он в этом, они у него железнобокие, а он с железной волей человек. Ну, такие взлетают, особенно в революционные эпохи. События разворачиваются достаточно драматично. Но очень плохо для короля Карла I, о котором мы рассказывали, для роялистов. Его сторонники, шотландцы, оказались достаточно слабыми, в сущности, они хотели одного – независимости. А особенно интересы Карла их не интересовали. Стюарты у них какие-то проклятые были в Шотландии. Их не любили с самого глубокого средневековья. В общем, опереться ему толком не на что. Таких талантливых полководцев, как Кромвель, он не приобрел. Идея абсолютизма у него незыблемая в голове. А страна к этой идее возвращаться не намерена.

Кромвель, конечно, главный инициатор казни Карла I. Главный борец за эту казнь. На суд были отряжены Парламентом 135 комиссаров, как называли. В каждой революции выплывает комиссар. Но на первое заседание пришли только 53 человека из 135. Великие были события в том, что можно вот так казнить законного помазанника божьего. Кромвель убеждает их: «Совершите короткое, но справедливое дело». Конечно, убить – это довольно коротко. «Будут вспоминать все христиане с уважением и все тираны мира со страхом». Советская историография, не из самых лучших, все хвалила его за это. Вот тут он подлинный революционер. Ну что ж, повторю эти слова, но только мы понимаем, как сомнительна эта похвала. Судьям, которые колеблются, он сказал: «Я вам скажу, что мы отрубим ему голову. И вместе с короной»

А. ВЕНЕДИКТОВ: Современники понимали, что именно Кромвель, главнокомандующий армии, являлся вот этим мотором казни короля. Один из сторонников короля, лорд Кепль, сказал, сравнил его с цифрой. Он ему сказал в лицо: «Я смотрю на Вас, как на цифру, дающую смысл и ценность множеству следующих за ней нулей». Вот это сказал его политический противник перед казнью короля. Имея в виду – это Вы приводите к казни короля.

Н. БАСОВСКАЯ: У него было много противников. Они приходили.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Даже зять Ферфакс не пришел.

Н. БАСОВСКАЯ: Его жена бросила из зала, когда спросили, где Ферфакс, жена бросила из зала презрительно: «Он слишком умен, чтобы придти сюда».

А. ВЕНЕДИКТОВ: И судить короля… Это все поняли только так.

Н. БАСОВСКАЯ: Ну что надо сказать… Казнь короля, которая свершилась и мы о ней говорили в другой передаче, она, конечно, воодушевила будущую Французскую революцию 18 века, она воодушевила всех противников абсолютизма, заставила дрожать троны. А Кромвеля сделала всевластным. 19 мая 1649 года Англия провозглашена республикой. Карл казнён. Упразднена, как нецелесообразная, англичане очень занятные люди. Они написали «нецелесообразная», власть короля. И палата лордов тоже. На сегодня мы знаем, что в Англии есть и королевская власть, и палата лордов. Но в момент горячечности революционной, в момент людей, доведенных поборами и произволом, в чем так уверен был Карл I, что если он пальцем укажет на человека и прикажет казнить, то его казнить законно, потому, что это королевский палец.

Эти времена прошли. А люди многие этого не понимали. В стране несколько течений. Кромвель проводит линию самой многочисленной буржуазной партии индепендентов, независимых буквально. Но есть еще и левеллеры. И их вождь Лильберн. Они за более демократичное устройство, они видят, что эта республика называется республикой, а реальной правящей силой становится лично Оливер Кромвель и пишет замечательный памфлет, где он и его сторонники выставили Кромвеля уже в том истинном свете, тем, в кого он превращался. Он в этом памфлете обманщик своего народа, потому, что он считает, что революция закончена, он у власти, а народ нищий, ничего не получил, как обычно бывает в революциях. И называет его коварной лисой. Но есть еще более левые. Диггеры – поборники такого наивного средневекового коммунизма.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Уравнители.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. Уравнительного коммунизма. Они начинают распахивать земли, не занятые или захваченные у аристократов, и образовывать что-то вроде коммун. И их идеолог Уинстенли [Уинстэнли Джерард (1609 — после 1660 гг.) — английский мыслитель, в период Английской революции зачинатель движения диггеров.], достаточно симпатичная, привлекательная фигура, лично. Но это же утопические мечты. И вот Кромвель, который стал командующим армией и фактическим властителем Англии, он должен найти какие-то силы, пути, возможности противостоять этому всему. И в то же время утвердить авторитет этой новой, юной республики на международной арене. На международной ему кое-что удается. Надо сказать, что монархи западноевропейские, как и в 20 веке, в отношении русской монархии, особенно сильной солидарности не проявляют.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И посланников в 1654 году, этого самого Вильяма Придакса принимает лично. И пишет потом письмо о любви к Оливеру.

Н. БАСОВСКАЯ: Нет солидарности у них настоящей. Кромвель закрепил свою власть окончательно. Подробности не умещаются в формат нашей передачи, но самым решительным образом он закрепил её двумя самыми позорными своими деяниями. Это даже не казнь короля. Это хуже. Это война в Ирландии и война в Шотландии. Дело в том, что ему надо было…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Внешний враг. И он же внутренний.

Н. БАСОВСКАЯ: Надо сказать, что очень умно пишет Барк тоже. В сущности, он выполнил мечту многих поколений английских королей, включив в состав под власть английской короны окончательно и Ирландию, и Шотландию. Отличающихся в смысле религии, в смысле этноса. Это потомки кельтов, самобытные народы, которые хотят быть независимыми. Кромвель утопил их в крови.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Реально причем.

Н. БАСОВСКАЯ: Реально, жестоко, ни о чем, видимо, не сожалея. Сохранились документы, которые он подписывал.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Письма, которые он писал.

Н. БАСОВСКАЯ: Всем офицерам в Шотландии размозжить головы. Боже мой! Как страшно это звучит! В то же время, он проявил себя, как полководец. Самая знаменитая битва в Шотландии. Да, он там проявил некий маневр. Но потом писал, что это получилось случайно и он сам удивлен, что он так удачно выбрал позицию, а противник неудачно, шотландцы. Здесь он покрыл себя моральным позором.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу сказать про Ирландию. История была в том, что Кромвель был вынужден набирать деньги для похода в Ирландию, сразу после казни короля он был назначен Парламентом главнокомандующим. И он обещал земли изначально. Обещал покрыть долги землями. Речь шла не о подавлении.

Н. БАСОВСКАЯ: Там и станете счастливыми.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Одна цифра. До похода Кромвеля в Ирландии жили 1 млн 500 тыс. человек, это все сохранилось.

Н. БАСОВСКАЯ: Он уничтожил треть населения.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И еще одну шестую изгнал. И превратил в белых рабов.

Н. БАСОВСКАЯ: И началась бурная эмиграция в Америку, за океан. И большая колония ирландская образовалась тогда и по сей день следы есть. Но истребить население…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Полмиллиона человек, тогда треть населения было физически истреблено.

Н. БАСОВСКАЯ: Именно физически. Например, при взятии крепости Дрогеды, которая сопротивлялась больше всего, были уничтожены все. Причём те, кто оказывали сопротивление, уже не оказывали сопротивление, то самое страшное, что случается с властителями, тиранами, которым он не был, этот сельский помещик.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Они же были католики, варвары, как он писал. «Мерзавцы и варвары» — написал он.

Н. БАСОВСКАЯ: Он подавлял восстание левеллеров.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Своих бывших сторонников.

Н. БАСОВСКАЯ: Он изменился. Как пишут о нем современники, в нем появились черты деспота и тирана. Он никому не доверяет, он всех подозревает в измене. И по существу создает свой двор, вполне логично, рано или поздно, должно было произойти то, что произошло. В 1657 году Парламент в лице нескольких деятелей, предложил Кромвелю корону. Он и так всевластен. Когда в 1654 году, три года назад, состоялась церемония его вступления в должность лорда протектора, все современные источники пишут, что пышность была чрезмерной. Куда делся пуританин!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он сохранил в себе некое понимание того, что происходит. И когда он торжественно въезжал в Лондон после ирландской кампании в 1650 году, один из его спутников заявил: «Какая толпа собралась смотреть на триумф Вашего превосходительства!» И Кромвель ему ответил: «Соберется еще больше народа смотреть, как меня вешают». И не ошибся.

Н. БАСОВСКАЯ: Нисколько! Но пока ему делается предложение, в конце-концов привести все в окончательное равновесие и принять корону. Кому только не предлагали в истории человечества. Люди – страшные существа.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Цезарю предлагали.

Н. БАСОВСКАЯ: Цезарю предлагали. Отказался, воздержался. Потом те же его и резали, кто предлагали. Это ужасные человеческие свойства. Предложение было. Кромвель сказал, что подумает, поблагодарил Парламент и отказался. При условии принятия новой Конституции, он остался лордом протектором, новой Конституции, согласно которой лорд протектор может назначить себе преемника. И это было потом выполнено. Почему он отказался? Мне кажется, просто здравый смысл сельского помещика. Никогда Англия не приняла бы монарха из этой среды. Монарха, который пас свинец, образно говоря. И вот этих рабочих в поместье отвлекал своими молитвами. Без аристократизма, без капель голубой крови нельзя! А это всё жалованные, кормившиеся с ладоней, какие бы ни были Стюарты. Да, они ужасны. Но многие стали думать, может быть следующие Стюарты будут получше. И стали называть уже Карлом II и Величеством живущего в эмиграции сына казненного короля, тоже Карла. Который станет Карлом II.

Кромвель все это, видимо, ощущал, понимал. Но логика революции такова, что он повел себя, как всяческий монарх. Он стал рассаживать по важнейшим должностям своих родственников, младший сын Генри стал наместником в Ирландии, за счет которой все еще хотелось ему обогатиться. Частично обогатились. Зять фактически командовал армией. Насадил много своих родственников в государственный Совет, никому не доверял, мрачнел с каждым днём всё более и более. А жизнь придворная, так сказать, стала похожа на придворную, монархическую. Появились и приёмы, и шумные пиры, куда пуританизм делся! Да, вступал он в должность в мантии, отороченной соболями, что намекало на королевское что-то, вовсю налаживал контакты с монархами Европы, в общем, фактически, король. Остались слова, остались не та должность. Не приняла бы Англия такого короля. Но он надеялся, что Англия привыкнет, будет запугана достаточно. И понятие лорд протектор станет нормой в этой, так сказать, республике.

Он прекрасно понимал, что это никакая не республика. Хотя, проучившись всего один год в Университете, мог и не понимать. И сказав, что изучает право в Лондоне, а вместо этого искал невесту и нашел, мог и не понимать. Я не подозреваю в нём особенной глубины мысли. Не был он мыслителем. Это не будущие деятели Просвещения.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это видно было. Ведь после его смерти, через год, вся конструкция власти рухнула. Без единого выстрела.

Н. БАСОВСКАЯ: Года не прошло!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Рухнула вся эта конструкция. Разделение Англии на 10 округов во главе с генерал-майорами, которое не принял вообще никто! Что это такое?

Н. БАСОВСКАЯ: Нельзя так бумажно корежить. Эту, склонную к традициям, надо было всего-навсего поддержать позиции буржуазии, поддержать полномочия Парламента и палаты общин.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А он их разгоняет.

Н. БАСОВСКАЯ: А он их разогнал, назвав охвостьем. Так что запутавшийся диктатор. Умер 3 сентября 1658 года. Своей смертью, которую стал несколько торопить. Отказывался от пищи и лекарств, спрашивали почему, он говорил: «Я считаю, что я должен скорее уйти». Он надеялся, что чем он скорее он уйдет, тем больше шансов, что преемник, которого он назвал за несколько часов до смерти, сынок любимый Ричард, сумеет сохранить эту позицию.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Лорд протектор-2.

Н. БАСОВСКАЯ: Он назвал Ричарда. Ричард был похож на лорда протектора, как сэр Оливер на аристократа. Никак не был похож. Это был молодой человек, не склонный вообще ни к какой аналитической государственной деятельности, склонный к тому, чтобы спокойно и хорошо жить. А это очень было удобно для настроения в Англии. Ибо та самая толпа, которая обожала когда-то Кромвеля, потом критиковала Кромвеля, которая аплодировала казни Карла I, хочет вернуть короля. И это состоится. Это возвращается.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Через полгода Ричард складывает свою должность.

Н. БАСОВСКАЯ: Меньше, чем через полгода. Мальчик был далекий от государственных дел, но, видимо, неглупый, поэтому прожил очень долгую жизнь.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И умер в Англии, его короли пустили.

Н. БАСОВСКАЯ: Прожил длинную, спокойную жизнь. Он уступил эти позиции добровольно. Англия бурно приветствовала короля Карла II, а Оливера Кромвеля, после смерти, предали казни. Что вообще считается аморальным. Не испытывая никакой симпатии к Оливеру Кромвелю. Но когда вы сами бесновались от восторга вокруг него, выкопать его из гроба, его и двух его соратников, скелеты, повесить за шеи. До вечера висят эти скелеты, вечером снять и нацепить головы на копья и выставить в центре Лондона… Их вынули из Вестминстерского аббатства, ведь его похоронили пышно, как короля. Они на эти похороны потратили столько денег! И они же, через короткое время, в годовщину казни Карла I, через три года после смерти Кромвеля… Страшная судьба. Но, в общем-то, революция мастерица страшных судеб.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И Оливер Кромвель, как провидец сказал: толпа ещё большая собралась на его посмертную казнь. Оливер Кромвель – революционер поневоле.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире