'Вопросы к интервью
С. БУНТМАН: Добрый день, с очень маленьким опозданием мы начинаем «Военный совет». Потому, что важные у нас сегодня гости, важные проблемы. Анатолий Ермолин, Сергей Бунтман несменные ведущие этой уже юбилейной 170-й программы «Военного совета». С чем и поздравляем всех наших партнеров. И Министерство обороны, и канал «Звезда». И у нас в гостях главнокомандующий военно-морского флота РФ, вице-адмирал Виктор Чирков. Виктор Викторович, добрый день.

В. ЧИРКОВ: Добрый день.

С. БУНТМАН: Сразу начинаем с новостей, чтобы нам с этим отстреляться, и уже не возвращаться к новостям. Потому, что последние 2-3 дня всё время говорят о российской базе, о намерениях сирийских повстанцах, и о позиции как-то так… То ли захватить, то ли взять. Во всяком случае, нести ущерб базе в Тартусе. Что за база, что за сведения, и в связи с этим, чуть ли не войну нам предрекают на море, и на суши.

В. ЧИРКОВ: В Тартусе у нас находится пункт материально-технического обеспечения, который предназначен для того, чтобы корабли, заходящие в море, решающие задачи боевой службы заходили, пополняли запасы воды, топлива в первую очередь. И там что-то такое, чтобы сверхъестественное находилось, то нет. Ну, хочу подчеркнуть, что это пункт материально-технического обеспечения. Не база. Корабли, которые сегодня решают задачи боевой службы, они находятся там, в соответствии с планом, который ещё в прошлом году был написан и утвержден. И выполняет задачи даже боевой подготовки.

А. ПИКУЛЕНКО: А личный состав там есть?

В. ЧИРКОВ: Ну конечно, на кораблях есть личный состав. Он решает задачи, как ему положено.

С. БУНТМАН: А на пункте, в Тартусе самом?

В. ЧИРКОВ: Не пункте материально-технического обеспечения, там находится командир пункта материально-технического обеспечения, он выполняет свои задачи.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну а если всё-таки, вот не дай бог произойдет, там будет нападение, обстрел. Какие команды вы дадите нашим военнослужащим?

В. ЧИРКОВ: Ну, команды даю не я, есть министр обороны. А то, что будем вынуждены эвакуировать тот личный состав, который есть, то конечно (неразборчиво).

С. БУНТМАН: А какие-то другие, скажем так, более крупные решения – это решения политического руководства страны?

В. ЧИРКОВ: Безусловно, это всё решения верховного командующего, и высшего политического руководства страны.

С. БУНТМАН: Ещё один вопрос, который связан с присутствием наших кораблей в этих водах. Прошла информация, что там есть и военнослужащие по призыву, и это вызвало определенную тревогу.

В. ЧИРКОВ: Безусловно. У нас на кораблях личный состав есть по призыву, который решает эти задачи, он для этого и предназначен. Поскольку у нас смешенная служба и по контракту и по призыву, никакой боязни и опасения нет. Личный состав, выходящий в море, он проходит подготовку, сдаёт зачеты, к исполнению своих обязанностей. Перед тем, как выходить в море, весь личный состав проверяется и психологами, и медицинскими работниками. После этого только подготовленный личный состав выходит в море, для решения задач. Что на боевую подготовку здесь, что на дальнее плавание. Но основной личный состав – это весть контрактники, как правило.

А. ПИКУЛЕНКО: Виктор Викторович, сейчас очень многие пишут о том, что ваше ведомству начинает серьёзную реформу, серьезное развитие военно-морских сил. В том числе, строительство новых кораблей. Скажите, вот какие есть руководящие документы, в рамках которых вот вы эту стратегию для себя определили, и как пошагово увидеть её реализацию?

В. ЧИРКОВ: Значит, ну, существует у нас, если касается военно-морского флота, то это концепция строительства и развития военно-морского флота. Она создана на основе концепции вооруженных сил. Естественно, в соответствии с планом, государственная программа по перевооружению, до 2020 года. Вот в соответствии с этими документами, у нас идёт строительство военно-морского флота, которое включает в себя и строительство кораблей, подводных лодок, летательных аппаратов. И конечно, система базирования, безусловно. Включая всю систему боевого, оперативного, материально-технического обеспечения, и подготовка кадров.

А. ПИКУЛЕНКО: Какие ключевые замыслы вы видите? Вот что самое главное в этой системе? В том же строительстве кораблей. На что вы хотите делать…

С. БУНТМАН: Я бы предложил так. Вот нынешнее состояние, вот во всех этих областях, нынешнее состояние и перспективы решения этой проблемы. И вопросы решения задач.

А. ПИКУЛЕНКО: Оценка обстановка, принятие решения.

С. БУНТМАН: Да.

В. ЧИРКОВ: Ну, на сегодня вы знаете, что у нас флот военно-морской, он состоит из четырех флотов, и каспийской флотилии. Структурно так и остаются объединения, как они и были. В перспективе, что мы предусматриваем? Конечно, это создание новых кораблей, нового типа, будущего кораблей. Поэтому, мы сегодня работаем совершенно такой задачей… Сложной, на мой взгляд. Это чтобы создать новый облик перспективных кораблей. Поскольку кораблестроительная программа, она не одного дня, и корабли проходят определенный жизненный цикл, 15-30 лет. Поэтому, мы стараемся сегодня заложить в новые корабли такое, чтобы можно было использовать его на протяжении жизненного цикла, с его корабля. То же касается летательных аппаратов, и береговых войск. То, что касается, самой инфраструктуры, которая сегодня есть – конечно, она нас не устраивает. Мы хотим, чтобы жили в современных домах, чтобы вон, приходили на службу, чтобы были современные пирсы, которые полностью обеспечивают всеми энергосредами. Такая программа есть, сегодня реализация этой программы уже идет на Балтийском флоте, строительство начинается на Северном флоте, Каспийском. То есть везде, полностью на всех флотах такие программы есть, и мы начинаем строительство вот именно всей системы обеспечения. Потому, что учитывая опыт уже, прошлых лет, мы понимаем, что корабль уже придя в базу, он должен быть обеспечен, он должен стоять, и можно провести плановые предупредительные осмотры. Ну, если необходимо, то какие-то виды ремонта.

А. ПИКУЛЕНКО: А как вы считаете, наша научная мысль, и самая главная наша промышленная инфраструктура, она в состоянии решать вот такие задачи, которые вы перед ней ставите?

В. ЧИРКОВ: Значит, я вступил в должность, поставил себе цель, объездить все предприятия нашей промышленности. Я на сегодняшний день посетил уже 70% предприятий. И я вам скажу, что в основной своей массе, предприятия занялись модернизацией. Закупается новое оборудование, станки. Появляются новые люди, молодые люди я вам скажу, очень талантливые. Общаемся с ними. У нас задел очень хороший есть. И научная мысль наша, она шагает достаточно впереди. На 15-20, во многих позициях, может быть и дальше. Поэтому для того, чтобы реализовать то, что нарисовано, то необходимо конечно хорошее техническое перевооружение промышленности. Этим они тоже занимаются сегодня. На это выделены деньги, кстати, государством.

С. БУНТМАН: На это определенный срок требуется, и достаточно всё-таки долго.

В. ЧИРКОВ: Безусловно. Но это идёт, мы не стоим на месте. Движение такое вперед идет.

А. ПИКУЛЕНКО: А как вы считаете, основной упор вы делаете сейчас на модернизации, или всё-таки ставите некие задачи на инновационное развитие? Особенно вот в разрезе того, что в свое время там, вот ещё при Горшкове, с закладом… По сути дела, военно-морской флот был… Ну, скажем так, двигателем инновационного развития страны. Тогда появились БИОСы, ну и огромное количество таких, абсолютно новых для страны, и для нашей науки разработок. В том числе, тогда вот в частности военно-морского флота, принимались микроминиатюрные управляющие машины. Те же самые микро-ЭВМ. Вот сейчас, что… Как вы видите такие перспективы?

В. ЧИРКОВ: Ну, я вам сразу скажу, что приоритетным направлением деятельности военно-морского флота – это безусловно инновационные технологии. Модернизация – это всё равно есть немножко шаг назад. Поэтому нужно строить новые, перспективные, которые будут… Вот я вам вначале сказал, будет существовать до 30-ти лет и больше. Чтобы мы не шагали назад. Мы не хотим этого. И так программа вся настроена. Только вперед.

А. ПИКУЛЕНКО: А какие вот образцы вооружения в этом плане для вас представляют наибольший интерес?

В. ЧИРКОВ: Ну, я вам скажу так, что военно-морской флот, он вообще много функциональный, и решает разные задачи в сфере и надводной обстановке, и подводной обстановке. Поэтому, здесь мы решаем задачи в комплексе. И выделить приоритет отдельному направлению, то значит, мы будем отставать в другом направлении. И не будем способны решить те или иные задачи. Если мы будем только заниматься развитием допустим того, что летает над водой, то мы потеряем возможности заниматься то, что ходит под водой. Там (неразборчиво) теперь меняют по нему. Оружие – техническое средство, и (неразборчиво). Поэтому, идет комплексная работа.

С. БУНТМАН: А можно сейчас… И из деталей будет понятно ещё и общее направление. Вот появилась информация, что вы как раз здесь переходите. Вы, как главком, возвращаетесь к строительству не атомных подводных лодок. Какие здесь есть и проекты, и что нужно делать, и что у нас с проблемами, которые существуют с не атомными подводными лодками? Проблемы двигателей, проблемы шума. Разные, которые связаны с современной войной на море? Готовности?

В. ЧИРКОВ: Строительство не атомных подводных лодок, оно началось вообще-то давно. Конечно, самый сложный технологический процесс, чтобы сделать саму воздухо-независимую установку, чтобы двигатель работал под водой как можно дольше. Тем самым, подводная лодка, погрузившись под воду, решает задачи в подводном положении, не всплывает, что было там 30-40-50 суток, решая эти задачи. Конечно, это сложный вопрос, промышленность этим вопросом занимается, и у нас программа такая есть. Мы этим вопросом занялись достаточно серьёзно. Потому, что особенно для дизельных подводных лодок, то естественно, им нужно было всплывать там 5-7 суток, 10 суток. Для того, чтобы подзаряжать аккумуляторную батарею, это естественно, сразу идёт возможность обнаружить подводную лодку, установить за ней слежение. То здесь такой возможности уже конечно не будет.

С. БУНТМАН: Это реально сделать сейчас всем?

В. ЧИРКОВ: Это реально.

С. БУНТМАН: И силами российской промышленности?

В. ЧИРКОВ: Именно, силами российской промышленности, это реально сделать.

А. ПИКУЛЕНКО: Можно утверждать, что подводный флот будет приоритетом развития вооруженных сил на флоте?

В. ЧИРКОВ: Ну, подводный флот – он конечно очень сложный сам по строительству. Естественно и по задачам, которые применяются, и один из них является стратегической ядерной силой. Конечно, это будет в приоритетном направлении. Оно было и останется. Но при этом подчеркну, что всё будет развиваться сбалансировано. И силы, морские силы общего назначения в том числе.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот в этой связи, что сейчас происходит с «Булавой»?

В. ЧИРКОВ: Значит, закончились испытания. Сегодня идет обработка документов, подготовка документов идет и проводится после выхода в море подводной лодки, её обслуживание для того, чтобы передать военно-морскому флоту.

С. БУНТМАН: Можно ли надеяться на то, что в ближайшее время будет передано в достаточном количестве, и с достаточной надежностью?

В. ЧИРКОВ: Есть программа строительства подводных лодок, мы идем с этой программой, и в этом году будем принимать ещё атомные подводные лодки, в соответствии с этой программой. Конечно, мы уделяем большое внимание качеству. Поэтому, скрупулезно ко всему придираемся. В соответствии (неразборчиво) техническими заданиями, которыми выдано промышленности для строительства и производства подводных лодок, и конечно всех видов оружия.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот только что вернулся из (неразборчиво), там научное сообщество очень переживает. Просило задать такой вопрос: «Чем уж плоха так «Синева» была, что решили от неё отказаться в пользу «Булавы»?

В. ЧИРКОВ: А никто не говорит, что она плохая или хорошая. Она выполняет свои задачи, в соответствии с заданием, которое было поставлено. Но есть вопросы, связанные и с безопасностью, и массой других вопросов. Поэтому, промышленность, она прекрасно знает, о чем задаёт вопросы.

С. БУНТМАН: А вот скажите, пожалуйста, какой степени надежности вы хотите добиться от ракетного вооружения? Вот оптимально, это как можно (неразборчиво). В процентах, или в чем?

В. ЧИРКОВ: Вообще конечно, я себе написал формулу такую одну. 0,9999... То есть, ноль был, с девятками до бесконечности. Ровнялась к единице. Вот к этому будем стремиться. Чтобы было надежно, чтобы было эффективно. Одна ракета, или один снаряд, одна цель.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, переход на сверхточное оружие.

В. ЧИРКОВ: Безусловно.

А. ПИКУЛЕНКО: А с точки зрения сверхмощности? Не секрет, что во всем мире сейчас идёт переход идёт от тех же ядерных боеприпасов, на сверхмощные, которые равные по мощности по сути дела, своим ядерным аналогам.

В. ЧИРКОВ: Ну это пока трудно сказать, что они будут такими же по мощности, как и ядерные боеприпасы. Но работа такая проводится.

С. БУНТМАН: Я хочу сказать, что задавайте свои вопросы, продолжайте. Тут есть несколько вопросов, которые я обязательно задам нашему гостю. Вице-адмиралу Чиркову, главнокомандующего военно-морским флотом РФ. Мы сейчас прервёмся на 5 минут, и будет 2-я часть нашей программы.

НОВОСТИ.

С. БУНТМАН: Мы продолжаем наш разговор с главнокомандующим военно-морским флотом РФ, вице-адмиралом Чирковым. Виктор Викторович, мы продолжим. Здесь ещё много вопросов. Много есть вопросов, и вопросов конкретных. Я по ним пошел, мы из них важные вещи как раз и произведем. «Переезд главного штаба в Петербург, как это скажется», — здесь написано, — «на боеспособности военно-морского флота РФ»?

В. ЧИРКОВ: Значит, переезд главного штаба военно-морского флота в Санкт-Петербург, никакого влияния на боеспособность военно-морского флота не окажет. Всё будет существовать в штатном режиме, существует система управления, которая достаточно эффективно решает все задачи.

С. БУНТМАН: Близко территориально ещё вопрос. Из Кронштадта вопрос: «На каком этапе сейчас находится строительство военно-учебного центра»?

В. ЧИРКОВ: Значит, военно-учебный центр, военно-морская академия, он сам по себе создан, функционирует в полном объёме. У него в состав вошли военно-морские институты, и научно-исследовательские институты. А так же, учебные центры военно-морского флота. Он функционирует, всё сегодня существует таким образом, что есть один руководитель – это начальник (неразборчиво), и здесь собрана вся наука, весь учебно-образовательный процесс, и всё идет по одной методологии. На наш взгляд, что-то сделано очень правильно. И нам удобно так работать. Потому, что существует трёхуровневая система подготовки. И мы к этому пришли, и когда я проводил сборы в этом году, в начале июня, в Санкт-Петербурге, как раз на базе военно-морского научно-учебного центра, мы это ещё раз подтвердили. Что один уровень – это военно-морские институты, где получает базовое образование офицер. Второй уровень – безусловно, это высшие специальные офицерские классы. Где идёт второй уровень, он готовит (неразборчиво) специалиста, или на должность командира корабля. И третий уровень – это непосредственно сама академия, где он получает ещё одно образование, уже штабное. Готовим его на должность начальника штаба, командира бригады. (Неразборчиво) получает образование оперативно-тактического звена.

А. ПИКУЛЕНКО: Но ведь есть же определенная специализация. Есть подводники там. Ну, не мне вам рассказывать, да? Вот раньше училища специализировались как раз по этому принципу. Вот что сейчас происходит с теми училищами, с теми, что в Пушкине раньше располагались. Эти базы закрываются, или они становятся некими филиалами, о которых вы сейчас рассказываете?

В. ЧИРКОВ: Они изначально стали сразу филиалами. Чтобы понимали.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, их никто не трогал.

В. ЧИРКОВ: Да. Они у нас остаются на месте. Но при этом хочу вам сказать, что я заканчивал (неразборчиво) училище. Нам там готовили и надводников, и подводников. Поэтому, такой узкой специализации, у нас только было одно училище, которое этим занималось. А так, принципиально готовили по всем направлениям. Единственное, что ладно, допустим на Дальнем Востоке. Там не учили ракетчиков. Но там больше готовили противолодочников. Поэтому такая, в отдельных моментах есть специализация. Там Калининградское училище, там артиллеристы, ракетчики готовятся. Но в принципе, готовят надводный, подводный флот, береговые части флота.

А. ПИКУЛЕНКО: А есть ли какой-то тип судов, которого вы видите приоритетным? И который там наиболее массово хотите строить, и развивать. И почему (неразборчиво).

В. ЧИРКОВ: Ну, я вот вначале передачи сказал, что мы строим флот сбалансированный. Под задачи, которые он будет решать. Поэтому массово что-то сказать, одно или другое, такого нет. Есть серия кораблей, и мы будем добиваться, чтобы было серийное строительство. Поскольку это и дешевле, и проще в эксплуатации. У нас и один из вопросов – это подготовка кадров. Нам проще учить, когда это всё будет сделано так. Конечно, в перспективе далекой будем переходить уже к модульному построению кораблей. Это такая программа, довольно-таки интересная.

С. БУНТМАН: Тут вопрос. Встык сразу вопрос и с подготовкой, и с принципиально нужно ли было. Вопрос с «Мистралями».

А. ПИКУЛЕНКО: С «Мистралями», да?

С. БУНТМАН: Да.

В. ЧИРКОВ: Значит, вопрос с «Мистралями» решен, мы их закупаем, это есть указ президента по этому вопросу, и мы не будем его обсуждать. То, что нужно? Да, нужно. Это новое, это интересное. Мы получим, отработаем, а дальше уже будем строить может быть и больше своих кораблей такого класса. Поэтому, я вам (неразборчиво). Сегодня существует программа, до 20-го года. В соответствии с программой этой, мы решаем эти задачи.

С. БУНТМАН: Вот спрашивают… Не наносит ли… Я прошу прощения (неразборчиво).

В. ЧИРКОВ: Экономический ущерб?

С. БУНТМАН: Ущерб собственному судостроению, вот это вечный был вопрос, покупка таких кораблей (неразборчиво).

В. ЧИРКОВ: Я считаю, что ущерб собственному кораблестроению не наносит.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот раз вы его закупаете, значит эти суда обладают какими-то конкурентными боевыми преимуществами. Что это за преимущества?

В. ЧИРКОВ: Значит, ну, в первую очередь наверное больше не столько боевые преимущества, сколько наверное эксплуатационные преимущества. Ну и плюс там то, что мы строим по одним технологиям корабли, то западные страны немножко по другим технологиям строят. В принципе, боевые возможности в нём заложены. Такие, чтобы достаточно большое количество десантов на нём было, плюс вертолеты. Ну и у нас там других характеристик, связанных непосредственно с боевым применением уже самого «Мистраля».

А. ПИКУЛЕНКО: Потребуется вот для управления такими умными кораблями, качественно менять подготовку личного состава?

В. ЧИРКОВ: Конечно, придётся нам менять подготовку, и мы спланировали. Мы будем отбирать на эти корабли по конкурсу, служить офицеров и личный состав. После этого мы договариваемся, чтобы часть личного состава прошла подготовку и непосредственно во Франции. Потому, что нужно изучить более тонко вопросы, связанные с эксплуатацией материальной части. Такая программа есть, и со следующего года мы приступаем уже работать.

С. БУНТМАН: А скажите, подготовка и служба на «Мистралях», она даст что-то, как опыт для всего военно-морского флота?

В. ЧИРКОВ: Безусловно, даст. Потому, что подход уже немножко там будет другой. И сама компоновка корабля не такая, как у нас. Поэтому, даст возможность, и посмотрим, как будем эксплуатировать этот корабль. Поэтому, программа такая существует, что мы два закупаем «Мистраля», а потом смотрим, эксплуатируем, и дальше строим уже на своих верфях, с помощью французской стороны.

А. ПИКУЛЕНКО: А какие задачи будет выполнять «Мистраль»? Вот очень много вопросов по «Мистрали» идут. С точки зрения, да…

С. БУНТМАН: Были разноречивые сведения об этом.

А. ПИКУЛЕНКО: С точки зрения его боевого предназначения. Там кто-то считает, что это такой, командный пункт идеальный.

С. БУНТМАН: Да. Кто-то считает, что десантный, кто-то считает, что (неразборчиво) несущий, прежде всего.

В. ЧИРКОВ: Как корабль, он по своему предназначению, он даже так называется: «Десантный корабль – вертолетоносец док», да? То есть, он решает вот эти задачи. И вертолеты на борту есть, и док-камеры есть для того, чтобы там находились правсредства. Такие они будут в перспективе. И так же находилась техника, и личный состав. Безусловно, там есть помещение для размещения командного пункта. Я был сам на «Мистрале», достаточно удобно для того, чтобы можно было работать. Его можно использовать под разные задачи. И проводить, допустим, и как плавучий госпиталь, и как базу, и так далее. То есть, достаточно большой спектр. Судно само по себе очень… Вернее, корабль очень универсален.

С. БУНТМАН: Здесь вопрос такой, любопытный. Вопрос такой: «Их скорость 18 узлов. Кто их будет охранять в открытом море»?

В. ЧИРКОВ: Значит, ну, во-первых, на сегодняшний день на нас никто не собирается нападать – это одно. Второе ,18 узлов – это экономическая скорость. Это экономических ход, который в принципе, позволяет переходить из одной точки в другую, на достаточно большое расстояние, 9000 миль. Это достаточно большое расстояние, чтобы решать в любой точке операционной зоны флот. Одного или другого. И переходить с одного флота на другой. (Неразборчиво) маневр.

С. БУНТМАН: Вот скажите, пожалуйста, Виктор Викторович, вот как… Насколько часто, и насколько постоянно российский флот, российские корабли будут находиться на достаточном удалении от своих баз, и будут присутствовать в различных точках мирового океана? Насколько это перспектива, и насколько это концептуально?

В. ЧИРКОВ: Значит, для того, чтобы офицер, матрос, который служит на корабле, по-настоящему владел своей техникой, безусловно, нужны дальние походы. Корабли, исторически уже сложилось так, что они решают эту задачу далеко от берегов России. Задача такая стоит перед нами, дальнее плавание. Она и будет продолжаться. Это и демонстрация российского флага, безусловно. Это и решение сегодня задач по борьбе с пиратством, вы об этом тоже знаете прекрасно. Дальше необходима и практика, получение опыта. Поэтому, задач очень много, и будем их решать все.

С. БУНТМАН: Но это будет больше, чем сейчас? Или больше, чем в последнее время?

В. ЧИРКОВ: Ну, можно как сказать, больше или меньше? Мы сегодня ходим достаточно часто в море, и существует план. Мы в этом году вот план сейчас в августе – сентябре планируем мероприятие, в октябре заканчиваем планирование, подписываем документы, утверждаем. И на следующий год этот план будет так же, как и в этом году. У нас сегодня находятся корабли в средиземном море, в индийском океане. Решает задачи в Балтийском море, проводим совместные учения и на Северном флоте. Сегодня он возвращает корабли тихоокеанского флота. Поэтому, достаточно решают все активно задачи во всём Мировом океане.

С. БУНТМАН: А скажите, пожалуйста, вот такой флот любой большой морской державы, это фактор сдерживания в предотвращении крупный конфликтов. Какую роль играет российский военно-морской флот? Играет ли он значительную роль вот в этом мировом сдерживании, скажем так.

В. ЧИРКОВ: Безусловно, военно-морской флот, у него одна из задач, такая существует на море. Сдерживающий фактор от любой агрессии, которая нам грозит с моря, и на море непосредственно. Поэтому, вот когда оно началось, мероприятие по борьбе с пиратством. Вы помните, да? Первый корабль Балтийского флота, сторожевой корабль «Неустрашимый», он первый пошел, и решал задачи по борьбе с пиратством.

С. БУНТМАН: Взаимодействие с другими флотами, это прежде всего с американскими, или с какими?

В. ЧИРКОВ: Мы одновременно взаимодействуем и с флотом США, и с французскими кораблями, и личным составом. И германским флотом. На Дальнем Востоке тоже США, да и Китай. Военно-морские Индии, достаточно большой спектр задач, и проводим мы совместно учение. Не одно государство, а там присутствует несколько государств.

С. БУНТМАН: Ну кстати, с государственными окрестными и в основном, с новыми государствами, нормализировались ли на ваш взгляд, и в перспективе тоже взаимоотношения я Украиной, по поводу и Севастополя, и взаимодействия с военно-морскими силами Украины. Вот нормализировалось ли это?

В. ЧИРКОВ: Я вам скажу так. Я буквально несколько дней находился в Севастополе, проводил там проверку, заодно проводил обучение личного состава офицеров, методике проведения боевой подготовки. И встречался я с украинскими коллегами, как раз первая репетиция была парада, который состоится завтра в день военно-морского флота. И будет проводиться совместно российско-украинский, военно-морской парад. Это говорит о том, что мы живём в дружбе, согласии, и у нас есть общие интересы. И мы переговорили по поводу проведения в дальнейшем совместных учений не только там по спасению на море, но и ряда других задач решить, для того, чтобы ещё больше сбежаться.

А. ПИКУЛЕНКО: Интересный управленческий вопрос, да?

С. БУНТМАН: Да.

А. ПИКУЛЕНКО: Кто сейчас руководит флотами? Главком, или командующие сухопутными округами? Военными округами? Наверное, корректнее спросить ни кто руководит, а как вот выстраивается взаимодействие.

В. ЧИРКОВ: Я вас понял. На сегодняшний день существует структура управления. Генеральный штаб, оперативно стратегическое командование, о четырех направлениях. В состав оперативно-стратегического командования входят флоты. Поэтому, управление идет вот таким образом. Генеральный штаб, округа, и флоты. У главнокомандующего военно-морским флотом, у него задачи как были, так они и остались. И мы эти задачи решаем. То, что касается именно руководства военно-морским флотом.

С. БУНТМАН: Здесь вопрос есть совершенствования баз Северного флота. Здесь волнует многих наших слушателей именно Северный флот.

В. ЧИРКОВ: Значит, существует программа по развитию военно-морских баз. В том числе и северного флота. И сегодня мы уже приступили там к строительству и пирсов, и ряда других там объектов. Поэтому на каждом флоте, есть программа строительства и развития флота. В соответствии с этой программы и идет развитие.

А. ПИКУЛЕНКО: А какая есть программа, с точки зрения развития вооружений? Вот чем должен быть оснащён современный корабль боевой, и какие виды вооружения устанавливаются, и какие приоритетные для вас являются?

В. ЧИРКОВ: Ну, уже раз коснулись этой темы немножко. Корабль – это вообще сбалансированный организм. Он не может сегодня решать задачи в одной сфере. Он решает задачи в сфере воздушной, противовоздушной обороны, задачи по поражению. Надводных целей противника, задачи по поражению береговых объектов. И естественно, подводных лодок. Вот это корабль, вот он в таком плане и строится. Маленький решает свои задачи, в тактическом уровне, Большой корабль, он уже решает задачи стратегического сдерживания.

А. ПИКУЛЕНКО: И вот в этой связи, какие сейчас вооружения устанавливаются на корабле? Самое перспективное?

В. ЧИРКОВ: На кораблях перспективное – то, что мы недавно испытали, это ракета «Калибр». В перспективе – это ракета (неразборчиво), и ряд других.

А. ПИКУЛЕНКО: А если сравнивать с сухопутными образцами, это что?

В. ЧИРКОВ: Мы сегодня старается строить так вооруженные силы, чтобы ракеты, артиллерия, всё было многофункционально. Это всё с точки зрения экономики дешевле получается. И плюс, качество повышается. Поэтому, отдельные образцы вооружения, они в принципе похожи. Что на корабле, что на берегу стоящее. Это то, что решает задачи по надводным кораблям, по артиллерийским установкам, и зенитно-ракетным комплексам.

С. БУНТМАН: Скажите, пожалуйста, вот два вопроса, в связи с вооружениями. Совершенствуется, или какими темпами, или каким образом совершенствуется именно (неразборчиво). И нужно ли оно, артиллерийское вооружение корабля?

В. ЧИРКОВ: На эту темы мы уже не раз говорили. Что конечно нужно артиллерийское вооружение. Потому, что существуют разные цели. Разные объекты поражения. Поэтому и артиллерия нужна. Она и мелкокалиберная, и крупнокалиберная артиллерия.

С. БУНТМАН: Ну, она должна быть современная и перспективная.

В. ЧИРКОВ: Ну, конечно, безусловно. Поэтому (неразборчиво) сойдет сегодня артиллерийских установок, более компактные, легкие. И самое главное для того, чтобы выполнять эти задачи, там должен быть кроме самой установки, наверное ещё и боеприпасы. Вот это работа такая проводится, чтобы боеприпасы решали бы задачи более эффективно.

С. БУНТМАН: Как промышленность наша на это отвечает?

В. ЧИРКОВ: Промышленность наша отвечает, что создаёт новые артиллерийские установки на новых кораблях. «АРТ» — установки. «АРТ-190», уже нового поколения идут. Поэтому, задача такая стоит, и занимается.

А. ПИКУЛЕНКО: Виктор Викторович, а как вы сами определяете свои проблемы? Вот что самое сложное для вас там? Вот 3-4 проблемы.

В. ЧИРКОВ: Ну, на сегодняшний день, одна из сложных проблем наверное, это конечно подготовка кадров. Потому, что нам нужно хорошо подготовить личный состав, чтобы он грамотно эксплуатировал военную технику. Подготовить хорошего руководителя – офицера, который не только бы управлял системами, но ещё и управлял бы людьми. И мог грамотно готовить. Второе направление, я немножко коснулся конечно, это наука и образование, безусловно. Третье, конечно, это хочется, чтобы то, что спланировали в перспективе, это создание новых кораблей, подводных лодок, летательных аппаратов для военно-морского флота. Всё-таки мы добились той цели, которая поставлена. И вот эта вот цифра 0,999… в конце концов она получилась.

С. БУНТМАН: А скажите, пожалуйста, здесь отдельный вопрос задают об авианесущих кораблях. Короче говоря, об авианосцах в быту.

В. ЧИРКОВ: Значит, ну нас наш авианосец «Кузнецов», он существует. Сегодня мы получаем на него новые летательные аппараты. Это «МИГ-29К», или «Q». И в перспективе авианосец наш и останется. Существует у нас программа дальнейшая, в перспективе. В развитии авианосного флота. Но это в перспективе. На сегодняшний день мы занимаемся эскизными проектами, и готовим для доклада высшему руководству.

А. ПИКУЛЕНКО: А какой у вас инструмент, институт прогнозирует желательный облик вооруженных сил? В Америке есть «Дарпа», так называемое, да? Агентство перспективных разработок. Вот как вы, с помощью какого инструмента, и кто советует вам, какой должен быть флот через 30 лет, например.

В. ЧИРКОВ: Ну, я вам сразу отвечу, что для этого и создан военно-научный, учебный центр военно-морская академия. В её состав вошли все научно-образовательные институты. Вот они мне и готовят данные все, и предложения, и разрабатывают (неразборчиво) задания для перспективных кораблей, летательных аппаратов, и береговых комплексов.

С. БУНТМАН: Скажите, пожалуйста, из флотов, которые существуют у нас. Я понимаю, что на это сложно ответить. Какой наиболее интенсивный, из наших существующих флотов, нужно развивать?

В. ЧИРКОВ: Я вам так скажу, что приоритет к какому-то флоту развития, сегодня дать трудно. Потому, что у каждого флота есть свои задачи.

С. БУНТМАН: Специфика, и свои задачи.

В. ЧИРКОВ: Да, свои задачи. Поэтому, строительство флотов идет в соответствии с задачами, которые перед ним встают. Безусловно конечно, у нас северные тихоокеанские флоты, это флоты океанской зоны. И крупные большие корабли находятся там. А флот Черноморский, и Балтийский флот, там корабли как правило второго ранга. Ну, есть корабли ещё первого ранга. Как правило, это единицы. Для задач, которые перед ними встают, это достаточно. Поэтому я хочу вам сказать, что допустим, Балтийский флот, он вроде маленький так, а решает задачи. Сегодня идет колоссальное строительство надводных кораблей. И вся нагрузка сегодня лежит именно на Балтийском флоте, по испытанию кораблей, подводных лодок. Как для России, так и для наших партнеров.

С. БУНТМАН: А скажите, пожалуйста, ещё есть ли специфические задачи, которые должен выполняют военно-морской флот. Такие, как защита, обеспечение, и мирные деятельности. И существование и экономической деятельности, и так далее… России. Есть ли специфические задачи, как они рассматриваются?

В. ЧИРКОВ: есть задачи и мирного времени, и военного времени. Ну, мирное время мы безусловно занимаемся обеспечением безопасности национальных интересов в РФ. А федерации в нашей зоне ответственности флотов. Это и территориальное море, это и капитальный Шель, и задачи по освоению Северного ледовитого океана, с учетом прогноз – развития обстановки, которое существует. И мы понимаем прекрасно, что сегодня нужно задачи решать многофункционально. И как изучать и дно мирового океана, изучать гидро-метеообстановку. Поэтому, у нас есть гидрофическая служба, которая занимается такими вот специфическими вопросами. А задача военно-морского флота – это обеспечить стабильность и безопасность нашего государства в любой точке мирового океана.

С. БУНТМАН: А скажите, пожалуйста, ещё вот такой вот вопрос. Вот всё-таки, задача этого года, вот остаётся половина года. Вот сегодня от праздника завтрашнего остаётся до нового года. Вот что вам, как главнокомандующему, надо решить вот в это время? Вот Толя спрашивал о перспективе, самые главные задачи. Вот именно, насущные вот сейчас.

В. ЧИРКОВ: Насущные проблемы – мы каждый год заканчиваем проведением командно-штабного учения. Когда вот подходит год, и мы проводим учение в составе… Сегодня говорим группировок вооруженных сил, междувидовой группировкой. И вот эта подготовка сегодня идет к командно-штабному учению, которое будет проходить у нас на юге. Это вот главная такая задача, которую мы сегодня готовим и проводим. Но у каждого флота есть свои мероприятия, которыми они занимаются непосредственно.

А. ПИКУЛЕНКО: Что сейчас происходит с молодыми лейтенантами? Вот уже года 3, как мне кажется, училища не делают выпуски. И вы чувствуете, что уже появляется какая-то проблема, или вас это не затронуло?

В. ЧИРКОВ: На сегодняшний день, у нас выпуск в этом году прошел, и лейтенантов мы всех распределили по флотам. Поэтому пока мы не ощущаем, что у нас не хватает офицеров. Они у нас есть, достаточно. Отдельный вопрос, (неразборчиво) почему там перерыв был, и что делать. Поэтому, когда шел такой процесс, то нужно было разобраться немножко, кого мы готовим, и как готовим, и к чему готовим. Поступает новая техника, новое вооружение. Конечно, мы должны готовить людей уже вот именно к новой современной технике, вооружению. Потом у нас достаточно офицеров, чтобы служить на кораблях флота.

С. БУНТМАН: Виктор Викторович, вот к концу, прежде чем мы и так разойдемся, и поздравим друг друга, и всех наших слушателей с праздником, давайте ещё одну новость всё-таки, которая чрезвычайно противоречива, давайте как-нибудь здесь поставим точки над i. На счет удаленных баз будь то Вьетнам, Сейшелы, и так далее. Идут ли какие-то работы, не идут? Потому, что говорят совершенно разное, из разных источников.

В. ЧИРКОВ: Что я вам отвечу? Что это задача не военно-морского флота. Это задача высшего практического руководства, министерства иностранных дел. Поэтому я думаю, нужно спросить не меня.

С. БУНТМАН: То есть, это политика, а не флот.

В. ЧИРКОВ: Да, правильно. Флот — он предназначен, чтобы обеспечить стабильность в нашем государстве в любой точке мирового океана. Это моя задача и я её решаю.

С. БУНТМАН: Хорошо. Тогда мы можем совершенно спокойно сейчас уже поздравить моряков с самым замечательным… Как хорошо, что летом этот праздник.

В. ЧИРКОВ: Да.

С. БУНТМАН: Он всегда, всю жизнь помню, последнее воскресение июля…

В. ЧИРКОВ: С праздником!

С. БУНТМАН: Что это замечательный праздник, день военно-морского флота. И что давайте вспомним, что как-то мы последние годы, там лет 15-20, всё думали, что это такое. Дорогостоящая игрушка Петра, или необходимость, которая существует у нас, военно-морской флот. (Неразборчиво) он приходит сейчас. Все-таки, это необходимости жизни для (неразборчиво).

В. ЧИРКОВ: Необходимости жизни, безусловно. И я вам скажу, что местная роль военно-морского флота, она будет всё время расти.

С. БУНТМАН: Ну что же, давайте, чтобы и жили хорошо, и офицеры, и матросы, и адмиралы, и все.

В. ЧИРКОВ: Да. Для этого сегодня государство для нас создаёт все условия.

А. ПИКУЛЕНКО: Надбавка серьёзная? Чувствуется?

В. ЧИРКОВ: Надбавка серьезная. И то, что строится огромное количество квартир, я вам скажу. Вот команда Балтийским флотом, вся программа строительства жилья, программа строительства служебного жилья, достаточно идет эффективно, и в достаточном количестве.

С. БУНТМАН: И в этом отношении, и Северный флот, который всегда представлял как-то, очень большие проблемы.

В. ЧИРКОВ: Значит, я вам скажу, что в Калининград очередь стоит, чтобы получать там квартиры. Из Северного флота, из Дальнего Востока, со всех мест, где проходят службу офицеры. Достаточно хорошее место для того, чтобы там жить.

А. ПИКУЛЕНКО: Офицеры в Европу стремятся, поближе туда.

В. ЧИРКОВ: Может быть не столько офицеры, сколько их семьи стремятся. Климат хороший, место для жизни…

С. БУНТМАН: Вообще, все эти базы, и Калининград, и Балтийск, все чудесные совершенно места. Хорошо…

В. ЧИРКОВ: Тем более, такое строительство идет, достаточно красиво. Даже вот за время службы моей в Калининграде, дам достаточно хорошо и город сам развился.

С. БУНТМАН: Хорошо. Чудесно, но будем следить и за проблемами, и за решением их. А вам успехов.

В. ЧИРКОВ: Спасибо большое, ещё раз с праздником всех.

С. БУНТМАН: Спасибо, и с праздником. У нас в гостях был Виктор Чирков, главнокомандующий военно-морского флота РФ, вице-адмирал Чирков Виктор Викторович. Спасибо вам большое, до свидания.

В. ЧИРКОВ: Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире