'Вопросы к интервью
13 января 2018
Z Военный совет Все выпуски

100-летие органов военной торговли. Современная система торгово-бытового обслуживания военнослужащих


Время выхода в эфир: 13 января 2018, 12:10


Подписывайтесь на Youtube-канал «Эхо Общество»

А. Ермолин Добрый день всем кто нас слушает, в эфире очередной выпуск программы «Военный совет», ведущий в студии Анатолий Ермолин, наш гость сегодня Владимир Павлов, генеральный директор АО «Военторг» Минобороны. Владимир Владимирович, добрый день.

В. Павлов Добрый день.

А. Ермолин Мы не первый раз встречаемся в этой студии, в наших эфирах, но сегодня у нас особенная тема, тема эта «Столетие органов военной торговли, современная система торгово-бытового обслуживания российской армии». Поэтому, собственно говоря, и первый вопрос, а что включает в себя понятие военная торговля, и как вы дожили до такой даты?

В. Павлов Это примерно такой же ответ должен быть в течение… 100 лет на него нужно отвечать, но я постараюсь действительно ответить коротко. Ну, во-первых, военная торговля, она была создана в ноябре 2018 года. Такое было Центральное Управление красноармейских лавок. Вот то, с чего начинался сегодняшний «Военторг», и за эти годы естественно «Военторг» прошел очень большую историю вместе со всей страной, и прежде всего конечно с армией. То есть «Военторг», это всегда неотделимая от армии организация, у которой как и у всей страны, как и у армии, были свои взлеты, свои падения. Но сегодня как мне кажется, трудно говорить о самом себе, о своей организации такие слова, но тем не менее как мне кажется мы на подъеме, и вот к столетию подойдем во всеоружии, что называется, так вот по военторговски.

А. Ермолин Ну вот в общем-то торговля, это понятие сугубо рыночное, да? Вот есть ли какая-то специфика, которая принципиально отличает?

В. Павлов Ну разумеется, есть. Во-первых, конечно у нас не только торговля в чистом виде, да? У нас исполнение госконтрактов, и это святое для нас, это прежде всего питание армии. То есть, мы уже много раз говорили о том, что мы кормим всех солдат, на территории всей нашей необъятной родины, и более того еще и на зарубежных военных базах. То есть, вот это обязанность «Военторга», обязанность номер один: три раза в день каждый солдат должен быть накормлен. Кроме этого, с 2015 года, вот уже «Военторг» недавнего времени, начал еще и осуществлять изготовление вещевого довольствия для армии. Это тоже достаточно большая и объемная работа, она должна быть сделана качественно, и своевременно. Ну, достаточно сказать, что мы шьем и для парада, мы шьем для призывников, и трудно себе представить, что что-то не будет сделано, и тогда призывник не получит свою форму одежды, или обувь. Поэтому, вот эта часть, она конечно не имеет к торговли ни малейшего отношения. Это госзаказ, это госконтракт, и святая обязанность «Военторга» исполнить его качественно, и в срок. А вторая история, она связана действительно с торговлей, но с торговлей тоже вот такой специфичной. Ну, и если для любой торговой организации самое главное – это прибыль, то для нас прибыль не редко становится на втором, или на третьем месте. Но при этом мы должны сочетать в себе так, чтобы… Потому, что на военную торговлю сегодня бюджетных денег не тратится. То есть, торгово-бытовое обслуживание в армейских гарнизонах осуществляется за счет собственных средств «Военторга», и поэтому было бы конечно смешно и забавно, если бы мы везде и всюду работали себе в убыток, мы бы так долго не проработали. Поэтому, здесь необходимость сочетать успешные торговые проекты, высокорентабельные, с проектами, которые необходимо делать в удаленных гарнизонах, в отдельных закрытых воинских частях, вот это наша так опять же, святая обязанность, да? Вот чем отличается военная торговля. Ну, и кроме всего прочего, есть задачи, которые разумеется поступают от Минобороны, организовать торговлю там, где еще вчера не было никого из военнослужащих российских, да? они появляются, и вместе с ними приходит военная торговля.

А. Ермолин Вот буквально пошли СМСки, что не часто бывает с первых минут. Вот наш слушатель, или слушательница из Москвы, Хильги подписана. Пишет, что: ««Военторг» — волшебное слово для мальчишек времен СССР». Полностью согласен, как мальчишка, выросший в советских военных городках. Представить себе воинскую часть, военный городок без «Военторга», практически не возможно.

В. Павлов Ну, вот сегодня я так немножко даже скажу, что сегодня мы еще в большей степени развиваем бренд «Армия России», чем «Военторг», да? Поэтому у нас и магазины называются уже не так, как они по-старому назывались «Военторг». У нас магазины «Армия России». Ну, и эти магазины тоже сегодня известны, и бренд «Армия России», вот именно торговый бренд, я сейчас говорю о нем, он достаточно не молодой, и в то же время как я убежден, очень амбициозный бренд, и очень хорошо и быстро развивающийся. Поэтому, сегодня уже многие мальчишки замечательно знают этот бренд, и с удовольствием там покупают нашу продукцию, и ходят в нашей одежде, в том числе созданной вот «Военторгом», в рамках «коллекция армии России».

А. Ермолин Но ведь система у магазина все равно сохраняется, да? То есть, во всех воинских частях, практически везде есть ваши магазины.

В. Павлов Ну вот вы знаете, я бы сказал так, что конечно же приход нового министра обороны… Но уже теперь не нового, уже 5 лет Сергей Кужугетович возглавляет Минобороны, но вектор развития «Военторга» в частности, но и всей армии разумеется, да? Он поменялся с приходом Сергей Кужугетовича. Вот если говорить о том, и что было 5 лет назад, а так вот счастливая случайность наверное то, что мы с вами встречаемся, как раз недавно пятилетие моей работы в «Военторге», да? Произошло, и что закономерно? За это время очень серьезное произошло развитие «Военторга», как раз с точки зрения магазина, как вы говорите. На тот момент, когда я только пришел в «Военторг», это было в декабре 12-го года, было всего 567 точек по всей стране различных магазинов, ателье и парикмахерских, и так далее, буфетов. На сегодня это количество во много раз увеличилось. Но сказать, что мы сегодня уже везде и всюду присутствуем, этого еще мало, есть еще гарнизоны, в которые мы должны придти, и в которые мы обязательно придем. Мы начинаем обычно в удаленных гарнизонах с автолавок, с тем, чтобы военнослужащие получили то, что им необходимо. Но гордимся например проектом, который у нас в 2017 году стартовал, и на сегодня он почти закончен, мы открыли уже на сегодня три магазина в северном кластере, это такие города, как Алакуртти, Североморск, Северодвинск. Мы открываем там 4 магазина, это наш новый формат, который тоже стартовал… Если я не ошибусь, по-моему в 13-м году мы открыли первый магазин совместный с «Военторг», «Пятерочка» он называется, вот с известной этой компанией. И это магазины «Военторга» прежде всего, но мы взяли (неразборчиво) бизнес, а уже наработанные технологии, и по этим технологиям открываем свои магазины. Что дает это, да? Сразу могу сказать. Это дает прежде всего, это задача, которую нам поставил министр, это то, что в отдаленных городках стоимость продуктовой корзины не должна быть выше, чем в развитых городках. Вот это наша задача, которую надо сказать. Мы достаточно успешно решили за счет вот такого формата.

А. Ермолин Я в этой связи вспоминаю наш последний эфир, когда у нас прямо такой штаб был «Военторга» развернут в эфире, когда нам позвонил один пенсионер военный помните, из госпиталя, да?

В. Павлов Да, да, да.

А. Ермолин И сказал, что за безобразие, минералка Боржоми стоит там в 2 раза дороже. Я помню, здесь тоже во время перерыва пошли со всей страны звонки, начали поступать. Так вот я хочу сказать, что буквально вот на следующий день после этого я поехал в Хакассию, вот там попал как раз вот в конкретную часть, там был в «Военторге», и цена действительно была не выше московской, и была совсем не высокая.

В. Павлов Да, это вы говорите о бригаде железнодорожных войск, которая находится в городе Абакан, да?

А. Ермолин Да, да.

В. Павлов Да, действительно там открыли мы магазин, причем открывали его… Вот наше отличие опять, да? Наверное, от торговли. То есть, когда стоит приказ, мы открываем точки ну, намного быстрее самого… Самого не знаю, прогрессивного бизнеса в России, да? Или за рубежом. То есть, есть приказ открыть точку. И вот тут уже умри, но открой. И мы это делаем очень-очень быстро.

А. Ермолин А вот причем, поскольку я своими глазами видел там не в Москве, а именно в Абакане, вот и тактика поменялась, да? То есть, это не в закрытом городке находится, а именно на границе. То есть, посещать «Военторг» может любой житель, совсем не обязательно военнослужащий.

В. Павлов Абсолютно верно. Это вот то, что вы подметили, абсолютно справедливая вещь. То есть, он становится доступным для других, и мы таким образом получаем конкурентную среду, и конкурентная среда как известно, она всегда во-первых дисциплинирует и воспитывает, да? Ну хочешь, не хочешь, ты должен работать лучше. Потому, что с этого все и началось, когда на закрытых территориях были повышенные цены, вроде деваться людям некуда, они идут сюда, и покупают. Это конечно же не правильно, и вот министром, я еще раз повторю, была поставлена задача искоренить эту раз и навсегда. Не могу сказать, что мы это сделали везде, еще много предстоит сделать и работать, но подход сегодняшний у нас вот именно такой жесткий. Что мы открываем супермаркеты на границе, вы правильно говорите. С тем, чтобы простые жители военного городка, или даже не военного городка могли в этот магазин ходить. И сегодня мы видим, что так и происходит. И мы конкурируем успешно с другими уже коммерческими организациями.

А. Ермолин Ну вы же не только магазин открываете, да? Вот если вспоминать опять советское военное прошлое, да? Прошлое мальчишки из военного городка, да? То там была целая система. Те же самые чипки, да? Буфеты для солдат, для военнослужащих срочной службы, офицерские столовые. Вот сейчас это вес входит (неразборчиво).

В. Павлов Абсолютно, да. Это все действительно входит, и кстати говоря, вы там, где вы были, там кроме того, что супермаркет. Я про тот же самый Абакан, там кроме этого еще есть чипок как раз, и там есть парикмахерская, и есть дом быта, то есть…

А. Ермолин Для многих наших слушателей это слово ничего не говорит. Чипок, да? Из тех, кто не служил конечно срочную службу.

В. Павлов Ну да, официального названия такого нет, это сленг армейский. Я поясню, это буфет для военнослужащих, ну в основном даже скажем для военнослужащих срочной службы. Там, где солдат может придти, и купить что-то дополнительное к рациону питания, которое он получает. Но пользуясь случаем, я опять же повторю, потому что на протяжении вот этих лет, в вопросах обеспечением бойцов питанием, проделана огромнейшая работа, просто огромнейшая. И труд такой, что сегодняшняя столовая в армейской части… В большинстве конечно воинских частей, я скажу так, к сожалению как и везде еще повторю, бывают некоторые исключения, но я бы даже хотел, чтобы вот в эфире прозвучал телефон горячей линии «Военторга» с тем, чтобы к нам могли обращаться люди со всей страны. Мы готовы сегодня общаться со всем и с каждым, да?

А. Ермолин Так называйте телефон.

В. Павлов Давайте тогда назовем этот телефон с тем, чтобы там, где у нас кое-где еще порой не очень здорово, мы готовы отработать, придти, и наладить там порядок. Значит телефон горячей линии «Военторга», он круглосуточный: +7-495-609-52-00. И чуть попозже я наверное дам еще телефон горячей линии, который работает круглосуточно, в бесплатном режиме, да? Я его в конце передачи тоже дам. Я сейчас его не помню, поэтому мы его сейчас сделаем тоже.

А. Ермолин Ну мы можем продолжить добрую традицию, я хочу обратиться к нашим слушателям, что у вас есть еще там 40 минут как минимум для того, чтобы прислать СМСки. Если есть что-то где-то у нас не так, то мы прямо сейчас модем с этими вопросами справиться, не выходя из этой студии.

В. Павлов Я все-таки продолжу, вот я начал о том, что рацион питания военнослужащего сегодня, он конечно позволяет вполне прожить военнослужащему без чипка, это объективное. Но это не значит, что мы убираем чипки, да? Потому, что кроме рациона питания, естественно хочется извиняюсь лимонад попить, хочется шоколадку съесть, да? Хочется какую-то булочку. Вот в основном сегодня рацион питания чипков, реально поменялся. Если раньше это было… Вот даже в тот момент, когда я пришел в «Военторг», это чаще всего было… Вот эти вот знаете, Дошираки, какие-то там батоны хлеба покупал военнослужащий, запивая его кока-колой, да? То сегодня это конечно история является такой (неразборчиво), не возможной абсолютно. Потому, что питание в армии поставлено на таком уровне, это сегодня модно сравнить лучше всего со студенческой столовой, да? Это линия самообслуживания, это разнообразный набор блюд, включая шведский стол вот с салатами, да? И питание конечно нормировано, потому, что каждый боец должен получить свою норму довольствия, с тем, чтобы он выполнял потом боевые задачи, учебные задачи. Ну и повторяю, питание очень качественное.

А. Ермолин Ну, вот сейчас же практически везде внедрен так называемый аутсорсинг, с которым ну, в свое время там 6 лет назад тоже были большие проблемы. Вот а как вот удалось перестроить ну, скажем ту систему которая была, и как вы перешли вот на этот принципиально новый подход?

В. Павлов Ну вы понимаете, вот действительно этот эксперимент с аутсорсингом, он в чем-то удался, в чем-то не удался. Вот я вспоминаю, мы действительно 5 лет назад с вами встречались в этой студии. Рядом со мной сидел мой коллега, и руководитель тогдашней «Славянки», да? Достаточно нашумевшей. Эта организация, которая оказывала услуги по клирингу. Вот в результате Минобороны отказалось от аутсорсинга в клиринге, да? И сегодня перешли к тому, что Минобороны собственными силами, все-таки этим вопросом занимается. Поэтому аутсорсинг, это особая история, и где-то она вот как повторяю получается, где-то нет. И разумеется, может она получиться только в том случае, если за фирмами коммерческими будет жесткий и четкий выстроенный контроль. В этом отношении я могу сказать, что нам со штабом материально-технического обеспечения удалось добиться вот такой совместной работы, на улучшение качества предоставляемых услуг. Потому, что по факту, у командира части очень много обязанностей, и прав. Вот он практически тот человек, который может добиться того, чтобы его военнослужащий получал качественное питание, и не позволял фирме аутсорсеру что называется халтурить, да? И взаимодействуя с «Военторгом», взаимодействуя вот со штабом материально-технического обеспечения, добиваться этих вопросов. То есть, ну и плюс к этому, у нас очень развитая система собственного контроля, позволяющая в режиме онлайн проверять воинские части, внезапные проверки устраивать, и в результате так сказать наводить порядок там, где это требуется.

А. Ермолин Ну, это в любом случае внешние компании, да? Что-то вроде такой, военной франшизы.

В. Павлов Это коммерческие, да.

А. Ермолин То есть, это не одна какая-то там… Это не «Военторг», да? который там набирает штат себе я не знаю там, из любого отдаленного городка людей, и собственно платит им зарплату, контролирует, и так далее.

В. Павлов Нет, это…

А. Ермолин То есть, в любом случае это (неразборчиво).

В. Павлов Да, это коммерческие компании, которые пришли на этот рынок, которые сегодня себя вот хорошо зарекомендовали. Ну и они в то же время, они прекрасно понимают, что если будут какие-то нарушения, то извините, потерять этот бизнес достаточно легко и просто. Хотя я бы не сказал, что это такой знаете, очень выгодный и серьезный бизнес. Потому, что конечно же питание одного военнослужащего… На питание одного военнослужащего выделяется достаточные, но не излишествующие деньги, да? И поэтому здесь бизнес нужно организовать достаточно четко и правильно, чтобы он был и качество питания, и в то же время еще эта компания зарабатывала. Вот повторю еще раз, здесь контроль сейчас сегодня жесточайший, со всех сторон, за питанием военнослужащих.

А. Ермолин А что из себя представляет сейчас рацион военнослужащего, ну вот ежедневный именно, вот в таких вот обычных солдатских столовых. И откуда он берется, как разрабатывается? Кто вам говорит, или кто определяет вот заказ, что вот витамины там, я не знаю, жиры, белки там, и так далее.

В. Павлов Ну вы знаете, рацион питания на самом деле меняется не сильно, и он разрабатывается серьезными научно-исследовательскими институтами, институтами питания, и утверждается распоряжением правительства. То есть, это такая серьезная история, и не шуточная, да? А дальше, вот как это происходит? Мы требуем, и проверяем качество поступаемых продуктов, и уже на местах, вот как вы правильно сказали, значит повара, которые работают в других коммерческих компаниях, они готовят обед, и в столовых этот обед военнослужащий имеет возможность… Обед, завтрак, ужин, да? Имеет возможность съесть. Значит рацион питания, он сбалансированный, и я сейчас наверное учитывая короткость программы, не буду рассказывать весь рацион. Но он очень сбалансирован, в нем присутствуют и мясные продукты, и рыба, и овощи, и фрукты… И ну, скажем так, он вполне сытный для того, чтобы военнослужащий не испытывал как я уже сказал, дискомфорт.

А. Ермолин Вот а что происходит с офицерскими столовыми? Они как-то вот сохраняются? Или сейчас нет необходимости для офицеров питаться отдельно, если в солдатских столовых…

В. Павлов Нет, офицеры не питаются в солдатских столовых, если они не находятся на боевом дежурстве. Значит питание в войсковых столовых по контракту, имеют только право те офицеры, которые находятся на боевом дежурстве. Остальные офицеры питаются либо дома, так как не редко офицеры живут где-то неподалеку от воинской части, или в военном городке. Или соответственно, действительно есть вот буфеты, и вот вы уже сказали чипок, который стал сегодня немножко по-другому выглядеть, да? Либо это офицерская столовая, если большой гарнизон, либо соответственно он это готовит (неразборчиво) я уже сказал, в семье.

А. Ермолин А вот вы уже упомянули, что одно из направлений вашей деятельности, это обеспечение войсковым имуществом. Вы имеете в виду, это индивидуальный пошив в первую очередь?

В. Павлов Вы знаете, вот «Военторг» как раз начинал с индивидуального пошива, здесь опять немножко наверное цифры я бы сказал. На момент пяти лет назад, у нас практически оставалось одно единственное ателье, оно достаточно известное московское ателье, (неразборчиво) оно называется, военнослужащие все прекрасно знают это название. Сегодня мы 80% индивидуального пошива по всей стране, выполняет непосредственно «Военторг». Здесь никакого аутсорсинга нету, это наше ателье, это наши работники выполняют это специфичную в общем-то работу по индивидуальному пошиву. Я думаю, что это послужило в том числе одной из причин, по которой «Военторгу» в 15-м году было доверено массовое производство вещевого довольствия. То есть, мы сегодня шьем вот костюм повседневный для армии, это то, в чем ходит каждый военнослужащий. Мы шьем верхнюю одежду, в данном случае что уже не мы сами шьем, хотя что-то мы шьем сами. Например пансион воспитанниц России, это девочки, да? И для нас это ответственная очень продукция. Вот мы ее делаем на базе собственного ателье, которое в 15-м году «Военторг» открыл самостоятельно, тоже на собственные средства. Вот всю продукцию для пансиона мы шьем сами. Естественно, всю продукцию для всей армии мы шить сами не можем, это очень большой объем. Мы размещаем заказы на производственных предприятиях, отслеживаем то же самое качество до момента сдачи в Минобороны, качество проверяется практически на уровне старой военной приемки.

А. Ермолин А вот почему сохраняется все-таки потребность в индивидуальном пошиве с учетом того, что есть размеры там определенные стандартные, да? Ну вот я помню, что вот ну, в советское время, да? Когда вот в 85-м году я заканчивал училище там. После 3 курса тебя начинают обмерять. Потом целый год ты ходишь там… С одной стороны мечтаешь там, что когда-то у тебя звездочки уже начинают на погонах прорезаться, с другой стороны тебе постоянно напоминают там шинель, там китель, там все. То есть, индивидуальный пошив для всех выпускников. Сейчас это наверное не сохраняется, да? Вот такие вот пошивочные мастерские, именно при высших военных учебных заведениях.

В. Павлов Ну, для выпускников индивидуального пошива в рамках госконтракта нет, с другой стороны любой военнослужащий всегда имеет возможность придти вот в такое специализированное военное ателье, и за свои деньги пошить себе так сказать форму одежды, если у него есть такое желание. Ну почему нужен…

А. Ермолин Чтобы тютелька в тютельку.

В. Павлов Совершенно верно. Вот видите, вот почему нужен, да? Почему вообще нужен этот пошив? Ну, во-первых, есть нестандартные фигуры. То есть, иногда воспринимается так, что (неразборчиво) пошив, это только так сказать, прерогатива для генералов, да? Или высшего командного состава армии. Да действительно, для них предусмотрен индивидуальный пошив, но кроме этого индивидуальный пошив распространяется на людей с нестандартными фигурами, для них тоже шьется индивидуально. Поэтому индивидуальный пошив нужен с моей точки зрения по двум прежде всего причинам: Первое, это нестандартная фигура, а второе, чтобы вот тютелька в тютельку, как вы сказали, да? Чтобы действительно мундир сидел, и военнослужащий своим внешним видом производил пример для других военнослужащих. Поэтому конечно, добиться это в массовом потоке с индивидуальностями фигуры, не всегда получается. Вы прекрасно знаете, что какие-то одни фирмы, да? Могут подойти вам, фирмы одежды имеется в виду. Другие, они лекало совсем другое, и оно на вас будет сидеть, как на корове седло, да? Поэтому индивидуальный пошив необходим, и (неразборчиво) не редко, это тоже не секрет, да? Тот военнослужащий, который получает форму одежду, если для него важно как она сидит, а мне бы хотелось, чтобы это было очень важно для каждого военнослужащего. Потому что то, как на тебе сидит форма, это пример для любого другого. То есть ну помните, да? Когда в советское время любого офицера девушки провожали взглядом, да? Поэтому конечно же лучше всего, если он подгонку костюма под себя сделает все равно.

А. Ермолин Владимир Владимирович, я хочу напомнить нашим слушателям, что в эфире программа «Военный совет», наш гость и эксперт сегодня Владимир Павлов, генеральный директор АО «Военторг» Минобороны. Мы говорим про столетие органов военной торговли, и про современную систему торгово-бытового обслуживания российской армии, и сейчас мы уходим на небольшой перерыв.

НОВОСТИ.

А. Ермолин Мы продолжаем заседание «Военного совета», ведущий в студии Анатолий Ермолин. Наш эксперт сегодня Владимир Павлов, генеральный директор АО «Военторг» Минобороны, говорим про современную систему торгово-бытового обслуживания российской армии, вспоминая в том числе и то, что мы находимся накануне столетия «Военторга». А когда, кстати, будет вот…

В. Павлов Столетие «Военторга» будет в этом году, 16 ноября 2018 года. Это будет столетие «Военторга», мы к нему, конечно же, очень активно готовимся.

А. Ермолин Надо будет специально сделать эфир, поближе к этому.

В. Павлов С удовольствием. Это серьезная праздничная дата, но понятное дело, что речь же идет не о праздничной дате, это только вехи, но для нас это очень важно, подойти вот на вершине, да? Чтобы нам было не стыдно за ту продукцию, которую мы выпускаем, нам не стыдно было за то торгово-бытовое обслуживание, которое мы предлагаем военнослужащим, и членам их семей. Ну и не стыдно за ту продукцию, которую мы сегодня выпускаем в рамках бренда «Армия России», да? Я вот немножечко позволю себе, во-первых, вернуться к тому, что я обещал телефон нашим радиослушателям, да?

А. Ермолин Да, да, да.

В. Павлов Телефон горячей линии для всей страны, я его сейчас продиктую: 8-800-100-21-91, это звонок бесплатный на территории всей нашей страны. И мне было бы действительно очень приятно и важно иметь обратную связь, ну и прежде всего обратную связь о том, что где-то что-то необходимо сделать, или где-то что-то делается не так. Потому, что скажу вам по-честному, мы моментально реагируем на все поступающие к нам пожелания, жалобы, стараемся реагировать, что называется честно, да? И отрабатывать эту историю с тем, чтобы как-то менять. И, например… Просто в качестве примера, вот один из таких обращений я вспомнил сейчас, хочу его привести. Когда к нам обратились родители военнослужащих… Не родители военнослужащих, а члены семьи, значит родители маленьких детей, или просто детей о том, что у них в школах на закрытых военных городках нет столовых. Это было как раз, по-моему, в начале 13-го года, и мы выехали на место, действительно убедились, что в столовой нет питания потому, что военные городки не попадали вот в систему общего питания, и мы тогда взяли «Военторгом» эту функцию на себя. Я помню вот этих благодарных людей, которые… Ну, такая ерунда вроде бы, да? А насколько она важная, чтобы члены семей военнослужащих не были ущемлены в каких-то в таких бытовых вопросах. Вот я в частности скажу, что недавно состоялся селектор под руководством министра обороны, где он как раз вопросы социального состояния военнослужащих, ставит уже приоритетными, да? И он запрашивает руководство губернаторов о том, какие очереди у военнослужащих есть в детские дошкольные учреждения, в школы, и так далее, да? И вот важность этой работы, она однозначна. Потому, что когда люди выполняют свой долг, когда они служат там родине, и когда они в любую секунду готовы защищать родину, в том числе с орудием в руках, конечно они должны волноваться о том, как у них организован быт. Конечно, они должны быть убеждены в том, что их дети сыты, обуты, они ходят в замечательные детские учреждения, да? А не мучаются в очередях, и не пытаются попадать. Вот, поэтому мы точно так же стараемся свою лепту в это вносить, и повторю еще раз, у нас нет равнодушных людей, и мы руководствуемся вот… Я (неразборчиво) произнесу сейчас мою любимую цитату Сергей Кужугетовича Шойгу, с которой у нас начинается любой наш селектор, любое наше совещание. Эта цитата звучит следующим образом: «Как мне сделать, я и без вас знаю. Вы мне сделайте». Так вот, мы руководствуемся этой цитатой, и действительно нацеленность на результат, это самое важное в нашей работе.

А. Ермолин Вот вы упомянули про школы, я думаю, что далеко не все наши слушатели знают, что до сих пор существует целая сеть школ, которая является подведомвенны Минобороны. То есть, вы про них говорили?

В. Павлов Да, я говорил…

А. Ермолин Они не попадают вот под общую систему, да?

В. Павлов Да.

А. Ермолин Вот пока мы далеко не ушли от обмундирования, потому что есть большое желание поговорить про ваши специальные проекты, отдельные проекты. Вот наш постоянный слушатель Дмитрий Мезенцев спрашивает: «А вот обмундирование вы шьете за деньги военнослужащих, или их выделяет бюджет»? Ну, вот опять же, вот…

В. Павлов Нет…

А. Ермолин (Неразборчиво) собственной памяти, помню, там выдавали отцу отрезы сукна, то есть, и можно с этими отрезами было приходить как раз, чтобы все пошили. Вот сейчас как?

В. Павлов Нет, абсолютно нормальные вопросы. Да, действительно вопрос необходимый. Разумеется, что у нас не идут в армию новобранцы, неся с собой узел собственной одежды, да? Разумеется, что есть нормы вещевого довольствия для каждого вида военнослужащих, которые обеспечиваются государством. Вот в рамках госконтракта мы как раз шьем именно эту продукцию. И эта продукция выдается, как я уже сказал в военкоматах. Вот у нас сегодня замечательная история, мне кажется, меня поддержат многие из тех, кто недавно либо начал служить, либо вот у них дети начали служить. Что военнослужащие, которые… Новобранцы, которые поступают, прибывают в военкомат, они полностью экипируются уже в военкомате, им выдается (неразборчиво), помните мы о нем как-то говорили. Значит это средство личной гигиены, которой в принципе ему хватает для года службы абсолютно, ну кроме расходных материалов имеется в виду, да? Ему выдается все необходимое для службы, и он направляется к месту несения службы. Так вот, еще важный момент, который начался у нас в 16-м году, примерно в конце 16-го года в осеннем призыве, когда эти военнослужащие, если они (неразборчиво) находятся больше суток, они питаются… Извиняюсь за такую фразу, в вагонах-ресторанах. То есть, если раньше эта инициатива была министра обороны, и мы ее, вот как и все его инициативы очень быстро были обязаны выполнить, и мы ее выполнили. То есть, если раньше военнослужащие направлялись к месту службы и получали пайки, сухие пайки, да? И в пути следования пользовались этими…

А. Ермолин Или доедали мамины пирожки.

В. Павлов Или доедали мамины пирожки, что не всегда было, как известно, небезопасно, да? То сегодня они имеют нормальное питание, на базе вот такого вот вагона-ресторана. То есть, это ну, такое новшество, которое сегодня в современном мире, да? Оно настолько естественно вроде бы, но для этого нужна была вот такая небольшая может быть революция. Сегодня все эшелоны, которые… Повторю еще раз, вот на сегодня все эшелоны с военнослужащими призывниками, они именно в таком режиме двигаются к месту службы.

А. Ермолин Вот ну, и в общем-то это можно наблюдать часто на вокзалах, когда ребята начинают отправляться с пунктов сбора, да? Что они уже чистые, отглаженные, в новой форме, и вот в этой связи вот как раз тоже наш слушатель спрашивает: а вот модельеров приглашаете для разработки моделей одежды?

В. Павлов Вы знаете, такой немножко может быть провокационный вопрос. Потому, что во времена предыдущего министра очень активно обсуждался там скандал с… Как раз с модельерами, которые якобы, или не якобы разрабатывали форму одежды для военнослужащих. Ну разумеется, что здесь понимать под словом модельер? Разумеется, дизайнеры одежды, модельеры одежды, они к этому ко всему привлекаются. И имеют самое непосредственное отношение. Ну вот в рамках даже нашей организации «Военторг», было создано в 15-м году, я как всегда немножко уже начинаю забывать, или даже в 14-м году точнее, было создано собственное дизайн-бюро, которое занимается кроме всего прочего, в том числе и разработкой дизайна одежды, принтов различных для футболок, для маек, и мы создаем свою сувенирную продукцию. Поэтому, дизайнеры разумеется привлекаются к разработке. Но здесь мы стремимся прежде всего сегодня наверное опираться на опыт и молодость, да? Мы ее не зовем, и не отдаем на аутсорсинг вот эту работу какому-нибудь там дизайнеру с именем…

А. Ермолин Кутюрье.

В. Павлов Кутюрье, да, как это принято сегодня называть. Потому, что есть очень серьезная специфика все-таки военной одежда, да? Но разумеется мы привлекаем дизайнеров, и пользуясь случаем вот воспользуясь, это хороший вопрос. Мы как раз в ближайшее время, мы уже анонс дали, но в самое ближайшее время мы уже на своем сайте и в СМИ разместим информацию о конкурсе одежды, конкурсе молодых дизайнеров, который мы будем проводить, уде решение нами принято. Причем там весьма серьезный денежный приз кроме всего прочего, и контракт на работу в «Военторге». Вот как раз дизайн-бюро для первого места, возможно, так сказать мы с удовольствием возьмем на работу и тех, кто займем второе и третье место, если это будут достойные… Но в данном случае речь идет о гражданской одежде, потому что вот то, что… Или стиле милитари точнее наверное говорить, потому что ведь много одежды приходит на рынок из созданного военными, да? Ну особенно вот одежды, которая там для походов, для охоты, для рыбалки, вот эта одежда прежде всего. Но и сегодня стиль милитари настолько моден, что очень многие бренды, в том числе там западные бренды, они идут по этому пути, и они смотрят то, что создано для армии, и начинают это переделывать для гражданского населения. То есть, сегодняшняя жизнь, наверное она вообще настолько стремительная, и симбиоз между военными и гражданскими всегда очень близок. Поэтому что-то заимствуется и у гражданского, что-то наоборот. (Неразборчиво) спортивные снаряжения, и так далее.

А. Ермолин А расскажите вот в этой связи, чуть подробнее вот про ваш проект, и про бренд «Армия России». Вот собственно, это как говорится, на первый взгляд не кажется профильным бизнесом, да? Потому, что это в общем-то ориентировано не только на военнослужащих, да? То есть, это на самую широкую аудиторию, в том числе на молодежную. Вот как эта идея появилась, и вот какой концепт вообще существует вот этого бренда, его продвижения. Вот как это все устроено, и как вы это делаете?

В. Павлов Ну прежде всего скажу, что это действительно интереснейший проект сам по себе, и он появился по инициативе министра обороны, вот был разработан вот этот новый знак звезды «Армия России», который наверное вот я сейчас говорю звезда «Армии России», наверное большинство все-таки ее уже сегодня представляет. Потому, что не смотря на то, что этот знак молодой, он реально сегодня шагает уже по планете, не побоюсь этого слова. Была первая продукция, которую мы выпустили. Так совпало, что это была крымская весна, как раз когда у нас появилась наша первая продукция, и первой продукцией у нас были футболки с Владимиром Владимировичем Путиным, который в свое время нам лично дал разрешение «Военторгу» на производство такой продукции, да? И с этого наверное все начиналось.

А. Ермолин У вас есть контракт с президентом, на использование его образа.

В. Павлов Анатолий, вы очень громко говорите. Нет, у нас есть доверие президента на то, что мы можем правильно использовать его фотографии для продвижения бренда «Армия России». Я вот скажу все-таки более четко, и более аккуратно, да? Потому, что…

А. Ермолин (Неразборчиво) бренд вот реально, если по продажам судить?

В. Павлов Вы знаете, я привожу всегда один пример очень интересный, который я повторю, что это совпало с крымской весной. Вот несмотря на всякие разного рода инсинуации по поводу того, что голосовали люди в Крыму, не голосовали… Я всегда, когда меня спрашивают на эту тему, не говорю о политике, я говорю об экономике. Самые высокие продажи в процентном отношении футболок с Владимиром Владимировичем, у нас были в Крыму. Самые высокие. То есть, фактически жители Крыма вот экономически проголосовали приходя, покупая эти футболки. Вот это прежде всего. Популярность этих футболок, она очевидна, да? По той простой причине, что мы были первыми, кто такую футболку предложил на рынке. Сегодня этого наверное не делает только ленивый. То есть, если мы с вами убедимся, и увидим, что много футболок продается различных, с различными фотографиями. Более того, интерес к этим футболкам есть за рубежом, вот в частности там китайцы на нас выходят активно с тем, чтобы а давайте вот мы такую продукцию будем выпускать на территории китайской республики, да? Поэтому ну с моей точки зрения, конечно это достаточно хорошие, высокие продажи. Но ведь у нас не было задачи вот непосредственно еще раз повторю, да? У нас же не экономика впереди всего, значит фактически речь идет о бренде «Армия России». То, что вы мне задали вопрос. Вот создание бренда просто началось с этого импульса, а дальше было принято решение о том, что надо создавать свои магазины, создавать свои коллекции одежды. Вот пользуясь случаем, я вот сижу в пиджаке, который создан (неразборчиво).

А. Ермолин Да, кто нас смотрит, может увидеть. Современный, модный.

В. Павлов Да, и ношу много одежды, которые мы создали сами для гражданского рынка, да? Я знаю многих людей, которые с удовольствием носят эту одежду. Вы наверняка видели, и наши радиослушатели видели фотографии, когда президент отдыхает, и там не редко можно увидеть одежду, которая создана действительно нами, и там есть знак «Армия России», да? И в этой одежде ходят действительно с удовольствием многие люди, мы открыли несколько магазинов по всей стране, и продолжаем это направление активно популяризовать. Мы открываем киоски в аэропортах, на железнодорожных вокзалах, это вот киоски «Армия России». Но при этом, это молодой бренд, мы к нему очень аккуратно относимся. То есть, с точки зрения того, что это не чистый ширпотреб, да? Это вот одежда, которая должна быть функциональной, стильной. Она должна быть (неразборчиво) стилем, и везде должна быть… Вот присутствовать уже как знак качества в определенной степени, вот этот знак «Армия России». И он внешне даже немножко похож получился, ну вот по крайней мере люди, которые потом уже нам звонили, говорили, приезжали, они говорят: слушайте, мы воспринимаем сегодня вот это как знак качества тот самый. И такое вот уже доверие к нашему знаку, оно дорогого стоит, и оно нас же заставляет очень серьезно относиться к созданию любой коллекции. Когда мы создаем коллекцию, это столько копий ломается в спорах, в таких столкновениях, когда дизайнеры спорят с теми, кто будет это продавать. Ну в спорах рождается истина, и пока тьфу, тьфу, тьфу нам удается давать хорошую коллекцию, и результаты продаж в наших магазинах в общем-то свидетельствуют. У нас, я всегда шучу и говорю, что вот напротив нашего магазина у нас находится американское посольство в Москве, да? И в этот магазин с удовольствием люди сегодня идут, особенно…

А. Ермолин Из посольства заходят, кто-то покупает?

В. Павлов Из посольства однозначно заходят, даже когда-то был случай, когда они под камеры в нашем магазине покупали для СМИ, выдавали передачу у себя в Америке, да? В этом магазине. Ну прежде всего потому, что продукция интересная, стильная, ну и плюс к этому, это популяризация армии. То есть, у нас в магазине «Армия России», всегда проходят какие-то выставки. Вот у нас происходит выставка, там фотографии из Сирии, да? Тех фотографий, которые в общем-то мало где-то публикуется, но мы их там выставляли. Люди приходят, все это видят. В ближайшее время мы планируем сделать совместный проект с РГО, это с российским географическим обществом, с русским географическим обществом. У них замечательная уже традиционная выставка есть, фотографии «Великая Россия». Вот прошлогодняя, 2017 года вот такую фотовыставку они сейчас сделали, и мы планируем ее тоже у себя в магазинах разместить. То есть магазины, они действительно не только с точки зрения экономики, а с точки зрения воспитания отношения к бренду, отношения к армии. Вы знаете, я например с огромным удовольствием воспринимаю звонки от своих друзей, знакомых, товарищей с просьбой устроить сына в армию. Понимаете, там спецназ, ВДВ… Ну, вот такое звонки.

А. Ермолин (Неразборчиво) действительно существует, да.

В. Павлов Да.

А. Ермолин 10 лет назад об этом даже представить было не возможно.

В. Павлов Я однажды когда сказал это вот в кругу министра, замминистра. Даже министр пошутил и говорит: «Слушай, ты не забывай, твоя задача торговать, а не в армию людей пристраивать». Поэтому, ну вот этот вот тренд который есть, этот тренд общий, да? Потому, что сегодня в армии стильно, в армии вкусно. Вот наш лозунг «Военторга» — «В армии вкусно». Ну, и мы вот убеждены, что это так. Вот в частности я сейчас вспомню о форуме всеармейском, который происходит каждый год в августе месяце, на базе парка Патриот, мы там с вами встречались тоже, да? Там «Военторг» полностью оказывает все вот услуги по питанию. Полностью все, (неразборчиво) начиная с уличной торговли.

А. Ермолин Я вас маленькой (неразборчиво) компании я помню.

В. Павлов Да, фактически это серьезно, у меня люди из офиса выезжают…

А. Ермолин (Неразборчиво) человек в обслуживании.

В. Павлов Да. Но опять, качество обслуживания там, это качество, за которое мы отвечаем. Я лично там всегда проверяю вот этот телефон горячей линии, чтобы у меня было время реагирования не более там 3-5 минут, на любую ситуацию критичную. Я не говорю там катастрофичная, я говорю критичная. Когда какая-то жалоба даже поступает на какое-то питание или не работу какого-нибудь (неразборчиво) аппарата.

А. Ермолин Ну, вот тут уже пошли конкретные вопросы, в том числе там люди пишут: «Вот работала в «Военторге», пыталась взять справку…». Вот телефон мы уже называли…

В. Павлов Это я кстати очень простой, то очень простой вопрос. К сожалению, да? Мы не имеем своего архива, но я сразу скажу, что эти вопросы решаются, и решаются достаточно просто. То есть, есть архив Минобороны, в него модно обратиться. Минобороны, в него модно обратиться. Ну, а еще лучше позвонить по нашему телефону, связаться с нашей кадровой службой, и они однозначно помогут, как это сделать.

А. Ермолин Ну, вот Мила, вы получили ответ на ваш вопрос. Там телефон мы говорили, если не успели их записать, то можете поднять нашу запись, это все будет в интернете.

В. Павлов Или к нам на сайт просто «Военторга»… АО «Военторг» сайт, обратиться с этим вопросом.

А. Ермолин Времени уже совсем немного остается Владимир Владимирович. А расскажите, вот о чем мечтаете? Вот мы с вами 5 лет общаемся, и все время очень интересно. Потому что действительно, вещи такие… Ну не привычно, когда в армию приходят вот какие-то отраслевые понятия, связанные с современным бизнесом, с современной торговлей, современным там продуктовым продовольственным обслуживанием. Вот какие большие интересные мысли у вас сейчас есть, о чем мечтаете?

В. Павлов Ну вы знаете, конечно если говорить о мечтах, то я не побоюсь этого слова, что прежде всего я мечтаю, чтобы не сильно, каждый военнослужащий был доволен условиями службы. Это важно, и в том числе там большая составляющая, которая лежит на плечах «Военторга», это наша ответственность. Если человек не будет сыт, то разумеется, вряд ли остальное его будет радовать, да? Поэтому не кокетничая скажу, что это наверное самое важное в нашей задаче, чтобы военнослужащие были довольны условиями службы. Там может что-то другое не нравиться, но вот условиями службы довольны. Второе, конечно… Или может быть даже первое. Разумеется хочется, чтобы мы бы все жили в мире, да? Потому что мы все прекрасно понимаем, что мир – это… В сложной ситуации находится, и армия наша, она должна быт сильной, она сегодня сильная, но тем не менее хочется, чтобы мы жили в мире, и только на учениях демонстрировали, вот как опять же говорит министр обороны, у нас есть замечательные армейский международные игры, вот он же прямо говорит, ну приезжайте, пожалуйста, наши партнеры, да? Нашим партнерам. Приезжайте на армейские игры, посоревнуемся.

А. Ермолин Но вы их как-то обслуживаете с точки зрения обеспечения?

В. Павлов Полностью. «Военторг» полностью обслуживает армейские международные игры, традиционно опять же с точки зрения питания команд, питания зрителей, досуговые программы, с точки зрения… Ну, даже не особая заслуга, там Министерство культуры, вам Минобороны занимается, мы имеем в виду сувенирную продукцию, вот как я уже сказал питание зрителей, сувениры специально созданные к армейским международным играм, разработка призов, стиль международных армейских игр разрабатывает дизайн бюро «Военторга», по поручению министра обороны. То есть, там очень большая работа проводится, и это вообще интересные состязания, они идут по всей стране. В прошлом году они впервые уже проходили на территории других стран: Китая, Казахстана, Азербайджана…

А. Ермолин Наши обижаются, говорят там не честно, засуживают наших.

В. Павлов Ну, по этому поводу я опять процитирую министра: нужно выигрывать без… Как правильно сказать? Без оглядки на судейство. То есть, если ты сильнее, то ни один судья тебе не помешает. Поэтому…

А. Ермолин (Неразборчиво).

В. Павлов Ты должен быт на голову, да. Ты должен быть на голову сильнее своих соперников, и тогда не надо жаловаться на судейство.

А. Ермолин А вот как-нибудь в работе «Юнармии» там участвуете? Есть ли мысль какую-то вот линейку скажем там на юношескую аудиторию распространить там?

В. Павлов Ну, у нас есть во-первых детская линейка одежды, который очень замечательный бренд, который мы точно так же придумали сами. Бренд называется «Вежливые мишки», эта одежда очень популярная, там и танкисты, и летчики, моряк, и вот это вот (неразборчиво) игрушки, и футболки, и так далее. Вот с «Юнармией» разумеется мы задействованы, мы в частности вот в парке «Патриот», у нас в этом году работал…

А. Ермолин Владимир Владимирович, я тут вынужден прервать, потому что мы уже подходим к концу нашего эфира.

В. Павлов Спасибо, Анатолий.

А. Ермолин (Неразборчиво) еще раз огромное спасибо, до встречи.

В. Павлов Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире