'Вопросы к интервью
С. БУНТМАН: Добрый день всем, кто слушает нашу программу, потому, что можно ещё посмотреть телевизионную версию на телеканале «Звезда». Сегодня у нас грандиозный «Военный совет» и по численности, и мне кажется, что по важности темы. Анатолий Ермолин, Сергей Бунтман ведущие, добрый день. И представляем наших гостей. Олег Евгеньевич Белавенцев, генеральный директор ОАО «Славянка». Добрый день.

О. БЕЛАВЕНЦЕВ: Добрый день.

С. БУНТМАН: Владимир Владимирович Павлов, генеральный директор ОАО «Военторг». Добрый день, здравствуйте, Владимир Владимирович.

В. ПАВЛОВ: Добрый день.

С. БУНТМАН: И Валерий Александрович Васильев, первый заместитель генерального директора ОАО «РЭУ». Сразу расшифруйте для наших слушателей.

В. ВАСИЛЬЕВ: Ремонтно-эксплуатационное управление, здравствуйте.

С. БУНТМАН: Все сразу насторожились, все тут же… Вот заместитель по стратегии и развитию. Как раз я думаю, что во всех трех случаях мы будем говорить сейчас о стратегии и развитии. И будем говорить потому, что честно сказать, и в особенности ОАО «Славянка», последние месяцы на слуху у всех, кто раньше никогда даже не слышал об этом. Потому, что разбирается деятельность, говорят о том, что там было, чего не произошло. И вот Олег Евгеньевич новый руководитель. Скажите сразу, и вообще всем скажите, в каком состоянии вот вы приняли дела, и ваша сейчас главная задача, что просто делать? Бесконечно разбираться, или делать что-то важное и эффективное?

О. БЕЛАВЕНЦЕВ: Вы знаете, хозяйство на сегодняшний день находящееся в управлении «Славянка», достаточно обширное, насчитывает 6525 военных городков по всей стране. Численность компании на сегодняшний день составляет порядка 40 тысяч человек, самой компании. В подряде работают порядка 50 тысяч человек, уже на местах. Поэтому в общем хозяйство достаточно большое, и серьезное. Но на наш взгляд, по оценке тех людей, которые сегодня вошли в «Славянку», мы столкнулись с большим количеством проблем, проблем субъективно-объективных. К объективным я бы отнес изношенность фондов, которые на сегодняшний день составляют от 60 до 70%. Ну, есть и субъективные проблемы, связанные с деятельностью предыдущего руководства, которое рассматривало «Славянку» в качестве компании АО. Но оно де-юре АО, в качестве компании, из которой необходимо извлекать сверхприбыли законным и незаконным путем. Вот, к сожалению столкнувшись с этим, необходимо было определиться с приоритетами. Основной приоритет, конечно – это предоставление качественных услуг Министерства обороны. По нашему мнению, предыдущее руководство в ущерб предоставления качественных услуг, основной упор делало, как я уже говорил, на извлечение сверхприбыли. И вот для того, чтобы как-то выйти из этой ситуации, и сконцентрировать компанию на выполнение предоставления такого рода качественных услуг, необходимо было прежде всего, конечно провести кадровую реформу. И в течении 2-х месяцев, я поменял все руководство центрального офиса на Славянке. Причем я хотел бы тут отметить, что вся компания имеет трехуровневый порядок управления компании – это центральный офис, региональные филиалы, 4 филиала по местам дислокации округов, и…

С. БУНТМАН: Округа командования, новые 4, да?

О. БЕЛАВЕНЦЕВ: Да. И 49 территориальных филиалов. При этом, в нас порядка 250 ремонтно-эксплуатационных районов, и больше 800 ремонтно-эксплуатационных управлений по всей стране с тем, чтобы предоставлять услуги даже малым военным городкам. Поэтому проведя кадровую реформу, мы сегодня стоим перед проблемой предоставления, ещё раз говорю, качественных услуг. Для того чтобы эти качественные услуги предоставить Министерству обороны, мы провели анализ контрактной работы предыдущего руководства по прошлому году. И…

С. БУНТМАН: Выполнение – это собственно, какие были заключены, и как это выполнялось.

О. БЕЛАВЕНЦЕВ: Да. Ну, заключались контракты на выполнение работ, поскольку «Славянка» сама по себе – это большая управляющая компания, очень большая управляющая компания, которая проводила конкурсы, выбирала подрядные организации, и после этого предоставляла услуги по остаточному принципу. Анализ нашей работы с подрядчиками свидетельствуют о том, что были выстроены очень большие пирамиды, такого не полу, а конкретно криминального характера. И мы создали группу из квалифицированных специалистов, которые оценили по прошлому году только услуги по санитарному содержанию объектов Министерства обороны, и в ходе этого анализа, и бесед с генподрядчиками, поскольку была выстроена пирамида, генподрядчик, несколько подрядчиков или исполнении, крайняя компания, которая… Там если из 100 рублей выделенных на конкретную работу, получала 20, да? И это было уже очень много. Поэтому мы провели переговоры со всеми этими подрядными пирамидами, и по прошлому году, не смотря на то, что есть подписанные контракты и представлены акты выполненных работ, это тоже вопрос отдельного разбирательства для правоохранительных органов. Сэкономили полтора миллиарда рублей по прошлому году реально, которые пойдут на… Это как бы дополнительные средства, которые пойдут на работу с…

С. БУНТМАН: Олег Евгеньевич, скажите, пожалуйста, прежде чем сейчас мы перейдем, потому, что это только начало. Скажите, пожалуйста, не все знают, каковы основные услуги, которые оказывает «Славянка»?

О. БЕЛАВЕНЦЕВ: Ну, «Славянка» оказывает услуги по обеспечению казарменно-жилищного фонда министерства обороны, специализированного жилищного фонда Министерства обороны. «Славянка» оказывает услуги по санитарному содержанию военных городков, военных объектов. Так же «Славянка» является эксклюзивным поставщиком холодной воды, и отвечает за отведение воды, и…

С. БУНТМАН: Водоотвод

В. ВАСИЛЬЕВ: Горячее водоснабжение тоже.

О. БЕЛАВЕНЦЕВ: Да, водоотвод. Ну, горячее водоснабжение мы получаем от РЭУ, да? Кроме того у «Славянки» есть два дочерних предприятия, это гостиничный комплекс «Славянка», насчитывающий 22 гостиницы по стране. И водоканал.

С. БУНТМАН: С главной основной, которая там вот, (неразборчиво), да?

О. БЕЛАВЕНЦЕВ: Да, основной (неразборчиво).

С. БУНТМАН: Да. Кстати, историческое здание, и памятник это истории все-таки. Не знаю, насколько квалифицированный, но это памятник истории 30-х годов, это очень славная вещь.

О. БЕЛАВЕНЦЕВ: Да, мы стараемся поддерживать его.

В. ПАВЛОВ: Ну, она теперь так и называется «Славянка», гостиница.

С. БУНТМАН: Да, она теперь так и называется, она была гостиницей Министерства обороны до этого, гостиница Наркомата была, Она конец 30-х годов, главную статую не убирали, потому, что она… Это наш такой… Я местный житель, так что я все это…

В. ПАВЛОВ: Ну, теперь (неразборчиво) только Олегу Евгеньевичу, чтобы статую не убирали.

С. БУНТМАН: Да, Олег Евгеньевич, не убирайте статую пожалуйста, гостиничную.

А. ЕРМОЛИН: Олег Евгеньевич, а как, что можно сделать для того, чтобы на каком-то системном уровне впредь не допускать подобных вещей. Потому, что я уверен и у слушателей у наших складывается ощущение, что мы поменяли министра, да? И вдруг все обнаружилось. Неужели у нас упирается все в одного человека?

С. БУНТМАН: Или в одну команду.

О. БЕЛАВЕНЦЕВ: Или в одну команду, да? Вот а что Министерство обороны, которые были потребителями? Есть какие-то рычаги, вот сейчас вот, когда вы выстраиваете новую систему. Есть какие-то рычаги обратной связи, чтобы командир части мог как-то влиять на то, какие услуги ему предоставлять, чтобы он разбирался в ценообразовании. Или это опять будет замкнутая система, но уже скажем, под другим руководством? Под вашим в данном случае?

О. БЕЛАВЕНЦЕВ: Ну, вы знаете, о роли личности в истории говорили много, и понятно, роль личности Сергея Кужугетовича и в нашей стране совершенно очевидно не случайно, на мой взгляд, да? Это к сожалению короткая скамейка кадровая, если Сергей Кужугетович, такое хозяйство через полгода его пребывания в области, где он организовал всю работу должным образом, пригласили сюда. Конечно, все зависит от конкретных людей, на мой взгляд. Потому, что только с конкретными людьми можно что-то сделать. А вот отвечая на ваш вопрос, в отношении командиров частей, ну и само решение по переходу на аутсорсинг, оно было связано с тем, чтобы освободить командиров частей, и личный состав т несвойственных функций. От хозяйственной деятельности, и от других вопросов, не связанных с боевой подготовкой. Поэтому сама идея по себе она очень правильная и понятная. Но реализована она была, мягко говоря, не правильно. Потому, что услуги оказывались не качественно, а расходы бюджета были существенными. Вот с приходом нового министра в Министерстве обороны, восстановлена роль тыла, в части касающейся обеспечения войск при выходах на боевую подготовку. Создан департамент эксплуатационного содержания материально-технического обеспечения. Это тот департамент, с которым мы реально взаимодействуем сегодня. Это департамент на местах, имеет специально подготовленных офицеров, которые владеют этой методикой оценки предоставленных услуг. Это на наш взгляд, правильно. Эта работа только формируется в настоящее время, потому, что одномоментно такое большое хозяйство привести в порядок сложно. Но самое главное мы понимаем, что мы делаем, в каком направлении нам двигаться. А направления тут собственно говоря – два. Первое, к чему мы сейчас склоняемся, это к выполнению многих услуг по санитарному содержанию, и по текущему ремонту собственными силами. Потому, что к сожалению, рынка такого рода услуг по стране у нас нет, надо честно сказать. В некоторых городах есть определенный, но он настолько слабый, что приходится конкурировать… То есть, устраивать конкурс между управляющими компаниями, понимаете? То есть, мы устраиваем конкурс, к нам приходят несколько управляющих компаний, а исполняют одни и те же люди. Вот чтобы исключить такую ситуацию, мы на совещании с коллегами вообще приняли решение такое, чтобы двигаться по…А почему мы не можем набрать этих людей в свой штат, платить им заработную плату, поскольку подрядчики не всегда платят заработную плату людям своевременно, и мы столкнулись с этим сейчас, да? И вот это одно из направлений, выполнять услуги перед Министерством обороны собственными силами.

С. БУНТМАН: А это не раздует штаты, не усложнит вам…

О. БЕЛАВЕНЦЕВ: В определенной степени раздует, но экономическая выгода очевидна. Во-первых, экономическая выгода, и, во-вторых, качество оказываемых услуг. Когда мы сами эти услуги выполняем, то руководство, ну и я в состоянии требовать от своих структур, качественное выполнение этих услуг. А если мы берем в подряд организацию, то тем более при…Сейчас то мы конечно пирамиду не допустим, потому что второе направление, по которому мы сейчас идем – оцениваем реально существующие компании, которые имеют производственные мощности, имеют кадровый потенциал для выполнения этих услуг. И их селектируем, и только с этими компаниями будем заключать договора на подряд прямые, без всяких пирамид. И то, только в той сфере деятельности, где эти компании действительно необходимы. Ну, например, особые высотные работы, где экономически нецелесообразно, иметь собственные силы и средства. Но надо учитывать, что у нас в компании на сегодняшний день до 3000 техники. Инженерной, дорожной, ремонтной, которую тоже необходимо использовать, и которую предыдущее руководство не использовало по непонятным совершенно для меня причинам.

С. БУНТМАН: А привлекало со стороны?

О. БЕЛАВЕНЦЕВ: Привлекало сторонние организации, которые, как я уже говорил, выстраивали эти пирамиды, и в конечном итоге с теми людьми, которые работали на земле, рассчитывались всегда по остаточному принципу. И если мы людей набираем в свой штат, то они у нас социально защищены, проблем никаких нет. То есть, это направление с одной стороны сложное, чтобы не возвратиться опять к (неразборчиво), да? И руководство Министерства обороны предостерегало в этом отношении. Но мы пытаемся вообще найти такое направление удовлетворения услуг и нашего развития, чтобы исключить вообще коррупционный фактор. Потому, что на сегодняшний день вот эта вот структура, которая существует и в которой мы работаем, она вообще объективно-коррупционная, понимаете?

С. БУНТМАН: Ну, вот как раз Анатолий и говорил, какие гарантии.

О. БЕЛАВЕНЦЕВ: Совершенно верно. Чтобы от того уйти, надо собственными силами, тогда нет коррупции по большому счету. Мы сами исполняем услугу, либо мы работаем непосредственно с компаниями, которые располагают ресурсами. И такие есть уже на сегодняшний день. Вот два направления.

С. БУНТМАН: Хорошо, пожалуйста, я  бы хотел задать вопрос Владимиру Владимировичу Павлову, о состоянии «Военторга», и вот тоже о его задачах. Пожалуйста.

В. ПАВЛОВ: Для того чтобы нашим радиослушателям понять, что сегодня представляет нынешний «Военторг», я бы напомнил, что это было раньше. Это была военная торговля, откуда и название «Военторг».

С. БУНТМАН: Ну, да.

В. ПАВЛОВ: И фактически, во всех военных городках, гарнизонах были военные магазины, которые торговали и промышленными товарами, и продовольственными товарами. Это было большое количество чайных для военнослужащих, для солдат, это были офицерские столовые. Это был большой-большой механизм, фактически на уровне министерства торговли. Но сегодня этого ничего нет, уже 2 года, как «Военторг» фактически не имеет ни одного… Ну, вот в штате «Военторга» ни одного продавца нет. И у «Военторга» задачи сегодня другие. Задача «Военторга» — организовать питание военнослужащих. Это ежедневное питание, ежедневные завтраки, обеды и ужины. Это помывка военнослужащих. Вот то, о чем сегодня мы много говорим, и то, что правильно понял министр, о переходе на душевые.

С. БУНТМАН: Ну, да. Этот самый знаменитый, грандиозный поход в баню. Кстати, на первой же встрече Сергей Кужугетович очень так красочно описывал походы в баню, что это такое. Показывал на картины с грандиозными операциями, которые висят в Министерстве обороны, и говорил: «Это вот примерно, то же».

В. ПАВЛОВ: Это правда, это все осталось так, как было давным-давно. То есть, строем идут в баню, сдают белье, моются, и если повезет, то выходя из бани, получают чистое и свежее и качественное белье.

В. ВАСИЛЬЕВ: Ну, как на картинах Петрова-Водкина.

С. БУНТМАН: Ну, да.

В. ВАСИЛЬЕВ: Прекрасная бригада моет коней.

В. ПАВЛОВ: Ну, и вот следующая функция, о которой я тоже сейчас хочу сказать – это стирка белья для военнослужащих. Вот это основные задачи, плюс «Военторг» исторически занимается индивидуальным пошивом одежды. Это для нестандартных размеров военнослужащих, для высшего командного состава. Вот это наши основные задачи. И сразу скажу, что в отличии от «Славянки», «Военторг» может быть гораздо более такая прозрачная организация, и менее поверженная вот таким коррупционным составляющим, как Олег Евгеньевич.

О. БЕЛАВЕНЦЕВ: Мы уже тоже прозрачны.

С. БУНТМАН: Я ждал эту реплику от Олега Евгеньевича тут же.

В. ПАВЛОВ: Я имею в виду, с точки зрения вот как говорит (неразборчиво), да? Потому, что в «Военторге»… Вот если мы на всей территории нашей страны не дадим завтрак хотя бы одному военнослужащему – это ЧП. Поэтому каждодневные, вот 3 раза в день составляются акты выполненных работ. И здесь уже задача «Военторга», обеспечить качество. То есть, прежде всего вопросы, которые у нас стоят – это обеспечить качество, чтобы каждый военнослужащий получил качественное питание. Поэтому мы на сегодня… Вот я посмотрел, парадокс заключается ещё и в том, что за предыдущий год, четырежды поменялся генеральный директор «Военторга». Четырежды, вот до меня. Поэтому вряд ли можно говорить о том, что здесь может быть системная работа. Мы сейчас планируем работу системную. Прежде всего, выезда на места в армию, в воинские части. У нас составлен сейчас график командировок всего нашего руководящего состава с тем, чтобы раз в неделю каждый практический ездил в командировку. То есть, это раз в неделю – ближняя командировка – Москва, Подмосковье. Ну, вот такие не удаленные скажем автомобильные маршруты. И следующая неделя – это обязательно дальние командировки. Уже сегодня, мы выезжая в такие командировки, в общем-то слышим хорошие отзывы. Потому, что мы 20 декабря поменяли практически 50% исполнителей – контрактов. Вот я пришел 17 декабря…

С. БУНТМАН: Связанных с питанием в основном?

В. ПАВЛОВ: Связанных с питанием, да. Я вот сейчас говорю именно о питании. То есть, фактически 17 декабря придя на работу, 20 вот мне пришлось подписывать контракты с новыми соисполнителями, это примерно 50% новых соисполнителей. Это была достаточно такая большая работа, я встретился с каждым новым исполнителем будущим, руководителем или владельцем данных компаний, мы общались. Я убедился в том, что эти компании готовы сегодня для работы на рынке, что они представляют, что такое питание военнослужащих, что эта компания не случайна. И был достаточно тяжелый переход, когда 31 числа вот предыдущие компании должны были кормить 31 декабря кормить военнослужащих, а 1 января выходили новые компании. Вот это был такой период испытания для меня, наверное. Для той команды в «Военторге» которая была, и которую я привел с собой. Потому, что мы работали наверное с 20 декабря по 10 января, это было не 20 дней работы, я считаю, что это было 40 дней работы.

С. БУНТМАН: Это самые-самые.

В. ПАВЛОВ: Да, мы новогоднюю ночь провели в штабе, вместе вот с работниками тыла. Потому, что фактически, мы знали каждого руководителя общественного питания. Я сейчас говорю, на местах в столовой, зав. производствами. Мы знали их по имени, мы знали их телефоны, мы могли проверить вот дали ли завтрак 1 января, каждому военнослужащему.

С. БУНТМАН: Вот последний подвопрос, потому, что мы продолжим после новостей. Здесь задают слушатели… Кстати говоря не забудьте, +7-985-970-45-45. СМС-ка пришла: «Чем занимается продслужба тыла»?

А. ЕРМОЛИН: В этом случае.

С. БУНТМАН: В этом случае, да.

А. ЕРМОЛИН: Если вы всем сейчас занимаетесь.

С. БУНТМАН: Да.

В. ПАВЛОВ: Ну, продовольственная служба тыла…

А. ЕРМОЛИН: ПСники чего делают.

В. ПАВЛОВ: Ну, во-первых, её очень значительно сократили, это действительно. Продовольственная служба тыла вместе с нами координирует работу по питанию военнослужащих. Сегодня действительно продовольственная служба тыла не покупает продукты. То есть, ни одного килограмма продуктов сегодня армия не закупает, это все делается «Военторгом», всеемте с соисполнителями. Поэтому фактически речь идет о доставке продуктов на конечные пункты. Мы сейчас недавно обсуждали со службой тыла, потому, то это действительно проблемный вопрос, очень проблемный, это вопрос снабжения крайнего севера, вот удаленных точек, где так называемые северный (неразборчиво).

С. БУНТМАН: Да.

В. ПАВЛОВ: Такое понятие, которое существует очень давно. И вот здесь мы работаем действительно все вместе, потому, что проблема серьезнейшая. И доставить продовольствие своевременно, и правильно его сохранить для того, чтобы там не было перебоя. Вот эту работу мы естественно делаем (неразборчиво).

С. БУНТМАН: Владимир Владимирович Павлов, генеральный директор «Военторга». Наши другие гости – Олег Евгеньевич Белавенцев, у нас генеральный директор «Славянки», и мы ещё Бориса Александровича не слышали ещё до сих пор Васильева, не слышали так ваш подробный рассказ. Мы с него и начнем, а потом общая дискуссия обязательно, потому, что уже довольно много вопросов к вам приходят. И у нас есть тоже и свои, после новостей.

А. ЕРМОЛИН: По «Военторгу» ещё хочется поговорить.

С. БУНТМАН: Мы по всем поговорим параметрам, и слушатели пускай это знают, а сейчас отправляемся на новости, через 5 минут вернемся.

НОВОСТИ:

С. БУНТМАН: Я напоминаю, что ведут «Военный совет» Анатолий Ермолин, Сергей Бунтман. А нас в гостях Олег Белавенцев, генеральный директор ОАО «Славянка», Владимир Палов, генеральный директор ОАО «Военторг», и Валерий Васильев, первый заместитель генерального директора ОАО «РЭУ» по стратегии и развитию. Много вопросов, и вопросы вдогонку. Но сейчас я бы очень хотел, чтобы Валерий Александрович у нас представил свою организацию, представил её проблемы нынешние. И тогда мы можем задать и дополнительные вопросы, и обсудить со всеми тремя нашими гостями, со всеми троими.

В. ВАСИЛЬЕВ: Спасибо. Ну, рассказывая о деятельности компании «РЭУ», конечно несколько слов надо сказать, что из себя вообще представляет данная компания. Открытое акционерное общество, ремонтно-эксплуатационное управление означает, что оно управляет и содержит, и ремонтирует 6000 объектов тепловых, и ещё содержит и ремонтирует 12000 объектов вспомогательных. В тепловые объекты входит в основном котельные различной мощности от малой мощности, отапливающей буквально одно караульное помещение, или один-два небольших объекта. До котельных, отапливающих целые городки, с населением от 1000 до 5000 населения.

С. БУНТМАН: То есть, это не местные, это ваше управление, да?

В. ВАСИЛЬЕВ: Это локальная малая генерация, если говорить строго по науке. Суммарная мощность – 15000 геккалорий в час, это означает примерно процентов 5 от мощности энергетики страны. То это я бы так знаете, в последнее время, что я изучаю экономику именно нашего общества, да? Компании «РЭУ», и технологическое так сказать состояние оборудования, я обратил внимание, что здесь Министерство обороны ставит перед собой задачу, создать малую генерацию практически по аналогии с бывшей РАО «ЕЭС». То есть, это генерация, это транспорт теплоэнергии, это транспорт электроэнергии, и поставка до абонента. В свое время в энергетике до реформ 2005 года, 2003, генерации потребителей были объединены. Назывались они ОАО «Энерго». Например, ОАО «Энерго Рязань», ОАО «Энерго Москва», где производство и абонент находились внутри одной компании, и фактически взаимодействие между ними шло в основном на административном и подчиненном уровне. После реформы пошли уже хозяйственно-договорные отношения. То есть, договор на поставку товара. Например, компания «РЭУ», основная задача по уставу – это поставка теплоэнергии, горячего водоснабжения для объектов управляемой компании «Славянки». 80%... Извиняюсь, не 80, практически даже на сегодняшний день 90% продукции теплоэнергии поставляется для объектов Минобороны, специализированных. 10% — для объектов коммерческих, бюджетных и так называемых прочих потребителей РФ.

С. БУНТМАН: Ну, как-то связанные с вами?

В. ВАСИЛЬЕВ: Они связаны через систему трубопроводов теплоснабжения, чисто исторически. Например, у военных городков есть же даже сейчас и приватизация определенных объектов, да? А технологически он остался в системе. Значит, с ними существуют двусторонние договора на поставку. Ну, скажу сразу, об экономике данной компании. Знаете, как говорится, есть такая поговорка у великих писателей: каждая семья, когда они счастливы, да? Счастливы одинаково, а несчастливы по-своему. Так вот я хотел сказать, что в бизнесе все наоборот. Каждая компания развивается по-разному, а когда разваливаются, все разваливаются одинаково. Это кадры не исполняют свою функциональную задачу, руководство, как выше было сказано, смотрит не в сторону своих учредителей, не в сторону своих задач по уставу. А извините, как говорится, налево смотрит. И тогда конечно наступает развал. Здесь уже прозвучал как-то вопрос, видно ли это было, кто это мог проконтролировать, и кто это может управлять. На мой взгляд, как инженера отработавшего длительный период, и транспортной области и в энергетической, не связанной между собой. Хочу сказать, что всегда все зависит только от уровня кадровых специалистов. Если сразу под задачу подбираются кадровые специалисты, они по идее, ошибок не могут допустить в силу своего образования, в силу своего опыта. И подобного же уровня с них должны и спрашивать. По аналогии с РАО «ЕЭС» скажу, что такую энергетику страна создавала на том уровне что сейчас, минимум 50 лет, да? Поэтому сейчас котельные, которые мы пытаемся… Не пытаемся, а которые уже взяты в управление, и необходимо наладить четких технологический процесс, и финансовый процесс, на это конечно определенное время сейчас уйдет, систематизировать.

С. БУНТМАН: А каков… Большой износ оборудования?

В. ВАСИЛЬЕВ: Вы знаете, степень износа оборудования, она сравнима в нашей отрасли и с крупной энергетикой, да? Потому, что скажу сразу, что когда командиры частей эксплуатировали индивидуальное тяготение, они, конечно, были сильно мотивированны на поддержание. Потому, что это их тепло. Поскольку у нас…

С. БУНТМАН: А ремонтировали своими, поддерживали своими силами?

В. ВАСИЛЬЕВ: А ремонтировали… Вы знаете, силы в армии – всегда были силы тыла, передвижные авторемонтные мастерские, и конечно задачи ремонта котельных включали так сказать, может быть не самую главную, но извините, не самую последнюю. Потому, что баня для русского человека, тепло для русского человека – это все-таки номер один. Свет отключат – можно жить, но без тепла уже вообще ничего не сделаешь.

А. ЕРМОЛИН: Обслуживали для себя?

В. ВАСИЛЬЕВ: Конечно, мотивация была очень сильнейшая. Так сказать, создавали для себя. Другое дело, что в армии есть может быть более серьезные задачи – это вооружение, это обучение… Я имею в виду призывников, обучение солдат, повышение постоянной боевой готовности, и конечно в итоге баня опять отходит… Я извиняюсь, и отопление на второй план. Поэтому…

О. БЕЛАВЕНЦЕВ: Не отходит.

С. БУНТМАН: Не отходит, Олег Евгеньевич?

О. БЕЛАВЕНЦЕВ: Не отходит. Задача министром поставлена, чтобы им не вместо бани душ, а чтобы и баня, и душ.

В. ВАСИЛЬЕВ: Согласен.

А. ЕРМОЛИН: Кстати у англичан, ещё в те колониальные войны, 70 потерь… Боевых потерь были связаны с гигиеной.

С. БУНТМАН: Конечно.

В. ВАСИЛЬЕВ: Абсолютно, да. Ну, и техническую сторону затрону. Значит, 5000 котельных. Кончено сейчас мы… И до нас проводилось разумеется инвентаризация ремонта, да? Сейчас мы со специалистами составляем первоочередные задачи, список подготовки за лето к следующей зиме, чтобы снизить количество аварийных ситуаций. У нас за эту зиму уж серьезных-то совсем не было. Значит молодцы все-таки, хочу поблагодарить персонал, работающий на местах. Все-таки они проявляют, не смотря на серьезную финансовую так сказать… Серьезные финансовые трудности, они все равно доверяют своей компании, и проявляют достаточную работоспособность высокую. Поэтому процент аварий был составил где-то из 5000, процентов 15-16, но это все равно высокий показатель, нам его надо его снижать.

С. БУНТМАН: Переоборудование все-таки нужно?

В. ВАСИЛЬЕВ: Да, планируется, конечно. XXI век, и надо смотреть более современные методы выработки тепла, особенно комбинированные методы. То есть, это и путем сжигания твердого топлива и жидкого, но рядом должно быть процентов на 5-10 новые способы. Это и маленькие ветряки, это и маленькие даже гидроэлектростанции, для…

С. БУНТМАН: Но в зависимости от регионов…

В. ВАСИЛЬЕВ: Да. На сегодняшний день, вот у нас есть опыт эксплуатации таких изолированных объектов в Магадане, в Якутии, на Камчатке. Скажу, что на сегодняшний день в этих регионах уде стараются применять самые современные методы. Почему? Потому, что завоз твердого топлива стоит очень дорого. Отсюда на самом деле и себестоимость всех котельных. Она конечно выше, чем у средней крупной генерации. То есть, тарифы выше в 2 – 2,5 раза.

С. БУНТМАН: А газ?

В. ВАСИЛЬЕВ: Вы знаете, у нас из 5000 котельных на газе, на топливе, да? Работает 30%. Конечно, сейчас стоит задача, Министерство поставлена, посмотреть возможность, где котельные расположены близко к газу, передающему трубопроводом, перейти на газ. Потому, что это будет дешевле.

С. БУНТМАН: Мы же гигантский производитель, страна – гигантский производитель. Гигантский добыватель, производитель.

В. ВАСИЛЬЕВ: Вы правы, но при этом чисто по технологии, мы должны внимательным образом посмотреть те 50%, которые очень удалены. Это Дикси, это тайга, это Якутия. Именно там поставлена задача, чтобы человек себя чувствовал, солдат себя чувствовал нормально.

А. ЕРМОЛИН: Валерий Александрович, вот раньше были большие проблемы с тем, что воинским частям отключали электроэнергию или грозили отключить там. Вот это конечно было на грани с маразмом, да? Когда денег не хватало. Вот сейчас вот бывает такая ситуация? Или вы уже эту проблему решили?

В. ВАСИЛЬЕВ: Ну, скажу сразу, что специалисты, команда, с которой мы пришли руководить «РЭУ», и усиливать ситуацию, менять, мы все из большой энергетики. Это конечно как раз нам и знакомо, мы поставляли электроэнергию для военных объектов, поставляли её на оптовый рынок, и продавали компании «Оборонэнергосбыт», да? Ну, во-первых подчеркну, по законодательству запрещено отключать военные объекты, при любой ситуации финансовой. Мы обязаны обращаться там в Министерство, суды. Но отключать запрещено, это защищено. Такие ситуации на сегодняшний день, отключения электроэнергии, надо отдать должное компании «Оборонэнергосбыт», и «Оборонэнерго», сведены к минимуму. Потому, что финансирование своевременно выделяется на оплату электроэнергии, и так сказать, оно выполняется это. Хозяйственные отношения поддерживаются на должном уровне. Да, по теплу здесь задача до конца ещё не решена. Вот собственно, это наша цель и есть, чтобы ни в коем случае не было угрозы отключения по теплоэнергии.

С. БУНТМАН: Да, это очень… Скажите, а у вас есть иерархия абонентов? Я как в мирной жизни, абонент самого низкого уровня, и можно без объявления войны мне отключить свет.

В. ВАСИЛЬЕВ: Да, абсолютно верно. Но сразу скажу, Законодательство четко прописывает все случаи отключения электро и теплоэнергии, для абонента как индивидуальной квартиры, так и крупного объекта – дома. В двух словах это звучит так: компания «РЭУ» поставляет теплоэнергию управляющим компаниям, как юридическим лицам. А они распределяют по квартирам. Поэтому даже когда управляющая компания…Она же не полностью собирает денежные средства со своих потребителей, мы знаем с вами прекрасно, да? Это и взаимоотношение населения с управляющими компаниями. Даже когда она не может полностью оплатить, мы все равно составляем договора реструктуризации, мы понимаем, что это… Других абонентов у нас нет, только те, которые по договорам. Значит мы должны… Это идет эволюция рынка. У нас же не было никогда управления жильем, правильно? Добросовестного. Ну не то, что никогда не было. Извиняюсь, я бы сказал так: у нас… Мы никогда не могли достичь серьезных высот в этой области бизнеса, да? Сейчас…

С. БУНТМАН: Ну, сейчас я бы не сказал, что мы на очень серьезном…

В. ВАСИЛЬЕВ: Ну, мы стремимся, я сказал, это эволюция. Мы… Только с 2005 года стали создаваться управляющие компании.

А. ЕРМОЛИН: Большинство населения ещё не понимает, что теперь жилье принадлежит им, и им надо управлять, да?

В. ВАСИЛЬЕВ: Хотя приведу аналогию, всё население понимает, что дача и автомобиль им принадлежит, и содержат.

А. ЕРМОЛИН: Так это правильно.

С. БУНТМАН: Ну, это да.

А. ЕРМОЛИН: Потому, что там уже владельцы, там уже владение.

С. БУНТМАН: Да, ну это да, вот…

В. ВАСИЛЬЕВ: Но степень владения одна и та же.

В. ПАВЛОВ: Ну, там просто исторически с самого начала, человек это покупал, а не получал это в виде приватизации, это тоже важно.

С. БУНТМАН: Ну, да, трудно к этому перейти.

В. ВАСИЛЬЕВ: Поэтому вот в заключении по абонентам скажу, что по большой энергетике нас уже воспитали за последние, скажем так, жестко 10-12 лет. Это абсолютно правильный подход. Абонент – это и есть скажем так, потребитель, который а – тебе платит, и б – ты только ради него и работаешь. Поэтому…

С. БУНТМАН: Валерий Александрович, вообще дорогие друзья, что-то у нас это самое, как-то столько тем. Я сразу, пока мы не завершили, я вас попрошу каждого из вас, и наших коллег, из пресс-службы. Пожалуйста, более-менее разберетесь ещё в своем хозяйстве, и приходите на отдельные ещё передачи. Потому, что у нас идет валом. Пожалуйста, сейчас я буду задавать вопросы, мы будем задавать довольно коротко. Спрашивает Николай у нас: «Кто контролирует температуру в казармах в ночное время? Почему военнослужащие простужаются от низкой температуры в казармах? Кто за это отвечает»?

В. ВАСИЛЬЕВ: В казармах именно контролирует температуру командир части, и командиры подразделений. Где висят специальные таблицы, на которых заносится температура. В случае падения температуры, такие конечно случаи ещё бывают, да? Всегда происходит на следующий день акт служебного разбора. Задача компании «РЭУ», чтобы температура от 70 до 100 градусов была подана до объекта, да? И задача компании, которая эксплуатирует объект – правильно распределить. Ну, это как в жилом доме. Мы же с вами знаем, да? Примеры. Условно говоря, в любом жилом доме может упасть температура, причина та же самая. Либо разводка по дому, либо на исполнение генератором. Собственно, причины только две. Ну, здесь я уже подчеркнул, контролирует командир части, и если «РЭУ» например плохо выполняла свои услуги за определенный период, командир части может не подписать акт, компания не получает оплаты.

С. БУНТМАН: А там же есть такая текучка, как батареи бывают неисправны. Я не знаю, не своевременная продувка, вот бывает.

В. ВАСИЛЬЕВ: Промывка, вы правильно говорите, подготовка к зиме, опрессовка.

С. БУНТМАН: Вот из-за этого могут быть скачки температур, или слишком…

В. ВАСИЛЬЕВ: Всё, что вы назвали, в одной фразе звучит так: правильное эксплуатационное содержание.

С. БУНТМАН: Да, кто это контролирует?

В. ВАСИЛЬЕВ: Это контролирует управляющая компания.

А. ЕРМОЛИН: Много вопросов к Владимиру Владимировичу по питанию.

С. БУНТМАН: Да, по питанию. Кто контролирует, чем кормят, вот Дмитрий спрашивает, очень много здесь разных. Владимир Владимирович, пожалуйста.

В. ПАВЛОВ: Спасибо. Вот я ещё добавлю, что вот мы с вами сейчас сидим на передаче, а в это время у нас 40 человек по всей стране проверяют качество питания. Это ежедневно 40 человек проверяют качество питания, по одной части в день. Наши инспектора. Что касается вопроса питания, то сейчас мы решаем такую, достаточно важную задачу, и правильную. Это перевод многих воинских частей на Шведский стол. Эти вопросы поставлены министром, практически сразу после его прихода на должность. И это дает возможность не только разнообразить питание в армии, а получить солдату ну, скажем так, современную уже возможность питания. Что же… Давайте я вам наверное расскажу, что вообще получает, вот такое стандартное меню, я тут с собой захватил.

С. БУНТМАН: Да, давайте.

В. ПАВЛОВ: Стандартное меню одного дня. Завтрак – это бефтроганы с рисовой кашей, кофе натуральный, хлеб, масло, сахар, сыр плавленый, пряники и молоко.

С. БУНТМАН: Сколько масла?

В. ПАВЛОВ: Масло там идет на утро – 60 грамм масла. То есть, масла достаточно много идет каждому военнослужащему. Значит во время обеда – это… Во время обеда уже есть выбор. То есть, салат овощной, либо борщ, либо суп с горохом выбирает военнослужащий. Мясо птицы либо тефтели с гречневой кашей. Хлеб, сок, масло. Здесь же вот что добавлю сразу. Недавно было принято такое решение, что сок – это всегда индивидуальная упаковка. То есть, это не так, что ему наливают его из какого-то половника…

С. БУНТМАН: Из чана.

В. ПАВЛОВ: И чем-то могут его помешать, это индивидуальная упаковка сока. Так же, кстати говоря, и масло. И ужин: рыба – горбуша жареная с картофелем, либо рыба пикша тушеная с картофелем. Хлеб, масло, сахар, чай. То есть, вот такой достаточно хороший рацион, с моей точки зрения. Мы выезжаем в войска, многие военнослужащие говорят, что дома мы так не питались. И многие говорят о том, что в период первых там 3, 4 месяцев они достаточно серьезно прибавляют в весе. Ну, я думаю, это и видя по солдатам. Это речь идет не о животах, которые появляются а благодаря мускулам. Благодаря мускулам, и благодаря вот такому продуманному рациону питания, да.

А. ЕРМОЛИН: А вы закупаете по конкурсу продукты?

В. ПАВЛОВ: Значит, «Военторг» сегодня продукты не закупает. Как я уже сказал, этим занимаются фирмы, которые обязаны кормить. То есть, мы выбрали фирмы, это вот как раз аутсорсинг, о котором мы говорили. Мы выбрали компании, которые обеспечивают питание военнослужащих. В рамках этой обязанности, они самостоятельно закупают продукты. Есть требования разумеется по продуктам, это должно быть…

О. БЕЛАВЕНЦЕВ: Это должно быть по конкурсу.

В. ПАВЛОВ: Да.

А. ЕРМОЛИН: Я просто почему спрашиваю, вот по аналогии с детским питанием. Вот иногда такая дурацкая ситуация получается, когда школа, или там тот, кто в интересах школы что-то закупает, да? Вынуждены покупать… Один из ключевых критериев – это цена. И соответственно, компания, которая выставляет меньшую цену, понятно, что страдает качество. То есть получается, что ты уже обязан купить продукт более низкого качества. Вот как вот находить золотую середину?

В. ПАВЛОВ: Ну, вы правильно вопрос задаете абсолютно. Здесь золотая середина определяется следующим: есть определенные ГОСТы, да? ГОСТы на продукцию. Поэтому первое, и самое важное условие, у нашего аутсорсинга, той компании, которая производит питание в армии, должны быть все документы. Все документы на поставляемую ему продукцию. И эта продукция должна соответствовать этим документам, и соответствовать качеству. То есть, вот эту историю мы проверяем, как я уже сказал, за счет таких инспекционных проверок. Это проверяется так же и органами санэпидемнадзора, это проверяется органами прокуратуры. Поэтому качество питания естественно зависит от того качества продуктов, которые вы купили. И из каких продуктов вы приготовили, такое будет и качество, это тоже понятно. Так вот, дальше идет приемка уже в войсках непосредственно командиром части, зам.командира, они тоже имеют право и проконтролировать, какие продукты хранятся. Потому, что есть необходимость обеспечить стодневный запас, где-то там недельный запас продукции, в разных частях там свои нормативы. И в рамках вот этого запаса, командир части может всегда проверить, соответствуют ли продукты тому качеству, которое требуется? Там тем ГОСТам, которые есть, просмотреть всю документацию. Ну, и самое важное, что перед раскладкой продуктов, по-прежнему командир части имеет право проконтролировать, как производится закладка. Ну, и произвести так называемый баркираж уже в момент, непосредственно перед приготовлением пищи. То есть, вот как я уже говорил, каждый завтрак, каждый обед, каждый прием пищи, так скажем, заканчивается тем, то командир части подписывает акт приемки. Если там что-то сбоит, хоть какой-то сбой. Там недодали какую-то часть продуктов. Он имеет право и завернуть этот продукт, потребовать, чтобы вот этот продукт сняли. Или там будет замена какая-то, не согласованная с командиром части. Вот это всё сращу в акт, и сразу будут претензии к компании.

С. БУНТМАН: Владимир Владимирович, а учение в поле, как летающим?

В. ПАВЛОВ: Значит учение в поле, очень тоже замечательный вопрос. Потому, что в прошлые годы как раз здесь была проблема аутсорсинга, поскольку выйти вместе с войсками в поле, и там обеспечивать питание, это не всегда было правильно. Потому, что в боевых условиях, это не всегда произойдет. Просто надо понимать, что в момент… Не дай бог, конечно, но при необходимости провести уже боевые какие-то действия, не факт, что вот эта компания – аутсорсинг, поедет вместе с армией. Поэтому уже в прошлом году было принято решение, что в боевые учения должны проводиться непосредственно приготовление пищи своими войсками. То есть, здесь задача наша – выдать определенный набор продуктов, который войска берут с собой, и уходят на учения, и там уже готовят войсковые повара. В полевых кухнях, так, как это всегда было на учениях.

А. ЕРМОЛИН: Ну, вот кстати по аналогии… Я правда не уверен, что это вопрос к кому-то из вас, но вот те же десантники ставили вопрос по ремонту боевой техники. Потому, что когда это учение, когда на базе, то есть там всё под рукой, аутсорсинговые ремонтные компании. А когда это боевые действия в той же Грузии, когда были ситуации. Потек сальник, и чего?

В. ПАВЛОВ: Ну, это действительно вопрос правильный, хоть и не к нам, да? Но вопрос абсолютно верный.

В. ВАСИЛЬЕВ: Есть передвижные авторемонтные мастерские, (неразборчиво).

А. ЕРМОЛИН: Их же сократили.

В. ВАСИЛЬЕВ: Правильно, но оборудование-то все осталось.

О. БЕЛАВЕНЦЕВ: Я вам скажу, что идет сейчас, идет… Руководством Министерства обороны принято решение по корректировке этих огульных подходов к аутсорсингу. То, что было сделано раньше, когда было принято это решение по переходу на аутсорсинг, был один подход. Сейчас реально оценили, что на 100% он не работает, надо подходить с умом, и диверсифицировано ко всем этим вопросам. Потому, что чистый аутсорсинг – он не работает реально.

В. ВАСИЛЬЕВ: Для каждого периода событий…

О. БЕЛАВЕНЦЕВ: Для каждого направления деятельности войск. Потому, что есть специфика, правильно вы говорите, что у ВДВ свои проблемы, (неразборчиво).

С. БУНТМАН: Подожди, здесь миллион вопросов. Скажите, пожалуйста, вот у нас вопрос из Кронштадта. Вот горюче-смазочные материалы вспомогательному флоту кто за это отвечает?

В. ВАСИЛЬЕВ: Поставка топлива для военного флота – это…

С. БУНТМАН: А для вспомогательных?

В. ВАСИЛЬЕВ: Поставка топлива для «РЭУ», у нас осуществляет питерский филиал…

А. ЕРМОЛИН: Здесь нет коллег из (неразборчиво).

С. БУНТМАН: Да, это там. Это Сергей из Кронштадта – пожалуйста, в какой-нибудь следующей передаче. И один маленький вопрос, но важный. Я прошу прощения, тут родители спрашивают: «Почему мы должны покупать эмблемы, ремни и так далее. Верните лавки «Воентогри», верните повсюду-повсюду».

В. ПАВЛОВ: Это как раз та задача, которую сегодня перед нами министр ставит. Потому что действительно, как я уже сказал, вот 2 года назад «Военторг» в том виде, в котором он был раньше, прекратил свое существование. Сейчас задача… Ну, разрушить легко, мы все это прекрасно понимаем. Создать сложнее. На сегодня такая задача стоит, особенно в отдаленных гарнизонах. Мы должны организовать торгово-бытовое обслуживание. Здесь речь идет не только вот о ремнях и каких-то рубашках. Может быть которые необходимо купить военнослужащему. Но здесь речь идет и о возможности вот этих солдатских чайных, о возможности какого-то досуга, который все-таки небольшой, но у солдат есть. Вот эти задачи сегодня министр перед нами ставит, и мы их планируем в ближайшее время решать, у нас есть идеи создания пилотного проекта. Причем этот пилотный проект мы будем создавать сразу в 4-х военных округах. На сегодня вот у «Военторга» я не сказал об этом раньше, есть 44 дочерние организации, в каждом военном округе. Но до нашего прихода, эти дочерние организации занимались исключительно продажей имущества, которое было у Министерства обороны, такого непрофильного имущества. И пересдача этого имущества в аренду. Сегодня мы перед нашими дочерними организациями будем как раз ставить задачу по возобновлению торгово-бытового обслуживания там, где оно необходимо. Там, где оно сегодня требуется. Это речь идет сегодня, прежде всего о тех частях, которые находятся и в Закавказье. Потому, что там нередко военнослужащие на территории воинской части, и выходить за территорию воинской части, чтобы купить вот тот же самый ремень, ну это неразумно. Поэтому он должен получить все эти возможности там, где он… По месту службы.

С. БУНТМАН: Части. Ужасно, ужасно для трех тем у нас конечно коротенькая передача, это не полагается никогда говорить, но я думаю, что продолжение у нас следует. Я хочу сказать тем, кто написал о конкретных случаях, конкретные вопросы. Будь то в Балашихе, будь то ещё в других, в Красногорске и в других местах. Я передам Олегу Евгеньевичу сейчас ваши вопросы, и разъяснение по ситуации, если там есть то разъяснять, конечно Олег Евгеньевич у себя это сделает. Я напоминаю, что Олег Белавенцев – это «Славянка», быстро говорю. Владимир Павлов – это «Военторг», и Валерий Васильев – это ОАО «РЭУ». Спасибо вам большое, и обязательно приходите ещё. Очень много вопросов и тем. Спасибо.

Комментарии

8

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

23 марта 2013 | 12:17

Мальчики в фуражках, еще одну конторку - и весь оставшийся народ будет получать военную зарплату.


23 марта 2013 | 13:36

Немецкие журналисты о выборах в РФ


westimo2 23 марта 2013 | 16:20

Обращаюсь к трем предыдущим комментаторам - ребята ну чего Вы тпкие желчные.
Ведь есть же явные изменения к лучшему.
Открытость заставляет.вынуждает.обязывает.


ustinakimytch 23 марта 2013 | 16:47

Уже третий месяц платежек по квартплате нет "по техническим причинам", подъезды не убираются! Начальник Самарского филиала ОАО "Славянка"- Теплянский П.В.. КЭЧи разогнали (в отличае от ВВ МВД), училища строительные позакрывали и хотят задёшево без пирамид обойтись))). Фантасты


ustinakimytch 23 марта 2013 | 17:19

Такие начальники, что не знают о том, что ГОСТов нет уже, есть регламенты на продукцию. Передача ни о чём((( бла-бла-бла!


jangen 24 марта 2013 | 00:15

Меня уже давно настораживает и удивляет убогость мысли нынешних топ-менеджеров государственных компаний. Судя по интервью они до сих пор не владеют реальным положением дел, нет никаких экономических расчетов принимаемых ими решений. Независимо от того из каких благих побуждений они их принимают. Сейчас все силы брошены на борьбу с наследием, всем интересно, кто сколько давал, сколько зарабатывал. А надо решить, что дальше делать. Что до отказа от субподрядных организаций и переход на выполнение госконтрактов собственными силами- экономически не просчитанная утопия. Нет у той же славянки сейчас таких сил и средств.


23 марта 2013 | 12:19

Конечно, аутсорсинг был организован неправильно - тетки воровали, дядьки облизывались. Поменять местами.


ustinakimytch 23 марта 2013 | 17:07

Опять командировки руководства Военторга на места из Москвы, за какие средства (останавливаются небось в "люксах" и едут не в плацкарте, если вообще едут, а не бизнесом летят)? А на местах нет людей)))?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире