'Вопросы к интервью
31 января 2013
Z Винил Все выпуски

Политика, рок и пластинки


Время выхода в эфир: 31 января 2013, 00:08

М.КУНИЦЫН: Доброй ночи всем, кто сейчас слушает радиостанцию «Эхо Москвы». В эфире – программа «Винил» и ее ведущий Михаил Куницын, за звукорежиссерским пультом Николай Котов. А в гостях у нас со своей коллекцией грампластинок, причем с коллекцией неожиданной политик и историк Владимир Рыжков. Доброй ночи.

В.РЫЖКОВ: Да, Миш, я чувствую, у меня такое странное чувство, потому что я сижу ровно на том месте, где по субботам мы с Виталием Дымарским и Сергеем Бунтманом ведем программу «Перехват» о политике. И так и тянет поговорить о политике, но рядом со мной стоит необычный предмет.

М.КУНИЦЫН: Проигрыватель виниловый.

В.РЫЖКОВ: Да, вертушка. И сегодня мы будем крутить музыку. Я надеюсь, что вам понравится моя музыка. Это мои пластинки из моей коллекции. И я принадлежу к поколению, которое выросло на классическом хорошем роке. Поэтому сегодня мы будем врубать рок.

М.КУНИЦЫН: Отлично. Поэтому сегодня мы будем говорить о музыке, о роке. И когда не говорят о политике, это, мне кажется, самая большая политика.

В.РЫЖКОВ: Последнее дело – ночью про политику говорить. Ночью надо заниматься или рок-музыкой, или любовью. Поэтому поговорим о музыке сегодня.

М.КУНИЦЫН: Итак, напоминаю номер, по которому вы можете присылать к нам в эфир свои вопросы, +7 985 970-45-45. Но вначале, как уже завелось в нашей программе, я расскажу короткую историю, связанную с историей граммофонных записей и граммофонных пластинок. Я ставлю пластиночку на 78 оборотов и, собственно, об оборотах у нас и пойдет сейчас речь. Итак, румба Фиеста, запись 1937 года.

(звучит румба Фиеста)

М.КУНИЦЫН: Пластинки, выпускавшиеся разными компаниями конца XIX – начала XX века не имели общего стандарта на скорость записи и, соответственно, воспроизведения. Поэтому скорость вращения была от 60 до 90 оборотов в минуту. Слушатель сам по слуху корректировал регулятор скорости граммофона, причем практически ни одна фирма никогда не указывала, точно с какой скоростью было записано. А от этого зависела тональность и восприятие этого произведения. Вдруг певец мог запеть каким-то буратиночным голосом – это означало, что он был записан медленнее, а вы крутите быстрее пластинку.

В.РЫЖКОВ: Мы в детстве так играли – ставили пластинку на 33 на 45, и такие, козлиные голоски.

М.КУНИЦЫН: Козлиные голоски. Так вот это было специально, а в начале-то истории звукозаписи это было непредумышленно. И вы знаете, к началу 20-х годов, все-таки, все производители сошлись на одной единственной цифре 78 – она и стала стандартной для граммофонных и, соответственно, патефонных пластинок.

В 1948 году произошло очень важное событие. Фирма Колумбия выпустила первые долгоиграющие диски. Удалось уменьшить размеры звуковой канавки и снизить скорость. Первые пластинки выходили со скоростью 45 оборотов в минуту, а чуть позже появились и на 33 и 1/3. Это позволило существенно увеличить продолжительность записи.

В.РЫЖКОВ: Да, 45-50 минут 2 стороны. Классика.

М.КУНИЦЫН: Да. И на одной стороне грампластинки уже помещалась не одна песня, а целых 5 или даже 6. Были также пластинки со скоростью 16 оборотов в минуту, но они печатались совсем небольшими тиражами. В СССР первая долгоиграющая пластинка была выпущена в 1953 году.

Итак, в основном существует 3 самых популярных стандарта – 33, 45 и 78 оборотов. Вот сейчас играет пластинка на 78 – это эпоха патефонных.

В.РЫЖКОВ: А дальше мы будем слушать 33.

М.КУНИЦЫН: Да, дальше мы перейдем с Владимиром уже на пластинки 33 оборота.

В.РЫЖКОВ: И 13 как раньше писали. Сейчас уже перестали, а раньше писали 33 и 1/3.

М.КУНИЦЫН: Напоминаю, что у нас в студии 2 проигрывателя, способных воспроизводить любую скорость по желанию – 33, 45 и 78. Это сделано для того, чтобы нам не менять иглы – одни иглы для 33-х, другие – для 78 оборотов.

Итак, пластинка доигрывает и мы переходим к нашей беседе.

В.РЫЖКОВ: Ну, я предлагаю задать настроение. Я выбрал. Я думал, что поставить в начале. И я решил, что раз у нас ночной эфир, то должно быть что-то про ночь. И вот у меня такая замечательная пластинка в руках.

М.КУНИЦЫН: О, это первый альбом группы «Кино».

В.РЫЖКОВ: Да, это моя любимая группа вообще русского рока, это группа «Кино». Это альбом «Ночь», который был записан в студии Андрея Тропилло, 1986-86 год в Питере. А на Мелодии он вышел в 1988 году. Кстати, это не первая пластинка «Кино» – до этого вышел миньончик небольшой, там были 4 песни.

М.КУНИЦЫН: У меня был этот миньон.

В.РЫЖКОВ: Да, и у меня он до сих пор есть. Там был «Троллейбус, который идет на восток», «Начальник Камчатки» и еще какие-то 2 вещи. Но большая пластинка «Кино» — вот она оригинальная, я купил ее в Барнауле, она – родная, только что вышедшая, ее просто рвали с руками. И я предлагаю… Вообще это мой любимый альбом «Кино».

М.КУНИЦЫН: Мой тоже любимый.

В.РЫЖКОВ: После этого были…

М.КУНИЦЫН: Но я, правда, «Черный» люблю еще очень альбом.

В.РЫЖКОВ: «Черный» хорош. Но вот этот, мне кажется, самый атмосферный, самый интересный, самый поэтический альбом с удивительным звучанием. Кстати, «Кино» я собирал еще до того, как появился винил. У меня были все альбомы «Кино» на бобинах. А потом, когда пошли кассеты, вот эти японские кассетники в 80-е годы, то у меня была «Звезда по имени солнце», «Последний герой» на кассетах. Но вот эта виниловая пластинка – историческая, потому что это первый полноформатный альбом группы «Кино», который вышел в Советском Союзе. Предлагаю поставить. Ставим?

М.КУНИЦЫН: Давайте. Ставим.

В.РЫЖКОВ: Поехали.

М.КУНИЦЫН: Владимир сам управляет проигрывателем, потому что как настоящий коллекционер он не доверяет мне свои драгоценные виниловые диски.

В.РЫЖКОВ: Да.

(звучит песня «Видели ночь»)

М.КУНИЦЫН: В эфире – программа «Винил». Напоминаю телефон, по которому вы можете присылать нам свои вопросы, +7 985 970-45-45. В гостях у нас Владимир Рыжков.

В.РЫЖКОВ: Я думаю, задали мы настроение замечательным Виктором Цоем с альбома «Ночь».

М.КУНИЦЫН: Да, а у меня к вам, знаете, какой вопрос?

В.РЫЖКОВ: Да?

М.КУНИЦЫН: Скажите, пожалуйста, вот, какой был ваш первый проигрыватель и первые пластинки? С какого времени началось коллекционирование?

В.РЫЖКОВ: С 6-го класса. Мы тогда жили на Алтае в райцентре, был такой райцентр (он и сейчас есть), Шипуново называется. Знаменитый район на Алтае, хлеборобный, хлебосольный. И мама, зная мою неистребимую любовь к музыке, купила… Может быть, вы помните, Михаил, был такой проигрыватель «Юность».

М.КУНИЦЫН: Владимир, у меня тоже была «Юность».

В.РЫЖКОВ: Такой светло-коричневый.

М.КУНИЦЫН: А у меня – светло-зеленый. То есть ваша юность была коричневая, моя – зеленая.

В.РЫЖКОВ: Ближе к оранжевому, да. Был такой чемоданчик из кожзаменителя с такими защелочками. И когда этот чемоданчик открывался, то крышка превращалась в колонку с довольно, я бы сказал, отвратительным звуком, как мы теперь все понимаем.

М.КУНИЦЫН: А помните, как он грелся?

В.РЫЖКОВ: Грелся он ужасно. И я всегда поражался, как в это крохотное устройство влезает большая пластинка. То есть она занимала там всё это место. И, вот, мама купила мне… Да, это был 6-7-й класс. Купила эту «Юность». А пластинки первые я толком не помню. Скорее всего, это было что-то советское типа какая-нибудь там Любовь Лядова, если кто знает.

М.КУНИЦЫН: Людмила.

В.РЫЖКОВ: Людмила Лядова, да, совершенно верно.

М.КУНИЦЫН: Да, была замечательный композитор, исполнитель.

В.РЫЖКОВ: Да-да-да. Но я запомнил, такой был замечательный журнал «Кругозор», если вы помните.

М.КУНИЦЫН: «Кругозор», конечно. Он у нас уже звучал в программе.

В.РЫЖКОВ: С такими голубыми гибкими грампластинками, которые я вырезал криво ножницами. И странная такая мятая… Они еще мялись очень сильно. Мятая такая, голубая, напоминающая рентгеновский снимок пластинка ставилась на эту «Юность» и вдруг оттуда начинал звучать какой-нибудь «Boney M.».

М.КУНИЦЫН: Это была, кстати, крутая пластинка из «Кругозора».

В.РЫЖКОВ: Это реально крутая. Группа «Smokie».

М.КУНИЦЫН: И «Uriah Heep».

В.РЫЖКОВ: Да.

М.КУНИЦЫН: «Uriah Heep».

В.РЫЖКОВ: И, вот, что интересно. Мне кажется, до сих пор еще люди, которые жили тогда, они слушают «Smokie» и слушают «Boney M.», и мне кажется, все это из этого «Кругозора» вышло. Вся любовь к этим группам вышла из вот этого самого «Кругозора».

М.КУНИЦЫН: Кстати, пока Владимир ставит сейчас пластинку на проигрыватель…

В.РЫЖКОВ: Да. Поэтому это такой был первый проигрыватель, а дальше пошло-поехало. И уже потом, когда мы переехали в Барнаул (это столица Алтайского края), у меня появилась «Вега-120». Это такой был крутой проигрыватель, его делали в Бердске.

М.КУНИЦЫН: Он с усилителем был уже, по-моему.

В.РЫЖКОВ: С усилителем.

М.КУНИЦЫН: Встроенным. Не с отдельной вертушкой.

В.РЫЖКОВ: Да. С польской иголкой.

М.КУНИЦЫН: Унитра Фоника.

В.РЫЖКОВ: Унитра Фоника, совершенно верно.

М.КУНИЦЫН: Да. Она тоже у меня была.

В.РЫЖКОВ: Это была совершенно другого уровня вещь.

М.КУНИЦЫН: У него был лифт!

В.РЫЖКОВ: Абсолютно, абсолютно! А грузик?

М.КУНИЦЫН: И грузик, да.

В.РЫЖКОВ: И грузик, который можно было вертеть и менять прижим иглы.

М.КУНИЦЫН: Кстати, маленькое дополнение. Раньше граммофонные пластинки проигрывались с такой силой давления звукоснимателя, что стиралась эта пластинка в стружку. А сейчас для воспроизведения виниловой пластинки устанавливается до 1,5 граммов вес, и давление иглы на пластинку – это же главный момент механического снятия звука, самое важное.

В.РЫЖКОВ: Да-да-да. Чтобы не было слишком слабо, чтобы не было слишком сильно. И вот когда появилась «Вега», а дальше я стал собирать. Усилитель «Амфитон». А потом появились… Может быть, Миша, помните, такие были огромные колонки «Радиотехника», по-моему, или рижские, или таллинские какие-то, Прибалтика.

М.КУНИЦЫН: Это уже очень высокого качества были.

В.РЫЖКОВ: И вот представьте себе, у меня была «Вега», шикарный проигрыватель, у меня был «Амфитон», мощный 100-ваттный усилитель, у меня были вот такие огромные с гигантскими басами колонки «Радиотехника». У меня еще был эквалайзер.

М.КУНИЦЫН: Вы – крутой парень. Ну, что я могу сказать? (смеется)

В.РЫЖКОВ: Эквалайзер дорожек на 20, где я мог выставлять верхние, средние, низкие. И это просто занимало у меня кучу времени, как я выставлял идеальный звук. Сейчас, кстати, все живое, потому что у меня друг в Барнауле, его зовут Геннадий, у него сын сделал такую любительскую рок-группу и им понадобился усилитель и колонки. И я отдал им вот этот «Амфитон», по-моему, назывался 101, «Амфитон-101».

М.КУНИЦЫН: И он у них?

В.РЫЖКОВ: И он у них, он играет. Ему уже лет 30, он играет.

М.КУНИЦЫН: Ставим следующую пластинку.

В.РЫЖКОВ: Да. Сейчас я вас порадую золотым периодом еще одной моей любимой группы «Rolling Stones». И это очень красивая пластинка (Сетевизору покажу), это «Big Hits» 1969 года. Это «Rolling Stones», это родная дековская пластинка, это «Rolling Stones» раннего периода, еще до того, как у них утонул и погиб основатель группы Брайан Джонс.

М.КУНИЦЫН: 1969-й год.

В.РЫЖКОВ: 1969-й. Это хиты их первых 5-7 альбомов. И мы сейчас послушаем вещь, «Jumping Jack Flash», которую они играют на каждом концерте. То есть это вещь, которая вошла в их золотой фонд, и роллинги часто либо открывают концерт этой вещью, либо заканчивают.

М.КУНИЦЫН: Красивая пластинка в идеальном совершенно состоянии.

В.РЫЖКОВ: Сейчас послушаем, как она звучит еще.

М.КУНИЦЫН: Первая песня. Сейчас у нас подъедет иголка к ней.

В.РЫЖКОВ: Все, поехали!

(звучит песня «Jumping Jack Flash»)

М.КУНИЦЫН: В эфире – программа «Винил», в гостях программы – политик и историк Владимир Рыжков. Владимир, у меня, знаете, какой к вам вопрос? Вот, рок и политика. Ведь, был момент, когда рок-музыка воспринималась исключительно как музыка протеста.

В.РЫЖКОВ: Ну, весь русский рок. Вспомните «Алиса», «Мы вместе». Вспомните…

М.КУНИЦЫН: «Перемен мы требуем, перемен».

В.РЫЖКОВ: «Перемены» — это вообще гимн на все времена Цоя. «Перемен, мы ждем перемен». Вспомните, как воспринимались эзотерические и философские тексты того же Бориса Гребенщикова. Там находили столько политики. Даже там в словах «Сидя на высоком холме, я часто вижу сны, и вот что чудится мне». Да, это, кстати, был первый (тоже он у меня есть), это был первый сборник Гребенщикова, выпущенный в Советском Союзе.

М.КУНИЦЫН: А вот повлияла рок-музыка на взгляды?

В.РЫЖКОВ: Очень сильно. То есть я, вообще, в принципе, вырос… Почему я сегодня поставил «Кино» первым? Потому что, ну, самая моя любимая группа, хотя, я очень люблю и ДДТ, и многие вещи «Алисы». Я очень люблю «Аквариум» и так далее. Но была такая замечательная группа (она и сейчас есть) «Телевизор», которая делала…

М.КУНИЦЫН: «Телевизор», Борзыкин был Михаил.

В.РЫЖКОВ: Борзыкин. А ВИА какой был великолепный альбом тоже.

М.КУНИЦЫН: Я был знаком, кстати, с этим коллективом.

В.РЫЖКОВ: И, вот, действительно, это была не просто музыка протеста, это была музыка свободы. То есть весь русский рок – он был про свободу. И поэтому естественно, что он сыграл огромную роль вообще в изменениях в стране, в изменениях в атмосфере. Поэтому стояли такие очереди за этими дисками, каждый альбом становился событием. Каждый альбом становился событием.

М.КУНИЦЫН: Каждый альбом каждой группы.

В.РЫЖКОВ: Я вспоминаю, как вышел первый альбом «Алисы», «Энергия», по-моему, он назывался. Потом следующий вышел не помню, потом «Шестой лесничий». Их ждали. А ДДТ замечательный первый альбом какой. Там все тексты были политические. Там, про террориста и так далее, и так далее.

М.КУНИЦЫН: Вопрос от слушателей. Серж вас спрашивает: «Какую и когда вы приобрели первую пластинку заграничного производства?»

В.РЫЖКОВ: Я ее обменял. Причем, не знаю, сейчас мне, наверное, скажут, что я идиот. Короче говоря, у меня был шеститомник Майн Рида в Барнауле.

М.КУНИЦЫН: Тоже, кстати, наверное, каким-то образом он достался-то… Майн Рида не так легко было купить в те времена.

В.РЫЖКОВ: У нас была подписка «Огонька» знаменитая, и по подписке «Огонька» мы получали все эти замечательные собрания сочинений. И, вот, хорошо, что меня мама не слышит. У нее вчера был день рождения, кстати.

М.КУНИЦЫН: Поздравляем.

В.РЫЖКОВ: Потому что Майн Рид исчез бесследно, она не знает, как и когда. Вот сейчас я признаюсь в эфире, что Майн Рид исчез в обмен на двойной концертник группы «Genesis». Есть такой замечательный альбом совершенно, до сих пор у меня стоит, «Three Sides Live». Великолепный абсолютно! И, вот, я променял у одного приятеля, такого, с легкими спекулятивными наклонностями. Он у меня взял шеститомник Майн Рида, а я заполучил себе «Genesis». Это родной английский года выхода альбом 1983-й, по-моему, или 1981-й. Вот, пожалуй, это такое мое первое капитальное…

М.КУНИЦЫН: Капитальное приобретение.

В.РЫЖКОВ: Капитальное приобретение, да, если говорить о западной музыке. Ну чего, успеем мы еще чего-нибудь, да?

М.КУНИЦЫН: Конечно, успеем.

В.РЫЖКОВ: Знаете что? Я сейчас хочу предложить… Мы послушали сейчас 2 хита, «Кино» и роллинги. Но роллинги еще по отдельности делают замечательные сольники, и гитарист, ритм-гитарист и автор почти всей музыки «Rolling Stones» Кит Ричардс выпускает обалденные рок-блюзовые альбомы. И во многом, с моей точки зрения, Кит Ричардс даже круче, чем сами «Rolling Stones». Такая, мужская, прокуренная, пропитая жесткая красивая музыка. И давайте мы сейчас до новостей успеем послушать…

М.КУНИЦЫН: А сейчас нет новостей. Мы спокойно с вами работаем до конца часа.

В.РЫЖКОВ: А, ну всё. Тогда вот такой альбом, «Talk Is Cheap» («Дешевый базар» можно перевести), 1988-й год. Вещь называется «Big Enough». Любители блюза и такого, крепкого, прокуренного блюз-рока, наслаждайтесь.

М.КУНИЦЫН: Напоминаю, что у нас в эфире программа «Винил», пластинки в прямом эфире. И сегодня в гостях Владимир Рыжков.

(звучит «Big Enough»)

М.КУНИЦЫН: В эфире – программа «Винил», напоминаю номер телефона для SMS-сообщений +7 985 970-45-45. У нас есть вопрос. Лилия из Казани спрашивает: «Может быть, вы подскажете, где приобрести иголки для пластинок?» Лилия, уточните, пожалуйста, для каких пластинок?

В.РЫЖКОВ: Не, а я сходу скажу. Я искал как раз для своей древней «Веги», которая у меня до сих пор жива в Барнауле, я искал вот эту Унитровскую головку.

М.КУНИЦЫН: Новую?

В.РЫЖКОВ: Новую. Я поехал на Митинский радиорынок, там стоят такие мужички.

М.КУНИЦЫН: И у них запасы этих иголок.

В.РЫЖКОВ: И у них, по-моему, запасы всего. Я говорю… Я так, робея и ни на что особо не надеясь, говорю «А, вот, вы знаете, у меня там «Вега». Они говорят «Унитра? Не вопрос». И тут же мне достали откуда-то, знаешь, из коробки или из кармана свеженькую, хорошую.

М.КУНИЦЫН: Свеженькую, запечатанную, не юзаную?

В.РЫЖКОВ: Абсолютно, абсолютно. Митинский радиорынок. Совет бывалого.

М.КУНИЦЫН: Там, кстати, не счесть сокровищ. Там есть и патефонные иголки, и иголки для электропроигрывателей типа «Россия», «Юность».

В.РЫЖКОВ: Да там все есть, на самом деле.

М.КУНИЦЫН: Там была головка звукоснимателя, ГЗК она называлась.

В.РЫЖКОВ: Миш, я даже думаю, они там могут найти и вот эту стальную пилу, которая пилит ваши пластинки 10-х годов.

М.КУНИЦЫН: Да-да-да.

В.РЫЖКОВ: Если покопаться, я думаю, что…

М.КУНИЦЫН: Стальные иглы там есть.

В.РЫЖКОВ: Наверняка.

М.КУНИЦЫН: Но дело в том, что пластинки, конечно, лучше обыгрывать хорошими, современными иглами на хороших проигрывателях, где отрегулирован нажим иглы. Владимир готовит следующую пластинку уже из своей коллекции.

В.РЫЖКОВ: Да-да-да.

М.КУНИЦЫН: Нам пишет Евгений из Пензы: «Если бы не роллинги с битлами, был бы я сегодня сам не свой. Спасибо, Владимир».

В.РЫЖКОВ: Ну, еще не вечер, мы еще вас порадуем. У нас еще большая программа.

М.КУНИЦЫН: Так что оставайтесь с нами, слушайте и задавайте свои вопросы.

В.РЫЖКОВ: Оставайтесь с нами, да, и я вам обещаю, что музыка будет хорошая. Так, ну чего?

М.КУНИЦЫН: Давайте следующую.

В.РЫЖКОВ: Да, давайте. Смотрите, вот это обалденный, совершенно замечательный альбом. Это Элтон Джон.

М.КУНИЦЫН: Красивый альбом. На нем изображено фортепиано, черного цвета рояль.

В.РЫЖКОВ: Вот, гляньте, какая барабанная установка здесь изображена, какая красота.

М.КУНИЦЫН: «Гляньте» — это, конечно, рассказывает для зрителей Сетевизора Владимир. Я вам опишу, что группа ударников в золоте и черный рояль.

В.РЫЖКОВ: Да. И вот смотрите, это не просто концертник Элтона Джона, это его лучший концертник. Та сторона, которую мы сейчас будем слушать, записана в Лондоне в Royal Festival Hall, а вторая сторона записана в Madison Square Garden в Нью-Йорке. И это золотая пора Элтона Джона, это его ранние альбомы, это его первые хиты. Это великолепно записанная музыка. И мы сейчас послушаем.

М.КУНИЦЫН: 1976-й год.

В.РЫЖКОВ: 1976-й год, да. Это родной английский…

М.КУНИЦЫН: Роскошная вокальная форма у него.

В.РЫЖКОВ: Все роскошное. То есть это просто пик. Он и сейчас хорош, но тогда он был необычайно хорош.

М.КУНИЦЫН: Какой трек на пластинке?

В.РЫЖКОВ: Мы послушаем «Honky Cat». И просто, вот, даже оцените (это же концертная запись), оцените, насколько это замечательно звучит и как это здорово.

(звучит песня «Honky Cat»)

М.КУНИЦЫН: Программа «Винил». В гостях в студии Владимир Рыжков, он принес коллекцию своих очень интересных пластинок. Я получаю удовольствие. Надеюсь, что и вы, слушая вместе с нами, уважаемые радиослушатели, тоже в это позднее время, услышав эти потрясающие вечные мелодии, проводите с нами время с удовольствием.

В.РЫЖКОВ: Я уверен, что Николай делает шикарный звук. Да, Николай? Да, хорошо.

М.КУНИЦЫН: Да, спасибо, что за звукорежиссерским пультом Николай Котов. И мы тут работаем все ди-джеями, у каждого по проигрывателю.

В.РЫЖКОВ: Крутим, да, крутим диски. «Крутятся диски» — такая была песня.

М.КУНИЦЫН: У нас приходит много сообщений и, кстати, одно из сообщений касается Сетевизора «Почему не видно ведущего в Сетевизоре?» Ну, не видно и не важно.

В.РЫЖКОВ: Ну, такой вот он скромный. Скромный он.

М.КУНИЦЫН: Скромный ведущий. Сегодня он сидит…

В.РЫЖКОВ: Михаил затаился.

М.КУНИЦЫН: Затаился, да.

В.РЫЖКОВ: Я его вижу – он в прекрасной форме, я вас уверяю. Все в порядке.

М.КУНИЦЫН: Так что программа идет живьем, это абсолютная правда.

В.РЫЖКОВ: Уже видно, да?

М.КУНИЦЫН: А, уже видно. Ну всё.

В.РЫЖКОВ: Как раньше «Глянь, рукопожатие крепкое у него, да». (все смеются)

М.КУНИЦЫН: Где-то это припоминается совсем недавно.

В.РЫЖКОВ: Да-да-да. А еще в нашем случае можно сказать «Не так сели».

М.КУНИЦЫН: Не так сели. (все смеются) Но мы сели так, потому что мы распределили сегодня обязанности и очень мне приятно, что гость взял на себя часть функций и сам ставит пластинки. Подчеркну, что для коллекционера это очень важно самому управлять техникой, аккуратно касаться своих любимцев, потому что те, кто не видит, я опишу: все пластинки у Владимира в идеальном состоянии, не захватанные, не запиленные, не залапанные. Так что…

В.РЫЖКОВ: Не залитые клеем «Момент».

М.КУНИЦЫН: Да. Что следующее мы приготовили?

В.РЫЖКОВ: Да. Ну вот я сейчас хочу поставить очень красивую, но чуть более сложную музыку. Я очень люблю такое направление в рок-музыке как арт-рок. И одна из моих любимейших групп (я уже раньше об этом говорил) – это группа «Genesis». Я их начал собирать еще на бобинах. Вот сейчас мы с Николаем обсуждали, что бобины требуют большого трудолюбия, потому что ее нужно достать…

М.КУНИЦЫН: Лентяй не может слушать виниловые бобины.

В.РЫЖКОВ: Ее нужно достать из коробки, притащить магнитофон, поставить, сделать этот зажим, промотать пленку, включить, если нужно, перемотать обратно. То есть это целая история.

М.КУНИЦЫН: Ну, я не любил пленку.

В.РЫЖКОВ: Молодежь, кто нас слушает, она не понимает, что слушать музыку на бобинах – это целое приключение. На любителя. Но, вот, я группу «Genesis» очень люблю и я принес совершенно обалденный их альбом замечательный «A Trick of the Tail» 1975 года. Причем, этот альбом важен был для группы, потому что годом раньше из нее ушел Питер Гэбриэл, лидер и основной вокалист группу «Genesis», они остались вчетвером и встал вопрос, кто будет петь. И тогда над барабанной установкой, за которой сидел Фил Коллинз, повесили микрофон и Фил Коллинз, стуча по барабанам, умудрялся при этом еще замечательно петь. И все ждали, что сделает группа после ухода Гэбриэла, потому что, ну, все думали в музыкальном мире, что, ну, Гэбриэл – это вся группа или полгруппы.

М.КУНИЦЫН: Да, что, собственно, она и держалась на нем.

В.РЫЖКОВ: А в результате они выдали феноменальный альбом, который, возможно, вообще лучший в их карьере, в 1975 году. И давайте сейчас послушаем очень красивую вещь с этого альбома 1975 года, называется она «Squonk». Ставлю, да?

М.КУНИЦЫН: Так, ставьте.

В.РЫЖКОВ: Есть.

(звучит песня «Squonk»)

М.КУНИЦЫН: В эфире программа «Винил».

В.РЫЖКОВ: Ну вот такой замечательный Фил Коллинз.

М.КУНИЦЫН: Да, мы продолжаем вместе с Владимиром Рыжковым слушать.

В.РЫЖКОВ: Стучит по барабанам и при этом как поет замечательно, какая музыка красивая.

М.КУНИЦЫН: Очень красивая музыка. Я тоже большой поклонник рок-музыки при том, что в моей коллекции существует все, начиная от классики, заканчивая…

В.РЫЖКОВ: И у меня также. И джаз, и блюз, и классическая музыка, все, что угодно. Я вообще… Ну, сегодня просто тема у нас «Классический рок», поэтому я принес классические рок-альбомы.

М.КУНИЦЫН: Но, все-таки, классический рок – самая близкая по резонансу вашим…

В.РЫЖКОВ: Для меня – да. Ну, это мое поколение. 70-е – 80-е годы, собственно говоря, весь мир тогда слушал классический рок. Вообще 60-е – 70-е годы – это золотая эпоха рока. Уже 80-е – 90-е не дали миру ничего сопоставимого с тем, что делали великие группы.

М.КУНИЦЫН: Ну, уже и попса наступала. Да и потом как-то сами рок-исполнители стали работать в более какой-то…

В.РЫЖКОВ: Да, уже стандарт пошел. Стандарт пошел, самоповторы. То есть в 60-е – 70-е просто группы делали революции, причем некоторые делали несколько революций как те же Битлз или «Rolling Stones», или «Pink Floyd», когда они в ходе своей карьеры просто меняли стиль кардинально, находили какие-то новые ходы, новое звучание. Сейчас этого нет. Поэтому да, для меня классический рок – это, как бы, основа и я много очень его собирал, собираю и продолжаю следить. Вот сейчас в марте выходит новый альбом Дэвида Боуи. Уже есть первый сингл, первый видеоклип. Потрясающе, всем рекомендую.

М.КУНИЦЫН: Это вот как раз Владимир сейчас отвечает, даже не зная того, на вопрос нашего радиослушателя Кирилла Алексеевича из Москвы, который спрашивает «Скажите, а есть ли музыка современная, неизданная на виниле, но которую бы вам очень хотелось иметь у себя именно на виниловой пластинке?»

В.РЫЖКОВ: А вы знаете, я скажу вам так, что сейчас все серьезные релизы, всех…

М.КУНИЦЫН: Дублируются.

В.РЫЖКОВ: Абсолютно, абсолютно. Вот сейчас пошла опять, пошел ренессанс винила. Дело в том, что винил дает более качественный звук, это известно, потому что компакт-диск – он сжимает звук. Он его оцифровывает и сжимает. И он примерно в 2 раза меньше дает нюансов и тонкостей, чем виниловая пластинка. Поэтому настоящие меломаны, кто хочет, действительно, ощутить живой звук, как он был в студии, когда дрожала струна, когда палочка била по барабану, когда дыхание Мика Джаггера или Боба Дилана в микрофон есть, все вот эти тончайшие нюансы, то это не компакт-диск.

М.КУНИЦЫН: Все это слышится на виниле. Вот именно поэтому на радиостанции «Эхо Москвы» и появилась программа «Винил».

В.РЫЖКОВ: Замечательно. Я это приветствую. Давайте послушаем сейчас Майка Резерфорда, раз уж мы говорим о «Genesis». Все 5 участников «Genesis» еще великолепно делали и делают сольную карьеру – и тот же Фил Коллинз, и тот же Тони Бэнкс, я уже не говорю о Питере Гэбриэле. И Стив Хэкетт, и все. И Майк Резерфорд, гитарист, ритм-гитарист и один из основателей группы, у него прекрасные сольные альбомы. И вот это альбом 1985 года. Это немножко более легкая музыка. Но у нас же ночной эфир? Почему нам грузить людей сложной музыкой? Давайте послушаем такую вот легкую музыку, Майк Резерфорд, 1985-й год.

(звучит песня «All I Need Is A Miracle»)

М.КУНИЦЫН: В ночном эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Винил», в гостях Владимир Рыжков, мы слушаем пластинки из его коллекции. У нас есть вопрос: «Какая у вас сейчас система?» — спрашивает Кощей.

В.РЫЖКОВ: А можно говорить? Это не будет пропагандой чего-нибудь? Сейчас же все борются с какой-нибудь пропагандой. Я возьму сейчас невзначай что-нибудь не то спропагандирую. Не, у меня просто хорошая, простая японская вертушка-полуавтомат, очень хорошее качество звука.

М.КУНИЦЫН: С поиском трека или же без?

В.РЫЖКОВ: Нет, без. Просто. Вот как раз к вопросу, то, что Николай говорил. Трудолюбиво подходишь, кладешь…

М.КУНИЦЫН: Подходишь, выбираешь трек, ставишь.

В.РЫЖКОВ: Да. По-другому никак.

М.КУНИЦЫН: Мы обсуждали просто эту тему, пока звучала музыка, что, действительно, пластинки и магнитофонную пленку слушают люди, способные трудиться.

В.РЫЖКОВ: Да, упорно причем.

М.КУНИЦЫН: Упорно трудиться.

В.РЫЖКОВ: Да. Давайте сейчас, все-таки, мы рок обещали сегодня крутить. Как можно говорить о классическом роке без хард-рока?

М.КУНИЦЫН: Невозможно.

В.РЫЖКОВ: Как можно говорить о хард-роке без Ричи Блэкмора и Дио, да? И вот я просто взял замечательную пластиночку «Rainbow», альбом называется «Rising». Давайте немножко хард-рок послушаем.

М.КУНИЦЫН: Заводите.

В.РЫЖКОВ: Завел. Песня называется «Tarot Woman».

(звучит песня «Tarot Woman»)

М.КУНИЦЫН: «Очень уважаю Владимира, и тем интереснее узнать его с другой стороны. Музыка классная», — пишет Яна из города Пермь.

В.РЫЖКОВ: Времени мало, Яна. Если бы нам Алексей Алексеевич Венедиктов волю дал, мы бы с Михаилом до утра бы вас развлекали.

М.КУНИЦЫН: Да, до утра мы способны развлекать совершенно запросто.

В.РЫЖКОВ: Мы бы крутили вам еще в 100 раз больше хорошей музыки.

М.КУНИЦЫН: Есть вопросы, Владимир. «А как вам творчество группы «Аукцион»?» — спрашивают.

В.РЫЖКОВ: «Юла», последний альбом – фантастика. Всем, кто не слышал, рекомендую. Я вообще считаю, что 2 события прошлого года – это «Иначе» ДДТ и «Юла» «Аукциона». Фантастический альбом.

М.КУНИЦЫН: Следующий вопрос. Кощей спрашивает: «Вы забыли про Бутусова и «Наутилус». Мы не забыли.

В.РЫЖКОВ: Я не забыл. Я его вживую в Барнауле слышал. Когда еще в Москве никто не знал Бутусова, был рок-фестиваль в Барнауле, во Дворце спорта и там играл «Наутилус» и с этими его подкрашенными глазами, и с этой его, так сказать, загадочной неподвижной стойкой и так далее. Это было просто великолепно.

М.КУНИЦЫН: Да это было вообще открытие 80-х годов.

В.РЫЖКОВ: Я очень люблю «Наутилус». «Ален Делон пьет одеколон», а как же.

М.КУНИЦЫН: А «Шар цвета хаки»?

В.РЫЖКОВ: А «Шар цвета хаки». А «Гудбай, Америка, О»? Очень актуальная песня.

М.КУНИЦЫН: «Владимир, как вы пополняете свой музыкальный багаж? Есть ли у вас друзья, которые вам могут что-то посоветовать?»

В.РЫЖКОВ: Да.

М.КУНИЦЫН: Ну, в смысле пластинок. Как вы пополняете коллекцию?

В.РЫЖКОВ: Да, конечно. Ну, я еще и слежу и за новинками. И, вот, знаете, что я сейчас хочу напоследок предложить? Да? Или что-то еще хотели?

М.КУНИЦЫН: Перед тем, как поставить, я просто хочу сказать, что эта пластинка, которую поставит Владимир, будет у нас последняя.

В.РЫЖКОВ: На сегодня.

М.КУНИЦЫН: На сегодня, да. И я благодарю вас за участие в нашей программе. С вами были Михаил Куницын и Владимир Рыжков в программе «Винил».

В.РЫЖКОВ: Да, замечательно пролетел час. А я вот как раз хочу проиллюстрировать этой пластинкой мысль о том, что сейчас все серьезные релизы обязательно выходят на виниле. Вот сейчас на проигрывателе крутится только что, месяц назад вышедший альбом Боба Дилана, новейший, называется «Tempest». И он издан, двойной альбом на виниле. И, вот, наслаждайтесь. Новейший Боб Дилан на виниле.

М.КУНИЦЫН: А мы прощаемся с вами.

В.РЫЖКОВ: Да. До встречи.

М.КУНИЦЫН: До новых встреч через неделю. До свидания.

(звучит песня «Duquesne Whistle»)


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире