'Вопросы к интервью
С. БУНТМАН: Ну что же, мы начинаем «Военный совет», сегодня я один, Сергей Бунтман у микрофона, и у нас в гостях Александр Петрович Леонов, начальник войск ПВО, Сухопутных войск. Александр Петрович, добрый день.

А. ЛЕОНОВ: Добрый день.

С. БУНТМАН: Добрый день, и 13-й год для войсковых ПВО, что он означал? Чего вы добились за это время?

А. ЛЕОНОВ: Я хотел бы начать с того, что 98-ю годовщину со дня образования войск, войсковое ПВО, войска подошли с большим подъемом, связанным с выполнением всех планов. Все, что у нас было намечено в плане перевооружения, в плане проверок боевой готовности, боевой подготовки было выполнено в этом году. Что не маловажно, в плановые сроки. Поэтому здесь у меня полное удовлетворение итогами работы этого года.

С. БУНТМАН: 98-я годовщина, я посчитал, с 15-го года получается.

А. ЛЕОНОВ: Да, эта дата у нас появилась сравнительно недавно, в 2007 году. До этого как-то было принято историю нашу считать с 17-го года. Ну, вот в 7-м году были проведены взыскания независимые трех организаций. Это военно-научный комитет генерального штаба, институт военной истории Минобороны и военный мемориальный центр. Нашли документы, которые дали нам основание датой образования войсковой ПВО считать 26 декабря 15-го года. Это связано с приказом начальника штаба верховного главнокомандующего генерала Алексеева, в создании… Приказ № 368 от 15-го года, создании 4-х зенитных батарей, для стрельбы по воздушному флоту. Такой термин существовал до 32— го года, войска не ПВО, противовоздушной обороны, а воздушной обороны. С 32-го года противовоздушной обороны был введен термин.

С. БУНТМАН: Ну да, ну как появились серьезные опасности аэропланов, тогда вот специально этим занимались.

А. ЛЕОНОВ: Хотя… Да, хотелось бы немножко вернуться назад, в 14-м году уже создавались зенитные батареи, которые были поставлены на… Для ПВО таких объектов, как царская ставка, резиденция, Путиловский завод, Финляндский вокзал. Но это было объектовое ПВО столетие которого мы будем отмечать в следующем году, нашего старшего брата ПВО территории страны, или ПВО (неразборчиво) называю.

С. БУНТМАН: Да, да, да.

А. ЛЕОНОВ: Мы немножко… Наши войска, войсковая ПВО появилась на год позже. В этом году, как я уже сказал, 98-я годовщина.

С. БУНТМАН: Что собой представляет (неразборчиво) войска ПВО, ПВО сухопутных войск именно, и как они существуют организационно сейчас?

А. ЛЕОНОВ: Войсковая ПВО имеет достаточно, как я уже сказал, давнюю традицию. Если уж говорить от этих батарей начинать, после гражданской войны… Вернее в период гражданской войны, появилась примерно… Это была батарейная организация, было 250 батарей всевозможных создано. Первый зенитный полк, и тактический полк появился в 24-м году, первая бригада в 27-м году. В штаты стрелковой дивизии были введены зенитчики, зенитный дивизион в 31-м году. В годы войны был уже зенитный полк, в ходе ВОВ были созданы зенитные артиллерийские дивизии. Таких дивизий было 61, 192 полка и достаточно много отдельных дивизионов. Закончили ВОВ наши войска, войска ПВО фронтов, в составе которых было 185 гвардейских полков, 250 были награждены орденами и медалями. В Забайкалье мне пришлось служить в полку, а 18 полков были трижды удостоены орденов. В одном из таких полков я служил в Забайкалье, в 1106-й зенитной ракетной львовский орденов Кутузова, Александра Невского, Богдана Хмельницкого зенитно-ракетный полк. К сожалению, этого полка нету, реформы прошлись и по таким славным частям, в общем-то, мы к сожалению утратили их. В этом плане хотел бы вспомнить свою встречу с начальником штаба, в плане (неразборчиво) сотрудничества, с начальником штаба обороны Великобритании, Николас Холтен. Недавно был здесь в Москве, пришлось с ним работать. И вот во время первой встречи, которая состоялась, он сказал, что он командовал бригадой, у которой в качестве религии хранится барабан Владимирского полка. Взятый в плен, ну или взятый как трофей в сражении при Альме в 1853 году, в Крымскую войну.

С. БУНТМАН: В 54-м, по-моему.

А. ЛЕОНОВ: В 53-м.

С. БУНТМАН: В 53-м (неразборчиво).

А. ЛЕОНОВ: Правильно, в 54-м году, в битве при Альме. Ну, мне пришлось только позавидовать потому, что они остаются тверды вот этим своим традициям. Тем не менее я напомню, что это сражение в общем-то достаточно прошло славно для русской армии, тысяча русских сражались с 62-мя тысячами французов, англичан и турок, и вынужден был отойти.

С. БУНТМАН: Да, это было очень суровое сражение, очень… Я думаю, что мы помимо первой мировой войны, вот в следующем году будем серьезно как-то исторически заниматься и Крымской войной, у которой очень много славных есть… И интересных, и трагических, и драматичных моментов.

А. ЛЕОНОВ: Действительно в ходе этого сражения был эпизод, когда Владимирский полт атаковал английскую дивизию, прикрывая отход русской армии. Теперь ближе все-таки к нашему…

С. БУНТМАН: Да, ближе к нашему, да.

А. ЛЕОНОВ: К нашему времени. В настоящее время войска ПВО состоят из соединений, и частей военных округов, военной академии в городе Смоленске, войсковой ПВО РФ. Учебных центров в городе Ейске, городе Оренбурге, и есть у нас ещё на полигоне Капустин яр ещё один учебный центр, где готовится и оценивается… Готовятся специалисты, и оценивается уровень подготовки наших соединений и частей.

С. БУНТМАН: Вот скажите, пожалуйста здесь, как вооружены сейчас войска ПВО, и войсковые ПВО. Что сейчас основные средства борьбы с воздушными силами противника?

А. ЛЕОНОВ: Основу вооружения, систему вооружения войсковой ПВО составляют зенитно-ракетные комплексы и (неразборчиво) станции, и автоматические системы управления, которые обеспечивают управление с подразделениями и частями. Значит если говорить о зенитно-ракетных комплексах. Это целая линейка ЗРК и ЗРС, которая взаимно дополняя друг друга, и выполняют целый комплекс задач, взаимно дополняя друг друга. Это зенитно-ракетные… Я только коснусь последних систем, на которые мы служим и переходим. В настоящее время на вооружении состоит зенитно-ракетная система «С300В», на смену которой приходит «С300В4», и в следующем году мы формируем первую бригаду в одном из округов. Это уникальная система с гиперзвуковой ракетой дальнего действия, способная бороться со всем классом целей, вплоть о баллистических ракет средней дальности. Следующая система – это «БУК М2», и идущая на смену «БУК М3». Это армейское звено. Такие бригады у нас имеются в каждой армии, в настоящее время идет плановое перевооружение с «БУК М1» на «БУК М2». И в дальнейшем с 16-го года мы планируем получать «БУК М3». В бригадном звене это зенитно-ракетная система «ТОР М2», идущая на смену системам «ОСА» и «ТОР М1». Впервые вы сможете увидеть на параде 9 мая в следующем году на Красной площади вот эту систему. В настоящее время три округа… Соединение трех округов уже получили эту систему на вооружение, и в план войдет переподготовка личного состава на эту систему. Кроме того, есть ряд заделов по получению новых (неразборчиво) станций, в том числе и идут опытно-конструкторские работы, которые должны в ближайшее время завершиться, должны начать (неразборчиво) войска. В плане других систем управления – это такие системы оперативного и оперативно-стратегического звена поляна «Д4», «М1», и в тактическом звене «Барнаул Т», который обеспечивает полную (неразборчиво) и автоматизированное управление войсками на поле боя.

С. БУНТМАН: Но вообще насколько я понимаю, интенсивно же идет сейчас перевооружение, вот переоснащение.

А. ЛЕОНОВ: Я бы сказал так, вот 13-й год, оно идет все время по нарастающей. Если тут сравнивать 11, 12, 13, хотелось бы конечно ещё более интенсивно. Любому генералу наверное хочется, чтобы войска… Ну, это связано с возможностями промышленности, и с развертыванием производства. Я думаю, планы… Во всяком случае я уверен, что планы, которые поставлены задачи по перевооружению, они будут выполнены в плановые сроки. Вот вы знали, у нас программа перевооружения рассчитала до 2020 года.

С. БУНТМАН: Ну да, и так она серьезно эшелонировано. Наши я обращаю внимание слушателей «Эха» на нашу другую передачу программу «Арсенал», где мы как раз по понедельникам и говорим о новых вооружениях и о том, как промышленность перестраивается, и как и научно-исследовательские и производственные мощности то, что называется (неразборчиво).

А. ЛЕОНОВ: Эта программа вдохнула новую жизнь предприятий военной промышленности.

С. БУНТМАН: Вы это реально чувствуете?

А. ЛЕОНОВ: Да, конечно. Эта техника поступает реально. Более того, ну так как это техника длительного цикла, то многие образцы в настоящее время находятся в производстве. Вот я только что сказал, что в следующем году мы получим в полном объеме первую бригаду. И будем не просто перевооружать, мы будем её формировать. То есть, будет увеличиваться… Вновь формировать, будет увеличиваться состав войск противовоздушной обороны войсковой ПВО.

С. БУНТМАН: А скажите, вот сейчас, когда… Насколько представителей промышленности, и вот разработчики и производители, они при поступлении новых систем, насколько они внимательно за этим следят, насколько они учитывают ваши замечания, помогают вам их осваивать, и обеспечивают цикл в жизни. Ведь теперь же речь идет о том, чтобы обеспечивать вообще цикл жизни и вооружений.

А. ЛЕОНОВ: Да, любое вооружение, особенно техника ПВО, нуждается в постоянном регламенте, постоянных настройках, и главное постоянном обслуживании этой техники. Здесь промышленность постоянно находится… Ну во-первых, сопровождает цикл после выхода получения техники в войсках, остаются бригады, которые во-первых помогают её освоить при получении, затем ни находятся во время переучивания в учебном центре, опять же поддерживают этот цикл. Сама передача техники, она осуществляется после проведения стыковочных стрельб на государственном полигоне Капустин яр. Цикл получения техники, вернее прием… Прием, получение техники, затем переучивание, стыковочные стрельбы, подписание акта и к этому времени практически (неразборчиво) ставки и неисправности, они уже которые выявляются, они устраняются, и техника уходит в войска. Ну, а дальше плановое поддержание, сервисное обслуживание. То, которое постоянно нуждается в технике, они проводятся.

С. БУНТМАН: Еще такая вот проблема взаимодействия… Ну, вот задача взаимодействия, наш слушатель, подписавшись капитан Колесников… Я напоминаю, что +7-985-970-45-45, СМСки к нам приходят. Создан ли единая автоматизированная система боевого управления объединяющий вот разные войска и воздушно-космической обороны, и войсковые, противовоздушные. Находитесь ли вы в едином информационном пространстве с другими войсками?

А. ЛЕОНОВ: Ну, мы естественно к этому стремимся, я не скажу, что это законченная система, и она уже создана. Нет, в этом плане ещё нам предстоит работать, да. А это естественно он направлен на то, чтобы все силы и средства должны… Во-первых, создано единое разведывательное поле, (неразборчиво) информационное поле, которое мы получаем информацию. И как любая система ПВО — это разведывательно-ударная система. Она получает информацию от разведывательно-информационной системы, и ударная система, собственно говоря наши (неразборчиво), они действуют как раз в рамках этого авиационного поля, и завязаны в систему в ударную вот этими средствами автоматизированной систему управления «АСУ».

С. БУНТМАН: Как в 13-м году, какие существовали проверки и вашей готовности, и готовности вашего взаимодействия. Участвовали ли вы во внезапных проверках?

А. ЛЕОНОВ: Ну, этот год был… 13-й год был для всех напряженным, в плане вот этих действительно внезапных проверок.

С. БУНТМАН: Да, это еще очередной раз спрошу, я уже по-моему 120-й раз задаю этот вопрос, они правда внезапные?

А. ЛЕОНОВ: Да, они действительно были внезапные. На своем опыте могу сказать, что за несколько часов я получал команду вылететь в тот или иной регион, и или проводить что-то, или оценивать что-то. И для нас действительно было, даже для уровня главкоматов, очень внезапно… Ну, вполне внезапно, и мы этим занимались. И войска соответственно тоже принимали участие в этих внезапных проверках. Они позволяют реально оценить уровень подготовки войск, уровень самостоятельности командиров, и облученности личного состава, состояния техники. Наиболее такой оптимальный я считаю уровень проверки, который позволяет реально оценить войска.

С. БУНТМАН: Ну, и как?

А. ЛЕОНОВ: В целом я думаю… Наши войска находятся в целом вооруженные силы и войска находятся на правильном пути, и наш офицер, наш солдат, он справился с задачами везде, где проверялись. Естественно были недостатки, были те моменты, которые надо… На которые обращать внимание, и которые нам помогли вскрыть эти недостатки, на которые собственно говоря, и идет в настоящее время работа по устранению вот этого недопущения тех моментов, которые… Связаны с разными моментами, ну прежде всего конечно с вязано с системой управления. На мой взгляд то, что наиболее связь, и управление.

С. БУНТМАН: Связь, система управления, и как раз мы говорили, что там еще далеко не все в порядке во взаимодействии и с гражданскими органами. Потому, что здесь бывало там. Ну, вот очень интересные были, вот анализ… Мне понравился, честно говоря, анализ итогов внезапной проверки, который… Он очень был какой-то честный на мой взгляд, просто мне посчастливилось присутствовать на публичном именно разборе и анализе.

А. ЛЕОНОВ: Полностью согласен с вами.

С. БУНТМАН: Да. Как-то так это было толково на мой взгляд. Скажите, пожалуйста, Александр Петрович, вот насколько сложно переходить на новый… Да, это модернизированные знакомые вам, или принципиально новые системы? Насколько сложно переходить военнослужащим?

А. ЛЕОНОВ: В основном системы модернизированные, и принципиально (неразборчиво) естественно их назвать нельзя, закладывались они еще… Ну, основы или в конце 80-х, начале 90-х, некоторые в начале 2000-х годов. Но, тем не менее, отличаются они очень сильно в плане возможностей. Ну, я приведу один пример, даже к примеру тот же «БУК М1», и «БУК М2». Отличаются они дальностью поражения, в два раза (неразборчиво), то есть одна установка может поражать 4 цели, там одна… То есть, в 4 возможности возрастают. Сменилась элементная база. То есть, практически… И несколько сменились органы управления. Тактика осталась в основном та же самая. Подготовка расчетов, подготовка целых подразделений и частей, она должна быть комплексной. Комплексной, в плане того, что одновременно надо готовить преподавателей, одновременно надо готовить промышленность, тут тоже чтобы выдавала технику вовремя. Не только «ЗРК», у нас поставки идут комплексно. Поставляется в одно соединение сразу средство «АСУ», средство (неразборчиво) разведки, и «ЗРК». К этому времени переподготовку проходят как правило предприятия промышленности… Преподаватели учебных центров, и затем организуются в этих учебных центрах подготовка. Как правило и солдаты и офицеры очень заинтересованы в процессе обучения. Это отрадно, это видно. Дождались собственно говоря техники, поэтому особой сложности я не вижу в этом. Лишь бы как говорится, все шло по плану, и оптимальным образом было согласовано.

С. БУНТМАН: То, что вы сказали сейчас, это очень важно. То, что вместе поступают в комплексе. Потому, что разрыв, что мы… Например мы разведуем, проверяем, ситуацию понимаем на старом оборудовании, а уже средства там уничтожения целей, новые. То есть, этого нет?

А. ЛЕОНОВ: Нету. Вот это с самого начала было поставлено… Во всяком случае в войсковой ПВО, это было за правило. То есть, все поставки должны быть (неразборчиво). То есть, полностью соединение должно иметь все, что… Все самое новое… Не только это даже по линии ПВО, оно должно и по линии инженерных войск, и ХБЗ, поступать связь. То есть, к сожалению, уже совершенно иного качественного…

С. БУНТМАН: А это не задерживает например обновление? Потому, что… Что когда всё в комплексе (неразборчиво).

А. ЛЕОНОВ: Нет, это не задерживает, это усложняет процесс планирования. Ну, то есть требуют более тщательной подгонки вот всех планов производства и поставки. В плане подготовки наоборот упрощает.

С. БУНТМАН: А такой, страшный вопрос. А вот во время обновления, не ослабляет ли это вас? Какая-то существует компенсация, или подмога там… Вот например, одно… Одна часть перевооружается. Так комплексно не оголяет ничего?

А. ЛЕОНОВ: Это не ослабляет. Я понял так, я объясню. Техника старая, на которой служили, она никуда не делась. То есть, часть, она оснащена… Как была оснащена (неразборчиво). Они получили. То есть, сдача старой техники происходит после того…

С. БУНТМАН: Только после того, как полной подготовленности существует (неразборчиво). А. ЛЕОНОВ: Абсолютно верно.

С. БУНТМАН: Да.

А. ЛЕОНОВ: Это было и раньше, и это сейчас. То есть, любая часть может выполнять задачи, не зависимо от процесса. Ей надо… Есть единственный момент, связанный с возвращением вот например с полигона или с учебного центра, опять они находятся с техникой. То есть, они уже могут выполнять задачи.

С. БУНТМАН: Да, нет, ну это вот… Я сразу так… Это я очень хорошо понимаю. Потому, что мы много раз мы сами переоборудовались, и при этом мы не можем прекращать передачи. Так что эта система понятна, и она вполне рациональна. Мы сейчас прервемся, и у нас еще много вопросов достаточно есть. Я напоминаю, что у нас в гостях Александр Петрович Леонов, генерал-лейтенант, начальник войск ПВО Сухопутных войск вооруженных сил РФ. Мы сейчас прервемся на новости и рекламу, а потом ждем и ваших вопросов, есть и наши собственные темы для обсуждения.

НОВОСТИ.

С. БУНТМАН: Ну что же, мы продолжаем, у нас в гостях генерал-лейтенант Леонов, начальник войск ПВО Сухопутных войск. Александр Петрович, мы сейчас говорили о вооружении, давайте воспользуемся случаем, и сегодня юбилей у одного из конструкторов.

А. ЛЕОНОВ: Да. Я хотел бы сказать, что оружие создают люди, и многие из них уже стали легендами. В первую очередь я хотел бы вспомнить о Ефремове Вениамине Павловиче, который создавал системы «С 300», «В4», к сожалению ныне покойный. «ОСА», «Круг», сегодня исполнилось 80 лет со дня рождения Пигина Евгения Александровича. Сегодня я его с утра поздравлял с этим юбилеем славным. Это главный конструктор ракетного комплекса «БУК», всех поколений. Евгений Александрович, пользуясь случаем поздравляю вас со славным юбилеем, желаю вам доброго здоровья, творческих успехов на благо нашей родины. С удовольствием еще раз поздравляю, присоединяюсь утреннему своему поздравлению.

С. БУНТМАН: Мы присоединяемся тоже, «Эхо Москвы» тоже присоединяется к вашим поздравлениям. Давайте поговорим о подготовке специалистов для ПВО войсковых. Кто занимается, и на каких уровнях занимается, какие учреждения занимаются подготовкой специалистов?

А. ЛЕОНОВ: Какая бы не была совершенная техника, но эксплуатируют её люди. Техника без подготовленных расчетов, она мертва. Поэтому упор на боевую подготовку, он был всегда одной их самых важных сторон нашей деятельности. Подготовка специалистов высшего уровня осуществляется в военной академии в городе Смоленске, войсковое ПВО, про которое я уже говорил. Академия – это научное учреждение, образовательное и научное учреждение. Она осуществляет подготовку офицеров с высшим военным образованием, с высшим военным специальным образованием, имеет докторантуру, адъюнктуру, и академические курсы. Ежегодно десятки заявок приходят из разных стран мира на подготовку офицеров… Одновременно более 30-ти стран мира своих присылают офицеров и солдат для обучения в академии. Примерно постоянно находится в стенах до 300-т иностранцев, которые там обучаются. Уровень обучения очень высокий, можете мне поверить. Далее подготовку специалистов осуществляют два учебных центра, это Оренбургские системы дальнего действия, и средней дальности, и Ейский учебный центр на системы малой дальности и ближнего действия. Оценка подразделения уровня подготовки осуществляется в учебном центре на полигоне Капустин яр.

С. БУНТМАН: Переподготовкой кто занимается?

А. ЛЕОНОВ: Переподготовкой занимаются в настоящее время… У нас система «ТОР М2» занимается Ейский учебный центр, и со следующего года подключается оренбургский центр на подготовку по системе «С300 В4».

С. БУНТМАН: Скажите, пожалуйста, есть ли у вас военнослужащие срочной службы по призыву?

А. ЛЕОНОВ: Конечно.

С. БУНТМАН: И много ли у вас, и как процент, и как вы оцениваете перспективы, какой должен быть разумный баланс?

А. ЛЕОНОВ: Первое, я встречался опять же, в плане… Вот совсем недавно была иностранная делегация, с которой тоже обсуждался вопрос, достаточно такой интересный на наш взгляд, это какая все-таки армия должна быть: контрактная, смешанная, или на основе призыва? По всей видимости, она должна быть смешанная. Для нашей страны, на мой взгляд – это аксиома. Процентное соотношение, оно меняется. Если вас сейчас вот интересует на данный момент, вот сколько сейчас срочников, сколько… Этот процент приближается где-то к 40 по военнослужащим контрактной службы.

С. БУНТМАН: У вас, по вашим войскам, да?

А. ЛЕОНОВ: Да, по нашим войскам, если брать только солдат.

С. БУНТМАН: Да, да, да.

А. ЛЕОНОВ: Офицеры, прапорщики, это уже…

С. БУНТМАН: Ну понятно, понятно.

А. ЛЕОНОВ: Контрактники по определению. И этот процент продолжает расти. Я не знаю, на каком этапе остановится, хотя можно в принципе судить. Это где-то будет процентов наверное 60. То приемлемый уровень для нас – это контрактники имеются в виду. И 40% срочников. Это вызвано тем, что необходимо для такой страны как наша, иметь подготовленные резервы на случай ну, будем говорить широкомасштабных боевых действий, если таковые будут. Здесь одной кадровой армией обойтись (неразборчиво).

С. БУНТМАН: … вот здесь вот постоянной готовности обеспечивается. У вас все части постоянной готовности, да?

А. ЛЕОНОВ: Да.

С. БУНТМАН: Скажите, кто такие, вот и какие условия службы по контракту вот у вас? Как это изменилось за последние году потому, что шли очень… Не только разговоры, а достаточные изменения вводились.

А. ЛЕОНОВ: Ну, первое то, что сейчас вот отличает от например вот этой… Набору по контракту 5-го, 6-го года – это нет никакой вот этой кампанейщины, и гонки за процентами. То есть, идет нормальный плановый отбор людей, которые способны… Во-первых хотят идти на эту службу, на военную службу, во-вторых могут это делать. Торопить этот процесс я считаю излишним, здесь человек должен идти в армию осознанно. Понятно, что ему созданы сейчас условия гораздо лучше, чем тогда и в материальном плане, и в плане подготовки, боевой подготовки многие вещи, которые тогда были, сейчас они просто неприемлемы. Это нормированный рабочий день в настоящее время. Решаются вопросы очень хорошо, на мой взгляд, это боевой подготовки, намного более интенсивно занимаются военнослужащие по контракту. Ну, остается один вопрос решить, в том числе и для контрактника, это жилье.

С. БУНТМАН: Жилье.

А. ЛЕОНОВ: Если он будет решен, мы будем иметь достаточно…

С. БУНТМАН: Какое вы считаете оптимальное решение для… Вот жилье для контрактников. Вот рядового, сержантского состава.

А. ЛЕОНОВ: Я думаю, что это будет зависеть все-таки от возможности государства. Пути здесь всевозможные, разные могут быть. Но контрактник, на мой взгляд, должен иметь все-таки возможность приобретать собственное жилье, или получать какие-то льготы на его приобретение в процессе службы.

С. БУНТМАН: То есть, он должен быть… Как вот сейчас выстраивается система для офицеров.

А. ЛЕОНОВ: Да.

С. БУНТМАН: То есть, он должен тоже иметь такую возможность за годы службы быть обеспечен своим жильем.

А. ЛЕОНОВ: Ну, это наверное все-таки один из самых важных вопросов.

С. БУНТМАН: Да. А кто нынешний контрактник? Вот нынешний военнослужащий по контракту, который идет на рядовой… Вот с чем он идет к вам в ПВО, зачем он идет? Вот он кто? В основном это люди… Насколько это молодые люди, насколько это опытные люди?

А. ЛЕОНОВ: Как правило, идут уже достаточно… Ну, во-первых, они все прослужили в армии, практически все, и делают сознательный выбор. Возраст разный бывает, но это все равно это молодые люди, до 30 лет, как правило. Большинство, тоже абсолютное большинство – это семейные люди. Далее уровень образования, это как правило… Ну, обязательный уровень образования — среднее. Есть много с средним профессиональным образованием, и даже попадаются с высшим, как не странно.

С. БУНТМАН: Со средним специальным они в основном хотят наниматься на близкие им специальности?

А. ЛЕОНОВ: Да. И в настоящее время в Смоленской академии продолжается подготовка и сержантов, профессиональных сержантов, на профессиональной основе. К сожалению их не очень много в настоящее время, хотя этот процесс тоже видна положительная динамика, по сравнению даже с несколькими годами.

С. БУНТМАН: Ну, тяжело шел этот процесс, и это был очень важный процесс отбора. Тоже ему надо было избежать компании, и не набрать абы кого, и всеми силами заставить доучиться. Здесь мне кажется, что это важно. Лучше подождать, но качественного получить сержанта.

А. ЛЕОНОВ: Ну, и опять же, не требуют от нас вот как раньше. Нету такого, чтобы набирать и как можно больше выполнять разнарядки. Нет, вот этого… От этого отказались, и я считаю это очень правильно.

С. БУНТМАН: Это правильно. А что… К вам поступили уже новые обученные сержанты?

А. ЛЕОНОВ: Они не просто поступили, они готовятся в нашей академии. Первый выпуск уже прошел.

С. БУНТМАН: Первый выпуск уже. Сколько вы первый выпуск интересно, сколько…

А. ЛЕОНОВ: 14 человек.

С. БУНТМАН: 14 человек. Вот интересно, вот интересно последить за их службой вот сейчас.

А. ЛЕОНОВ: Да, правильно. Анализ такой будет делан в обязательном порядке, сколько из них останется, и как порядок продвижения по службе, как они пойдут.

С. БУНТМАН: Да, и продвижения по службе. Потому, что с одной стороны, когда готовится настоящий сержант, это ведь готовится именно сержант профессиональный. А не тот, что это будет у него трамплином для…

А. ЛЕОНОВ: В этом плане я считал бы наверное все-таки немножко нашу систему вот званий сержантских надо усовершенствовать. Слишком мало у нас этих сержантских званий по сравнению с другими…

С. БУНТМАН: А, нужна большая градация, да?

А. ЛЕОНОВ: Да. Больше должно быть ступенек, и больше мотивированность нужна. Вот этот вопрос необходимо ещё дорабатывать, на мой взгляд.

С. БУНТМАН: Да, это да, действительно, и вот это во многих армиях мира, и уважение к сержанту разных градаций на всю жизнь остается.

А. ЛЕОНОВ: Сержант – костяк армии.

С. БУНТМАН: Да, да, да.

А. ЛЕОНОВ: Есть… Или его нет. Если его нет этого сержанта, будет ли работать офицер. У офицера есть другие функции.

С. БУНТМАН: Конечно, здесь должна быть очень четкое разделение. Я хотел бы вернуться к вопросам, которые задают наши слушатели. Существует ли сегодня проблема борьбы с беспилотными летательными аппаратами? Или опаснее крылатые ракеты?

А. ЛЕОНОВ: Хороший вопрос. Но борьба с крылатыми ракетами в настоящее время – это просто стратегический вопрос. Страна, которая подвергнется удару, прежде всего это будут крылатые ракеты. Но беспилотные летательные аппараты в настоящее время – это перспективное направление, особенно для развитых государств. Их можно перечесть по пальцам, которые имеют эту систему беспилотных летательных аппаратов стратегических, оперативных, тактических и так далее. Но эти аппараты уже насчитываются в разных армиях тысячами, а некоторые перевалило уже за 10 тысяч. Поэтому вольно – не вольно, это особое внимание, которое сейчас придается в наших вооруженных силах, в борьбе с этими летательными аппаратами, с беспилотными летательными аппаратами. В том числе естественно войсковое ПВО. Это одно их направлений, которое сейчас активно изучается, и… Ну, во-первых первое что мы сделали, это изучили возможности наших комплексов. То есть, вывели на полигон, и запустили иностранные беспилотные летательные аппараты, и облетали. Сделали вывод что можем, что не можем. Оказалось, можем. Второе, что необходимо было сделать – это отработать тактику действия по ним, по этим летательным аппаратам. Все-таки беспилотный летательный аппарат – это достаточно дешевое средство. И бороться с ним необходимо тоже достаточно дешевыми средствами.

С. БУНТМАН: Ну, конечно, если ухлопать я не знаю… Оружие…

А. ЛЕОНОВ: Тратить запас зенитных ракет на… Будем говорить не достойную цель, наверное будет расточительно для страны. Поэтому здесь борьба с беспилотными летательными аппаратами ведется не только по… Она идет комплексно по ряду направлений. Не хотелось бы сейчас это все здесь озвучивать естественно…

С. БУНТМАН: Ну, это понятно, да.

А. ЛЕОНОВ: По понятным причинам. Но это направление – оно не остается без внимания, они под очень пристальным вниманием. Если мы… Раньше правильно вы сказали, основной был упор на крылатые ракеты, теперь появился ещё и этот класс, который требует пристального внимания…

С. БУНТМАН: Ну, неизбежно, это неизбежно. И появляются, и будут появляться новые задачи-то, и новая техника будет появляться, особенно у развитых стран. А здесь сейчас задают, есть ли способы борьбы с летательными аппаратами «Стеллс» системы?

А. ЛЕОНОВ: Ну, летательные аппараты – это самолет по этой технологии. Уже и крылатые ракеты по этому технологии создаются…

С. БУНТМАН: И даже корабли.

А. ЛЕОНОВ: И даже корабли, да. Ну, нет ничего абсолютного, поэтому самолетов-невидимок, или кораблей-невидимок нет. Если он невидим в сантиметровом диапазоне, он будет виден в дециметровом. Не виден в дециметровом, значит будет в метровом диапазоне (неразборчиво). А так, как у нас вся система разведки построена по разным принципам, то не возможно пропустить цель, в том числе… Да, это вызывает определенное затруднение, ухудшает качество и дальность разведки. Но это не значит, что бороться нельзя. Можно бороться, бороться мы будем, и все возможности для этого есть.

С. БУНТМАН: Скажите, пожалуйста, вот вы знаете, вот вы мне как-то так подтвердили, когда вы говорили о том, что теряется… Иногда теряется, при реформах теряются традиции, теряются знамена, теряются названия полков. Сейчас потихоньку… Вот я бы сказал, что точечно возвращается, но мне кажется, что можно сохранить и знамя знаменитых полков, и даже там три ордена, которые вы мне называли, они свидетельствуют… Если знать (неразборчиво) этих орденов, они свидетельствуют об участии в очень важных операциях именно ВОВ. И эта история, это просто название, можно ничего дальше не говорить. Уже будет понятно, что это за полк.

А. ЛЕОНОВ: Это очень важно. Для нашей армии, да, вы правильно сказали, началось возрождение. И здесь не надо опять же точку отсчета считать наверное с великой октябрьской революции 17-го года. История русской армии гораздо богаче и древнее. Поэтому бережно относиться вот к этим нашим традициям, к этим подвигам, которые зафиксированы. Вот в этом же формуляре, в историческом формуляре полка, в котором я имел честь служить, и будучи начальником штаба даже заполнял его, отмечено. Он в 42-м году был здесь в Подмосковье сформирован, прошел с боями до Берлина, и во время (неразборчиво) операции, полком было уничтожено 14 немецких самолетов. Они еще очень активно тогда действовала авиация, хотя казалось бы, конец войны. Всего у полка было 46 самолетов. Конечно больно, когда такие полки расформировывались, и сдавались знамена в архив, сдавались музеи, поэтому…

С. БУНТМАН: Ну, можно же по наследству передать?

А. ЛЕОНОВ: Можно. Сейчас у нас появились Преображенские, Семеновские полки.

С. БУНТМАН: Ну да, но с таким гигантским перерывом. А здесь ведь была непрерывность у того же самого полка, который существовал с 42-го года.

А. ЛЕОНОВ: Я думаю, над этим есть нам возможность поработать, и…

С. БУНТМАН: Ну конечно, это же не 1742 год.

А. ЛЕОНОВ: Эту работу возродить, вернуть.

С. БУНТМАН: Да. Потому, что это важно. Вы знаете, в один голос говорят, и вот когда приходится и беседовать, из многих стран и с военными атташе, и с военными специалистами. У каждой страны была в истории был… У многих стран был некий перелом, после которого приходилось восстанавливать и традиции, и восстанавливать названия, и знамена сохранять навсегда. Так что я думаю, что этим можно заняться совершенно. Это очень важно, потому что знать, что я служу там, где служили такие-то, такие-то, такие-то люди. И такие, такие-то были. Вот скажите, от 14-го года, что бы вы хотели? Вот имели в виду и подготовку, и совершенствование структур, взаимодействие, перевооружение. Вот какие бы… Я знаю, что программа там например перевооружения, (неразборчиво) до 20-го года. Вот какой этап для вас 14-й год будет?

А. ЛЕОНОВ: Ну, по этапам будем говорить. Продолжение перевооружения рода войск плановое без всяких срывов, и хотелось бы, чтобы те проблемные вопросы, которые остаются, они в 14-м году… Они есть, они в каждом роде войск есть, они были разрешены. Второе – по системе образования, ну то, что наша академия Смоленская решением министра обороны была сохранена в своем статусе, это конечно очень важный, правильный шаг.

С. БУНТМАН: Тут беспокоились… Тут ведь говорили о Смоленской академии говорили, что…

А. ЛЕОНОВ: Мне трудно даже сейчас представить, что лишившись единственного последнего ВУЗа, войсковое ПВО имело бы какое то будущее радужное. Об этом говорить вряд ли пришлось бы. Тем более, учитывая специфику и сложность вот тех задач, которые выполняют рота войск. Следующий момент, это хотелось бы связать с боевой подготовкой. В настоящее время мы в очередной раз готовим достаточно серьезные изменения в системе боевой подготовки. Особенно в подходе к оценке наших подразделений, то есть к финальному… В оценке финального этапа обучения – это тактические учения с боевой стрельбой на полигоне Капустин яр. Уже в этом году мы проиграли новый этот подход, в настоящее время получена задача… Вернее поставлена задача, и она выполняется. Проведены ряд мероприятий серьезных, по переизданию наших документов основополагающих, подготовки методологических, и переходу к новой форме обучения вот на этом полигоне, и оценки подразделения. Боевая подготовка всегда будет стоять во главе угла. В 14-м году я думаю, мы этот вопрос на полигоне откатаем. Ну, остальные вопросы, они будут решаться в плановом порядке. Это и по переходу на контракт, и по выполнению других задач, поставленных в том числе и президентом, которые были озвучены. То, что касается рода войск.

С. БУНТМАН: Есть ли какие-то у ваших войск проблемы скажем такие инфраструктурные, которые необходимо решить? Я имею в виду социального обеспечения, оборудования городков, баз, и так далее.

А. ЛЕОНОВ: Есть, они есть везде. Создаются… Тем более вы понимаете, если начинается формирование бригады, то она должна формироваться… Начинаться с создания инфраструктуры. Это будет. А формирование в каждом виде вооруженных сил и роде войск есть части, которые в настоящее время формируются. В том числе как я уже сказал, по нашей бригаде «С300 В4». Эта проблема есть, и её придется решать в течении года.

С. БУНТМАН: Здесь важно с самого начала правильно организовать.

А. ЛЕОНОВ: Да. Начинается… Эта работа, начатая ещё в этом году, хотя бригада формируется… То есть, идет подготовка указа президента, идет ряд подготовительных моментов согласования со всеми департаментами, со всеми ведомствами, которые участвуют в этой работе. То есть, идет планирование работы.

С. БУНТМАН: Скажите, я вот… Наконец здесь просто поступил сейчас вопрос. Изучаете ли вы опыт других стран в организации войсковых ПВО. И кто в этом отношении наиболее интересен?

А. ЛЕОНОВ: Любой вид, и любой род войск естественно очень тщательно изучает своих оппонентов, здесь это безусловно. И у каждого наверное есть, что взять. Но традиционно так сложилось, что в таком виде войсковая ПВО, как в Советском Союзе, да? Да и в РФ, в таком полном и законченном виде, она по-моему на мой взгляд нигде не была создана. Ни одна страна не имеет такой вот линейки полной, даже до настоящего времени. Было время, когда опять же на мой взгляд, мы опережали примерно лет на 10, даже самые передовые страны. Ну, сейчас я об этом не скажу, но в любом случае мы находимся где-то на уровне развитых стран. Наибольший интерес по отдельным моментам, вот как структура общая я не могу ни одну страну выделить.

С. БУНТМАН: Ни одну, да. Вот здесь у нас особая (неразборчиво) более полная, да?

А. ЛЕОНОВ: У нас уникальная в этом плане, надо…

С. БУНТМАН: Так, по отдельным элементам вот кто интересен?

А. ЛЕОНОВ: По отдельным элементам есть хорошие наработки у Израиля, очень внимательно отслеживаем. Затем не плохие есть особенно в зенитной артиллерии в ФРГ, ну и наверное традиционно — это наш самый мощный такой партнер – это… И оппонент же, это США. Вот такие три страны я хотел бы выделить. В настоящее время не плохо развивается Китай, но пока в основном за счет наших…

С. БУНТМАН: Ну, это да. А вот мы с вами начинали, и говорили о Великобритании, которая вот мы знаем эпопею, британскую эпопею 40-41 годов вот борьба с воздушным флотом (неразборчиво). У них сейчас… Они потеряли эти традиции?

А. ЛЕОНОВ: Да, англичане были в свое время первенцами. Первые, кто перешли к оснащению своей ПВО локаторами, затем и подхватили эту эстафету американцы. Немцы чуть-чуть опоздали, но сориентировались очень быстро, и в 43-м году у них уже было сплошное (неразборчиво) поле, они создали два внутренних кольца, создали целую серию обнаруженческих станций, такие как Фрея, Мангейм, Вюрсбург, ну и так далее. В настоящее время Великобритания уже не является той страной, которая является ведущей в этом плане. Все-таки, наверное, по огневым комплексам лидерами, как я уже сказал, являются США, Израиль и… ЗРК – это целые три страны: Италия, Франция и Германия, они вместе создают.

С. БУНТМАН: Они вместе создают, да?

А. ЛЕОНОВ: Здесь у них уже ни одна из стран сама самостоятельно не способна создать конкурентный какой-то продукт, на мой взгляд.

С. БУНТМАН: Ну, кроме гигантов. Ну хорошо, Александр Петрович, спасибо вам большое, и я вас поздравляю с наступающим новым годом, успехов вам в 14-м году, чтобы все было хорошо.

А. ЛЕОНОВ: Спасибо. Пользуясь случаем, хотел бы поздравить войска во-первых с наступившей 98-й годовщиной нашего рода войск, пожелать всем крепкого здоровья, успехов в боевой подготовке, в ратном труде. А ветеранов наших славных… Хотелось бы ещё раз пожелать не стареть душой, оставаться подольше в строю, наставлять нас на новые… Помогать нам советами, наставлять нас на правильный путь.

С. БУНТМАН: Спасибо большое, с наступающим.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире