'Вопросы к интервью
С. БУНТМАН: Добрый день, Анатолий Ермолин, Сергей Бунтман в прямо эфире на «Эхо Москвы». Мы ведем эту программу, на следующий день наши материалы появляются на телеканале «Звезда». Сегодня у нас в гостях Сергей Гаврилович Алекминский, командующий Каспийской флотилией Военно-Морского Флота (ВМФ) РФ, контр-адмирал Алекминский. Сергей Гаврилович, добрый день.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Добрый день.

С. БУНТМАН: Добрый день. Вы очень интересный и редкий гость. Потому, что мы знаем о флотах, а о Каспийской флотилии знаем достаточно мало, и наши слушатели. И мы поговорим сегодня и об истории Каспийской флотилии. И что после развала Советского Союза получилось. Потому, что делили, да? Каспийская флотилия, пришлось её делить между новыми государствами. И переводить базу пришлось, и, в общем-то, вся новая жизнь такая получилась. Даже больше, чем на Черноморском получилось флоте. Скажите, пожалуйста, как образовалась нынешняя Каспийская флотилия? Вообще-то ей чуть не 290 лет, да?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Да.

С. БУНТМАН: Вообще. А как нынешняя образовалась постсоветская Каспийская флотилия?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Ну, хочу сначала поблагодарить вас, что пригласили меня в эту историческую студию. Вообще сказать, 3 дня назад я даже об этом не думал. Потому, что особенно пройдя по коридору, внутренне волнуюсь. Потому, что галерея впечатляет. Особенно, когда заходишь. Теперь по флотилии. Да, вы правильно сказали, что флотилии 290 лет. Вот 15 ноября 1722 года, она образовалась. Это самая старая флотилия ВМФ. Потому, что только один Балтийский флот…

С. БУНТМАН: Да, старше.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Один Балтийский флот старше. Но флотилия, она задумывалась в это же время, как Балтийский флот. Если прочитать историю Петра, внимательно изучить… А нам пришлось изучать, потому, что год юбилейный, он проходил в стадии… Весь год был направлен на это. Соответственно, очень сильно работали историки флотилии в этом плане. Ну, и соответственно мне, как командующему, тоже было интересно. Потому, что я на этой флотилии второй год. Ну и второй день – флотилии 290 лет, и 20 лет, когда произошел развал Советского Союза, и флотилия перебазировалась с места базирования Баку, в Астрахань. Как командование определило, что это было наиболее оптимальное место для базирования и в историческом плане, потому, что…

С. БУНТМАН: Ну да, это все-таки первоначальное место Астрахань, насколько я понимаю, да?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Да. Вот здесь было адмиралтейство создано Петром, в 22-м году. Отсюда он начал свой персидский поход, успешно его выполнил, все задачи, которые поставил. Впервые появилось понятие как флот – это образование кораблей, идущих вместе, да? Это от французского слова. Это всё от Петра. И он сказал, что флоту быть, да? Как флоту быть – это историческая фраза, а флоту быть на Каспии, это касается (неразборчиво). Поэтому флот… Создание флота – детище Петра. И когда он был, флотилия очень продуктивно, усиленно развивалась. И было очень… Одно из больших военно-морских объединений на Каспии в то время. Потому, что там ещё был (неразборчиво), имел тоже свой флот. После 92-го года, когда пошел распад… К сожалению, Каспийская флотилия была поделена между всеми республиками. Пришло всего 7 боевых… Ну, кораблей нельзя сказать, там катеров боевых. 23 судна обеспечения – это всё, что осталось от Каспийской флотилии. Класс кораблей он был… Ну, 2 торпедных катера, один рейдовый тральщик. Суда я скажу, честно сказать, небольшого водоизмещения. В принципе, боеготовность была подобрана флотилией. И потом стараниями всего ВМФ он создавался. Ну, соответственно тоже, в связи с особенностью Каспии, туда были поставлены корабли, вернее катера, которые имели малую осадку. Потому, что Волга – свои трудности развертывания. Та часть Каспии, которая осталась у нас, это северная часть, она мелководная, тоже свой отпечаток

С. БУНТМАН: Да, там одно время даже как-то настолько мельчало, что там почти высыхало. Но потом как-то произошли изменения, и всё-таки поглубже стало чуть-чуть.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Это и спасло. Потому, что очень много разорилось особенно рыболовецких предприятий в этот период.

С. БУНТМАН: Да, это был страшный вообще…

С. АЛЕКМИНСКИЙ: И все думали, что процесс будет… Ну, как-то вот природа посчитала, что наверное хватит. Остановилась. Ну, всё равно, минус 28 метров от уровня моря. Каспийское море, имеет… Водоем уникальный, конечно. Свои особенности имеются.

А. ЕРМОЛИН: Сергей Гаврилович, а вот с учетом того, что море маленькое, регион, скажем так, не простой. Какие задачи стоят перед флотилией?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Ну, как сказать, море — оно своеобразное. Я сразу скажу, что вот как-то к Каспийскому морю все относятся пренебрежительно. Вот я, мне там довелось послужить на всех флотах. Ну, наверное редко таких если офицеров есть, которые служили на всех флотах. Вот я везде был. Где-то может не ходил, но был на учебе или в командировке, но служил в этот период. Где-то там везде был. Но в основном по окраинам страны я побыл. Вот казалось бы мне после Тихоокеанского флота, там всё остальное…

С. БУНТМАН: Да.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Здесь я… Ну, честно сказать, очень своеобразно. Вот если проанализировать морские катастрофы, которые проходили на Каспии, не имею в виду с военными кораблями, со всеми. Очень тяжело, потому, что мелководная крутая волна, перелом судов очень часто. А второй момент, который интересно, у нас Бискайский залив считается самым штормовым по погоде, да? А на втором месте оказывается Каспия. Просто вот… Ну, как сказать… Маленькое море, оно как-то не обращается внимание, оно в стороне основных путей, но специфика особенная. Поэтому вот Каспию я бы не назвал маленьким морем. Потому, что там нужно…

А. ЕРМОЛИН: Маленькое, но гордое море.

С. БУНТМАН: Я сейчас вспомнил, когда вы говорили про крутую, короткую волну вот такую вот. Я вспомнил, у меня отец там практику проходил морскую. Как раз на Каспии. И так я вспомнил сейчас все рассказы про это, что это серьезная штука.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Серьезная. Поэтому, здесь нужно быть… Ну, во-первых, много навигационных опасностей, это тоже нужно знать, специфика река-море, это переход тоже серьезный. Поэтому вот нужны новые корабли, как вы сейчас сказали. Нужны новые корабли, которые имеют свою специфику.

С. БУНТМАН: А задачи? Там ну…

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Я про море ответил, так я про задачи. Задача основная. Ну, что, как говорится? К сожалению, когда случилось то, что случилось, Каспия сейчас выходит туда опять, вместе с Россией, в страны, да? В страны. Хорошо, что обстановка на Каспии очень спокойная, дружественная. У каждого есть уже свои экономические интересы. Кто-то экономические интересы должен защищать. Или должен быть готовым защитить, потому, что сейчас я говорю, обстановка спокойная. И вот российский ВМФ, или часть каспийской флотилии, он там гарант сейчас мира и спокойствия. Потому, что ну, мы не позволяем даже заниматься элементарным. То, что там весьма возможно тоже операция там может быть, да? Те же моменты, которые возникают. Ну, бесхозные танкера ходят, все ходят. И вот российский флот – он гарантия спокойствия на Каспии. Порядка. Основная задача – это защита интересов России на каспийском море. Основная задача. А то, что там военная составляющая, благоприятные режимы там, военные задачи, которые у нас планируются в случае равнозначных военных поражений, нанесенных корабельным группировкам противника, содействие войскам, действующим на приморском направлении, и так далее. Ну, это уже военная задача. А для чего нужен флот для России – это обеспечение безопасности, и обеспечение защиты интересов России в Каспийском море.

С. БУНТМАН: А какие взаимоотношения со странами, которые располагают флотами? Все располагают прибрежные страны флотами?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Все. Все флотами располагают, и очень насыщенная у них программа по развитию военно-морских сил. Туркменистан сейчас очень усиленно развивает ВМФ. Азербайджан, Казахстан начал строительство своих уже кораблей.

С. БУНТМАН: А у него что-то осталось у Казахстана, после распада, да?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Да, у них есть корабли, которые советской постройки, но сейчас они уже строят свои, на своем заводе. Вот первый — это корабль «Казахстан». Ну, не плохой корабль, правда проходит сейчас испытание. Но я его уже видел, потому, что с визитом мы заходили осенью. Общались с главнокомандующим, как раз он показывал там, что там сделано. И рассказывал… Ну, так сказать, довел там, какие у них перспективы на развитие ВМФ. Потому, что с Казахстаном у нас наиболее тесное сотрудничество.

С. БУНТМАН: Ну, это по всем статьям. И просто единая таможня, там пространство у нас все-таки.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Ну, да. Здесь у нас и военная составляющая, плюс нормальные личностные взаимоотношения. Как это между мной, главкомом. Между офицерами. Потому, что находимся рядом в принципе.

С. БУНТМАН: А Иран?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Ну, надеюсь, что в следующем году, у нас там получится, не получится, по решению Министерства иностранных дел возможен заход с дружественным визитом. Я вот в Иране не был, мне только посмотреть, как там военно-морская сила. Тоже пообщаться. Ну, (неразборчиво) моря мы с ними встречались. Я скажу, что система наблюдения у них отработана, всегда проходя мимо территориальных вод, нас всегда сопровождает иранский корабль, или ракетный катер, или что. Ну, очень так сказать, четко, не нарушая ни одного морского правила, как положено. Даже к нам приходит иностранные, мы сопровождаем, чтобы не было, но так же и они. Но взаимоотношения пока у нас, к сожалению, нет.

С. БУНТМАН: Но есть… Возможны перспективы.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Возможны перспективы, да. Потому, что в 72-м году у нас был первый визит в советское время. Вообще, в истории первый визит (неразборчиво). Я думаю, что вот как раз прошло 40 лет, возможно так сказать…

С. БУНТМАН: Ну, 72-й – это ещё при шахе было вообще. Там ещё до всех революций, до всего.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Да в 2007, сейчас получается… Ну, через 10 лет. Так что желание есть посмотреть. Потому, что они тоже развиваются. Вообще, общаться с другими флотами, оно как вы говорите, маленькое может быть.

С. БУНТМАН: Тем более на таком пространстве.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Да, оно все равно… Потому, что моряки должны… Потому, что вот мы, раз уж создалась такая геополитическая обстановка, вот мы должны друг друга знать, уважать, чтобы так сказать, правильно вести себя. Потому, что ну… То, что случилось как говорится, уже не изменишь.

С. БУНТМАН: Ну, конечно.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Поэтому, вот сейчас вот в Баку когда были, там всё остальное, мы все-таки пришли к одному мнению, что хотя бы о тех вопросах, которые мы можем сейчас в первую очередь, навигационную безопасность Каспии, да? Организовывать взаимодействие. Вот спланировано, во всяком случае, уже в общем договорились, хотя бы на уровне организации навигационно — (неразборчиво) всего Каспийского моря. Потому, что получился разрыв, мы контролируем все море, да, там. Там силы, туда свой участок, и каждый… А в обмен, я думаю, что он даст в общем именно. И вот на нашей стороне, мы инициаторы, будет конференция, в первой декаде где-то 2013 года. После этого планируется, что гидрографические силы обменяли какую-то там… Выработали договор взаимного обмена навигационно-гидрографической информации. Такие планы по взаимодействию, которые у нас имеются.

А. ЕРМОЛИН: А какие международные документы помогают вам работать? У вас, такое ощущение, что такая, военно-дипломатическая в основном миссия. Всё-таки 5 стран, 5 флотилий или флотов, как? С сопредельной стороны, как это называется, я не знаю.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: К сожалению, вот как говорится пишем, проблемный вопрос. Проблемный вопрос – отсутствует международно-правовой статус Каспийского моря. И сколько встреч пока не было, к одному решению не пришли. Вот если по дну Каспийское море поделено, до Москвы поверхности нет. Мы, российской стороной предложение выработано, оно там особенно… Потом повторяю все международные документы, но с особенностями Каспийского моря. Но пока решение не принято. Потому, что у каждого там какие-то разногласия. Не значительные, но они есть. И поэтому, процесс этот идет, надеюсь, что в скором времени завершится.

С. БУНТМАН: Глупый вопрос может быть. А есть в Каспийском море, вообще хоть теоретически, могут быть нейтральные воды?

А. ЕРМОЛИН: Только хотел спросить.

С. БУНТМАН: Или всё поделено между пятью странами.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Вообще, сейчас понятия нет такого.

С. БУНТМАН: Ну, да.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Оно общее морское пространство.

С. БУНТМАН: Да.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Мы придерживаем правило, что в 12-ти мильную зону не заходить. Вот как вот принято…

С. БУНТМАН: 12 миль там, да?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Ну, оно не официально, но придерживается правила, что не нарушать.

А. ЕРМОЛИН: Как в законе о госгранице прописано.

С. БУНТМАН: Хорошо. И такой вопрос, чтобы мы сейчас до новостей как-то некоторые темы завершили. Скажите, пожалуйста, есть ли у вас в принципе такие, анти-криминальные задачи взаимодействия? Контрабанда. Всё-таки такой вот район, сложный довольно-таки.

А. ЕРМОЛИН: Браконьеры.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Мы не выпадаем с общей системы охраны госграницы. Мы взаимодействуем с пограничниками, им помогаем решать ихние специфические задачи, как говорится с браконьерами. С таможней взаимодействуем очень хорошо, с наркоконтролем. Все моменты, которые мы имеем. Потому, что мы эти все вопросы решаем и взаимодействуем. Даже так сказать, в пошлом году мы участвовали в спецучении там, с федеральной службой по контролю за наркотиками. Ну, были польщены федеральной властью. Офицеры получили даже награды. Поэтому работаем в этом вопросе. Потому, что мы решаем задачи не только военные, но и сопутствующие.

С. БУНТМАН: Естественно. Хорошо, ещё довольно много вопросов, и вы уже задавали. +7-985-970-45-45, это для СМС-ок. Пожалуйста, можете задавать и дальше вопросы. Мы беседуем с контр-адмиралом Алекминским, командующим Каспийской флотилией. И продолжится «Военный совет» через 5 минут.

НОВОСТИ.

С. БУНТМАН: Мы продолжаем, Анатолий Ермолин, Сергей Бунтман. У нас в студии Сергей Гаврилович Алекминский, командующий Каспийской флотилией. Сергей Гаврилович, давайте о флотилии мы сейчас поговорим. Поговорим, из чего она состоит ныне. Вот здесь конечно гениальные вопросы были. И про подводные лодки, и про авианосцы. Авианосцев только не хватало в Каспии, мне кажется. Вот из чего состоит?

А. ЕРМОЛИН: И какой тип вот вам наиболее удобен? Какой тип судна?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Значит… Всё развивается, да? Если флотилия сейчас – основное было так канонерские лодки, такой класс кораблей, который используется в речных или прибрежных зонах, потому, что имеет большую осадку. Артиллерийское вооружение, которое решало задачи, да? После этого… После войны у нас пришли, так сказать к торпедным катерам, и к ракетным катерам. Вот сейчас происходит обновление флотилии. За весь флот я не отвечу, но скажу по флотилии. Вот сейчас у нас только в этом году поступил новый корабль «ПАЭКТ11-661 К Дагестан».

С. БУНТМАН: Сторожевой корабль, да?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Это ракетный корабль. Это лучший корабль ВМФ. Я вам не утрирую.

А. ЕРМОЛИН: Из этого класса.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Вы знаете, нет. Я скажу, что лучший корабль – это не в кавычках, а в том, что он первый в истории подводный корабль, который вооружен новейшим ракетным комплексом «Калибр». Которого нет не на одном ракетном корабле ВМС. В принципе не один надводный корабль сейчас не имеет такой дальней стрельбы, как наш корабль. Он стреляет на две тысячи с лишним километров по береговой цели. И 350 километров по морской цели.

С. БУНТМАН: И вот он летом, да? Поступил, да? Летом 12-го года?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Летом поступил, прошел государственные испытания, отработал 2 ракетные стрельбы по береговой цели, входит сначала гос.испытания, второе входит в учение «Кавказ 2012». Я вам похвастаюсь, что мишень 50х50 сантиметров… Фотографию жалко, что вот… Так сказать, вот если бы чуть раньше, я бы конечно принес. 50х50 такая мишень, просто металлический лист. Вот она попала в эту мишень, на расстоянии 5 метров. И вот это всё…

А. ЕРМОЛИН: Значит, это уже сверхточное оружие?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Нет, это точное оружие. Но как говорится приятно, что такие результаты. Потому, что норматив там где-то до 30, в 50-ти метрах такой. Но промышленность – она берет как всегда у нас немного с зазором, чтобы её не обвинили, что она не того качества. Но здесь вот мы получили такой результат. Честно сказать, я был сам удивлен.

С. БУНТМАН: Нет, ну вот как раз приход «Дагестана», вот этого корабля, это конечно скачек до флотилии.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Конечно скачек, да. Но этот корабль был ещё заложен… У нас был «Татарстан» подобный проект. Это просто…

С. БУНТМАН: Вы говорите был, но он остается.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Да. Но в служебной флотилии и был «Татарстан», и здесь строился в 3 года. Он просто… Его довели, сейчас заменили вооружение новой техники, и он пришел. Сейчас два корабля, они однотипны. Правда, разное ракетное оружие. Но в основной, вот у нас которое говорите вот специфика, да? Это проект «21-630». Это мало-арктические корабли, которые сделаны по проекту Зеленодольска, проектное бюро, да? Специально для каспийского моря. И первый был «Астрахань». И вот был большой перерыв, И сейчас ко мне пришел уже «Волгодонск», который отработал все задачи артиллерийско-тактической группы. И сейчас на подходе «Махачкала». Он подходит у нас… Ну, сейчас заканчивает государственные испытания. Если так сказать, погода позволит, то в этом году поступает. Если нет, то в начале следующего года. Но уже 3 корабля уже построены. Они сданы и сделаны. Но самая большая перспектива – это у нас в мае месяце, уже сейчас мы сформировали экипаж, приходят корабли новые. Вот «21-631». Который, так сказать, будут сделаны на базе 630-го, с той же спецификой, но имеет уже ракетное вооружение. Тоже комплекс «Калибр», у нас там они… К нам начинают поступать, примерно 2 корабля в год. И думаю, что мы к 16-му году будем иметь солидную ракетно-тактическую группировку. Это вот основные корабли, которые будут.

А. ЕРМОЛИН: А с точки зрения судоходных качеств, что?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Вот эти корабли самые оптимальные. У них осадка – 2 метра. Это дает возможность им во-первых пассивно (неразборчиво) чувствовать себя навигационно безопасно. Во-вторых, по реке Волге они могут маневрировать.

С. БУНТМАН: Это нас спрашивали как раз, если река-море, море-река?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Да, вот река-море, да. Во-вторых, корабль, так сказать, очень неплохие бытовые условия. Вот для такого класса, современные бытовые условия.

А. ЕРМОЛИН: А какой экипаж, сколько там численность?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Экипаж – порядка… В смысле личный состав – 58. А всего 62 человека. Это вот так вот. В зависимости… Потому, что один проект он меньше, потому, что он артиллерийский. А ракетный, там соответственно больше. Ну, там меньше – какие-то другие составляющие. Поэтому проект оптимальный. И честно сказать, мы очень рады. Ну и есть у нас корабельная составляющая. После этого у нас обновляется ещё… Так сказать, всё равно остается задача противоминного обеспечения. Мы планируем поступление новых тральных кораблей. И у нас завершается поступление новых десантных кораблей, катеров. Ну, они корабли которые тоже, так сказать, с новыми качествами. В принципе, флотилия должна быть сбалансирована. Мы весь спектр задач, который возможно будут возникнуть, мы закрываем тем количеством кораблей, которые у нас имеются. Вот этот корабль маленький будет, но достойный.

С. БУНТМАН: А вот десантный корабль на Каспии, вот он как он? Тоже ведь должен быть с низкой осадкой должен быть, с небольшой осадкой он должен быть?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Они полтора метра. Вот те корабли, которые приходят – полтора метра. Они ещё меньше. Они меньше, но плюс у них увеличена скорость, у них скорость до 40 узлов. По морским понятиям это много.

С. БУНТМАН: Это много, это хорошая скорость.

А. ЕРМОЛИН: Ну, вот суда на воздушной подушке, они уходят в прошлое?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: К сожалению, ушли. Нет, у нас. Они просто… Выслужен срок службы. А то, что это перспективные суда, да? Просто нужно сменить качество этой самой воздушной подушки. Потому, что к сожалению, на камнях она не очень показала свою (неразборчиво). Но хотя они маневренные.

А. ЕРМОЛИН: Ну на мелководье – это такой, идеальный вариант.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Идеальный вариант.

С. БУНТМАН: Да, но нужна новая технология. Нужен прорыв технологий.

А. ЕРМОЛИН: Вот кстати про экранопланы спрашивают. Это уже навсегда забытая история?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Ну, это… Я скажу, что это интересный проект. И вот у нас «Орленок» ещё находится, хранится.

А. ЕРМОЛИН: То есть, «Орленок» у вас ещё живой?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Живой, да. Живой стоит, но уже как наверное памятник. Потому, что восстановить его наверное не возможно. Но если, как вы говорите, прорыв будет, мысль доработает, и его будет эксплуатировать более надежно и безопасно, я думаю, что конечно с такой скоростью перебросить силы… Вот как-то мы к сожалению, иногда вот у нас есть идея, мы в реализации начинаем реализовывать, не получается, отходим. Потом кто-то другой её подбирает, и начинает эксплуатировать. Я думаю, что с экранопланами такая же система. Просто сейчас вот например на этот момент они нам не актуальны, да? Но в целом, говорю, это вот та мобильность, к которой мы хотим придти.

С. БУНТМАН: Но вот сейчас поступают и новые корабли, и будут поступать новые корабли. Вы довольны? Кто вам их строит, и это отечественные корабли? И дольны ли вы, как работает промышленность? Или как стала работать? Что ещё, какие трудности там есть?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Ситуация следующая, что к сожалению от первого корабля, в дальнейшем поступлении был большой разрыв, да? Ну как раз вот когда оценив обстановку и зная, что они есть, мы в первую очередь наладили взаимосвязь с промышленностью. Скажу честно, что с каждым заводом мы стараемся отслеживать где, что делается. От момента закладки, чтобы вовремя среагировать на ситуацию. (Неразборчиво) завод «Алмаз», малые артиллерийские корабли завершает. Ну, основная так сказать, это строительство на Зеленодольском заводе имени Горького. С ним, с этим заводом у нас организовано неплохое взаимодействие. Потому, что… Во всяком случае, стараются сдавать качественно. Или мы качественно принимаем. Тем более, вот я всё по истории. Вот оказывается в Зеленодольском заводе, когда я изучал историю, Петр I ещё в 707 году, в Казани поставил задачу, строить корабли для Каспийской флотилии. И видно оттуда идет. Поэтому, в основном там как исторический (неразборчиво). И вот все проекты, особенно с Зеленодольским заводом, строительство…

А. ЕРМОЛИН: А как вообще вот сам завод, с вашей точки зрения, это современное предприятие? У нас, кстати, года 3 назад были темы, и слушатели нам писали, что с точки зрения внедрения инноваций, там были большие проблемы.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Вот всегда, когда приходишь… Я вот на заводе был один раз, на закладке корабля. Вот в Угличе посмотрел. Всегда, честно скажу, когда заходишь, смотришь на атмосферу. Там, где есть атмосфера, там есть порядок. Вот я атмосферу почувствовал, и вот я думаю, что руководство заводом слышит – не слышит, но я думаю, не отказалось, чтобы вас пригласить в гости. Тем более, ожидается закладка очередного пятого корабля проекта «21-631». И вот так сказать, побывать на заводе, посмотреть, как вот в реале строится ВМФ России. Вот там сейчас 5 этих кораблей, сколько. Потому, что это на словах не объяснить, а вот так посмотреть, и вам, думаю своим взглядом… Особенно, вы встречаетесь с разными людьми. Это я всё равно, в структуре посмотреть. Тем более, каждый корабль носит свое имя, да? И вот мы стараемся все-таки каким-то традициям. Вот у нас называются сейчас городами. Там историческими городами, и всё остальное. Вот сейчас пятый корабль, я надеюсь, что будет назван… Там вот обратилось, когда были празднования, к нам обратилась ветеранская организация Волгограда, сейчас вот губернатор обратился Волгоградской области, назвать «Город-герой Волгоград». Потому, что 70 лет Сталинградской битвы…

С. БУНТМАН: Да.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Вот я буду обращаться к главнокомандующему, там командующему округом, принимать решение. Что я думаю, это достойное название для корабля. Тем более, корабли Каспийской флотилии воевали…

С. БУНТМАН: Ну да, и обеспечивали… Конечно и проблема нефти, которую немцы… И лишить нефти красную армию тогда-то. Это была и промышленность, это…

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Вот это к слову маленьким и гордым Каспийского моря. Я не то, что там зацепило, нет. Не зацепило, просто… Мы же историю когда изучали, мы обращали внимание, дважды краснознаменный Балтийский флот, там краснознаменный Северный, Тихоокеанский, Черноморский флот. Но никто никогда не задумывался, что в войну, краснознаменная Каспийская флотилия, получила орден в войну, в 45-м году. Остальные получили в 65-м году там, через 20 лет, и так далее. А это нужно маленькое было… как годы Каспийской флотилии столько сделали для того, чтобы её в войну присвоили Красной звезды. Это вот историческая нота. Остальных не обижаю, они много сделали, но исходя из того объема видно…

С. БУНТМАН: Да. Вот скажите, пожалуйста, Сергей Гаврилович, вот есть у вас своя авиация? Или взаимодействие с авиацией, вот Вадим спрашивает.

А. ЕРМОЛИН: Настойчиво спрашивает.

С. БУНТМАН: Настойчиво спрашивает, есть ли на Каспии морская авиация? Или это не нужно просто?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Нет, вот значит сейчас мы вошли в состав южного военного округа, уже 2 года отрабатываем.

С. БУНТМАН: Да, это изменения структурные, да.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Вот изменения структурные, подобные структурные организации. Я был, когда командовал Камчаткой. Вот прообраз маленького округа был сделан там. Потому, что там на командующего (неразборчиво) замыкается, и авиация, и береговая составляющая, и нагорная составляющая, и подводные лодки, всё есть. И сейчас вот такая же межвидовая группировка. Вот морская авиация отдельно не нужна. Но авиация, которая решает задачи морские, ну вот например, там те же так сказать, какие-то разведывательные интересы флота, там выдача цели и указания, она должна быть. Ну, сейчас же все меняется. Не обязательно например авиация. Там есть беспилотная летающая, про которую можно подумать, да? Как использовать для этой цели.

С. БУНТМАН: Да.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Каких-то там поисковых работ. Я не говорю, что…

А. ЕРМОЛИН: А у вас есть, кстати, беспилотная авиация на вооружении?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Предложение мы подали. Нет, вот вы сказали про подводные лодки. Но возможно есть, будут подводные лодки. Во всяком случае, цвет малой подводной лодки, для проведения каких-то там диверсий на тех же платформах, наверное у кого-то такие мысли приходят. А для того, чтобы быть, нужно какие-то поисковые средства.

С. БУНТМАН: Конечно. Надо быть готовыми, естественно.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Поэтому вот здесь вот поможет, так сказать, какие-то летательные аппараты, которые будут решать задачи поиска.

А. ЕРМОЛИН: Вот мы заговорили про летательные аппараты. Вот в свое время там много говорили про технологию «Стеллс». И сейчас вроде она перекочевывает в том числе и на флот. Вот есть у вас корабли – невидимки?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Вот по технологии «Стеллс», сделан первый корабль – это «Дагестан».

А. ЕРМОЛИН: То есть, кроме того, что он умеет можно и далеко поражать цели, он ещё радиолокационно невидимым является, да?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Да. Скажем, ну, его видно, но меньше. При его объеме – меньше, да. Тем более, вот иногда задают вопрос, почему «Дагестан», да? Я говорю, да это же историческое название. Вот был «Красный Дагестан», потом «Советский Дагестан», и вот сейчас у нас просто «Дагестан». Каждое вот… «Красный Дагестан», он подорвался на немецкой мине в 43-м году. После этого его имя перешло в «Советский Дагестан». Вот сейчас мы так сказать, исторические поколения, «Дагестан» появилось название. Так же вот все города. Там Буденновск, Волгодонск. Это все вот то, что так сказать вокруг, рядом. Которое как-то связано с флотилией.

С. БУНТМАН: Нет, ну это правильно, это традиция, и хорошо.

А. ЕРМОЛИН: Кстати говоря, такие грустные, печально известные города, вот фактор как раз нестабильности, фактор терроризма вы как-то учитываете в своей деятельности?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Ну, мы живем в мире, где все не спокойно. Это не значит, что например Вашингтон – это нестабильный город, или какой-то грустный город. Если факты терроризма там тоже были. Поэтому всё в мире относительно. Нужно оценивать просто город, просто людей, что они вложили, что сделали для государства.

А. ЕРМОЛИН: А вот фактор нефти? Вот как на вашу работу сказывается? Это же…

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Фактор нефти сказывается на работу обеспечения ГСМ. Сейчас проблем с обеспечением нет.

А. ЕРМОЛИН: Я имею в виду, с точки зрения военно-политических интересов России, ваших соседей.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Конечно ресурсы, они должны… Каждые ресурсы будут охраняться. Есть спорные месторождения, особенно в южной Каспии. Что между Азербайджаном и Ираном, что между Азербайджаном и Туркменией там. Все это мы знаем, и возможно там будут конфликты, возможно. Хотя думаю, что исходя из опыта нашего взаимодействия, потому, что мы всё-таки были одной страной. Я думаю, что не должно опуститься. Но как говорится, всё (неразборчиво). Поэтому, возможно за нефтью будут какие-то моменты. А том, что мы долго ещё будем зависеть от углеродного сырья – это…

С. БУНТМАН: Да, конечно. Сергей Гаврилович, я хотел успеть спросить, как вот за эти годы оборудовалась собственно ваша база? От условий собственно военных, ремонтных, технических, до социальных условий? До жилищных и других?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Вот по развитию. Во-первых, так сказать, большое внимание вот с самого начала, с прибытием флотилии в Астраханскую область, уделял губернатор Гужмин. Сейчас действующий губернатор Жилкин уделяет большое внимание в решении социальных проблем во флотилии. Во-вторых, так сказать, сейчас очень сильно в этом плане работает министерство обороны. У нас идет реконструкция причала в Махачкале. Потому, что так сказать, это историческое тоже для нас место, его тоже выбрал в свое время Петр I. Этот порт мы развиваем там. Потому, что меняем там базирование, начинаем развивать структуру. Приводить в соответствие современным условиям. Нормальные стационарные причалы, плюс там система обеспечения, чтобы были со всеми средами, всё это что-то положительное. То же самое происходит в Астрахани, там где пункт базирования. Зато тоже происходит там давление, с приходом новых кораблей соответственно проводится (неразборчиво) работа, всё это спланировано. Надеюсь, что это будет выполнено. Потому, что планы – оно и есть планы, работы ведутся. Но надеюсь, что все-таки будут до конца результаты, и мы получим. И после этого я думаю, что с удовольствием вас туда приглашу, и покажу, что все-таки сделано. Потому, что планы есть. Планы начинались реализовывать, вот нужен результат.

С. БУНТМАН: Хорошо. А скажите, пожалуйста, вот  ваши новые обновления, приходят офицеры, приходят и матросы, приходят вот… Как у вас идет пополнение?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Вот по обновлению, как говорится хочу ещё сказать, что у нас же не только кораблей составляющее меняется. У нас меняется вооружение сухопутной составляющей – это морская пехота, береговые войска.

С. БУНТМАН: Да. Кстати, морской пехоты (неразборчиво) потому, что несколько лет назад были какие-то проблемы. То сокращали, то ещё хотели вообще упразднить на Каспии морскую пехоту.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: У нас морская пехота есть. Мы сейчас наоборот, подали предложение на дальнейшее развитие. Но у нас… Мы создали в прошлом году… Вот в этом году введен береговой ракетный дивизион, который вооружен новейшим ракетным оружием «Бал», которое успешно отстрелялось. Это вот я скажу, тоже положительно. И вот система базирования сейчас тоже… Вот по базированию тоже сейчас заявляют достойные дома, достойные условия жизни. Это вот обновление, которое тоже я хотел сказать. И вот это развитие, оно в дальнейшем тоже планируется на сторону, так сказать, смены комплекса. Дополнение к этому – еще один новый комплекс придет, и будет развитие. Вот мы малыми силами решать будем весь комплекс задач. Во-вторых, так сказать, система изучения обстановки. Сейчас идет очень большой так сказать… Уже поставили станцию «Подсолнух», сейчас завершающие работы. Система так сказать контроля за подводной обстановкой. Вот эти моменты, которые за последние полтора года, скажем так, сумели… Как вы говорите… Вы правильно сказали, что нужно заработать с промышленностью, взаимодействовать.

С. БУНТМАН: Да.

А. ЕРМОЛИН: А мор.части погранвойск? Как вы с ними взаимодействуете? Они настоящие моряки? Я, как пограничник спрашиваю.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Вот за пограничников можно порадоваться. У нас в Астрахани, во-первых, им тоже сделалась система базирования в Астрахани, классическую. Сейчас заканчивают у них у Каспийске. Но самое интересное, вот к ним пришел новый корабль «Бриллиант». Тоже достойный, ну правда… Ну, вооружение конечно для тех задач, которые он решает, но сделан уже по современным технологиям. Ну, современный корабль.

А. ЕРМОЛИН: И тоже наш отечественный?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Да, наш отечественный. Я смотрю, вы на время посмотрели.

С. БУНТМАН: Нет, но уже у нас…

А. ЕРМОЛИН: Мы обещали 3 минуты.

С. БУНТМАН: Да.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: У нас юбилей.

С. БУНТМАН: Да, у вас юбилей, с которым мы ещё раз поздравляем.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Вот я хочу… Так сказать я понимаю, что у вас здесь…

С. БУНТМАН: Ой, замечательно! Замечательно, спасибо! Это 290 лет Каспийской флотилии. Чудесно!

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Как говорится, чтобы не спутали нас с другой программой.

С. БУНТМАН: Хорошо. Это история Каспийская. Да? Спасибо большое.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Это наш флагман «Дагестан».

С. БУНТМАН: Ой, чудесно совершенно.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Вот. Где мы базируемся.

С. БУНТМАН: Да, это моя любимая Астрахань. Вот всё, видите, как?

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Спасибо за приглашение.

С. БУНТМАН: Видите, как? Замечательно и полезно было. Мы получили подарки, а мы вас поздравляем и с юбилеем, и вы как-то очень оптимистично настроены. По деловому, по боевому, оптимистично настроены.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Поздравления передать можно?

С. БУНТМАН: Конечно, да.

С. АЛЕКМИНСКИЙ: Ну, пользуясь возможностью предоставленной, я хочу поздравить моряков-каспийцев. Ветеранов в первую очередь, с наступающим юбилеем. Пожелать здоровья, успехов, и чтобы мой оптимизм был оправдан и реализовался.

С. БУНТМАН: Да. Вот дай бог. Нет, ну главное желание, возможность и воля была бы. Хорошо, замечательно. Спасибо большое, Сергей Гаврилович Алекминский, командующий Каспийской флотилией Военно-Морского Флота (ВМФ) РФ. И вот так сегодня мы провели. Я думаю, что вы много нового узнали, и слушатели, а завтра зрители телеканала «Звезда» о том, что это вот не такое вот не интересная вещь, Каспийское это море, и Каспийская флотилия в частности. Спасибо всем большое, до свидания.

Комментарии

3

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

03 ноября 2012 | 12:20

В связи с будущим отделением северного кавказ после проведения референдума уже сейчас военные должны проработать планы вывоза военного имущества и передислокации частей!Что бы не получилось как в чечне, все склады оставили.Тем более Дагестан это прикаспийская республика.Оставить им надо только баркасы.


04 ноября 2012 | 19:12

А от чего у офицера такая толстая физиономия и пузо висит?


pegetava 06 ноября 2012 | 03:10

Американские переводчики по-очереди сходят с ума, пытаясь перевести то, что произнес русский адмирал в прямом эфире эха.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире