'Вопросы к интервью
08 февраля 2014
Z Военный совет Все выпуски

Преимущества предоставления жилищных субсидий военнослужащим для приобретения или строительства жилья


Время выхода в эфир: 08 февраля 2014, 12:07

С. БУНТМАН: Ну что же, мы начинаем, в прямом эфире «Военный совет», Анатолий Ермолин, Сергей Бунтман ведущие, и у нас в гостях директор Департамента жилищного обеспечения Минобороны РФ Сергей Владимирович Пирогов. Здравствуйте, Сергей Владимирович.

С. ПИРОГОВ: Добрый день.

С. БУНТМАН: Вот как всегда, периодически у нас отчеты перед нашими слушателями. Кстати в сетевизоре тоже видно, и тот кто смотрит в сетевизоре, сейчас могут видеть, что есть и диаграммы, и таблицы есть… Сергей Владимирович, есть? И может быть…

С. ПИРОГОВ: Есть, уже есть, уже можно об этом говорить.

С. БУНТМАН: Да, хорошо.

А. ЕРМОЛИН: О частоте прихода Сергея Владимировича можно говорить об актуальности этой тему.

С. БУНТМАН: Ну, об актуальности, но…

А. ЕРМОЛИН: Здорово, что приходите.

С. БУНТМАН: Я бы хотел еще… Сейчас посмотрим об интенсивности решения проблем разнообразных. Вот давайте сейчас, в общем, что удалось сделать, что не удалось сделать за прошедший год, начало этого года.

С. ПИРОГОВ: Да. Итоги, некие итоги 13-го года – обеспечение жильем военнослужащих и граждан, которые имеют на это право. Ну известно, что одной их традиционных форм обеспечения является обеспечение государственными жилищными сертификатами. Динамика обеспечения – она не изменилась, она идет по убывающей государственными жилищными сертификатами военнослужащих. Если в 11-м году мы обеспечили 7,4 тысячи, в 12-м 1,3 десятых, то 13-м году мы обеспечили 700 человек. Дело в том, что заказчиком, координатором… Государственным заказчиком, координатором этой программы является Минстрой, и именно он определяет количество денежных средств, выделяемых тому или иному федеральному органу исполнительной власти и мы, Минобороны целиком и полностью зависим от этой суммы.

С. БУНТМАН: Но разве он произвольно определяет? Или как? Исходя из чего?

С. ПИРОГОВ: Он государственный координатор этой программы. Мы подаем свои заявки, больше мы ограничены в дальнейших действиях. А он как координатор – суммирует все эти заявки, и представляет на утверждение в правительство РФ, выходит постановление где четко сказано, что каждому органу федеральной исполнительной власти вот такая-то сумма денег. Мы знаем примерную стоимость одного жилищного сертификата, и мы можем оценить, насколько мы будем обеспечены. Ну, вот к сожалению, приходится констатировать в очередной раз, что в 13-м году Минобороны получило один сертификат. Это кончено очень мало для нас, он распределен военнослужащему, цена его была 2,4 миллиона рублей. В дальнейшем, в декабре месяце мы получили дополнительные 1,2 миллиарда рублей, видимо за счет тех средств, которые те или иные федеральные органы исполнительной власти не смогли вовремя освоить сумму, за это спасибо Минрегиону. Мы смогли на них оформить 359 жилищных сертификатов. Значит, в настоящее время потребность Минобороны в жилищных сертификатах составляет 4000. В том числе 2300 – сертификаты, предназначены для жителей закрытых военных городков. Я хочу особенно заострить вот на этом внимание, поскольку для этой категории граждан это единственная форма обеспечения жильем. Поэтому вот эти 2300 человек мы стараемся…

С. БУНТМАН: Напомним собственный сертификат – это что вот?

С. ПИРОГОВ: Это ценная бумага.

С. БУНТМАН: Ценная бумага, да?

С. ПИРОГОВ: Ценная бумага, позволяющая гражданину при её наличии, посредством финансовых инструментов реализовать свое право на жилье.

С. БУНТМАН: Это просто для напоминания. У нас была передача, где мы подробно говорили, и подробно расписывали, как её пользоваться. Так.

С. ПИРОГОВ: Ну вот согласно информации, которую мы в настоящее время имеем, государственный заказчик Минстрой в 14-м году планирует выделить нам 2,4 миллиарда рублей. Мы рассчитали, у нс получается 1,1 тысяча сертификата. Ну, вот сами понимаете, да?

С. БУНТМАН: 1100, да?

С. ПИРОГОВ: 1100, а нужно 4000.

С. БУНТМАН: Нужно 4000.

С. ПИРОГОВ: Да. То есть, грубо говоря, по большому счету вот только каждый 4-й может быть обеспечен этим видим жилищного обеспечения, государственный жилищный сертификат в настоящее время. Ну естественно мы не успокаиваемся, не останавливаемся. Соответствующее письмо в Минобороны государственному заказчику министерства строительства отправлено, мы предпринимаем ряд личных инициатив, встречи с руководством Минстроя для того, чтобы обратить внимание на эту проблему, и так сказать будем смотреть за динамикой развития событий. Конечно, хотелось бы обеспечить всех.

А. ЕРМОЛИН: Ну, 1000 – это лучше чем один.

С. ПИРОГОВ: Ну, это хуже чем 4000, которые нужны.

С. БУНТМАН: Насколько… Вот скажите, пожалуйста, заинтересованы люди те, которые должны получить, которые должны быть обеспечены сертификатами, в курсе вот именно этих дел. Вот помимо того, что мы сейчас говорим в передаче. Потому, что я не знаю, то ли мне кажется, что лучше знать точную картину, чтобы не думать, что это отписка, отговорка со стороны.

С. ПИРОГОВ: Нет, ни в коем случае. Минобороны сейчас однозначно взяла курс на открытость общения, вы наверное собственно сами это видите.

С. БУНТМАН: Да.

С. ПИРОГОВ: Дело в том, что… Какой смысл скрывать какую-то проблему, молчать о ней, затаиваться? Я почему детально может быть на этом остановился, потому, что в течение 13-го года в департамент пришло 10 тысяч писем, обращений граждан. Ну естественно, что не все знают существующий порядок выделения денежных средств, оформления жилищных сертификатов, и они жалуются на Минобороны. Они справедливы потому, что они получают от нас эти сертификаты. Ну и считают, что во всех бедах виноваты мы. Ну естественно, я не могу переводить стрелки на наших коллег из другого министерства, просто пользуясь случаем, говоря о том, что Минобороны все что можно – делает. Я вот в прошлом году, собственно уже рассказывал о том, что встречался и с министром регионального развития, с Сергеем Николаевичем Слюняевым, с двумя его заместителями, постарался эту проблему… Так сказать обратить их внимание. Я знаю, что министр обороны – Сергей Кужугетович Шойгу обращался к министру регионального развития своим письмом, Руслан Хаджисмелович Цаликов, Замминистра обороны, который курирует эту проблему постоянно в курсе, и он однозначно все наши действия в плане увеличения объема, получения Минобороны жилищных сертификатов поддерживает. То есть, мы об этой проблеме знаем, но хотелось бы и обратиться к тем слушателям, которые нас слушают. Ну, мы делаем все исходя из наших возможностей. Вот сколько министерство выделяет жилищных сертификатов, столько мы и можем выдать.

С. БУНТМАН: Причем когда мы общались с Цариковым, вот настрой был такой… С самого начала настрой был такой: поиск оптимального пути. Вот расчет, какой путь оптимальный поиска для того, чтобы обеспечить? Есть задача обеспечить, да? И вот шел поиск путей. Потому, что это и сертификат не сразу появился, не из воздуха соткался, не сам по себе. То есть, вот эти усилия продолжаются все время? Вот именно поиск путей решения проблемы.

С. ПИРОГОВ: Безусловно. Мы вот сейчас рассматриваем только одну форму обеспечения жильем – это государственный жилищный сертификат. Существуют соответственно и пакеты, о чем я остановлюсь ниже, существует безусловно натуральный вид обеспечения жильем, то есть квартирой. Ну и вот то, что удалось нам буквально так сказать в течение ближайшего времени, форм обеспечения жильем, жилищной субсидии, я однозначно об этом остановлюсь. Я считаю, что вот именно это та форма, которая имеет большую перспективу, и в принципе так сказать во многом может существенно помочь нам, департаменту жилищного обеспечения Минобороны решить жилищную проблему военнослужащих.

А. ЕРМОЛИН: Сергей Владимирович, ну вот сертификаты – это конечная цифра, да? То есть, здесь нет нарастающего итога. То есть, не прибавляется людей, которые претендуют на получение именно жилищных сертификатов. То есть…

С. ПИРОГОВ: Дело в том, что военнослужащие – это высокообразованные люди. Они имеют по одному, а некоторые даже и больше образований. Форма расчета по сертификату – конченый итог суммы – она меньше, чем по ипотеке. И еще меньше, чем по жилищной субсидии. Соответственно если перед военнослужащим, перед семьей военнослужащего стоит проблема в решении своей жилищной проблемы, естественно он будет ориентироваться на ту форму, которая даст ему наибольшие возможности оперативно, быстро, гарантированно и качественно решить свою жилищную проблему. Соответственно, он будет выбирать ту форму… А он имеет права выбрать ту, ту или ту форму. Соответственно мы планируем, и мы это видим, что военнослужащие постепенно будут переходить на… Выбирать форму жилищной субсидии, поскольку это мобильно, поскольку это оперативно, и поскольку это гораздо выгоднее для семьи по деньгам.

А. ЕРМОЛИН: Если у меня есть сертификат, я же… Или я претендую на сертификат я им уже как-то… Подал какие-то документы, я могу передумать и сказать: «Нет, давайте субсидию, раз она появилась»?

С. ПИРОГОВ: Демократичность наших законов в настоящее время существующих, оно конечно создает колоссальные проблемы для департамента. Я не хочу на них останавливаться, но в настоящее время военнослужащий волен сам определять форму избрания обеспечения себя жильем. Он может претендовать соответственно на жилищный сертификат. Я уже докладывал о том, что не такая у нас большая возможность обеспечить жилищными сертификатами военным. Но, тем не менее, он может от них отказаться, написав нам заявление. И перейти на форму обеспечения квартирой. Сейчас существует ипотека, там есть добровольное вступление, есть обязательное вступление, это отдельные категории. И сейчас появилась новая форма – это жилищная субсидия. То есть, военнослужащий сам принимает решение, путем обращения в органы жилищного обеспечения, либо посредствам телефонных звонков, и потом предоставления необходимых документов. То есть, здесь военнослужащий волен сам определять тот или иной путь. Но он естественно оценивает, он прекрасно понимает. Ну, если один сертификат дали в 13-м году, если цена его вот такая-то, да? Значит по ипотеке он получает там скажем больше, а по жилищной субсидии, о чем ниже остановимся, да? Ну, это просто выгодно, реально выгодно. Естественно мы ожидаем перетекание волеизъявлений военнослужащих из ГЖСов в жилищные субсидии. Тем более, что программа «жилье», которая собственно является основой для получения жилищных сертификатов, она рассчитана до 15-го года. Сегодня 14-й, да.

А. ЕРМОЛИН: Но 4000 может резко сократиться, путем перехода людей в другую категорию.

С. ПИРОГОВ: Да, но у нас остается 2,3 тысячи наших граждан, которых мы обязаны обеспечить жильем, и у них нет другого варианта, поскольку они жители закрытых военных городков.

С. БУНТМАН: Да, вот это (неразборчиво).

С. ПИРОГОВ: Законодательство не дает нам возможности предоставить, обеспечить их жильем другим способом, поэтому только жилищный сертификат. Поэтому он будет работать, он нам нужен, и мы заинтересованы в увеличении их количества. Если вы позволите, перейду к ипотеке.

С. БУНТМАН: Ипотеке, да?

С. ПИРОГОВ: Да.

С. БУНТМАН: Хорошо, давайте сейчас по ипотеке, но про субсидии мы обязательно поговорим, и подробно.

А. ЕРМОЛИН: Вот интересная тема про обязательную ипотеку.

С. БУНТМАН: Да, это что?

А. ЕРМОЛИН: То есть, есть кто-то, кто хошь – не хошь, все равно тебе ипотеку…

С. ПИРОГОВ: Да, да. Еще одна форма обеспечения жильем – это вот накопительная ипотечная система. В 13-м году продолжается её развитие, численность участников (неразборчиво) накопительной ипотечной системы… В 2012 году это было 107 тысяч человек, в 13-м году уже 128 тысяч человек. Рост за год на 21 тысячу, грубо говоря около 2000 в месяц. Устойчивая, такая правильная тенденция к росту. В настоящее время максимальная сумма выдаваемого кредита, в среднем на 16-17 лет (ну там отдельно она рассчитывается), составляет 2,4 в среднем миллиона рублей. Что с учетом накопления для жилищного обеспечения, позволяет военнослужащему прибрести квартиру стоимостью 3 — 3,5 миллиона рублей. Ну, для жилищного сертификата, сумма будет где-то в районе полтора – два скажем так, миллиона рублей. То есть, здесь будет…

С. БУНТМАН: Это существенно.

С. ПИРОГОВ: Да. Значит, хочу доложить о том, что в 13-м году посредствам накопительной ипотечной системе военнослужащими приобретено 13,8 тысяч квартир, что в принципе тоже существенно. Теперь отвечая на ваш вопрос. Поскольку все военнослужащие, заключивший первый контракт о прохождении военной службы после 1 января 2008 года включая выпускников высших учебных заведений подлежат включению в накопительную ипотечную систему в обязательном порядке, то мы приходим к 2023… 24-му году – это уже точно, где указанная форма, то есть накопительная ипотечная система, она остается самое единственной.

А. ЕРМОЛИН: Единственной.

С. ПИРОГОВ: Да. У нас… Мы придем постепенно к тому периоду, когда все молодые курсанты, которые вступили в эту ипотеку становятся дальше офицерами, растут по воинскому званию, по должностям, на смену приходят так сказать опять молодые лейтенанты, и вот к 24-му году у нас все категории военнослужащих будут ипотекой охвачены. Это будет единственная форма обеспечения жильем. Служебное жилье. Очень серьезный вопрос. Должен доложить о том, что впервые в вооруженных силах России департаментом жилищного обеспечения, безусловно, с помощью главного орг.моб.управления, главного оперативного управления, были проведены необходимые мероприятия. Мы впервые получили расчет потребности в служебном жилье с 13, 14, 15, 16, до 2020 года.

С. БУНТМАН: До 20-го года перспектива, да?

С. ПИРОГОВ: Да, с учетом имеющегося у нас специализированного жилого фонда, перспективной штатной численности по местам расположения. И с учетом где, в каком месте, в каком конкретном гарнизоне, сколько, в каком году будет служить офицеров, прапорщиков, контрактников. Расчет сделан впервые, с учетом развития перевооружения вооруженных сил, и соответственно у нас есть план, который утвержден министром, и мы четко знаем где, в каком месте, когда должны быть построены дома. Это нам конечно очень здорово поможет при планировании для того, чтобы наша армия приобрела новый, современный вид. Плановые показатели по достижению целевых показателей, утверждаются, устанавливаются на каждый год. На 13-й год мы должны были обеспечить 30% военнослужащих из числа состоявших на учете на 1 января 13 года, а это 66 тысяч военнослужащих. Вот их них 30% мы должны были обеспечить. Фактически мы обеспечили 21100 военнослужащих, план перевыполнен на 106,3%. Я считаю, что это в принципе некое достижение департамента, поскольку работа была серьезная. Но на этом мы не останавливаемся, показатели растут, мы в этом году должны уже обеспечить 40%, поэтому в этом направлении будем работать. Вообще…

А. ЕРМОЛИН: Сергей Владимирович, а вот на уточнение… Вот если я по ипотеке получил жилье, я же где угодно могу купить такую квартиру. Могу я пользоваться служебным жильем в такой ситуации? Меня же могут перебросить куда угодно, а квартира у меня, вот условно говоря, в Калуге.

С. ПИРОГОВ: Существуют нормативные документы, приказы, соответствующие военнослужащие переводясь с другого места службы, в зависимости от срока заключения первого контракта, имеют право на служебное жилье, безусловно. Но в том случае, где служебное жилье… Ну, нет возможности, либо оно занято, да? В настоящее время. Военнослужащему выплачиваются деньги, которые он тратит за поднаем жилья.

А. ЕРМОЛИН: Но я имею право, да? И даже если я по ипотеке там, в одном месте квартира, а меня перекинули служить (неразборчиво).

С. ПИРОГОВ: Да, конечно. Человек-то ведь военный, он служит родине. Поэтому если принято решение служить в другом месте, у него же семья, он где-то должен жить, поэтому, безусловно…

С. БУНТМАН: Ну конечно, у тебя может быть и без ипотеки, у тебя может быть свое жилье, но совсем не там, где ты служишь. То есть, как-то исторически может быть, да.

А. ЕРМОЛИН: Ну, я поэтому и уточняю, да.

С. ПИРОГОВ: Объем конечно очень такой серьезный, у нас на очереди вот сейчас будет уже… В 14-м году стоит 73 тысячи военнослужащих, которых мы должны обеспечить жильем. Но вот как я уже говорил, план развития нашего служебного жилья – он утвержден, разбит по годам, и соответственно так сказать, мы с этого года начинаем комплектовать фонд служебного жилья. Безусловно, мы в этом году должны закончить проведение инвентаризации. Потому, что надо четко понимать, что это за квартира, кому она принадлежит: муниципальная, федеральная. Значит, в каком она состоянии, этот жилой фонд. Требующие ремонта, или в удовлетворительном. И кто там проживает, самое главное. На основании каких документов вот в этой служебной квартире проживает тот или иной… Имеет ли он право, скажем так, дальше проживать. Это серьезная, очень серьезная работа, департамент в этом…

С. БУНТМАН: (Неразборчиво) запущено было, да? Вот в смысле ситуация. Что непонятно было где, чье, что?

С. ПИРОГОВ: Ну, во время реформ 2008-11 года подлежало сокращению 115 тысяч офицеров, и где-то около 130 тысяч прапорщиков. Соответственно они до этого жили где-то в разных условиях, и потом после сокращения… Ну, подавляющее большинство встало на очередь, на постоянное жилье. Соответственно, поскольку они живут, у них квартира так сказать… Мы только-только начинаем эту проблему серьезно решать, то они живут-то в служебном жилье, значит они это служебное жилье занимают. А как они могут освободить, у них такие же семьи.

С. БУНТМАН: Ну да, просто это надо знать.

С. ПИРОГОВ: Это надо знать, да.

С. БУНТМАН: Должна быть база данных, четкая и обновляемая.

С. ПИРОГОВ: Вот, чем мы сейчас и занимаемся. Мы создали план, который нам даст понять, где что мы должны строить, и в этом году мы планируем завершить инвентаризацию, где четко мы должны понимать, когда мы обеспечиваем постоянным жильем, и когда военнослужащие, граждане имеющие право на постоянное жилье, будут освобождать служебное жилье.

С. БУНТМАН: Я бы хотел… Сейчас Сергей Владимирович, просто здесь прыжок в сторону такой сделать. Тут просто несколько вопросов пришли, и некоторые резкие, некоторые любопытные, а некоторые и то и то. Из Петербурга два вопроса, один такой. От разных людей: «А в Индии заканчивающий училище лейтенант, сразу получает квартиру. Вот наберитесь мужества и озвучьте вопрос». Я набрался мужества, но это не очень (неразборчиво).

А. ЕРМОЛИН: Так и у нас пусть получает по ипотеке, сейчас.

С. ПИРОГОВ: Вы знаете, сколько людей, столько разных мнений. Можно много сравнивать вооруженные силы России там с другими странами, здесь будет в чем-то плюс, в чем-то минус. Я собственно сторонник поступательного движения в том, чтобы выполнять ту задачу, которую поставил министр обороны, в плане обеспечения наших военнослужащих жильем. Осуществлять введение новых форм обеспечения. Нужно проблему видеть, её знать, и её решать. Вот это наверное гораздо серьезнее, в нашей ситуации сильнее, чем в сравнении с другими.

С. БУНТМАН: Вот Сергей вот здесь… Хорошо, я такую ситуацию честно говоря, могу бытовую представить. Вот хорошо, лейтенант получает квартиру. Он получает однокомнатную квартиру в хрущебе сейчас. И вот в ней будет жить всю жизнь. Женится, с детьми, и так далее. Вот это тоже оборотная сторона вот натуральная. А у тебя есть квартира. У тебя есть квартира, там я не знаю сколько метров. Так что знайте, в Индии нужно разобраться с ситуацией. Я просто точно ситуацию не знаю, может вы знаете? А вот здесь вот интересное тоже есть от Геннадия из Питера вот следующее: «Посчитал на вашем счетчике свой вариант: полковник, двое детей, выслуга 25 лет. Получилось больше 8 миллионов рублей. За такие деньги в Питере можно реально купить трешку 80-ти метров. Если это правда, тогда респект правительству».

С. ПИРОГОВ: Мы к этому сейчас подойдем, и собственно я более детально расскажу.

С. БУНТМАН: Да, да, да.

С. ПИРОГОВ: Я очень рад, что наши коллеги заходят на наш сайт. На самом деле там работает онлайн калькулятор, я об этом так сказать несколько позже скажу.

С. БУНТМАН: Это вот тот самый счетчик, о котором пишет Геннадий, да?

С. ПИРОГОВ: Да. Это как раз жилищная субсидия, но если можно, мы к этой проблеме очень плотно (неразборчиво) чуть попозже.

С. БУНТМАН: Да, а мы сейчас прервемся на несколько минут, будут у нас новости и реклама, и потом продолжим разговор. Потому, что (неразборчиво) субсидий очень важно.

А. ЕРМОЛИН: И про служебное жилье (неразборчиво).

С. ПИРОГОВ: Про служебное жилье мы еще не завершили.

С. БУНТМАН: Нет, про служебное жилье мы еще поговорим, и Сергей Владимирович Пирогов у нас будет в нашем эфире. Я напоминаю, что это директор Департамента жилищного обеспечения Минобороны. Слушайте нас дальше через 5 минут.

НОВОСТИ.

С. БУНТМАН: Мы продолжаем, Анатолий Ермолин, Сергей Бунтман ведущие, и у нас в гостях Сергей Владимирович Пирогов, директор департамента жилищного обеспечения Минобороны, продолжаем. Продолжаем, о чем мы… О служебном говорили, да?

А. ЕРМОЛИН: О служебном жилье мы говорили. У меня такой вопрос есть. Где вы в основном строите служебное именно жилье? Потому, что я вот вспоминаю, всю жизнь в военных городках, в том числе закрытых там ГСВГ прожил с родителями. Но ведь нормально, когда есть воинская часть, когда есть военный городок, когда есть хорошие дома с хорошими квартирами, какая-то инфраструктура прямо на территории того же городка военного. И мне кажется, что если… Ну, такая логика мне подсказывает, что если строить военное жилье, то лучше его строить каким-то вот таким образом, поближе к частям. Я почему этот вопрос задаю – потому, что была тенденция наоборот. Чтобы воинская часть была без военного городка, чтобы люди где-то жили, там офицеры где-то поблизости, и так далее. Но это скажем для жилья, которое может переходить в свою собственность со временем, это правильно. А если вы будете инвестировать большие деньги в служебное жилье, может быть это будет поводом для возрождения очень таких качественных военных городков с хорошей инфраструктурой, с хорошими школами, детскими садиками.

С. ПИРОГОВ: Да, безусловно. Я не случайно остановился в первой части нашей программы о том, что план создания служебного жилья в настоящее время – он есть, он разбит и по годам, и по местам, и собственно по количеству тех или иных жилых помещений. Безусловно армия меняется, приходят новые виды вооружения. Если раньше вот была необходимость в одном месте иметь какую-то воинскую часть, то совсем не обязательно, что она дальше в этом месте останется. Для этого есть органы военного управления, которые планируют где, когда, какой формат воинской части будет. Соответственно мы знаем состав этой воинской части, то есть, сколько офицеров, прапорщиков, контрактников. И соответственно мы исходим их того, сколько в этом месте, где планируется создание гарнизона. Если он на базе предыдущей воинской части, соответственно мы как раз и анализируем тот жилищный фонд, который у нас есть. Я не случайно говорил об инвентаризации. То есть, вот сейчас мы должны в этом году этот процесс закончить. Поверьте, это очень тяжело, поскольку 269,8 тысяч жилых помещений… 270 тысяч жилых помещений – это объем служебного фонда Минобороны РФ. 270 тысяч. Мы должны… Не большим нашим коллективом мы должны понять, что это за жилье, в каком оно состоянии, нужно ли нам оно в этом месте. Либо так сказать соответственно мы должны планировать строительство в этом или другом месте, исходя из принципов боевой готовности. Сколько офицеру нужно времени для того, чтобы он добрался до места выполнения боевой задачи. Это все рассчитывается, просчитывается, и соответственно так сказать, вот именно из этого формируется место строительства военных городков.

А. ЕРМОЛИН: А вот какие-то экзотические способы служебного жилья, может быть даже их опыта других стран мира, я сейчас поясню, почему экзотические. Потому, что вспоминая то, что я изучал про вооруженные силы Соединенных Штатов, там была распространена такая система, когда вот… Ну, прицепы, как они называются, да? Такая квартира на колесах, да? И такие военные кемпинги. То есть, есть инфраструктура, там подкатывают, там личные машины почти у всех, там есть да? И вот таким образом…

С. ПИРОГОВ: У нас это было. У нас же были бочки, у нас были вот эти жилые вагончики, которые так сказать раньше у нас были отдельные (неразборчиво) роты, которые в свое время были выдвинуты на передовые рубежи, ввиду того, что они должны быть как можно удалены к границе с той целью, чтобы так сказать обозревать воздушные пространства, и предупреждать о ракетно-воздушном нападении. Естественно они располагались в труднодоступных местах, но в эти места можно было привести какие-то вот наши жилые вагончики, там я помню, даже были сооружения, реально напоминающие бочку с окнами, с дверьми. Значит, там они были теплые…

А. ЕРМОЛИН: Я как раз не про них, я вот как вариант, могу предложить слушателям вспомнить фильм «Знакомство с родителями», там то есть вот такой настоящий хороший автобус качественный. Там такая гостиничная (неразборчиво).

С. ПИРОГОВ: Вы про сотрудника ЦРУ?

А. ЕРМОЛИН: Да. Вот тоже ведь один из вариантов, и поэтому хоть и шли какие-то сейчас…

С. БУНТМАН: Нет, сейчас есть миллион всяких строительных вариантов, чтобы сделать быстро…

А. ЕРМОЛИН: Потому, что вагончик – это другое качество жизни. Вагончик я тоже представляю, и бочку представляю.

С. БУНТМАН: Нет, есть… Есть сейчас-то, есть миллион… Мы говорим о (неразборчиво).

А. ЕРМОЛИН: Кстати американцы не любили такой способ обеспечения жильем…

С. БУНТМАН: Еще бы любили. Сейчас дело в том, что мы говорим сейчас о постоянном, ясном жилье таком, капитальном.

С. ПИРОГОВ: Да, постоянное жилье. Значит в 2013 году усилия Минобороны были направлены безусловно на выполнение указа президента РФ от 7 мая 12 года № 604. Часть обеспечения военнослужащих, граждан уволенных с военной службы постоянным жильем. Я уже говорил о том, что вот эти вот… Период в 8 по 11 год, период реформ вооруженных сил, было подвергнуто сокращению 115 тысяч должностей офицеров, около 130 тысяч прапорщиков, они естественно встали в очередь на получение постоянного жилья. Много сделано, реально много сделано в период с 10 по 12-й год, обеспечено 120 тысяч военнослужащих жильем. Но проблема до конца не разрешена. В 12-м… Значит мы должны были по состоянию на 1 января 12 года обеспечить оставшихся 82,4 тысячи военнослужащих жильем. В 12-м году мы обеспечили 49 тысяч, нам это так сказать удалось. В 13-м году мы должны были обеспечить оставшиеся 33,4 тысячи военнослужащих. Тех, которые встали на очередь на получение жильем до 1 января 12-го года. В своем послании федеральному собранию в декабре 13-го года президент РФ Владимир Владимирович Путин отметил, что военнослужащие Минобороны, вставшие на очередь до 1 января 12 года, будут до конца текущего года обеспечить постоянным жильем. Я хочу обратить вникание на слова президента. Вот краеугольная фраза – вставшие на очередь до 1 января 12 года. Объясню почему я вот на этом заостряю внимание. У нас довольно много случаев, когда… И это тысячи человек, которые на эту очередь в наш реестр были включены после этой даты. То есть, после 1 января 12 года, но с датой признания до 1 января 12 года.

А. ЕРМОЛИН: Интересный ход.

С. ПИРОГОВ: Да. Каламбур слов, но он говорит о следующем. Примеры даже можно привести. Лысенко Виктор Николаевич, военнослужащий проходил военную службу, за помощью в приобретении жилья мне обращался. В связи с чем в реестре на получение жилья не состоял. Уволен был, остался с семьей проживать на территории закрытого военного городка. Поскольку к нам не обращался на предмет на предмет постановки на учет, то у нас в реестре он не числился. В 13 году по решению суда города Тейкова, был включен. Мы получили решение суда, департамент был обязан его включить в наш реестр с датой признания – 30 июля 2004 года. То есть, в 14-м году решением суда мы ставим его в очередь, с датой признания 30 июля 04 года. Но мы это решение получили 10 июня 13 года. То есть, на 1 января 12 года, он в реестре не стоял. И как президент нам вот поставил задачу, значит, он до конца 13 года не мог быть обеспечен жильем, хотя он право имеет, безусловно.

С. БУНТМАН: Да, ну это… То есть как это…

С. ПИРОГОВ: Вот, каламбур цифр.

С. БУНТМАН: Он переносится позже.

С. ПИРОГОВ: Переносится на более поздний срок. Он не вычеркивается, он в очереди, он будет обеспечен жильем в натуральном виде, но он не входит в состав тех людей, которые встали на очередь до 1 января 12 года.

А. ЕРМОЛИН: Почему кстати он не встал? Просто вот… Раз уж конкретный кейс разбираем…

С. ПИРОГОВ: Разные семейные вещи. Он жил в закрытом военном городке, у него была служебная квартира, жена трудоустроена, дети ходили в школу.

А. ЕРМОЛИН: Никто не подсказал думать о будущем.

С. ПИРОГОВ: Его просто устраивала видимо эта ситуация. Потом возможно городок открыли, возможно дети выросли, им нужно ближе передвигаться к тому месту, где они продолжают обучение. Возможно какие-то семейные планы изменились и он понимает, что государство обязано его обеспечить жильем. Он обратился к нам, но у нас нет прав, он уже уволился из рядов вооруженных сил, а во время прохождения службы он на очередь к нам не встал. Ну, соответственно он обратился в суд, суд принял решение, мы обязаны выполнить, мы поставили его на очередь, он будет обеспечен жильем, но в соответствии с очередностью. Кстати об очереди. На самом деле это живой организм, она постоянно меняется, в нее вливаются не только военнослужащие, приобретавшие право на обеспечение жильем в текущем году, но и те военнослужащие, которые свое право заявили с опозданием. Вот как раз тот случай, который мы разбираем. Безусловно они в очереди стоят, безусловно они наши, так сказать это контингент те, о которых мы заботимся, и безусловно они будут обеспечены жильем. Еще пример, Кот Марина Федоровна. Училась в военном университете, закончила, в реестре не стояла, поскольку жила в общежитии на большой Пироговке. Ну, после окончания уволилась, и решила остаться в городе Москва. Платила коммунальные платежи за ту комнату в общежитии, в которой проживала, к нам за постановкой на учет не обращалась так же. Время идет, обращается в Хамовнический суд, и соответствием решением суда включена в очередь, мы обязаны её поставить в очередь в 14-м году в единый реестр нуждающихся, с датой признания 1 июля 11 года. Ну, то есть та же практически ситуация, которая есть.

С. БУНТМАН: Да.

С. ПИРОГОВ: В каждом случае разный подход. Вот почему такая специфика у нас, так сказать наших сотрудников, мы слишком много параметров учитываем, и поэтому здесь простой арифметический счет, вот тот, который сейчас применяется, было столько в очереди, обеспечили столько, а должны столько обеспечить еще оставшиеся, он не получается. Потому, что в очередь постоянно вливаются люди с разными годами признания. Из очереди постоянно выходят люди потому, что они где-то раньше приобретали жилье, они где-то улучшали свои жилищные условия, это мы тоже учитываем. И где-то ухудшали свои жилищные условия, такое тоже бывает. То есть, очередь постоянно колеблется в каких-то пределах.

А. ЕРМОЛИН: У вас здесь что получается? Получается правовая коллизия, да? То есть, есть решение суда, и есть указ президента, насколько я понимаю, да? И на самом деле получается, что вы не будете исполнять решение суда, потому, что вы их переносите на более поздний срок.

С. ПИРОГОВ: Нет, мы решение суда исполним, в очереди они стоят…

А. ЕРМОЛИН: По имеющимся возможностям.

С. ПИРОГОВ: По имеющимся возможностям они будут обеспечены жильем, это однозначно. Далее…

А. ЕРМОЛИН: (Неразборчиво) все сроки, не в том… Не в той очереди, которая…

С. ПИРОГОВ: Вот о сроках я как раз хотел поговорить. Вот смотрите, 82,5 я цифру назвал, 49 мы так сказать обеспечили в 12-м году. У нас остается 33,4 тысячи военнослужащих. Мы должны были обеспечить в соответствии с указом президента в 13-м году жильем. Мы обеспечили 20,5. Осталось у нас 12,9 военнослужащих, которые реально не имеют ключи от квартир. Теперь причина, почему это получилось. Причина следующая, из 12,9 тысяч военнослужащих мы предложили 10400 человекам… Военнослужащим, извините, мы предложили жилье. Мы жилье реально предложили. Но по действующему законодательству, по приказу министра обороны 1280, у военнослужащих есть время определиться: согласны они в жильем, не согласны они с жильем. Мы в конце года, специально на сайте… В ноябре-декабре на сайте Минобороны, мы опубликовали некое объявление, в котором обратились к военнослужащим стоявшим в реестре, и военнослужащим, которых эта тема интересует, на предмет уточнить всем ли предложено жилье. Потому, что ну это дело так сказать индивидуальное, соглашаться ему на то жилье, или не соглашаться. Он это решение может принять 20 декабря, или 15 января. Это дело военнослужащего, там семейные проблемы какие-то там, отпуска там, множество причин. И поэтому мы получаем выполнение указа президента, мы зависим от воли людей, от их воли изъявления. Но вот из 10,4 тысяч военнослужащих, которым мы предложили жилье, 5,2 согласились, и в настоящее время это жилье мы оформляем. Надо сказать, что было большое, значительное количество обращений, мы специально пошли на этот шаг, вот о том, что в ноябре-декабре мы повесили на сайте Минобороны это объявление с просьбой во-первых актуализировать свои данные, и во-вторых если кому-то в силу разных причин какие-то варианты были не предложены, мы просили что об этом дать знать, чтобы мы уже в индивидуальном, в рабочем порядке, минуя нашу автоматизированную систему Алушта, в рабочем порядке с ними разбирались. Большое было количество обращений, мы много отработали, ну и так сказать я уже сказал – 5,2 у нас согласились с жильем, из них 800 человек уже имеют на руках ключи. Вот из этих 12,8 тысяч, следующая категория – 806 военнослужащих, которые в силу опять же разных причин, претендуют на жилую площадь, меньше 31 квадрата. 31 квадрат – это минимальная однокомнатная квартира, которую мы можем… Которую нам строители дают. У а них, в силу разных обстоятельств площадь, которую мы должны им дать, меньше 31 метра. Мы предлагаем им однокомнатную квартиру, ну в соответствии так сказать с существующим законодательством, они должны доплатить разницу по той стоимости, которой Минобороны потратило на строительство этого жилья. Военнослужащие отказываются, не хотят или не могут платить.

А. ЕРМОЛИН: Или соглашаются, а потом в суд подают.

С. ПИРОГОВ: Или соглашаются, а потом подают в суд. Причем добровольно платят вот эту разницу, а потом подают в суд в отношении того, что департамент жилищного обеспечения обманул и заставил их… И такое есть, понимаете? И вот эти вот 806 человек, вот ну как нам с ними поступать? Они имеют права, они по указу президента должны быть обеспечены жильем. Но у Минобороны нет вот этой площади, а разницу нам 2-3 метра, они доплачивать не могут или не хотят. Выход был найден по решению Руслана Хажисмеловича Цаликова, заместителем министра обороны было выделено соответственно в 13-м году 3 миллиарда 200 миллионов рублей, для приобретения персонального этим военнослужащим жилья. Следующая категория – из 12,9 тысяч человек, о которых я вот постоянно рассказываю. Те, которым мы вот не смогли реально ключи дать, но не по нашей причине. Следующая категория – 1,6 тысяч человек военнослужащих, которые избрали местом жительства те места, где мы не строим, не покупаем, и не планируем ни строить, ни покупать жилье. Ну, страна большая, и естественно каждого тянет на свою малую родину, да? Значит, есть желание там…

С. БУНТМАН: Ну понятно, коллизия понятна.

С. ПИРОГОВ: Да. Ну нет там возможности у нас построить жилье, и мы там не планировали разворачивать какие-то строительные работы ради того, чтобы одного военнослужащего обеспечить жильем, это слишком затратно.

С. БУНТМАН: И как вы решаете это?

С. ПИРОГОВ: Выход следующий, значит вот те же самые 3,2 миллиарда рублей, которые были нам выделены, мы персонально с этими людьми работаем. В настоящее время заключаются контракты, насколько я знаю, до марта месяца мы должны оформить приобретенные квартиры в собственность с той целью, для того, чтобы потом военнослужащему передать. То есть, в этом плане работа идет полным ходом. Ну и оставшиеся у нас 5,2 тысяч военнослужащих, которые однозначно отказались от наших предложений, но это их право, они имеют право отказаться. Причины отказов совершенно разные, могу привести примеры. Алябьева Елена Геннадьевна – 6 раз предлагалось жилье в Балашихе: улица Втяров, улица Третьяка, улица Летняя, улица Нестерова, улица Кожедуба. Причина одна, вот после того, когда предложили улица Кожедуба, захотела жить в Москве. Имеет право человек, раньше хотела жить в Балашихе. Мы ей предлагали, в силу разных причин отказывалась, вот сейчас захотела жить в Москве. Ну, право человека так сказать, мы должны его помогать реализовать. Вот Лабр Сергей Викторович, 5 раз предлагалось жилье в Балашихе, один раз в Москве. Так же так сказать не устраивали метражи квартир, отсутствие балконов, ну и потом изъявил желание на проживание в Москве. Поэтому подходим индивидуально в каждом случае. Мы прекрасно понимаем, право у военнослужащего есть, соответственно так сказать мы стараемся ему помочь. Вообще должен сказать, что в 13-м году департаментом жилищного обеспечения… Я подчеркну, мы должны были обеспечить 33,4 тысячи военнослужащих, мы сделали 84,6 тысяч… Ну, 85 тысяч предложений этим военнослужащим. То есть, у нас есть военнослужащие, которым мы предлагали 2, 4 и более раз. Кто-то соглашается, кто-то отказывается. Будем естественно работать, потому, что другого варианта нет, но тем не менее, в 14-м году за счет собственного строительства Минобороны планирует получить значительное количество жилых помещений, я об этом сейчас скажу.

С. БУНТМАН: Да, вот потому, что у нас совсем мало осталось, да.

С. ПИРОГОВ: Да.

С. БУНТМАН: Да, надо нам и счетчик посчитать еще, да.

С. ПИРОГОВ: Да, должен сказать, что мы полностью закрыли потребность жилых помещений в таких городах как Санкт-Петербург, Ростов, Краснодар, Новороссийск, Рязань. Вот в этих городах очереди уже нет. Количество тех квартир, которые мы приобрели или построили, превышает площадь… Очередь военнослужащих, которые претендуют на квартиры. То есть, в этих городах у нас очереди нет. В 14-м году эта проблема жилья очереди будет закрыта в городе Москва. Значит, не могу не сказать о слушательском фонде, собственно долгое время вопрос решался. Или перейдем к жилищной субсидии, как по времени?

С. БУНТМАН: Ну, скажите два слова.

С. ПИРОГОВ: Два слова, значит ситуация такая…

С. БУНТМАН: Потому, что нам надо успеть субсидии (неразборчиво) 4 миллиона.

С. ПИРОГОВ: 2,2 тысячи квартир, то есть 2200 квартир, решением управления федеральной службы судебных приставов было арестовано. Ну, наложен запрет на мероприятия. Совершенно непонятная для нас ситуация, 11 военнослужащих, объединившихся вместе, прекрасно понимая, что долгое время не получив жилье, добивается решение суда, обращается в службу судебных приставов, судебный пристав арестовывает 1400 квартир слушательского фонда. 11 человек прекрасно офицеров понимают, что они не будут в этих квартирах жить никогда, потому, что квартиры заняты, там живут доктора (неразборчиво) с семьями. И им собственно это нужно было только для того, чтобы департамент обратил внимание в первую очередь на них, их обеспечил жильем, они снимают запрет вот с этих квартир… Ко мне в течении года постоянно обращались вот эти наши военнослужащие, из состава 1400 человек. Они не могут квартиры приватизировать, арест наложен. Они ничем не виноваты, они такие же военнослужащие, они постоянно просили: дайте телефоны и адреса этих 11-ти умных человек, которые арестовали наши квартиры. Мы просто с ними пообщаемся, они сами эти вопросы снимут. Но надо сказать, что навстречу нам пошел руководитель департамента Управления федеральной службы судебных приставов по Москве. Главный судебный пристав Александр Владимирович Стебаков, мы встретились, пообщались, вникнув в нашу проблему, и собственно его решением 2200 квартир были разблокированы. В настоящее время мы изучаем желания людей, которые там живут на предмет приватизации этой площади, и я думаю, что в течении 3-4 месяцев мы вопрос с этим слушательским фондом однозначно закроем.

С. БУНТМАН: И субсидии.

С. ПИРОГОВ: И субсидии.

С. БУНТМАН: Две минуты на субсидии.

С. ПИРОГОВ: Понял. Скажу наверняка у нас еще слушателей интересует следующее: в Москве мы получаем… В этом году должны получить от строителей: Левобережное – больше 5000 квартир, Хорошовское шоссе – больше 3000 квартир. Ну, остаток Очаковское – 452 квартиры. Вот в Подольске больше 3000, Балашиха – больше 3000, Мытищи – 2300, Новосибирск – 1400, Владивосток 1699, Красноярск – 435, Калининград – 1615. Вот этот вот объем, он должен быть слан в 14-м году, у нас все есть для того, чтобы указ президента, и чтобы наши так сказать военнослужащие, наконец – то приобрели жилье. Теперь что касается жилищной субсидии. Согласовано со всеми федеральными органами исполнительной власти, пройден процесс согласования в Госдуме, все три чтения в совете Федерации, 28 декабря президент подписал законопроект, который подписал законопроект, который вступил в силу. Что он дает? Первое – предоставление права на обеспечение жильем вне очереди военнослужащим, имеющих 3 и более детей. Ну, это наверное правильно.

С. БУНТМАН: Да, да, да. Сейчас просто перечисление, просто у нас секунды.

С. ПИРОГОВ: Да, возможность предоставления жилищной субсидии. Про жилищную субсидию конечно бы очень много хотелось рассказать.

С. БУНТМАН: Давайте отдельно соберемся про субсидию.

С. ПИРОГОВ: Не вопрос, давайте отдельно.

С. БУНТМАН: Значит, скажите главное сейчас.

А. ЕРМОЛИН: Сколько денег даете на субсидию?

С. ПИРОГОВ: На сайте висит онлайн-калькулятор который выполнен в мультимедийном формате, содержит необходимое пояснение, (неразборчиво) подсказки, там нужно заполнить всего-навсего несколько цифр…

С. БУНТМАН: Ну, вот как Геннадий, полковник у нас заполнил.

С. ПИРОГОВ: Да, да. Состав семьи, выслуга лет, нажать на кнопку, и получаешь ту сумму, которая нужна. По объему денежных средств хочу сказать, что в принципе более чем хорошо получается, тяжелый был разговор в процессе формирования этих повышающих коэффициентов. Спор шел в отношении даже тысячных долей коэффициентов. Вот если взять 76-е постановление, на последней странице там стоит коэффициент 2,375. То есть, Минобороны даже до тысячных долей (неразборчиво).

А. ЕРМОЛИН: (Неразборчиво) калькулятор короче.

С. БУНТМАН: Да. А потом про субсидии встретимся. Спасибо большое Сергей Владимирович. Сергей Владимирович пирогов был у нас в гостях.

С. ПИРОГОВ: Всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире