'Вопросы к интервью
03 февраля 2008
Z Все так Все выпуски

Нормандский герцог Вильгельм, завоеватель Англии


Время выхода в эфир: 03 февраля 2008, 13:08

А. ВЕНЕДИКТОВ: 13 часов и почти 12 минут в Москве, добрый день. У микрофона Алексей Венедиктов. Здесь же Наталья Басовская.
Н. БАСОВСКАЯ: Добрый день.
А. ВЕНЕДИКТОВ: И сегодня мы вам будем рассказывать о Вильгельме Завоевателе, который оказался совсем не тем, о каком мы думали. Разыграем 14 призов сейчас, сначала объявлю призы, потом вопрос, потом телефон. Смс вы знаете куда посылать ответы — +7-985-970-45-45. Не забывайте подписываться. Плюс Интернет, работает и пейджер. Первые 7 победителей получают две книги Дэвид Дуглас «Вильгельм Завоеватель», издательство «Центрполиграф». Собственно, это книга о нём, это научная книга. И здесь замечательнейшее издание, вторая книга «Дональд. Повседневная жизнь нынешнего британского Парламента», издательства «Молодая гвардия». Как сейчас это все происходит. Две книги, семь победителей будет. Лот номер два, с 8 по 14. Кристофер Даниэль «Англия. История страны», издательство ЭКСМО и Жоржетт Хейер «Вильгельм Завоеватель», издательство АСТ, это исторический роман. Всего 14 победителей будет. Вопрос такой. Когда человека посвящали в рыцари в раннем средневековье, ему вручалось три предмета, знаки его рыцарского достоинства. Три. Назовите хоть один из них, что получал человек, сразу после посвящения в рыцари. Какие три предмета? Назовите хоть один. Если вы знаете, что это за предметы, если назовете три – совсем хорошо. +7-985-970-45-45 – это телефон для посылка смс. И, главное, не забывайте подписываться. Никакой не щит, потому, что оруженосец уже имел щит до посвящения в рыцари.
Герцог Вильгельм Завоеватель – один из тех исторических персонажей, которому повезло в школьных учебниках истории 6-го класса, потому, что события о завоевании Англии норманнами. Этому посвящено полпараграфа. [англ. William I the Conqueror, William the Bastard, фр. Guillaume le Conquérant, Guillaume le Bâtard; 1027/1028—9 сентября 1087)]
Н. БАСОВСКАЯ: Норманнами, нормандцами. Историки обсуждают и будут это обсуждать, потому, что норманны – это викинги, а нормандцы – жители современной французской Нормандии. Так кто они? И то и другое. Наш персонаж жил очень давно. Его дата рождения, как всегда приблизительная, 1027 год, а смерти 1087 год, достаточно долгая жизнь. Но с 1066 года он английский король, а не герцог Нормандии. И англичане, которые мудрее, чем некоторые всё еще горячащиеся нации, считают эту дату одной из главных отправных точек английской истории.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу привести пример, что королева Елизавета, сороковая королева Англии со времен Вильгельма Завоевателя. Никто не считает саксонских королей, англичане их не считают. Они считаю, что Англия началась с Вильгельма Завоевателя.
Н. БАСОВСКАЯ: И их не смущает нисколько то, что это было завоевание их страны теми, кто приплыл из нынешней современной северной Франции, тогда фактически независимого герцогства Нормандского, через Ламанш. Никому не приходит в голову напрягаться, что норманны в их истории. Нет, наоборот. Это была роскошная фигура для своей эпохи. Их это не смущает. Битва 1066 года, в которой англосаксонские правители потерпели поражение, они считают началом английской истории. И последнее, в качестве преамбулы, до прибытия в Англию и завоевания герцогом целого королевства, у него было два прозвища – Вильгель-рыжий и Вильгельм-незаконнорожденный. И то и другое соответствовало истине. Но ни то, ни другое ему не нравится. И он, если чуть-чуть с улыбкой посмотреть на эту отдаленную историю, мог приплыть для того, чтобы сменить свое прозвище. Его уже переставали незаконнорожденным называть, потому, что он одержал кое-какие победы в северной Франции. И он сменил и остался в истории, как Вильгельм-Завоеватель. Но рад ли он был этому прозвищу, большой вопрос. Почему? Позже.
Мы находимся в этой эпохе, вторая половина 11 века, я бы назвала ее пограничной эпохой, в смысле источников, между Сагой и Историей.
А. ВЕНЕДИКТОВ: И хронистами, скажем.
Н. БАСОВСКАЯ: Да. Строгими хронистами. Потому, что те современники, которые писали о Вильгельме-Завоеватели, а писали не мало. «Деяния герцогов Нормандских», «Деяния Вильгельма, короля Англии» и «Песня о битве при Гастингсе», это замечательные источники, но они пограничны, почему у историков остается много спорных вопросов. Они чуть-чуть на границе с искусством, литературой, мифом. И уникальный, единственный источник о битве при Гастингсе и об экспедиции Вильгельма-Завоевателя – это знаменитый ковер или гобелен из Байо, льняное полотно, не ковёр, расшитое крашенной шерстью. 70 метров длина и 50 см ширина. Это свиток, вышитый монахинями Кентенбери по заказу сводного брата Вильгельма-Завоевателя, епископа Одо, из Байё. И там 58 эпизодов истории этого завоевания и лишь некоторые, самые последние, победа и коронация, не сохранились, все должно завершаться коронацией.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Я был в Байё в октябре, можно увидеть, что для туристов эти элементы ковра – это исторический документ, это источник, потому, что делали его люди, современницы, они жили при этом.
Н. БАСОВСКАЯ: Они видели эти корабли и та подлинность, с которой они воспроизвели, они были сторонницами реалистического искусства, они потрясающие! С подробностями, деталями, красиво, красочно. А зная, сколько примерно вмещал корабль человек, можно посчитать и получить научные данные. Всё. С источниками мы расстались. Но они таковы. И этот на грани искусства, потому, что это художественное полотно.
Биография. Отец Вильгельма-Завоевателя герцог Нормандии с замечательным прозвищем – Роберт II, по прозвищу Дьявол. Надо сказать, что это была эпоха очень выразительная.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Тоже пытался сменить прозвище.
Н. БАСОВСКАЯ: Не успел, умер в процессе.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, на прозвище Великолепный. А до этого носил прозвище Дьявол.
Н. БАСОВСКАЯ: Остался в дьявольском виде. Передает характер прозвище. Прозвища этой эпохи наивные, как во многом наивна сама эпоха – что вижу, то пою. Толстый, так толстый, лысый – так лысый. Вилобородый среди персонажей этой эпохи, совершенно потрясающей. Эдвард Мученик, если его рано убили, Нерешительный, король Эдмонд Железобокий, совершенно потрясающее прозвище, король Гарельд Заячья Нога, сын правителя, который был до этих событий в Англии. Итак, эпоха с наивностями и в итоге его отец – Дьявол. Хоть и не знаем деталей его характера, но о многом уже можем догадаться. Мать из простых, простолюдинка, как установили специалисты, предположительно дочь кожевника, совсем немыслимый брак, брак исключался. Отсюда и родился Вильгельм-Завоеватель, как бастард, дитя простолюдинки. И можно представить, что на его характер это обязательно налагает очень серьезный отпечаток. Отец – герцог, первое лицо в Нормандии и богатой для своего времени, очень стратегически важной области. Его покровитель на время, когда отец отправится на богомолье, французский король Генрих I, женатый на Анне Ярославне, родственник русской истории. А мать, Херлева, – из простых. Но, видимо, отец то ли любил ее, то ли просто хотел все оформить, чтобы сын выглядел поприличней, он ее родственников приблизил ко двору, кое-кто из них возвысился, сводных братьев потом…в общем, он старался.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Он выдал ее замуж за дворянина.
Н. БАСОВСКАЯ: Да, чтобы вылепить что-то вроде семьи в тех юридических рамках, которые позволяла та эпоха.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Но бароны считали его незаконнорожденным.
Н. БАСОВСКАЯ: Он и был. Раз брак не был освящен церковью, он на всю жизнь бастард, он мог сменить прозвище, но не мог сменить своего происхождения. И это, конечно, влияло на него. В 1033 году отец Вильгельма, будущего Завоевателя, тот самый Роберт Дьявол, отправился в паломничество, или на богомолье, как пишут в русских вариантах, в Палестину, оставив 6-летнего ребенка Вильгельма наследником.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Других сыновей не было.
Н. БАСОВСКАЯ: Нет, это вся его надежда. И заставил свое окружение признать, скрепя сердце, сжав зубы, они признали. Но, как выяснилось потом, совершенно не искренне. Через 2 года, в 1035 году пришло известие о смерти Роберта Дьявола в тех самых дальних местах.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Где-то в Палестине.
Н. БАСОВСКАЯ: Наверное хотел он быть другим, наверное, пошел замаливать какие-то грехи, за которые получил нехорошее прозвище, но не вернулся. И тут же нормандские бароны, которые давали ему клятву, что признают его маленького сыночка, а сыночку 8 лет, они восстали против 8-летнего незаконнорожденного наследника, герцога Вильгельма. Если бы не вмешательство Верховного сюзерена Нормандии и герцогов нормандских, короля Генриха I, французского короля, из династия Капетингов [(фр. Capétiens) — династия французских королей, представители которой правили с 987 по 1328], они безвластные, у них нет никакой могучей власти над Нормандией.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Кроме власти закона.
Н. БАСОВСКАЯ: Да. Реальной власти у них немного и Нормандия богаче и больше, чем Домен этих ранних, бедных, нищих Капетингов. Крошечная территория, остров Франции между Парижем и Орлеаном, небольшое блюдечко. Нормандцы сильнее богаче, но традиция признавать и иметь таких королей, как удобных, помогла в данном случае нашему бедному, незаконнорожденному мальчику. Заступничество сюзерена и короля сыграло свою роль, бунт прекратился и маленький наследник остался с герцогской короной на голове.
А. ВЕНЕДИКТОВ: И 14 лет войны.
Н. БАСОВСКАЯ: Дальше – сплошная война. Вся его юность проходит в войнах с соседями и потом, позже, с этим самым сюзереном. Не был наш Вильгельм христиански безупречным и первое проявление – он до конца этой благодарности не проявил. Как только появились какие-то противоречия, он превращается в достаточно бунтующего вассала, потому, что знает, что он сильнее и богаче. Особенно остро он столкнулся с графами Анжуйскими, с графом Жофруа, это дом графский, который тоже сыграет очень большую роль в английской историей, со временем будет еще одна династия, но пока он отвоевал у графа Анжуйского графство Мэн, небольшое, но богатое, в центре Франции расположенное. Подчинив себе строптивых баронов, он мог бы успокоиться, но не мог, потому, что баронов, для того, чтобы они были относительно покорными, надо кормить. А чем их можно кормить в те времена? Добычей! Он это знает и уже рано-рано замысливает своё великое деяние, оставившее такой глубокий след в европейской истории.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Тут надо понять, почему он претендовал и имел ли он право, хоть какое-то на англосаксонскую корону. Почему вдруг не Париж захватить, а Лондон.
Н. БАСОВСКАЯ: Вы ставите вопрос, который занимает историков на протяжении многих лет, больше века, безусловно. Потому, что вокруг этой проблемы теми источниками, отличающимися теми несовершенствами, о которых я говорила, нагорожено очень много достаточно туманных деталей. В частности, он был очень дальним родственником того, кто правил в это время в Англии. А в Англии на престоле была англосаксонская династия в лице Эдуарда Исповедника, кстати, тоже выросшего в Нормандии, но по происхождению англосаксонский был человек. И его на острове на этом воспринимали, как своего, все было очень остро. Почему? Потому, что до этого они находились под властью датчан. Нормандское завоевание – это второе, или третье завоевание Англии. Скорее, третье. Первое – это переселение англосаксонских, германских племён и они вытесняют оттуда кельтов местных, второе – это датское завоевание, 1003 – 1016 годы и на престоле с 1017 по 1035 годы, долго, властитель Кнут, датский правитель Кнут, объединивший Данию, часть Норвегии, большую часть и Англию. Это была Империя викингская. И, наконец, снова англосаксонский правитель Эдуард, по прозвищу Исповедник.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Но, как подсчитали люди, которые занимаются в Англии, а там любят эту историю, род восходящий, у них, у Эдуарда Исповедника и у Вильгельма, будущего Завоевателя была одна полу-тётушка.
Н. БАСОВСКАЯ: Эмма. И звали её Эмма.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Полу-тётушка в смысле одной половинкой туда, другой сюда.
Н. БАСОВСКАЯ: Дочь нормандского герцога была выдана замуж в Англию и отец Вильгельма был племянником матери Эдуарда Исповедника.
А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть ноль прав на престол.
Н. БАСОВСКАЯ: Это многоюродный брат англосаксонского короля Эдуарда Исповедника.
А. ВЕНЕДИКТОВ: И вторая история, надо напомнить нашим слушателям, что английские короли избирались Твингом, они не наследовали. Даже если бы у него были права какие-то родственные, все равно, его должен был избрать Твинг.
Н. БАСОВСКАЯ: Должен был подтвердить Совет Старейшин. Это очень давние времена, это граница Саги. Да, важно иметь права, но также важно, чтобы тебя признали.
А. ВЕНЕДИКТОВ: А у нашего героя ни прав, ни признания на тот момент.
Н. БАСОВСКАЯ: Зато! И мы потом скажем, что же было в его пользу.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Зато он был бастард!
НОВОСТИ
А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы слушаете программу «Все так». Я спросил у вас, какие предметы получал человек, посвященный в рыцари. Первые семь победителей получают книгу «Вильгельм Завоеватель» издательство «Центр-Полиграф» и книгу «Повседневная жизнь британского Парламента», издательства «Молодая гвардия» и вторые семь человек, с 8 по 14 получают книгу «Англия. История страны», издательства ЭКСМО и «Вильгельм Завоеватель» издательства АСТ, это исторический роман. Итак, правильный ответ был либо меч, либо шпоры, либо пояс. Тут нам пишут: «Он получал принцессу в подарок». Не хватило бы принцесс. Кто победитель? Первая семерка. Олег (223), Александр (359),Лиза (980), Алексей (700), Ирина (517), Саша (616) и Валерий (259). Вторая семерка. Ира из Махачкалы (510), Михаил (331), Руфат (791), Василий (257), Александр (015), Георгий (906) и Катя (563). Меч, пояс и рыцарские шпоры.
Мы установили, что Вильгельм Завоеватель не имел легальных прав, никаких, на британский престол.
Н. БАСОВСКАЯ: Отдаленное родство в те времена могло сыграть свою роль, но не абсолютную и не единственную. Но есть другие резоны у Вильгельма Завоевателя. В 1051 году, когда Вильгельму Нормандскому было 24 года, он посетил в Англии своего дальнего родственника, лет на 25 старше него, Эдуарда Исповедника и считается, но вся эта информация приходит потом, что якобы, во время этого визита Эдуард Исповедник, уже пожилой для тех времен, совсем пожилой, пообещал молодому нормандскому герцогу, своему отдаленному родственнику, хорошему рыцарю, крепкому воину, вот что было важнее всего для той эпохи! Что он завещает ему…
А. ВЕНЕДИКТОВ: Он не мог завещать. Он обещал.
Н. БАСОВСКАЯ: Порекомендует.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Эдуард Исповедник порекомендовал и датчанам, и графу Гарольду, раздавал! Он походил на доброго дядюшку, который обещает все любимым племянникам.
Н. БАСОВСКАЯ: И потом он был очень сильно идеализирован в глазах общественности и со временем канонизирован, хотя никаких выдающихся заслуг перед церковью у него нет, но народ составил такой образ, доброго. А народ против него бунтовал, когда слишком много при дворе у него было нормандцев, не просто все было. Но, как будто бы он пообещал Вильгельму, что сделает его своим наследником, хотя это не было в его единственной власти, но он потом поступил так, что никого не спросил, когда он другого наследника быстренько короновал. И Вильгельм, успокоенный, возвратился, у него такая перспектива – стать английским королем. Тогда уже все забудут о его происхождении. Еще он заручился постепенно очень, прилагал немалые усилия к тому, чтобы установить хорошие отношения с римскими папами, с папским двором даже. Это очень важный и умный шаг. Почему Вильгельм, видимо, для своей эпохи был и мыслящим, и воюющим, подходящим для эпохи человеком, что его и возвысило так соответственно в своем времени и в своем историческом контексте. Дело в том, что английская церковь, отдаленная, находящаяся на британских островах, вела себя в отношении римского престола относительно независимо. Это никогда не нравилось римским папам и нравиться не могло.
Устанавливая добрые отношения с папством, Вильгельм готовил их будущую, состоявшуюся поддержку, его авантюристической военной экспедиции. Но пока еще много лет, еще 15 лет до того, как Эдуарду Исповеднику надо будет, отходя в мир иной, хотя бы порекомендовать кого-то, хотя прямого наследника нет. В 1066 году в январе Эдуард Исповедник скончался. Умер своей смертью. Но при этом он действительно свою волю выразил, сообщил, кому он хочет передать престол. И передал этот свой престол, свою корону, человеку молодому, энергичному, тоже пользующемуся симпатиями современников в качестве рыцаря, воина по имени Гарольд. Кто он был такой? Из англосаксонской знати, его отец – правитель Эссекса, в последние годы жизни Эдуарда Исповедника, отец этого Гарольда фактически ведал всеми делами двора, реально управлял королевством, Гарольд тоже был близок к управлению. Поэтому, некая логика в передаче ему прав и короны английской, была. И была проявлена очень большая торопливость, его короновали немедленно, в узком круге тех, кто его поддерживал.
А с других сторон подпирали соперники. Коронация была не в Вестминстере Гарольда, торопливо, не было утверждения того самого органа совещательного. Все уязвимо. Есть два соперника, даже не один. Один нам знаком – это наш персонаж, Вильгельм Завоеватель и он понимает, что час пробил, пора найти идеологическое обоснование своей экспедиции. Но был еще один, который просто раньше сорвался и не удалась его затея. Это был король Норвегии, Гарольд.
Н. БАСОВСКАЯ: Тоже женатый на одной из русских.
Н. БАСОВСКАЯ: Да. Король Норвегии. Ситуацию усугубило то, что этот Гарольд Суровый был уже не молод, но прожил такую авантюристическую жизнь! Это была яркая путешествующая личность! Он побывал и в изгнании, побывал при Константинопольском дворе, при дворе Ярослава Мудрого, был влюблен в одну дочерей Ярослава Мудрого, Елизавету. Это был авантюристически настроенный человек. И в этот момент в нем взыграли его былые качества и он тоже ринулся за этой же короной. Но 25 сентября 1066 года, напомню, что Эдуард умер в январе, прошло несколько месяцев, Гарольд был разбит в единственном сражении, потерпел поражение и больше не участвовал. А Вильгельм, участник еще какой! Он готовится в экспедиции очень серьезно. Прежде всего, он добился того, что римский папа, Александр II поддержал эту экспедицию, придав ей характер не авантюры, а серьезного политического и военного предприятия.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Практически крестового похода.
Н. БАСОВСКАЯ: Да. Потому, что папа отлучил Гарольда от церкви. Что же было основанием для того, чтобы этого молодого наследника Эдуарда Исповедника вдруг отлучить от церкви? Молва! Молва о том, что Гарольд клятвопреступник. Якобы не только немолодой уже Эдуард, когда-то обещал Вильгельму Нормандскому сделать его наследником, якобы и Гарольд принес такую клятву. Гарольд тоже был с визитом на континенте. Вильгельм был с визитом у Эдуарда Исповедника, нам иногда кажется, что жизнь была изолированная, каждый в своем уголке. Для крестьянина – да. А эта верхушка, она двигалась. И в паломничество, и в завоевательные экспедиции, предприятия, требующие больших перемещений, все было. И Гарольд, будучи еще никем, просто приближенным Эдуарда Исповедника, тоже отправился с визитом в Нормандию. По пути он, якобы, был захвачен в плен и освобожден из этого плена своим дальним родственником.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Все они родственники.
Н. БАСОВСКАЯ: Представителем нормандского дома Эдуардом. И как бы в благодарность за это освобождение и поддержку, дал ему клятву, что он поддержит кандидатуру Вильгельма Завоевателя, тогда не Завоевателя, Вильгельма Нормандского в качестве правителя Англии.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Он стал его человеком. Он принес вассальную клятву.
Н. БАСОВСКАЯ: В благодарность за освобождение. Это всё не писано. Но это эпоха, когда неписанные клятвы и обещания устные, ритуальные, очень важны, как писал современный французский замечательный историк Легоф, это цивилизация жеста, больше, чем цивилизация текста. Грамотных очень мало и поэтому клятва, произнесенная, сопровождающаяся каким-нибудь ритуальным действием, жестом.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Вручением рук в руки.
Н. БАСОВСКАЯ: Да, ритуальный поцелуй между синьором и вассалом, все было важно. И якобы была клятва, а Гарольд тем, что поспешно короновался, используя высказанную тоже устно, волю умирающего Эдуарда Исповедника, клятвопреступник. Гарольд отлучен от церкви и предприятие Вильгельма обретает серьезную идеологическую оболочку. Папа, как бы, поручает Вильгельму восстановить свои законные права, невидимые никому, такие вот, нарисованные, виртуальные. И заодно обещает добиться большей покорности английской церкви, святому престолу. То есть, папы римские верны себе, они помнят о своих целях и задачах политических и идут к их исполнению очень четко. И вот собирается большое войско, для своего времени очень большое.
А. ВЕНЕДИКТОВ: 5-7 тысяч рыцарей.
Н. БАСОВСКАЯ: До 70 тысяч человек.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, на этом ковре, когда вы на него смотрите, видно, как вырублен лес вокруг был вырублен полностью для постройки 250 кораблей.
Н. БАСОВСКАЯ: Это было зрелище грандиозное, величественное, в глазах и в памяти современников оно отпечатывалось как замечательное и мудрые англичане не зря отмечают это событие, как очень значительное в своей истории, потому, что оно имело для той ранней эпохе колоссальный масштаб. Они высадились на юге Англии.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Я бы хотел вернуться к Гарольду Храброму. Вся история заключалось в том, что английский король собрал войско и ждал Вильгельма, разведка работала. Но вдруг, неожиданно Гарольд Суровый высадился вместе с братом Гарольда, который претендовал на престол. И Гарольд вынужден был увести войско на север, где разбил Гарольда Сурового, но в это время Вильгельм высадился на юге без сопротивления.
Н. БАСОВСКАЯ: Оказались два фронта и норвежский король сыграл роль очень существенную в этом, оттянув на себя силы, которые собирал Гарольд, но дело в том, что в любой ситуации, наверное, скорее всего англосаксонское войско было обречено на неудачу. Как показывают исследования специалистов по истории, нормандское войско принципиально отличалось от англосаксонскую на ступеньку развития цивилизации, на одну ступеньку, ибо нормандское войско, его лицо уже определяли достаточно тяжело вооруженные рыцари, эти танки средневековья, которые где-то до начала 14 века будут главной ударной силой в любом сражении. А англосаксонское войско, еще только выходящее из стадии родоплеменного строя, оно состояло из крестьянского ополчения, вооруженного боевыми топорами, рогатинами. Это более простое войско, более слабое в чисто военном отношении. Кроме того, удар с севера – это совершенно верно – им помешал. И Гарольд принял оборонительный бой близ местечка Гастингс, сражение было 14 октября 1066 года. Припомним, что Эдуард Исповедник умер в январе, тогда же, торопливо, был коронован Гарольд и, не прошло еще года, и 14 октября битва. А уже на севере была месяц назад битва с норвежцами. То есть, битва за остров имеет, в сущности, европейский масштаб.
Войско Гарольда укрепилось на холме и вело оборонительное сражение, очень мужественно, никто не пытается никого здесь принизить. Сражались они отчаянно, пешее крестьянское ополчение, с боевыми топорами, дротиками, щитами, оно в военном отношении слабее, зато дух этих людей, которые бьются за свое, за родное, а тут пришельцы, завоеватели. Дух войска должен был победить. И вот, как считают многие очень хорошие, в том числе и английские, специалисты по этой истории, самую трагическую роль сыграло то, что Гарольд погиб в сражении. В любом сражении гибель полководца — это знаковое судьбоносное событие. Если бы Гарольд не погиб, многое бы сложилось иначе.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Сопротивление бы было на какое-то время.
Н. БАСОВСКАЯ: Конечно! И его фигура очень подходила англосаксонскому сообщ6еству. Человек должен был быть достаточно молодым, он был. Должен иметь какие-то военные заслуги, имел. Должен быть близким.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Племенной вождь.
Н. БАСОВСКАЯ: Близким двум сторонам. На его коронации произносились речи на двух языках – английском и французском, т.е. этот вождь устраивал. Но известие о том, что Гарольд погиб, сыграло очень тяжелую роль, хотя не было все кончено. Иногда пишут для школьного учебника, упрощая, что все было кончено в одной битве при Гастингсе. Не так! Вильгельм имел минусы по сравнению с Гарольдом, ему было 39 лет уже, а Гарольд гораздо моложе. Он пришлый, значит он приведет других людей. И сама битва, роковую роль в ней сыграла гибель Гарольда. Но дальше сопротивление не закончилось. И Лондон был не готов с объятиями принять нового правителя, ему пришлось долго договариваться.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Но он не штурмовал Лондон, он его окружил и ждал.
Н. БАСОВСКАЯ: У него хватило ума здесь не разрушать свой город и хватило ума, что надо действовать разными способами. Победа за ним уже есть, а теперь поторгуемся.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Но Тауэр заложил он.
Н. БАСОВСКАЯ: Он поторговался и ему открыли ворота, обещал всякие полезные вещи, прагматически полезные лондонской верхушке.
А. ВЕНЕДИКТОВ: И сделал!
Н. БАСОВСКАЯ: Да, он все выполнил. Он не вызвал потом полного отвращения. У отдельных людей. Для кого-то тиран, для кого-то мудрец. Всякий, имеющий большую власть характеризуются достаточно полярно окружением. Короновался торжественно в Вестминстере. С тех пор это единственно законная коронация для Англии, как во Франции можно короноваться законно только в Руане. Корона была византийской работы, представляли короля на двух языках, английском и французском, подчеркивая, что он будет милостив и к своим англосаксонским подданным и к нормандцам. То есть, элемент политической разумности Вильгельму не был чужд. Но сопротивление было довольно большим. И концом сопротивления считается не скоро, через пять лет, 1071 год. Пять лет ему приходилось продолжать воевать и были восстания англосаксонские, довольно заметные. И пока, фактически, верхушка англосаксонской знати, тены, не была истреблена физически, тенов истребили, эта фигура ушла из английской истории, это наследственные коренные анг7лосаксы со времен великого пер5еселения, продолжающие эту линию. До тех пор ему было в этой стране трудновато. Но, когда сопротивление было сломлено, в начале 70-х годов, он еще раз показал, что он имеет право быть властителем не пустым, не проходным.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Не авантюристом.
Н. БАСОВСКАЯ: Он получил прозвище Завоеватель сразу же. Но я говорила, был ли он рад? Нет. Уверена, что лично он – нет. Он хотел был не завоевателем, он хотел быть законным наследником законно коронованным. Но вот ирония судьбы! Все равно называется Завоеватель. Но он проявил себя еще одним образом, совершенно замечательным. В 1086 году он отдал приказ, всего за год до своей смерти, чуть больше, провести первую известную нам в европейской средневековой истории, поголовную перепись населения. Тщательную, подробную, чтобы описать всё, им завоёванное, уже как своё, родное, домашнее.
А. ВЕНЕДИКТОВ: База для налогов, задача была абсолютно налоговая база.
Н. БАСОВСКАЯ: Безусловно! Он дошел до шотландских гор, как всегда шотландцы остались шотландскими, а все остальное… Не вполне был завоеван Уэльс, там, где оставалось кельтское население, были сопротивления. Налогообложение систематизировали. Государственная жилка, которая осталась в английской традиции на всю эпоху средневековья, если не дальше.
А. ВЕНЕДИКТОВ: При этом, самое интересное, если войско было 70 тыс. человек, то результаты переписи, через 20 лет после завоевания, показало, что в Англии живет 2,5 млн человек. Это мы точно знаем, благодаря переписи. Она сохранилась, называется «Книга страшного суда», потому, что, как на Страшном суде, вы должны были дать отчет о себе.
Н. БАСОВСКАЯ: Переписчики говорили крестьянам: «Клянись, что говоришь правду, как на Страшном суде». Между прочим, сегодняшних переписчиков так же воспринимают сегодняшние люди. Их почему-то тревожит, когда приходят и не документы требуют, а просто говорить правду о себе, родственниках и доходах.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Эта книга сохранилась до сих пор. В Интернете полностью выложена, можете почитать. Латынь кто знает.
Н. БАСОВСКАЯ: На втором курсе студенты изучают этот документ в подлиннике, пишут курсовые работы. Моя первая курсовая работа была посвящена «Книге страшного суда» и это для меня был тоже как страшный суд, потому, что Вильгельм сыграл огромную роль для развития медиевистики, нам не дано предугадать, как слово и действие наше отзовется. Там описаны разнообразные категории крестьянства, с размерами земельных участков, написано, сколько скота, сколько акров земли…
А. ВЕНЕДИКТОВ: …птицы домашней.
Н. БАСОВСКАЯ: Все оттенки положения. И вот медиевисты, на протяжении многих десятилетий, изучая этих птичек и размеры наделов, рассуждают, сколь далеко в этот момент в Англии дошло закрепощение крестьянства.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Но самое интересное, в прошлом году, в октябре месяце, в Великобритании был составлен список 250 самых богатых жителей за всю историю этой страны. В частности, пересчитано в современные цены то, что было написано в «Книге Страшного суда». И на первом месте в результате этого, оказался Алан Руфос – племянник короля Вильгельма Завоевателя, который владел 250 тысячами акров земли, что позволяло ему контролировать не менее 7 процентов внутреннего валового продукта. На сегодняшние деньги Руфос распоряжался бы 81 млрд фунтом стерлингов. Вот как Вильгельм наградил членов своей семьи. Но очень немногих, потому, что земля осталась в распоряжении короля.
Н. БАСОВСКАЯ: Он наградил всех, иначе его бы зарезали сразу после завоевания. Но делал это опять благоразумно, с большим точным прицелом на будущее. Он раздавал своим приближенным поместья, но в разных частях Англии. Немало поместий, но так, чтобы на Британских островах не образовалось герцогство нормандское, которое не считается с властью французского короля. Чтобы не образовалось графство Шампань, которое никогда толком королям не подчинялось до нового времени. И герцогство Бургундское, которое во время столетней войны будет выступать на стороне врагов французской короны. Он это предвидел, он видел это во Франции, будущей, вообще, с этого времени, с 10 века появляются названия, с рубежа 10-11 века. Англия, Франция. Они начинают размежевываться. И он не хотел повторения. Одну седьмую часть всех земель он оставил за королем. А их поместья разбросал в разных частях.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Разрешение на постройку замка выдавал лично король. Не хотел своим баронам разрешать строить замки, чтобы они отбивали королевское войско. Если серьезно говорить, он вошел, как администратор, который захваченную страну не только покорил, но и благоустроил, ввел правила, хотя не было никакой письменной Конституции. Я хочу ответить на вопрос Дмитрия, который задал, почему могилу разграбили? Его могила была во Франции. Он умер во Франции, в Руане. И во время Великой французской революции, когда коронованных особ вышвыривали, его могилу и разорили. Но благодаря тем костям, которые там сохранились, ученые специалисты вычислили его рост. Он был 173-174 см, что выше среднего роста того времени. То есть, в глазах своих подданных он был не только мифологически выше, но и выше ростом, он возвышался над ними.
Н. БАСОВСКАЯ: А вместе с мифом становился богатырем. Умер он смертью воина все-таки. В 1087 году ему пришлось воевать с очередными недовольными баронами в Нормандии. Это просто была норма их жизни. И, захватив город Мант, он объезжал его пылавшие развалины, как пишут в источниках. И был сброшен конем на землю, ему было 60 лет. Такое падение с лошади в этом возрасте оказалось роковым и он был перевезен в Руан, где вскоре и умер. Преемником стал его второй сын, тоже по имени Вильгельм, и вошел в историю с прозвищем Рыжий. От судьбы не уйдешь!
А. ВЕНЕДИКТОВ: Но при этом он уже ощущал себя скорее английским королем, чем герцогом нормандским, потому, что Нормандию он завещал своему нелюбимому сыну Роберту, а Вильгельму он отдал Англию, которая для него стала настоящей родиной.
Н. БАСОВСКАЯ: Но Рыжими они остались!



Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире