'Вопросы к интервью
14 сентября 2013
Z Военный совет Все выпуски

Деятельность Минобороны России по обеспечению военнослужащих постоянным и служебным жильем: состояние и перспективы


Время выхода в эфир: 14 сентября 2013, 12:10



А. ЕРМОЛИН: Добрый день всем, кто нас слушает, в эфире программа «Военный совет», ведущий в студии сегодня один – Анатолий Ермолин. У нас сегодня в гостях Сергей Владимирович Пирогов, заместитель директора департамента жилищного обеспечения Минобороны России. Здравствуйте, Сергей Владимирович.

С. ПИРОГОВ: Здравствуйте.

А. ЕРМОЛИН: Тема у нас понятна исходя из вашей должности, которую я объявил. Тема не простая, болезненная, и замминистра у нас был, мы общались на эту тему. Ну и тему, которую мы постоянно стараемся отслеживать. Сергей Владимирович, а вот ваша судьба как-то связана с военной службой? Вы сами на себе ощущали вот…

С. ПИРОГОВ: Тяготы и лишения?

А. ЕРМОЛИН: Тяготы и лишения жилищного обеспечения?

С. ПИРОГОВ: Да, закончил Ярославское высшее зенитно-ракетное командное училище, попал служить на крайний север. Первое мое служебное так сказать помещение – это было 3,5 квадратных метра, где умещалась только одна кровать солдатская. Ну и в условиях Заполярья, осени, отсутствие потолка, то есть все первичные тяготы и лишения воинской службы испытал.

А. ЕРМОЛИН: Утеплителя для потолка.

С. ПИРОГОВ: Утеплителя потолка вообще не было, был только один голый шифер. В условиях осеннего периода, конечно в условиях крайнего севера это не очень приятная так сказать жизнь была, но потом с супругой уже снимали квартиру, жили и в бараке, снимали и комнату. Первую квартиру, кстати сказать, получил после 8-ми лет окончания училища.

А. ЕРМОЛИН: Это служебное было?

С. ПИРОГОВ: Служебное жилье, в городе Архангельске, получил первое жилье после 8-ми лет. Вот так.

А. ЕРМОЛИН: А что сейчас происходит вообще в сфере обеспечения жильем? Давайте напомним нашим слушателям, вообще как сама система построена? Так теоретически, а потом поговорим о том, как практически всё это получается.

С. ПИРОГОВ: Ну, в настоящее время в Минобороны существует 4 способа обеспечения военнослужащих жилыми помещениями. Это государственные жилищные сертификаты, накопительная ипотечная система жилищного обеспечения, натуральное обеспечение жильем, так сказать реальными квартирами для постоянного проживания, и обеспечение военнослужащих служебными жилыми квартирами. Вот для их реализации в Минобороны создан департамент жилищного обеспечения. Это та структура, которая отчасти взяла не себя функции ГЛАВКЭУ — главного квартирно-(неразборчиво) управления. Только с той разницей, что у нас численность гораздо меньше, у нас всего около 600 человек. И собственно мы имеем 4 управления на территории РФ, 17 отделов, и 51 отделение. То есть, мы практически перекрываем все республиканские областные центры, места расположения крупных группировок наших вооруженных сил, и занимаемся вопросами обеспечения жильем военнослужащих, членов их семей.

А. ЕРМОЛИН: Вот из тех форм обеспечения жильем, которые вы назвали, какая или какие с вашей точки зрения, ну, скажем являются наиболее эффективными и наименее бесконфликтными, что ли?

С. ПИРОГОВ: Вы знаете, каждая из вот названных мною форм, она имеет свою историю, она имеет свои плюсы, соответственно имеет недостатки, и по большому счету военнослужащий в настоящее время, он имеет право самостоятельно выбрать исходя из столь многогранности жизни, из семейных, что ли условий. Задач, которые стоят там перед военнослужащим, со взаимоотношением в семье, военнослужащий сам определяет тот способ, по которому ему удобно пойти с той целью, чтобы получить постоянное жилье. Ну, вот в частности государственные жилищные сертификаты. Дело в том, что эта форма, она уже действует у нас в вооруженных силах достаточно давно, статистика показывает, что по большому счету значительное число военнослужащих воспользовались этой формой. Надо сказать, что право на получение государственного жилищного сертификата от Минобороны имеет военнослужащий, который призван нуждающимся в жилищных помещениях для постоянного проживания в установленном порядке, прослуживший 10 лет, и уволенный по организационно-штатным мероприятиям, по состоянию здоровья, и достижению предельного возраста. Но они должны самостоятельно выбрать форму обеспечения жильем вот именно государственный жилищный сертификат. Особенность этой формы заключается в том, что военнослужащий, как гражданин РФ, это закреплено в законе о статусе военнослужащего, имеет право менять форму получения жилья. То есть, он может неоднократно переходить в то положение, когда он может претендовать на получение натурального продукта, то есть квартиры, либо может в силу разных опять же причин, может быть даже семейных, может захотеть получить государственный жилищный сертификат. Такая форма предоставления жилплощади ему предоставлена, это решает сам военнослужащий. И вторая категория – тоже очень так сказать важная – это жители военных городков, которые имеют статус закрытых военных городков. В соответствии с распоряжением правительства РФ 752, Минобороны так же обязано обеспечить их государственными жилищными сертификатами, но они правда не могут претендовать на право получения квартир. Положительные моменты в вопросе получения государственного жилищного сертификата — возможность приобретения жилья в любом месте на выбор, любой площади, ну естественно соотносимое к стоимости реальной цены в том регионе, в котором он выбирает. Но здесь ничего ждать не надо, человек получает денежные средства, и волен сам распоряжаться этими деньгами. Ну, и кроме всего прочего он безусловно может приобретать на эти деньги как квартиру, так и отдельный дом. Что в принципе, на мой взгляд, достаточно весомо, поскольку право выбора у военнослужащего в этом способе достаточно весомо.

А. ЕРМОЛИН: Вот насколько ликвидны скажем так эти сертификаты, насколько вот реально приехав с таким сертификатом, не знаю в Ярославль, превратить его в реальное жилье?

С. ПИРОГОВ: Вот значит здесь ситуация вот какая. В соответствии с постановлением правительства, которое я назвал, у нас при расчете размеров социальной выплаты для приобретения жилья, на территории РФ принимается так называемые повышающие коэффициенты. Ну, в частности для чукотского автономного округа, Камчатки, Магаданской, Московской, Сахалинской, города Москва, Санкт-Петербург, неких других, принимаемся повышающий коэффициент 1,2. В ряде других случаев, коэффициент может быть 1,15 и 1,1.

А. ЕРМОЛИН: А это повышается что? Это как бы вот стоящая за сертификатом сумма, на которую ты можешь рассчитывать?

С. ПИРОГОВ: Да, по государственному гражданскому сертификату у нас норматив общий площадь для расчетов субсидий, определен 33 метра на одинокого проживающего военнослужащего. Если семья из двух человек, соответственно 42 метра. Если семья из трех и более, то по 18 квадратных метров на каждого члена семьи. Ну и получается, что вот если взять за расчет одного военнослужащего, то есть 33 квадратных метра, умножаем на некую цифру. Стоимость одного квадратного метра у нас определяется один раз в полгода, определяется решением федерального агентства по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству «Госстроем». И на второе полугодие 2013 года определен в цене 34 350 рублей. Значит соответственно, если берется один военнослужащий 33 квадратных метра, на эту сумму 34 350 рублей, и на повышающий коэффициент, если он хочет проживать в Московской области, то в этом случае военнослужащий может получить 1 360 260 рублей в настоящее время. Я должен сказать о том, что норматив стоимости жилья, он постоянно отслеживается и повышается, что является тоже своеобразным вкладом в возможность людей, использовать свои накопления. По большому счету это очень серьезная поддержка для военнослужащего, эта возможность просто ему дает приобрести жилье в конкретном месте по его выбору. Но конечно, безусловно есть и недостатки. Что говорить, конечно.

А. ЕРМОЛИН: А насколько много военнослужащих предпочли вот именно сертификаты?

С. ПИРОГОВ: Статистика говорит о следующем. Если в 2011 году у нас сертификатами воспользовалось 7 400 человек, в 12-м году 1 300 человек, то в настоящее время вот на сегодняшнее число, вот на 14-е число государственными жилищными сертификатами воспользовалось 500 человек. То есть…

А. ЕРМОЛИН: Тенденция к уменьшению.

С. ПИРОГОВ: Да, к уменьшению. Она есть, но поскольку сейчас есть несколько другие формы обеспечения жильем, в частности ипотека, натуральные формы, квартиры… Поэтому так сказать военнослужащий сам волен выбирать ту или иную форму, по которой он хочет обеспечить себя жильем.

А. ЕРМОЛИН: Ну, ипотеку мы можем сейчас вынести за скобки потому, что это в основном для молодых офицеров, да? Тех, кто приходит сейчас в основном.

С. ПИРОГОВ: Вы знаете, Анатолий, немножко не согласен. Потому, что только по обязательной программе ипотеки существует 12 категорий военнослужащих, которые могут участвовать, это обязательно. А по добровольной, там по-моему 7 категорий. То есть, там совершенно финансовый этот инструмент, он распределен и рассчитан для разных категорий военнослужащих, и поэтому тут… Опять же, человек сам решает, что ему выгодно.

А. ЕРМОЛИН: Ну, я просто к тому, что если ты там подполковник, и тебе остается не знаю, там 7 дней до полной выслуги, да? До 25 скажем лет, то ты вряд ли за это время сумеешь компенсировать ипотеку, да?

С. ПИРОГОВ: Безусловно, здесь нужно считать.

А. ЕРМОЛИН: Да, здесь нужно считать. А вот чтобы закончить тему с сертификатами, вот скажем у меня на руках сертификат, вот сейчас ещё посчитали на 1 200 000, да? Там я хочу купить…

С. ПИРОГОВ: На одного человека.

А. ЕРМОЛИН: На одного человека, да. Хочу купить однокомнатную квартиру, не хватает мне денег. Я могу добавить из личных средств, или взять кредит где-нибудь для того, чтобы приобрести такое жильё?

С. ПИРОГОВ: Да, в этом случае это возможно. Но вы знаете, Анатолий, здесь еще один нужно аспект обязательно затронуть, поскольку это на самом деле серьезная проблема. Я не зря сказал о второй категории военнослужащих – это жители военных городков. В настоящее время значительное количество военных городков, которые к сожалению… Ну, вернее не к сожалению, жизнь идет, решения так сказать тоже есть, они становятся открытыми. И в этом случае наши военнослужащие теряют право получения государственного жилищного сертификата, поскольку право на отселение, у них только выбор может быть в пользу (неразборчиво), но они не имеют право получить чисто квартиру в натуральном виде. В случае открытия военного городка, они это право теряют. Это очень серьезная проблема, у нас складывается несколько напряженная ситуация по вопросу жилищного обеспечения данной категории военных пенсионеров, жителей военных городков, утративших статус закрытых. И мы это реально ощущаем по закрытым военным городкам Самарской области, и Астраханской, Оренбургской, да и Московской тоже областях. Вместе с тем, по мнению Минобороны вопрос жилищного обеспечения указанной категории, имеет высокую значимость, и требует реально скорейшего решения потому, что люди реально просто из военных вновь открытых городков в настоящее время, они не могут выехать. Учитывая изложенное, министр обороны Сергей Кужугетович Шойгу вышел с предложением к президенту РФ об законодательном урегулировании этого вопроса, и созданию рабочей группы, с участием представителей органов федеральной, исполнительной, законодательной власти. Президентом России поддержано это предложение, и поручено правительству проработать возможные варианты решения вопросов военных пенсионеров, проживающих в бывших закрытых военных городках. И поверьте, это на самом деле больной вопрос для достаточно значительного числа бывших военнослужащих, поскольку они не могут решить свою жилищную проблему, и закончив службу в бывшем закрытом городке, они не могут реально выехать в те места, где хотелось бы им жить дальше.

А. ЕРМОЛИН: А какой здоровый ответ может быть на эту проблему? Есть какие-то модели? Вот что можно предложить? То есть, речь идет о чем? Вот я отслужил там положенный срок, да? Я живу где-то не знаю, там… Ну, поселок (неразборчиво) Ленинградской области не самый лучший пример, да? Ну, скажем отдаленный какой-то городок, да? И я обречен в нем провести всю свою старость по сути дела, да? Получается.

С. ПИРОГОВ: Получается так, да. Так вот как раз…

А. ЕРМОЛИН: А еще год назад я мечтал, что получу сертификат и уеду на большую землю.

С. ПИРОГОВ: Да.

А. ЕРМОЛИН: И какое может быть решение?

С. ПИРОГОВ: Предложение министра обороны как раз и заключается в том, чтобы разработать новые нормативные акты для того, чтобы органы местного управления получили соответствующую финансовую поддержку из федерального бюджета для отселения бывших военнослужащих, ветеранов. Которые в настоящее время проживают в открытых военных городках, и на которых Минобороны не имеет право, но в соответствии с законом распространить свои возможности и оказать людям помощь по выдаче государственных жилищных сертификатов, либо иных денежных средств для того, чтобы они изменили место своего жительства.

А. ЕРМОЛИН: (Неразборчиво) ситуации перекладывания своей головы (неразборчиво) муниципалитета. Ведь это если местный муниципалитет, то это та же самая ситуация. Ну, ты можешь переехать из военного городка, но переехать в тот же какой-нибудь убитый, разрушенный провинциальный городишко.

С. ПИРОГОВ: Нет, здесь подход наоборот другой. И ибо этот вопрос подымает непосредственно министр обороны. Здесь нет разговора о перекладывании общей проблемы на чужие плечи. Мы этот вопрос видим, мы его пытаемся решить. Мы этой темой озабочены, поскольку нельзя бросать своих ветеранов, своих военнослужащих, бывших военнослужащих. Оставлять их вот один на один с той ситуацией, в которой они оказались. Поэтому Минобороны само инициировало эту проблему, и собственно насколько я знаю, в ближайшее время рабочая группа, так сказать возможно какие-то действия начнет предпринимать.

А. ЕРМОЛИН: А вот если рассматривать обратную ситуацию? Скажем у офицера есть жильё, служебное жилье, в котором он может быть 15-20 лет живет, привык, его все устраивает. Время подошло к пенсии, и он в принципе не хочет использовать никакой вот из тех вариантов, которые есть, а хотел бы, чтобы скажем вот это жилье, которое он занимает служебное, перешло к нему в собственность. Вот есть такого плана мысли или решения?

С. ПИРОГОВ: Анатолий, мысли такого плана есть. Обращения военнослужащих, которые в настоящее время проживают в служебном жилом помещении, с предложением о возможности так называемой (неразборчиво) служебных помещений приходит к нам ежедневно не по одному десятку обращений. Значит, в настоящее время служебные помещения коим являются служебные квартиры, места в общежитиях, маневренный фонд, в соответствии с нашим законодательством, не подлежат приватизации. Мы в настоящее время, об этом я попозже хотел остановиться, формируем свой служебный фонд, исходя из тех новых задач, которые поставил перед нами министр обороны. Это очень серьезная большая работа, я бы хотел к этой теме попозже вернуться, поэтому мы сейчас только комплектуем, создаем, инвентаризируем свой служебный фонд. И решение проблемы обеспечения жильем военнослужащих, которые проживают в служебных помещениях, мы предлагаем в настоящее время, скажем так, несколько другие формы решения их проблем.

А. ЕРМОЛИН: То есть, пока вы не поймете общий масштаб бедствия, да, и… Ну, в кавычках.

С. ПИРОГОВ: Да.

А. ЕРМОЛИН: Ну не бедствия, да. И пока не поймете, чем вы реально обладаете, вы не будете принимать никаких решений по…

С. ПИРОГОВ: Да, пока мы не проанализируем, не оценим наличие нашего служебного фонда состоянием его, возможностью и временем решения проблем с предоставлением военнослужащих жилья посредствам нашего строительного комплекса, посредствам наших жилищных сертификатов, ипотеки, других форм обеспечения. Мы к этой проблеме пока приближаться не будем. Я бы заканчивая тему государственных жилищных сертификатов, хотел бы еще вот на чем остановиться. Дело в том, что если посмотреть по статистике, вы правильно подметили то, что количество реализованных сертификатов у нас падает, и значительно падает. И это по большому счету в некоей степени зависит и от того, что Минобороны получает государственные жилищные сертификаты от государственного заказчика этой программы. Координатором программы определен Минрегион. Финансирование федеральной целевой программы «Жилище» для Минобороны, в настоящее время не позволяет в текущем году исполнить обязательство по обеспечению сертификатами военнослужащих и жителей закрытых военных городков. Это вызвано, по всей видимости, с недостаточностью финансирования этой программы, а поскольку в ней участвует не только Минобороны, а участвуют и другие силовые структуры. Повторюсь, координатором программы является Минрегион, и именно он определяет, сколько будет выделено, грубо говоря, денежных средств, или количество жилищных сертификатов для вот удовлетворения в тех или иных органах федеральной власти, потребности военнослужащих. Вот с этой целью министр обороны Сергей Кужугетович Шойгу направил обращение в Минрегион министру Игорю Николаевичу Слюняеву по вопросу выделения Минобороной необходимых бюджетных денежных средств. Больше того, мне удалось встретиться с Игорем Николаевичем Слюняевым, а так же с его заместителем Владимиром Анатольевичем Дидюхиным, а так же с Еленой Александровной Сьерой. Это замруководителя федерального агентства по строительству жилищно-коммунального хозяйства. Мы ожидаем положительное решение вопросов, и надеемся на то, что Минрегион поможет нам в выделении достаточных денежных средств для того, чтобы по средствам той очереди, которая у нас есть, а у нас в настоящее время 2 300 военнослужащих выбрали форму обеспечения жильем – это жилищный сертификат. И 4 023 жителя закрытых военных городков, рассчитывают так же получить жилищный сертификат для того, чтобы решить свою жилищную проблему. Мы надеемся, что Минрегион нас услышит и поможет. Мы ожидаем в ближайшее время их решение.

А. ЕРМОЛИН: Напомню, что наш гость сегодня Сергей Владимирович пирогов, заместитель директора департамента жилищного обеспечения Минобороны России, и сейчас мы прервемся на новости.

НОВОСТИ.

А. ЕРМОЛИН: Мы продолжаем заседание «Военного совета», наш собеседник сегодня Сергей Пирогов, заместитель директора департамента жилищного обеспечения. Сергей Владимирович, вот тут приходит… Уже пришло там очень много очень конкретных вопросов, я вам сейчас их просто обозначу. Наверное, если мы начнем сейчас консультировать, давать… Заниматься юридической консультацией, то нам не хватит оставшихся 25 минут.

С. ПИРОГОВ: А вопросов много, да?

А. ЕРМОЛИН: Вопросов очень много, это говорит о теме, да. Ну, вот например вот приходит вопрос такого плана: «У меня в сведениях, указанных в уведомлении о включении в реестр участников накопительной ипотечной системы допущена ошибка, не правильно указана дата рождения, что делать»? Дальше: «Со мной не заключают договор соцнайма из-за не сдачи справки, а сдачи жилья. Чем это обусловлено»? «Написал рапорт на включение в реестр, но его несвоевременно отправили. Как попасть в реестр с даты написания рапорта»? Дальше: «Заключил договор социального найма на дом 7А в микрорайоне «Заря» города Балашихи. Не принят управляющей компанией, соответственно не могу заселиться. Что думает ваш гость по этому поводу? Рамиль». Вот если есть желание и возможность сейчас коротко на этом остановиться, то пожалуйста. Если есть возможность как-то более развернуто людям ответить, они могут с вами связаться, то скажите, как они это могут сделать.

С. ПИРОГОВ: Да, Анатолий, на самом деле вопросов много, и я конечно благодарен слушателям за то, что они эти вопросы задают. Но если мы сейчас вот за остаток времени начнем отвечать на животрепещущие для наших слушателей, для военнослужащих вопросы, конечно, наверное, это будет не правильно. Поскольку вопросы частные, они касаются конкретных лиц. Я бы хотел слушателям «Эха Москвы» напомнить, что получить необходимую информацию по вопросам жилищного обеспечения можно на официальном сайте Минобороны www.min.ru в разделе жилье военнослужащих, а так же по телефону горячей линии, которая у нас работает в рабочее время. Телефон: 8-800-200-22-94, у нас достаточное количество каналов, в рабочее время постоянно находятся сотрудники Департамента жилищного обеспечения, которые всегда переключат вас по теме вопроса на сотрудников того или иного отдела, и вы получите достаточно квалифицированную консультацию по любому вопросу. Кроме всего, у нас в круглосуточном режиме, в автономном режиме круглосуточно работает факс. Вы свои вопросы, запросы можете так же отправить по телефону: 8-495-696-12-02.

А. ЕРМОЛИН: Сергей Владимирович, вот я думаю, мы уже достаточно проговорили на тему жилищных сертификатов, и вот тут пришел как раз вопрос, связанный с другой, с перспективной формой единовременной денежной выплаты. И вопрос звучит следующим образом: планируется переход на единовременную денежную выплату. Это касается 100% военнослужащих? И вот расшифровка, это уже с учетом того, что человек слушал нас: «У меня выслуга 18,5 лет, служу в Москве. То есть, мне выдадут 1 200 000»? Ну, человек как-то обращается к тому, что вы сказали про предыдущую форму. А вот что такое единовременная денежная выплата, как она будет рассчитываться, кто может на нее рассчитываться? Вот как сейчас в этом вопросе обстоят дела?

С. ПИРОГОВ: Я хочу сразу сказать о том, что вопрос определения новой формы обеспечения военнослужащих жильем как единовременная денежная выплата в настоящее время, вот именно в настоящее время не определен до конца, и собственно невозможно дать некие советы, рекомендации, назвать каике-то цифры. Наверное это будет не правильно, поскольку это все носит форму закона, а конкретные показатели цифровые, денежные показатели, насколько мне известно, они будут определяться постановлением правительства РФ. Но коль вопрос задан, соответственно отвечать необходимо. Дело в том, что в период с 2010-2012 год в вооруженных силах России было обеспечено 139 200 военнослужащих жильем. Однако это проблему с жильем не сняло. В 2012 году встало на очередь обеспечения жильем ещё 24,7 тысячи человек. За 8 месяцев текущего 13-го года на очереди стало почти 10 тысяч, а если быть точнее, 9 900 военнослужащих. В 13-м году нам необходимо обеспечить по договорам соцнайма 41 400 человек. Это план, который нам утвердил министр обороны Сергей Кужугетович Шойгу. Надо сказать, что на 12 сентября мы уже обеспечили 15 700 человек военнослужащих, но как вы правильно понимаете, опять у нас формируется очередь. То есть, вот мы 140 тысяч квартир выделили военнослужащим, построили, отдали, но это постоянно текущий процесс. Потому, что при достижении определенного возраста, военнослужащий приобретает право на получение жилья, он становится в очередь, он признается нуждающим, и вот эта вот очередь, она у нас получается постоянно. И опять Минобороны вынуждено героическими усилиями эту очередь ликвидировать, чем собственно Минобороны в последнее время и занимается. Совершенно очевидно, что решить вопрос нужно один раз, путем единовременной выплаты для получения квартир. Причем, здесь нужен некий такой универсализм, универсальный механизм для всех военнослужащих должны быть выработаны равные права. По нашему мнению, именно выходом из сложившейся ситуации может быть переход на предоставление единовременной денежной выплаты, на приобретение или строительство жилого помещения для военнослужащего, так называемое ЕДВ. На чем это основано? Ну, вот смотрите, по тем цифрам, которые в принципе руководство Минобороны уже не раз озвучивало. Мы ежегодно выплачиваем военнослужащим, находящимся в распоряжении огромный… Мы не можем уволить военнослужащего до обеспечения им жильем, и вынуждены выводить его в так называемое распоряжение, и в этом случае военнослужащий получает заработную плату, он может пользоваться санаторно-курортным обеспечением, другими льготами, положенными военнослужащими, то он не уволен из вооруженных сил, у него нет жилья. И в этом случае, Минобороны до 30 миллиардов рублей в год тратит на выполнение поддержания наших военнослужащих. Горечи должен сказать, что проблема обеспечения жильем, она довольно долгоиграющая, и военнослужащий может находиться в распоряжении и 5, и более лет. И вот при той сумме, которую я назвал, если перемножить вот ан это количество лет, получается просто огромная сумма, которая Минобороны выплачивает, выполняя свои обязательств, это первый повод. Повод второй – средства, которые фактически Минобороны тратит на строительство тоже огромные. По неким оценкам это порядка 30 миллиардов рублей в год. Но учитывая то, что жилой дом строится в среднем там 2 – 2,5 года, полгода уходит на необходимость оформления документов. И получается, что 3 года соответственно вот эти вот деньги, они зависают, они так сказать не реализуются. Да, они тратятся, на них строятся квартиры, они так сказать, таким же образом расходуются. Но и оптимизация дополнительных затрат, в частности с содержанием квартир. Пример тоже хотелось бы привести, в 12-м году у нас было зафиксировано более 10 тысяч по разным причинам, не занятым военнослужащими. Естественно так сказать, что эти квартиры требуют своего содержания. А в том случае, если своевременно там не выключили или не включили отопление, значит соответствующий потом необходим ремонт уже, новых построенных, но не распределенных квартир. И сумма вот эта – она получается в принципе очень большая и очень знаковая для Минобороны. И больше того, даже затрачивая колоссальные деньги, собственно о чем я уже говорил, решая вопрос со строительством жилья, мы не решаем проблему. Несколько неудобно, но в принципе в качестве примера наверное можно привести, и то вы наверное все знаете, ну сколько лет мы уже стараемся решить вопрос обеспечением жильем для ветеранов ВОВ. Ну и что греха таить, то там, то здесь в разных телевизионных программах проходят репортажи, что в ряде случаев эти проблемы ещё не решены. А решить жилищную проблему для живого организма, для Минобороны, который постоянно изменяется, постоянно формируется под выполнение новых задач в новых местах, новые военные городки, а соответственно требуется жилье, решить эту проблему путем строительства очень проблематично, и наверное не возможно. Ну, тяжело.

А. ЕРМОЛИН: Сергей Владимирович, ну здесь же есть проблемы объективные, есть проблемы технологические, есть проблемы, связанные скажем с нежеланием решать проблемы военнослужащих. Я это сейчас отношу скажем не к периоду Сергея Кужугетовича, да? Ну, вот известная тема – это тема судебников в Москве, которые так себя сами называют. То есть люди, которые даже уже выиграли суды у государства, и собственно даже были решения, и были же указания судебных приставов. Но все равно никто не мог получить уже построенные квартиры. Вот что сейчас с этим происходит? Вот сдвинулся ли процесс с мертвой точки? Я знаю, что сдвинулся, но в какой степени? Вот что сейчас происходит с этими офицерами?

С. ПИРОГОВ: Я, как собственно бывший офицер, у меня свое отношение вот к этой категории военнослужащих. Безусловно, я так сказать понимаю, что каждый решает свою проблему теми путями, которые ему нужны. Но, честно говоря, как бывший офицер, а бывших офицеров не бывает.

А. ЕРМОЛИН: Как офицер в запасе.

С. ПИРОГОВ: Офицер запаса, да. Я не представляю себе, чтобы я обратился в суд на родное министерство для того, чтобы решил свою проблему. Вот я уволился из вооруженных сил, я так и не получил постоянное жилье. Ну, реально прослужив, и на мой взгляд – достойно закончив службу вооруженным силам. Но я не могу себе представить чтобы я, или мои друзья знакомые, подали в суд на родное министерство с требованием так сказать каким-то образом решить их вопрос. Дело в том, что…

А. ЕРМОЛИН: Тогда скажите, а как бы вы поступили в ситуации, если вам положена квартира, и вам её не дают. Какой другой способ кроме суда есть у офицера, который видит нарушение, предпринятое по отношению к нему со стороны Минобороны? Какие есть другие пути воздействия?

С. ПИРОГОВ: Дело в том, что вот эти офицеры, которые так сказать решили решить свой жилищный вопрос таким путем, они до конца проблему не решают. Дело в том, что в настоящее время… Я говорю вот именно о настоящем времени, Минобороны абсолютно не заинтересовано в том, чтобы утаивать какое-то жилье. Более того, у нас существует своя автоматизированная система (неразборчиво), и при получении Департамента капитального строительства жилых площадей тех домов, которые строятся для военнослужащих, мы выдаем извещения в автоматизированном режиме, и нет никакого желания скрывать какие-то квартиры, куда-то их прятать. Наоборот у нас огромное желание выполнить поручение министра. И поверьте мне, за это очень все переживают, поскольку собственно Сергей Кужугетович… Это Сергей Кужугетович, не выполнять его решение, собственно желания ни у кого нет. Поэтому все стараются к концу года однозначно закрыть вопрос с обеспечением военнослужащих жильем. Но мы распределяем то жилье, которое есть. Мы не можем выделить людям, которые по суду обязывают Минобороны предоставить им жилье – то жилье, которого у нас нет. Вот как только оно у нас появляется, соответственно мы сразу выполняя решение суда, мы законопослушные чиновники, мы выполняя решение суда, безусловно, это жилье отдаем в распоряжение военнослужащего. Вот в настоящее время для справки, нам предстоит обеспечить 89 военнослужащих указанной категории, в том числе 65 эти предложения предложены, но пока не приняты решения.

А. ЕРМОЛИН: А было около 10 тысяч таких людей?

С. ПИРОГОВ: Нет, было 1,5 тысячи по стране, и по Москве было, по-моему, около 700.

А. ЕРМОЛИН: Нет, больше, точно было больше. То есть, вопрос шел на тысячи, мы можем это потом уточнить.

С. ПИРОГОВ: Ну да. Я располагаю…

А. ЕРМОЛИН: Я к тому, что так не одобряемый вами метод все-таки сработал. И я думаю, что все-таки это законное право каждого офицера, законным образом отстаивать свои права и интересы.

С. ПИРОГОВ: Безусловно, но эти офицеры… Мы должны понимать, что приобретая статус внеочередника, они таким образом обходят тех, спокойных офицеров, которые стоят, ждут своей очереди. Они ничем не отличаются от этих судебников. У них такие же права, такие же семьи, ну просто они ведут себя по-другому.

А. ЕРМОЛИН: Они должны убедить этих офицеров так же обращаться в суды, с моей точки зрения.

С. ПИРОГОВ: Я сторонник следующего… Потому, что когда у нас будут абсолютно честные, искренние руководители на всех участках, то кончено это будет… Можно руководствоваться теми принципами, о которых вы говорите. Но пока у нас были прецеденты со «Славянкой», и с подобными структурами, вот опять же при Сердюкове при том же самом, я очень сомневаюсь, что офицерам надо ждать. Что кто-то придет, и защитит их права.

А. ЕРМОЛИН: Здесь кстати есть вторая тема, которая… Вот я думал, что вы как раз к этому подводите, что есть офицеры, которые действительно между нами, по-офицерски говоря, водят носом, да? Что мы сюда не поедем, дайте нам вот там. Это такая проблема есть, но есть ещё одна проблема, да? Это проблема, когда… И в общем я в свое время был на заседании у Федотова, где был и Цаликов, и были офицеры, которые требовали защиты своих прав. И тогда откровенно кстати из Минрегионразвития сказал, говорит: «А чего вы от нас хотите? Мы построили микрорайон, да? И у нас действительно не были заложены деньги ни на инфраструктуру, на детские садики, на транспорт», и так далее, да? И я тогда задал вопрос, а вы знаете, что такое комплексная застройка? Как можно на миллиарды строить огромное количество жилья понимая, что офицеры туда не поедут. Вот совсем недавно случай в том же Подмосковье, в Сегриево-Пасаде. Вы наверное в курсе этой ситуации, да? Что люди приехали из Владивостока, с Сибиров там. Вот приехали, а их в дом не пускают потому, что нет электричества. Вот на уровне вот таких менеджерских задач среднего уровня, или даже более низкого, чем среднего уровня, как находить выход их таких технических проблем? Вам хватает ресурсов, вот тех самых 600-т человек? Или вопрос не в ресурсах, а именно в организации менеджмента?

С. ПИРОГОВ: Анатолий, спасибо вам за вопрос. И тем более мне приятно то, что вот вы своим вопросом, своим так сказать вступлением, тем более подчеркиваете необходимость ведения ЕДВ, как одной из основной формы обеспечения жильем военнослужащих. Потому, что на самом деле мы уходим здесь от несколько такой, коррупционной возможности получения не законных денег, и так сказать в вопросах строительства здесь это не нужно будет. На самом деле ведь получается, что возможность обеспечить военнослужащих в сжатые сроки в любом регионе готовым жильем, или строящимся жильем. Предоставление военнослужащему возможности самостоятельно пробить характеристики жилья. Это и планировка, и площадь, и этаж, и вид приобретаемого жилого помещения. Коттедж, дом, квартира. Военнослужащий сам решает. Ну, я естественно говорю в большей степени о военнослужащих. У нас же ведь при всем уважении к столице нашей родины Москве, у нас же есть еще и Кемерово, и Новосибирская область, Калининградская, и любимая мной Ярославская область, поэтому в большей степени и задача ЕДВ поставить всех военнослужащих в равные условия. Больше того, возможность воспользоваться ЕДВ на приобретение строящегося жилья на разных стадиях строительства. Во многих регионах России предлагаемые размеры позволят военнослужащим приобрести жилые помещения общей площадью, превышающие установленные нормы предоставления жилого помещения. Ведь идея в следующем. Размер ЕДВ – это самый основной вопрос, который волнует наверное сейчас всех военнослужащих. Все переживают за это, все прекрасно понимают, что вот квартира, постоянное жилье – это то последнее, ради чего военнослужащий в принципе может просить и получить от государства, поэтому все заинтересованы в размере этого ЕДВ. Вот на взгляд наш, ЕДВ размер должен… Размер ЕДВ должен учитывать существующие реалии, и соотноситься с нормами выплат по военной ипотеке. Он не должен быть меньше. Определяться исходя из норматива стоимости квадратного метра жилой площади по РФ, и не быть привязанным к конкретному субъекту.

А. ЕРМОЛИН: Среднерыночной стоимости имеется в виду?

С. ПИРОГОВ: Да. Здесь разные есть подходы, откровенно скажу, дело в том, что окончательное слово безусловно скажут законодатели, поскольку в настоящее время проект доложен… В свое время бел президенту, в декабре 12-го года Владимир Владимирович Путин одобрил подход, предложенный Минобороны. Мы консультировались с различными ведомствами, в том числе и с силовыми, где такой метод существует. Получили поддержку мы и в ФСБ, и в ФСО, и МВД. 9 числа исходя из позиции заинтересованных федеральных органов состоялось совещание у зампреда правительства РФ Дмитрия Олеговича Рогозина, 10-го числа Дмитрий Анатольевич Медведев, председатель правительства, было предложено право определения конкретной формы жилищного обеспечения, предоставить непосредственно федеральным органом исполнительной власти. Ну, в частности Минобороны.

А. ЕРМОЛИН: Если резюмировать, то все равно все упрется в один вопрос: сколько… Размер ЕДВ по сравнению со среднерыночной стоимостью жилья на той или иной территории. Сергей Владимирович, вот у меня такой вопрос, времени уже мало остается, я называю это… Я все время его поднимаю, когда мы говорим про жилье – это… Ну, я бы сказал проблема полковника Домбрычева, для себя её называю, да? То есть, это вот конкретный человек, конкретный полковник, афганец, орденоносец, заслуженный человек, но проблема эта типовая, не только его касается. Это когда офицер отслужил более 30 лет, да? и престарелые родители, может быть даже без его ведома ему оставляют какую-то двушку, там где-нибудь я не знаю, в каком-нибудь провинциальном городе. И человек автоматически, не смотря ни на какие заслуги и права, автоматически лишается возможности использовать свое право потому, что он уже считается обеспеченным жильем. Вот я знаю, что пока решение… Что офицеры за это бьются, общественники я имею в виду обращаются, пока насколько я понимаю, вопрос не решается. Вот как можно сделать, чтобы вот эта очевидная несправедливость все-таки была бы устранена?

С. ПИРОГОВ: Я знаю полковника Добрычева, он приходил ко мне. Больше того, мы встречались на открытом столе, который проводили…

А. ЕРМОЛИН: Еще полковника Рыкалина можно добавить.

С. ПИРОГОВ: Да, офицеры России в Госдуме. Ситуация к сожалению – да, она проблематичная, но в настоящее время, именно в настоящее время имея те законы, жилищный кодекс, закон о статусе военнослужащего, мы обязаны, мы не можем по-другому, мы обязаны учитывать требования этих собственно законов. В настоящее время трактуется только таким образом, что при предоставлении жилья военнослужащему, из той площади, на которую он рассчитывает исходя из состава семьи, необходимо вычитать ту площадь, которая была приватизирована им, или членами его семьи. Не всех это устраивает, честно говоря, моя точка зрения, вот лично моя точка зрения – безусловно, вы правы, и полковник Добрычев прав. Потому, что в ряде случаев это было там 10-15 лет назад. Родственники, родители могли подарить какую-то там комнату, часть дома, и вот через столько-то времени это влияет на метраж той площади, которую полковник получает. Безусловно, это не очень хорошо для офицера, который рассчитывает на большее. Но, к сожалению, в настоящее время действуют вот именно эти законы. Мы работаем над этим, мы ищем новые выходы, новые правовые акты для решения этой проблемы. Ну и в частности некие новые идеи заложены в том числе и в реализации нашего нового проекта новой формы обеспечения жильем военнослужащим – это ЕДВ (единовременная денежная выплата).

А. ЕРМОЛИН: Я хочу, что идет… Пошел все больший и больший поток просто вопросов…

С. ПИРОГОВ: Безусловно.

А. ЕРМОЛИН: Это говорит о том, что тема настолько горячая, настолько актуальная, что за оставшиеся 40 секунд эфира мы не проговорим…

С. ПИРОГОВ: Анатолий, а мы о служебном жилье еще не говорили.

А. ЕРМОЛИН: Да, поэтому у меня есть только одно предложение, предложение придти ещё раз, и поговорить уже о мелочах, в которых как известно прячется дьявол. И я хочу напомнить, что у нас сегодня в гостях был Сергей Владимирович Пирогов, заместитель директора департамента жилищного обеспечения Минобороны России. Мы говорили много, не наговорились, и в общем-то осталась огромное количество не отвеченных… Точнее заданных слушателями, но не отвеченных пока в эфире вопросов. Поэтому приходите к нам еще, и спасибо, что были с нами сегодня.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире