'Вопросы к интервью
11 июля 2015
Z Военный совет Все выпуски

Основные направления совершенствования спутниковой системы ГЛОНАСС


Время выхода в эфир: 11 июля 2015, 12:07

А. Дурново В самом деле это «Военный совет», 12 часов 06 минут в Москве, меня зовут Алексей Дурново. В гостях у меня сегодня Андрей Ильин, начальник Главного испытательного космического центра имени Германа Титова, генерал-майор. Андрей Васильевич, добрый день.

А. Ильин Добрый день Алексей, добрый день уважаемые радиослушатели.

А. Дурново Мы говорим сегодня и о главном испытательном космическом центре, о его работе, ну и о ГЛОНАССе обязательно тоже поговорим. Я только напомню, что если у вас есть вопросы, вы можете с помощью СМС или твита послать их нам. Номер для СМС: +7-985-970-45-45, и в твиттере работает аккаунд @vyzvon. Андрей Васильевич, скажите пожалуйста, вот возглавляемый вами главный испытательный космический центр что собой представляет, какие задачи перед ним стоят?

А. Ильин Я возглавляю Главный испытательный космический центр имени Германа Степановича Титова, который представляет собой уникальную структуру не только в составе вооруженных сил РФ, но и нашей стране. На который возложены задачи – это управление космическими аппаратами в их орбитальном полете, а так же управление орбитальными группировками РФ. И второй важной задачей мы обеспечиваем все запуски ракет космического назначения, которые осуществляет наша РФ. Структуру… Она уникальна тем, что в состав главного центра входят формирования, которые дислоцированы по всей территории РФ от Калининграда до Камчатки. И состоит она из центров управления полетом, в которых разрабатывается программа, в которых анализируется, в которых принимается информация с космических аппаратов. И через отдельные командно-измерительные комплексы, которые расположены, как я уже сказал, по всей территории РФ, осуществляется связь с космическим аппаратом, снимается с него необходимая информация, выдается аппаратом управляющее воздействие, и дальше эта информация поступает в центр управления полетом, где она анализируется, и снова осуществляется закладка на рабочие программы, на космические аппараты.

А. Дурново Вот Андрей нас сразу спрашивает: в чем разница между Главным испытательным космическим центром и Роскосмосом?

А. Ильин Дело в том, что Главный испытательный космический центр, он осуществляет само управление непосредственно космическими аппаратами, а Роскосмос – он разрабатывает программы космические РФ, и контролирует их выполнение.

А. Дурново Но при этом Главный испытательный космический центр осуществляет управление только аппаратами военного назначения, или не только? Или шире этот круг?

А. Ильин Как я уже сказал, что мы обеспечиваем все запуски ракет космического назначения. Это и ракеты, которые выводят и военные аппараты, гражданские аппараты, в том числе и по международным космическим программам. Мы обеспечиваем их выведение на орбиту, а управление космическими аппаратами мы осуществляем… Прежде всего, конечно это космическими аппаратами военного назначения, а так же космическими аппаратами, которые имеют двойное назначение. Которые используются и как в гражданском народном хозяйстве, так и в интересах Минобороны РФ.

А. Дурново Ну, скажем, в работе МКС вы принимаете участие каким-то образом?

А. Ильин Мы принимаем непосредственное участие в управлении международной космической станции, российским сегментом этой станции. Одна особенность в управлении данным комплексом в том, что центр управления полетов – он гражданский, он не подчинен Главному испытательному космическому центру, а средства управления, через которые проходит управляющее воздействие на международную космическую станцию, осуществляется видео и радиосвязь с космонавтами – это средство, которое входит в состав главного испытательного космического центра. То есть, получается как щупальца наши, весь мозг – он гражданский Роскосмоса.

А. Дурново Ну, в общем резюмируя эту часть нашего разговора, без вашего участия в космос не попасть.

А. Ильин Да.

А. Дурново Хорошо. Давайте поговорим о российской орбитальной группировке, вообще каково ее современное состояние, что она сейчас собой представляет?

А. Ильин В настоящее время отечественная орбитальная группировка состоит из более 100 космических аппаратов различного функционального назначения. Это обеспечение и связью соответствующих структур, это обеспечение видовой информации соответствующих структур, это и гидрометеорология, и соответственно национальное наше достояние, управление орбитальной группировкой ГЛОНАСС, обеспечение и контроль навигационного поля РФ.

А. Дурново А если скажем так, количественно, сколько примерно объектов там находится?

А. Ильин Больше 120 аппаратов сейчас.

А. Дурново Я в последнее время очень часто слышу от разных специалистов по космосу, что вот мол орбита перегружена всевозможными спутниками. Это так, или на орбите всем хватит места?

А. Ильин Я скажу так, что на орбите хватает всем места на текущий момент.

А. Дурново А сколько запусков в год сейчас вы проводите?

А. Ильин В настоящее время мы обеспечиваем порядка 30 запусков в год.

А. Дурново Это давно так, вот скажем там лет 10 назад было то же самое, или больше?

А.Ильин: Отечественная орбитальная группировка состоит из более 100 космических аппаратов

А. Ильин Если мы пытаемся сравнить количество запусков, это сейчас очень модно сравнивать. А вот когда страна была Советским Союзом, осуществляли более 100 запусков в год, а сейчас вот наша интенсивность снизилась. Все объясняется очень просто: в то время, когда шло становление отечественной космонавтики, каждый космический аппарат представлял собой единую систему, которая может выполнять только одну, максимум две функциональные задачи. Развитие технологий современных, оно привело к тому, что в настоящий момент один космический аппарат может выполнять до 10 задач, соответственно нам нет необходимости запускать для выполнения этого функционала 3 или 4 космических аппарата, оно вес умещается в одном аппарате — это один аспект. И второй аспект – увеличился срок активного существования космического аппарата. Если раньше в прежние годы космический аппарат существовал гарантированно в течение года, и нужно было постоянно каждый год осуществлять замену группировки, то теперь космические аппараты существуют от 10 до 15 лет. Отсюда и вывод, что нет необходимости с такой частотой и интенсивностью проводить запуски. Но тот состав орбитальной группировки – он в полном объеме позволяет, и обеспечивает те задачи, которые поставлены нам высшим военно-политическим руководством.

А. Дурново Ну, то есть, грубо говоря, то что раньше делали 250 спутников, теперь могут делать 120.

А. Ильин Совершенно верно.

А. Дурново Я напомню, в гостях у нас Андрей Ильин, начальник Главного испытательного космического центра имени Германа Титова, генерал-майор. Андрей Васильевич, вот Аркадий нас спрашивает, отслеживает ли кто-то так называемый космический мусор?

А. Ильин Есть структура в составе войск воздушно-космической обороны, которые как раз таки выполняют эту задачу. Но эта задача не является нашей функциональной, Главного испытательного космического центра.

А. Дурново Но вам этот космический мусор проблем не создает?

А. Ильин Нет, почему? Мусор – он создает всегда проблемы везде. Потому, что могут быть из-за того, что все, и небесные тела, они постоянно двигаются, находятся в движении, и их орбиты могут рано или поздно соприкасаться, и тогда уже по информации, получаемой из данной структуры о возможном сближении, мы принимаем решение об уклонении от этого мусора, то есть совершаем маневры космическим аппаратом.

А. Дурново Часто это происходит?

А. Ильин Ну, если так сказать, то где-то 2-3 раза в месяц такие ситуации складываются, но очень серьезно в таких ситуациях, чтобы пришлось маневрировать космическим аппаратом, пока на текущий момент не было.

А. Дурново Говоря вот о… Ну, скажем так, технической стороне, вот в техническом плане современные космические объекты наши, входящие в состав орбитальной группировки, что они собой представляют насколько они с технической точки зрения совершенны, насколько они сложны в управлении?

А. Ильин Современный космический аппарат – это очень сложное техническое устройство, очень сложный механизм, с многократным резервированием функциональных блоков. Особенность заключается в том, что это такой же механизм, как и обыкновенный автомобиль, в который входят различные элементы, которые движутся, открываются, закрываются, включаются, выключаются, что в конечном итоге придают движение автомобилю, и (неразборчиво) они могут ломаться. И особенность в том, что если мы автомобиль можем отремонтировать – подойти к нему, открыть капот, заменить колесо, то в космосе к сожалению мы этого сделать не можем. И поэтому конструкторам приходится многократно резервировать те или иные элементы для того, чтобы если выйдет из строя один блок, то можно было спокойно перейти на резервный комплект той или иной аппаратуры, что позволит в дальнейшем применять по своему назначению. Отсюда и вытекает, что аппарат – это очень сложное техническое устройство, и требует очень высокой подготовки на земле специалистов для того, чтобы управлять данным аппаратом.

А. Дурново А вот в этой ситуации, когда аппарат находится на орбите, вы находитесь на земле, там какая-то внештатная ситуация, что-то можно с земли сделать?

А. Ильин Для этого и предназначено многократное функционирование. Если происходит та или иная внештатная ситуация с космическим аппаратом, как… Я опять-таки повторюсь, как с обыкновенным механизмом, давайте рассматривать его в таком ключе. Конечно, специалисты главного центра совместно с конструкторами, которые разрабатывали данный космический аппарат, приступают сразу к анализу той ситуации, которая произошла. И по результатам анализа принимается решение о том, в какой комплектации бортовую аппаратуру оставить, и переключением с земли мы осуществляем перекоммутацию тех или иных блоков, чтобы аппарат смог продолжить свое функционирование.

А. Дурново А сколько вообще человек ваших подчиненных, скажем так, отслеживают деятельность… Переформулирую вопрос. Вообще, как ваша работа организована? Вот работа ваших подчиненных, в Главном испытательном космическом центре?

А. Ильин Для того чтобы обеспечить функционирование орбитальной группировки, и с учетом того, что как я уже сказал, что наши средства дислоцированы по всей территории РФ, то есть вы представляете, какой это масштаб: от Калининграда до Камчатки, от Евпатории до Воркуты, находятся воинские формирования, которые ежесуточно заступают на дежурство с той целью, чтобы осуществить управление данным космическим аппаратом. И ежесуточно для вот этих задач, в главном центре заступают порядка 1000 человек, которые одновременно выполняют задачи по обеспечению функционирования орбитальной группировки. По ее анализу состояния, по принятию решения, по применению космических аппаратов, по выполнению тех операций, которые связаны с той или иной неисправностью, то есть это единое целое получается, и в течение суток вот эта 1000 человек, оно работает все по единому алгоритму для того, чтобы наша группировка смогла функционировать в том объеме, и выполнять поставленные задачи.

А. Дурново А сколько всего человек у вас? Ну, вот 1000 человек только на работе, а вообще всего сколько?

А. Ильин Ну, всего в Главном центре более 8000 человек.

А. Дурново А вот условно говоря, это по каким специальностям люди у вас работают?

А. Ильин В основном, основные специальности – это радиотехнические. Потому, что управление космическим аппаратом происходит по средствам применения радиотехнических комплексов, которые должны войти в радиосвязь с космическим аппаратом, и осуществить обмен информации. Так же это программисты, без которых в современном мире никуда нельзя, поскольку очень мощные программные комплексы разработаны для оценки информации, для прогнозирования ситуации. Ну, и соответственно программные комплексы, которые позволяют самому аппарату функционировать в автоматическом режиме.

А. Дурново А у вас скажем так военные, или есть гражданские в подчинении?

А. Ильин Ну, и гражданский персонал тоже есть.

А. Дурново А как вообще… Вот если не секрет, как кадры готовят для главного испытательного космического центра? Есть какое-то специальное учебное учреждение, которое готовит специалистов для вас?

А. Ильин Профильным учебным заведением, которое поставляет нам высококвалифицированные кадры – это военная академия имени Можайского. Это базовый наш ВУЗ, который по всем специальностям готовит специалистов довольно-таки высокого класса, поскольку дает заведение учебное очень сильную фундаментальную базу, которая позволяет специалистам быть и овладевать в короткие сроки смежными специальностями. Потому, что управление космическими аппаратами осуществляется как командно-измерительными системами, это немного, скажем так, одна техническая сторона. Есть средства, которые принимают информацию с космического аппарата, это уже более связное, но та базовая закалка скажем так, она позволяет специалисту выполнять функции по мере необходимости, или на командно-измерительных системах, или на станциях приема информации с космического аппарата.

А. Дурново А сколько в принципе вот по времени, сколько лет занимает обучение?

А.Ильин: ГЛОНАСС – достояние РФ. Страна, имеющая собственную навигационную группировку, свободна

А. Ильин Обучение штатное – 5 лет. 5 лет готовятся, и выпускаются уже в звании лейтенанта, инженер высококвалифицированный, которые прибывают к нам в главный центр, где они проходят доподготовку, стажировку, и как правило через месяц-два они вступают уже в состав боевого расчета, и способны выполнять самостоятельно задачи.

А. Дурново Напомню я, что Андрей Ильин у меня в гостях, начальник Главного испытательного космического центра имени Германа Титова, генерал-майор. Андрей Васильевич, ну вот я так понимаю, от темы ГЛОНАСС мы никуда не уйдем. Я так понимаю, он тоже в вашем ведении находится?

А. Ильин Глобальную навигационную систему спутниковую, Главный испытательный космический центр применяет в полном объеме, и в полном объеме осуществляет управление данной группировкой.

А. Дурново А можете рассказать о ней чуть подробнее? Вот группировка именно ГЛОНАССа, она что собой представляет? Там сколько аппаратов условно говоря в нее входят?

А. Ильин В состав отечественной навигационной группировки входят 24 космического аппарата. Все сейчас 24 аппарата штатно функционируют на орбите, и позволяют поддерживать точностные характеристики отечественного навигационного поля, в заданных рамках. Что в принципе сопоставимо с американской системой GPS, и в некоторых моментах, аспектах даже лучше.

А. Дурново Ну, вот сейчас про сравнение с GPS обязательно поговорим. Я так понимаю, что ГЛОНАСС уже покрывает весь земной шар.

А. Ильин Да, глобальная система – она полностью покрывает весь земной шар.

А. Дурново Давайте теперь о вечной теме преимущества и не преимущества по сравнению с системой GPS, в чем действительно преимущество ГЛОНАСС?

А. Ильин Ну, это во-первых наша отечественная, это наше достояние РФ. Потому, что страна, которая имеет собственную навигационную группировку – она свободна. Вы представляете, если бы эти санкции были введены со стороны той же самой… (Неразборчиво) навигационными параметрами со стороны американцев, группировкой. То есть, страна бы лишилась очень многих аспектов жизни, а так мы владеем, мы имеем это. По своим характеристикам она нисколько не уступает американской системе, а в некоторых аспектах даже превосходит ее. И в настоящее время прогресс не стоит на месте, продолжается развитие, модернизация группировки, что позволяет все более и более увеличивать точностные характеристики наши.

А. Дурново А можете рассказать чуть-чуть подробнее о преимуществах ГЛОНАСС? В чем однозначно ГЛОНАСС превосходит GPS?

А. Ильин В точностных характеристиках в северных широтах наиболее высокие. Если американская система – она создавалась более для южных широт, то мы создавали для северных широт. В РФ она располагается в более северных широтах. Это меньшее количество аппаратов, которые участвуют в системе. У американцев 30 аппаратов обеспечивают те же самые характеристики, что у нас обеспечивают 24 аппарата. Я думаю, это уже показатель.

А. Дурново А точностные характеристики вот для людей, которые не очень хорошо понимают что такое ГЛОНАСС, и вообще они не очень хороши в технике, как в том числе я. Что такое точностные характеристики?

А. Ильин Точность привязки на местности 3-5 метров. Вот эти характеристики сейчас наша система полностью обеспечивает.

А. Дурново А если не секрет, в чем-нибудь ГЛОНАСС – GPS уступает? Вот мы о преимуществах поговорили, а наоборот?

А. Ильин Так же, как и у GPS есть недостатки по отношению к нашей… Это как две любых системы, которые в чем-то лучше, в чем-то хуже. И не может быть двух систем, которые полностью идентичны, которые разработаны в разных странах, и применяются по-разному.

А. Дурново Сейчас очень интересный вопрос пришел от Владимира, он спрашивает: а можно пользоваться и ГЛОНАСС и GPS одновременно?

А. Ильин Современные разработчики и производители навигационных приемников в настоящее время уже закладывают и привязку по GPS, и привязку по ГЛОНАССу. Очень многие, причем даже иностранные производители уже в свои приборы вставляют систему привязки в ГЛОНАССу.

А. Дурново Ну, вот вы затронули эту тему, да? И нас слушатели тоже спрашивают… Хочу я чуть-чуть развить, опять-таки, зачем нужен ГЛОНАСС, почему нельзя пользоваться только GPS? Вот действительно, если бы ГЛОНАСС не было, а был бы только GPS, какие бы были у нашей страны проблемы в связи с этим?

А. Ильин Ну, это так же, как… Если мы получаем продукт только за границей, и если за границей продукт перестали к нам поставлять – мы его лишаемся. Та и здесь, это наше как я уже сказал, национальное достояние, это наша собственность, и только мы имеем право распоряжаться этим навигационным полем.

А. Дурново А давайте поговорим, я знаю, это не самая приятная тема, но тем не менее, что да, в последнее время мы в СМИ довольно часто слышим о случаях технических сбоев в работе космических аппаратов, в том числе и аппаратов системы ГЛОНАСС. А если вот говорить, скажем так… Ну, предметно насколько серьезны эти проблемы?

А. Ильин Я уже говорил, что космический аппарат – это такой же механизм, как и автомобиль, как телевизор, как сотовый телефон. А любому механизму свойственно иногда ломаться. И уже от мастерства специалистов, которые осуществляют ремонт, зависит, будет ли данный аппарат в дальнейшем функционировать, или не будет. Космический аппарат, как я уже отмечал, он функционирует там, где потрогать руками его нельзя, и заменить нельзя, и проблемы возникают. И вот благодаря только умению специалистов, грамотному подходу, я бы сказал мощному анализу ситуации, разработкой алгоритма вывода космического аппарата в рабочее состояние, это все и зависит. У нас были случаи, когда космический аппарат не функционировал порядка полутора лет, и только благодаря грамотным, кропотливым действиям специалистов и от промышленности, от производителей, от разработчиков, и специалистов прежде всего, Главного испытательного космического центра, космический аппарат удалось реанимировать, и он до сих пор выполняет свою функциональную задачу.

А. Дурново Не функционировал на орбите?

А. Ильин Полтора года он не функционировал, мы с ним не могли войти в связь. Получить с него информацию, выдать управляющее воздействие. Но при помощи разработанного алгоритма, специалистами главного центра удалось войти в связь, и реанимировать космический аппарат.

А. Дурново То есть, такое возможно, да? То есть, вот если не исправность на орбите, это не значит, что аппарат потерян навсегда.

А. Ильин Конечно, конечно.

А. Дурново А насколько вообще сложно обнаружить неисправность? И в какой момент лучше ее искать, скажем так?

А. Ильин Как только космический аппарат входит в зону радиовидимости технических средств Главного центра, с него поступает информация о состоянии космического аппарата, так называемая (неразборчиво) информация. Чтобы наши радиослушатели понимали, о чем речь идет, наверняка каждый делает себе электрокардиограмму, где врач по параметрам смотрит состояние сердца, состояние дыхания, все ли органы функционируют, так и в телеметрической информации, что каждое движение аппарата, каждое его температура, давление, функциональное действие, оно передается на землю. И если действие это совпадает с параметрами, которые заложены на космический аппарат… К примеру антенна должна раскрыться от 5 до 10 градусов. И если антенна принимает информацию, и мы видим, что она от 5 до 10 градусов раскрылась, значит мы делаем вывод, что аппарат функционирует нормально. Как только она выходит за эти пределы, мы начинаем разрабатывать алгоритм, анализировать ситуацию, что произошло, почему параметр увеличился, какие действия необходимо сделать, и после этого выдаем то или иное управляющее воздействие, которое приводит в исходное состояние.

А. Дурново А вообще в Главном испытательном космическом центре до запуска как-то с аппаратом работают? Какая-то диагностика проводится?

А. Ильин На земле космический аппарат после сборки, проходит цикл испытаний. То есть, когда все системы проверяются на функционирование уже в едином комплексе. И как только будет выдано заключение, что все системы функционируют в требуемых параметрах, заданных характеристиками, Космический аппарат устанавливается на ракетоноситель, и осуществляется запуск его.

А. Дурново То есть, не то, что сразу вот привезли, и вы его сразу в космос.

А. Ильин Нет, обязательно нужно провести проверки, прежде чем мы его отправим в космос.

А. Дурново А сколько примерно времени уходит на такие проверки? Я так понимаю, что это пробные запуски, да?

А. Ильин Нет, как правило, на проверки уходит не более полутора месяцев, и космический аппарат готов к запуску.

А. Дурново Но это вот именно испытания, да? То есть, это пробные запуски, условно говоря?

А. Ильин Нет, космический аппарат привозится с предприятия, где он был собран и изготовлен, на земле он устанавливается в специальные конструкции монтажные в испытательных корпусах на космодроме, где с космическим аппаратом проводятся проверки на то функционирование, которое будет функционировать в космосе уже. То есть, включение тех или иных элементов, проверка как будет раскрываться солнечная батарея для обеспечения энергетикой космического аппарата. После этого аппарат пристыковывается к ракетоносителю, и мы отправляем его в космос.

А. Дурново Ну что же, у нас сейчас время сделать небольшой перерыв. Потому, что у нас новости и реклама впереди, никуда не уходите. Андрей Ильин, начальник Главного испытательного космического центра имени Германа Титова у нас в гостях, и через 5 минут буквально мы вернемся в студию «Военного совета», и продолжим наш разговор. Напомню телефон для ваших СМС вопросов: +7-985-970-45-45.

НОВОСТИ.

А. Дурново: 12.35 в Москве, продолжается «Военный совет», Алексей Дурново меня зовут, еще раз представлюсь, и еще раз представлю нашего гостя: Андрей Ильин, начальник Главного испытательного космического центра имени Германа Титова, генерал-майор. Андрей Васильевич, еще раз здравствуйте. Об основных направлениях работы Главного испытательного космического центра, и о системе ГЛОНАСС, и еще о многих других вопросах мы говорим сегодня. Андрей Васильевич, вот мы перед перерывом говорили об испытаниях космических аппаратов перед запусками. А скажите, пожалуйста, вообще это серийные аппараты, или это что называется, индивидуальные? Как это говорится, существует в единственном экземпляре, да? И серийно не производится, каждый собирается там вручную, индивидуально, и так далее.

А. Ильин: У нас на управлении находится как и космические аппараты, которые выпускаются серийно, производятся, а есть аппараты, которые впервые принимаются в эксплуатацию, поскольку разрабатываются новые подходы, новые элементные базы, новые конструкторские решения, которые позволяют, как я ранее отмечал, из 3-х аппаратов сделать один аппарат по функциональному своему предназначению. Конечно эти аппараты проходят цикл испытаний, они проходят, как мы перед перерывом говорили – не земле вначале цикл испытания проходят, после осуществления запуска его на штатную орбиту, мы продолжаем испытывать космический аппарат, проверять его пригодность к выполнению тех задач, которые возлагаются на космические аппараты. Потому, что одно дело функционирование на земле тех или иных конструкций, другое дело функционирование уже в космическом пространстве. И после нескольких серий космических аппаратов, принимается решение… При положительных испытаниях принимается решение о запуске космического аппарата в серию.

А. Дурново: Спрашивают нас наши слушатели… Сейчас секунду… Да, вот Алина спрашивает из Москвы, есть ли приложение ГЛОНАСС для мобильных устройств?

А. Ильин: Ну, любой навигационный приемник – он уже мобильный, а не стационарный. И есть, как я уже отмечал, есть навигационные приемники чисто системы ГЛОНАСС, которые работают только с системой ГЛОНАСС. И очень много сейчас в продаже приемников, которые используют две системы: GPS и ГЛОНАСС.

А. Дурново: Вот вообще, если мы эту тему затронули, наиболее актуальные, гражданские военные области применения ГЛОНАСС сейчас какие?

А. Ильин: Ну, первое – для чего это нужно? Это нужно определить свое место положения в пространстве. Это и воздушное судно, самолет гражданский, это морской корабль, это автомобильный транспорт, который осуществляет те или иные перевозки, то или иное движение. В последнее время очень активно внедряется в контроль за транспортной системой, приемники ГЛОНАСС, с целью… Для того, чтобы даже в загруженной Москве, с пробками, с проблемами отслеживать движение автотранспорта, контролировать движение этих пробок. Ну и соответственно, конечно в военной сфере нельзя без этого обойтись, это обеспечение и наших военнослужащих, наших подразделений, которые выполняют в той или иной местности свои задачи, определить свое местоположение. Это цели-указания для нашего оружия, тоже при помощи системы ГЛОНАСС. То есть, оно очень широкое применение.

А. Дурново: Ну, я так понимаю, это и разведка тоже.

А. Ильин: Совершенно верно.

А. Дурново: А вот спрашивает нас Александр, сколько лет работает на орбите спутник? Вообще есть какие-то сроки годности, скажем так?

А. Ильин: Как я уже говорил, раньше сроки годности так называемые, или период его активного существования, будут максимум 2 года. Сейчас мы достигли уровня, когда космический аппарат функционирует на орбите от 10 до 15 лет.

А. Дурново: Ну вот сейчас из тех 120 аппаратов, которые мы сейчас имеем, самые старые – они какого года выпуска? Там есть условно говоря, еще советские аппараты?

А. Ильин: Ну, советских аппаратов уже нет, но космические аппараты, которые были запущены в 90-х годах, до сих пор еще функционируют.

А. Дурново: А скажите пожалуйста, вот когда прошел этот срок, да? 10-15 лет, что дальше с аппаратом происходит?

А. Ильин: Если характеристики соответствуют, если космические аппарат имеет минимальное число отказов, если он выполняет свою функциональную задачу, с ним продолжается работа до тех пор, пока он полностью не прекратит свою работу.

А. Дурново: А если не соответствует характеристике?

А. Ильин: Ну, если он уже выработал свой ресурс как любой механизм, то применение его как правило бывает не целесообразным уже.

А. Дурново: Ну он становится космическим мусором таким образом, да?

А. Ильин: Мы закрываем космический аппарат, выключаем на нем дистанционно всю аппаратуру, и дальше он становится просто небесным объектом.

А. Дурново: А нет системы… Потому, что я помню, что когда… Сколько это было лет-то уже? 14 лет назад, когда пришло время станции «Мир», да? Ее спускали на землю, что называется.

А. Ильин: Осуществляли затопление.

А. Дурново: Да, осуществляли затопление. А с космическими аппаратами такое не делают?

А. Ильин: Дело в том, что международная станция «Мир» — она очень большая по размерам, и она может… Поскольку она прекращает быть управляемой, она может создавать помехи другим космическим аппаратам, и конечно целесообразно ее было вывести на те орбиты, с которых было осуществлено затопление станции. Чтобы она в случае чего не смогла просесть, грубо говоря. Орбита же космического аппарата, если ее не трогать, она становится все ниже, ниже, и ниже, и дальше она может войти в плотные слои атмосферы, и частицы могут упасть на землю. И как я сказал, поскольку станция космическая – она очень большая по размерам, поэтому принимается решение ее затопить в тех районах, где она не будет составлять никому вреда. Как правило, это делается в Тихом океане.

А. Дурново: Ну, я так понимаю, что с космическими аппаратами такой угрозы нету, да?

А. Ильин: Нет, такой угрозы нет.

А. Дурново: Ну и вообще я так понимаю, что вот эта вот операция по затоплению, она достаточно сложная технически, да? И в плане подготовки.

А. Ильин: Как и весь процесс управления космическими аппаратами.

А. Дурново: Андрей Васильевич Ильин, начальник Главного испытательного космического центра имени Германа Титова, генерал-майор. Андрей Васильевич, я хотел спросить вот, о чем: вообще, каковы перспективы развития ГЛОНАССа? Есть какая-то программа на ближайшее время?

А. Ильин: Есть федеральная целевая программа развития системы ГЛОНАСС, она связана с модернизацией как самих космических аппаратов совершенствования, так и совершенствования наземных комплексов управления космическими аппаратами. В настоящее время проходит модернизация, осуществляется замена тех или иных составных элементов системы управления самой орбитальной группировкой, и соответственно на смену космических аппаратов приходит более новые модернизированные космические аппараты, которые обладают уже со всеми другими качественными характеристиками. И по функционированию на орбите по продолжительности, и соответственно по обеспечению, как я говорил, параметров навигационного поля.

А. Дурново: А вот это вот тот же процесс, как я понимаю, о котором мы чуть раньше говорили. То есть, если сейчас 24 спутника системы ГЛОНАСС, то я так понимаю, что в будущем их станет меньше, да?

А. Ильин: Нет, их так же останется 24, но точность поля, она будет улучшена за счет того, что мы ставим на борт космического аппарата все новую и новую аппаратуру, и соответственно наземный комплекс управления – он совершенствуется.

А. Дурново: Я вот еще о чем хотел спросить: Под Евпаторией существует… Существовал по крайней мере, центр дальней космической связи. Он после возвращения Крыма в вашу структуру вернулся? Он сейчас используется?

А. Ильин: Данный центр дальней космической связи, он структурно входил в состав Главного космического центра. Но после определенных событий в 90-х годах, он был выведен из состава. Сейчас данный центр на павах (неразборчиво) комплекса, полностью функционален, вошел в состав Главного испытательного космического центра.

А. Дурново: А вы в каком состоянии вообще его нашли после возвращения? Он каким-то образом вот эти 23-24 года использовался?

А. Ильин: Он применялся Украиной в своих интересах, в своих космических программах, их национальных программах. Сейчас он будет применяться в интересах наших космических программ. Будет проведена модернизация комплекса, поставлено то оборудование наше, которое для наших космических аппаратов предназначено. Антенные системы в комплексе все в хорошем состоянии, поэтому в ближайшее время в полном объеме, данный объект приступит к своему функционированию.

А. Дурново: Ну, то есть перспектива у него хорошая?

А. Ильин: Да.

А. Дурново: А скажите пожалуйста, вот еще же, по крайней мере в советские времена, была такая я не знаю, структура как морской измерительный комплекс. Что-то есть сейчас такое в России?

А. Ильин: Да, в свое время у нас были корабли, которые позволяли осуществлять вхождение в связь с космическим аппаратом, прием информации, выдачу управляющих воздействий из морских регионов. В настоящий момент есть у нас корабль, который применяется при необходимости – «Маршал Крылов». И в настоящий момент данный корабль применяется в тех случаях, когда нам необходимо получить ту или иную оперативную информацию с космического аппарата.

А. Дурново: А есть ли вообще в планах развития Главного испытательного космического центра вот подобные проекты, как морской измерительный комплекс. Вообще я так понимаю, что это была важная очень составляющая в советское время, насколько она была важна сейчас?

А. Ильин: Ну, в проектах такое существует, но это не конкретно в проектах планов развития Главного испытательного космического центра. Потому, что мы используем и развиваем наземную группировку. А уже для того, чтобы осуществлять дальнейшее развитие всей космической программы, конечно нам необходимо продолжать работать в данном направлении.

А. Дурново: Ну, вот если мы затронули вопрос командно-измерительных систем и антенных комплексов, которые у вас в эксплуатации находятся. Им требуется модернизация сейчас? Они условно говоря сделаны в советский период, или уже в российский период нашей истории?

А. Ильин: Есть средства управления космическими аппаратами, которые разрабатывались… Я отмечу, еще разрабатывались в советский период, но производились они уже в современной России. Есть комплексы, которые уже полностью модернизированы, полностью разработаны с нуля, как мы говорим, созданы по новой, и они успешно очень применяются. Ведь в конечном итоге для распространения радиоволн – оно не важно, когда была разработана, когда была создана аппаратура, главное как она была создана. И тот запас прочности, который был создан в свое время, и разработан, в частности вы правильно отметили про антенные системы, они продолжают при грамотной эксплуатации функционировать, и у них настолько высокий запас прочности, что еще я думаю не одно десятилетие они отработают.

А. Дурново: Насколько вот они вообще соответствуют современным требованиям?

А. Ильин: В полном объеме.

А. Дурново: Я просто вот тоже очень часто слышу от ваших коллег, что многая… Скажем так аппаратура, созданная в советский период, да? Она вот долговечная, долговечная, долговечная. То есть, я так понимаю, что в вашем случае тоже так.

А. Ильин: Любая техника требует грамотной эксплуатации, и грамотного обслуживания. И если к данному вопросу подходить очень серьезно, то не важно, когда она создана, она будет очень долго функционировать.

А. Дурново: Вот Леонид нам прислал сложный, многосоставный вопрос: есть ли какие-то проекты борьбы по ликвидированию космического мусора? Или единственный вопрос борьбы с данным мусором – это всего лишь ускорение. Или это не вопрос с вашей организации, — спрашивает Леонид.

А. Ильин: Это больше не вопрос нашей организации, поскольку мы решаем немного другие задачи, для решения данных задач существуют отдельные структуры, которые занимаются разработкой данных проектов, и внедрения их.

А. Дурново: Геннадий спрашивает, как следят за спутниками вне зоны страны? То есть, я так понимаю, что если там как бы… Я не совсем понял Геннадия…

А. Ильин: Суть вопроса я понял, Геннадия интересует вопрос, что же происходит с космическим аппаратом, когда он находится вне зоны радиовидимости наших средств, то есть за пределами РФ. В бортовой аппаратуре космического аппарата предусмотрено устройство, которое осуществляет запись всех событий, которые происходят во время его нахождения вне зоны радиовидимости. И когда космический аппарат мы принимаем на управление, когда он входит в нашу зону, мы получаем эту информацию о событиях, которые происходили между вхождением и выходом из зоны радиовидимости, что позволяет нам оценить, что как функционируют системы. Кроме того, во время управления космическим аппаратом в зоне видимости, мы выдаем на него управляющее воздействие, закладываем рабочие программы, которые работают в то время, когда космический аппарат вне зоны нашей радиовидимости. И вот эти две компоненты, работа сама рабочих программ, и запись информации о правильности работы данной программы, мы уже снова на земле принимаем.

А. Дурново: А если какая-то неисправность не дай бог, когда он вне зоны нашей радиовидимости?

А. Ильин: Как только он входит в зону радиовидимости, мы получаем сигнал с космического аппарата, и видим эту неисправность. И тогда мы приступаем к анализу ситуации, и разработке предложений по выходу из данной ситуации.

А. Дурново: Я напомню, Андрей Ильин, начальник Главного испытательного космического центра имени Германа Титова, генерал-майор у нас в гостях. Андрей Васильевич, вот существует государственная программа вооружения, да? До 2020 года. А в какой степени она затронет главный космический испытательный центр?

А. Ильин: Она затрагивает, если мы говорим в какой степени, то в прямой степени мы входим в эту программу оснащения современными средствами управления космическими аппаратами.

А. Дурново: Ну, то есть вам предстоит модернизация.

А. Ильин: Она уже сейчас идет, уже мы сейчас получаем на вооружение современные комплексы, которые предназначены для приема и обработки информации с космических аппаратов.

А. Дурново: А вот если не секрет, какими новыми системными комплексами вас оснастят в ближайшие годы, или уже оснастили?

А. Ильин: Прежде всего это команды измерительной системы, которые позволяют выдавать управляющее воздействие на космические аппараты. Это комплексы обработки информации на земле, с заложенными алгоритмами. Прогнозы движения космического аппарата, прогнозы его функционирования, которые позволяют нам в конечном итоге осуществлять анализ космического аппарата.

А. Дурново: А вот очень многие спрашивают, коснулось ли импортозамещение базы ГЛОНАСС, да? Видимо элементарные базы имеются в виду. Там вообще можно вести речь об импортозамещении, или там изначально все было отечественное?

А. Ильин: Мы не то, что можем вести, мы и ведем эту речь. К сожалению был период, когда очень много поступало техники, которую содержали импортные детали, но на текущий момент наша промышленность поставляет нам те образцы, которые уже содержат только отечественные элементы. И прежде всего, это касается самих космических аппаратов.

А. Дурново: А то, что касается вот переоснащения главного испытательного космического центра, я так понимаю, там тоже все отечественное?

А. Ильин: Совершенно верно.

А. Дурново: А был период, когда там были импортные какие-то…

А. Ильин: Такого, чтобы чисто импортного – оно не было конечно.

А. Дурново: А давайте вот мы… У нас совсем немного времени осталось, 7 минут буквально. О человеческом факторе немножко поговорим, да? О том, что собой представляют современные специалисты, которые работают в главном испытательном космическом центре. Вообще я так понимаю, что к ним предъявляют эти очень серьезные требования по части профессионализма. Вот они какими профессиональными качествами должны обладать в первую очередь?

А. Ильин: Ну, это должна быть прежде всего, очень высокая техническая подготовка для того, чтобы проводить анализ ситуации, которая возникает с выходом из строя, и космического аппарата, и с выходом из строя наземной техники, к сожалению и она тоже ломается. То есть, это должен быть высочайший уровень профессиональной подготовки. Это и в области радиотехники, поскольку я уже говорил, что это в основном радиотехнические комплексы у нас. В области разработки программ, и без высоких знаний, без высокой подготовки, очень тяжело конечно было бы работать и осуществлять управление такой сложной системы. Кончено прежде чем специалист попадет в центр управления полетом, он должен как минимум лет 5 проработать на отдельном командно-измерительном комплексе, чтобы понимать, что такие наземные средства управления, как оно работает, как оно в связь входит. И это позволяет, если выполняются все требования, позволяет специалисту уже через 6-7 лет… Ну, к сожалению раньше и нельзя подготовить уже высококвалифицированного, стать профессионалом. Профессионалом своего дела.

А. Дурново: Ну, вот мы говорили о том, что космические аппараты проходят там достаточно серьезные испытания перед тем, как быть опущенными в космос. А насколько серьезные испытания проходят люди, которые с ними работают?

А. Ильин: Очень жесткий отбор, очень жесткие требования, прежде чем мы допустим человека к несению боевого дежурства в составе боевого расчета, который осуществляет управление орбитальной группировкой. Потому, что если специалист будет не подготовленный, а если их соберется еще и вместе несколько специалистов в одном месте, то вы представляете, какой ущерб государству может быть нанесен безграмотными действиями? Поскольку как я отмечал, что космический аппарат, нельзя к нему подойти, что-то заменить в нем, взять снять его, повесить вместо него другой. Это очень большие затраты для государства, поэтому и очень серьезные предъявляются требования к подготовке личного состава.

А. Дурново: Ну вот есть такая история про Мстислава Келдыша, что он как-то в экстренной ситуации на пачке сигарет рассчитал орбиту, спася спутник от столкновения по-моему. Вот современные специалисты что-то подобное могут сделать, или это такой феномен Келдыша?

А. Ильин: Нет, могут. Я уже говорил об этом про космический аппарат, который полтора года не функционировал, и только благодаря алгоритму, который был разработан военнослужащим Главного центра, именно им, мы смогли его реанимировать.

А. Дурново: Слушайте, тут очень интересный вопрос от Андрея пришел. Я все0таки его задам: могут ли хакеры подобраться к спутнику, — спрашивает он. Вот кибер-защита существует, или для хакеров он пока недосягаем? Поскольку у нас хакеры проникают сейчас фактически всюду, вот что-то такое… Защита от хакеров предусмотрена в данном случае?

А. Ильин: Ну, пока что… Нет, защита – она существует всегда, от постороннего воздействия на космический аппарат. Она существует, она есть, эти системы развиваются, поэтому из вне чужому специалисту практически невозможно войти в связь с космическим аппаратом, и осуществить каике-то функции в нем.

А. Дурново: Хотел спросить, это наверное уже будет последний, ну или предпоследний вопрос. Вы принимали участие, вот недавно прошел форум «Армия 2015». Главный испытательный космический центр как-то участвовал в нем?

А. Ильин: Я был руководителем одного из круглых столов, которые проводились в рамках данного форума, где вместе с промышленностью, вместе с научными организациями, вместе со специалистами Главного испытательного космического центра, мы обсуждали проблему управления космическими аппаратами, проблемы создания новых перспективных систем управления космическими аппаратами, и соответственно модернизации наземной инфраструктуры.

А. Дурново: Ну сам форум был международный, а ваш круглый стол был тоже международный?

А. Ильин: Он был открыт для всех желающих, кто мог и хотел в нем поучаствовать.

А. Дурново: Можете сказать в двух словах, резюмируя этот круглый стол (неразборчиво).

А. Ильин: Такие мероприятия нужно проводить, и как можно чаще. Не ограничиваться ежегодными, и мы выдвигали свои предложения на этом форуме, чтобы такие мероприятия проводились как минимум раз в полгода. Потому, что это позволяет привлечь к обсуждению тех проблем не только ту кооперацию, которая занимается в настоящее время исследованием космического пространства, разработкой технических средств, но и те, которые приходят новые, которые хотели бы поучаствовать. И они приходят уже соответственно со своим свежим взглядом на данную проблему, с неординарным я бы даже сказал взглядом. Поэтому это очень полезное мероприятие, и их надо дальше продолжать развивать.

А. Дурново: Скажите пожалуйста, а как сейчас взаимодействует Главный испытательный космический центр с ВПК условно говоря? Вот насколько чисты ваши контакты?

А. Ильин: Мы находимся в постоянном взаимодействии с военно-промышленным комплексом по одной простой причине, что мы уже говорили сегодня, что очень много космических аппаратов, они идут экспериментальными. И только в едином союзе можно провести качественные испытания, и принять на вооружение и в эксплуатацию те или иные космические аппараты.

А. Дурново: А с наукой вы каким-то образом сейчас сотрудничаете?

А. Ильин: В полном объеме. Потому, что опять-таки вопросы управления космическими аппаратами, вопросы совершенствования без научного подхода, они просто не возможны.

А. Дурново: А логистически что-то именно касаясь логистики такого рода взаимодействие с советских времен что-то изменилось, или это все еще старая система работает?

А. Ильин: Ну здесь я считаю, что не надо сравнивать советские времена, или современные времена. Есть фундаментальный подход к тем или иным проблемам, к тем или иным решениям вопроса. И оно не зависит от того, Советский Союз был, или современная Россия.

А. Дурново: Большое вам спасибо. Я напомню, Андрей Васильевич Ильин, начальник Главного испытательного космического центра имени Германа Титова, генерал-майор. Об основных направлениях работы Главного испытательного космического центра мы говорили сегодня, а так же о развитии спутниковой системы ГЛОНАСС. Спасибо вам большое, приходите еще к нам в «Военный совет».

А. Ильин: Спасибо.

А. Дурново: Всего доброго, Алесей Дурново, «Военный совет», до встречи в следующую субботу.

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

belmondo 11 июля 2015 | 14:10

А почему бы ГЛОНАСС не переименовать в ГЛОНАСР (глобальная навигационноя система России)? По-моему, патриотичнее и точнее, так как пользоваться ей только в России будут.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире