'Вопросы к интервью
А. ВЕНЕДИКТОВ: Наталья Ивановна Басовская, добрый день!

Н. БАСОВСКАЯ: Здравствуйте!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Спартак. Уж казалось бы, все знаем, целый параграф в пятом классе посвящен восстанию Спартака. Нет такого события в Римской республике, в Риме Древнем, которому был бы посвящен целый параграф.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, но это было связано с тем, что фигурой этого предводителя рабов гладиаторов на какое-то время мощно овладело и романтизировало его марксистская историография. Она была не первой, кто это делал, но Спартак и заслуживает не одного параграфа. На самом деле, кажущееся знание о нем, оно очень мифологизировано и очень трудно отделить истину от того, что насочинено веками. Но мне хотелось бы поставить две задачи в нашей передаче. Во-первых, понять, почему именно вокруг него, почему именно он. Я предложила назвать передаче «Спартак – вечный символ». Он на многие века остался символом борьбы за свободу, свободы, чего-то такого прекрасного и героического.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Были и более крупные восстания.

Н. БАСОВСКАЯ: Я только хотела сказать. Не единственный предводитель всяческих восстаний, революций. Что привело к этому в его личности, из тех крох, которые есть о нем, попробовать это воссоздать. И во-вторых, отметить, что у него удивительная судьба, прежде чем назову книжки, которые можно почитать. Кто он в истории? У него вместо дат жизни – даты восстания. У него нет определенных дат жизни. Гибели – есть. О его рождении мы смутно знаем, когда он родился, мы вовсе не знаем. Даты восстания – 73 или 74, первые движения, 71 года до н.э., поздняя Римская республика. Вот его жизнь в истории, она такая же короткая, как у Жанны Д-Арк. И вот эти короткие жизни, эти какие-то кометы, которые проносятся над человечеством, видимо, не случайно оставляют такой след. Биография его приблизительна. И, тем не менее, бесконечно привлекает. Писали о нем такие римские авторы, как Ливий, Евтропий, Флор, Соллюстий, Плутарх, это целая команда серьезных римских историков. О нем пишут и сегодня в научной литературе, в частности. Я нашла статью 2002 года в альманахе «Интеллектуальные истории», статья Чиглинцева «Герой без биографии». Само название очень интересное и содержание тоже. Но, все-таки, что можно почитать о нем? Наши слушатели просили об этом говорить. Автор Лесков, в серии ЖЗЛ 1987 год «Спартак». Не скажу, что мне она очень нравится, но это неважно. Есть переводная книга с немецкого, автор Хефлинг Хельмут «Римляне, рабы, гладиаторы. Спартак у ворот Рима», 1992 год. Гораздо более интересная.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Очень хорошая книжка.

Н. БАСОВСКАЯ: И очень хорошие старые книги. С.Л. Утченко, нашего прекрасного соотечественника, советского историка, очень тонкого, умного. «Древний Рим. События, люди, идеи», прекрасная книга. Там посвящены Спартаку прекрасные страницы и он завершает свой рассказ о нем. Повлияло это падение Рима? Пошатнуло ли это проявление классовой борьбы, как было велено? Отвечает – нет. Это символ, это порыв, это знак. Я навсегда разделяю точку зрения. Бельгийский историк Анри Валлон, в переводе на русский «История рабства в античном мире». Первое издание 1941 год и не ручаюсь, что были переиздания. И замечательный советский автор Мишулин, который, согласно установке 30-х годов искал революцию рабов, как было велено. И, тем не менее, написал очень серьёзную, основательную, небольшую книгу «Спартак». И великий немецкий историк, специалист по Риму Теодор Моммзен, в третьем томе своего сочинения, переведенного на русский язык в 1995 году уделяет этому событию внимание, как всегда, с парадоксальными выводами. Каждая революция, которая происходила в Европе, обращалась к этому образу. И вот, как автор статьи, мною названной, хочется понять, это образ или, все-таки, реальность? Давайте рассмотрим все крупицы знаний, они, все-таки, есть, которые о нем есть.

Бесспорно одно, что происходил он из Фракии, территории нынешней Болгарии. Все авторы твердят – фракиец. А характер происхождения – две версии. И до сих пор борьба вокруг них происходят, между этими двумя версиями. Скажу, какой придерживаюсь я. Первая версия – он происходил из царского рода спартакидов, которые в 5-2 веках до н.э. правили царством, частично на территории потом Советского Союза.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Точно так же, как все потомки Александра Македонского.

Н. БАСОВСКАЯ: В каком-то смысле да. Из эллинизированных негреков, как пишут авторы. Мне нравится это выражение. Центр этого царства был нынешняя Керчь.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, русский.

Н. БАСОВСКАЯ: Немножко болгарин, немножко эллинизированный, немножко из Керчи, немножко на территории будущей России. Вторая версия. Спартак и имя его происходит от мифологического народа – спартов, которые, согласно греческой мифологии, жили когда-то на территории Греции, Северной Греции. Много версий, рассказов о них и всегда повторяется одна тема. Буквально – Спарты, переводятся «посеянные», что они были кем-то посеяны в землю, из них выросли, были посеяны зубы дракона. И из зубов дракона выросли замечательные воины. Я связываю эту версию, конечно, со словом Спартак и с тем, что он был выдающимся воином. И династия спартакидов в этом смысле, мне кажется более реальной. Учитывая, что лучшие воины, все-таки, происходили, как правило, не из крестьян, а из высшего сословия. Во всяком случае, в Греции. И, учитывая те определенные интеллектуальные способности, которые он проявил за время своей краткой жизни.

Вот что пишет Плутарх, цитирую: «Спартак, фракиец, происходивший из племени медов — человек, не только отличавшийся выдающейся отвагой и физической силой, но по уму и мягкости характера стоявший выше своего положения и вообще более походивший на эллина, чем можно было ожидать от человека его племени». Более высокого эпитета, чем походить на эллина, у грека Плутарха, мудрого, образованнейшего грека, быть не может. Он подчеркивает этим сравнением, что это был человек выдающийся не только в том смысле, как он махал мечом. И многие детали об этом говорят. Походил на эллина. Какой комплимент!

Что мы знаем о его реальной биографии от римских авторов? Конечно, надо учесть, что все авторы, писавшие о нем, не были прямыми его современниками. Чуть позже.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Предания, слухи.

Н. БАСОВСКАЯ: Они фиксировали то, что рассказывали люди. Конечно, никто из них его не видел, ибо до восстания он был одним из многочисленных гладиаторов, а после его не нашли ни в каком виде, даже в мертвом. Он как будто бы канул в Лету и ушел в Вечность, в вечную свою жизнь. И, все-таки, из рассказов. Но рассказывали о нем много, потому, что в момент разгара этого движения, этого восстания, этой войны, как назвали римские авторы, война рабов против Рима. Слово «война» они знали, как применять. Это был не просто бунт. До этого были бунты на Сицилии, знаменитое восстание в Малой Азии. Они тоже все были очень неприятны для Рима. Но войной рабов они назвали только это.

Итак, версии были такие, что он воевал против Рима. Где он мог воевать, на чьей стороне? На стороне понтийского царя Митридата, того самого, почему я опять говорю, что я склоняюсь к той версии. В 80-60 гг. до н.э война Рима, тяжелая для Рима война. Митридат сильная личность. Участие фракийцев в этой войне зафиксировано многочисленными документальными источниками. А дальше версия в пересказах, что он попал в плен и был продан в гладиаторы. Очень похоже. Хороших воинов римляне употребляли именно так. Возможно то, что Плутарх говорит, то что он похож на эллина, намекает на то, что он имел какое-то образование. Возможно. Но это косвенные сведения.

По Плутарху, он был женат на своей соплеменнице, потому, что есть много фильмов, много таких ярких каких-то блокбастеров, чего стоит Керк Дуглас и красотка, которая обнимает его ноги, распятого на кресте. Не был распят на кресте Спартак! Это для сценария. А по Плутарху он был женат и жена его находилась вместе с ним, его одноплеменница, тоже из фракийцев. И она бежала вместе с ним из той самой гладиаторской школы. Она, пересказывают римские авторы, рассказывала о нем такую историю, что когда Спартак спал, на его лице, неизвестно в каком возрасте, расположилась и уснула змея. И она, как все женщины той эпохи, претендовавших на толкование всех знамений, говорила, что это предрекает ему в будущем грозную власть и трагический конец. Ей не весело это было говорить, но как честная прорицательница, она это говорила. Итак, его реальная биография начинается с гладиаторской школы Лентула Батиата.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он, видимо, попал в плен.

Н. БАСОВСКАЯ: И был продан. Как хороший воин, который, наверное, отчаянно сражаясь, попал в плен. Некий Лентул Батиат держал в Капуи, город к югу от Рима, значительный по размерам 1-го века до н.э., кажется второй по размерам, по значимости, торговой значимости в Римской республике. Город в области Компания, древний город, основанный труссками, по богатству и значению сравнивают Рим и Капую, Рим и Карфаген. И там была знаменитая школа гладиаторов. Лентул Батиат продавал гладиаторов богатым людям для устройства гладиаторских игр в Риме. Для них эти игры были серьёзной частью их политической социальной повседневной жизни. Рим просто не умел без этого жить.

В 74 году до н.э., тут авторы не противоречат друг другу все.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Было очень много свидетелей.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. Заметное было событие. Состоялся некий заговор гладиаторов в этой школе в составе 200 человек. Моммзен скептический, парадоксальный автор, он говорит, что он не был организатором этого заговора, нет данных. Он, наверное, в вожаках оказался случайно, в силу физических возможностей. Возможно! Для Древнего Рима это очень типично.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но заговор – это побег.

Н. БАСОВСКАЯ: До этого был заговор. И как всегда, практически, как все заговоры, он был выдан неким предателем. Начали принимать меры внутри школы, много охраны, как тюрьма с учебным оружием. И в процессе этих мер, когда выдан был заговор, 78 человек из этих 200, состоявших в заговоре, вырвались, уже силой вырвались, опрокинули охрану этой гладиаторской школы, промчались по улицам Капуи вооруженные кухонной утварью, ножами кухонными, вертелами, которые они взяли в кухонном помещении. Бег по улицам Капуи, отбили атаку местного отряда.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Стражников.

Н. БАСОВСКАЯ: Муниципальный отряд капуанский. И захватили у них настоящее оружие. Всё! Началось то грандиозное событие, ещё никто не верил, что оно грандиозное.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Подумаешь, побежало 78 человек.

Н. БАСОВСКАЯ: Каких-то рабов. В Риме, как пишет Апиан, отнеслись с полным презрением к сообщению из Капуи. Именно слово, которое употребляет очень честный историк.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наталья Ивановна Басовская.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы слушаете «Эхо Москвы».

Н. БАСОВСКАЯ: Они укрывались от преследователей. А гора достаточно крутая и трудная для подъема. На вершину Везувия вела одна, и довольно извилистая, тропа. Не знаю, конечно, как сегодня, не доводилось на Везувии побывать и близ него. Я была только в северной и центральной Италии. И это был хороший уход от преследования, по извилистой, крутой тропинке, люди, которые спасают свою жизнь, взлетели сравнительно легко. А стражники, естественно, отстали. Достаточно ленивая муниципальная милиция. И обосновались там на какое-то время. Их оставили в покое. И была, видимо, тоже простейшая мысль – сами передохнут. Но они оказались не таковы. Во-первых, к ним побежали всякие другие угнетенные и недовольные. Надо сказать, что 1 век до н.э. был еще временем сохранения принципов классического рабовладения в Риме. Оно не было абсолютно повсеместно, оно не было совершенно однозначным на территории громадного государства, но в своих крайних проявлениях – раб, это говорящий инструмент, это приводило к отчаянному положению людей и отчаявшиеся люди, они способны ухватиться за любую надежду.

И вот этот стан, лагерь на вершине Везувия, который не извергался в это время, он притягивал других недовольных. По данным историков, они превратились в шайку разбойников, им нужно питаться, они там обосновались и наводили ужас на окрестности. Поэтому в Риме с презрением, но сочли нужным ими заняться. Разбойники с Везувия беспокоили всю компанию. У него появились, у Спартака, сопредводители, Крикс и Эномай, по происхождению галлы, кельтское происхождение, древнее население Галлии, будущей Франции, она еще Цезарем не покорена. До этого ещё почти 20 лет. И постепенно Флор уже пишет, что численность так быстро росла, что достигла 10 тыс. человек и тогда Рим спохватился. Был направлен претор Клодий, это высокий ранг, с 3 тыс. человек. Считалось, что вполне достаточно, чтобы рабов, хоть их будет 10 тысяч, 3 тыс. римлян, римских воинов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но это тоже не боевые легионы, потому, что, знаете, один из наших слушателей, Семён, он пишет, что победа Спартака была победами над римскими охранными войсками, практически ополченцами с отдышкой. Появился Красс и Спартаку пришел конец.

Н. БАСОВСКАЯ: Но до Красса он разобьет легионеров на севере Италии. Клодий – это охранные войска, но под командованием претора. Это ответственно. Тут он прав и чуть-чуть не прав. Но все равно приятно, что есть обратная связь. И Клодий счёл, что нечего с ними особенно воевать, эта узкая тропинка его дезориентировала. Выбрал место, где Везувий со всех сторон был неприступен, только эта тропа. Хорошо перегородил ее, стал лагерем, римляне умели строить лагерь. И стали в этом лагере они жить не правильно, не по законам. Только Спартак заставит их понять, что это война с рабами. А это бунт. И пускай они там продовольствие не получат и передохнут. Но одно из главных личных качеств Спартака, которые отмечает Плутарх, он никогда не сдавался. Он докажет это всей дальнейшей историей. Он придумал, так считается, кто-то его поддержал, сплести лестницы и канаты из изобильно произраставшей на Везувии дикого винограда, и темной ночью, когда в лагере Клодия была полная беспечность, когда кто спал, кто развлекался, они спустились прямо на этот лагерь, можно сказать, спустили оружие вместе с собой, к тому времени награбленное. И просто уничтожили отряд Клодия. Римляне бегут. Это уже событие. Лагерь совершенно разгромлен.

Это событие позорное. Дальше событие развивается так, что в 72 году до н.э., как пишет Плутарх, теперь Спартак был могущественен и страшен. И не из-за одного стыда и позора восстания раздраженный сенат высылает теперь против рабов обоих консулов 72-го года. Это значит чрезвычайная ситуация. Что привело к этому? После Клодия Рим направил другого претора, Вариния, опять – пойдите, быстро проучите этих рабов! Состоялся бой, советник Вариния, Касиний, едва не попал в плен. Его конь достался лично Спартаку. Соллюстий пишет, что практически началась паника у римлян, появились случаи дезертирства, это просто невероятно. А Спартак в это время строит войско. Под его контролем уже вся Южная Италия. Уже есть сведения, он не всех начинает принимать, кто к нему бежит. Принимает тех, кто будет воевать. Он строит войско, которое, по данным авторов, достигнет 120 тыс. человек. Это не толпа рабов. Вот чем он, видимо, и отличался. И с этим войском направляется на север. У всех простейшая мысль – на Рим!

Но вот тут и возникают смутные сведения о разногласиях среди предводителей восставших. Спартак, как бы предполагал пройти мимо Рима с самого начала, он так и сделал. Не нападая на этот вечный город. А как бы его сотоварищи из галлов, считали, раздавить гадину, как скажет потом Вольтер про католическую церковь. Уничтожить самый центр, самое гнездо рабства. А в общем, еще и пограбить хорошо. Они отличались нормальными разбойными качествами, грабежами. Конечно, любой бунт сопровождается насилием. Но опять, о нем сведения, что лично он пытался это приостановить. Почему так случилось, что про этого человека проскакивает что-то такое необычное? Ну, не могут быть люди одинаковыми и обязательно нужны вот эти звездочки-кометы.

В Риме началась паника. Сенат принял дивное решение. Послать против взбунтовавшихся рабов обоих консулов. Луция Геллия Публикола и Гнея Корнелия Лентула Клодиана. А в этот момент между восставшими разногласия. Под руководством Крикса отделился один отряд, который сказал «пойдем на Рим». И он разбит, этот отряд. А Спартак продолжает движение на север, пройдя мимо Рима. В Риме припомнили старую фразу, 3 века до н.э, времен Ганнибала. «Hannibal ante portes» — Ганнибал у ворот. Сколько я не думала про буквальный перевод, это чтобы передать дух этого восклицания, я придумала одно слово, морское – полундра. Плохо дело, караул, спасайся, кто может. Бегут богатые римляне из поместий, жгут бумаги, заискивают перед своими рабами, боятся, что когда появится это грозное войско, им конец. И от своих, и от пришлых рабов. Это настоящая паника.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я должен ответить Дмитрию, инженеру из Москвы: «Правда ли, что Спартак устраивал собственные гладиаторские бои, где сражались пленные римские солдаты?» Да. Римские авторы пишут про это, что захватив в плен 300 римских солдат, он заставил их сражаться перед лицом своих легионов.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. Он строил войско, он строил армию. Но око за око – это свойственно и древнему человеку и не древнему. Мы же не скажем, что Спартак мог выпасть из контекста истории Древнего мира. Итак, отчаяние в Сенате. Противоречия, как поступить. В Риме трудное положение. На западе он воюет на Пиренейском полуострове против гигантского движения, которое возглавил римлянин Серторий, бывший сторонник Мария. Республика шатается.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Элементы Гражданской войны.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. И бывший марианец Серторий возглавил бунт Пиренейских племен против Рима. Серторий прекрасный воин и очень незаурядный человек. Там идет настоящая война с бывшим марианцем, демократом в римском смысле слова. Она идет больше пяти лет. А на востоке Митридат, о чем мы говорили. И используя войну Рима с Митридатом, восставшими многочисленными малазийскими племенами оба консула Лукулл и Конта, с 74-го года были посланы на восток. Когда посылают двух консулов, значит, ситуация чрезвычайная.

Приходят сведения, что Митридат ведет переговоры через своих посланников, с Серторием. И если соединятся движения на востоке, под руководством Митридата и на западе, под руководством Сертория, это же страшно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А плюс еще!

Н. БАСОВСКАЯ: И как бы они хотят договориться с галлами. Это страшно. И республика шатается. В этом смысле спартаковское движение вносит свою какую-то лепту в общую распадающуюся атмосферу. Не восстание подрубило.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, Алексей из Перми: «А нет ли сведений о связи Спартака с Митридатом?»

Н. БАСОВСКАЯ: Прямых я не встретила сведений. Что было бы вполне, кстати, логично. Но ведь очень трудно было и в самом войске Спартака. Галлы хотят просто пограбить и уничтожить Рим, он считает, что надо увести людей из Рима, из этой рабской страны, страны рабов и рабовладельцев. И он идет на север. Есть мысли, что он, может быть, хочет перевалить через Альпы, но это крайне трудно. Но он идет на север. И там, на севере, в цизальпинской Галлии, это та часть Галлии, которая покорена Римом, происходит знаменитое сражение при Мутине. Где Спартак проявил себя, конечно, абсолютно как полководец. Предварительно он разбил обоих консулов, а при Мутине наместника цизальпинской Галлии Гая Кассия. Применив приём, который Ганнибал применял при Каннах в 216 г. до н.э. Разделение и полное уничтожение окружённых и разделенных войск противника. Он показал себя полководцем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И это были боевые легионы.

Н. БАСОВСКАЯ: Это настоящее войско. И слухи о том, что у него 120 тыс. человек, может быть, так, может быть, как всегда, преувеличено. Но что это войско – это видно по результатам. Почему же после Мутины он не идет через Альпы? Версии бесконечны и будут бесконечны. Перевалы в это время были непроходимы, есть такая версия. Спартак преодолевал любые трудности, это опровергает эту версию, но он поворачивает на юг. И опять версия. В Риме уже конец света просто, ментальный. И он опять проходит мимо Рима.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот это странно, согласитесь, что он мог вырваться за пределы римской республики, уйти на север, во Фракию.

Н. БАСОВСКАЯ: А если они непроходимы?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тогда в Галлию.

Н. БАСОВСКАЯ: А если перевалы?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, а назад куда? Опять мимо Рима! Опять через всю Италию.

Н. БАСОВСКАЯ: На самый юг италийского сапожка. Если уходить из Италии через Средиземное море с юга, то нужен флот. И вот его целью становится флот. А в это время в Риме в Сенате, наконец, принимается решение, кого направить на эту уже войну с рабами. Избранник – Марк Лициний Красс. Многие не рвались или колебались, взять ли на себя должность главнокомандующего против рабов. Победишь – немного чести. Подумаешь, разбил рабов! А потерпишь поражение – конец карьеры. Красс рискнул. Уж очень хотел карьеры, уж очень хотел славы. Продажный, коррупционер, жулик, самый настоящий жулик. Его имя, как пишут историки серьезные римские, стало нарицательным. Красс – это коррупция, спекулянт даже, в конце концов. Закупал специально здания, страховал на большие суммы, организовывал поджог этого здания, получал страховой полис.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Богатый дядя.

Н. БАСОВСКАЯ: И вот этот Красс получает должность главнокомандующего в Италии, т.е. он пойдет воевать с рабами с чрезвычайными полномочиями. Он их сразу применил. Он провел то, что в Риме называли децимация – древний обряд наведения порядка в войске. Когда отсчитывали раз, два, три, четыре, пять… И каждого десятого, на кого придется десять, его казнили. 500 человек он построил и из них каждый десятый, то есть 50 человек были нравоучительно, для воспитания…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Римские граждане.

Н. БАСОВСКАЯ: Абсолютно. Граждане и легионеры. Это древний закон. Это древняя традиция. Казалось, Рим забыл это, ибо со времен иогуртинской войны у Рима не было крупных поражений. Были трудные войны.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Лет 200 не было.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. Такого не было. Красс решительно это возродил и сразу сделался заметен, что он настроен победить. Итак, Спартак проходит мимо Рима на юг. На полуостров на полуострове. Вот этот носочек италийского сапога, если можно так выразиться, относительно географической карты, называется полуостровом Региум. Самый мысочек. Красс нагнал Спартака, близко подошел к его войску, когда Спартак уже был на кончике этого носка италийского сапожка. У Спартака была договоренность с пиратами, что они предоставят восставшим рабам флот. И тогда они уплывут по Средиземному морю и на Балканский полуостров, и в Малую Азию, кто куда захочет. А оттуда можно перебраться в Галлию.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Какой же это был флот у пиратов, чтобы перевезти 80 тысяч человек?

Н. БАСОВСКАЯ: Пираты в это время были колоссальной силой. И страшными врагами Рима. Помпей, великий римский полководец этого времени был в это время отправлен на борьбу с пиратами. И делал карьеру на борьбе с пиратами, потому, что флот пиратов был огромен. Лукулл был отправлен на восток, Помпей сюда, а здесь вот появляется Красс, неведомый до этого спекулянт, продажный человек, который тоже становится политической фигурой. И в общем-то, Красс торопился, чтобы что-то к своему имени прибавить, победитель рабов. А те и не волновались, ни Лукулл, ни Помпей, подумаешь, победитель рабов! Не знали они, что довольно скоро они будут биться за право называться победителями этого Спартака. Но пираты Спартака обманули. Они флот не предоставили. Их перекупили. Есть мнение, что это сделал многоопытный Красс.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Причем, за свои деньги. Потому, что денег ему республика не выделила.

Н. БАСОВСКАЯ: Для карьеры ему своих денег было не жаль. Он знал, что если он станет одним из первых людей в Риме, он получит столько денег, сколько захочет. Он потратил эти свои спекулянтские средства на то, чтобы перекупить пиратов. У них был задаток от Спартака, тоже награбленные деньги, рабами награбленные. Такое время, такие события. Но они обманули. Флота нет. И вот тут я повторяю то, что мне приходит в голову каждый раз, когда я думаю, читаю об этом человеке. Он не сдавался никогда! Он приказал немедленно строить флот, как мы сегодня скажем, из подручных средств. И сколько можно, с риском, с меньшим успехом, людей погрузить и отправиться. И у него уже, видимо, план. На этом флоте он не уплывет ни в Малую Азию, ни на Балканский полуостров. Рядом только Сицилия. А на Сицилии не так давно были два грандиозных рабских восстания, 138-132 гг. до н.э. и 104-101. Об их предводителях стоит поговорить со временем. Они решительно отличались от Спартака тем, что первым делом провозглашали себя царями. Спартак и здесь отличается. Он полководец, он воин, он вождь. Но не царь.

Итак, конечно, это была попытка перебраться в Сицилию. И предполагают историки, чтобы разжечь то пламя, которое не вполне могло остыть на этом острове. А переплыть близко. Но буря разметала построенные рабами эти самодельные суденышки, которые годились, чтобы перебраться на Сицилию. Опять надо растеряться. А в это самое время Красс отделил спартаковское войско от всей оставшейся Италии. Он принял беспрецедентное решение. В самом узком месте полуострова Региум, где начинается полуостров, прорыть, приказать легионерам, гениальным строителям римским, прорыть глубокий ров и поставить стену и расставить часовых вдоль. Всё! Спартак заперт со своим войском на этом носочке италийского сапожка. Кажется опять конец? Но он не сдавался никогда!

И применял всяческие военные хитрости, как с той лозой. Он приказал вдоль всего этого рва сохранять огни, костры, делать вид, что стоят часовые, кое-где даже были поставлены трупы умерших, чтобы все казалось натуральным. А в одном месте собрать войско, забросать ров всем, чем можно, в том числе телами погибших, трупами лошадей. И по этому страшному мосту прорыв. Красс не понял, поскольку вдоль всего рва были огни. И в этом месте прорыв состоялся. Он вырвался. И он идет на северо-восток, тут уже совершенно очевидно, куда он может идти, он идет к Брундизии, крупнейший римский порт на северо-восток от юга Италии. Брундизий хорошо укреплён, взять его штурмом будет трудно. И с востока к Брундизии приближается Лукулл. И он торопится. Пусть столкнуться с Лукуллом, а за спиной у него, с запада уже плывет Помпей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Отозваны все полководцы!

Н. БАСОВСКАЯ: Ганнибал у ворот. Не оказаться в клещах, отдельно разбить этого, отдельно разбить этого. Красс настигает, у него хорошее войско, он навел дисциплину и порядок, мы помним как, и становится ясно, что страшное сражение приближается. Оно состоялось не доходя Брундизия, в области Апулия. Мы знаем кое-какие детали об этом сражении. Перед сражением, пишут все авторы, к Спартаку подвели белого коня. Он заколол его внезапно мечом, сказав: «Если мы победим, у нас будет много таких коней, а если мы не победим, мне конь не понадобится». И тут я хочу напомнить фреску в одном из помпеянских особняков. Как некий житель Помпеи, знатный римлянин изобразил в этой фреске или мозаике, как он нагоняет Спартака и ранит его копьем в бедро. Спартак на коне. А Спартак сражался пешим. И помпеянец, видимо, просто похвалялся. Пришло такое время, что римский патриций гордится … «нес бревно с Лениным» в своем роде.

Он сражался пешим. И как описывают авторы, что так много врагов полегло вокруг него, а он рвался к Крассу. Красс был скрыт за спинами. Он видел шлем Красса, очень заметный, перья на шлеме, рвался прорубить дорогу к нему. Не смог, опустился на одно колено, сражался на колене. И скрылся под грудой павших вокруг него тел.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Красиво!

Н. БАСОВСКАЯ: Красиво. Римляне очень хотели этого. Мечта, конечно, была бы провести его по улицам Рима, устроив триумф. Тоже мучались! Триумф по поводу победы над рабами, это как-то несколько принижает. В то же время, такой ужас и страх, что триумфа хочется. А уж как Крассу хочется, просто немыслимо! Красс жаждет триумфа. И он добился, так называемого, пешего триумфа, малого триумфа. Или овации. Потому, что устроить большой, грандиозный по поводу рабов стыдно. Однако, однако… Подоспевший Помпей, ему тоже хватило работы, сражается с оставшимися отрядами Спартака. Ну, ладно, нет живого. А тело его? Было бы очень для римлян приятно, красиво, надругаться, выставить, проволочь за ноги, допустим, привязав к хвосту лошади, чтобы унизить. И тела нет!

Две версии, как всегда. Одна – изрублен был в куски, нечего было найти, а они искали на поле боя. А другая, что остались ведь отряды и они сумели унести своего погибшего вождя, потому, что Помпею еще пришлось с ними изрядно повоевать. Итак, почему же он такой вечный символ свободы? Чем он заслужил романтизацию великую? Первая драма о нем написана в 18 веке. Он никогда не сдавался. Он никогда не провозглашал себя царем. Он остался вечным красивым символом. Его кратчайшая жизнь в Истории – это звезда, это комета. И пример для людей разных эпох. Про него писали. Первая драма поставлена в 1760 году, в 19 веке, в 20-ом, в Германии коммунистическая организация называлась «Спартак». Ничего не скажу про футбольную команду, мне, почему-то, это не нравится, хотя мы привыкли. Но имя это останется, независимо от того, что там будет с нашим футболом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А как написал наш слушатель: «Ничего! Придет возмездие, час для Марка Красса. Не за горами Парфия, где он погибнет»

Н. БАСОВСКАЯ: Страшным образом он погибнет, вообразив себя полководцем. И из его черепа парфенский царь прикажет сделать кубок и на пирах будет пить вино из черепа Марка Лициния Красса. И, конечно, след, оставленный Крассом и Спартаком в Истории очень различен. В гениальном нашем балете на музыку Хачатуряна, талантливейшие люди воплотили эти образы, воплотили замечательно. Да, они оба остались. Но по разному.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наталья Ивановна Басовская в программе «Все так».

Комментарии

5

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

05 мая 2008 | 14:58

Мнение Басовской
Существует книга написанная историком Андреем Валентиновым "Спартак". Хотя Валентинов известен как писатель-фантаст, "Спартак" - заслуживающея пристального внимания гипотеза.
Причем, аргументы, приведенные там, куда серьезнее, нежели г-жи Басовской.
Данный комментарий - не место для полемики, но то что "фракиец, галл, самнит" - не национальности, а типы вооружения гладиатора, известно даже авторам Википедии. Джованьоли мог поверить античным авторам в этом смысле.
Но сегодня наука располагает куда большими
знаниями. Хотя бы на основе раскопок в Помпеях. Возможно, "Эху" стоит выслушать другую точку зрения, как это было сделано при обсуждении антистратфордианской версии Гилилова


05 мая 2008 | 17:34

Басовская vs Валентинов
Надо сказать, что Валентинов в своей книге не претендует особенно на историческую достоверность, - скорее в эпико-поэтическом духе излагает своё восприятие всей этой истории с войной рабов. Другое дело, что столь далекие, неполно и недостоверно известные, а местами просто загадочные события как раз и есть прекрасная основа для мифов и легенд. Даже по названию передача предполагала как раз обсуждать ярчайший образ реального героя-титана в центре картины едва минувшего Рим апокалипсиса.
Но, как всегда, благодаря госпоже Басовской растеряли смысл за пересказом статьи из БСЭ и библиографией. Охали да ахали ведущие, но совершенно не показали публике, чем уж так напугал или восхитил современников Спартак сотоварищи, почему он так загадочен и величественен в глазах потомков. Вот тут-то заимствования из Валентинова ой как к месту были бы: "историческмй рекорд" в добыче римских орлов многого стоит, а образ "войны с мертвыми" - горадо ярче говорят о том, что творилось в Италии в 70х годах до Р.Х.
А так получилось, что вот, видите ли, был такой Спартак, заварил бузу, туда сюда шастал три года неведомо зачем, - да и сгинул неведомо куда. Аминь.


aav ААВ-старший 09 мая 2008 | 18:29

Даже авторы Википедии! Если для Вас анонимный автор Википедии - без ссылок на источник - авторитет, то увы Вам!


05 мая 2008 | 20:14

Услышат ли нас ?
Разумеется, журналист, зная о теме понаслышке,
приглашает специалиста, чтобы тот, так сказать, осветил вопрос ему и массам. Возможно, не того вызвал... Бывает... Но, по каждому эпизоду, столь давней истории можно
спорить долго. Вот на форуме http://kasparovchess.crestbook.com/viewtopic.php?id=1328&p=14 датировку тех же самых Помпей обсуждали в нескольких тредах вообще-то шахматного форума более 2 лет. Т.е, я хочу сказать, материала для встреч по теме "Восстание Спартака" набралось бы немало и весьма интересного. Будем надеяться, что нас услышат..


06 мая 2008 | 01:33

о журналисте
Это ААВ-то журналист, знающий понаслышке? Не смешите. Венедиктов, даже если не расматривать его образование и жизненный путь, - умный и эрудированный человек. Небось мог бы на порядок больше и интереснее рассказать и о Спартаке, и о Торквемаде, и о чёрте в ступе. Просто не это формат передачи, не острая провокационная дискуссия. ИМХО главреду порой до чертиков надоедают жулики, негодяи и пройдохи, с которыми приходится слишком часто общаться по должности и по призванию. Вот и отдыхает он душой на прелестных в своей непосредственности и неуклюжести популяризаторских потугах Басовской. Да и не он один. Слушайте "Цену победы", чтобы прочувствовать, чем пахнет история, пока больно и тошно не станет...
А "Всё так" - это маленький безобидный эскапизм, возможность на час почувствовать себя в глуши у камина в кресле со старой хорошей книжкой.
Темы конечно жалко, но не тот формат, увы, не тот.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире