'Вопросы к интервью
А. ЕРМОЛИН: Добрый день всем, кто нас слушает. В эфире программа «Военный совет», в студии сегодня один ведущий – это я, Анатолий Ермолин. Сергей Бунтман сейчас находится в командировке в Париже. У нас сегодня очень интересный гость, Александр Павлович Лапин, командующий 20-й гвардейской общевойсковой армией, генерал-майор. Здравствуйте, Александр Павлович.

А. ЛАПИН: Александр Анатольевич, во-первых, здравствуйте, и, во-вторых, позвольте высказать огромную признательность за возможность быть представленным на такой столь авторитетной радиостанции, как «Эхо Москвы». Спасибо.

А. ЕРМОЛИН: Спасибо. Александр Павлович, расскажите, как становятся командующими общевойсковых армий?

А. ЛАПИН: Я вам скажу свое только мнение, относительно того, как молодому офицеру стать командующему армией. Мое мнение – чтобы стать молодому офицеру командующим армией, нужно ещё с должности командира взвода перестроить полностью свое сознание на такие жизнеустановки, как любовь к родине, верность военной присяге, отечеству и боевому знамени. Обязательно молодой офицер должен проникнуться справедливостью, и постоянной заботой о своем подчиненном, о личном составе. Совершенствовать свои профессиональные и военные качества. Немаловажный вопрос, я считаю – это совершенствование духовных и нравственных качеств офицера. Ибо русский офицер, российский офицер всегда верил в Бога. Тяжело не веруя в Бога, идти на самопожертвование, во имя общей победы. Я бы сказал, что немаловажным вопросом является и целеустремленность в достижении поставленных задач. А так же, я скажу немаловажно, особенно это сегодня. Это самоограничение в жизни, и отказ от многих материальных соблазнов. А какой для меня кажется путь – ну, это я считаю, путь без заветного служения отечеству. И каждый день идти вперед, понимая, что если ты сегодня не сделал шаг вперед, значит, ты сделал два шага назад. На благо отечества, и на пользу своему народу.

А. ЕРМОЛИН: Александр Павлович, а как вот вы, шаг за шагом приближались вот к столь ответственной должности. Мы ещё поговорим, что такое армия, да? Потому, что это уникальный организм. Ну, я немножко забегаю вперед, вот какой ваш собственный боевой путь?

А. ЛАПИН: Спасибо за вопрос. Я свой путь командующим армией, начал с солдата. Проходя службу в рядах Советской армии, в краснознаменном среднеазиатском военном округе, в войсках ПВО страны. Я прошел суровую солдатскую школу, и чего греха таить – и дедовщину. И поэтому став офицером, на всех командных должностях я беспощадно боролся, и продолжаю бороться со всеми абсолютно проявлениями не уставных взаимоотношений. Я знаю жизнь солдата изнутри, я знаю, чем он дышит, я знаю, о чем он думает, я знаю, какие у него проблемы. И самое главное, я знаю, как влиять ан эти проблемы. Я очень дорожу этим периодом своей жизни, и для меня этот жизненный период очень важен. Чтобы быть ближе к своему народу, и ближе быть к своим солдатам. Сегодня каждый солдат имеет возможность позвонить лично на мой сотовый телефон, и довести те или иные проблемы.

А. ЕРМОЛИН: А дальше?

А. ЛАПИН: Дальше? Дальше Казанское танковое училище. После выпуска из Казанского танкового училища, я попросился (хотя была возможность в группу советских войск Германии), служить в воинских частях, отдаленных от центрального района страны. Я попал служить в 26-й армейский корпус Ленинградского военного округа, где я прошел все команды и должности командира танкового взвода постоянной готовности, командира танковой роты тоже постоянной готовности, и командира батальона. И оттуда поступил в академию бронетанковых войск. Закончив академию бронетанковых войск, я был направлен для прохождения службы, в 58-ю прославленную в боях общевойсковую армию Северокавказского военного округа. Там я прошел должности от командира отдельного танкового батальона, был командиром 429-го Моздокского полка, командиром 205-й Буденовской отдельной мотострелковой бригады, и командиром 20-й гвардейской мотострелковой дивизии. С этой должности я поступил в академию генерального штаба, выпустившись из академии Генерального штаба, опять был направлен в 58-ю армию Северокавказского военного округа. И с 58-й армией я был назначен на не менее прославленную в боях 20-ю гвардейскую краснознаменную общевойсковую армию. Вот такой мой краткий курс.

А. ЕРМОЛИН: Да. Практически с низовых должностей, до командующего армией. Вот в этой связи, что сегодня представляет такое объединение, как армия в свете нового облика вооруженных сил, да? Вот если даже вспомнить историю вашей армии, ещё когда она находилась (неразборчиво), в Германии. Я почему знаю, потому, что я в это время с отцом недалеко… То есть, отец служил, а я соответственно жил в его семье, да? Ну, конечно тогда я этого не знал, но вот сейчас меня что поразило? Меня поразило то что скажем так, структурных единиц, от батальона и выше, да? Тогда армия насчитывала более 87. То есть, это же получается, какой нужно иметь штаб, какой опыт, чтобы обладать таким количеством ну, скажем, боевых единиц? Ведь армия собственно – это не только танки, да? Вот расскажите подробнее, что такое армия, чтобы я за вас не рассказывал, что такое.

А. ЛАПИН: Безусловно. Сегодня современная общевойсковая армия – это совокупность воинских формирований, имеющих на вооружении самые современные разведывательно-ударные боевые системы наступательного и оборонительного действия, интегрированных в единое информационное пространство, управляемые высоко-подготовленными специалистами, способных решать любые оперативные задачи, в любых условиях обстановки, в любых срезах земли. И в первую очередь на земле и в воздухе. Численность армии сегодня составляет… Мы говорим о мирном времени, более 20 тысяч военнослужащих, около 6 тысяч различного рода самой современной вооружением и военной техникой. Сегодня в строю, в армии находится около 2000 офицерского состава. В составе армии у нас сегодня имеются 2 мотострелковые бригады, две танковые бригады. Причем я горжусь тем, что в боевом составе армии имеются такие прославленные бригады, как Таманская и Кантемировская. Сегодня у нас есть ракетная бригада, зенитно-ракетная бригада, артиллеристская бригада, и многие воинские части специального назначения. В свете выполнения решений верховного главнокомандующего, и министра обороны, соединения и воинские части сегодня перевооружаются на новые образцы вооружения военной техники. Мы сегодня рассматриваем вопросы по приему на вооружение в соединения части армии, и скоро мы будем получать такие современные и мощные системы управления и боевого обеспечения, а так же ударные средства, как оперативно-тактические ракеты «Искандер-М». Модернизированные танки «Т-90», боевые машины пехоты. Мы сегодня получаем новейшие артиллеристские системы, которые соведены в единую информационную сеть, и имеющие современную автоматизированную систему управления и наведения, что немаловажно в современной войне. Сегодня мы получаем новые легковые и транспортные средства повышенной проходимости, которые способны решать абсолютно все, любые задачи обеспечения, на любом операционном направлении. Так же мы будем получать в ближайшее время и бронеавтомобили «Тигр». Я считаю, что в совокупности это придаст армии совершенно новый боевое потенциал, и мы в соответствии с планом перевооружения должны довести долю современных образцов вооружения военной техники к общем численности вооружения военной техники к 17-му году не менее, чем на 70%. Хотелось бы отметить, что сегодня огромное внимание уделяется развитию систем управления, особенно автоматизированных систем управления, которые могли бы взаимодействовать в едином информационном пространстве, как со всеми соединениями частями видов, так родов войск вооруженных сил. И кроме того, ещё и с взаимодействующими силовыми структурами. Вот внедрение всех этих технологий, современных систем управления, позволят 20-й армии отражать любые угрозы военной безопасности государства, на конкретном операционном направлении. И я скажу, что сегодня соединение части 20-й армии способно выполнять задачи и в составе стратегической группировки сил на конкретном театре военных действий, так и автономно на одном или двух операционных направлениях. Таким образом, сегодня современная общевойсковая армия являясь оперативным объединением, представляет собой группировку разнородных сил, в составе стратегической группировки войск сил, на конкретном стратегическом направлении, или на конкретном операционном направлении во взаимодействиями с силами флота, во взаимодействии с силами воздушно-десантных войск, во взаимодействии с силами военно-воздушных соединений войск и частей, а также взаимодействию со внутренними войсками, министерствам по чрезвычайным ситуациям, и с другими военными организациями государства, для решения тез поставленных задач, которые у нас имеются по боевому предназначению.

А. ЕРМОЛИН: Александр Павлович, я вот в свое время ещё вот в бытность, когда был депутатом Госдумы, нас специально приглашали изучать опыт, скажем так, трансформации НАТО. И в общем-то были двухнедельные курсы в Брюсселе. И вот в общем-то было очевидно, что за 10 лет, может чуть больше, вот эти вот те же самые танковые армии, закопанные в железо, в бетон, да? Постепенно превратились в такой мобильный спецназ, способный действовать в любых странах мира. Вот вы застали кадрированные дивизии? Наш вот этот период? Вот я просто к чему это подвожу? К тому, а что вот изменилось, как прошла та самая перестройка, в чем суть нового облика? Вы рассказали как есть сейчас да? А как было? Вот по каким направлениям… И вот даже вот один из слушателей нам задает вопрос: «Армия обычно состоит из дивизии. А сегодняшняя численность армии чуть больше развернутой дивизии. Как армия в таком составе может решать свои задачи?

А. ЛАПИН: Во-первых, мне посчастливилось не служить ни в кадрированных, ни в сокращенных соединениях, воинских частях, это первое. Второе – как изменился боевой состав армии, и чем он отличается от тех дивизий, которые раньше существовали. Я командовал полком, я командовал бригадой, и командовал дивизией постоянной готовности. Но заверяю вас, что общевойсковое объединение армии, кардинально отличается от мотострелковой дивизии постоянной готовности, которой я имел честь командовать на Северном Кавказе. Сегодня наша общевойсковая армия имеет не просто воинские формирования, она имеет формирование с мощными системами управления, с  мощными и дальнобойными средствами огневого управления. Сегодня у нас армия имеет на вооружении автоматизированные комплексы управления, что значительно упрощает весь управленческий цикл, как в военное время, так и в мирное время. Но вот я на что хочу остановиться? Сегодня соединения и части армии, имеют самые современные автоматизированные системы управления, заведенные в единое информационное пространство. Причем, они адаптированы ко всем условиям обстановки. У нас есть автоматизированные комплексы и на повседневном командном пункте, и есть в полевом варианте, чего раньше в дивизиях и полках не существовало, да и в бригадах тоже не существовало, сегодня у нас это есть. Мы сегодня имеем возможность, управлять всеми процессами, как при отработке оперативных задач, так и задач повседневной деятельности, по виду конференцсвязи, с отображением текстовых, графических документов. Мы сегодня можем работать в видеоконференцсвязи с удаленным абонентом. Я скажу больше, что мы можем обеспечить вот такую связь, на удаление до 2,5 тысяч километров. Мы перекрываем значительно не только зону ответственности армии, но мы ещё можем взаимодействовать, вводя в единое информационное пространство с другими соседними общевойсковыми объединениями. И объединениями других видов и родов войск и сил, чего раньше никогда… Даже не просто раньше в лихие 90-е годы, это ещё не было совсем недавно.

А. ЕРМОЛИН: Александр Павлович, это же на вашей базе, да? Вот учения проводились по ЕСУ ТЗ, Вот не можете рассказать, как это выглядело на уровне тактического звена? И вот как это выглядит скажем, в жизни обычного солдата, командира взвода, командира роты. Вот какие у него есть средства автоматизации? Ну, в том числе принятие управленческих решений?

А. ЛАПИН: Значит, по вопросу ЕСУ ТЗ. Да, действительно, проходил эксперимент, на базе одной из мотострелковых бригад 20-й армии. Но надо понимать предельно четко и понятно, что мы от этого не уйдем. За автоматизацией всех процессов в бою, в мирное время – это будущее. И информация сегодня является основным, я бы сказал мощным средством. Это как щит и как меч, мы от этого не уйдем, это безусловно. Да, в ходе эксперимента были вскрыты отдельные недоработки, отдельные недостатки, которые мы вскрыли, довели до промышленности, и сейчас промышленность… Довели до них тактико-техническое задание, которое бы обеспечило процесс управления не сегодня, обеспечило процесс управления как минимум на 10 лет вперед. Понимая, что центр вооруженной борьбы у нас смещается в воздушно-космическое пространство, и в информационное пространство.

А. ЕРМОЛИН: А реально вот вы отфиксировали экономию времени, на оценку обстановки, на принятие решений? То есть, ну, понятно, что когда там в послевоенное время – это карта нанесения обстановки там, вестовые… Ну, они правда давно были вестовые, но тем не менее, да? И все же направлено как раз на то, чтобы быстрее увидеть, быстрее принять решение, и быстрее нанести ответный удар. Вот какие-то расчеты, замеры вот такие проводились во время таких учений?

А. ЛАПИН: В ходе командно-штабных учений мы в обязательном порядке ставили одну из целей – это исследовательская цель. Определение всех параметров автоматизированной системы управления. Вот в чем преимущество автоматизированной системы управления? Первое преимущество – то, что автоматизированная система управления нам позволяет значительно сократить цикл принятия решений и постановки задач. Второе, причем мы провели расчеты, цикл сократился в 3,7 раза. Относительно если мы бы рассматривали процесс организации операции, или боевых действий, классическим способом. Посмотрите, насколько сокращается время для реакции командующего армией, или командиру бригады?

А. ЕРМОЛИН: Александр Павлович, я предлагаю к этой теме вернуться после небольшого перерыва. Мы уходим на небольшой перерыв.

НОВОСТИ.

А. ЕРМОЛИН: Мы продолжаем заседание «Военного совета». Напомню, что наш гость сегодня Александр Павлович Лапин, командующий 20-й гвардейской общевойсковой армией, генерал-майор. Я хочу сказать, что интерес очень большой, и буквально листами сыпятся СМС сообщения, вопросы. Мы говорили про единую систему управления. Ну, и вообще хочется поговорить чуть более подробно про вооружение, насколько они адекватны скажем сегодняшнему времени. А самое главное тому, что будет завтра. Я хочу анонсировать, что с завтрашнего дня, по понедельникам на нашей радиостанции будет идти программа «Арсенал», где мы будем говорить про перспективное вооружение XXI века, завтра вот первых эфир в 22. И у нас первый гость будет генеральный конструктор по носимому вооружению, и боевой экипировке военнослужащих. Вот в качестве мостика между сегодняшним эфиром и завтрашнем, как раз предлагаю поговорить о том, как эта экипировка должна выглядеть. Ну, мы с вами одного года, поэтому помним в курсантские времена, да? Тактический комплект – малая саперная лопатка, противогаз, автомат, подсумки. Неудобно. Бежать было неудобно, да?

А. ЛАПИН: Согласен.

А. ЕРМОЛИН: Потом вот жизнь сложилась, я попал в спецназ, там уже было поинтереснее. Там уже кроссовки, там уже другая форма, там разгрузки, там специальные бронежилеты, которые мы сами разрабатываем. А вот что в этом плане изменилось? Что сейчас есть у вас из формы, из носимого оружия, насколько это удобно, комфортно, тяжело, какая есть защита? Если можно.

А. ЛАПИН: Я бы хотел сначала остановиться на чем? Чтобы знать, какие нам нужны средства вооруженной борьбы, какие нам нужны защитные средства, какая нам нужна экипировка. Нам нужно знать не сегодняшние, перспективные военные угрозы для РФ, и в целом в мире. Нам нужно знать не сегодняшнюю концепцию вооруженной борьбы. А нам нужно знать о завтрашней концепции вооруженной борьбы, и рассчитать путь эволюций этих вооруженных концепций, как минимум на 10 лет вперед. Вот зная перспективные угрозы, и зная теории применения группировок вооруженных сил, в условиях новой концепции боевого применения, зная, что сегодня на пороге мы стоим нового типа воин шестого поколения воин, так называемых бесконтактных воин, мы должны рассматривать, какие нам нужны сегодня образцы вооружения и военной техники. И сегодня эта позиция министерства обороны, и рассматривает вот путь эволюции на ближайшую перспективу до 2020 года. Именно с этим учетом сегодня и поставлена задача промышленная, чтобы в кратчайшие сроки, с подключением военно-научного потенциала страны, разработать такие перспективные средства вооруженной борьбы, перспективные средства управления, и в том числе перспективные средства экипировки оружия для конкретного специалиста… Не говорю военнослужащего, для конкретного специалиста, ан поле боя. Что у нас сегодня ожидается? Сегодня в боевой состав армии ожидается поступление новых комплексов противовоздушной обороны «БУК М2».

А. ЕРМОЛИН: Я пока не про комплекс, я пока вот… Вот я боец, да?

А. ЛАПИН: А, то есть, мы опускаемся на поле боя.

А. ЕРМОЛИН: Да, мы опускаемся на поле боя, и вот что я с собой несу, что у меня есть из средств связи? Ну, вот вспомните там «Звездные воины», да? Там специальные координаторы, связь с космосом, то есть, вот цифровая связь. Вот что есть у рядового, да? Рядовой имеет какое-то средство цифровой связи, или командир взвода? Там опять же, про ту же систему… Ну, скажем, единая система управления, да? Но я сейчас не про систему управления, а я про тот комплект… Вот говорят, один в поле не воин. Но не совсем так в современных вооруженных силах, да? Вот что сейчас у среднестатистического мотострелка есть скажем в ранце, если ранец есть, да? Там есть в боевой экипировке. Вот сколько это весит, насколько это комфортно, насколько вас устраивает этот материал. И кстати, как вы видите? Вот вы сказали, через 10 лет. Через 10 лет как он должен видеть? Он должен быть легче, он должен уметь дальше стрелять? Вот сейчас пошел разговор о том, что вот уже мало руководствоваться, сколько пуль на погонный метр выпускает военнослужащий, да?

А. ЛАПИН: Абсолютно сегодня не принципиально.

А. ЕРМОЛИН: То есть, чуть ли не снайперское приспособление на каждой стрелковой единице. Вот об этом пока, вот о том, что близко конкретному военнослужащему, предлагаю поговорить.

А. ЛАПИН: У нас сегодня на вооружении в соединениях и частях армии есть экипировка. Экипировка у каждого военнослужащего. Кроме того, к нас имеются средства бронезащиты, и средства индивидуальной защиты. Если сказать, что меня как командующего армией это устраивает? Ну, наверное, нет. Наверное, не устраивает, и я объясню, что я бы хотел бы увидеть. Во-первых, я хотел бы увидеть в боевой экипировке военнослужащего, в первую очередь его защищенность. То есть, сегодня боевая экипировка, она не соответствует характеру современной вооруженной борьбы на общевойсковом поле. Нужно повысить значительно защищенность боевой экипировки. Нужно значительно повысить огневую мощь огневого средства, которое имеется у конкретного военнослужащего на поле боя. И причем принцип должен быть такой: один выстрел, цель поражена. Мы сегодня должны говорить, что военнослужащий должен повысить мобильность на поле боя. В любом случае он будет действовать и через 10 лет, и через 20 лет. Но экипировка должна позволять ему повысить физическую выносливость и мобильность на поле боя, с отдельными элементами роботизации. Сегодня я хотел бы как командующий армией видеть каждого солдата на поле боя. То есть, другими словами, у солдата должен быть некий оконечник вот этой единой информационной системы, которая должна быть заведена в единое боевое информационное пространство. Я должен знать, где какие подразделений, какие задачи у меня выполняют в реальном масштабе времени. И все это я должен анализировать, и такие средства управления, которые бы позволили мне в кратчайшие сроки просчитывать возможности движения тех или иных подразделений, и соответственно исход выполнения тактических или оперативных задач. Вот, что я хотел бы увидеть.

А. ЕРМОЛИН: Так, будем считать, что для генерального конструктора, по носимому вооружению, мы задачу уже сформулировали.

А. ЛАПИН: Я задачу не ставил.

А. ЕРМОЛИН: Нет, я имею в виду наш эфир. Так, основная боевая единица традиционно в вооруженных силах мира, считалась танк. Вот что такое современный танк? Сейчас очень много говорят… Вообще ставят под вопрос, нужны ли танки сегодня, нужны ли более мощные двигатели у танков, или вот тот ресурс, который уже сейчас есть, он итак уже намного превосходит все потребности. Какая должна быть защищенность там, какие должны быть вооружения? Вот тем более, что вы, как я понимаю, по образованию танкист, да? Хоть и начинали в ПВО. Что для вас современный танк?

А. ЛАПИН: Танк – он сегодня у нас имеется в боевом составе общевойсковых соединений. И я вас заверяю, он будет и через 10, и по моим прогнозам, как минимум и через 20 лет вперед. Во всяком случае, до 30-го года мы должны говорить, что танк на поле боя, он сохранит свое существование, и имеет право на жизнь. Теперь поговорим, а какой нам нужен танк? Мы должны рассмотреть три основных вопроса, касающегося применения танка, и танка подразделения. Первое – огневая мощь. Второе – его защищенность. И третье – его маневренность. Вот в огневой мощи, что бы я хотел увидеть? Это новый тип боеприпасов, с новыми порохами повышенного могущества. Я сегодня… Я хотел бы увидеть, чтобы в этой снаряде была электронная умная начинка. То есть другими словами, чтобы это был умный боеприпас, чтобы экипаж танка, он мог захватить эту цель, и по принципу выстрел, и забыл. Но цель гарантировано должна быть поражена, преодолевая все различные помехи. В вопросах защищенности я сегодня могу с уверенностью сказать, что на танке «Т-90», имеется активная и пассивная система защиты. Но мы должны её активно развивать. Мы должны повысить защищенность танка не только по броне, или по нормальной броне. Мы ещё должны повысить защищенность и с верхней части танка. Сегодня умные боеприпасы противника – они идут не по четкой траектории, не по конкретной баллистике. Они взлетают, и сверху могут поражать любое бронированное средство. Здесь у нас есть проблема. И вот сегодня мы опять говорим, мы уже дали определенные свои предложения, чтобы защитить танк и БМП сверху. А так же сбоку, и соответственно с кармы.

А. ЕРМОЛИН: На сколько по времени, возможно перейти на единую платформу? НУ, вот чтобы и танки, и артиллеристские средства, чтобы у них единая была платформа с точки зрения стандартизации.

А. ЛАПИН: Я могу, конечно, сказать свое видение, но это не мой приоритет. Поэтому я, Анатолий Александрович, прошу вот поговорить в рамках моей…

А. ЕРМОЛИН: Пока умолчать.

А. ЛАПИН: Возможности и компетенции.

А. ЕРМОЛИН: Хорошо, Александр Павлович.

А. ЛАПИН: И маневренность. Маневренность танка очень важна на поле боя. Здесь нам тоже нужно работать над маневренностью.

А. ЕРМОЛИН: Вот появляется новая техника, разрабатываются новые принципы ведения боя. А что происходит с боевой учебой? Вот говорят, у вас в Мулино какой-то уникальный учебный центр, автоматизированный, роботизированный. Вот расскажите подробнее, как вы сами оцениваете, миф это, не миф? В каком направлении вы движетесь? Потому, что современные комплексы управления учениями – они сильно отличаются от того, что вот было ещё 20-30 лет назад. Как у вас построена боевая учеба? И есть ли что-то такое, чем вы можете гордиться, и является вот как раз такими прорывными решениями в организации боевой подготовки войск.

А. ЛАПИН: Сегодня мы имеем более четкую и системную программу боевой подготовки. А на тактическим уровне мы её максимально детализировали. Ну, к примеру, сегодня соединения части армии занимаются по десятимесячному циклу, и занимаясь каждый учебный месяц, не менее по 20 учебных дней. Каждый день военнослужащий, и в целом подразделения, отрабатывая те или иные мероприятия боевой подготовки в течение 8 учебных часов. А с выходом на полигон, или на слаживание занимаются уже не менее 10 часов. При этом 50% всего учебного времени мы уделяем ночным занятиям. Понимая, что это важнейший вид подготовки к боевым действиям. Сегодня мы отрабатываем учебный цикл, имея 1520 учебных часов. То есть, каждый военнослужащий, прослужив в 20-й гвардейской общевойсковой армии, отрабатывает вот такое огромное количество часов. Тем самым мы интенсифицировали боевую подготовку. Но, кроме того, мы и улучшаем качество всех мероприятий боевой подготовки. Что нам в этом плане помогает? Сегодня у нас в армии имеется современная тренажерная база. В частности, у нас есть современнейшая тренажерная база в Таманской мотострелковой бригаде. Сегодня мы имеем компьютеризированные классы, где мы можем готовить специалиста, как мотострелка, как танкиста. Любого рода войск и специальных войск. И кроме того, мы можем проводить там слаживание… Обращаю внимание, слаживание в масштабе батальона, со средствами усиления. То есть, сначала у нас идет этап подготовки солдата на тренажерной базе, затем мы отрабатываем до выхода на полигон слаживание на компьютерной базе в масштабе отделения расчет экипажа, взвода, роты. Дальше батальона, дивизиона, со средствами усиления. Потому, что мы сегодня рассматриваем боевую подготовку исключительно в межвидовом и межродовом плане. Сегодня не может автономно действовать либо одна мотострелковая рота, либо одна танковая рота. В обязательном составе сил и средств. Сегодня у нас командиры бригад управляют тактическими подразделениями на поле боя, с тесным взаимодействием авиации, с тесным взаимодействием различных родов войск вооруженных сил, а так же взаимодействуя с различными силовыми структурами.

А. ЕРМОЛИН: И все это моделируется…

А. ЛАПИН: И всё это моделируется в одном учебном корпусе на тренажерной базе, и причем командир батальона тактической группы, или командир бригады в режиме онлайн может менять и создавать любую программу ведения тактических или обеспечивающих действие. Он может создавать различные условия, моделируя преимущество, к примеру, для противника. С наращиванием обстановки, усложняя пошагово процесс ведения управления подчиненными подразделениями. Ну и соответственно, он может видеть конечный результат, а потом проводить анализ. И только после этого мы выводим подразделение, экономя значительные ресурсы, на полевую выучку.

А. ЕРМОЛИН: Александр Павлович, вот ну, я не скрою, у нас тут не один Фома неверующий, тат для Федора из Санкт-Петербурга специально говорю, что я читаю его сообщения. Он уже пятое прислал. Вот тут вот  Айрат например сомневается, что у нас танки там такие хорошие. «Застревают даже в лужах с метровой глубиной». Ну, Айрат видимо никогда не видел танка, я ещё в 80-е видел, что это такое. Поэтому Айрат, не застревают. Но вот в этой связи вы не думали над тем, чтобы думать какие-то открытые показательные может быть учения, может быть демонстрационные какие-то шоу, да? Для того чтобы вот как раз и Федоры, и Айрат, и вообще любые наши граждане могли приехать и посмотреть. Вот проводят же у нас авиашоу «Макс», и так далее. Мне кажется, это очень важно. Потому, что вот словам у нас уже не особо люди доверяют, как вы считаете?

А. ЛАПИН: Я думаю, что мы к этому пути уже в 13-м году подойдем. Сегодня руководство Министерства обороны уделяет огромное значение информационной работе. Задача ставится так: создать такие вооруженные силы, чтобы наш народ полюбил наши вооруженные силы, и гордился ими. И я думаю, что в скором времени, в ближайшем времени мы уже увидим конкретные шаги в этом вопросе. И всем тем, что сомневается в боевой способности, и в боевой готовности… Я говорю про 20-ю гвардейскую общевойсковую армию, я приложу немало усилий для того, чтобы их в этом убедить. Что наш народ может спать спокойно. Что мы выполним любые поставленные нашим руководством задачи, в установленные планом сроки.

А. ЕРМОЛИН: Торопят меня наши слушатели: «Про людей, когда поговорите»? Но действительно, очень интересно было бы проговорить про вооружение, про способы ведения борьбы, про боевую подготовку. Ну, я предупреждал, что эфир сегодня будет однобокий, потому, что гражданская часть «Военного совета» сегодня находится в командировке. Ну, действительно, давайте про людей поговорим. Вот не скрою, что очень сильно зацепила тема дедовщины. Очень многие пишут гневные там обращения. Вот что реально делается вот как раз в вашем объединении для того, чтобы искоренить это зло? И если можно, чуть шире, что такое гуманизация, да? Вот такой термин появился, да? Вот какие новые возможности появляются у тех же ребят. Ну, в первую очередь конечно всех интересует жизнь и служба, и проблемы срочников.

А. ЛАПИН: Говоря о гуманизации военной службы, я хочу сказать, что сегодня руководство Министерства обороны РФ обозначила четкую и понятную цель: создать комфортные условия для службы и жизни военнослужащих, всех абсолютно категорий. А вот какие шаги в этом плане нами предпринимаются? Безусловно, развивается сегодня система питания военнослужащих. И к марту месяцу этого года, уже две бригады перейдут совершенно на новую систему питания личного состава, по типу шведского стола. А к концу этого года все соединения воинской части, перейдут на эту новую систему питания. Видоизменяется система банно-прачечного обслуживания личного состава. Мы вообще уходим от этого. Мы сегодня уже занимаемся вопросами установки душевых кабинок в каждом кубрике, и необходимым потребном количестве на каждом этаже каждой казармы или общежития. Сегодня организована смена белья для личного состава не так, как это было ещё совсем недавно, один раз в месяц, а уже два раза в месяц. И дальше мы будем гуманизировать и эту сторону обеспечения наших военнослужащих. Сегодня на каждом этаже оборудуются помещения для чаепития. Кроме того, в каждой роте сегодня планируется получение централизованно новых моющих пылесосов, о чем раньше даже многие-то и не слышали по большому счету. И уже весной мы начнем получать совершенно полевое обмундирование, которое состоит из 17 наименований. Это совершенно новые принципиально новые подходы к вещевому обеспечению военнослужащих. И что сегодня уже в объединении, в 20-й армии в плане гуманизации мы имеем? Сегодня в общежитиях мы уже имеем 57% душевых кабинок. Сегодня мы имеем 37% чаевых мест для того, чтобы военнослужащие по призыву, да и военнослужащие по контракту могли в свободное время просто друг друга пригласить попить чай, побеседовать, поделиться впечатлениями, провести какой-то небольшой анализ учебной боевой деятельности. Сегодня 100% солдат и сержантов, обеспечены спортивным обмундированием. И сегодня идет разработка нового спортивного обмундирования. И мы в частности будем первыми это обмундирование получать.

А. ЕРМОЛИН: Я заметил, вы не употребляете термин казарма, вы говорите общежитие. Вот как сейчас живут? Что такое кубрик, сколько человек сейчас в кубрике?

А. ЛАПИН: У нас сегодня 60% — это общежитие для солдат улучшенной планировки и упрощенного типа. Что такое общежитие улучшенной планировки? Это двухкомнатная квартира, где проживает 6 военнослужащих. Это почти мотострелковое отделение, это 2 танковых экипажа, это два расчета, это… Мы будем говорить, моноподразделение, в котором имеется свой туалет, свой душ, своя сушилка, и место для переодевания обмундирования.

А. ЕРМОЛИН: Я, почему улыбаюсь, потому, что всем все равно не угодим. Пришла СМС-ка: «Армия не место для комфорта». Ну, у нас остается практически полторы минуты. Вот очень просят за ветеранов сказать 20-й армии.

А. ЛАПИН: Мы постоянно ведем активную воспитательно-патриотическую работу. Вот сегодня мы разработали совместно с ветеранами 20-й армии, и 4-й гвардейской танковой армии, вот такой стенд: «Подвиги великого народа». С Родиной матерью посередине. В верхних кармашках у нас будут и уже сегодня есть герои отечественной войны 12-го года, герои ВОВ, внизу у нас страницы великой истории нашего государства, и справа отечества достойные сыны. А внизу лозунг: «Воин – пока свободою горим, пока сердца для чести живы, мой друг отчизне посвятим души прекрасные порывы». Сегодня мы развернули активную патриотическую работу. Мы сегодня проводим мощнейшую информационно-воспитательную работу, и в 12-м году в объединении уже сократилось на треть количество правонарушений. Вдумайтесь, Анатолий Александрович, путем вот этой комплексной многогранной, многоуровневой работы, в 12-м году мы сократили количество преступлений по неуставным взаимоотношениям в 12 раз. И эти сведения имеются в главной военной прокуратуре.

А. ЕРМОЛИН: Это серьезный результат. Александр Павлович, к сожалению, эфир не бесконечен, я вынужден вклиниться. Вот в гостях у нас сегодня был Александр Павлович Лапин, командующий 20-й гвардейской общевойсковой армией, генерал-майор. И мне кажется, мы довольно объемно поговорили про современные вооруженные силы. Спасибо.

А. ЛАПИН: Спасибо вам, Анатолий Александрович.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире