А. Дурново Всем добрый день, это программа «Военный совет», в студии Алексей Дурново. С большим удовольствием представляю своего сегодняшнего гостя — Ильгар Тагиев, начальник отделения боевых алгоритмов, и программ соединения ПРО, добрый день.

И. Тагиев Здравствуйте Алексей, здравствуйте уважаемые радиослушатели.

А. Дурново Забыл сказать, что вы полковник, исправляюсь. А говорить сегодня будем о работе соединения ПРО, начать хочу с приятной даты. 55 лет вам исполнилось неделю с небольшим назад.

И. Тагиев Да, это правда.

А. Дурново Даже меньше недели-то. Немножко об истории соединения ПРО расскажете для начала?

И. Тагиев Обязательно. Сегодня у нас происходит торжественное мероприятие, посвященное 55-летию образования управления по вводу в строй систем противоракетной обороны. Это событие состоялось 22 января 1962 года. Хотелось бы очень коротко рассказать, а что этому предшествовало. Если уж вдаваться далеко назад, хочется сказать, что этому предшествовала большая работа. В 1953 году, когда над нашей страной нависла угроза применения ракетно-ядерного оружия, которое появилось в то время у наших вероятных противников, перед военно-политическим руководством остро встал вопрос – как защищаться от этого оружия? На тот момент времени, даже одна баллистическая ракета с атомной боеголовкой представлялась абсолютным орудием потому, что средств противодействия не было. Для того чтобы решить этот вопрос, семь маршалов Советского Союза обратились к военно-политическому руководству нашей страны с вопросом, поручить нашей оборонной промышленности создать систему противоракетной обороны. И можно сказать, что с 1953 года по 1961 год эта задача была решена. Хочу отметить, что это была очень не простая задача. Безусловно, она не создавалась на каком-то пустом месте, если так можно сказать. Перед этим, в нашей стране была введена в строй, или проводились работы по вводу в строй системы «С-25 Беркут», которая обеспечивала оборону города Москвы от ударов порядка 1000 бомбардировщиков противника. Гарантированно обеспечивали. Тогда были созданы радиолокационные станции, зенитные управляемые ракеты, и весь комплекс средств, который позволял эту задачу решать. Но баллистическая ракета – это не самолет. Она летит значительно быстрее, на порядок больше скорости, и оружия не было, нужно было что-то делать. Было создано конструкторское бюро №1, ему была поручена эта не простая задача. Отдельные, очень видные ученые в нашей стране полагали, и заявляли о том, что это не возможно, это фантастика. То есть, попасть снарядом в снаряд не возможно. Но к счастью нашему эта задача была решена. Генеральным конструктором системы был назначен Григорий Васильевич Кисунько, который блестяще эту задачу реализовал. Хочется сказать, что на тот момент времени был задействован весь спектр возможности нашей страны, как в фундаментальной науке, как в технологическом заделе. Все что можно было, было реализовано, потому задача на самом деле была решена фантастическая. Успех пришел 4 марта 1961 года, когда система противоракетной обороны, ее полигонный вариант успешно перехватил головную часть баллистической ракеты. Этот день, Григорий Васильевич Кисунько, всегда писал число с большой буквы и считал, что это знаковое событие для нашей страны. В дальнейшем были решены многие другие технические вопросы, и это послужило созданию боевой системы ПРО, и для ее ввода в строй было создано наше управление.

А. Дурново Тогда давайте поговорим о том, что сегодня представляет собой соединение ПРО, чем живет, сколько человек несут службу.

И. Тагиев Отвечу на этот вопрос. Система ПРО, можно сказать второго поколения, обеспечивает оборону города Москвы и Московского промышленного района, от удара баллистических ракет противника. Состав системы следующий: это информационные средства системы. Командно-вычислительный пункт, который осуществляет всю работу системы. Многофункциональная радиолокационная станция, стартовая позиция ближнего перехвата, и конечно же система связи, которая обеспечивает передачу команд управления данных. Система обеспечивает перехват ограниченного удара по городу Москве, но этого достаточно для решения той задачи, которая на систему возлагается. Все средства системы функционируют в автоматическом режиме, можно сказать без участия человека. Но это при боевом цикле. Для поддержания работы системы, для поддержания технической исправности, безусловно личный состав прилагает серьезное усилие.

А. Дурново Ну я правильно понимаю, что вот сейчас вы сказали, что система может сработать автоматически, без человеческого участия?

И. Тагиев Безусловно. Давайте, мы с вами просто рассудим таким образом, да? Баллистическая ракета межконтинентальной дальности имеет скорости порядка 7 км/с. Это очень серьезная скорость. Для того чтобы обеспечивать перехват такой цели, человек может не справиться. Это первое, эту задачу должна решать система. Система – это значит целый комплекс электронно-вычислительных машин, работающих по единому алгоритму. И необходимо безусловно для того, чтобы гарантированно выполнить задачу, человеческий фактор исключить.

А. Дурново А скажите пожалуйста, вот технический вопрос, абсолютно дилетантский. Как система опознает, что вот этот вот летящий объект – это именно межконтинентальная баллистическая ракета, летящая в нашу сторону, а не что-то другое?

И. Тагиев На самом деле это все достаточно просто. В космическом пространстве могут находиться два типа целей: это искусственные спутники Земли, которые находятся на орбитах, и вращаются вокруг Земли. То есть, их траектория не пересекается с земной поверхностью. И баллистические ракеты, которые имеют точку пересечения земной поверхности в точке старта, и точке падения. То есть, обладая траекторной информацией, которую получаем при помощи радиолокационных станций, имея эту траекторную информацию, это можно рассчитать: баллистическая это ракета, или искусственный спутник Земли?

А. Дурново То есть, она просто по траектории определяет, что это.

И. Тагиев На самом деле – да, но это довольно-таки упрощенный подход. Безусловно, анализируется траекторная информация, но система работает не по всем целям, которые даже принадлежат баллистической ракете. Цели селектируются, из них выделяются боевые элементы, то есть боевые блоки, и система воздействует только по ним.

А. Дурново Расскажите пожалуйста, вот а какие-то еще задачи перед соединением ПРО стоят?

И. Тагиев Безусловно. Соединение противоракетной обороны за исключением выполняет свою основную задачу, это оборона города Москвы, и московского промышленного района от удара баллистических ракет. Решает и массу других задач. Дело в том, что на вооружение системной противоракетной обороны находится самое высокоточное информационное средство. Радиолокационная станция, она уникальна по своим характеристикам, и это можно задействовать для решения широкого спектра задач. Могу привести несколько примеров. Первое – это обеспечение, обнаружение всех пусков баллистических ракет отечественных, и запусков космических аппаратов со всех полигонов, космодромов нашей страны. Это космодром Плесецк, космодром Байконур. Это пуски баллистических ракет подводных лодок из акватории Баренцева моря, Белого моря, Охотского моря, Северного ледовитого океана. То есть, удачное географическое расположение наших информационных средств в центре страны, позволяет контролировать все эти регионы. То есть все ракеты, которые стартуют их данных регионов, и если у нас есть задача эти ракеты сопровождать, мы эту задачу решаем. У нас так же есть возможность контролировать и европейскую часть, западную Европу. То есть, зона ответственности системы ПРО, информационных средств ее, она достаточно большая. Это несколько тысяч километров, и в принципе все баллистические ракеты, которые запускаются в том числе из западных полигонов, нам тоже доступны. Будет такая задача – все эти цели будут обнаружены, и информация о них будет выдана заинтересованным потребителям.

А. Дурново А скажите пожалуйста, то есть я правильно понимаю, что ни один запуск баллистической ракеты без вашего ведома не возможен, вот в России по крайней мере?

И. Тагиев Ну, я бы так бы ответил на этот вопрос: дело в том, что на самом деле разработана не только система ПРО, в целом эта система ракетно-космической обороны. В ее состав, кроме системы ПРО входит так же и средство предупреждения о ракетном нападении, и контроля космического пространства. Система ПРО решает достаточно узкую задачу, она обеспечивает решение задачи по поражению атакующих боевых блоков. Система предупреждения о ракетном нападении как раз таки и занимается вопросами обнаружения всех пусков и запусков, в том числе и тех, которых мы не наблюдаем в силу своего географического расположения. Ну, для слушателей объясню проще: Земля круглая, и радиолокационная станция в основном видит то, что находится над горизонтом. А на больших дальностях из-за кривизны Земли, цели, находящиеся на высотах там несколько сот километров, и находящихся за несколько тысяч километров, они так не видны. И локаторы системы предупреждения ракет о нападении как правило вынесены на периферию страны. Они должны увидеть цели раньше, и соответствующим образом проинформировать руководство нашей страны, командный пункт этим занимается, системой предупреждения о ракетном нападении, и дать соответствующие цели и указания системе противоракетной обороны, которая эти цели и указания обработает, и те цели, которые будут опасными, она будет их поражать.

А. Дурново Ну вот смотрите, насколько я знаю, постоянно же совершенствуются именно средства ракетного нападения. А насколько соответствует вот этим обновлениям наша система, и насколько она в этих условиях надежно обеспечивает отражение возможных ракетных (неразборчиво) не дай Бог.

И. Тагиев Это очень хороший вопрос, Алексей. Я таким образом сформулирую. Дело в том, что здесь действие вызывает противодействие, и закон о диалектике так же действует. Борьба противоположностей… Если вот исторически даже взять, да? Вот экспериментальная система, которая была развернута в Казахстане, и которая показала, что эта задача в принципе решаема, она решала простую задачу: она должна была уничтожить одну головку, то есть головную часть баллистической ракеты. То есть, в принципе формировалось две цели. Корпус последней ступени ракетоносителя, и боевой блок. Это достаточно простая задача, на настоящий момент времени, это очень простая задача. Тогда конечно она не была простой, она была решена. Противник шел дальше, разрабатывались… Это моноблочная была часть, разделяющиеся головные части. То есть, одна ракета могла нести несколько боеголовок, которые могли индивидуально наводиться. То есть, задача усложнилась, и безусловно это потребовало разработки новой системы, и в дальнейшем ее модернизации. То есть, система первого поколения должна была бороться на первом этапе с баллистическими… Мы их называем так, не прикрытыми боевыми блоками, а в дальнейшем после модернизации она позволила бороться с разделяющимися головными частями, и далее противник для того, чтобы преодолеть систему ПРО, применяет комплекс средств преодоления. Это большое количество ложных целей. И тяжелые ложные цели, и легкие ложные цели, которые в пространстве вокруг боевых блоков образуют облако, но состоящее из большого количества целей. Это может быть 50 целей, и 100 целей быть. Из них, которых там ну, несколько целей действительно являются боевыми, и система должна бороться. На текущий момент времени я могу сказать, что степень соответствия алгоритмов и программ, и аппаратурного комплекса системы ПРО, позволяет решать задачи по перехвату всех существующих баллистических целей противника межконтинентальной средней дальности. Любых целей. И я хочу еще отметить для слушателей, что технологии, которые были заложены в системы ПРО даже полигонного образца, она опередили время. Сейчас есть модное слово – инновация. Вот этих инноваций тогда было очень и очень много. И это обусловило тот модернизационный потенциал, который позволяет гарантированно решать эти задачи еще достаточно длительное время. Но процесс модернизации системы производится непрерывно.

А. Дурново Я вас правильно понял, что если не дай Бог, там в нас некая страна выпускает весь свой ядерный арсенал, это все будет перехвачено?

И. Тагиев Вопрос очень интересный. Вы понимаете, (неразборчиво) скажут, какой состав наряда, назначенного для поражения целей на нашей территории и так далее, так далее. Я хочу отметить, что по мнению авторитетных ученых создать какую-то национальную или глобальную систему ПРО в настоящее время не реально по ряду причин. Не реально, в том числе технически это не реально сделать, да и я думаю, экономической целесообразности в этом тоже нету. Система ПРО наша, она предназначена для решения той задачи, которая перед ней поставлена. То есть, обеспечивает перехват ограниченного числа, но достаточного для того, чтобы ну, несколько раз уничтожить город Москву, например. Эта задача решается. Конечно же, если противник, серьезный наш противник задействует весь свой арсенал, конечно система не сможет эту задачу решить. Но, еще раз я подчеркиваю, да? Город Москва будет прикрыт. Даже с точки зрения просто применения, тактики применения ракет, нельзя наносить так сказать массированный удар в одну точку. Ну, по ряду причин на них останавливаться не буду, не возможно, да. Противник я думаю, что у нас достаточно умен, и будет применять свои средства целесообразно.

А. Дурново Будем надеяться, что не будет.

И. Тагиев Нет, для этого система… Я вообще просто здесь так хотел бы сказать, вообще система ПВО решает несколько задач, да? Первая задача – это конечно решение основной задачи, это оборона города Москвы от удара баллистических ракет. Эта задача решается гарантированно. Вторая задача – это повышение порога ответного реагирования. Ну, условно говоря, некоторую такую мифическую ситуацию разберем там, какие-то не санкционированные пуски баллистических ракет, не санкционированные. Эта однозначно задача решена. Следующая задача, я считаю, она наверное самая главная задача – это обеспечить живучесть органов высшего управления. Высшие звенья управления, которые принимают решения на ответные действия. Ни один противник не будет применять даже свое мощное грозное оружие, когда имеется вероятность, что оно не достигнет цели. Вот я почему говорю, что массированно применить нельзя? По той простой причине, там много нюансов, там и взаимное поражение, и так далее, так далее, так далее. Естественно, будут как-то грамотно. Если система противоракетной обороны сработает, решит свою задачу на 100%, противник знает о том, что достичь какого-то результата: обезглавить руководство, или еще там какие-то задачи, он не сможет. И значит, никакого применения ракетно-ядерного оружия не будет. Можно сказать, что система ПРО в некотором смысле, ну безусловно в совокупности со всеми вооруженными силами РФ, является гарантом стратегической стабильности.

А. Дурново Ильгар Тагиев, начальник отделения боевых алгоритмов и программ соединения ПРО у нас в гостях. Ильгар Фузилиевич, а вот можно сказать, что соединение ПРО – это помимо всего прочего, психологическое орудие? Вот есть оно, да?

И. Тагиев Я не готов вот вам ответить на счет психологического. В моем понимании, вот лично мое мнение, психологическое оружие – это несколько иное. Это воздействие так сказать на человеческое подсознание, для решения какой-то задачи, да? Посеять панику, страх, чтобы личный состав там, либо население, перестало верить в победу условно говоря, это как бы так. Я считаю, что это не психологическое оружие, да? Но это тот арсенал средств у нашего руководства, который позволяет противнику наверное, задуматься о том, что сможет ли он достичь каких-то целей, и решить какие-то задачи, или нет. Вы понимаете, любой здравомыслящий человек, любой ученый, любой специалист понимает, что в целом конечно не одна техническая задача со стопроцентной задачей не решается. Можно говорить о предотвращенном ущербе, о какой-то вероятности выполнения задачи, но 100% не решается. А если 100% нет, ну риск большой. Риск очень большой, и поэтому никто рисковать так не будет. Определяемся, гарант стратегической стабильности, в совокупности с нашими вооруженными силами.

А. Дурново Расскажите пожалуйста, кто отвечает за боеготовность системы ПРО? И если она автоматическая, в чем роль человека?

И. Тагиев Дело в том, что каждый элемент системы ПРО – это отдельная воинская часть. За каждый элемент отвечает командир воинской части. За боеготовность системы противоракетной обороны в целом, ответственность несет командир соединения. Чтобы у слушателя не создалось какого-то ложного впечатления о том, что как бы человек здесь не причем, на самом деле поддержание системы ПВО в боеготовом состоянии – это колоссальный комплекс мероприятий, огромный комплекс мероприятий. Это и поддержание в техническом исправном состоянии всего аппаратурного комплекса, это взаимодействие с оборонной промышленностью, взаимодействие с военной наукой. Это решение простых таких задач, как обеспечение личного состава продовольствием, обмундированием, обеспечение условий жизни, и так далее. То есть, это огромный спектр задач. При решении каких-то задач в подготовке по предназначению – это всестороннее обеспечение боевых действий. То есть там каждый человек на месте. Вообще, система противоракетной обороны – это коллективное оружие, там каждый человек за что-то отвечает, и он находится в цепи, которая позволяет эту задачу успешно решить. Личный состав, если брать вот с технической точки зрения, вот ближе которая, да? Занимается чем? Дело в том, что как любое техническое средство, естественно возникают отказы, неисправности. И не смотря на то, что все элементы системы многократно резервированы, все равно вышедшую из строя технику, узлы, блоки, шкафы, нужно ремонтировать. Для этого личный состав и решает эту задачу. Это первое, и главное. Второе – орудие надо применять, и безусловно этому необходимо тоже учиться, и совершенствовать постоянно свои навыки. Это происходит в рамках учений, тренировок, каких-то других мероприятий учебного характера. То есть человек, находящийся за пультом, должен выполнить поставленную перед ним задачу. Он не должен дрогнуть, он должен знать, что ему делать. Он должен в какой-то кризисной ситуации, в условиях какого-то потока отказов и так далее, принять правильное решение. Но я хочу сказать, что при боевом цикле, все эти решения за человека принимает система. Дело в том, что боевой цикл – это достаточно короткое по времени действие. Он может длиться там от 10 до 30 минут. В каких-то случаях больше, в каких-то случаях меньше, это очень коротко. А система ПРО уже эксплуатируется годами. И просто вот это и показывает, что личный состав и занимается по поддержанию в постоянной боевой готовности. Говорится таким образом, если система технически исправна, то она безусловно выполнит поставленную перед ней задачу в автоматическом режиме. Но я хочу здесь отметить, что дело в том, что система ПВО, она на самом деле элемент достаточно самодостаточный. При определенных ситуациях, система ПРО может автономно решать эти задачи. Здесь так же есть роль человека в назначении работы системы. А далее, если же обнаруживаются цели… Опасные цели, атакующие цели, то система переходит в автоматический режим работы, и решает эту задачу. Хотя есть один элемент, я не буду о нем говорить, там безусловно участие человека требуется.

А. Дурново Мы сейчас прервемся на небольшую рекламу и короткие новости, которые пойдут перед ней. Но обязательно после них, это буквально 5 минут, мы вернемся в эту студию, вернемся к нашему разговору о соединении ПРО и его работе. Я напомню, в гостях у нас Ильгар Тагиев, начальник отделения боевых алгоритмов и программ соединения ПРО, мы говорим о работе соединения ПРО, и ровно через 5 минут снова в этой студии встретимся, и разговор продолжим.

НОВОСТИ.

А. Дурново Продолжается программа «Военный совет», по-прежнему Алексей Дурново в студии, по-прежнему со мной Ильгар Тагиев, начальник отделения боевых алгоритмов и программ соединения ПРО. Ильгар Фузилиевич, а можете о своем отделении рассказать, в чем ваша задача основная?

И. Тагиев Хороший вопрос вы задаете, Алексей. Дело в том, что задачи, которые стоят перед нашим отделением, они достаточно закрытый характер носят. Ну, что-то я могу конечно рассказать. Отделение боевых алгоритмов программ… Таких на самом деле отделений вооруженных сил очень и очень не много. Перед ними стоит очень ответственная задача – это сопровождение программы, боевой программы системы противоракетной обороны и все, что с этим связано. Связано с вопросами применения, планирования каких-либо работ, анализа работ. Анализа возникающих ошибок, подготовка предложений по совершенствованию системы противоракетной обороны для представления организациям, разработчикам. Значит обеспечение командира информацией о возможностях системы для того, чтобы командир мог принимать решения в зависимости от условий обстановки. Анализ соответствия того, о чем я говорю. То есть, соответствует ли система противоракетной обороны составу и степени боевой готовности средств воздушно-космического нападения противника. И все, что в этим связано. Ну, и ряд конечно многих моментов: это и научная работа, это и участие в различного рода научных конференциях. То есть, мы на самом деле находимся на самом острие того, что называется вот таким вот емким словом, как система ПРО. Но мы не едины, я еще раз подчеркну, что сами по себе отделения, отделы и службы, они все взаимоувязаны, абсолютно все взаимоувязаны. Каждый член нашей команды решает свою задачу. Без решения этой задачи, даже смелые замыслы могут быть не реализованы. Кто-то должен обеспечить снабжение аппаратурой, условно говоря охлаждающими средами. Кто-то должен обеспечить беспрерывную подачу электропитания. Кто-то должен решить вопросы, связанные с обеспечением жизнедеятельности воинских коллективов, и так далее. Кто-то решает вопросы применения. Но если же где-то… Ну такого конечно не может быть, потому, что это опять-таки все очень резервировано выпадет, то тогда это все как бы работать не будет. И задача наша заключается в том, что этот весь механизм действовал слаженно, и работал как часы. Я хочу сказать, что этому так сказать уделяется большое внимание, на этом сосредоточены основные усилия руководства соединения, личный состав соединения, ну и все, кто на это замыкается.

А. Дурново А скажите пожалуйста, а кто кадры вам поставляет? Ведь я так понимаю, что нужно огромное количество высококвалифицированных, хорошо подготовленных специалистов. Кто готовит?

И. Тагиев Алексей, вы абсолютно правы. Вот здесь вот в системе ПРО… Вы знаете, как-то мы еще так говорим между собой, это умное оружие, да? Вот в последнее время у нас слово умное как бы популярно там… Умный, телефон, умный телевизор там, умный дом, и так далее. А это умное оружие, да? Дело в том, что… Как бы так сказать, огромный комплекс вычислительных машин. Серьезные алгоритмы, в которых заложена фундаментальная наука. Серьезный аппаратурный комплекс, сложнейшие системы приема обработки сигналов и многое другое, что действительно можно сказать: сложное, большое и так далее. Это конечно требует квалифицированного персонала, без этого никак. Я хочу отметить, что в основном дежурство… Вернее так, на основных ключевых местах находятся только военнослужащие в офицерском звании, только. Которые прошли подготовку в военных училищах, в академиях, которые знают что делать, и как делать. Кроме того, происходит постоянная переподготовка этих людей. То есть, они обучаются, при возникновении каких-то… Меняется какая-то аппаратура, происходит обучение. Я ранее говорил, что процесс модернизации, он непрерывен. Вот обучение. Основной сейчас поставщик кадров – академия имени Можайского, которая находится в Санкт-Петербурге. Она сейчас воплотила… Там на самом деле учебных заведений было несколько, но сейчас это одно учебное заведение, которое поставляет вот именно кадры. Именно офицеров, имеющих квалификацию инженер. Кроме того, к нам поступают специалисты из военных центров. Это можно университет имени Баумана привести, ну и многих других. На самом деле специализаций-то много в системе противоракетной обороны. Это и связисты, это специалисты по энергетике, но и по всему спектру. Там на самом деле, это целый комплекс. Естественно, различные учебные заведения их поставляют. Они приходят… Не просто что они пришли, и сразу так сказать, начали эксплуатировать технику. Конечно это не так. Происходит… Это целый процесс, это система обучения. Это люди обучаются, сдают зачеты на допуск к самостоятельному управлению техникой, допуск к самостоятельному несению дежурства Назначается комиссия, принимаются серьезные зачеты, кроме того назначаются наставники. Ну, это действительно серьезный процесс. Я хочу отметить, что подготовить вот специалиста, который решал бы какие-то задачи, для этого нужно время. По нашим меркам это порядка 2,5 – 3 года. Через 2,5 – 3 года специалист способен эксплуатировать сложное оборудование самостоятельно.

А. Дурново Это уже после обучения, да? То есть, уже непосредственно на службе.

И. Тагиев Конечно, это после обучения. Человек должен придти с серьезными навыками инженерными, то есть общий уровень инженерной подготовки дожжен быть высокий. Конечно, можно где-то дифференцировать. Где-то больше, где-то меньше, но в целом средний уровень должен быть очень высоким. Потому, что аппаратура сложная, ее необходимо эксплуатировать. Бывают сложные неисправности, которые нужно находить. Я конечно хочу отметить, что поиски вот этих неисправностей, вообще поддержание боевой готовности, конечно работает очень много и промышленность, которая в рамках авторского технического надзора осуществляет свою деятельность. Сейчас вот тенденция у нас такая, что большей частью конечно офицерский состав не находится непосредственно скажем так у шкафа с аппаратурой, и так далее. Хотя в ряде случаев это конечно делается. Вот а совместно с промышленностью эта работа решается. Есть допустим отделы, где нет промышленности, они самостоятельно решают эту задачу. И в целом понимаете, вот этот вот комплекс, да? Часть эксплуатации, военная промышленность, или организация промышленности, и организация военной науки – это вот тот комплекс, который обеспечивает вот решение этой задачи. В рамках него происходит подготовка людей… Ведь дело в том, что наверное не во многих местах моно сказать, что кто-то участвует в каких-то конференциях. Дело в том, что у нас постоянно проводятся конференцию. Это и в армии по вопросу о назначении ежегодно проходят соответствующие ракетно-стрелковые конференции, где люди делятся опытом, где рассказывают о своих достижениях. Во всех научных заведениях проходят научно-практические конференции, где наши офицеры так же принимают участие, выступают с докладами, публикуют статьи, и так далее. Я просто хочу сказать, сама по себе вот система… Вот свою точку зрения выскажу, это самая сложная система, которую вообще можно себе представить. Кончено другие системы не менее сложны, но здесь она вот на мой взгляд самая сложная. И радиолокация, и управление, и вычислительная техника, и противоракеты, и все, что с этим связано, понимаете? А это огромный комплекс всего.

А. Дурново Ну, вот я так понимаю просто из ваших слов, что там требуется инженерное дело, математика, физика наверное, да? И видимо программирование.

И. Тагиев Конечно.

А. Дурново А вот как понять, вот этот человек, там он получит допуск к работе, или нет? Вот вы упомянули, что некий экзамен, зачет, он из чего состоит?

И. Тагиев Я не хочу вдаваться просто, чтобы не утомлять какими-то вот этими тонкостями слушателей. Я хочу сказать следующее, первое – это… Значит основной вид подготовки военнослужащих офицеров – это самостоятельная подготовка. То есть, люди самостоятельно готовятся. То есть, закончив высшее учебное заведение, у нас процесс обучения не заканчивается. У нас проводится в рамках профессиональной должностной подготовки, предусмотрена масса занятий по различным дисциплинам. Это не только касается тем технической подготовки, специальной подготовки. Даже военную экологию мы изучаем, психологию, и так далее, так далее. Но есть ряд моментов, связанных допустим непосредственно с несением дежурства. Проводятся по специальной программе занятия, после занятий сдается один зачет. Это назначается целая комиссия приказом командира части, в который включается наиболее подготовленные военнослужащие, которые осуществляют прием. Я могу сказать, что не все проходят с первого раза эти зачеты. Есть такие, что которые остаются, и пересдают. Таких людей конечно не много, ну это нормальный процесс, где-то может быть и комиссия требует как бы много, но без этого как бы нельзя. То есть человек, который пришел, он дожжен гарантированно выполнить задачу. От него там очень много зависит. Каких-то вы знаете, у нас специалистов, которые были бы не очень нужны, таких нет. Все нужны, и все важны.

А. Дурново А на психологию как-то их проверяют?

И. Тагиев Конечно, конечно. Дело в том, что я больше даже скажу. Люди, которые несут дежурство, ежегодно проходят военно-врачебную комиссию. Ежегодно. В том числе и есть такие специалисты, как врачи-психиатры. Конечно, эта задача решается. И ежедневно происходит медицинский осмотр заступающих на дежурство. Но этот процесс как бы налажен, на самом деле за это беспокоиться не нужно. У нас все люди подготовленные, в том числе и в психологическом плане. То есть, они психологически устойчивы, и способны в принципе в любых условиях обстановки выполнить задачу, которая на них возлагается, по своему предназначению.

А. Дурново А что, вот помимо большого количества навыков, да? Полученных при учебе, вот что именно от человека требуется, какими нужно вот как говорится личностными качествами? Какими чертами характера обладать, чтобы работать. Нести службу в соединении ПРО?

И. Тагиев Вы знаете, я выскажу опять-таки свою точку зрения. Систему ПРО надо любить, если так это можно сказать. Это внутри должно быть. У человека должны гореть глаза, блестеть глаза, понимаете? Люди на самом деле разные есть, кто-то в большей степени, кто-то в меньшей степени, это нормальный процесс, в среднем человек обеспечивает. Но есть люди выдающиеся, есть люди средние, есть люди ну, чуть ниже средних, да. Каждому по силам назначается какая-то задача. Систему ПРО надо любить, без этого никак. Можно привести разные притчи, да? Вот кто что делает, да? Кто-то роет землю, кто-то ложит кирпич, а кто-то строит собор. У человека должна быть такая установка, он строит собор, он эксплуатирует самую сложную систему в стране. Он эксплуатирует ту систему, которая является гарантом стабильности. И он должен знать, что от его действий зависит очень многое, и в конечном итоге на него смотрит страна.

А. Дурново Вот амбициозность здесь скорее в плюс, или в минус?

И. Тагиев Вы знаете, любой военнослужащий… Так скажу, военнослужащий, должен обладать какими-то амбициями. С хорошей стороны в чем амбициозность? Он должен изучать закрепленную за ним технику так, чтобы знать ее. И в этом так сказать преуспевать досконально знать. Он должен знать то, что он должен делать в каких-то других ситуациях. Дело в том, что военная жизнь на самом деле многогранна, понимаете в чем дело? Там и служба в нарядах, и решение каких-то других задач, в повседневной деятельности. Это не только так сказать боевая работа. То есть, амбиции должны быть. И конечно он должен расти, офицер должен стремиться получить звание выше, занять высшую должность и так далее. Это нормально, это я ее называю здоровый карьеризм, который должен быть. И именно он является вот этим движителем, который позволяет вот поддерживать этот уровень на высоте.

А. Дурново Сложно ли служить офицером, несущим боевое дежурство в противоракетной обороне?

И. Тагиев Вы знаете, наше соединение является соединением постоянной боевой готовности. Я хочу сказать, что как в любом соединении постоянной боевой готовности, ну как? Не бывает легких задач, понимаете? Не бывает как бы легкой службы. Это работа с полной отдачей сил. Потому, что каждый представляет, что от него многое зависит, что он должен выполнить задачу так, чтобы не подвести своего непосредственного начальника. Выполнить задачу, вы понимаете? Вот это краеугольное, это выполнить задачу. А для этого безусловно нужно учиться, быть готовым в психологическом плане, что могут возникать какие-то ситуации, которые этот человек должен решить. Конкретно специалист, на конкретном боевом посту, иначе быть не может. Да, не просто, да психологическая нагрузка высокая. Понимаете, дело даже… Я могу просто привести такой пример, сложная система, где циркулируют высокие напряжения, высокие токи, высокие мощности, понимаете? Сотни параметров, которые нужно снять, Часть снимается в автоматическом режиме, часть нужно как бы посмотреть Там нельзя сказать, что кто-то сидит просто за дисплеем, и водит мышкой. Нет, такого конечно нет. Люди осматривают помещение, помещений очень много. Кто был в нашем объекте, тот знает помещение. Их надо осматривать с противопожарном плане, решать задачи там с обеспечением… Ну простые вопросы, освещение, и так далее, чтобы люди могли это решать задачи свои там, чтобы ничего не мешало. Для этого есть человек, каждый специалист своего дела. То есть, сотни параметров. Не ошибиться, доложить вовремя, верно, в нужный момент времени предпринять действия, которые позволили бы эту задачу решить. Немало так сказать внимания отводится решением таких моментов, как именно противопожарная безопасность. Потому, что объекты полностью закрыты, и там от этого очень много зависит, чтобы безусловно все это выполнялось. Возникают конечно какие-то иногда ситуации но при любых ситуациях, которые бы не были, личный состав всегда действовал правильно и уверенно. И каких-то особых инцидентов у нас не было никогда.

А. Дурново А в чем приходится себя ограничивать? Ведь от чего-то приходится во имя службы всегда отказываться. Вот в вашем случае это что?

И. Тагиев Вы знаете, я не знаю, как назвать это ограничением. Каждый, кто шел осознанно, у нас офицеры самостоятельно шли, самостоятельно принимали решение, их никто не заставлял. Они все прекрасно понимают, что они пришли сюда выполнять задачу, которая перед ними стоит, и это конечно работа, не считаясь в том числе со своим личным временем. Рабочий день не нормированный. При возникновении каких-либо задач, при проведении учений, мероприятий, и так далее, это занятость полная. То есть, сутками люди выполняют задачу. Кроме того, повседневно (неразборчиво). То есть, я не могу сказать, что это трудности. Да, это как у нас говорится, тяготы и лишения воинской службы, которые военнослужащий должен стойко переносить. В целом я думаю, что есть вот и другие военнослужащие, которые может быть какие-то другие более решают задачи. В том числе с риском для жизни, и еще какие-то моменты. Трудности есть, трудности преодолеваются.

А. Дурново А расскажите пожалуйста, вот в прошлый год заглянем, немножко об успехах и достижениях каких-нибудь в боевой подготовки.

И. Тагиев Вы знаете, можно конечно привести данные из прошедшей допустим 5 лет, с прошлого 50-летнего юбилея, но остановимся вот на этом году. На самом деле, в СМИ периодически возникают вот такие образы, когда приезжают на наш объект, и его сравнивают там с пирамидой, ну грандиозное сооружение на самом деле, да, как дремлющий гигант. На самом деле, это не так. На системе ПРО ежедневно проводится работа, круглосуточно несется дежурство. В ходе этого дежурства выполняются задачи. Я хочу отметить, что благодаря так сказать нашему положению, которое я выбирал, географическому, мы обеспечиваем контроль всех пусков баллистических ракет, и запусков ракет космического назначения. Всех, которые проходят, по которому нам ставится задача. Хочу сказать, что за прошлый год было более 10 пусков баллистических ракет обнаружено. Цели устойчиво сопровождались, информация выдавалась на вышестоящий и взаимодействующий командный пункт управления, для принятия решения. Далее, в интересах контроля космического пространства, очень большая работа проводится. С учетом того, что радиолокационная станция, она самая точная, она выдает действительно очень ценную информацию, которая в ряде случаев становится бесценной просто напросто, да? Я хочу отметить, что за этот год было проведено порядка 80 космических объектов, с признаком особо важным. Разные возникают ситуации в космосе, и требуют разного решения. Система ПРО не решает задачи конечно контроля космического пространства, но в ряде случаев информация, получаемая от средств ПРО, является ключевой для решений той или иной задачи. Далее, для того, чтобы поддерживать нашу систему в постоянной боевой готовности, на системе проводятся контрольные цели. Это космические аппараты, обладающие какими-то заданными свойствами. Контрольные цели проводятся, оцениваются характеристики радиолокационной станции, соответствие их техническому заданию, техническим условиям. Таких работ было проведено порядка 170 в этом году. Ну, и хотел бы особенно остановиться на том, что боевой расчет постоянно проводит тренировки. Это тренировки по действиям личного состава, по работе системы ПРО, при отражении ракетного удара. Существуют несколько различных вариантов тренировок, в ходе которых отрабатывается условно говоря, ракетный удар. То есть, система работает, и личный состав в условиях максимально приближенных к боевым. То есть, имитируется удар, причем имитируется он… Ракеты на самом деле не летят, имитируется он достаточно эффективно, и вся система ПРО отрабатывает этот ракетный удар. Она выполнит эту задачу точно так же, когда этот ракетный удар будет по-настоящему. Но так как мы с вами говорили, что такого не будет.

А. Дурново Я вот знаю, уже не будучи совсем военным человеком, но знаю, что когда приходит представитель соединения ПРО, нужно обязательно спросить про радиолокационную систему, и ее уникальность.

И. Тагиев Я что хочу сказать, что на самом деле вся система ПРО, она уникальная, вся. Это и радиолокационная станция, это и стартовые позиции, это и противоракеты, это и система передачи данных и связи. То есть сказать, что там уникального нету. Просто в СМИ вот немножко как бы действительно про очень уникальные средства постоянно говорится, а другие как бы незаслуженно остаются в стороне. На самом деле, ни все уникальны. Что касается радиолокационного средства, которое… Основного информационного средства нашей системы – это локатор сантиметрового диапазона (неразборчиво), обладающий колоссальным потенциалом по излучаемой мощности для того, чтобы обнаруживать малоразмерные цели. Способны обнаружить малоразмерные цели на дальностях несколько тысяч километров, обладающими высокими точностными характеристиками, точнее средства нет. Способный работать в сложных условиях обстановки при обнаружении целей, боевых целей, на фоне различных типов ложных целей. Проводить с использованием огромного ансамбля радиолокационных сигналов, селекцию этих целей, и решать массу других задач. Вот такая уникальность. Приводятся цифры по самому сооружению, конечно они тоже впечатляют. Это одного только металла там было 30 тысяч тонн затрачено, бетона там в 2 раза больше, колоссальные размеры. Хотя на самом деле, объекты систем ракетно-космической обороны есть и больше по размерам. Это физически объясняется просто, там зависит от длины волны, излучаемой радиолокатором. Длина волны больше, антенна больше для того, чтобы обеспечить и заданные характеристики. Уникальность именно в этом и такого средства нет больше нигде. В стране у нас оно единственное, да и в мире с таким потенциалом, локатора нет.

А. Дурново Чуть меньше 2 минут у нас остается. Ну, вы отметили 55-летие. Если хотите. Можете поздравить коллег, воспользовавшись возможностями радиостанции.

И. Тагиев Спасибо, Алексей. Хотелось бы сказать следующее: поздравить командование соединения, личный состав соединения, представителей военного образования, военной науки, военной промышленности. Всех тех, кто создавал, строил, эксплуатировал системы противоракетной обороны. Кто делает это сейчас, помогает нам в нашем не легком труде. Хочется пожелать всем крепкого здоровья, успехов в своей работе, удачи. И то, чтобы через заданное время мы приняли на вооружение модернизированную систему противоракетной обороны.

А. Дурново Все-таки время у нас еще для одного последнего вопроса осталось. Если не секрет, как отмечают вот в ПРО профессиональный праздник?

И. Тагиев На самом деле это большие торжественные мероприятия. Это и… Приглашаются во-первых все ветераны, приглашаются представители военной промышленности, науки, образования. Все те, кто занимался. Эта система ПРО и занимается в настоящее время. Собирается, на плацу проводится парад. Идут военнослужащие соединения, проходят парадом. Далее торжественное мероприятие, торжественное собрание, ну и далее не официальная часть.

А. Дурново Спасибо вам большое. Я напомню, что Ильгар Тагиев у нас был в гостях, полковник, начальник отделения боевых алгоритмов и программ соединения ПРО, о работе соединения ПРО мы говорили. Меня зовут Алексей Дурново, ровно через неделю «Военный совет» вновь в эфире «Эха Москвы». Никуда не уходите, или уходите, но возвращайтесь в следующую субботу, спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире