'Вопросы к интервью
А. ДУРНОВО: В самом деле, это «Военный совет», 12.08 в Москве, Анатолий Ермолин, Алексей Дурново, всем добрый день, и сегодня будем говорить об особенностях нынешнего осеннего призыва граждан на военную службу. У нас в гостях генерал-майор Евгений Бурдинский, первый заместитель начальника главного организаионно-мобилизационного управления Генштаба вооруженных сил России. Евгений Владимирович, добрый день.

Е. БУРДИНСКИЙ: Добрый день.

А. ДУРНОВО: И я напомню, если есть вопросы, можно присылать нам СМС на номер: +7-985-970-45-45.

А. ЕРМОЛИН: Евгений Владимирович, с очередным приходом на нашу станцию, вы не пропускаете ни одного призыва. Что нового с осенним призывом в этом году?

Е. БУРДИНСКИЙ: Спасибо за возможность, предоставленную вами на канале, выразить позицию Министерства обороны, и самое главное пообщаться с вами. Что нового в ходе осеннего призыва 2014 года? Во-первых, количество научных рот у нас будет увеличиваться в ходе призыва. Это значит, больше молодых людей, которые талантливы, и расположены к тому, чтобы заниматься научной деятельностью, будут проходить службу в данных подразделениях. Количество рот будет с 5 увеличиваться до 8. И у молодых людей, которые имеют высшее образование, имеется право выбора. Или они идут, проходят службу по призыву, или же они призываются на военную службу… Вернее не призываются, а направляются для прохождении службы по контракту. И, конечно же, само задание, определенное президентом, на призыв оно тоже везде варьируется по-разному. В ходе этого призыва на военную службу будет направлено 154 тысячи 100 человек. Это исходя из потребности военной организации государства.

А. ДУРНОВО: Это стандартная цифра, или она меняется год от года?

Е. БУРДИНСКИЙ: Эти цифры меняются, причем исходя, вот как я сказал, из потребности военной организации государства. При этом вполне закономерна динамика, что эта цифра меняется. Если например в 11-м году весной призвалось более 200 тысяч, то сейчас у нас призывается на осень 154 тысячи 100 человек. Заметна разница.

А. ЕРМОЛИН: Это как-то связано, вот куда перетекает водичка?

А. ДУРНОВО: Где еще 50 тысяч, да.

А. ЕРМОЛИН: Это как-то связано с увеличением набора контрактников? Это два взаимозависимых сосуда?

Е. БУРДИНСКИЙ: Несомненно, это конечно же все зависит. Ежегодно у нас направляются для прохождения службы по контракту граждане, исходя из потребности. На сегодняшний день у нас более 270 тысяч проходят службу по контракту. Но мы же комплектуем не только вооруженные силы военнослужащими по призыву, но и другие силовые Министерства, где предусмотрена военная служба. Так же в других силовых ведомствах предусмотрена служба и по контракту. И исходя из потребности военной организации государств, военнослужащих по призыву, вот эта норма – она и определяется для того, чтобы кого призвать. А военнослужащие по контракту в нас ежегодно в вооруженных силах увеличивается доля, естественно уменьшается потребность военнослужащих по призыву. В соответствии с указом президента в 17-м году доля военнослужащих по контракту должна быть 425. Но мы планируем и в дальнейшем увеличивать количество военнослужащих по контракту.

А. ЕРМОЛИН: Численная доля 425, а в процентном соотношении это как выглядит?

Е. БУРДИНСКИЙ: В процентном? Ну, в дальнейшем мы планируем, что 2 к 1 будет.

А. ЕРМОЛИН: 2 к 1?

Е. БУРДИНСКИЙ: Да, то есть контрактников будет значительно больше.

А. ЕРМОЛИН: А как вы чувствуете популярность контрактного военного… Вот не на офицерских должностях. Она увеличивается? То есть, престижность профессии. Вы чувствуете, что все больше и больше людей хочет скажем так, надеть погоны?

Е. БУРДИНСКИЙ: Да, вы знаете, мы ориентируемся на мнения социологических опросов, которые проводят независимые гражданские организации, а так же военные социологи исследуют мнения и позиции как самих военнослужащих, так и гражданского населения. Вот более 80% гражданского населения… Более 80%, это уже очень хороший признак. Считают, что молодые люди должны проходить военную службу. Это однозначная позиция большинства, защитного большинства. Если говорить о самих военнослужащих, то те, которые проходят службу, 85% из числа проходящих службу, или прошедших, они придерживаются мнения, что они не просто не зря прошли военную службу. Они гордятся вооруженными силами, где они проходят военную службу. Именно гордость испытывают. А остальные 15% выразили позицию, что нельзя прошли военную службу. И время, которое они не провели, а именно защищали интересы государства. То есть не так, что остальные остались не довольными, или что-то, другая позиция. И если говорить еще о том, насколько востребована военная служба, то мы даже можем сказать о количестве граждан, которые уклоняются от исполнения воинской обязанности, то по сравнению с прошлым призывом их значительно количество уменьшилось. То есть, на 20% снижение произошло. У нас по состоянию на сегодняшний день – это чуть больше 4000 молодых людей, которых мы не можем разыскать, найти. Получили повестки, но они прибыли для исполнения воинской обязанности. Вот то большая доля все-таки мы считаем еще населения, с которыми необходимо нам тщательно поработать. Не именно Минобороны, а именно имеется в виду на местах органам исполнительной власти.

А. ДУРНОВО: Вот раньше во время призыва очень активно искали уклонистов. А сейчас ищут, или есть какие-то уже другие методы?

Е. БУРДИНСКИЙ: Скажем не то, что ищут, а именно работают с этой молодежью, именно работают для того, чтобы изменить их позицию. Доказывают убеждениями (неразборчиво) вот это главное считаю направление деятельности. Потому, что не самоцель наказать молодого человека за то, что он не исполняют свою обязанность. А главное убедить его в том, чтобы он изменил свою позицию. Мы думаем о дальнейшей его судьбе, чтобы он мог себя реализовать как человек в нашем развитом обществе.

А. ЕРМОЛИН: Кстати, а они нужны такие в армии, которых надо мотивировать дополнительно, затаскивать. Просто вот с учетом того, что реально растет популярность службы в вооруженных силах, денежное довольствие существенно увеличивается. Может вам то что сейчас является призывом, делать такой конкурсной моделью отбора? Хорошо отслужил срочную службу, да? заслужил право на контракт, будешь получать долго и много, хорошую зарплату, заниматься полезным делом.

Е. БУРДИНСКИЙ: Вы знаете, если молодые люди, которые прослужили службу… Прошли службу по призыву, и изъявляют желание проходить службу по контракту – это уже говорит о том, что выбор осознанный идет у молодых людей, и они стимулированы довольно сильно. То есть, они на себе испытали, что такое прохождение службы, реально видят все изменения, произошедшие в вооруженных силах, и идут. Количество военнослужащих по контракту тоже ежегодно увеличиваются. Это все говорит о том, что большие изменения произошли… Позитивные изменения в вооруженных силах. И те, кто пришли для исполнения воинской обязанности, они занимаются именно исполнением воинской обязанности, а не другими какими-то задачами, не отвлекаясь от исполнения этой обязанности. Естественно служба – она напряженная, и говорить о том, что нужны ли вооруженным силам те люди, которые из под палки приходят исполнять обязанность, я бы не ставил так вопрос. Потому, что есть воинская обязанность, если существует обязанность, значит люди должны ее исполнять. Другой вопрос, что одни могут ее исполнить, обязанность, другие не могут в связи с тем, что по состоянию здоровья, или другим причинам, они не могут пройти эту военную службу, исполнить воинскую обязанность. Конечно же человек, который приходит из под палки, он обязанности исполнять не будет. Так вот для этого должна проводиться с ним системная работа, с молодыми людьми. Менять их позицию. Убеждать, доказывать, объяснять. Именно для этого предназначена у нас подготовка молодежи к военной службе. У нас существует много организаций, которые занимаются данными направлениями.

А. ЕРМОЛИН: Какие есть ограничения для заключения контракта? Ну, вот к примеру во времена там первой, второй чеченских компаний, часто была практика такая, что тебя призывают, и в середине призыва тебе предлагают подписать контракт, и собственно это вызывало как раз очень большие протесты и у родителей, и у комитета солдатских матерей. Вот что сейчас с этим происходит? Вот имеет ли право представитель командования обратиться к действующему служащему призывнику и сказать, что там давай дорогой, вот контракт, подпиши и будешь контрактником теперь. Или законодательно это запрещено?

Е. БУРДИНСКИЙ: Законодательством не запрещается, но для… У нас требование существует следующее: молодые люди, которые проходят службу по призыву, имеют право… То есть, решение командиров, и министра обороны о том, что они заключают контракт по истечению срока прохождения службы по призыву. А рассматривают ее в качестве кандидатов по истечению 10 месяцев. То есть, начинается процесс оформления документов. 10 месяцев отслужил, командир имеет реальное впечатление о нем, и позиция у человека тоже сформировалась. Казалось бы через 2 месяца ему уже увольняться, да? То есть, он увольняется, и может пойти на гражданку, заниматься любым делом, которым он посчитает нужным, и найти себя в обществе. Но если это значит, получается у него осознанный шаг, что он остается проходить службу по контракту. Это его трудоустройство, это его дальнейшая перспектива, он уже полностью связывает себя с вооруженными силами, то есть наиболее осознанный выбор. А не так, как если он например в начале службы по призыву, и сразу идет он на контракт. То есть получается один год он получает деньги как призывник, исполняет обязанности, или он переходит в другую категорию сразу же, по истечении там трех месяцев. И становится контрактником, получает больше денег, другое отношение уже к нему, и в дальнейшем он еще посчитает, что ну еще 2 года, и пожалуйста, контракт потом разрывает. То есть, позиция у нас такая, он должен полностью зарекомендовать себя, как военнослужащий проходящий службу. Доказать свое право на то, что в нем заинтересованы вооруженные силы как контрактники, командиры за ним наблюдают в течении этих 10 месяцев. И тогда по обоюдному согласию, так скажем, что есть интерес командиров, и он сделал осознанный выбор. Тогда человека берут на контракт.

А. ЕРМОЛИН: Я правильно понимаю, что это правильная, нужная практика, и что вы ее придерживаетесь, но скажем так законодательных ограничений для того, чтобы через 4 месяца службы молодой боец был приглашен на контрактную службу, таких ограничений не существует?

Е. БУРДИНСКИЙ: Нет.

А. ДУРНОВО: Вот сейчас молодые люди, которые приходят, каков примерно процент молодых людей с высшим образованием? Есть ли там какие-то проблемы со здоровьем распространенные, или не очень?

Е. БУРДИНСКИЙ: В ходе работы призывной комиссии, когда выносится решение в отношении граждан о прохождении военной службы, о призыве его, или же освобождении по каким-то основаниям, то из всех оснований большинство у нас это идет для получения образования, или же по состоянию здоровья. Если говорить о годности молодежи (неразборчиво), то за последние 3 года произошла динамика значительного изменения в лучшую сторону. То например у нас годность по итогам весеннего призыва, и те, кто прошли призывная комиссия, у нас поднялась с 69 до 73%. То есть, годность увеличилась на 4%. Это нельзя связывать с тем, что именно изменилось постановление правительства, то есть требование к состоянию здоровья. Это просто системные изменения, которые позволили в работе органов исполнительной власти на месте. Почему? Потому, что принята была концепция подготовки молодежи на военную службу. Она, эта концепция была принята в 8-м году постановлением правительства. И за этот период как раз уровень совместной работе позволила военкоматам, органам исполнительной власти, системе здравоохранения и образования, значительно повысить качественные характеристики молодежи, которая направляется для прохождения военной службы. Если говорить об образовании, то на военную службу ежегодно в каждый призыв направляется около 20% молодых людей, которые имеют высшее образование. Этих людей направляют в основном в учебные части для того, чтобы они подготовились на сложную технику в эксплуатации, и в основном готовят их на сержантов. То есть люди, которые имеют высшее образование, они наиболее склонны к тому, чтобы быстро освоить сложную технику, и вполне могут назначаться на командные должности потому, что это люди уже более 20 лет, то есть старше. У них сформировавшееся мировоззрение. То есть, наиболее подготовленные. И вполне можно этим людям доверять будет подчинение личного состава.

А. ЕРМОЛИН: И у таких ребят есть выбор, служить 1 год…

Е. БУРДИНСКИЙ: И у них есть выбор, да. Или он проходит службу по призыву 1 год, или же по контракту.

А. ДУРНОВО: А что они выбирают? Вот такие молодые люди?

Е. БУРДИНСКИЙ: Закон только вступил в силу, поэтому анализировать его о том, что сколько у нас сделало (неразборчиво) выбор в сторону прохождения службы по призыву или же по контракту, пока рано. Давайте по итогам осеннего призыва можно будет уже какие-то итоги подводить. То есть, мы проанализируем весенний призыв, сколько сделали такой выбор, и сколько в ходе осеннего призыва. Вот в ходе весеннего призыва этого года например (неразборчиво), более 20% ушли с высшим образованием для прохождения службы по призыву. Помимо этого можно сказать, что ежегодно в каждый призыв более 2000 молодых людей, которые приостанавливают учебу, берут академический отпуск, и направляются для прохождения службы. Это тоже их осознанный выбор. То есть, они задумываются в ходе обучения, правильно ли выбор сделан ими для получения профессии. Может быть у них какие-то осложнения наступили в ходе образовательного процесса, может еще какие-то причины. Поэтому они берут академотпуска, и уходят для прохождения службы. Может им друзья какие-то не имеющие высшего образования не получающие, призываются в армию. Они хотят за компанию вместе с ними пойти. Причин очень много.

А. ЕРМОЛИН: То есть, раньше если тебя выгоняли, да? То неизбежно забирали в армию. А теперь такая вот есть форма, и сам можешь пойти послужить, да?

Е. БУРДИНСКИЙ: Если кого-то отчислили, да. Этот молодой человек теряет право на отсрочку, призыва на военную службу. Таких приглашают в военный комиссариат, естественно уже выносится решение о направлении для прохождения службы.

А. ЕРМОЛИН: А вот такая вот ситуация реальная, я просто ее знаю. Там скажем молодой талантливый парень, программист. Ну, ушел из университета у студентов, всякое бывает в голове, да? И восстановился. Вот он после какого-то периода понял, что это была ошибка. Вот он потерял отсрочку, или теперь вот он… Раз уж он ушел и не смотря на то, что восстановился, вот он должен явиться в военкомат, сказать: вот я восстановился, ну вот делайте со мной что хотите.

Е. БУРДИНСКИЙ: К сожалению, у вашего знакомого проблемы с законодательством. Если его отчислили с высшего учебного заведения, он потерял право на отсрочку. Не зависимо от того, даже если он потом восстановился. У него это предусматривается отсрочка для непрерывного получения образования, если его не отчисляли. Если же его отчислили по различным причинам, все, он теряет это право.

А. ЕРМОЛИН: А если он академический отпуск брал, то все равно.

Е. БУРДИНСКИЙ: Академотпуск он взял, все.

А. ЕРМОЛИН: … он потерял… То есть непрерывность прервал, значит ему… Хороший ответ.

А. ДУРНОВО: А сейчас же существуют механизмы для студентов. У них есть возможность, если я правильно понимаю, пройти военную службу что называется без отрыва от учебы, или я что-то путаю?

Е. БУРДИНСКИЙ: Вы ничего не путаете. Действительно это новое направление, и в этом году в соответствии с посланием президента, которое было федеральному собранию в ноябре прошлого года адресовано, было поручение о том, что проработать вопрос, совершенствование военной подготовки молодежи для подготовки мобилизационного ресурса, не отменяя право на предоставление отсрочки для граждан, обучающихся в ВУЗах. С этого осеннего призыва, уже с 1 сентября, на многих военных кафедрах приступили к подготовке солдат и сержантов запаса из числе тех, кто уже обучается в ВУЗах. Военная кафедра у нас существует при 68 ВУЗах, и 4 учебных центра еще кроме этого есть ВУЗы, имеющие учебные военные центры. Так вот при 67 ВУЗах уже приступили к данной подготовке, и обучается около 15 тысяч человек. Это новое направление, то есть отсрочка у них сохраняется, по окончанию теоретического курса у них будет еще практический курс. То есть, они пройдут учебные сборы, и после этого по результатам сдачи квалификационных экзаменов, будет присваиваться воинское звание рядового или сержанта запаса. В зависимости от той специальности, по которым проходило обучение. Так вот эти юноши, они не будут подлежать призыву на военную службу по окончанию учебного заведения. Потому, что они будут сразу зачисляться в запас.

А. ДУРНОВО: То есть, их можно призвать только в случае войны, я правильно понимаю?

Е. БУРДИНСКИЙ: Нет, почему? Они будут подделать призыву на военные сборы как гражданин, прибывающий в запасе. Или же у него появляется право выбора. Например, может быть он захочет избрать прохождение службы по контракту, вполне возможно такое.

А. ЕРМОЛИН: А как это вот организовано, и сколько времени это будет отнимать у молодого человека? Может быть, это там каждое лето по 1,5 – 2 месяца. Вот чем он жертвует, соглашаясь на такое вот…

Е. БУРДИНСКИЙ: Он ничем не жертвует, он только приобретает. Здесь о жертвах говорить я думаю не целесообразно.

А. ЕРМОЛИН: Кто-то знает, что он приобретает, но…

Е. БУРДИНСКИЙ: Только приобретает.

А. ЕРМОЛИН: Между пив-баром и армией он может посчитать, что он жертвует.

Е. БУРДИНСКИЙ: У него есть право выбора. Если он это как один их видов добровольной подготовки к военной службе, он избирает форму подготовки на военной кафедре, идет готовится для солдата – сержанта. Непрерывно у него получается, сохраняется непрерывность получения образования, он получает образование. И при этом он проходит военную подготовку. На учебные сборы его призывают один раз, учебные сборы. Не военные сборы, а учебные. В ходе учебных сборов он получает практические навыки, отшлифовывает те теоретические знания, которые у него были получены в ходе теоретической подготовке, солдат обучается до полутора лет, сержант до 2-х лет, и офицер запаса 2,5 года. Вот этот период он будет заниматься. А занятия образовываются не в ущерб получения гражданской специальности. Составляется сетка расписаний, в ходе которых учебные группы ходят на занятия, посещают методом военного дня, или там недели. А вот учебные сборы – это уже выезд всех, кто обучается на военной кафедре, соединения воинской части, где будут проходить учебные сборы, в составе подразделений.

А. ДУРНОВО: Можно какие-то предварительные итоги сейчас подвести? Первые итоги работы вот этой системы? Или пока еще все-таки рано?

Е. БУРДИНСКИЙ: К занятиям только приступили, в этом году, вот в сентябре месяце только приступили к занятиям. И в соответствии с нормами, которые мы определили, исходя из потребности, у нас занимаются около 15 тысяч человек студентов.

А. ДУРНОВО: Много это, или мало по вашим оценкам?

Е. БУРДИНСКИЙ: Я хочу сказать, что желающих значительно больше, но в связи с тем, что проводили тщательно отбор в военные комиссариаты, вместе с военными кафедрами, многим вынуждены были отказать. И об этом даже с горечью отмечает электорат, что студентов много, есть желание, а пройти они не могут подготовку по многим различным показателям. Потому, что требования мы сохраняем так же, как для прохождения службы. И если человек не годен для прохождения службы, мы отбираем тех, кто… По моральным деловым качествам во-первых, чтобы не было приводов в милицию, не было у них судимости. По состоянию здоровья смотрят, чтобы он соответствовал для прохождения службы, и кроме того естественно сдаются спортивные нормативы. Если человек физически не подготовлен, не может ничего выполнить, ни один из нормативов, то какое де обучение может быть на военной кафедре?

А. ЕРМОЛИН: Хороший стимул, и правильное движение. А собственно говоря времени до перерыва очень мало, но все равно тему подниму. А что же делать вот тем университетам, где нет военных кафедр? И вообще кто идет на встречу друг другу? Вы идете в университеты, или уже сами университеты вот слушая в том числе наш эфир может быть электораты, или руководители линейных направлений обращаются к вам, вот объясните, расскажите…

А. ДУРНОВО: Давайте все-таки мы прервемся сейчас потому, что у нас 30 секунд, чтобы не дробить, а ответ услышим сразу после новостей.

А. ЕРМОЛИН: Я его напомню после перерыва.

НОВОСТИ.

А. ДУРНОВО: 12.35 в Москве, продолжается «Военный совет». Анатолией Ермолин, Алексей Дурново по-прежнему в студии, так же как и наш гость Евгений Бурдинский, первый заместитель начальника главного организаионно-мобилизационного управления Генштаба вооруженных сил России, генерал-майор. Говорим мы об особенностях осеннего призыва граждан на военную службу.

А. ЕРМОЛИН: Ну, я обещал напомнить свой вопрос после перерыва.

А. ДУРНОВО: Да, да.

А. ЕРМОЛИН: Вот понятно, что вот эти очень здравые с моей точки зрения идеи по работе со студентами, с высшими учебными заведениями. Ну, все-таки они носят пока некий такой ограниченный характер, хотя цифры в общем которые вы назвали 67 ВУЗов и 14 тысяч, да? По-моему…

Е. БУРДИНСКИЙ: 15 тысяч.

А. ЕРМОЛИН: 15 тысяч – впечатляют. И все-таки что делать тем ВУЗам, где желание есть вот таким образом работать со студентами, а возможности нет. Вот вы чувствуете, к вам обращаются скажем ректора других ВУЗов. Там, где нет кафедр? И есть ли у них какие-то действительно интересные системные предложения в связи с этим?

Е. БУРДИНСКИЙ: Вообще про военную подготовку студентов – это можно делать целый цикл передач. Для того, чтобы более подробно и понятно было всем нашим радиослушателям. Я постараюсь кратко ответить. Вот я напомню о том, что было послание президента в конце 13 года Федеральному собранию. В кратчайшие сроки был написан законопроект депутатами в Госдуме и сенаторами, внесен на рассмотрение и принят. На основании данного закона реализуется уже подготовка молодежи к военной службе из числа студентов на военных кафедрах. То есть, у нас готовились раньше только офицеры запаса, теперь готовятся и солдаты, и сержанты с учетом того потенциала. Вот за короткий промежуток времени что нужно было сделать? Первое – это учитывая что есть, там база, которая имеется. То есть, не просто так, что студенты все изъявившие желание, начали подготовку. Кто же их будет готовить? Можно начать подготовку, это естественно есть первый этап. Там, где есть военная кафедра. Есть преподаватели, есть опыт, накопленный в подготовке офицеров запаса, почему бы им не готовить солдат – сержантов? Есть материальная база. Единственное, материальную базу нужно только дополнить теми образцами вооружения военной техники, на которую будет готовить рядовой и сержантский запас. Необходимо спланировать учебный процесс, составить сетку расписания. Когда еще дополнительно появляются группы на военных кафедрах, и им необходимо будет спланировать занятия, им нужно будет спланировать аудитории для того, чтобы они могли спокойно придти, и проводить свои занятия. И необходимо будет предусмотреть еще нам… Это уже начиная с 16-го года, места проведения учебных сборов. Естественно, где будет выделяться и техника, и вооружение. И мы эту работу проводили и в течение этого года, и планируем на следующий год совершенствовать материальную базу, где будут проходить учебные сборы. Время у нас для этого есть. Поэтому начали именно с тех ВУЗов, где имеется военная кафедра. Первый этап приступили, желающих значительно больше. Минобороны, Министерство образования науки, увеличился поток обращений связанный с тем, что как же готовить студентов там, где нет военных кафедр. Мы всем объясняем, что во втором этапе мы планируем… У нас тут целый прошел ряд совещаний с сенатами, с депутатами, с представителями Министерства образования и науки. Коллегия у нас прошла, министр обороны лично, вместе с заместителем министра обороны, по стране в ходе рабочих поездок по стране, встречались со студентами ВУЗов, и ректорским сообществом. Обсуждали начало данной подготовки, и как строить в дальнейшем. В результате принята концепция, что мы построили работу на 3 этапа: первый – это где есть военная кафедра, второй этап – это с использованием уже в следующем году ВУЗов Минобороны, и третий этап – за счет создания структурных подразделений военных кафедр там, где нету военных кафедр. То есть, мы привлекаем остальные ВУЗы, именно там где нет ни военных кафедр у нас, и там, где нету у нас высших учебных заведения Минобороны. То есть, мы географию значительно расширим. Это не секрет. Есть у нас субъекты РФ, на территории которых нет учебных заведений Минобороны. Где нет соединений воинской части. Но есть высшее учебное заведение Министерства образования и науки. То есть, где обучаются студенты. Это ряд субъектов РФ. Поэтому нам нужно всю эту географию воедино связать для того, чтобы мы организованно провели учебный процесс. И студент не должен отрываться от обучения, правильно, основного. Поэтому мы на три этапа разложили. Вот первый этап – это мы только приступили, мы как раз будем анализировать, изучать данный процесс. Мы очень четко реагируем на все изменения, которые проходят в ректорском сообществе. Периодически проводим встречи, вот даже на этой неделе только заместитель министра обороны по финансово-экономической работе нашего министра обороны посещала Санкт-Петербург, и проводила встречу со студентами ВУЗа, где нет военной кафедры в Санкт-Петербурге. И как раз разъясняли им позицию, и уже в этом году мы планируем в качестве эксперимента там попробовать начать обучение студентов с использованием академии материально-технического обеспечения. Наша академия, которая расположена в Санкт-Петербурге. Мы приступим там же, в качестве эксперимента. Чтобы уже проще было с остальными ВУЗами Минобороны проводить данный процесс. Обращений, я говорю, очень много.

А. ДУРНОВО: Вот нам Николай пишет: «Вопрос, богатые будут служить в институтах в теплых классах, а бедные на полигоне в окопах»?

Е. БУРДИНСКИЙ: Я не соглашусь с этим. Почему это бедные в окопах, а богатые (неразборчиво). Тогда надо взять из каких у нас слоев населения студенты обучаются в ВУЗах. Они же не за деньги туда поступают. Есть у нас платное обучение, а есть за счет бюджетного. То есть, смотрят результаты ЕГЭ. Так что там отбирают, это немножко другая тема.

А. ЕРМОЛИН: Просто богатые должны доплачивать за то, чтобы попасть в окоп, и в поле.

Е. БУРДИНСКИЙ: На счет богатых вы знаете, не однократно вносится законопроект о том, чтобы например давайте вот для богатых сделаем, что он откупается от прохождения службы, то есть налог заплатил, и не пошел. Ну что, тогда действительно у нас одни бедные будут в окопах, и кого мы будем защищать? Мы говорим общество-то единое должно быть, поэтому разные слои населения должны быть не зависимо от того, богатый он или бедный. Шанс предоставляется каждому разбогатеть, и построить свою жизнь так, как он считает нужным.

А. ЕРМОЛИН: Вот такой редкий вопрос, первый раз за все наши эфиры задается. Максим из Москвы: «Передаются ли вам списки граждан с двойным гражданством, и какие особенности призыва таких граждан»?

Е. БУРДИНСКИЙ: Гражданин РФ, пусть у него там будет два гражданства, три, он подлежит призыву на военную службу как гражданин. А учет по национальным признакам – это ведет только военный комиссариат, или структурное подразделение. Мы персонально таких не ведем.

А. ДУРНОВО: А если он уже прошел военную службу в другом государстве?

Е. БУРДИНСКИЙ: Я понял. В соответствии с законодательством РФ, если гражданин прошел службу в другом государстве, и у нас с этим государством имеется договор о том, что их не призывают, естественно такие граждане не подлежат призыву на военную службу. Если договора нет, то (неразборчиво).

А. ДУРНОВО: Я думаю, что Израиль сам (неразборчиво).

А. ЕРМОЛИН: Конечно, нет. Вот капитан Колесников, наш самый активный слушатель на всех эфирах задает такой вопрос: «В какие российские регионы будут направляться для прохождения срочной службы молодые люди из Чеченской республики? Имеет ли смысл вернуться к практике российской и императорской армии, когда было создано уникальное национальное соединение – кавказская туземная конная дивизия».

Е. БУРДИНСКИЙ: Чеченская республика – такой же субъект, как и все субъекты РФ. Законодательство у нас едино, и действует на территории всех субъектов. И так же их жители привлекаются для исполнения воинской обязанности. Был определенный этап, когда по проведению контртеррористической операции молодежь не призывалась. Там было много причин для этого. Уже давно они призываются для прохождения службы во внутренние войска. Так же они призываться будут и в вооруженные силы на общих основаниях. А куда направлять – это решает уже призывная комиссия, исходя из потребности вооруженных сил. Я же не буду сейчас называть в эфире, куда направляются с Башкортостана, куда направляются с Татарстана, куда направляются из Москвы, куда направляются из других субъектов. Понимаете, это…

А. ДУРНОВО: Ну кстати, эта тема очень многих интересует, особенно москвичей. Потому, что вот и сейчас нас спрашивают, куда поедет вот молодой человек, призванный из Москвы. Какова вероятность, скажем так, что он останется в Москве, или поблизости от Москвы?

Е. БУРДИНСКИЙ: Поблизости от Москвы остаться, или в самой Москве – большая вероятность. Но для того, чтобы это определить, нужно придти на заседание призывной комиссии. Я всегда рекомендую всем, у каждого призывника есть право выбора, где проходить службу. Он заполняет анкету при посещении военного комиссариата, анкета изучается, и он имеет право выразить свое желание на заседании призывной комиссии. Потом что смотрите, вот доверие, норма призыва, 154 тысячи 100 человек. Определили, куда они должны пойти. Так вот те, кто первые пришли, у них есть право выбора. А те, кто приходит позже, у них уже остается меньше мест, куда направляются призывники. При этом смотрится всегда на качество призывного ресурса, то есть на его состояние здоровья, на его образование. Потому, что существует требование для прохождения службы. И например у нас есть части в Москве, с повышенными требованиями по состоянию здоровья. Естественно такой призывник, у которого существует определенное отклонение, он не будет туда направлен. Поэтому везде персональный случай, он рассматривается конкретно. Но решение принимает призывная комиссия. Для того, чтобы было многим понятно радиослушателям, я хотел бы довести, что в состав призывной комиссии, и в состав военкомата только входит один сотрудник. Это или военный комиссар, если в субъекты РФ, там (неразборчиво) специалисты входят. А в отделе муниципального образования входит начальник отдела, и как секретарь там (неразборчиво) выступает. Ну, это секретарь призывной комиссии. А все остальные члены призывной комиссии – это представители органов управления образования, здравоохранения, полиции, и возглавляет призывную комиссию глава субъекта РФ, и муниципальных образованиях, представитель органа исполнительной власти субъекта РФ. То есть, представитель муниципалитета возглавляет комиссию. И вот большинством голосов принимается решение. Там уже изучается все… Каждый год представитель полиции говорит были ли приводы, как этот призывник себя зарекомендовал. Председатель здравоохранения говорит по состоянию здоровья. Кроме того, что врачи – специалисты, которые его посмотрели, выносят свой вердикт. То есть, это комплексно выносится решение. При этом анкету когда заполняет призывник, в этой анкете изъявляя его желания обнародуются, и выслушивают его пожелания при необходимости. Он может сказать, что не согласен с мнением. Но только мнение и его позиция должна быть обоснована, а не просто: я не согласен с вашим решением, и не буду. Такого тоже быть не может. Должны быть доводы, объяснения.

А. ЕРМОЛИН: А вот что вот это за новая идея – электронный военный билет?

Е. БУРДИНСКИЙ: Не электронный военный билет, а карта призывника электронная, скажем так, да? Вот начина с весны прошлого года, призывники направлялись в войска, и выдается электронная карта. Электронная карта – это для того, чтобы можно было контролировать посещение столовой, прием пищи данного военнослужащего. Он получает право доступа к системе. Например, если он когда курсант – к системе доступа образования. Какая сетка расписания, когда он обучается. Той же самой учебной сети, когда он готовится, он знает расписание, какие оценки у него есть, какие оценки выставлены к примеру. (Неразборчиво) кто проходит службу за вождение, какие оценки выставлены за огневую подготовку, и по всем дисциплинам все эти оценки, они будут фиксироваться, и находиться в единой базе данных. Так вот электронный паспорт – это как раз кроме того, что биометрические данные, самого данные военнослужащего туда заносится, учетные данные когда он родился, состояние здоровья туда же так же заносятся, и будут результаты боевой подготовки. А когда он уволится, и будет прибывать в запасе, там уже все и прохождение службы будет записано, и он прибывает в военкомат для постановки на довольствие, данная информация считывается, и сразу заполняется в отделе военкомата, где он будет состоять на учете для того, чтобы предназначить в дальнейшем для призывного вида деятельности. Что касается офицеров, когда эта карта будет выдаваться, то это его пенсионное обеспечение. Все денежное довольствие… Когда он будет приходить, или представьте так вот, с собой историю болезни большую нести, или у него все это в карте будет записано. Все противопоказания, и так далее. Кроме электронной карты призывника будет выдаваться жетон. Жетон – это очень такой знаете… Изготовлен из высокостойких… То есть из материалов, которые выдерживают температуру очень большую, то есть не плавятся. Для того, чтобы мы при необходимости… То есть он специально для военных, чтобы даже захочет (неразборчиво) под танк там…

А. ЕРМОЛИН: Ну, у офицеров всегда были жетоны.

Е. БУРДИНСКИЙ: Ну, скажем так, вот же что-то попадает там под технику, что-то теряют же у нас, да? Люди бывает. Но чтобы он сохранился, и мы могли всегда если найдется этот элемент, можно было определить, кому он принадлежит.

А. ДУРНОВО: В свое время все время на слуху была очень популярна альтернативная служба. Сейчас что-то подобное существует?

Е. БУРДИНСКИЙ: Альтернативная гражданская служба, она в соответствии с конституцией у нас принята, и законодательством. Проходят альтернативную гражданскую службу. Но понимаете, она вот именно называется альтернативная гражданская служба. Если человек по каким-то убеждениям, вероисповеданию не может исполнять воинские обязанности, для них предоставляется право прохождения альтернативной гражданской службы. Ну, что пользуется она популярностью или нет, цифры показывают… Если у нас призывается 154 тысячи 100 человек идет на военную службу, то на альтернативную гражданскую службу чуть более 300 человек каждый призыв направляется.

А. ДУРНОВО: То есть, минимально.

Е. БУРДИНСКИЙ: Конечно, в десятки раз меньше.

А. ЕРМОЛИН: Вот недавно закончились стратегические командно-штабные учения «Восток 2014», и в общем СМИ писали, что в рамках учения был осуществлен призыв граждан из запаса. Сколько человек было призвано, какие задачи ставились, и у нас есть в том числе от Александра вопрос на эту тему: «Вот будут готовить солдаты, сержантов запаса, а нынешние призывники, так называемые партизаны, будут привлекаться ли к различного рода мероприятиям в вооруженных силах, к примеру учениям». Первым вопросом мы ответили на вопрос Александра, теперь давайте на первый вопрос ответим.

Е. БУРДИНСКИЙ: Действительно, в «Восток 2014» принимала большая доля военнослужащих участие, и кроме этого мы задействовали граждан, прибывающих в запасе. Из числа граждан прибывающих в запасе, было призвано из запаса, это более 6,5 тысяч человек их запаса, в основном это все из субъектов Дальнего Востока, и призыв прошел для них очень интересно, я объясню почему. Во-первых они стали свидетелями… Не просто свидетелями, а сами приняли в них активное участие. Когда задействовано было более 8000 техники вооружения, когда 84 корабля участвовало у нас в учениях. И они реально все это убедились как это применяется, и сами применяли в вооружении военную технику. Кроме того, вот например приведу по географии, все знакомы где Хабаровский край, а где Камчатка. С Хабаровска мы привезли часть подразделений, укомплектованных данной категорией на Камчатку. То есть, они в мягкий климат приехали, увидели географию… Может быть на гражданке не могли себе кто-то позволить туда переместиться. А реально мы их перемещали для выполнения боевых задач, именно данную категорию. С запада например Санкт-Петербурга Ленинградской области мы часть граждан, пребывающих в запасе, перевезли на Дальний восток тоже. И у нас даже были обращения: верните мужа, например писала гражданка. Почему он находится на Дальнем Востоке? Ну, это мы просто… Это в масштабе учения проводили перегруппировку, перегрузку войск, поэтому осуществлялись, и попала под эту переброску войск данная категория, то же самое. О том, что насколько интересны прошли эти занятия говорит даже тот фактор, что более 100 человек из числа граждан прибывающих в запасе, прошедших сборы, изъявили желание пройти службу, и заключили контракты. То есть, остались для прохождения службы по контракту, это уже показательно. То есть, они реально увидели все изменения, которые в войсках произошли, и оставили гражданское поприще, пошли проходить службу.

А. ЕРМОЛИН: То есть, у них была пиар-компания такая.

Е. БУРДИНСКИЙ: Вы знаете, это внезапно было, понимаете? Внезапно для многих. И многих привозили, когда оповещали, у нас очень интересно прошло. И вот на прошлой передаче я вам приводил примеры, как например относятся граждане, пребывающие в запасе, данным сбором. И хочу сказать, по данным сборам у нас очень щепетильно относилась администрация субъектов РФ, Хабаровского края, Забайкальского края, Приморского края. То есть, они на эти сборы принимали активное участие. По итогам сборов, губернатор Забайкальского края лично поощрил 25 человек, по представлению командира части наиболее отличившихся благодарностью, или грамотой. Кроме этого, вручение все проводили руководители администрации, ежедневно члены правительства приезжали в соединения воинских частей Забайкальского края, где этих партизан собирали. Так называемых партизан. Знакомили с бытом, с размещением, и по ходатайству командира части, по итогам сборов 37 человек получили очередные воинские звания. В Приморском крае активное участие в сборах приняли Казаки, которые пришли именно сказать чье общество, и в оде прохождения службы выполняли свойственные им функции, патрулирование, задачи специальных подразделений, которые для этого созданы. В Забайкальском крае даже человек, который занимается бизнесом, входит в кадровый резерв президента, по собственному желанию пришел на сборы. Его даже не вызывали потому, что кадровый резерв администрации края, и он сам пришел, изъявил желание пройти сборы, причем с разрешения губернатора.

А. ЕРМОЛИН: Вот Николай возвращается к теме военных кафедр и интересуется, не одни ли военные пенсионеры у нас остались.

А. ДУРНОВО: Кто преподает?

А. ЕРМОЛИН: Вот вопрос-то серьезный, Вот это же новая система, нужны люди (неразборчиво).

Е. БУРДИНСКИЙ: Преподаватели есть из числа военных пенсионеров, да? Их приглашают. Но вы знаете, в запасе может быть и майор запаса находиться, да? Поэтому говорить о том, что для военных он как пенсионер, а по возрасту…

А. ЕРМОЛИН: 41 (неразборчиво).

Е. БУРДИНСКИЙ: Совершенно верно, да. Поэтому здесь знаете, как говорят? А что касается самих руководителей военных кафедр, то там военные, у которых возраст позволяет вполне проходить службу. Они службы то, что по закону предусмотрено. Это не значит, что им там по 60-70 лет.

А. ЕРМОЛИН: Но ведь это же действительно очень интересная такая тема, где должна быть очень серьезная методическая база, причем такая инновационная методическая база. То есть, вот кто этим занимается?

Е. БУРДИНСКИЙ: Совершенно верно. Ведь не зря мы по этому провели инструкторско-методические под руководством министра обороны со всеми ректорами ВУЗов, где имеется военная кафедра. Причем двухдневные эти сборы с начальниками военных кафедр. Пригласили мы представителей органов военного управления, всех заинтересованных. И все главкомы были на этих сборах, присутствовали, и провели круглый стол со всем ректорским сообществом. Все едины в том мнении, что данная подготовка нужна, ее нужно расширять, и использовать именно новую материальную базу. Там представили многие тренажеры, которые только разработаны как раз. Тренажеры подготовки военных специалистов. Это было и по связи, это подготовка инженеров, это и подготовка специалистов (неразборчиво) бронетанковой службы. Все новейшее было представлено там, и экспонировалось для них. И студенты выразили настолько большое желание, там техника в Бауманке. Находилась в течении 2-х суток. Знаете, там мы вставляли на ночь охрану, специальные подразделения охраняли, но интерес студентов и всех преподавателей Банманки был настолько высок, что когда само занятие проходило на технике, мы вынуждены были даже срывать по времени потому, что студентов мы разводили, убирали оттуда, чтобы не мешали проведению занятий. Очень многие там делегации даже иностранные, которые посещали как раз Бауманку, они просто фотографировались на фоне той техники, которая была выставлена.

А. ЕРМОЛИН: Вот продолжая тему популяризации службы в вооруженных силах, вот один из наших слушателей постоянных спрашивает во-первых свое мнение, что лучше всего в мире работы вербовки кадров (неразборчиво) вооруженных сил поставлена в США. Вот кто у нас занимается подготовкой презентационных и рекламных материалов, и как их подтянуть до мирового уровня?

Е. БУРДИНСКИЙ: У нас прекрасный информационный материал, нисколько не уступающий США. В этом уже убедились многие. Я не знаю, почему так скептически задают вопрос, и так позиционируют очень США. Я просто вот для этого радиослушателя отвечаю, что в США желающих проходить службу по контракту, значительно снизилась по сравнению с прошлым годом. И ни думают о снижении критериев. То есть, информационные компании, которые там проводятся, тоже они уступают по масштабу даже нашим. А многие — они уже перенимают опыт у наших. Пресс-служба у нас занимается данным вопросом. У нас занимается специальный пункт отбора на контракты, и соответственно главное управление кадров, главные (неразборчиво) данных вопросов. И возвращаясь к контракту, вот я в своем ответе там не правильно совсем понял вопрос. У нас существуют ограничения в законодательстве. Если военнослужащий проходит службу по призыву, по истечении только трех месяцев он имеет право заключать контракт. А высшее образование он имеет право (неразборчиво).

А. ЕРМОЛИН: Потрясающий вопрос пришел из Дагестана, сначала даже не понял, где здесь логика. Но когда понял что Дагестан, все-таки хочу его задать. «День добрый, я не служил в свое время. Военкомат не призывал без взятки», — такая специфика в Дагестане была похоже. «А сейчас возраст не тот, и остался без военного билета. Что делать»?

Е. БУРДИНСКИЙ: Ну он в запасе тогда должен быть уже, если возраст призывной прошел, его зачисляют в запас. (Неразборчиво) граждан, прибывающих в запасе.

А. ЕРМОЛИН: (Неразборчиво).

Е. БУРДИНСКИЙ: Да, да, да. Опять же военкомат. А вот то что взятки? Ну знаете, прочное явление бывает. Бывает порочное, хотя это не радует никого. Там это наверное конкурс был, а он думал что конкурс можно пройти за счет взятки. Так наверное, да? Что желающих действительно очень много в Дагестане.

А. ДУРНОВО: Вот Таня спрашивает про качество призывников. Меняется ли оно год от года, или примерно одинаковое? У нас минута осталась.

Е. БУРДИНСКИЙ: Меняется, вот уже цифру приводил. Годность на 73% увеличилась у нас, на 4% по сравнению с прошлым призывом, то есть прошлым годом. Это говорит о многом. Во-вторых, это по уровню образования, и среднее профессиональное образование, значительно больше у нас молодежи. И высшее образование ежегодно 20% мы призываем в каждый призыв, направляются для прохождения службы. Качество лучше заметно.

А. ДУРНОВО: Спасибо большое, Евгений Бурдинский, первый заместитель начальника главного организаионно-мобилизационного управления Генштаба вооруженных сил России. Анатолий Ермолин, Алексей Дурново, мы прощаемся до следующей субботы. Спасибо.

Е. БУРДИНСКИЙ: Спасибо, до свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире