'Вопросы к интервью
С. БУНТМАН: Добрый день, на «Эхо Москвы» в прямом эфире «Военный совет». Сегодня ведет его Сергей Бунтман в одиночестве. Но у нас замечательный гость генерал-майор Гурулев, командующий 58-й армией. Андрей Викторович, добрый день.

А. ГУРУЛЕВ: Добрый день.

С. БУНТМАН: 58-я армия расположена в очень сложном районе. Очень сложный регион. Но вы сейчас скажете, что все регионы сложные. Но очень специфичный, и по всем событиям последних двух десятилетий, это достаточно тяжело. В чем специфика вашей службы там?

А. ГУРУЛЕВ: Специфика нашей службы определяется уровнем обученности личного состава. Более высокими требованиями их подготовки. Это, наверное, коммуникабельностью руководящего состава. Потому, что в зону ответственности армии входят 6 республик Северного Кавказа. Каждая своеобразна, в каждой имеются какие-то свои проблемы. Но мы стараемся в рамках нашего нахождения там, в рамках обеспечения военной безопасности России, сделать всё для того, чтобы её обеспечить.

С. БУНТМАН: Скажите, как командование армией взаимодействует с местными властями, с руководством республик?

А. ГУРУЛЕВ: Командование армии плотно взаимодействует с местными республиками. Так как каждое соединение, которое находится в той или иной республике… Командиры соединения взаимодействуют лично с главой правительство той или иной республики. Я, как командующий армией в рамках тех обязанностей, которые на меня возлагаются точно так же. Это касается не только военной безопасности. Это бывает в чрезвычайных ситуациях. Которые возникают где-то в оказанную помощь. Особенно при каких-то больших ливнях, селях, сходах лавин, помогаем расчищать и пути. Потому, что в горах очень сложно пройти, и без нашей помощи там не обойдешься. Участвуем во всех мероприятиях, проводим парады в честь дня победы 9 мая. И в принципе-то, по большому счету, проводим патриотические воспитания. В том числе дня открытых дверей. Помогаем и организуем проведение сборов с допризывной молодежью, которые проходят на нашей базе. Ну, в основном это, наверное, всё.

С. БУНТМАН: А скажите, пожалуйста, Андрей Викторович. Служат ли в составе вашей армии, выходцы из тех республик, где вы расположены? Частей…

А. ГУРУЛЕВ: Конечно, служат.

С. БУНТМАН: Служат, да?

А. ГУРУЛЕВ: Конечно. Армия очень многонациональна. И в ней служат не только выходцы с республик Северного Кавказа. Очень много с Дагестана, с Чеченской республики, с республики Ингушетия. Осетин много, кабардинцев, балкарцев. Я всех национальностей не перечислю потому, что на Кавказе очень много. На данном этапе…

С. БУНТМАН: В одном Дагестане сколько национальностей.

А. ГУРУЛЕВ: Да, в одном Дагестане сколько. В том числе и в Южной Осетии. В данном этапе 4-й военной базе, одна рота сформирована из военнослужащих тех, которые имеют югоосетинское и Российское двойное гражданство.

С. БУНТМАН: Они служат, в каком качестве? Это в основном по призыву или это есть контрактники, есть младший командный состав, средний командный состав?

А. ГУРУЛЕВ: Во всех. Начиная от солдата-срочника, это военнослужащий по контракту. То есть, солдаты, сержанты, прапорщики, офицеры. Притом, что в любых должностях и званиях, от рядового до полковника.

С. БУНТМАН: А какое у вас соотношение контрактников и по призыву служащих?

А. ГУРУЛЕВ: Значит, армия у нас специфичная. У меня военнослужащих по контракту больше, чем военнослужащих срочной службы. То есть, практически 60 на 40.

С. БУНТМАН: 60 на 40, да?

А. ГУРУЛЕВ: 60% контрактников, 40% призывников.

С. БУНТМАН: И какова динамика, как это изменяется? То есть, сохраняется этот процентный состав?

А. ГУРУЛЕВ: Нет, немножко не так. Значит, динамика идет к тому, что увеличиваются доли военнослужащих по контракту. Сейчас проведено несколько мероприятий, в рамках подготовки военнослужащих по контракту. Первое, начиная с этого года, все контрактники проходят ещё… До сих пор это идет, практически заканчивается до конца года. Курсы интенсивной подготовки. То есть, на полтора месяца контрактник оправляется в учебное подразделение, где он полностью обучается, сдает зачеты по всем предметам обучения, проходит курс выживания, который 10 дней полностью прямой выход у него получается. Где получает оценку о допуске к дальнейшей службе, или не о допуске к дальнейшей службе. Здесь чего греха таить, мы после курсов интенсивной подготовки, отчислили определенное количество военнослужащих.

С. БУНТМАН: Сколько примерно процентов отсеивается?

А. ГУРУЛЕВ: Ну, примерно процентов 10-12. Но здесь надо понять следующее, что отсеиваются в основном не те, кто служили в боевых подразделениях, а с переходом армии на систему аутсорсинга… То есть тогда, когда все тыловые функции забрала на себя сторонняя организация, те обычные военнослужащие, которые раньше были на складах где-то там. Понимаете, да?

С. БУНТМАН: Да.

А. ГУРУЛЕВ: Не в боевом строю, это основа тех, кто был по большому счету отсеян. Остался тот костяк, который необходим. И сейчас уже созданный вновь (неразборчиво) путь отбирать военнослужащих по контракту, которые уже пополняют ряды армии, и вливаются в строй. Все бригады дислоцируемы на территории чеченской республики, они укомплектованы для военнослужащих по контракту.

С. БУНТМАН: Только?

А. ГУРУЛЕВ: Только.

С. БУНТМАН: Исключительно?

А. ГУРУЛЕВ: Да. Там нет ни одного срочника.

С. БУНТМАН: Скажите, пожалуйста, Андрей Викторович, вот сейчас мы немножко так… Потому, что их каждого ответа возникает интересный вопрос. Когда вы говорите о переходе на аутсорсинг, тоже регион, как нам кажется здесь, достаточно специфичный. Как у вас взаимоотношения с теми организациями, которые обеспечивают аутсорсинг у вас?

А. ГУРУЛЕВ: Вы знаете, мы говорим об аутсорсинге, как вот в основном вопрос задают, это питание личного состава. Что касается именно питания личного состава, да? Если мы берем продовольственную составляющую в этом вопросе, то отношение нормальное. Все полностью переведены. Надо признать, что сейчас конечно солдат питается… Я вас приглашаю, в любую столовую, в любую. И вы я думаю, будете удовлетворены. В любое время кстати, это без показухи. Вы будете удовлетворены качеством приема пищи. Другие моменты, это уборка территории там, уборка казарменных помещений. Всё это уже организовано, и есть. Другой вопрос, что мы в какой-то степени может быть, ещё учимся работать со сторонними организациями. Бывают какие-то трения, бывают претензии. Если явно кто-то не выполняет, тут же выставляется претензия или штраф, никто ни с кем особо не церемонится в этом вопросе.

С. БУНТМАН: А бывает, заменяли организации?

А. ГУРУЛЕВ: Да, было такое. Поначалу было такое, что полностью заменяли организации. Сначала платили штрафы, потом полностью, что выставляли претензии, организации заменяли. И сейчас мы от этого ушли. Что касается в рамках обслуживания техники вооружения, то сейчас этот процесс только происходит как бы в аутсорсинге. То есть, наши заводы берут на техническое обслуживание технику вооружение, и организация, которая является посредником между командирами и заводами, (неразборчиво), она только создается. То есть надо понять, что здесь процесс становления. Но здесь… У вас же есть наверное своя машина?

С. БУНТМАН: Есть, конечно.

А. ГУРУЛЕВ: У вас есть, наверное, техническое обслуживание, да? Через какой-то пробег.

С. БУНТМАН: Да. Но я с официальным дилером имею…

А. ГУРУЛЕВ: И мы дело имеем с официальным дилером. Но у нас не получается так, что ты пробежал 15 тысяч километров, и поехал на ТО. К примеру, если сейчас машина прошла 13 тысяч километров, а у меня впереди серьёзные учения, я на ней пройду больше. То тогда дилер обязан мне это ТО провести раньше.

С. БУНТМАН: То есть, по вашей первой заявке.

А. ГУРУЛЕВ: Конечно, да. То здесь есть свои особенности, и от этого никуда не денешься. Но я вам даже другое скажу. Уже сейчас в рамках учения «Кавказ 2012», которое проходило, надо отдать должное Курганмарш заводу, Нижнетагильскому заводу, «Камазу», которые моментально, при малейшей неисправности техники, которые происходили в ходе проведения учений боевых действий, устраняло всё на месте.

С. БУНТМАН: Да. Сразу скажем, вот перейдем к учению. Потому, что это довольно длинный вопрос. И мы в первой половине только успеем его начать. Но я бы зашел издалека. Что абсолютно не секрет, что после событий, после фактически войны 2008 года, были сделаны очень серьезные выводы во всех вооруженных силах. И какие конкретные выводы… 58-й армии, это ведь один из всё-таки главнейших наверное действующих лиц того конфликта. Какие вы сделали выводы, и насколько серьезно прорабатывалась (неразборчиво)?

А. ГУРУЛЕВ: Я сначала оговорюсь о том, чтобы не тревожить наших не спокойных соседей. Мы исключили из учений 4-ю военную базу, которая находится в Южной Осетии. Она занималась просто плановой боевой подготовкой в тех рамках, в которых им положено. Это не больше, не меньше того. Понятно, что за те 4 года, 58-я армия стала совершенно другая. Во-первых, изменился полностью её состав. Она ушла с дивизионной системы, перешла на бригадную. При этом, бригады стали мобильные, боеготовые. В том числе и три бригады контрактные. Самый главный вопрос, на чем мы теряли – это на системе управления. Мы перешли на цифровую систему управления связи. Мы ввели в строй (вот в этом году её апробировали на учениях «Кавказ 2012») автоматизированной системы управления «Заря». Не всё может гладко было, но мы учились вместе с предприятием промышленности, и это большой прорыв. Офицеры у меня сейчас уже в состоянии получать информацию как от вышестоящего начальства, так и передавать её вниз до тактического звена. То есть, у меня есть связь. Произошло большое перевооружение личного состава. У меня соединение имеется, которое пока было на полигоне «Раевское», оно полностью на «БМР-3», «Т-90». Два из 19-ти (неразборчиво) автоматизированная система управления уже на новой технике. У меня бригада, дислоцирующаяся в Чечне, перевооружилась на «БТР-82». Мы эту машину обкатываем, она себя показывает. Есть недостатки, мы с предприятием устраняем, это совершенно другой уровень. Мы получили модернизированные танки «Т-72БМ». Я вам скажу, что это прорыв. Это из то же машины, с помощью новой системы управления огнем, мы (неразборчиво) реально её боевые возможности в два раза. Там единственная проблема есть, в моей комплекции туда сильно не залезешь. Нам приходится танкистов подбирать немножко таких, не высокого роста и пощуплее. Но то, что там показывают, он не просто цепь берет и наводит, он её ведет.

С. БУНТМАН: То есть ведет, и в любую минуту может поразить. В нужную минуту.

А. ГУРУЛЕВ: Да. Это новая система управления ПВО «Бастион». Которая повысила возможности. Зенитно-ракетной бригада – армия, которая работала со мной на Капустином яру, оценена отлично реально. Вот там ничего не сделаешь. Вот она цель, вот она, поражение. Это тоже большой прорыв. Это новая система (неразборчиво), новая система управления. Новая система разведки (неразборчиво). Можно много очень перечислять. Если по сути сказать, то 80% техники новая. Я думаю, что это именно в 58-й армии, так как она имеет свою такую особенность. В остальных, может быть, она где-то поменьше это дело есть. А у нас это на самом деле такой процент имеется. Что хочется сказать? Конечно, мы сейчас получаем ту технику, которую выпускают наши заводы. Она уже сильно отличается от того, что было при советской власти. То есть, мы раньше работали на советском наследии, да? Это не для кого не секрет. Так-то, если разбираться. Мы внедрили цифровую связь, мы ушли от аналоговой. Мы сейчас, на данном этапе повысили боевую возможность армии довольно-таки существенно. Не буду потенциал раскрывать. И самое-то главное мы понимаем, что мы хотим будущего.

С. БУНТМАН: А что вы хотите в будущем?

А. ГУРУЛЕВ: Что мы хотим в будущем? Мы уже видим те бронеобъекты, те системы управления, ту огневую поражающую, которая должна быть буквально в течении… Ближайшие годы. Это не секрет ни для кого, что уже разрабатывает свои новые базы для танка «Армада», и для боевых машин, и для самолетов. В армии имеется… Я думаю, многим будет интересно, это эскадрилья беспилотных летательных аппаратов, в которых существенно повышена возможность огневого поражения.

С. БУНТМАН: А чьего производства они?

А. ГУРУЛЕВ: Они израильские. Я понимаю, сразу следующий вопрос, который наведется. Мы ждем сейчас как раз им на смену уже наши. То есть, есть разработка, она обкатывается. Мы её смотрели, она ничем не уступает израильскому аналогу, но пока мы работаем на том, что есть.

С. БУНТМАН: Ждать было не возможно уже.

А. ГУРУЛЕВ: Ждать было… Но вы знаете, наверное нужен был толчок. Вот толчок нужен был, и решение было исключительно правильным, что оно появилось. Но по уровню разведки мы продвинулись не просто на поколение, а на три поколения вперед, применяя эти аппараты. Потому, что ну я вам по-простому могу объяснить. Я с 5-ти километров, вижу движущего человека в любой точке. Поэтому я могу определить, гражданский это человек, или вооруженный.

С. БУНТМАН: То есть, таково разрешение.

А. ГУРУЛЕВ: Таково разрешение, и всё остальное. Мало того, это может быть и днем, и ночью, при любой погоде.

С. БУНТМАН: Я хочу напомнить, что у нас в гостях командующий 58-й армией Андрей Гурулев. И мы продолжим через 5 минут. Не опоздайте со своими вопросами: +7-985-970-45-45. И мы продолжим, у нас ещё будет достаточно времени для того, чтобы поговорить о многих других вопросах. Пожалуйста, через 5 минут снова встречаемся на нашем заседании.

НОВОСТИ.

С. БУНТМАН: И мы продолжаем. Командующий 58-й армией у нас в гостях. Генерал-майор Гурулев. Андрей Викторович, сейчас вот многие спрашивают. Северный Кавказ, участвует ли 58-я армия в контртеррористических операциях, которые проводятся. И насколько взаимодействует с МВД, и с антитеррористическим комитетом национальным. Как вы эту ситуацию можете определить сейчас?

А. ГУРУЛЕВ: Значит, ситуация здесь следующая. Всеми вопросами контртеррористической операции управляет национальный антитеррористический комитет. И 58-я армия, в рамках приказов (неразборчиво) работает только подразделениями специального назначения, для блокирования тех или иных банд-боевиков в назначенных районах. Всю остальную работу проводит МВД по их уничтожению. Не больше, не меньше того. Это не моя задача.

С. БУНТМАН: То есть, здесь национальный антитеррористический комитет принимает решение, если надо обращается уже.

А. ГУРУЛЕВ: Так точно.

С. БУНТМАН: Скажите, пожалуйста, а как складывается… Вот мы говорили, как скрадываются отношения между командованием армии, командирами подразделений соединений. Как складывается в быту? Есть какие-то контакты? Ведь очень разное местное население. Вы говорили об официальных мероприятий. Таких, как день открытых дверей. Как складывается… Бывают ли конфликты?

А. ГУРУЛЕВ: Ну, вы знаете, за мою бытность не одного конфликта не было вообще. Всё-таки хватает мудрости и у местных руководителей, и у моих командиров бригад. Да и таких особенных как бы случаев, к чему бы они могли принести, не было. Потому, что мы занимаемся своим делом, они занимаются своим делом. Это раз. Во-вторых, много местного населения служит в рядах армии. Они получают на данном этапе достойную зарплату, они кормят свои семьи. Служат прилично, хорошо. То есть, я не могу сказать, что кто-то там из местных, там просто… Все одинаковы. Требования сейчас для всех одинаковые. Жесткие довольно-таки, но тем не менее тот доклад, который уложится за эти требования, он тому достоит. И каких либо конфликтов за последние 2,5 года… Я был до этого начальником штаба армии, сейчас командующий армии, не было.

С. БУНТМАН: Скажите, пожалуйста, Андрей Викторович, а вот собственно в самой армии есть ли проблемы с дисциплиной, бывают ли неуставные отношения. И вот то, как сейчас уже дают статистику, меньше стало так называемой дедовщины, неуставных отношений. Но вот в целом по вооруженным силам, вот сейчас превалируют такие вот преступления уголовного характера. Что у вас?

А. ГУРУЛЕВ: Поймите правильно, что как в любом коллективе, который в нашей стране находится, бывает всё. И отрицать того, что вот у нас всё идеально, так тоже не бывает. Но за 2 года уровень преступности, за прошлый год у нас он снизился на 56%, так если брать цифры за этот год вот сейчас то, что идет, на 44%. Вы поймите, что сейчас дедовщины как таковой не существует. Сейчас с чего дедовщина, когда госслужба-то? её в принципе, нет. А подразделения формируют по контракту, там наверное больше подходит такое вот определение, как боевое братство. Ведь люди готовы выполнять задачи. Давайте прямо говорить. Хоть мы на Кавказе сейчас живем мирно и работаем, вспомним 8-й год. Он же не так давно был, правда, да? И люди понимают, что случиться может любое. Поступить любой приказ, и каждый плечо к плечу пойдет выполнять боевую задачу. Поэтому… Хотя, я ещё раз говорю, бывает всё.

С. БУНТМАН: Здесь вопрос нам пришел от Сергея Алексеева из Томска: «Что вы думаете о военной полиции, нужна ли она в вооруженных силах»?

А. ГУРУЛЕВ: Вы знаете, это наверное за рамками моей компетенции решение принималось. Поэтому на данном этапе, военная полиция только формируется. Вот она только формируется, и как таковую функцию, она ещё не опробована и не освоена. Что получится здесь? Ну, давайте я скажу, это же эксперимент? То есть, под это закладывались какие-то задачи, да? От него хотят получить какой-то результат. Когда начинают критиковать, вот, военная полиция, военная полиция. Ну, подождите, ну кому-то же надо было начинать. Поэтому, сейчас посмотрим, что получится. Должно получиться. По сути, нужна. По сути, те функции, которые на неё возлагаются, начиная с функции дознания, функция (неразборчиво) военнослужащих, всего остального. Кто этим будет заниматься, командиры? Ведь тогда командиры отрываются от своей что? Нормальной естественной работы, по обучению своих подчиненных. Ну, любой военнослужащий. А сейчас эти функции у вас будут возложены на военную полицию. Если это будет в том виде, в котором задумано, это будет идеальный вариант.

С. БУНТМАН: Да. То есть, это снимет дополнительную нагрузку во-первых. Ну, могут сформироваться не простые отношения, если когда военная полиция… Военная полиция, как мы знаем в других странах, эта штука бывает жесткая, и не всегда дружит с командирами. Но какие-то отношения придется выстраивать.

А. ГУРУЛЕВ: Каков поп, такой приход. Если командир нормальный, и отношения у него будут нормальные, и дисциплина будет нормальная. А если нет, тогда надо менять командира. Вот и всё.

С. БУНТМАН: Вот вы подходите с таким… Насколько часто у вас… И необходимо ли вам, и вот в ваших условиях, переаттестация офицеров командного состава разные? Насколько проработаны нормативы, которые сейчас службы? Объективные нормативы?

А. ГУРУЛЕВ: Есть приказ министра оборона по аттестации. И перед тем, как реформа начиналась, аттестация всех офицеров была проведена. Каждому была дана объективная оценка. При этом она была дана объективная потому, что она проводилась не только в рамках аттестации, это пример объединения. Она проходила соединение, объединение, округ, и утверждалась на централизационной комиссии в Москве. Ну, по категориям, кому как положено, по большому счету. Это раз. А во вторых, все требования, они давно сформированы уже, они есть. Когда говорят, что там необъективно провели аттестацию? А я вам скажу, что остались лучшие. У меня в армии служат лучшие офицеры. Это правда. Аттестация проводится тогда, когда она… Что по необходимости. А так я в ней смысла особого не вижу. Поэтому 58-я армия по итогам «Кавказа» показала положительный результат, поэтому…

С. БУНТМАН: Вот это большие учения. Вот такие, как «Кавказ». Здесь у нас ещё был вопрос, как часто проводятся тактические учения на бригадном уровне?

А. ГУРУЛЕВ: Значит, вы поймите правильно, что есть плановая боевая подготовка. «Кавказ» — это стратегическое учение, которое проводится раз в несколько лет. Надо понимать, что раз в полгода период…То есть в учебный проводится боевая стрельба отделения – раз, боевая стрельба взвода – два. Ротные тактические учения — три, батальонно-тактические учения – четыре. Бригадные, или командно-штабные, бригадно-тактические учения. Требования следующие: раз в год бригадно-тактические учения, раз в год бригадные командно-штабные учения. Это связано во-первых с тем, что чаще не надо. А во-вторых все-таки это затратно. Тоже надо понимать. И «Кавказ» — то вот сейчас, который показал. Ведь мы готовились к «Кавказу». Мы весь цикл полностью провели, всех учений. Но мы бы замысла-то не знали. Откуда бы я знал, что у меня бригада с Владикавказа будет воевать на  полигоне Раевский. Или я на пульт управления встану, и не много не мало, совершу марш за 1200 километров, на Капустин яр. И из Капустина яра буду управлять Раевкой, которая находится 3 часа лета на самолете.

С. БУНТМАН: То есть, скажем так, бытового. Всё, если учение, то это всерьез и по честному.

А. ГУРУЛЕВ: Да. Это не просто всерьёз и по-честному. А было очень по-честному. И конечно, для нас не то, что было шоком, но во всякий случай, мы действительно впряглись.

С. БУНТМАН: Ну, что есть, это практически условия реальные.

А. ГУРУЛЕВ: Но мы-то выполнили.

С. БУНТМАН: Ага. Хорошо. Скажите, пожалуйста, вы говорите и об офицерах, которые прошли и аттестации и отборы. Вы говорите, лучшие офицеры. Вы говорите, что у вас 60% контрактников. А социальные условия, обеспечение жильем, обеспечение социальными условиями? Тоже опять же, в специфики регионов.

А. ГУРУЛЕВ: Здесь мы разложим вопрос на несколько частей. Есть те военнослужащие, которые выслужили установленные сроки, увольняются, и сейчас получают жильё. Вы поймите, сейчас сложилась ситуация, которую не было никогда. Если раньше за госслужбу во Владикавказе, была у тебя квартира какая-никакая там, метраж никого не волновал. Ну и дальше там ради бога там живи, да? Сейчас тебе положено сколько-то, тебе дают. Мало того, хочешь ты остаться в регионе, хочешь в Краснодаре, хочешь в Ростове, пожалуйста. Квартиры, вот сейчас тем, кто валяется, это и Краснодар, это и Ростов. Это и Новосибирск, и Омск, и Подольск, и Петербург, очень много. То есть люди там, где выбрали, они там и получают. Я так предполагаю, что ещё 4-6 месяцев мы по уволенным проблемам вообще закроем. По служебному жилью. На данном этапе создаются базы – военные городки. Наверное слышали о такой ситуации?

С. БУНТМАН: Да.

А. ГУРУЛЕВ: Один из базовых военных городков – это город Владикавказ. Сейчас можно воочию увидеть, как ставятся 9 жилых домов на 917 квартир. Из которых 3 под постоянное жильё, и около 700 квартир под служебное жильё. Чтобы не полностью закроют потребность в служебном жилье, для военнослужащих владикавказского гарнизона.

С. БУНТМАН: Как скоро будут введены полностью?

А. ГУРУЛЕВ: Первые 3 дома думаю до конца года. Ну, судя по темпу строительства, я думаю, что максимум в следующем году будет полностью городок сдан. То есть, это первое. У меня введен спасибо, вы просили… Дом на 96 служебных квартир в Бунгарске. То есть, это тоже базовый городок, который есть. Что тоже закрыло потребность служебного жилья именно там. В чеченских бригадах, которые (неразборчиво), там жильё имеется. Единственное, сейчас городок Калиновск, он благоустраивается. По нему решение принято, строится. Шали, Бразой, все живут семьями, проблемы нет. Но если приехать на 4-ю базу, вы увидите, как построено практически под ключ два шикарных военных городка. Со всеми бытовыми условиями. С магазинами там, с чайными, с чем угодно.

С. БУНТМАН: Школа есть?

А. ГУРУЛЕВ: Есть.

С. БУНТМАН: В городе, да?

А. ГУРУЛЕВ: Да. Здесь в чем интересно? Принято решение, что на базах, на 4-й, на 7-й, офицер служит год. То есть, мы обязаны ему обеспечить служебную жилую площадь на территории России. А он год служит, что? Отрабатывать? После этого заменяется опять в Россию, и там дальше служит. Я думаю, это наверное правильно. Потому, что больше там смысла служить нет. И сейчас тенденция, я вам уже говорил наверное, вы слышали о том, что вы начали переводить часть подразделений на комплектование военнослужащими, имеющими гражданство в Южной Осетии, и России двойное гражданство.

С. БУНТМАН: Да, и вы говорили, что частично у вас есть.

А. ГУРУЛЕВ: Да. И этот процесс будет продолжаться.

С. БУНТМАН: И он затрагивает 58-ю армию, конечно. Прежде всего. А скажите, пожалуйста, денежное довольствие. Есть ли у вас… Насколько введено вот новое денежное довольствие. И насколько у вас есть тоже специфика с этим?

А. ГУРУЛЕВ: Ну, я (неразборчиво), какая специфика. Когда тебе в 3 раза стали больше платить, здесь какая специфика? Только спасибо можно сказать, правда? Что ещё?

С. БУНТМАН: Понятно. Но сейчас уже всё стало понятно…

А. ГУРУЛЕВ: Ну, были трудности поначалу не в этом. Были трудности в том, что по Москве единый расчетный центр начислял, люди не понимали, сколько и как идет денег. Сейчас у каждого имеется свой личный кабинет. Можно с любого компьютера, с планшета, с айфона зайти, и посмотреть, сколько тебе денег, и за что начислили, введя свой код. То есть, каждый четко понимает, чего получает. Ну, давайте мы же прямо скажем, что денежное довольствие повысилось-то в разы. Это же тоже правда. И такого ну, честно говоря мы думали, но не ожидали. А когда получили, вот уже то, что есть, то есть. Спасибо.

С. БУНТМАН: Скажите, пополнение молодыми офицерами, оно ведь всё время должно быть новая кровь, что называется. Новые умы, новые командиры. Были определенные проблемы, и приостановка с учебными заведениями военными. Как у вас поступление идет? Пополнение офицерами молодыми?

А. ГУРУЛЕВ: Ну, у меня армия укомплектована офицерами практически на 100%. Это надо понимать. Вы задали хороший вопрос. Потому, что когда мы говорим об офицерах, надо в первую очередь видеть лейтенанта.

С. БУНТМАН: Да.

А. ГУРУЛЕВ: Вот мы сейчас говорим про что угодно. Про жильё, про технику про новую, про оружие. Да главное люди. Вот как лейтенанта мы сейчас на ноги поставим, как мы его обучим, как он дальше пойдет, это наше будущее что? Нашей армии. Это самое главное. Научим его работать со своими подчиненными. В том числе с военнослужащими по контракту. Ведь были по началу проблемы. Помните, как начиналось это вся история с набором контрактников? Сейчас-то этого нету.

С. БУНТМАН: Но вот то как вы рассказываете о наборе по контракту я вижу. И когда вы рассказываете про отсев, я вижу, что вы к этому подходите абсолютно профессионально, и что здесь очень многие проблемы недонабора, недостаточности, не качественного контингента желающих…

А. ГУРУЛЕВ: Вы поймите правильно, что мы лучше в какой-то мере будем… В какое-то время в некомплекте, чем мы закомплектуем военнослужащими, которые не соответствуют требованиям. Мы переживем этот период, он должен пройти. И мы наберем уже ту составляющую нашу контрактную, которая будет профессионально выполнять свои обязанности.

С. БУНТМАН: Ну, вот вернемся к лейтенантам. Насколько приходится… Как вы отбираете себе? Отбираете ли вы себе действительно выпускников военных училищ, лейтенантов? Насколько приходится доводить, то есть дорабатывать с ними?

А. ГУРУЛЕВ: Вы поймите правильно, что мы выпускников в училищах не отбираем. Они приходят к нам уже по распределению. Конкретно в каждую часть, где назначаются на должности согласно своей военно-учетной специальности. Говорить о том, что мы их доводим, это было бы не правильно. Каждый, кто (неразборчиво) понимает, что он должен пройти период становления. Это становление у него обязательно назначается куратором. Для него ближайший куратор, для командира взвода кто это? Командир роты. Тот, который его обучает. Учится взводный, учит своих людей. Он учит людей, он учится сам. Он может быть учился на одном типе техники, пришел совершенно другой. Да и сейчас идет перевооружение. Если только учат солдаты? Нет, все учатся.

С. БУНТМАН: То есть, это одна из главных способностей, динамично обучаться.

А. ГУРУЛЕВ: Конечно обучаться. И только обучение дает толчок вперед. И сразу будет видно, кто лидер. И лидер сразу будет себя показывать. Эти лидеры, они пойдут по командным должностям. Ну не могут же быть все лидерами, правда? Кто-то больше служит в штабной работе. И здесь уже будет дальше видно, кто пойдет руководить, а кто пойдет работать в штабы, и всё остальное. Но здесь самое главное, чтобы у человека было желание служить, чтобы он видел свое будущее. Чтобы он понимал, что будет дальше. Свою перспективу, чтобы понимал, что у него есть тыл надежный. Что у него есть квартира, есть семья, есть жена, за которую не болит голова. Вот это сейчас всё создается. В принципе уже во многом создано.

С. БУНТМАН: Скажите, Андрей Викторович, насколько вам важно знать, или вот так существует действительно нормальная иерархия такая. Знать, в принципе, быть в курсе проблем или положения, или успехов каждого лейтенанта, предположим? Каждого командира взвода? Вот вам самому, как командующему? Насколько вы… Ведь это же огромная совершенно… Армия-то очень большая. Насколько вам важно это знать, или здесь какие-то другие способы?

А. ГУРУЛЕВ: Есть способы другие. Способ первый, это способ доклада, самый элементарный. Тот, который проходит. Есть второе, всегда проводится сбор мероприятия. То есть, раз в год проводится сброс командиров взводов, с командирами рот, с командирами батальонов, с комбатом вот сейчас я готовлюсь, с 5 ноября я будут проводить сбор. С каждым комбатом я буду разговаривать. И не только по служебным вопросам. Я должен увидеть его лично. На сборах с командирами рот я сам охватить всё не могу, но у меня есть заместители, у меня есть брат. Каждый будет распределен, где-то будут находиться.

С. БУНТМАН: А вот командиром батальона вы обязательно должны.

А. ГУРУЛЕВ: В принципе, до командира рот. И на одном из сборов с командирами взводов, а скорее всего это будет в бригаде, которая дислоцируется в Дагестане, потому, что там есть своя специфика, буду я сам лично. Там я успеваю. Всё остальное, после этого проводится анализ обобщения. Проводится военный совет армии, в котором на основании тех проблем, которые высвечиваются, принимаются решения, которые дальше воплощаются в жизнь.

С. БУНТМАН: Скажите, пожалуйста, ещё вот об обучении. Мы довольно пристально следили всё последнее время за подготовкой… Новой подготовкой, новых сержантов профессиональных. Вы от этого что-нибудь получаете сейчас, и на сколько вы следите вот за… Считается, что сержант вот настоящий. Это стержень армии, как вы к этому относитесь, какие вы видите изменения?

А. ГУРУЛЕВ: Вы поймите, что мы пока только вначале этого пути.

С. БУНТМАН: Да, но насколько вам видна. Начало пути, но уже какое-то время прошло.

А. ГУРУЛЕВ: Какое-то время прошло. На данном этапе мы понимаем, что главное качество сержанта – это быть лидером. Лидер нужен. То есть, если раньше мы добирали учебную часть, и учили…

С. БУНТМАН: Ну да, это несколько не то всё. Не то, о чем мы говорим.

А. ГУРУЛЕВ: Да. Мы говорим, что вот мы учили, и он станет сержантом после этого. Ему присваивали звание, он приходил в войска, и после этого мы считали, что он должен командовать. Нет, первое и самое главное – это выделить лидеров. После того как лидеров выделяем, мы начинаем их обучать. Тогда мы понимаем, что в этом будет сержант. Вот это главное качество, которое сейчас надо сделать. Уже в принципе первый этап прошел. Психологический отбор, мы посмотрели кто может. В контрактных соединениях, там это уже сделано. То есть, там четко расставлены лидеры.

С. БУНТМАН: То есть, у вас есть опора уже на лидеров, и фактически это сержанты, вот те младшие командиры, которые могут и повести, могут утвердиться авторитетом, и могут обучить. То есть это должны быть и лидеры, но при этом и сами обученные.

А. ГУРУЛЕВ: Да, грамотные и обученные, всё правильно говорите. В соединения комплектуют по призыву. Одна из главных задач стоит, это сейчас вот увеличение военнослужащих по контракту. И в первую очередь это будут замещаться контрактниками должности именно сержантского состава, которые будут готовиться и поставляться в войска. Опять же, из тех критериев, о которых я только что вам говорил.

С. БУНТМАН: Скажите, вот год военной службы, за это действительно так притиралось, что нужно сделать, насколько идентифицировать подготовку, чтобы за год можно было подготовить сносного я скажу, специалиста. Как у вас решается эта проблема?

А. ГУРУЛЕВ: То, что касается армии, первое, самое главное обслуживающей организации, так называемый аутсорсинг, освободились функции солдата от несения службы. Ну, не в свойственной им функции. И в соответствии изменен полностью распорядок дня, и система боевой подготовки. То есть, если раньше солдат занимался 6 часов в день, и 16 учебных дней в неделю максимум, больше не получалось, а то скорее всего было меньше. То сейчас он занимается 8 часов в день, 20 учебных дней в месяц. Выходные выкиньте, получается каждый божий день.

С. БУНТМАН: Ну, 20 дней – да, 20 рабочих дней – это…

А. ГУРУЛЕВ: Это серьезно, да. Что сказывается? Во-первых, серьезный вопрос стал по физической подготовке. Ну, давайте мы прямо будем говорить, что в 90-е годы бы про физкультуру забыли напрочь, да? А ведь в частности ребята, которые в это время родились, они в принципе в армию-то приходят. И когда нам говорят, что по 4 часа в день вы там гоняете физподготовку? Да мы не гоняем, мы наоборот заинтересовываем. Если вы думаете, что там каждый день с утра до вечера они бегают, не правда. Это и футбол, это и волейбол. Сейчас спортивные площадки, спортивные игры. Да, в том числе и сдача зачетов на силу, на выносливость, на быстроту, всё это есть. Мы людей заинтересовываем. Вы посмотрите, мы за год из пацанов делаем… Из щуплых и дохлых, делаем нормальных красивых, здоровых ребят.

С. БУНТМАН: Специалистов хватает у вас для физической подготовки?

А. ГУРУЛЕВ: Хватает.

С. БУНТМАН: Потому, что здесь и методики новые ведь.

А. ГУРУЛЕВ: Мало того, что хватает… Введены должности инструкторов по физической подготовке. То есть те, которые занимаются. Повышенная роль самих помощников командиров по физической подготовки. Вы знаете, здесь даже дело не в том, сколько там кого гонять, или там… Главное заинтересовать. Чтобы солдат, офицер был заинтересован, был физически подготовлен. Ну, а давайте посмотрим дальше, это же наше будущее. Ну, год в армии-то он послужил, дальше он выходит физически подготовленным, дальше будет сам заниматься. Это будет здоровая, нормальная нация.

С. БУНТМАН: То есть, вы сейчас вот… Вы видите в том, что вы сейчас мне рассказывали… Я напоминаю, что у нас командующий 58-й армии в гостях в «Военном совете». Вот это очень какая-то динамичная, деловая обстановка такая, служебная – профессиональная. Вот я вижу так вот. Очень хочется, чтобы так и продолжалось. И вы чувствуете, что в других местах так тоже происходит? Ну, по-разному конечно. Или вы чувствуете себя таким авангардом каким-то, выдвинутой армией вперед несколько?

А. ГУРУЛЕВ: Я не думаю. Вы знаете, у нас во всех вооруженных силах требования единые. Командиров у нас вообще 10. У кого больше армия, у кого меньше. Я далек от мысли, что другие командующие меньше меня занимаются тем, чем занимаюсь я. Все стремятся выполнить те требования, которые есть. А по большому счету, все хотят создать армию будущего. Мы понимаем, что вот он задаток, он уже есть в наличии. Мы уже имеем результаты, довольно приличные и хорошие. Мы хотим увидеть ещё и будущее. Сейчас не можно, помните, да? Догоним и перегоним. А почему бы нет?

С. БУНТМАН: Во всяком случае конечно их профессионализм и во всём…

А. ГУРУЛЕВ: Но вам самому 45, да?

А. ГУРУЛЕВ: Но всего на всего, да. Я понимаю, что этот недостаток скоро пройдет. Поэтому как бы…

С. БУНТМАН: Ну, это да, это временный недостаток, преодолимый со временем. Я вам желаю всяческих успехов. Я напоминаю, что у нас в гостях сегодня был командующий 58-й армией Андрей Викторович Гурулев. Желаю вам, и вашим подчиненным всевозможных успехов. Хочется очень профессионального такого, делового спокойного

А. ГУРУЛЕВ: И вам спасибо.

Комментарии

5

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

ikabod 20 октября 2012 | 14:41

Понравился командующий на - очень конкретный на. Так держать на!


20 октября 2012 | 16:40

Спрятали сегодняшнюю передачу естественно. Это потому, что рассказ о сегодняшней армии не устраивает здешнюю публику? Успехи не важны?


20 октября 2012 | 16:42

Спрятали сегодняшнюю передачу ,естественно. Это потому, что рассказ о сегодняшней армии не устраивает здешнюю публику? Успехи не важны?


22 октября 2012 | 08:37

Kira 501 , о чём Вы дорогой ? Боюсь , спрятали Ваш мозг , господин хороший !

А меня , передача , поразила сервильностью . Всё оказывается прекрасно в 58-ой армии ! И дедовщины нет , и социалка решена (интересно у кого ? у генералов за счёт рабского труда призывников ? ) , и новейшей техники полно , и все безумно квалифицированы . Удивительное лукавство и косметика ! Пора ведущим этой передачи переходить работать в "Красную Звезду " . Никаких неудобных вопросов . Всё прилизано . Мой вопрос был проигнорирован полностью . Спрашивал : Стыдно Гурулёву за агрессию против Грузии ? Видимо , совсем не стыдно !


crohobor 27 октября 2012 | 07:20

Комментировать по существу нечего. Командарм доложил, "Все хорошо, все хорошо. за исключением пустяков." Сомневаться можно, оспаривать оснований нет.
Воздержусь от слова безграмотность, но скажу, язык командующего армией удивляет.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире