'Вопросы к интервью
С. БУНТМАН: Добрый день, «Военный совет» ведут Анатолий Ермолин, Сергей Бунтман, в прямом эфире «Эха Москвы». У нас в гостях сегодня начальник войск ПВО Сухопутных войск, генерал-майор Леонов. Добрый день, Александр Петрович.

А. ЛЕОНОВ: Добрый день.

С. БУНТМАН: С праздником.

А. ЛЕОНОВ: Большое спасибо.

С. БУНТМАН: С праздником, да. И расскажите, с чем связан этот праздник войск противовоздушной обороны. Вот ну… У меня уже бумажка есть, у меня есть приказ настоящий, вот воспроизведенный. Приказ начальника штаба верховного главнокомандующего, 15-й год. Это по старому стилю 13 декабря, да?

А. ЛЕОНОВ: Да. История развития рода войск, связана целиком и полностью с развитием и строительством вооруженных сил России. Дореволюционной России. С советскими вооруженными силами, и с современными вооруженными силами. Это в общем. И в частности, с сухопутными войсками. История начинается с возникновения авиации, как таковой на поле боя, в эпоху балканских воин – это 1911-12 год, продолжается в годы первой мировой войны. И приводит к тому, что возникает необходимость создания специальных артиллерийских орудий, которые способны вести огонь по воздушным целям, тем самым прикрывать войска.

С. БУНТМАН: Именно артиллеристских орудий?

А. ЛЕОНОВ: Артиллеристских орудий.

С. БУНТМАН: Потому, что сначала стреляли из всего, чего только можно по аэропланам, которые летят.

А. ЛЕОНОВ: Да, стреляли из винтовок, стреляли из пулеметов. Но наиболее эффективным видом вооружения здесь явилось зенитное орудие. Первые орудия проектировались в калибре 57 миллиметров. Но создано в 14-м году, и принято на вооружение в 15-м. Первое артиллеристское орудие в калибре 76 миллиметров, инженера Лендера. И поступили они вот согласно приказу верховного главнокомандующего № 368, от 13 декабря 15 года по старому стилю, 26 декабря по новому стилю, в составе 4-х батарей были сформированы, и поступили за западный фронт. Причем, что отличает нашу артиллерию? Такие же орудия создавались у Франции, германии. Наши зенитные орудия сразу были поставлены на автомобили. То есть, являлись подвижными средствами…

С. БУНТМАН: Автомобили даже?

А. ЛЕОНОВ: На автомобили. Причем, тяжелый пятитонный грузовик, и который перемещал это орудие по полю боя. Дальнейшее развитие… К сожалению, не смогла промышленность царской России выдать большого количества орудий, поэтому пришлось приспосабливать обычные полевые трехдюймовые пушки на станок Соколова, которые могли перемещаться по кругу, сопровождать цели. Ну, тем не менее, отсутствие приборов, которые могли измерять углы, вводить поправки, упрежденные точки высчитывать, естественно это резко снижало (неразборчиво) с воздушными целями. В дальнейшем это уже в годы войны, эти приборы создавались, но опять же, отставание в производстве оптики, сложных механизмов, оно тоже не давало возможность оснастить русскую армию необходимым количеством приборов. Здесь отставание было. Дальнейшее развитие войсковая противовоздушная оборона получает уже после революции. Хотя и в годы гражданской войны, 250 зенитных батарей действовали на фронтах войны.

С. БУНТМАН: У кого? Были и у красных, и у белых?

А. ЛЕОНОВ: И у красных, и у белых. Больше все-таки у красных.

С. БУНТМАН: Больше у красных.

А. ЛЕОНОВ: Потому, что центральные промышленные районы и арсеналы оставались, в общем-то, в центре, в зоне действия красной армии. В дальнейшем, в годы уже после гражданской войны, начиная с 24… В 24-м году создается первый зенитно-артиллерийский полк, в 27-м первая зенитно-артиллеристская бригада. Принимается в предвоенные годы целая линейка зенитно-артиллерийских орудий, в калибре 25миллиметров, 37 миллиметров, 76 миллиметров, и 85 миллиметров. 4 типа орудий. Плюс, начинаются зенитные пулеметные установки, четверенные пулеметы «Максима», которые затем меняются на крупнокалиберные пулеметы Дегтярева-Шпагина (неразборчиво) так называемые. И которые, собственно говоря, и прошли весь период великой отечественной войны. На момент начала войны, к сожалению, войсковая противовоздушная оборона встретила период реорганизаций, перевооружения и будем говорить, структурного оформления. Что естественно, сказалось резко отрицательно на ходе ведения боевых действий на 41-м и 42-м годах тоже. То есть, задачу пришлось выполнять в крайне сложной обстановке, при превосходстве немецкой авиации в воздухе. Тем не менее, в 42-м году происходит совершенствование структур зенитной артиллерии. Всё командование переходит под начальника, в дальнейшем командующего артиллерией вооруженных сил, которую возглавил главный маршал артиллерии Воронов. Создаются в 16-м году зенитные артиллеристские полки, в конце года, в ноябре уже создаются первые зенитно-артиллеристские дивизии. И к концу войны, оформляется достаточно серьезные возникают формирования. Уже были планы возникновения… Вернее формирования корпусов, правда до этого не дошло, но тем не менее войну закончили зенитчики достаточно достойно, была 61 зенитная артиллеристская дивизия, 192 зенитных артиллеристских полка, 92 отдельных зенитных дивизиона. За годы… В составе войсковой полк был 11 тысяч орудий.

С. БУНТМАН: А чем измеряется вот эффективность?

А. ЛЕОНОВ: Эффективность измеряется двумя…

С. БУНТМАН: Количество сбитых самолетов, или минимальные потери нанесения ударов?

А. ЛЕОНОВ: Я думаю, и то и другое. Первое и самое главное – надо сохранить боеспособность войск на поле боя. Это первое, и главное. То есть, они должны выполнять свою задачу. Сопутствует этому естественно количество… Вернее, сбитые воздушные цели. То есть, не дать противнику выполнить задачу, и как можно больше уничтожить вражеских самолетов. В годы ВОВ зенитной артиллерией была сбита 21 тысяча самолетов противника. Внесенное достаточно весомый вклад в дело общей победы воинами-зенитчиками. Послевоенное время – они характерно тем, что появляется реактивная авиация, и возникает противоречие между возможностями стрельбы из зенитных орудий, и возможностями авиации. В этот момент… Ну, вот эта революция в сфере средств воздушных нападений, она естественно очень отрицательно сказывается на возможностях ПВО. И пока не были созданы первые зенитные комплексы, они вначале были созданы для ПВО страны. Вы знаете, эта знаменитая система «С-25 Беркут». А для войсковой (неразборчиво) первый зенитно-ракетный комплекс создается подвижный. Это комплекс «Круг», в 65-м году, и начинаются оснащаться ими армейские и фронтовые бригады. Затем в 67-м году принимается на вооружение комплекс «Куб», в 72-м «Оса». Параллельно шло развитие зенитной артиллерии, принимается в 62-м году зенитно-артиллеристский комплекс «(неразборчиво)». В 76-м году ещё приходит дополнение «Стрела», «Стрела 10». То есть… И в общем-то целая будем говорить гамма вооружения, которая смогла противостоять воздушному противнику, она позволила достичь не только паритеты. К 70-м годам можно было говорить даже о превосходстве ПВО над противником, что показали арабо-израильские воины. К сожалению, после этого периода начинает опять лидировать авиация, применяет помехи очень интенсивно. Во-вторых, усовершенствуются способы, противник уходит на малые высоты действия. Кроме того, и влияет вооружение противника, которое оснащается (неразборчиво) ракетами, способными уничтожать соответственно и авиационные станции, и зенитно-ракетные комплексы. То есть, вооруженная борьба переходит в паритетное такое состояние, где всё уже определяется обученностью личного состава и летчиков соответственно, и зенитчиков. И здесь вот, я хотел бы конечно здесь сказать такую вот важную на мой взгляд вещь – это обученность зенитчиков должна быть не ниже обученности летчиков. Соответственно и подбор личного состава в зенитные войска, должен быть на уровне отбора в авиацию. Хотя мы знаем, очень высокие критерии отбора авиации, но тем не менее два противника, которые борются между собой, здесь паритет должен соблюдаться. Хотим мы того, или не хотим.

С. БУНТМАН: Ну да, и каждый… Или любую деталь использовать для того, чтобы добиться преимущества.

А. ЛЕОНОВ: Абсолютно верно. К сожалению, некоторые моменты вот эти связанные с нашей реформой, и вот это уменьшение офицерского состава, которое было до недавнего времени, они негативно сказались на этом вопросе. Сейчас это положение исправляется. Надеюсь, нам удастся поправить в лучшую сторону положение с оснащением кадрами.

С. БУНТМАН: А сейчас… Скажите, пожалуйста, Александр Петрович, сейчас вот вы говорили о преимуществах и паритете, которое создавалось. Сейчас вот так вот на ваш взгляд, и по вашим сведениям, у кого преимущества или паритет сохраняется между авиацией и средствами ПВО?

А. ЛЕОНОВ: Ну, вопрос сложный. Сложный в плане того, что нет… Всё определяет поле боя. Если нет, как говорится, боевых действий, отсутствуют боевые действия, мы не можем сказать точно, кто побелит. Вот последние события в Ливии ПВО к сожалению не применялось ливийцами. Более того, ливийское ПВО было практически уничтожено самими повстанцами. В первую очередь уничтожались, было в составе ливийской армии 5 дивизий ПВО, 4 были захвачены повстанческими отрядами и уничтожены, ну а пятая дивизия, которая стояла на… Составляла противовоздушную оборону столицы Триполи, она просто не применялась. Президент Каддафи… Вернее лидер Каддафи не дал возможность применения… Не отдал команды. В Сирии сейчас, если вы наблюдаете, та же самая картина происходит. Повстанческие отряды упорно атакуют позиции ПВО сирийские. Но сирийское ПВО в отличии от ливийской, она в общем-то представляет собой достаточно серьезную силу. И как показатель того, что до сих пор никто не применяет против Сирии авиационные какие-то группировки.

А. ЕРМОЛИН: Слушайте, а почему вы всё время говорите про авиацию? Ведь даже если изучить тактику действий американцев там в Кувейте, в Ираке, сначала по вам работает не авиация, а сверхточное оружие. Это уже ракетные комплексы, сверхзвуковые. У вас есть, чем от них защититься? Потому, что почему не работает ПВО? Потому, что сначала обеспечивается преимущество авиации в воздухе за счет того, что сверхточное оружие выбивает как раз в первую очередь ваши средства борьбы с противником.

А. ЛЕОНОВ: Да. На самом деле, беспилотные особенно средства борьбы приходят на смену пилотируемой авиации. И в это число входят и беспилотные летательные аппараты, и крылатые ракеты, и другие различные виды управляемого оружия. Почему я говорю об авиации? Ну, во-первых, это относительно. В основном, это носители этого оружия. Во-вторых, войска на поле… Войсковая ПВО прикрывает войска. А крылатые ракеты, всё-таки они больше имеют значение по уничтожению объектов. То есть, объектов государственного значения, экономики, ну и военного естественного значения. Здесь делить на… Ну, нельзя, разницы нет. Небо одно, поэтому уничтожать придется всё, что там находится и угрожает и войскам, и населению, и всевозможным объектам. Если говорить о дальнейшей эволюции средств воздушной (неразборчиво), то, что я сказал, здесь явно просматривается переход к беспилотным летательным аппаратам – раз. Дальнейшее совершенствование пойдет по всей видимости гиперзвук – два. Малозаметность – она уже сейчас во всю, по всем направлениям видна – это три. Ну, и переход на сверхзвук. Вот в тех летательных аппаратов пятого поколения, это в крейсерском полете наблюдается уже в настоящее время. То есть, это скоростные характеристики, они всё больше и больше имеют значение. Что естественно, крайне осложняют боевую работу по этим целям.

С. БУНТМАН: Я напоминаю, что у нас в гостях Александр Петрович Леонов, генерал-майор и начальник войск ПВО Сухопутных войск. Мы продолжим «Военный совет» через 5 минут. Ну, вот вопросы ваши поступают, и кстати на один из них… Вот даже я его не задавал, и на него Александр Петрович ответил. Как справиться с беспилотником, был такой вопрос. И на него как раз вы сейчас получали ответ. Продолжайте задавать вопросы, мы тоже будем этим заниматься. Через 5 минут снова встретимся.

НОВОСТИ.

С. БУНТМАН: Ну что же, друзья мои, мы продолжаем заседание «Военного совета». Анатолий Ермолин, Сергей Бунтман, а у нас в гостях начальник войск ПВО Сухопутных войск, генерал-майор Леонов. Александр Петрович, у меня вопрос вдогонку тому, что спрашивал Анатолий Ермолин тогда. А скажите, пожалуйста, вот последний рубеж когда прикрытия войск, или… А кто вас прикрывает? Есть ли кто-то, кто прикрывает вас, ПВО?

А. ЛЕОНОВ: Войска ПВО прикрывают сухопутные войска от воздушного противника. В свою очередь сухопутные войска прикрывают войска ПВО, от противника наземного.

С. БУНТМАН: Наземного.

А. ЛЕОНОВ: От диверсионных отрядов, всевозможных вот этих повстанческих отрядов, и так далее. То есть, мы здесь действуем во взаимной связке, осуществляем обычный общевойсковой бой, который предполагает применение всех родов войск. Я думаю, это правильно.

С. БУНТМАН: А скажите, пожалуйста, Александр Петрович, вот вы говорили, когда речь шла об истории ПВО, и вы говорили о необходимости специалистов, и уровня летчиков. А это высочайший уровень. Кто готовит, как здесь сформулировано, что осталось от ВУЗов ПВО?

А. ЛЕОНОВ: Ну, это ещё о необходимость вот этой паритетной подготовки, сказал начальник курсов юго-западного фронта в первую мировую войну, Баякович. Фраза примерно звучала так: «Как шофер отличается от летчика, так и артиллерист должен отличаться от зенитчика». То есть, подбор должен соответствовать противнику, которому он противостоит. И система обучения специалистов в войсковой ПВО… Ну, ранее она была достаточно широко развернута и представлена Киевской военной академией, пятью училищами войсковой ПВО. В настоящее время она представлена Смоленской военной академией, войсковой противовоздушной обороны российских вооруженных сил РФ, имени маршала Советского Союза – Василевского. Академия готовит полный набор специалистов по всем зенитно-ракетным комплексам, по автоматизированным системам управления, и по авиационным станциям. Осуществляет подготовку не только наших специалистов, но и специалистов 28 стран, которые имеют на вооружение, наши зенитно-ракетные комплексы. Кроме того, академия имеет докторантуру, адъюнктуру, ряд научных школ, занимается подготовкой гражданских специалистов по родственным нам специальностям. И готовит сержантов и военнослужащих по контракту, по нашим специальностям. Кроме того, имеются учебные центры, 3 учебных центра, которые готовят специалистов, младших специалистов, сержантов для рода войск.

С. БУНТМАН: А что с набором?

А. ЕРМОЛИН: С курсантами?

С. БУНТМАН: Да.

А. ЛЕОНОВ: Набор к нашему глубокому удовлетворению, планируется в этом году расширенный. Я так думаю, что я не ошибусь, если он будет на порядок больше, чем… минимум на порядок больше, чем в прошлом году. Поэтому пользуясь случаем, хочу обратиться к зрителям, и сказать, что желающие… Ребята, которые желают посвятить свою жизнь вооруженным силам, и в частности войскам ПВО сухопутных войск, милости прошу в наш ВУЗ, где вас подготовят как специалистов, и дадут путевку в жизнь, и в армию.

С. БУНТМАН: Ну для того, чтобы действительно современный молодой человек… Вполне… Ну, мало того, чтобы захотел посвятить себя вооруженным силам, но именно вашему роду войск, и он должен ещё ко всему знать. Ну, я понимаю, долг и так далее. Но вот он должен понимать, что будет действительно в современном мире. Что он будет иметь дело с современной техникой, что это должно быть на мировом уровне.

А. ЛЕОНОВ: Совершенно верно.

С. БУНТМАН: Тоже хочется, вот тоже честолюбие человеческое?

А. ЛЕОНОВ: Совершенно верно. Войсковая противовоздушная оборона относится к наиболее наукоемкому роду войск. Кроме того, что получает молодой человек, гражданин образование военное, он ещё получает специальность радиоинженера, которая собственно говоря, для тех… Ну, она всегда по жизни, эта специальность востребована, помогает во многих областях себя найти, не только в армии. Поэтому ну, многие моменты, многие дисциплины, которые преподаются в военной академии, они востребованы и на гражданке.

А. ЕРМОЛИН: Александр Петрович, а какие сейчас новые средства, самые эффективные у вас есть? Ну, мы остановились, по-моему, где-то не сильно ушли (неразборчиво), застрелы, а что сейчас?

А. ЛЕОНОВ: В настоящее время приняты системы вооружения. Первоочередные системы, которые необходимо развивать, и на которые будем говорить, делать ставку. К ним относится, первое, это системы «С 300В4», «Бук М-3», «Торен-2», и новый «ПЗРК». Данные системы составляют полностью линейку по войсковой ПВО, которая позволяет во-первых, осуществить устойчивость войск на поле боя, то есть выжить. Потому, как войска находятся в боевых порядках прикрываемых войск, вы сами понимаете. И на них воздействует не только воздушный противник, но и наземный противник. То есть, подвижность угла, ставится подвижность, маневренность, время реакции, способность быстро занять позицию, быстро её ставить. Способность быстрой маскировки, и ряд других характеристик, которые собственно говоря, характерны для войсковой ПВО. Данная система в отличии от тех, которые я перечислял уже в начале выступления, они отличаются от прежних в первую очередь, высокой помехозащищенностью. Второе – это многоканальностью. Количество целей в воздухе резко возрастает. Соответственно…

С. БУНТМАН: Одновременно?

А. ЛЕОНОВ: Одновременно, да. Соответственно, необходимо и повысить количество средств зенитных, которые на них воздействуют. Третий момент – это система управления, она полностью в настоящее время автоматизирована, и позволяет… Ну, понятно, по радио осуществлять управление при борьбе с воздушным противником, в настоящее время не возможно. Поэтому разведка, система управления, и вот эти эффективные огневые средства, они позволяют в комплексе создать вот эту (неразборчиво) огневую систему, которая способна бороться с противником, и осуществлять успешную борьбу с ним. Такая проблема, которую необходимо освещать, и мы работаем над этим вопросом – это повышение устойчивости разведывательно-информационного поля. То есть, вести разведку только активным (неразборчиво), которые в настоящее время составляют основу парка… Ну, в настоящее время будет крайне проблематично, если не сказать, более не возможно. Нужны комплексные средства разведки, радиотехнические разведки, пассивная радиолокация, оптико-электронные средства разведки, которое уже в настоящее время, позволяют, например, самолет… Малозаметный самолет «Раптор Ф-22» видеть примерно пользуясь инверсному следу на расстоянии на порядок дальше, чем обнаружит локационная станция, ну, это как пример. И находить различные способы ведения вот этой разведки воздушного противника, в зависимости от реальных условий боя.

А. ЕРМОЛИН: То есть, самолет не видно, а след, который он оставляет, виден.

А. ЛЕОНОВ: В основном для того, чтобы пустить управляемую авиабомбу, как правило, необходимо… Это оружие применяется с больших высот. 10-12 километров – это инертный след за самолетом виден на очень большом расстоянии. А если ещё и (неразборчиво) система с соответствующим оборудованием, он определяется достаточно хорошо, и дальше вступает уже в действие… Главное увидеть, этот самолет главное увидеть. Поразить — проблем нет.

С. БУНТМАН: То есть, в этом основная задача. Вот скажите, пожалуйста, я вернусь к обучению личного состава. И то, что с одной стороны при освоении новой техники, старой техники, и существующей на вооружении, необходимо довести до автоматизма многие действия. А с другой стороны, необходимо учитывать изменяющуюся ситуацию. Здесь… Ну, скажем так, очень быстро соображать. Вот эта двойная задача как решается? Как процесс учебно-тренировочный построен?

А. ЛЕОНОВ: Подготовка специалистов в настоящее время осуществляется на различных тренажерных системах. Начиная с этого года, принята на вооружение комплексная тренажерная система, расчет ПВО, которая начнет поступать со следующего года в войска, она позволяет осуществлять первое – это управление разнотипными зенитными средствами. И второе – тренировать, собственно говоря, расчеты, сами расчеты. То есть, не только улучшать ну, будем говорить управляемость, но и тренируют моторику членов расчетов. Особенно там думать вот эти секунды, которые остаются, некогда. То есть, человек должен до автоматизма быть натренирован, включать те системы, которые необходимы. Не смотря на то, что практически все зенитно-ракетные комплексы – они до предела уже автоматизированы. Но, тем не менее, выбрать нужный режим работы, способ защиты, лучше человека пока это не делает никто. Поэтому для этого и применяются тренажерные системы. Более того, мы задаем новые окры на развитие дальнейшего расширения этой системы, чтобы завязать её… Создать тренажер, способный обеспечить тренировку целой группировки. Завязать несколько тренажерных систем в сеть и тренировать… Во-первых тренировать расчет, во-вторых и оценивать их. К примеру, на полигон пребывает бригада. Первое, что делается – это она должна быть на тренажере оценена её подготовка. То есть, в тестовом режиме. Затем, если она будем говорить, не достаточно готова, происходит тренировка, и после этого проверка на допуск к стрельбе, и в дальнейшем допуск уже к боевым стрельбам. Примерно так.

А. ЕРМОЛИН: Вот у меня появился такая ассоциация. Вот многие самолеты, сейчас известные могут летать на автопилотах. Вот скоро вы дойдете до такой ситуации, когда будут водить компьютеры? Даже при скорости цели 2 — 2,5 километра в секунду, как бы тебя не натренировали, ты решение не успеешь принять, да? То есть, в любом случае решение должна принимать автоматизированная система управления боем.

А. ЛЕОНОВ: Но я думаю, что в настоящее время и воздушный противник, как бы его не называть, самолет это или вертолет, или беспилотный летательный аппарат, он все равно в настоящее время управляется оператором или с земли, или летчиком. И до того момента, как просто научить железо полностью без человека уничтожать – это достаточно сложно, главное не безопасно для любой стороны. В нашей стране ещё в 86-м году был комплекс «Тор» создан, вот первый «Тор». Он был создан как комплекс – робот. Он без участия экипажа мог работать по своему типажу воздушной цели. В дальнейшем от этого режима – робота отказались. Как оказалось после эксплуатации дальнейшей, что человек все-таки лучше это делает, чем железо, чисто железо без его участия. Я думаю, в ближайшее время вряд ли появятся такие комплексы роботизированные, которые смогут обеспечить безопасность применения, во-первых, для своих войск, для себя, для окружающего населения, для прикрываемых войск, для гражданского мирного населения, и достаточно эффективно выполнять задачи. Хотелось бы конечно когда-то это иметь, но это дело не близкого будущего.

С. БУНТМАН: Не близкого. А потом ещё знаешь, Толь, компьютеры увлекутся борьбой друг с другом, вот как-то так… Будут совершенно другие цели преследовать вот здесь вот.

А. ЛЕОНОВ: Ну, она… В общем-то, эта борьба, она к этому и приходит. Сидят операторы с одной стороны, только управляют беспилотными летательными аппаратами. И сидят расчеты… Даже в самих боевых машинах, с другой стороны.

С. БУНТМАН: Такая реальная сетевая игра.

А. ЛЕОНОВ: Да, и тут же, в общем-то, воюют друг с другом.

С. БУНТМАН: Понятно. А вот скажите, пожалуйста, какой у вас… Какое сочетание в войсках ПВО, в войсковых ПВО, какое сочетание контрактников, и служащих по призыву?

А. ЛЕОНОВ: В настоящее время соотношения между военнослужащими срочной службы и военнослужащими по призыву, составляет примерно 23 срочников, 13 контрактников. С естественно задачей постепенной, должна измениться это соотношение…

С. БУНТМАН: В пользу контрактников.

А. ЛЕОНОВ: Да, в пользу контрактников. Это правильно, и исходя из рода войск, собственно говоря, положение… Ну, каждый год, сами понимаете, достаточно затратно обучать высококлассного, и достаточно ну, будем говорить, подготовленного специалиста для рода войск. Всё-таки это не дешевое дело – противовоздушная оборона, это раз. И во-вторых, в общем-то, степень профессионализма – она будет совершенно другая. И здесь выигрыш обоюдный. И в профессии, и в затратах. Поэтому переход этот неизбежен. Повышение доли контрактников в роде войск.

А. ЕРМОЛИН: А новые сержанты к вам пришли? Вот после первого выпуска в Рязани?

А. ЛЕОНОВ: Значит новые сержанты у нас… Для нашего рода войск, готовятся в смоленской академии. Но их очень мало, к сожалению. Подготовлены они не плохо, но они не решают. Вот это небольшое количество сержантов, оно проблему не решает. Здесь с сержантским составом — это проблема. Это большая проблема в вооруженных силах, которую необходимо решать. Ну, так вот исторически сложилось, что у нас, начиная даже с довоенных времен, сержант… Если ещё в царской армии (неразборчиво) подготовлен, и на нем держалась русская армия, то вот в советские годы как-то это дело было утрачено, и в настоящее время проблема до сих пор не решена. А решать её необходимо в первую очередь.

С. БУНТМАН: Необходимо, да. Нельзя оставлять на уровне эксперимента сейчас.

А. ЛЕОНОВ: Да, и вот сержант должен быть контрактником.

С. БУНТМАН: Ну, конечно.

А. ЕРМОЛИН: В советские послежуковские наверное, да? Вы имеете в виду времена.

А. ЛЕОНОВ: И до войны это было проблемой. К сожалению, и до войны было.

С. БУНТМАН: Там уж всё равно это было… Конечно, не было такой вот супер специальной подготовки, настоящей.

А. ЛЕОНОВ: А скажите, пожалуйста, вы с этого года… Вот будет большее количество курсантов, большее количество сержантов, будет все-таки…

С. БУНТМАН: Подготовка будет нарастать – первое. И будет большее количество слушателей принято, будем говорить, для обучения по академической программе, то есть, по высшему. Получать высшее образование. Как я уже сказал, на порядок будет больше принято для получения военно-специального образования. То есть, курсантов. Соответственно, будет больше и сержантов готовиться. Эта политика сейчас полностью… Политика Министерства обороны, по набору на сержантские должности. Она будет продолжаться, и здесь обратной дороги у нас нет.

С. БУНТМАН: Ну, да. Но было бы правильно, и был расчет на качество. Но здесь не должно количественное увеличение, за счет качества просто подготовки.

А. ЛЕОНОВ: Конечно. Здесь не должно быть кампанейщины, которая у нас иногда к сожалению имеет место. Здесь должен быть обычный плановый процесс.

А. ЕРМОЛИН: А вот к вопросу о кампанейщине, и об оценке реформ. Не звучат сейчас мысли в вооруженных силах, провести такой профессиональный аудит реформы, которую связывают с именем Сердюкова. Потому, что сейчас, когда его не стало, мы всё чаще и чаще в эфире слышим…

С. БУНТМАН: Не стало в профессиональном смысле.

А. ЕРМОЛИН: Ну, в профессиональном смысле не стало, да. Звучат ну, там скажем идеи, которые вразрез идут с тем, что декларировалось при нём, да? Вот будет профессиональный аудит того, что сделано в войсках?

А. ЛЕОНОВ: Ну, я думаю, в настоящее время он уже происходит. Некоторые, будем говорить, наиболее спорные решения, они уже изменены. Особенно то, что касается военной медицины, военного образования, это всё озвучено. Но в целом путь, который в общем-то… По которому вооруженные силы шли – это повышение мобильности армии, повышение таких качеств, как содержание частей постоянной готовности. Здесь ему альтернативы нет, в этом плане надо двигаться. Единственное, учитывать надо такие моменты, как и демографическую ситуацию просчитывать хотя бы на какое-то там длительное время. Другие вопросы, которые не должны мешать реформе. И главное, гибко реагировать на вот эти изменения, в плане того, что повышать вовремя долю контрактников, если не хватает срочников. Или каким-то иным мерам. Но в целом, ещё раз говорю, здесь кардинального пересмотра полностью, я не вижу смысла. В общем-то, вооруженные силы не должны шарахаться из крайности в крайность, надо брать…

С. БУНТМАН: (Неразборчиво) генеральное направление – оно верное.

А. ЛЕОНОВ: Да, я думаю, в общем-то… Многое было и положительное сделано, это мы знаем тоже. Есть недостатки, которые необходимо будет устранить, и они уже устраняются. Это обычный процесс.

С. БУНТМАН: Скажите, в ваших войсках социальное обеспечение офицеров, и вообще военнослужащих профессиональных, как оно поставлено? И к чему мы сейчас пришли, какие есть ещё недостатки?

А. ЛЕОНОВ: В роде войск эти вопросы решаются так же, как собственно говоря, в целом в сухопутных войсках. На общих основаниях. Здесь никакой другой политики нет и быть не может. Поэтому в первую очередь то, что связано с этими вопросами – это обеспечение жильем военнослужащих, которые уже уволены, или ждут увольнения. Некоторые были уволены без жилья, но основная масса находится в распоряжении, естественно для них. Для остальных военнослужащих – это создание служебного жилья – это то, что собственно говоря, ещё предстоит решить. Этот вопрос требует определенного времени. В плане других моментов, ну, связанных с увеличением денежного довольствия, вы знаете, этот вопрос несколько улучшил материальное положение военнослужащих. Правда есть другие, связанные опять же с военной службой… У нас большие изменения иногда происходят в плане размещения войск. Когда части передислоцируются с места… Происходило и происходит (неразборчиво) городков, то есть идет смена. Естественно этот процесс, он влияет на офицерские семьи, на офицеров. Потому, что ну, сами понимаете, оставить одно место, перейти целой частью в другое… Ну, каждый из нас, эту как говорится судьбу прошел. Каждый этими вопросами занимался. Мне на протяжении своей службы неоднократно приходилось делать. Поэтому здесь ничего в общем-то нового нет.

С. БУНТМАН: В каком направлении собирается двигаться противовоздушная оборона в ближайшее время? Для вас что самое главное?

А. ЛЕОНОВ: Основное направление строительства, первое – это увеличение количества соединений. То есть, должен быть тот минимальный и необходимый уровень количества войск, которое способно будет выполнить задачу. Второе – это переоснащение в ближайшее время, соответственно с программой вооружения, переоснащение войск новой техникой. Третье – это создание системы управления, которая позволяет с наибольшей эффективностью использовать боевой потенциал, заложенный в войсках. Четвертое – это подготовка грамотных, властных специалистов, способных вот эту технику, которая придет на смену предыдущему поколению, грамотно эксплуатировать. Это очень сложная задача.

С. БУНТМАН: И способных учиться дальше.

А. ЛЕОНОВ: Да. И соответственно, способность совершенствоваться. Причем, это ведется дело в достаточно ограниченные сроки. Потому, что техника начнет в ближайшее время массово поступать, и соответственно на вот эти наши учебные заведения, которые я перечислил, ляжет очень серьезная нагрузка.

С. БУНТМАН: Ну что же, мы сейчас подходим к завершению, и я думаю, нам нужно вспомнить, с чего мы и начали, вспомнить о празднике. И обратиться к тем, кто служил и служит, и наверное будет служить.

А. ЛЕОНОВ: Да. В преддверии праздника я хотел бы обратиться ко всем военнослужащим рода войск. Поздравить с наступающим годовым праздником, пожелать доброго здоровья, успехов в боевой подготовке, ратной службы. Ну, а нашим славным ветеранам хотелось бы пожелать подольше оставаться в строю, не стареть духом, и помогать нам в наших делах, свершениях. Во всем том, в чем вы преуспели на службе. И в настоящее время то, что можете продолжать. То, что можете нам…

А. ЕРМОЛИН: Передавать.

А. ЛЕОНОВ: Передавать.

С. БУНТМАН: А мы вас поздравляем, спасибо большое Александр Петрович. Александр Леонов, генерал-майор, начальник войск ПВО Сухопутных войск. Вели Анатолий Ермолин, Сергей Бунтман, это был «Военный совет». Всего вам доброго и спасибо.

А. ЛЕОНОВ: Спасибо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире