'Вопросы к интервью
05 октября 2013
Z Военный совет Все выпуски

Итоги проведения весеннего 2013 года призыва граждан на военную службу и особенности комплектования войск в ходе осеннего 2013 года призыва граждан на военную службу


Время выхода в эфир: 05 октября 2013, 12:09


АНАТОЛИЙ ЕРМОЛИН: Добрый день! В эфире программа «Военный совет». Ведущий в студии Анатолий Ермолин. Мы сегодня будем говорить об итогах проведения весеннего призыва, о планах, перспективах осеннего призыва. И наш гость сегодня Евгений Владимирович Бурдинский, заместитель начальника главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, генерал-майор. Здравствуйте, Евгений Владимирович!

ЕВГЕНИЙ БУРДИНСКИЙ: Добрый день!

А. ЕРМОЛИН: Мы уже три года не виделись, не слышались. После такого длительного перерыва начинаем наш разговор. Что самое интересное, что первый раз в нашем эфире такое, что мы еще в эфир не вышли, но нас уже видят люди по сетевизору, и, уже слушая наш разговор до эфира, уже есть два вопроса. Такое в первый раз. Евгений Владимирович, мы эти вопросы готовы попозже задать. Ну, давайте для начала напомним нашим слушателям, чем занимается организационно-мобилизационное управление в принципе.

Е. БУРДИНСКИЙ: Ну, организационно-мобилизационное управление возглавляется… Одни из главных задач связаны с вопросами комплектования, организации и проведения призывных компаний, комплектования Вооруженных сил Российской Федерации и других органов, федеральных органов исполнительной власти, где предусмотрена военная служба военнослужащими по призыву, организационно-штатное обеспечение. То есть разрабатывается штатная структура, соединение воинских частей, где необходимы их места дислокации данных частей и, конечно же, обеспеченность, соединение воинских частей, то есть все военные организации государства, образцами вооружения военной техники и материальными средствами. То есть создание необходимых запасов. Вот это основные задачи, которые возлагаются на этот орган военного управления. Организационно ГОМУ входит в состав Генерального штаба.

А. ЕРМОЛИН: То есть тема призыва – это собственно лишь небольшая часть Вашей работы?

Е. БУРДИНСКИЙ: Совершенно верно. И все пользователи интернета, которые уже находились в социальных сетях, реально убедились в том, что мы не договариваемся перед передачей, мы просто ведем дискуссию. То есть мы не обсуждаем вопросы, которые будут. Сегодня они стали свидетелями нашего с Вами диалога.

А. ЕРМОЛИН: Вот когда Вы были гостем нашей студии уже почти три года или три года назад, тогда как раз шли разговоры и не просто разговоры, а уже начинался переход на один год службы. Вот по истечении времени что можете сказать? Это было правильное решение? Это было вынужденное и потому правильное или в целом все-таки это оптимальное решение?

Е. БУРДИНСКИЙ: Выход дался нам на эту норму, на этот срок прохождения службы не так просто. Мы долго дискутировали с общественными организациями, с представителями, с профессионалами, которые закончили военную службу, нашими ветеранами, вырабатывали общее мнение. Была задача в том, что с учетом международного опыта, то есть везде была сокращена военная служба по призыву, а у нас оставалась на 2 года. Все искали самые оптимальные пути, чтобы объяснить обществу, что у нас меняется к лучшему. Тем более у нас ежегодно шел подход к тому, что реализовывалась федерально-целевая программа комплектования ряда соединений, частей по контракту. У нас ежегодно увеличивалось количество граждан, которые проходят службу по контракту на должностях рядового и сержантского состава. Уже у нас там было более 200 тысяч человек, которые были как контрактники. Естественно в связи с этим мы и переходили на одногодичный срок службы по призыву. Мы сделали его поэтапным. Не сразу с 2-х лет на один год. А в начале, чтобы не было разрыва мы не оставляли соединения и части, чтобы моментально у нас 50 процентов не получалось тех, которые пришли и вот только-только, то есть пришли с гражданки и сразу пополнили ряды военнослужащих в соединениях и частях, чтобы не снизить боеспособность всех соединений мы сделали поэтапный переход. То есть у нас было после 2-х лет было полтора года, призывались граждане, и после этого на один год. Это, во-первых, чтобы не было и всплеска неуставных взаимоотношений. Почему? То есть чтобы люди, которые служат 2 года, потом не сказали: «Как же так? Мы служим 2 года. А друг приходит и ему сразу в 2 раза меньше. Ну-ка, давайте вам больше нагрузку будем давать». Нет. Во избежание всего этого мы и делали плавный переход. С 2008 года призываются уже для прохождения службы на 12 месяцев. Прошло 5 лет. Уже можно говорить о том, что один год – это наиболее оптимальное в данной ситуации. Во-первых, это вызвало всплеск положительных эмоций, и воспринято было в обществе положительно – сократили срок службы. Хотя это определенная нагрузка легла в том, что мы ежегодно… то есть увеличивалось количество граждан, которых мы призывали. Если там изымалось у нас, например, для того, чтобы служили на 12 месяцев, а это в 2 раза больше получалось при сокращении службы, то есть в 2 раза больше. Мы это нивелировали тем, что количество контрактников увеличилось. Затем нам надо было вносить коррективы в боевую подготовку. Ведь мы не должны в ущерб себе и обороноспособности государства сокращать просто срок военной службы. Естественно вносились изменения в программу подготовки военнослужащих, в программу подготовки и слаженность соединений и воинских частей, а также были внесены коррективы в программу обучения в учебной сети. И, конечно же, самая… вектор был направлен на то, чтобы изменить систему подготовки граждан к военной службе. Ведь очень много с развалом Советского Союза у нас развалилось в системе общего образования. Была вневойсковая подготовка. То есть школе была начальная военная подготовка. Ее отменили. И получилось, что юноши, которые приходили в армию, не имели навыков никакой подготовки. При этом снизился и уровень годности населения к военной службе. То есть если в советское время уровень годности составлял немного выше 90 процентов, то мы столкнулись с тем, что дошли при прохождении призывной комиссии годными признавались или годность с незначительными ограничениями 62-65 процентов. Понимаете? То есть у нас выбор значительно сократился. Это нужен был комплекс мер для того, чтобы молодое поколение было готово к службе физически, по состоянию здоровья. Физически – это имеется в виду, имели навыки какие-то физические. То есть они были готовы к физическим нагрузкам и, конечно же, имели какие-то навыки к военной службе в том плане, чтобы они хотя бы, самое главное, были морально готовы. Второе, что они осознавали, что это не то, что необходимость, а это обязанность гражданина, которую он обязан исполнить. Впервые в своей жизни гражданин должен исполнить обязанность перед государством. И эта обязанность наступает с 18 лет, когда он должен пойти в армию и прослужить. Естественно там уже идет, знаете, как много… сложности, с которыми он сталкивается. Это и выполнение распорядка дня. Если на гражданке он был предоставлен сам себе. Хочет, он что-то делает, не хочет, не делает. То здесь уже в рамках распорядка дня поставлен. Выполняет требования командира и выполняет вместе с подразделениями определенные задача.

А. ЕРМОЛИН: Делаешь…

Е. БУРДИНСКИЙ: Как раз при сокращении службы мы вносили корректировки в программы обучения, то есть вот те граждане, которые готовились в школах, они проходили, получали навыки, мы подбирали из тех, кто более склонен к изучению военных наук, мы их направляли, военные комиссариаты направляли в общественную организации ДОСААФ для получения военно-учетной специальности. Военно-учетные специальности юноши получали вне рамок прохождения службы. Это водительские в основном специальности, также крановщики, механики, водители НТУБ и ряд специальностей был, связистов мы еще готовили. Для чего? Чтобы он освоив навыки, изучив технику, с которой он столкнется, придя в армию, в кратчайшие сроки он мог бы встать в строй и уже приносить пользу. То есть ему осталось только одно: научиться стрелять, научиться выполнять боевые задачи, дисциплинированности, выполнять задачи беспрекословно, уложиться в распорядок дня и натренироваться к тем физическим нагрузкам, с которыми сталкивается военнослужащий в ходе прохождения службы. Это единственное, что оставалось. И за счет этого у нас достигалась слаженность в воинских коллективах.

А. ЕРМОЛИН: А когда, ну, скажем, молодой человек, вот в эту систему может попасть? Я имею ДОСААФ. Когда вот он в 17 лет в первый раз объявляется в военкомате, вот в том числе и медицинское освидетельствование? Или он сам по желанию может это сделать? Вот где, как организационно это выстроено?

Е. БУРДИНСКИЙ: Военные комиссариаты, начиная с 14 лет, собирают базу данных юношей, об их годности собирается информация, и уже анализируется ситуация, кто годен по состоянию здоровья. А в год исполнения юноши 17 лет, они все год исполняют, то есть, например, в декабре ему исполняется 17 лет, но с января по март месяц в этот же год, когда ему исполняется, он уже… его приглашает военный комиссариат для прохождения комиссии. То есть его, этого гражданина ставят на воинский учет. С ним пройдет комплекс мер. То есть его изучают. Делается анкетирование. Его тестируют. Проверяют врачи-специалисты. Если они не могут установить диагноз о том, годен он или не годен, его направляют на медицинское обследование к тем врачам-специалистам, которые в ходе его изучения или он стационарно, или он профилактически приходит на это обследование, его изучают и смотрят, имеется отклонение в состоянии здоровья или нет. Кроме того собираются все характеристики, со школы уточняются данные, с милиции, с судов, имелись ли приводы данного гражданина и склонен ли он к нарушению воинской дисциплины. То есть изучаются его морально-деловые качества. И, конечно же, приглашаются родители для того, чтобы уточнить у родителей какие дальнейшие планы у молодого человека на жизнь, как он видит… в дальнейшем будет поступать в высшее учебное заведение или средне-профессиональное. То есть дальше он будет по окончанию школы или же учиться, или же он пойдет работать на предприятие. Может у него есть выбор для поступления в высшее военное учебное заведение, потому что военкомат уже начинает отбор и проводит агитационную работу среди юношей для того, чтобы отобрать кандидатов для поступления в высшие военные учебные заведения. И вот тогда молодой человек 17 лет, он уже оказывается предназначенным, то есть определяет годен он для прохождения службы или нет, и в каких войска он может проходить данную службу. То есть предназначен, может быть, в воздушно-десантные войска, может быть, в морскую пехоту, может быть, в плавсостав военно-морского флота. Или же просто пойдет пехотинцем в пехоту.

А. ЕРМОЛИН: Как Вы оцениваете мотивацию вот ребят, которые сейчас приходят в военкоматы? Ну, даже вот в мое время, когда ребята приходили, кто рвался в ВДВ, кто-то в погранвойска. Сейчас такое есть особенно вот в связи с изменениями, которые в вооруженных силах проходят, или все-таки это привод в большей степени?

Е. БУРДИНСКИЙ: Я скажу, что социальный опрос, причем независимых экспертов говорит о том, что все больше ежегодно увеличивается количество людей, которые приходят в армию с желанием. Докажу на цифрах. Если в 11-м году у нас с желанием пришло 62 процента из числа тех, кого опрашивали, то весной 2013 года уже 67 процентов. Буквально за 2 года на 5 процентов у нас увеличилось…

А. ЕРМОЛИН: У нас очень много…

Е. БУРДИНСКИЙ: … те, которые с желанием. А вот те, которые были… просто говорили «ну, если надо, значит надо». Таких у нас немного процентов. А без желания там пришло всего-навсего 2 с половиной процента, без желания которых привели. Но хочу сказать в процессе службы и мнение тех, кто без желания, оно менялось в лучшую сторону. Для нас это только радует.

А. ЕРМОЛИН: Большой поток вопросов идет. Не скрою, много и скептических…

Е. БУРДИНСКИЙ: Пожалуйста, задавайте любые. Давайте, давайте…

А. ЕРМОЛИН: Но вот один такой, видимо, человек конкретно интересуется. Айрат. Правда, он всегда интересуется. «Какое наказание ждет призывника, если будет игнорировать повестку?»

Е. БУРДИНСКИЙ: Если будет игнорировать повестку? Но он уже… Он игнорирует не только повестку, он игнорирует исполнение закона. Привод его тогда будет, доставление. Он административный штраф для начала будет наказан. А потом может быть и уголовно-наказуем.

А. ЕРМОЛИН: Кстати…

Е. БУРДИНСКИЙ: Действительно лучше избежать этого. Я объясняю почему. Для любого молодого человека, он только начинает свою жизнь, зачем ему сталкиваться с нарушением закона, ведь он еще не знает в дальнейшем, как может построить свою жизнь. У него есть определенные планы, но в течение жизни он эти планы свои корректирует. Если у него есть желание пойти на госслужбу, с судимостью его уже никто не возьмет. А судимость может быть в виде штрафа. Это не обязательно, что он должен быть направлен в места лишения свободы. Не обязательно. Штраф – это тоже уголовно-наказуемое. Есть административные штрафы. С чего и начинается. А есть просто беседы. Есть беседы, которые беседуют, стараются убедить человека, и, кстати, мы больше предлагаем такие меры военным комиссариатам, чтобы именно в беседе убедить молодого человека. Это как раз сказывается то, что правовой нигилизм в школе, когда сталкиваются юноши, то есть никто им не объясняет в ходе занятий по изучению ОБЖ, не разъясняют необходимость прохождения военной службы, обязанность, а также все преимущества, которыми потом молодой человек будет пользоваться по прохождению военной службы.

А. ЕРМОЛИН: Ну, вот тут есть несколько направлений в системе мер, которые наша власть разрабатывает, а Вы реализуете, – это с одной стороны некая мотивация, а с другой стороны, ну, кнут и пряник, скажем так. Как говорят, что такое власть? Это институт, который у тебя может отобрать то, что тебе нужно, или дать то, что тебе необходимо. Вот в свое время еще до революции и задолго до революции было правило, что ни одна государственная должность не могла быть занята без прохождения государственной службы… воинской службы. Мы слышали, что готовится подобный законопроект. Вот на какой стадии они сейчас находятся? Что человек, который не отслужил в вооруженных силах на законных основаниях, не может занимать ни муниципальные должности, ни государственные должности.

Е. БУРДИНСКИЙ: Закон уже принят. Это не законопроект, а закон, направленный на привлекательность прохождения военной службы. То есть если молодой человек прошел военную службу, он имеет право преимущественного назначения на государственную должность. И вот возвращаясь к предыдущему вопросу, я бы еще хотел сказать молодому человеку, что с 1 января 2014 году вступает в силу новый закон, который уже принят также в этом году. И если у него не было отсрочки, не было освобождения, и призывная комиссия его зачисляет в запас, что у него не было законных оснований для прохождения военной службы, он не прошел, то тогда этот гражданин никогда не будет назначен на госслужбу. Никогда, понимаете? Вот это тоже новая мера, о которой необходимо подумать нашим законопослушным гражданам, что их ждет. Это как говорится кнут и пряник.

А. ЕРМОЛИН: Это после 27 лет, да?

Е. БУРДИНСКИЙ: Совершенно верно. Призывная комиссия ставит в запас, если, например, гражданин прошел призывной возраст, она его зачисляет в запас, но выносит решение. Вот поэтому, когда будут зачислять в запас, уже будут определять. И прорабатывается вопрос, что у него вместо… какой документ ему будет тогда выдаваться. Сейчас у нас выдается военный билет. То есть прорабатываем мы этот вопрос.

А. ЕРМОЛИН: Понятно. Давайте вернемся к итогам весеннего призыва. Какая статистика? Радует она Вас? Сколько призвали? Какие были проблемы?

Е. БУРДИНСКИЙ: Я уже частично затронул, сказал, что больше идет у нас с желанием – 67 процентов. Нас этот процент радует, потому что он повышается. То есть говорит о том, что те, кто именно прошли службу, они уже понимают, что часть, в соединении, в воинских частях многое улучшилось. И они… не так она страшна, военная служба, как иногда рисуют обыватели, которые с ней не сталкивались, лучше пройти и не будет потом никаких проблем. 12 месяцев – это не так много. По крайней мере, он станет настоящим мужчиной. Стать настоящим мужчиной – это может стать только тот человек, который прошел военную службу, потому что 12 месяцев в воинском коллективе, все общаются, находят общий диалог, им же надо всем подружиться. Приехали с разных мест. Разный подход к жизни. Разный стиль был жизни. А тут все они поставлены в одни рамки. Их не выравнивают. Их просто вместе учат выполнять задачи в едином коллективе, при этом учитываются и индивидуальные навыки каждого военнослужащего. Если, например, есть лидерские качества, и у него повышает его интеллект… позволяет его интеллект, то есть человек, который разумно смотрит на все вещи, который склонен к изучению многих… ну, быстро схватывает военные предметы, то таких людей, как правило, ставят на сержантские должности. Это человек-лидер, который может повести за собой. А если он сержант, значит, он должен принимать решения. Он отвечает уже за жизни людей, которые ему вверены, также как и офицер. Это человек, который в бою принимает решения, и от его решения зависит жизнь этих людей. Люди, которые одели военную форму, они понимают, что они уже учатся выполнять боевые задачи. Дай Бог, конечно, чтобы это не было… в мирное время выполнять, но они к этому готовятся.

А. ЕРМОЛИН: Вот у нас два взаимосвязанных вопроса пришли. Первый связан с контрактниками. И даже ссылаются на Вас. Пишут, что Вы недавно заявили, что в этом году планируете отобрать 70 тысяч контрактников. Откуда вдруг появилось столько желающих? Где вы будете их готовить? И где возьмете столько служебного жилья, детских садов, школ и так далее? И это с одной стороны понятно, что российская армия сейчас в какой-то степени состоит из контрактников, в какой-то из призывной молодежи, уже призванной точнее молодежи. Вот Лена спрашивает: «То есть профессиональной армии у нас не будет? Вот где мы находимся между призывной армией и профессиональной армией? И куда все-таки вектор направлен по самому большому счету?»

Е. БУРДИНСКИЙ: Что касается количества контрактников, то 70 тысяч я нигде не заявлял. Поэтому пусть они там посмотрят все сводки. На пресс-конференции, которая проходила, я говорил, что у нас в настоящее время около 190 тысяч контрактников. Это с учетом прапорщиков.

А. ЕРМОЛИН: Всего?

Е. БУРДИНСКИЙ: То есть рядовой сержантский состав и прапорщики. Это категория одна.

А. ЕРМОЛИН: Но без офицерского состава?

Е. БУРДИНСКИЙ: Без офицеров. Мы говорим только о контрактниках, то есть рядовой сержантский состав и прапорщиков можно сказать еще, что эта категория у нас… как-то мы исключали. Теперь заново ввели. То есть прапорщики у нас – это все один, как говорится, сержантский состав был, а теперь мы их опять меняем на категорию прапорщиков. Поэтому цифру 70 тысяч откуда взяли, не знаю. А я еще кроме того говорил, что есть указ Президента, и ежегодно мы должны набирать не более, вернее не менее 50 тысяч контрактников по указу Президента. Не менее 50 тысяч.

А. ЕРМОЛИН: Получается?

Е. БУРДИНСКИЙ: Мы о чем говорили здесь? Почему в указе было прописано? То есть нам для этого Министерством обороны выделяются денежные средства, чтобы мы могли обеспечить достойное денежное довольствие военнослужащим, проходящим службу по контракту. Мы не можем сделать так, что он выполняет обязанности, несет нагрузки, а вдруг скажем: «Получите деньги через 2 месяца». Такого у нас нет. То есть у нас зарплата… Государство гарантирует. Все военнослужащие получают своевременно. Уже те периоды давно позади, когда иногда были срывы. У нас сейчас регламентировано, и военнослужащие все в этом давно убедились. Поэтому и количество контрактников тоже регламентируется с этим. Если военнослужащий по призыву, он проходит службу 12 месяцев, а у нас бюджет теперь на 3 года закладывается и регулируется, естественно под эти цифры мы планируем количество проходящих службу по контракту и численность вообще военной организации государства. То есть вооруженных сил и вместе это закладывается и в федеральных органах исполнительной власти, где есть военная служба. Все это идет сообща, рассчитывается.

А. ЕРМОЛИН: Я думаю, мы сейчас сделаем небольшой перерыв. Я хочу напомнить, что в гостях у нас Евгений Владимирович Бурдинский, заместитель начальника главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, и мы говорим о призыве и не только.


А. ЕРМОЛИН: Мы продолжаем заседание военного совета. Он собственно не прерывался и во время небольшого перерыва. В сетевизоре можно было видеть продолжение нашего диалога. Я хочу напомнить, что сегодня наш гость Евгений Владимирович Бурдинский, заместитель начальника главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба Вооруженных Сил. Говорим мы о призыве, специфике призыва прошедшего весеннего и грядущего осеннего. Ну, прежде, чем продолжить, давайте ответим на вопрос Елены, которая выразила сомнение, что к профессиональной армии мы не движемся.

Е. БУРДИНСКИЙ: Я не знаю, почему Елена так хочет, чтобы вооруженные силы стали профессиональными. Имеется в виду, что именно…

А. ЕРМОЛИН: Контрактники.

Е. БУРДИНСКИЙ: Да, контрактники. Потому, что военнослужащие проходящие службу по призыву также становятся профессионалом своего дела. Профессионализм слагается из чего? Первое – его знания. Второе – это, конечно, умения, навыки, которые он приобретает. Если человек добросовестно изучал военные науки, освоил свою военно-учетную специальность и в коллективе выполняет все обязанности слаженно – это говорит уже о его профессионализме. Ну, а что говорить, если комплектование по контракту, то у нас сохраняется смешанный способ комплектования рядового сержантского состава. Он имеет свои преимущества. Но с ежегодным увеличением количества граждан именно проходящих службу по контракту. По призыву мы оставляем. Преимущество сохраняется в том, что мы готовим мобилизационный резерв, который нам крайне необходим по многим военно-учетным специальностям. То есть если контрактники будут длительное время проходить службу, у нас ограничится количество граждан, пребывающих в запасе, которых мы можем на военное время предназначить. Поэтому мы думаем о мобилизационном резерве. И смешанный способ комплектования нам позволяет это выполнить. А контрактников мы направляем именно на те должности, где поставляются, во-первых, новейшие образцы вооружений и военной техники. Это совершенно новые уже… новое поколение. И учитывая, что сложность данной техники, а также дороговизна его производства, конечно, мы ставим туда в основном контрактников. Под эту технику.

А. ЕРМОЛИН: Вот вопрос от наших слушателей: «Удовлетворены ли Вы качественным составом призывников? Насколько оно ухудшилось или улучшилось?»

Е. БУРДИНСКИЙ: Для нас это было бы очень хорошо, что если бы пришли в военкомат все молодые люди, и все они были годны для прохождения военной службы и соответствовали тем требованиям, которые предъявляются. То есть был бы конкурс и большой выбор. Вот для нас бы это вполне устраивало. К сожалению, конкурс пока существует на направление – это воздушно-десантные войска. Все изъявляют желание. Романтика. В морскую пехоту. На корабли для прохождения службы. А у некоторых романтика связана – это часть рядом с домом. Только туда хочет. Ну, у нас в принципе сейчас и идет переход на то, что стараемся направлять в части, которые вблизи места проживания. Но у нас…

А. ЕРМОЛИН: Получается?

Е. БУРДИНСКИЙ: Да, получается. Единственное только не для всех. Почему? Потому, что столько воинских частей у нас нет. У нас есть субъекты, где отсутствуют вообще соединения, воинские части. Естественно мы не можем направить человека рядом с домом, в соседний субъект мы его направляем. У нас было так, что с учетом того, что миграция населения осуществляется. Есть у нас густонаселенные субъекты Российской Федерации, где плотность населения большая, а есть, где малая плотность населения. Это Дальний Восток, районы крайнего севера. В то же время у нас там есть соединения и воинские части. И у нас по количеству населения, которое проживает, мы не можем комплектовать части именно с этих регионов, поэтому мы направляем туда для прохождения службы с других регионов. При этом мы, конечно же, учитываем, если люди семейные, у них есть престарелого возраста родители, необходимо, то есть чтобы эти молодые люди проходили службу вблизи дома, поэтому мы и направляем такую категорию вблизи дома. Если он женатый человек, чтобы он имел возможность в увольнение сходить домой, пообщаться со всеми членами семьи особенно с молодым ребенком. Если говорить о качественной характеристике, те люди, которые пришли на военную службу, да, они улучшаются, но нам хотелось бы, конечно, больше. Максимализм он присущ любому командиру, любому военному. Если брать по образованию, то более 20 процентов пришло весной именно с высшим образованием. То в 12-м году у нас было 18 процентов из молодого пополнения с высшим образованием. Из числа тех, кто работал и учился перед направлением на военную службу, эта категория у нас тоже повысилась, – это у нас 91 процент. То есть 9 процентов у нас остается – это та категория, которая не работала и не училась перед призывом на военную службу. Если люди учились, у них какие-то есть цели, есть предпочтения. Люди, которые свойственны к тому, чтобы к чему-то стремиться, и те, которые работали, тоже это как-то обязывает. Потом нам с этой категорией легче работать. А вот 9 процентов – это именно тот процент, над которым необходимо очень тщательно работать командирам.

А. ЕРМОЛИН: Вот по формальному признаку Вы говорите, что уровень образования вырос, то есть больше появилось ребят с высшим образованием.

Е. БУРДИНСКИЙ: Совершенно верно.

А. ЕРМОЛИН: По сути дела каждый пятый. А как Вы оцениваете это действительно высшее или, как иногда шутят, верхнее образование? Вот реальный интеллектуальный образовательный уровень Вы фиксируете, что он меняется? Ну, не секрет, что у нас очень многие вузы, говорят, только похожи на вузы тем дипломами, которые они выдают.

Е. БУРДИНСКИЙ: Статистику мы такую не проводим, поэтому таких данных нет. Но хочу сказать, что мы вот из числа тех, кто с высшим образованием, мы их стараемся направлять на… если у них есть лидерские качества, то это учебное подразделение, чтобы он готовился на сержанта или же на освоение сложной техники, которая имеется в войсках, то есть в учебное подразделение. До 4-х месяцев он обучается и приходит для эксплуатации данного вооружения военной техники. Таким подходом мы минимизируем затраты на то, чтобы молодой человек освоил эту технику, и меньше было выходов из строя данных образцов вооружения. В учебной сети он готовится для эксплуатации данного вооружения: правильно его обслуживать, содержать технически исправно и при поломках мельчайших, чтобы он мог в свое время оперативно все это устранить без ожидания средств войскового ремонта.

А. ЕРМОЛИН: Вот действительно образованные ребята самые лучшие, самые умные, вот сейчас недавно появилась идея, ну, она уже не идея, она уже реализована, это так называемые научные роты. Вот какая перспектива? Насколько реально масштабировать этот эксперимент? И вообще что это такое? Как вот… чем занимается военнослужащий, у которого есть реальные способности и желание продвигаться дальше в науке или, скажем, в каких-то других сложных областях? В конструкторской деятельности, например, и тому подобное?

Е. БУРДИНСКИЙ: Весной в этом году 2 подразделения у нас сформированы, и в ходе осеннего призыва мы планируем еще 2 подразделения скомплектовать представителями из науки. С какой целью они созданы? Мы хотим связать военную с гражданской наукой. То есть тех людей, которые участники олимпиад, победители, имеющие гранты, то есть которые вели развитие науки и имеющие военно-прикладной характер, мы берем этих молодых людей к себе в вооруженные силы, организовываем взаимодействие с их ректорами, их научными руководителями, и в подразделении военном они занимаются также военно-прикладным характером. То есть работают над теми идеями и развитием направлением деятельности, чем занимались до призыва. Но вначале они также пройдут курс молодого бойца так называемый, то есть слаженность подразделений, все научатся стрелять, выполнять определенные обязанности, которые по должности они будут, и в то же время им также будет предоставлено время ежедневно причем – это регламентировано распорядком дня – для занятия научной деятельностью. При этом у них назначены руководители из числа военнослужащих, подобран сержантский состав из числа контрактников с высшим образованием, чтобы люди общались на одном языке и понимали друг друга беспрекословно, то есть понятно, что здесь высшее образование у их командира и естественно же у подчиненного, который прибыл на должность рядового. Командир подразделения также с высшим образованием и склонный к науке, и имеющий лидерские качества, который умеет направить и повести всех за собой. При этом если человек сам творческий, командир, он работает над какой-то идеей научной, разрабатывать ее хочет, он понимает, что нужно данному солдату для того, чтобы его потенциал можно было раскрыть, и ему легче общаться с этим подчиненным. Подразделения созданы при высших учебных заведениях и при научных организациях для того, чтобы использовать потенциал, который у нас есть, предоставить им материальную базу, на основе чего они могут заниматься. А какие результаты этой деятельности? Мы… об этом надо будет говорить попозже, когда мы сможем проанализировать, кто, чего достиг. Ну, мы поставили критерий для того, чтобы можно было оценить и не по истечению его срока службы, а немного раньше. Каждого солдата персонально.

А. ЕРМОЛИН: Я смеюсь над комментариями, что все равно всем никогда не угодишь. Комментарий пришел…

Е. БУРДИНСКИЙ: Совершенно верно.

А. ЕРМОЛИН: «В армии нужно учиться воевать, а заниматься наукой должны на гражданке». А есть какие-нибудь…

Е. БУРДИНСКИЙ: Можно я ему возражу, оппоненту, да? Ведь мы думаем не только о сегодняшнем дне, но и о завтрашнем. Если молодой человек пришел к нам, занимается наукой, он занимался на гражданке, занимается здесь. Он в дальнейшем или к нам пойти в развитие военной науки и развивать свои теории и деятельность, потом мы вложим реально в военно-промышленный комплекс те достижения, которые будут чего-то… но этот человек сам на себе испытал, что у нас развито в вооружении военной техники, а где нуждается в доработке. И, во-вторых, он может также избрать путь, пойти в научную организацию в военно-промышленном комплексе, может принести так на этих предприятиях. То есть на тех образцах вооружений, техники, которые он изучал практически в ходе прохождения службы, он может дальше развивать их конструкцию на оборонно-промышленном предприятии.

А. ЕРМОЛИН: Ну, вот еще есть тема из другой области, ну, точно про призыв… Давайте прочитаю не переделывая.

Е. БУРДИНСКИЙ: Дословно.

А. ЕРМОЛИН: Да, дословно. «Почему за русскими гоняетесь из Кавказа по квоте?» — Поплоп у нас спрашивает. – «Есть ли какая специфика призыва ребят из кавказских республик из наших?»

Е. БУРДИНСКИЙ: Почему именно за русскими? Что у каждого написана бирка «Он русский»? А кто-то там написано «украинец, белорус» или что? У нас же много национальностей в нашем государстве. Поэтому хотелось бы ответить следующее: мы по национальному признаку никого не призываем. Призыву подлежат граждане Российской Федерации. Перед законом все равны. И, исходя из этого, направляется молодежь на комплектование войск. А отбирают уже в отделах и военкоматах, и решение принимает призывная комиссия. При этом учитывается ряд факторов: морально-деловые качества, состояние здоровья, уровень образования и, конечно же, был ли этот человек… привлекался ли к уголовной ответственности, административной, имелись ли у него приводы. Вот из этих слагаемых складываются требования, когда предъявляются к призывнику, и принимается решение о призыве на военную службу. А вот что касается представителей республик Северного Кавказа, то те наоборот все рвутся в армию. И нас завалили заявлениями о том, что многие возмущаются, если молодому человеку вот из этих регионов отказывается в призыве на военную службу. Они возмущаются. А у нас почему-то у многих…

А. ЕРМОЛИН: Ну, они служат?

Е. БУРДИНСКИЙ: Служат, конечно, вместе со всеми.

А. ЕРМОЛИН: Никаких особых условий для…

Е. БУРДИНСКИЙ: Никаких условий. Нету такого. Единственное мы… Обращение было министра обороны к главам субъектов, республик Северного Кавказа о том, чтобы они больше проводили военно-патриотическую работу и особенно со стороны именно старейших, чтобы они следили за исполнением обязанностей представителей данных республик. Это было. Не более того.

А. ЕРМОЛИН: Ну, вопросы продолжают поступать, в том числе и… Вот вопрос, кстати, про целевое использование грамотных ребят и естественно про дедовщину есть вопросы. Вот как Вы чувствуете в связи с теми изменениями, которые произошли, что происходит с дедовщиной? И в этой связи вот та система мер… Помните и мобильные телефоны, и даже появлялся термин гуманизация казармы и вооруженных сил? Вот есть какой-то результат? Вот как Вы фиксируете это для себя?

Е. БУРДИНСКИЙ: Я в начале передачи говорил, что независимые эксперты выносят решение о том, что все больше молодых людей приходят с желанием служить, и это желание у них сохраняется по окончании службы. Процент повышается. Это говорит о том, что многое меняется и внутри самых соединений и воинских частей. Не только занятия боевой подготовкой, то есть люди пришли служить, они занимаются боевой подготовкой, но и самое… одно из немаловажных решений имеет то, что меняются бытовые условия. Это улучшается. То есть ставятся душевые кабины в казармах, стиральные машины. С какой целью это делается? Чтобы молодой человек по окончанию службы… то есть служебного дня мог привести себя в порядок, почувствовать себя более комфортнее. Это все говорит о том, что отношение руководства Минобороны к улучшению бытовых условий и именно к вопросам прохождения службы военнослужащими.

А. ЕРМОЛИН: Система отсрочек сохраняется? Если да, то для каких категорий?

Е. БУРДИНСКИЙ: Отсрочки у нас остались без изменений. Единственное – произошли уточнения на осенний призыв. Это уточнения для предоставления отсрочки для получения образования. При обучении в образовательном учреждении до осеннего призыва требовалась аккредитация образовательного учреждения. Теперь необходима аккредитация образовательных программ. То есть в каждом образовательном учреждении по нескольким образовательным программам происходит обучение, то есть разных специалистов готовят. Естественно для обучения по данной программе нужна аккредитация. Если вуз имеет по данным программам аккредитацию, значит все студенты, которые обучаются, они имеют право на отсрочку. Если только эти студенты не были отчислены за нарушение устава образовательного учреждения. Если он отчислялся, то гражданин теряет право на отсрочку. Получили право на отсрочку граждане, которые обучаются в год получения среднего общего образования, обучаются на подготовительных курсах за средства федерального бюджета. Эти также получили отсрочку. И юноши, которые получали среднее общее образование… Раньше у нас был возрастной ценз – давали отсрочку до 20 лет, то есть это те, кто заканчивали школу, 11 классов, и если он до 20 лет обучался еще там, то ему давали право на отсрочку. Теперь прошло уточнение. Если гражданин по срокам обучения справился с данной программой, ему давалась отсрочка. Если он превышает, то отсрочки он этой лишается. Теперь призывная комиссия будет этим руководствоваться.

А. ЕРМОЛИН: Интересно. Интересный нюанс. Ну, вот здесь Иван спрашивает: «А почему у работников военных КБ нет отсрочки от армии?» Ну, это, наверное, увязки как раз вот к научным ротам и к тому, что люди уже работают на военную науку, а отсрочки не получают.

Е. БУРДИНСКИЙ: Почему бы человеку самому не пройти военную службу и реально на себе не ощутить то, что он придумывает сейчас в своем конструкторском бюро. Пусть он вначале столкнется с этим, ему будет легче потом трудиться на предприятии, поэтому мы и создали у себя научные подразделения. Всех людей, которые склонны к науке, мы их пригласили, причем конкурс был очень большой, и отбирали представители наших научных комитетов совместно с командирами подразделений. Беседовали с ректорами вузов, со студентами, выпускниками вузов. И только после этого уже списки представлялись в военкомат для проведения призыва. В ходе весеннего призыва конкурс составлял от 5 человек и выше, потому что у нас 2 подразделения были созданы, и для каждого взвода там имелась своя тематика научной деятельности, чем должны были заниматься. Вот еще в ходе осеннего призыва мы посмотрим. По результатам осеннего призыва мы доведем всем и радио и телезрителям о том, какой был конкурс. Востребовано это молодежью или нет. Пока отзывы у нас все положительные.

А. ЕРМОЛИН: Традиционно непростая тема – это врачебные комиссии. Всегда есть много вопросов, обвинений. Ну, сами хорошо представляете. Скажите несколько слов, как это устроено? Потому, что не все же знают. Вообще как устроен призыв? Да? Где Ваша роль? Где роль военкоматов? Что такое призывная комиссия? Что такое военно-врачебная комиссия? Кто от кого зависит? Какая иерархия? Как принимаются решения? Ну, и как это реально работает, и какие есть в этом проблемы? Это еще один эфир мы, конечно…

Е. БУРДИНСКИЙ: Призыв осуществляют призывные комиссии. Не военный комиссариат, не Генеральный штаб, не вооруженные силы. От соединений воинских частей приезжают в военкомат только представители воинских частей. Они приезжают, получили молодое пополнение. Военный комиссар издает приказ о том, что у них начинается военная служба, что присваивается воинское звание рядовой, и эта воинская команда поехала в соединение воинской части. Вот теперь это… за них отвечает государство и военные. А до этого он гражданский человек, спокойно ходит, живет своей обыденной жизнью. Так вот призыв осуществляют призывные комиссии, которыми руководят в субъекте Российской Федерации высшее должностное лицо, то есть глава субъекта.

А. ЕРМОЛИН: Губернатор.

Е. БУРДИНСКИЙ: Да. Ну, где президент, где губернатор, где глава правительства. По-разному называются, поэтому по закону идет высшее должностное лицо. И в органах местного муниципалитета там руководит глава местного самоуправления или его представитель. А вот состав этой комиссии с военкомата, если говорить, то в муниципальном образовании входит начальник отдела, больше там никого нет, и секретарь комиссии. Это гражданские лица все. В субъекте Российской Федерации туда входят врачи-специалисты с военного комиссариата и военный комиссар. Остальные все представители образования, представители центра труда и занятости – это для того, чтобы определить гражданина проходит на альтернативную гражданскую службу или направят на исполнение воинской обязанности, – органов внутренних дел или управления образования и другие организации, которые включены в состав призывных комиссий. Решение принимается коллегиально. И все врачи-специалисты – это в субъекте Российской Федерации. А в муниципальном образовании там отличие – то, что врач руководящий работает, то есть один врач. Остальные врачи, они в составе медицинской комиссии определяют годность граждан к военной службе. Это вот комиссии, которые проводят эти все мероприятия.

А. ЕРМОЛИН: А какая статистика опротестования призывниками заключений об их пригодности к службе в вооруженных силах?

Е. БУРДИНСКИЙ: Такой статистикой мы не обладаем. Если они обращаются… По закону, если призывник или его родители, родственники не согласны с решением призывной комиссии, они имеют право обратиться в призывную комиссию субъекта Российской Федерации. Субъект вот, когда рассматривает призывная комиссия субъекта и тогда принимает решение. Приглашают его, этого призывника. И главное, чтобы он явился на заседание призывной комиссии, где будет выноситься решение ему, то, что он извещается. Если он не придет, тогда без него рассмотрят, потому что нельзя будет затягивать принятие решения. И если же и с этим он не согласится, тогда имеет право обратиться в суд. Тогда судебное решение будет вынесено в отношении принятого решения. Правильно, правомочно оно было принято или же неправомочно. Но для этого нужны веские основания, чтобы отменить решение призывной комиссии, потому что, напоминаю, решение принимается коллегиально. Каждый отвечает за свою узкую область.

А. ЕРМОЛИН: Вот общим местом является, ну, по крайней мере, в публичной сфере, что деятельность вот как раз комиссий и военкоматов, кстати говоря, является достаточно коррупционно емкой сферой, ну, и, в общем-то, при всем при том, что организационная структура распределена, и Вам не подчиняются. Не секрет, что в нашей стране существует система неформальных лояльностей, когда люди знают, как и с кем договариваются внутри там такой вот, в общем-то, понятной структуры или системы структур. Вот как Вы фиксируете, какая температура по больнице в целом сейчас? Были ли прецеденты, когда прокуратура, следственный комитет возбуждали уголовные дела против вот участников тех процессов, которые координируют на самом верху, а вот что происходит внизу? То есть есть такая статистика сколько было случаев взяток, увольнений…

Е. БУРДИНСКИЙ: Я понял все. Вопрос стоит о коррупции. Коррупция, которая существует, да? Как я правильно понял. То есть люди, склонные к взятничеству…

А. ЕРМОЛИН: Вы ее видите, чувствуете?

Е. БУРДИНСКИЙ: Как видим? Обращения к нам поступают, мы видим. А если говорить более открыто, мы направляем свои комиссии. Комиссии наши с Генерального штаба, а также с округов направляются для работы в военных комиссариатах. Мы поднимаем личные дела призывников, проверяем по этим личным делам, на каком основании принимались какие-либо решения. И по этим личным делам можно вскрыть признаки коррупционности. При этом работаем вместе с представителями военной прокуратуры. Мы извещаем военную прокуратуру, что будем работать в таких субъектах, дайте нам, пожалуйста, своего представителя. Это то, что делается совместно. Кроме того…

А. ЕРМОЛИН: То есть даже без заявления пострадавших, да?

Е. БУРДИНСКИЙ: Без заявления, да. Мы проводим просто анализ по субъектам Российской Федерации, смотрим, сколько граждан было призвано, какой процент изъятия, по каким причинам, где резко показатели какие-то изменились. То есть мы по многим там позициям отчетов, которые нам представляются, не буду все раскрывать секреты, мы смотрим по этим позициям для того, чтобы понять, почему произошли определенные изменения или там, например, стагнация существует в этих показателях, сразу же едем туда, потому что мы анализируем факты за несколько лет. То есть не на примере одного года анализируем, а на примере нескольких лет и анализируем с данными, которые у нас по переписи населения. Сколько населения в данных субъектах Российской Федерации? Смотрим данные по первоначальной постановке граждан на воинский учет. И вот когда все это сопоставляется, то мы определяем уже, где у нас какие-то определенные вопросы существуют. Мы направляем туда комиссии и проверяем.

А. ЕРМОЛИН: То есть цифры могут говорить о многом?

Е. БУРДИНСКИЙ: Да. А вот статистику, я Вам честно говорю, мы такую не ведем. Но существует у нас для этого прокуратура. Это их вопрос. Они всегда освещают. При этом хочу сказать, в средствах массовой информации сразу же как только факт коррупционный составляющий выявляется, сразу же об этом извещают.

А. ЕРМОЛИН: Мы уже выходим за рамки нашего эфира. Наш гость был Евгений Владимирович Бурдинский. Говорили о призыве. Спасибо, что были с нами.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире