'Вопросы к интервью

С.БУНТМАН: Добрый день, ведущий Анатолий Ермолин, Сергей Бунтман и сегодня мы встречаемся с заместителем командующего ВДВ, генерал-майором Александром Ленцовым. Александр Иванович, добрый день.

А.ЛЕНЦОВ: Добрый день





С.БУНТМАН: Ну, у нас, я должен предупредить наших слушателей и зрителей потенциальных, что мы записали передачу о военной разведке и поздравляем со вчерашним праздником военных разведчиков всех, и в следующую субботу на радиостанции «Эхо Москвы» в наше обычное время эта программа пойдет, немножко отложили. Но сейчас очень нам хотелось и, спасибо большое, Александр Иванович, хотелось нам узнать и причем как-то от командования ВДВ о ситуации в ВДВ в связи с тем, что это требует разъяснений сейчас, требует повторения. Хотя, должен сказать для честности, Толь, что и мы в нашей программе постоянно рассказываем. И было у нас несколько встреч с командованием ВДВ. И что мы постоянно рассказываем о том, что происходит в ВДВ.

А.ЕРМОЛИН: И Александр Иванович рассказывал.

С.БУНТМАН: Да, и Александр Иванович, конечно, рассказывал, и командующий рассказывал. В общем-то, мы все время об этом говорим. И от Генерального штаба нам рассказывали.

А.ЕРМОЛИН: У меня вообще такое ощущение, что как раз десантные войска меньше всего затронули реформы, которые так по-живому режут другие виды и рода войск. Или я ошибаюсь?

А.ЛЕНЦОВ: Ну, отвечая на вопрос ситуации ВДВ. Ситуация в ВДВ управляемая, стабильная, находящаяся под постоянным контролем Генерального штаба и министра обороны нашего Анатолия Эдуардовича Сердюкова. Все те цели, которые ставились командованию ВДВ по переходу на новый облик в 2009-2010 году, стабильно выполняются. Согласно утвержденного решения командующего ВДВ, которое было доложено министру обороны и утверждено им, структурных изменений ВДВ практически не претерпели.

С.БУНТМАН: Вот, почему? Надо объяснить, почему? Потому что «ой, мы оставим ВДВ, не будем трогать». Нет, ну потому что… Анализировалась ситуация со структурой ВДВ при переходе на новый облик?

А.ЛЕНЦОВ: Безусловно. Потому что система управления и применения ВДВ сейчас, в настоящее время прежде всего предусматривает использование подразделений, частей и соединений не только из организационно-штатной структуры, а прежде всего по их предназначению для выполнения боевых и учебно-боевых задач. Боевых задач как в военное, так и в мирное время, те задачи, которые решали ВДВ.

Они самостоятельный род войск как были, так и остались – это неоднократно подчеркивалось начальником Генштаба, министром обороны, председателем правительства. И Дмитрий Анатольевич Медведев тоже подчеркивал: ВДВ как были, так есть и будут родом войск. По крайней мере, в перспективе развития ВДВ до 2016 года в настоящее время даже и не рассматривается. Я считаю, что это даже будущая перспектива, до 2020 года как минимум, пока будут новые структурные изменения, которые произошли в новом облике вооруженных сил в настоящее время, будут проходить, где-то утверждаться, не остановятся, естественно, на достигнутом. Вот бригада, вот оперативно-стратегическое командование и это не говорит о том, что оно будет так. Постоянно идет поиск чего-то нового.

Так вот, ВДВ сегодня как никогда должны и оставаться именно в этой структуре, потому что они являлись и являются резервом Верховного Главнокомандующего, подчиняются лично министру обороны и начальнику Генштаба для решения внезапно возникнувших задач в мирное время и для решения тех задач, которые предназначены по оперативному предназначению в военное время.

Также ВДВ будут в перспективе, по всей вероятности войдут в силы специальных операций. Этот вопрос изучается в ВДВ, в Генштабе, командующим ВДВ буквально накануне за пару дней до доклада министру обороны концепция развития ВДВ. Если бы не случился вот этот несчастный случай, ДТП, банальнейший несчастный случай, то командующий бы доложил министру обороны свое видение. Но в связи с тем, что случилось ДТП, министр обороны принял решение, что после возвращения из госпиталя рассмотрит этот вопрос как уже командующий будет докладывать.

С.БУНТМАН: Каково состояние командующего сейчас?

А.ЛЕНЦОВ: Состояние командующего соответствует травме, которая получена им. Пару дней назад были мы, заместители у командующего ВДВ нашего, Владимира Анатольевича Шаманова. Практически всеми частями и конечностями движет, уже рвется в бой. Знаете вы, что и Владимир Владимирович Путин был, и Анатолий Эдуардович Сердюков, министр обороны был. Вчера наш патриарх был Кирилл и сегодня с утра начальник Генштаба. То есть он без внимания не остается, настроение у него бодрое, оптимистичное, рвется в бой.

С.БУНТМАН: Александр Иванович, но тем не менее, скажите тогда, пожалуйста, чем недовольна группа ветеранов ВДВ? Вот, после сентября, после многократно описанного случая конфликта, критики, очень серьезного недовольства министра обороны, ответное недовольство и ветеранов ВДВ, и завтра буквально, 7 числа собирается очень крупный митинг на Поклонной горе. Вот, в чем вы видите причину и в чем вы видите пути разрешения этой ситуации?

А.ЛЕНЦОВ: Вы знаете, говорить о причине – это будет, наверное, как таковой причины командование ВДВ не видит в этом. Почему? Потому что, в основном, пользуются наши ветераны СМИ, а СМИ не все излагают объективную картину тех или иных вопросов.

С.БУНТМАН: Как рассказывают, так и излагают.

А.ЛЕНЦОВ: Ну, смотря, кто как излагает эти вопросы. По крайней мере, когда поднимаются вопросы и говорится о том, что, вот, наш министр обороны Анатолий Эдуардович Сердюков не удовлетворен теми или иными решениями, которые принимаются ВДВ, то я вам скажу, это исключительно необоснованно. Исходя из того, приведу вам просто пример.

Год назад Владимир Анатольевич назначен на эту должность. Назначен из числа нескольких кандидатур, которые рассматривались и конкретно его отстаивал именно Анатолий Эдуардович. А Владимир Анатольевич в то время был начальником главного управления боевой подготовки, занимал очень высокую должность в Вооруженных силах. Но ВДВ министр обороны лично настоял и просил, чтобы назначили Владимира Анатольевича. И в течение всего года, сколько работали, я не скажу, что все проходило гладко. Были, естественно, обоснованные предложения, те или иные. Но все они принимались. Если обосновали ВДВ, я одной из заслуг скажу нашего министра обороны – большое спасибо от имени всех и действующих десантников, и ветеранов – большое спасибо то, что благодаря обоснованности решений, принятых командующим и утвержденных министром обороны, ВДВ и остались в той структуре, в которой они сейчас есть. И практически кроме органа управления, практически все войска, все подразделения, части стали именно в той структуре, в которой и были.

Здесь же хочу акцентировать внимание на таком вопросе. Возможно, слухи о передислокации тех или иных органов управления. В частности, поднимался вопрос о передислокации штаба ВДВ. Тоже готовились обоснованные решения командующим, они рассматривались и утверждались на коллегии Министерства обороны о целесообразности того или иного перемещения. Да, рассматривался вопрос о перемещении штаба ВДВ на Фрунзенскую набережную. Этот вопрос изучался, рассчитывался, докладывался. Пока сказали, в ближайшее время этот вопрос неактуален, потому что в том числе и средств недостаточно.

С.БУНТМАН: Вообще вопросы о перемещениях – они многие откладываются сейчас. Это в цепи других перемещений главных штабов, видов Вооруженных сил, родов и так далее.

А.ЛЕНЦОВ: Ну, вы знаете, с сокращением органов управления, оптимизацией этих органов управления основная-то задумка и цель, которая поставлена перед органами управления, чтобы они не дублировали друг друга ни внутри органа управления, ни один орган управления не дублировал другой. И в связи с этой оптимизацией высвободилось очень много территорий у нас в Москве, где были наши штабы. Так вот сейчас исходить из того, что содержать 1, 2 или 3 городка, где можно объединить тот или иной орган управления, ну, это, с одной стороны, сложный процесс. С другой стороны, из-за его сложности и нужно этот процесс, по крайней мере, требует расчетов, требует грамотного и обоснованного принятия решения. Поэтому когда ставятся вот эти вопросы… Ну, наши десантники привыкли, уже десятилетий сколько, 80 лет ВДВ существует и с 60-х годов штаб ВДВ находится на Матросской тишине. Прежде всего вопрос задают: «А куда мы? А куда мы будем ходить? Кто нас будет объединять? Как мы будем с нашим знаменем ВДВ?» Но мы их постоянно успокаиваем на встречах с ветеранами ВДВ, что мы резерв Верховного Главнокомандующего, и Верховный Главнокомандующий, министр обороны и начальник Генштаба свой резерв никому не отдадут.

С.БУНТМАН: Рушить не будет.

А.ЛЕНЦОВ: Рушить не будет и не отдаст.

С.БУНТМАН: Так что если подытожить, Александр Иванович, то назначение Шаманова – это не в пику Сердюкову? Я по-простому спрошу.

А.ЛЕНЦОВ: А я вам по-простому скажу. Это была инициатива Анатолия Эдуардовича Сердюкова, нашего министра обороны, и даже вспоминая накануне назначения, наверное, по весне, у нас в бригаде в Теплом Стане министр обороны проводил сборы, потом подводил итоги этих сборов и Владимиру Анатольевичу сказал: «Придется тебе скоро сюда направить свои основные усилия на ВДВ». Это прошло так вот, одной строчкой, одной, вернее, фразой. В то время еще Валерий Евгеньевич Евтухович командовал ВДВ. Ну, как вы знаете, по достижении предельного возраста он убыл на заслуженный отдых. То есть это планировалось заранее и заранее он шел на эту должность.

С.БУНТМАН: Понятно.

А.ЛЕНЦОВ: Поэтому я считаю, там полное взаимопонимание. Если бы не было взаимопонимания, то тех бы успехов, которые были в течение этого года достигнуты – еще раз акцентирую внимание на том вопросе, который вы задали первым – сохранилась структура ВДВ, система управления ВДВ, дислокация соединений и частей ВДВ. Сейчас те проблемные вопросы, которые решаются… Ну, тоже не решаются. По статусу нашего Рязанского воздушно-десантного училища.

С.БУНТМАН: Вот об этом и сейчас спрашивают, и все время об этом идет разговор.

А.ЛЕНЦОВ: По статусу Рязанского воздушно-десантного училища – этот вопрос подымался и задавался. Командующий, я считаю, что как Николай Александрович Панков постоянно подчеркивает. Да, Рязанское воздушно-десантное училище осталось имени Василия Филипповича Маргелова, так оно все осталось. Но в документах оно прошло, по всей вероятности, стали его наименовать в документальной переписке ВУЗ Общевойсковой академии.

Решение по нему принято. Сейчас командующий ставит вопрос, чтобы оперативное подчинение Рязанского воздушно-десантного училища – оно как было, так и осталось за командующим ВДВ. Он управлял кадровой политикой в училище, он отвечал за квалификационные требования, программы подготовки наших выпускников училища. Но в то же время ту составляющую, которая отвечает за образовательный процесс, — это подготовка профессорско-преподавательского состава, это обучение – это должно лежать, прежде всего, на плечах профессионалов нашего 5-го управления. И мы этот вопрос так и рассматриваем.

Профессионалы, как образовательный процесс должен быть там, а исторически сложившиеся традиции Рязанского воздушно-десантного училища, и обратились, и оно рассматривалось и рассматривается, и принципиально Николай Александрович Панков неоднократно подчеркивал: «Этот вопрос решаем и он будет решен в ближайшее время».

А.ЕРМОЛИН: Ну, вот, с другими видами и родами войск, в общем-то, более-менее понятно, что такое для них новый облик. Но у вас это все было, у вас всегда были части постоянной боеготовности, вы всегда были мобильны, вы всегда были готовы действовать в любой ситуации и мгновенно. А что значит для вас новый облик? Вот, вы стоите на месте или у вас какие-то ориентиры более продвинутые, чем у других военнослужащих? Ну, видов и родов войск я имею в виду.

А.ЛЕНЦОВ: Ну, я вам скажу первое. Мы не можем быть оторваны от государства. Мы не можем быть оторваны от Вооруженных сил, мы не что-то сверхъестественное. Мы только выполняем порой специфические задачи на тех или иных регионах. И если говорить о новом облике, то я вновь акцентирую внимание на таких вопросах. Оптимизация органов управления – она коснулась ВДВ, как и все Вооруженные силы. Здесь мы работаем именно в том формате, которым определяется, разобраться глубоко с функциональными обязанностями каждого должностного лица, и эти функциональные обязанности должны соответствовать его штатной должности по предназначению. То есть, в основном, в ВДВ затронули именно систему управления.

При переходе на новый облик у нас эскадрильи в составе соединений были военно-транспортные, но их перевели (эскадрильи) в состав ВВС. Но они как дислоцировались вместе с дивизиями, так они и остались. Как выполняли программу прыжков мы в тесном взаимодействии с командирами эскадрилий, которые входили организационно в состав ВДВ, те же самые эскадрильи под теми же наименованиями и остались. Те же пункты дислокации, где они и дислоцировались, только управление в единой системе ВВС сейчас ими осуществляется.

Далее я сказал, структурных изменений сами соединения и части не претерпели. Я скажу последнее, наверное. У нас были структурные изменения еще до перехода на новый облик, еще командующим был Александр Петрович Колмаков. Экспериментировали над теми или иными подразделениями, над организационно-штатной структурой внутри ВДВ. Начальником Генштаба поставлена такая задача: «Пожалуйста, оптимизировать внутри ВДВ за счет численности ВДВ. Пожалуйста. Только обосновывайте целесообразность, необходимость». Пример приведу. С приходом Владимира Анатольевича Шаманова в ВДВ развернуты зенитно-ракетные полки. Вот везде как будто сокращаются, у нас были дивизионы зенитно-ракетные, в ВДВ развернули зенитно-ракетные полки. Это что? В пику кому-то или нет? Естественно, есть разумное – утвердили, нет чего-то разумного – ну, по крайней мере, мелкими шагами мы потихоньку идем, мы уже занимаемся внутри воздушно-десантных войск изучением и изменением тех или иных подразделений.

По дислокации я уже говорил: все абсолютно без изменений, все остались на своих местах, соединения, части и подразделения. Оптимизированы у нас базы хранения. У нас сейчас 2 основные базы – с дислокацией та прежняя, которая осталась пока, ну, они будут укрупняться в районе Орехово-Зуево. Ну, этим занимаются специалисты, которые этими базами занимаются. Оптимизация коснется именно вот этой структуры, баз ВДВ. Боевых подразделений, подразделений боевого обеспечения это не касается. То есть выполнить ВДВ в настоящей организационно-штатной структуре, которая и была, которая осталась, готовы в любое время.

С.БУНТМАН: Александр Иванович Ленцов, заместитель командующего ВДВ у нас в «Военном совете» — смотрите видеотрансляцию, задавайте вопросы +7 985 970-45-45. Мы продолжим с вами через 5 минут нашу программу.

НОВОСТИ

С.БУНТМАН: Ведущие – Анатолий Ермолин, Сергей Бунтман и у нас в гостях сегодня заместитель командующего ВДВ РФ генерал-майор Ленцов. Александр Иванович, мы продолжаем разговор. Сейчас и об учениях мы поговорим. Один вопрос здесь задали слушатели про Рязанское училище. «Почему не было набора?»

А.ЕРМОЛИН: Ну да. Раз нет сокращения, то почему не набираете курсантов?

А.ЛЕНЦОВ: Ну, вы знаете, сейчас очень много офицерского корпуса находится в распоряжении в том числе в ВДВ. Ну, много по нашим понятиям. Если в соединении до 40 человек находится на сержантских должностях или в распоряжении…

С.БУНТМАН: У вас тоже, да?

А.ЛЕНЦОВ: Да-да-да. Это коснулось при оптимизации прежде всего органов управления. То, в целом, по Вооруженным силам сократили же воинские части, соединения, части. Только части постоянной боевой готовности остались. Поэтому принято было решение: зачем набирать людей, чтобы 4-5 лет учить и через 5 лет его выпускать со свободным дипломом, его не распределять в Вооруженные силы? То, что необходимо воздушно-десантное училище и то, что оно актуально, и то, что оно будет и останется, я даже приведу такой пример, как в нашем училище появились еще дополнительно 2 факультета – Факультет связи, Факультет среднепрофессионального образования, ну и третий факультет – автомобильный факультет. Возможно, этот факультет будет переведен полностью, как говорится, в Омск. Но тем не менее, сам центр научный, Рязанское воздушно-десантное училище, оно за этот год укрупнилось. Набор не только в Рязанское воздушно-десантное училище, но и в другие училища также в этом году не проводился. И нужно произвести расчеты, и я не отвечу вам сегодня, будет на следующий год набор или нет.

С.БУНТМАН: То есть пока хватает офицерских кадров?

А.ЛЕНЦОВ: Пока офицерских кадров хватает. Но тоже может быть вопрос задан – проблема сохранения профессорско-преподавательского состава.

С.БУНТМАН: Да. Вот, от простоя не рассосется?

А.ЛЕНЦОВ: Да-да-да. Вот здесь это очень большая проблема, которой сейчас занимается 5-е управление наше во главе с Тамарой Анатольевной Фральцовой, и обоснованное предложение Николай Александрович Панков представляет и министру обороны, чтобы сохранить именно научный потенциал и профессорско-преподавательский состав.

С.БУНТМАН: Кстати, говорили мы об этом – посмотрите (я к слушателям нашим обращаюсь), посмотрите в интернете, есть и расшифровка, и звук нашей программы, которая как раз военному образованию была посвящена.

А.ЕРМОЛИН: С Тамарой Анатольевной.

С.БУНТМАН: Да, конечно, совсем недавно это было. Теперь об учениях расскажите нам, пожалуйста. Что отрабатываете?

А.ЛЕНЦОВ: Ну, в этом году, в 2010 году все задачи, которые стояли перед ВДВ, они выполнили. Практически во всех соединениях были проведены полковые тактические учения под руководством командиров соединений. Командующий ВДВ провел дивизионные командно-штабные учения под его руководством. 76-я дивизия и, вот, последние учения – 98-я дивизия, командно-штабные учения. Буквально в октябре-месяце, с 25 до 28 октября на полигоне центрального военного округа Чебаркуль проводились международные учения, в которых приняли участие ВДВ, я как заместитель командующего ВДВ, я являлся руководителем этого учения. В учении принимали участие от ВДВ, от РФ – это управление 98-й воздушно-десантной дивизии, 217-й парашютно-десантный полк. От Киргизской республики десантно-штурмовая рота с оперативной группой, бригадой. От Казахстана управление 37-й бригадой десантно-штурмовой с десантно-штурмовым батальоном, от Таджикистана отряд специального назначения и от республики Беларусь оперативная группа принимала участие в учении, и от Армении мотострелковая рота с оперативной группой батальона. От всех государств были представители. Я руководил учениями. У меня в руководстве были представители от каждого государства Генеральных штабов этих государств. Ну, от Армении советник министра обороны.

В прошлом году, как вы помните, учения подобного рода проводились на полигоне в Казахстане, одни вопросы отрабатывались. На этих учениях на базе 98-й воздушно-десантной дивизии было сформирован командование коллективными силами оперативного реагирования и провели исследовательские цели. Это объединенный штаб ОДКБ проводил их. На какой базе, на основе чего, все-таки, формировать командование КСОР на постоянной основе. По завершению учений как они проводились в этом году, двое суток мы проводили планирование во всех звеньях управления и двое суток активная фаза. Первые сутки с применением сил и средств всех видов и родов – и пехота, и авиация, и артиллерия выполняли задачи без боевой стрельбы, вторые сутки, 28-го уже с боевой стрельбой. Результатом этого учения практически все представители государств сошлись во мнении, что нам необходимо командование коллективными силами оперативного реагирования возлагать на ту или иную структуру. У нас в России это предложение сейчас обрабатывается объединенным штабом ОДКБ, по всей вероятности, будет докладываться министру обороны. И наши предложения, командующего ВДВ, и главком Сухопутных войск – мы будем предлагать командование КСОР ОДКБ от российской стороны на базе ВДВ, чтобы каждый год новое командование не формировалось и новое командование не выполняли вот эти коллективные задачи.

Учение, в целом, я считаю, прошло поучительно, конструктивно. Я такие задачи как заранее подготовленные те или иные эпизоды выполнения боевой задачи, пару эпизодов было у меня, которые тренировали и отрабатывали, но каждому эпизоду было минимум 2 задачи, которые в ходе учения решали командиры подразделений, внезапно возникнувшие задачи. Практически после выполнения каждой задачи отрабатывали вопросы о передаче управления на тот или иной пункт управления того или иного государства, ну, того или иного подразделения.

Российским батальоном управлял командир 37-й бригады Казахстана, потому что совместно там с батальоном на его направлении выполняли задачу. Казахским батальоном командир нашего 217-го полка управлял, когда выполняли задачу совместную вместе с казахским батальоном. И я считаю, что эти учения прошли поучительно для всех сторон.

С.БУНТМАН: Практическая польза есть?

А.ЛЕНЦОВ: Практическая польза есть, и на следующий год… Ну, наш замысел в основу положили и следующих учений, которые планируются на следующий год на территории Армении проводить подобного рода.

А.ЕРМОЛИН: А вот с точки зрения оперативной совместимости и боевой совместимости, это похоже на то, когда такие учения проводятся во взаимодействии внутри страны? Там, вот, в связи с бригадным подходом. Или там какие-то принципиально другие организационно-штатные структуры? То есть это эксклюзив, то, что вы сейчас отрабатываете? Или это похоже на то, что у нас в стране происходит и, в общем-то, вы идете в направлении того, чтобы была оперативная совместимость?

А.ЛЕНЦОВ: Оперативная совместимость – сейчас хорошо вопрос такой задали. У нас практически все подразделения, организационно-штатная структура в странах государств членов ОДКБ принципиально одинаковая. Мы встретились по некоторым вопросам по управлению на начальном этапе еще, когда в прошлом году встречались. Решал, с одной стороны, Казахстан, так как они проводили учения. В этом году мы решали вопрос, российская сторона – это прежде всего совместимость языковая, сейчас она отсутствует. Но мы подняли этот вопрос, русский язык – язык межнационального общения, но при выполнении задач тактических солдаты уже слабее стали говорить. И армяне, и таджики – очень много уже тех, кто русский язык не понимает. Но практически все сержанты, все офицеры владеют русским языком, и здесь же мы подняли такой вопрос управления. Вот, когда отрабатывали подразделения, усиливали… Мы совместно. Вот, я делал даже такие подразделения – рота армянская, рота казахская, рота таджикская и рота наша. И выполнить задачу. Вот, когда все резервы эти собираешь, как выполнить задачу вот этими резервами? Но мы выходили из положения чем? Прежде всего знание русского языка в тех звеньях, которые я назвал. Планирование и подчинение тому или иному командиру, которому ты руководитель учения или командующий этапа ставишь задачу, назначаешь.

И еще такой вопрос как совместимость средств связи при управлении. У нас была на подготовительном этапе проблема, но мы ее разрешили полностью в течение суток. Мы оставили в тактическом звене все средства связи, которые имеются в штатных подразделения государств, а в оперативно-тактическом звене мы просто выдали те средства связи… Ну, с Казахстаном, в основном, у нас полная совместимость. У Таджикистана, у Армении свои уже средства связи новые появились – в основном, они закупают в других государствах. И эту проблему мы разрешили таким вот образом.

У нас сейчас в ВДВ новая система управления разрабатывается. Она проходит испытания, практически на всех учениях мы привлекаем эту систему. И скажу вам, что практически начальниками Генштаба дан зеленый свет, что ВДВ, продолжайте здесь работать пока над вот этой системой. Другие виды и рода пока упираются. Ну, вот, мы привлекали ее на учения, нашим государствам, членам ОДКБ, представителям Вооруженных сил очень она понравилась. Как мы, вот, в звене от руководителя учения до командира полка в режиме реального времени, что на картах, что в режиме пресс-конференции общались в ходе выполнения задач. И считаем, что это перспективно. Наши государства заинтересовались.

А.ЕРМОЛИН: Это автоматизированная система?

А.ЛЕНЦОВ: Автоматизированная система, да, управления.

С.БУНТМАН: Как вы думаете, Александр Иванович, будет ли проблема совместимости усугубляться? И какие нужно принимать меры? Вот, вы уже, по вашему описанию я понял, что вы уже предполагаете, например, и знание русского языка, и совместимость техники, оборудования. Вы предполагаете и какие-то выстраиваете на перспективу?

А.ЛЕНЦОВ: Ну, техника у нас практически сейчас во всех государствах однотипна, одного образца, еще с советских времен осталась. Но на средствах связи я остановился. Но нужно исходить из того, что за последние 20 лет те гвардейцы, которые выполняли задачу, которым сегодня по 19-20 лет и солдаты стояли в строю тех или иных государств, они практически не обучались в тех школах, которые были советские. Поэтому сейчас вопрос, я его не ставил никогда и когда мы обсуждали этот вопрос. Это государства, члены ОДКБ сами подымали, ну, военные подымали этот вопрос, что нам нужно ставить вопрос, как в свое время, когда приходили в армию у нас с окраин и многие слабо разговаривали ребята – и узбеки, и таджики по-русски. Мы проводили с ними занятия, буквально в течение 2-3 месяцев уже было полное взаимопонимание и они…

С.БУНТМАН: То есть уровень поддерживать можно, да?

А.ЛЕНЦОВ: Уровень можно поддерживать. Но для этого должна быть острая необходимость. А острая необходимость – это выполнение совместной задачи, сближение наших государств, которое сегодня идет успешно, я считаю.

С.БУНТМАН: Это правильно. Потому что здесь речь идет не о том, что Россия – самая главная, а речь идет о том, что нужен язык общения общий. Ведь, это и натовская проблема тоже, там еще в 10 раз больше языков.

А.ЕРМОЛИН: Но тут, наверное, это все-таки решаются в большей степени политические задачи, потому что уровень роты, даже батальона – ну, это не тот уровень, чтобы говорить о серьезной совместимость. А, вот, на уровне бригад будут проводиться?

А.ЛЕНЦОВ: Ну, подождите. Органы управления были дивизия, полк, бригада, двух бригад органы управления. Если Казахстан больше сил и средств привел, потому что рядом находится, то Армении потруднее (дальше находится). Ну, это слишком большие материальные затраты.

А.ЕРМОЛИН: Ну, это в режиме командно-штабных учений, на уровне бригад и дивизий рассматриваются.

А.ЛЕНЦОВ: Да. Мы некоторые вопросы, вот именно вопросы планирования и уже выполнения задач, некоторые вопросы задачи выполняли и методом (НЕРАЗБОРЧИВО), чтобы все органы управления были задействованы с полной нагрузкой. Так вот я бы не хотел сказать, так вот, подчеркиваю, ну там, вот, где-то бригада была, там была рота. Вы знаете, все зависит от того, какие цели поставлены на это учение и как эти цели будут добиваться. А кто там представляет, то ли рота, то ли батальон, то ли полк? Почему? Потому что в основе должна все равно лежать согласованная подготовка и организация взаимодействия на подготовительном этапе и в ходе выполнения уже задачи. А для этого именно органы управления играют наиважнейшую роль. А солдаты со своими задачами, я вам скажу, что буквально на первом занятии по тактической, по тактико-специальной подготовке показали огромное желание, взаимопомощь, взаимовыручку при совместном выполнении задач. У них очень большая заинтересованность и мотивация показать свое лучше и показать друг другу, что мы вместе.

С.БУНТМАН: Александр Иванович, вернемся к быту, если можно. Вот здесь 2 вопроса нам были заданы о жилищной проблеме и будет ли она решена в этом году, и какова динамика решения этой проблемы.

А.ЛЕНЦОВ: Ну, я вам скажу, что этот вопрос очень острый, находится в поле зрения ежедневном. Еще ни разу не было, чтобы командующий прибыл с совещания министра обороны и не доводил те или иные вопросы, касающиеся жилищного обеспечения. Поставлена задача министром обороны всех обеспечить жильем. Проблема, я вам скажу, не в строительстве жилья, проблема в его наличии. Поставлена задача, нужно жилье нам военным. Практически во всех регионах, где закупается, у губернатора просят: «Продайте нам жилье, готовые квартиры для военнослужащих». Вот эта проблема, она еще остается острой. Ну, скажу про ВДВ.

С.БУНТМАН: Да-да-да.

А.ЕРМОЛИН: Да. Сколько бесквартирных офицеров у вас за этот год получили?

А.ЛЕНЦОВ: Вот, на прошлой неделе нам предоставили, в управление командующего 24 или 27 квартир по Московской области здесь. Далее. По ВДВ сейчас более 1,5 тысяч бесквартирных, тех, кому положено постоянное жилье. Эта цифра, с одной стороны, очень большая. А с другой стороны, она постоянно находится под контролем и в поле зрения. Ну, я вам скажу, что буквально некоторая часть соединений наших ВДВ, вернее, 2-3 года назад были на 100% обеспечены. Но сегодня вновь появились и появляются бесквартирные, в связи с тем, что приходят и приходят новые офицеры. Одни увольняются, другие приходят. Ну, задача эта решается.

С.БУНТМАН: Александр Иванович…

А.ЛЕНЦОВ: Трудно, но решается. Я не скажу… Этим вопросом не занимался, практически месяц на учении был. С одной стороны, под постоянным контролем. С другой стороны, это один из самых таких трудных вопросов сейчас.

С.БУНТМАН: Александр Иванович, вернемся, все-таки, к ветеранам, под конец. Все-таки, скажите, пожалуйста, диалог с теми группами ветеранов, которые недовольны. Как по-вашему, как решается вот эта проблема, решаются те непонятности, которые создались? То ли недовольны самим фактом, что не свой министр обороны, что от военного могли бы выдержать любую критику, любые разносы. Вот, в чем здесь, по-вашему, проблема? И как надо решать и психологически, и путем и разъяснений, и диалога?

А.ЕРМОЛИН: Вы как-то в контакте вообще с этими группами? Или они сами по себе?

А.ЛЕНЦОВ: Нет, вы знаете, мы в ВДВ, мы всегда так: нас не 30 с лишним тысяч человек, а нас более 2 миллионов, потому что десантников бывших не бывает. И у нас полное взаимопонимание, полный контакт. Поэтому сегодня на конференции, которую проводит Союз десантников России на Ленинградском проспекте – он проходит сейчас в эти часы – там присутствует и выступать будет и.о. командующего ВДВ Николай Иванович Игнатов. Он зачитает там обращение командующего… Ну, как на всех конференциях когда были, она всегда начинается с выступления командующего. Но раз командующего нет…

С.БУНТМАН: Ну, понятно, да.

А.ЛЕНЦОВ: Да. Следующее. Практически все вопросы Союз десантников России, все ветераны ВДВ смотрят на ВДВ – в каком состоянии находится ВДВ? И поэтому порою где-то на то или иное действие, которое еще даже об этом никто не озвучивал (я не исключаю, что даже провокаторы имеются, которые могут ту или иную ситуацию просто, ну, довести неправильно и сфальсифицировать даже, может).

С.БУНТМАН: Ну, на это надо иметь ясные ответы.

А.ЛЕНЦОВ: А я вам скажу. На все вопросы. Вот, сегодня Николай Иванович там присутствует, представители со всех регионов собрались сегодня на конференцию. И я уверен в том, что здравый смысл, тот, который присущ десантникам, он сегодня на конференции будет доведен, выработан и будет доведен до всех десантников всех регионов России.

С.БУНТМАН: А завтра как реагировать надо на митинг, который заявили?

А.ЛЕНЦОВ: Ну, митинг, тот, который завтра планируется, я считаю, что он пройдет конструктивно, потому что и с Владиславом Алексеевичем Ачаловым общались. Да, позиции есть, проблемы, как говорится, есть. Но, в основном, они касаются ветеранов ВДВ, а не ВДВ. Подымались вопросы и пенсионного обеспечения, и социальные те или иные льготы. Да, подымаются вопросы сохранения ВДВ, статуса ВДВ. Но мы обсуждали этот вопрос и надо прекрасно понимать, что это находится в поле зрения не только ветеранов ВДВ, не только в поле зрения командующего ВДВ, но это поле зрения прежде всего Верховного Главнокомандующего, а он здесь руку строго на пульсе держит.

С.БУНТМАН: Александр Иванович, вот, самое последнее. Иногда все упирается в одну деталь, какую-то очень характерную или символическую, как, например, та же самая церковь, которая на территории, из-за которой вышел, вроде бы, скандал. Вот, сейчас по этому, конкретному просто вопросу 2 слова. Вот, что там?

А.ЛЕНЦОВ: Ну, вы знаете, я с начальником училища общался ровно через, наверное, минут 10-15 после убытия нашего министра обороны с полигона – мне командующий поставил задачу. Дословно, почти дословно министр обороны, проходя мимо строящейся церкви… Мы шли, обсуждали учебные корпуса, почему сейчас построены и не занимаются. Обратил внимание на церковь и говорит: «Почему вы строите здесь церковь? Мы же уже определились: все церкви, которые на территории воинских частей, если есть необходимость, согласовывать с Министерством обороны, их строительство». На что начальник училища ответил, говорит: «Она строится давно, уже с 2002 или 2005 года на пожертвования».

С.БУНТМАН: Да.

А.ЛЕНЦОВ: И далее мимо этой церкви пошли и больше разговоров…

С.БУНТМАН: Вопрос-ответ.

А.ЛЕНЦОВ: Вопрос-ответ был. «Почему вы строите? Определили же: все, что построено, это передать РПЦ и на территории воинских частей нужно строить по согласованию с РПЦ, по необходимости». Ну, у нас был документ, самостийных построек никаких не возводить.

С.БУНТМАН: То есть многие другие проблемы просто были перенесены на эту историю.

А.ЛЕНЦОВ: Это проблемы, которые были, да. Почему заострили на этом вопросе внимание? Ну, я потом когда услышал об этом, был крайне удивлен. И у Красова потом позвонил, спросил: «Андрей Дмитриевич?» Он говорит: «Ну, я не знаю, кто это и что интерпретировал».

С.БУНТМАН: Ну что ж, я надеюсь, что будет и нормальный диалог, и все друг друга поймут, в конце концов. И дальше пойдет Россия преобразовывать свои Вооруженные силы так, как это нужно в нынешнее время, да.

А.ЛЕНЦОВ: Позвольте мне. Вчера был у нас праздник большой, День войскового разведчика.

С.БУНТМАН: Да-да.

А.ЛЕНЦОВ: Поздравить ветеранов ВДВ, войсковой разведки в лице нашего начальника разведки легендарного Алексея Васильевича Кукушкина, который в строю находится. И вчера звонил начальник разведки бывший 98-й дивизии, президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, поздравлял всех десантников. А я хотел бы, пользуясь каналом «Эхо Москвы», поздравить всех ветеранов 80-й отдельной разведывательной роты, с которой мы в 1979 году вошли в Афганистан. И помните, гвардия, что за 2 года мы, гвардейцы не потеряли друг друга ни одного. С праздником вас.

С.БУНТМАН: Дай бог. Присоединяемся. Спасибо большое. Александр Иванович Ленцов был у нас в гостях.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире