09 июня 2008
Z Цена Победы Все выпуски

Война на Тихом Океане


Время выхода в эфир: 09 июня 2008, 21:05

Д. ЗАХАРОВ: Здравствуйте, в эфире программа «Цена Победы» и я, ее ведущий Дмитрий Захаров. У меня сегодня в гостях историк Андрей Мартынов.

А. МАРТЫНОВ: Добрый вечер.

Д. ЗАХАРОВ: И тема нашего разговора: «Война на Тихом океане». Я думаю, мы начнем с самого начала, то есть с предпосылок возникновения японо-американского конфликта.

А. МАРТЫНОВ: События Перл-Харбора отступают своими корнями практически на 35 лет. Корень этого конфликта связан с Портсмутским миром – миром, подписанным 23 августа (5 сентября) 1905 года между Россией и Японией, положившим конец Русско-японской войне. Посредником выступили Соединенные Штаты, как раз на территории Америки, в Портсмуте, этот мир был подписан. И этот мир положил начало противостоянию Америки и Японии. Японцы были недовольны тем, что американцы активизировали свои геополитические интересы в этом регионе и поддерживали практически Россию в этом мире, и также нужно учитывать, что эти интересы действительно были, и это привело к тому, что между Америкой и Японией нарастала конфронтация. Она усилилась в связи с агрессией Японии против Китая в 1931 году, когда был оккупирован северо-восток Китая, и в итоге привела к тому, что Америка практически объявила Японии экономическую блокаду. Япония практически всю нефть покупала через Соединенные Штаты Америки, и можно сказать, что к 1941 году японцы оказались, как сейчас принято говорить, на нефтяной игле, и приток нефти через эту иглу практически прекратился. Это как раз и привело к тому, что у японцев оставался один выход: путем силы заставить Соединенные Штаты снять эту экономическую блокаду и возобновить поставки.

Д. ЗАХАРОВ: Ну, Япония вообще страна, которая зависит от поставок сырья в любой отрасли промышленности. И помимо нефти и бензина, все, что необходимо для функционирования экономики, в Японию завозится, завозилось и завозится. Здесь ведь вопрос еще такой: японцы не могли не понимать, что их военная машина не в состоянии вести эффективную войну против Соединенных Штатов, особенно длительную войну.

А. МАРТЫНОВ: Совершенно верно. И здесь самое парадоксальное, что победитель Перл-Харбора адмирал Исороку Ямамото был как раз одним из самых активных противников этой войны. Он прекрасно понимал – он в свое время посещал Соединенные Штаты еще будучи капитаном II ранга – и он прекрасно понимал экономические и военные ресурсы Соединенных Штатов и собственной страны. И он постоянно подчеркивал, что долго эта война продлиться не может и Япония в этой войне будет обречена. Тем не менее, с одной стороны, приказ, с другой стороны, воля императора, и это привело к тому…

Д. ЗАХАРОВ: Ну, скажем, условная воля императора. Скорее, это все-таки было военно-политическое решение на уровне правительства.

А. МАРТЫНОВ: Можно и так сказать. Но факт в том, что Ямамото очень точно сказал о сроках побед в этой войне. Он сказал, что «если нам удастся провести удачную операцию против Перл-Харбора, мы сможем удерживать инициативу не более полугода». Так оно и оказалось. К маю-июню 1942 года счастье от японцев начало постепенно отворачиваться.

Д. ЗАХАРОВ: Надо сказать, что просто даже, абстрагируясь от всего, ни демографически, ни экономически японцы не были в состоянии противостоять такому колоссу, как Соединенные Штаты. По сути, нападение на Перл-Харбор было самоубийственным актом для Японии, потому что была заложена мина замедленного действия, детонация которой была неизбежна. И после войны, когда Мак-Артур встречался с японскими военными, он спросил у них, почему они напали на Перл-Харбор, на что ему ответили: «Ну как же, у вас там находилась основная база военно-морского флота». На что Мак-Артур сказал: «Если б я был на вашем месте, я бы напал на Гуам, потому что там находилось основное нефтехранилище и запасы боеприпасов».

А. МАРТЫНОВ: Кстати, интересно, что ведь и на Перл-Харборе тоже были достаточно большие запасы топлива. И когда японцы 7 декабря 1941 года напали на базу, то капитан Фучидо, который командовал авиационной группировкой, предлагал нанести вторую атаку, и в том числе предлагал нанести удары по нефтехранилищам. Но так как в тот момент из Перл-Харбора были выведены авианосцы и их местонахождение Ямамото не было известно и опасаясь атаки со стороны именно американских авианосцев, Ямамото и другие руководители этой операции настояли на том, чтобы как можно быстрее выйти из этого квадрата, выйти из зоны поражения. Но интереснее здесь другое, что когда война уже закончилась, то американцы допрашивали членов генштаба Ямамото, сам Ямамото к тому времени, если не ошибаюсь, в 1943 году, погиб, и одному из старших офицеров следователь задал вопрос: «Почему вы нанесли удар по линкорам, по аэродромам, но при этом не нанесли удар по нефтеналивным сооружениям, нефтехранилищам?» Этот офицер японский очень удивился, что они там были, и на следующую ночь он попытался совершить самоубийство, просто считая, что это его ошибка, его вина, что этот удар не был нанесен и что это способствовало в конечном счете поражению. Ну, его, слава богу, откачали.

Д. ЗАХАРОВ: На самом деле слухи об американских потерях в Перл-Харборе, как говорится, сильно преувеличены. Ущерб американский флот, безусловно, понес, военно-воздушные силы тоже, но не такого масштаба, чтобы парализовать действия американского флота и американской авиации.

А. МАРТЫНОВ: В историографии, как правило, говорится о четырех линкорах, о 188 самолетах и примерно трех тысячах человек. Но реально можно говорить о безвозвратной потере только одного линкора, «Аризона». Остальные действительно получили повреждения, особенно «Оклахома», но эти три линкора оставшихся, их подняли, благо вообще-то глубина в Перл-Харборе относительно большая и поднять их не составляло сложности, они просто легли на грунт, и в последующем они принимали участие, в частности, в разгроме японского флота в заливе Лейте в 1944 году. «Аризона», действительно, превратился в мемориал Перл-Харбора. Ходит даже красивая легенда, с ним связанная, «Слезы линкора» или «Слезы «Аризоны». Дело в том, что какое-то время из затонувшего линкора поднимались капли масла и ходила легенда, что линкор плачет по своему экипажу. Ну а собственно японские потери – официально 29 самолетов и пять малых подводных лодок.

Д. ЗАХАРОВ: Причем малые подводные лодки никакой роли в атаке, по сути, не сыграли.

А. МАРТЫНОВ: Здесь тоже не все так просто. Во-первых, ввиду того, что японцы всегда, кстати, еще и в Русско-японскую войну это было связано, они всегда скрывали свои потери. Архив японского министерства обороны располагался в Хиросиме, и что там было написано реально о потерях, скажем так, это уже неизвестно. И в этом плане было ли действительно 29 самолетов или больше здесь просто очень сложно судить.

Д. ЗАХАРОВ: Вы знаете, год назад было издано исследование совместное японо-американское, где подводились итоги атаки на Перл-Харбор. И очень детально, тщательно они выясняли, где, кто и когда был сбит. Дело в том, что успели взлететь несколько американских летчиков, буквально восемь человек, которые и сбили эти 29 самолетов. Был человек, который сбил четырех японцев. Он совершил два боевых вылета, и как это показано в небезызвестном фильме «Перл-Харбор», был сбит собственным зенитным пулеметом, когда заходил на посадку после второго вылета. При всем при том, что атака на Перл-Харбор напоминала атаку немцев на нас 22 июня, то есть абсолютная неожиданность, абсолютная неготовность на всех уровнях к ведению каких бы то ни было боевых действий, тем не менее отдельные летчики проявили и мужество, и умение вести бой. При том, что самолеты были выведены на учебные базы 6 декабря, крупнокалиберные пулеметы были разряжены, потому что им предстояло вести учебные стрельбы по конусу, и чтобы не дай бог из тяжелого пулемета не угробить того, кто этот конус тянет, оставили заряженными только пулеметы винтовочного калибра, то есть они вели первый боевой вылет, скажем так, на кастрированных самолетах, и тем не менее показали достаточную эффективность. 29 самолетов – это все-таки кое-что.

А. МАРТЫНОВ: В этом, наверное, и средства ПВО кораблей тоже нанесли…

Д. ЗАХАРОВ: Практически нет. Практически нет, потому что они атаковали японскую авиацию уже на уходе, то есть первая волна отбомбилась и они преследовали уходящие японские бомбардировщики.

А. МАРТЫНОВ: Кстати, так в фильме «Перл-Харбор» и показывают.

Д. ЗАХАРОВ: Да, да, достаточно правдоподобно. И долго не могли понять, куда делся один японский летчик с этих 29 самолетов. В конечном итоге была обнаружена информация о том, что его самолет был сбит, то есть пилот был тяжело ранен и сел на вынужденную, а штурман выбрался из самолета и отстреливался до последнего. Когда американская полиция военная его окружила, он, расстреляв все патроны, совершил самоубийство. Вот такая история. При том, что американцы очень хотели, естественно, захватить его живым, чтобы понять, что же такое произошло, вообще откуда это все взялось и с чем это надо есть.

А. МАРТЫНОВ: Но это вообще-то довольно странный вопрос «что же произошло?», ведь буквально за несколько часов до налета американцам удалось вскрыть один из трех японских секретных шифров и предупреждение о налете на базу было послано, но, с другой стороны, оно элементарно опоздало, и именно не из-за разгильдяйства каких-то служб, а просто очень поздно удалось расшифровать. Так что из этого много было уже понятно.

Д. ЗАХАРОВ: При всем при том, что радарные службы видели эту волну самолетов и тоже давали информацию.

А. МАРТЫНОВ: Но они ведь, если не ошибаюсь, приняли их за своих, потому что действительно в этом направлении должны были двигаться несколько бомбардировщиков.

Д. ЗАХАРОВ: Да, короче говоря, обычные для начала любой войны бардак и непонимание ситуации. Сколько самолетов они потеряли, я имею в виду американцев, на земле?

А. МАРТЫНОВ: Если не ошибаюсь, 188.

Д. ЗАХАРОВ: Ну, соотношение весьма красноречивое, 1:9 получается.

А. МАРТЫНОВ: Ну, просто, если не ошибаюсь, считается, что некоторое количество японских самолетов не дотянули до своих авианосцев, потому что значительная часть топлива была сожжена во время самого боевого вылета, захода на цели и им просто элементарно не хватило.

Д. ЗАХАРОВ: Да, но как бы там ни было, самолеты, сбитые над Перл-Харбором и рядом, они все идентифицированы вплоть до последнего человека, о котором я уже упомянул. 188 самолетов это много, но это не катастрофично в масштабах американской группировки на Тихом океане в целом.

А. МАРТЫНОВ: Тем не менее на 7 декабря соотношение сторон было следующим: японская армия составляла 2,4 млн человек против 370 тыс американцев. По линкорам был паритет, 10 на 10. Но вот после Перл-Харбора 10 к 9. По крейсерам примерно равное количество, 38 против 35. 65 подводных лодок против 27. А вот по самолетам преимущество подавляющее было на стороне японцев и после Перл-Харбора оно только увеличилось, 3 тыс 100 против 1 тыс 350. И 10 авианосцев против 3, соответственно, 575 самолетов палубной авиации против 220.

Д. ЗАХАРОВ: Ну, американцы очень быстро это наверстали. Если вспомнить, то до начала Второй мировой войны американцы не особенно озадачивались вопросами производства боевых самолетов, танков как таковых, потому что «Шерман М-4» – это, собственно, дитя войны, потому что они отделены от всего мира двумя океанами и зачем им, собственно говоря, все это было нужно? Однако же начало боевых действий в Перл-Харборе заставило их озадачиться вопросами производства самолетов как палубной авиации, так и наземных, стратегических бомбардировщиков, тактических, что они сделали практически молниеносно.

А. МАРТЫНОВ: Например, 1942 год, статистика по производству авианосцев получалась следующая: японцы могли в год ремонтировать или делать 6 авианосцев, в то время как американцы за год успевали сделать 13 тяжелых авианосцев и 15 эскортных. Так что уже хотя бы здесь более чем в два раза преимущество.

Д. ЗАХАРОВ: Тем более что японцы были ограничены ресурсами, а после начала войны против Соединенных Штатов эта ситуация только усугубилась.

А. МАРТЫНОВ: Я могу сказать, что до войны японцы потребляли 3 млн 500 тыс тонн нефти. Из них 2 млн брал флот, 500 тыс кушала армия, а 1 млн потреблялся гражданскими службами и населением. К началу войны Ямамото смог накопить 5 млн 500 тыс тонн топлива и уже с 1942-43 гг. дефицит топлива стал сказываться. Но это тоже, кстати, входило в то, что он планировал, что на полгода этого хватит, но не больше, потому что 2 млн тонн или 2,5, это в мирное время, не в военное, потребление.

Д. ЗАХАРОВ: Продолжим наше движение от Перл-Харбора далее.

А. МАРТЫНОВ: Буквально на следующий день, с 8 декабря 1941 года, начались наступательные операции японской армии и японского флота. Первая из них продлилась с 8 декабря по 15 февраля 1941 года, это Малайская или Сингапурская операция, в ходе которой был захвачен Малаккский полуостров и Сингапур. Это первое крупное поражение сухопутных частей американцев. В Сингапуре капитулировали 70 тысяч человек. Тогда же, 8 декабря, началась Филиппинская операция, она продлилась до 6 мая 1942 года. Были захвачены острова Лусон, Манила, Коррехидор. Кстати, с Коррехидором любопытный момент, что за день до капитуляции крепости оттуда на торпедном катере спасся генерал Мак-Артур, который произнес знаменитую фразу: «Я вернусь!». И она потом стала неким культовым элементом американской культуры, в частности, знаменитый Терминатор в данном случае пародирует невольно Мак-Артура. Этот случай, когда командующий бросает своих солдат, немножко напоминает события 1942 года в Севастополе и ряде других котлов 1941 года на Восточном фронте. На мой взгляд, это не самая лучшая характеристика этого действительно талантливого генерала. Также в ходе Филиппинской операции были взяты Рангун, Борнео, Бали, Суматра, Ява. В ходе наступательных операций, их также было еще несколько проведено в 1942 году, японцы вышли к бирмано-индийской границе и попытались захватить Индию.

Д. ЗАХАРОВ: Да, там была предпринята достаточно масштабная операция, о которой у нас практически ничего не известно. Японская группировка, насчитывавшая более 100 тыс человек, направлялась через Гималаи в Индию. Английская группировка в это время была ничтожна, то есть англичане просто не были готовы и не ждали подобного вторжения. Однако информация о нем поступила и, по сути, крах англичан в Индии был приостановлен пилотами нескольких истребителей, потому что незадолго до того, как японцы начали эту операцию, из Великобритании привезли буквально эскадрилью «Спитфайеров». Однако преимущество англичан в данном случае заключалось в том, что японцы двигались по очень узким ущельям и тропам, с которых было практически невозможно свернуть, это раз. И два, то, что у японцев на этом театре не было ни единого самолета, которые могли бы противостоять англичанам.

А. МАРТЫНОВ: Да и, по-моему, у них там не было особо тяжелого вооружения.

Д. ЗАХАРОВ: Тяжелое вооружение при таком преимуществе, которое они имели в живой силе, по сути, было и не нужно. Тащить через горы тяжелое оружие, тяжелое вооружение практически невозможно, только горные пушки, это максимум того, что они могли себе позволить.

А. МАРТЫНОВ: Следовательно, у них не было достаточно средств ПВО.

Д. ЗАХАРОВ: Естественно. Соответственно, эти «Спитфаейры» просто-напросто ловили японские колонны в узких проходах и ущельях, бомбили и расстреливали. Работали эти английские летчики, что называется, не за страх, а за совесть, понимая, что на их плечах лежит вся ответственность за исход операции. И буквально только сбросив бомбы и расстреляв боезапас по японским колоннам, они возвращались, заправлялись и отправлялись в бой. Соответственно, благодаря их интенсивной работе удалось посеять некую панику и сумятицу. Часть японских сил была уничтожена, часть разбежалась. Таким образом японское вторжение в Индию было предотвращено. Можно себе представить, какие были бы последствия, если бы японцы установили над Индией контроль. Ситуация для того же Роммеля сложилась бы как нельзя более благоприятно. Вполне возможно, что история Африканской кампании с замыслом прорыва на Ближний и Средний Восток стала бы более реалистичной при такой японской поддержке, скажем.

А. МАРТЫНОВ: Да. Вот это удачное начало кампании, я думаю, было связано не только с тем, что у японцев было преимущество и количественное, в первую очередь количественное, но еще то, что японцы все-таки обладали к тому моменту самым ценным, что может быть у военного, боевым опытом.

Д. ЗАХАРОВ: Перманентным.

А. МАРТЫНОВ: Ну, с 1931 года и до 1945-го у них был постоянный театр военных действий, Китай. Им удалось захватить его, но и части Мао Цзэдуна, и части Чан Кайши, гоминдановские части продолжали сопротивление, и были целые районы Китая, которые так японцами никогда под их контроль и не были взяты. Из-за этого те части, которые вторгались в Гонконг, Сингапур и на другие острова, они имели этот опыт в отличие от тех частей, которые обороняли их. И это при том, что, в принципе, качество японской техники все-таки было гораздо слабее того вооружения, которое было у американцев, голландцев, французов, которые тоже там принимали участие. Пожалуй, у японцев из самолетов единственный конкурентоспособный был пикирующий бомбардировщик «Джуди». «Зеро» все-таки в этом плане, самый основный японский истребитель, он не имел достаточно бронирования, не имел рации, на самолетах стояли только приемники.

Д. ЗАХАРОВ: Ну, это достаточно типично для советской авиации.

А. МАРТЫНОВ: И где-то уже с 1944 года просто настала необходимость модифицировать «Зеро», его усилили тяжелыми пулеметами и сделали бронеспинку для летчика, но это привело к тому, что действительно маневренный самолет стал крайне неповоротлив в воздухе.

Д. ЗАХАРОВ: Ну, вы знаете, они модифицировали «Зеро», он же «Рейзен», буквально каждый месяц. Причем в 1941-42 гг. была категорическая инструкция для американских летчиков не вступать с «Зеро» в бои на виражах, потому что по маневренности он превосходил то, чем располагала американская авиация на тот момент. Еще не появились такие самолеты, как «Ф-4 Корсар» или «Ф-6 Хэллкат», которые представляли, естественно, для японских самолетом смертельную угрозу. А к 1944 году уже производилась 62-я модификация «Зеро». Ко всему прочему надо сказать, что японские летчики первое время летали без парашютов, то есть это было, с одной стороны, решение командования, чтобы они не проявляли трусости, с другой стороны, уважающий себя самурай не брал парашют, потому что, опять же, считал, что это будет его дискредитировать как трусливого человека, что вело к дополнительным потерям, потому что если пилот оставался жив, когда сбивали самолет, это ни разу ему не помогало, он разбивался вместе с этим самолетом.

А. МАРТЫНОВ: В лучшем случае ему удавалось сесть.

Д. ЗАХАРОВ: Сесть на вынужденную, да. Но такие случаи были достаточно редки.

А. МАРТЫНОВ: Ну да. Джунгли и вода.

Д. ЗАХАРОВ: Две агрессивные среды, где выжить практически невозможно, тем более что в комплектацию «Зеро» и других японских самолетов надувные лодки не входили. Такая была ситуация. Мы должны прервать нашу беседу на несколько минут, чтобы в эфир вышел выпуск новостей.

НОВОСТИ

Д. ЗАХАРОВ: Итак, напоминаю, что в эфире программа «Цена Победы». Я, ее ведущий Дмитрий Захаров, и у меня в гостях историк Андрей Мартынов. Тема нашего сегодняшнего обсуждения: «Война на Тихом океане».

А. МАРТЫНОВ: Надо сказать, что американцы начали предпринимать попытки перехватить инициативу еще где-то с мая 1942 года. Например, 2 мая авиагруппа адмирала Флетчера нанесла удар по Тулаги, это австралийский остров, захваченный японцами. Этот удар оказался относительно удачным. Дело в том, что как мы уже говорили, опыта у американцев было немного, из-за этого довольно большая часть боекомплекта ушла в белый свет, как в копеечку, пилоты не всегда могли точно идентифицировать цель, и они невольно завысили потери. Тем не менее потери у японцев были. Они потеряли один буксир и один эскадренный миноносец. Потери американцев были достаточно умеренные и нормальные для такой атаки. Надо сказать, что и японские летчики в 1931 году, сражаясь в Китае, тоже допускали такие же ошибки. Повторяю, это вполне естественная составляющая раннего этапа войны – обретение опыта. Следующая операция бой в Коралловом море, которая прошла 7-8 мая тоже 1942 года, это было уже гораздо более удачное действие. Это был удар по японскому десанту, направленному против Новой Гвинеи и Порт-Морсби. В ходе этого контрудара был уничтожен один японский авианосец и один крейсер. Японцы вынуждены были отступить. В этот же период японцы несколько смещают свои действия на Тихом океане в сторону центральной и северной части, они наносят удар по Алеутским островам, так что когда говорят, будто бы ни разу нога захватчика не стояла на американской земле, это неправда. Им удалось 6-7 июня захватить метеостанции, взяв в плен несколько американских военнослужащих на островах Атту и Кыска в системе Алеутской гряды. Тогда же происходит собственно переломный момент во всей Тихоокеанской компании. 4-5 июня происходит сражение у атолла Мидуэй, в ходе которого японцы потеряли четыре авианосца и один тяжелый крейсер, а потери американцев составили один авианосец. Потери авиации составили следующие позиции: 332 японских летчика против 150 американских. Хуже всего для японцев оказалось, что они потеряли большую часть своих авианосцев и большую часть самых опытных пилотов. После этого уже инициатива у японцев и их боевой потенциал стали сокращаться, как шагреневая кожа.

Д. ЗАХАРОВ: Это вполне объяснимо. Четыре авианосца более чем много.

А. МАРТЫНОВ: Да, еще здесь нужно учитывать, что «Йорктаун», американский авианосец, который был, кстати, потоплен посредством бомбардировщика «Джуди», он получил повреждение и довольно долго горел, и это дало возможность спастись большей части команды, во-первых, а во-вторых, самолета в тот момент на нем не было, как раз громили японские авианосцы, из-за этого они просто сели на другие корабли. Ведь эти 332 пилота погибли не только в воздушных боях, но многим просто некуда было сесть. Надо сказать, что бой был очень тяжелый. Во время атаки на крейсер «Микума», этот тяжелый крейсер, который там был потоплен, капитан II ранга Ричард Флеминг совершил огненный таран этого крейсера, он был подбит, и в итоге, жертвуя собой, разрушил одну из башен главного калибра японского корабля.

Д. ЗАХАРОВ: Что привело к детонации.

А. МАРТЫНОВ: Ну, к детонации относительной, потому что крейсер еще оставался на воде всю ночь, он всю ночь горел, и на следующее утро его добила американская подводная лодка, по-моему, хватило одной торпеды. К 1942-43 гг. относится еще одна очень серьезная битва, это сражение за Гуадалканал. Оно продолжалось с 7 августа по 7 февраля 1942-43 гг. Гуадалканал, Тулаги и ряд других островов и атоллов располагались между Соединенными Штатами и Австралией, и удар по ним японцев был достаточно грамотный – прервать коммуникации между двумя враждебными Японии силами. Из-за этого как раз и был налет Флетчера на Тулаги и из-за этого на Гуадалканал 7 августа высаживается американский десант. Они захватывают большую часть острова, захватывают недостроенные японские аэродромы и после этого начинается долгая кампания, которая состояла из трех сухопутных и пяти морских сражений, в ходе которых японцы пытались вернуть себе остров, а американцы в свою очередь стремились его удержать за собой. Бои были ожесточенные, в основном, они продолжались в районе аэродрома Гендерсон-Филд, названный так по имени американского морского пехотинца, который первым вступил на этот аэродром, и на раннем этапе бои шли вокруг этого аэродрома по уничтожению остатков японского гарнизона, а в последующем, когда этот гарнизон был уничтожен, американцы просто стремились удержать остров и не допустить последующих японских десантов. Бои были очень ожесточенные, тяжелые. Несколько японских батальонов погибли, так ни разу и не сделав выстрела по американцам, просто плохие карты, они шли через абсолютно непроходимые леса в, мягко скажем, антисанитарных условиях, и несколько батальонов погибли, извините, просто в результате элементарной дизентерии и других заболеваний. Общие потери американцев составили 1 тыс 700 человек убитыми. Потери японцев составили 24,6 тыс убитыми. В ходе морских сражений американцы потеряли 2 авианосца, 8 крейсеров и 15 эсминцев. Японцы – 2 линкора, один авианосец и 5 крейсеров, 12 эсминцев, а также 23 транспорта и 4 подводных лодки.

Д. ЗАХАРОВ: Я думаю, надо упомянуть одну немаловажную вещь. Дело в том, что на Тихом океане японцы воевали не только против американцев. В войну против Японии была вовлечена Голландия, которая имела там колонии, как мы прекрасно знаем, Франция…

А. МАРТЫНОВ: Большая часть колоний, кстати, они не признали режима Виши, и с самого начала признавали и сотрудничали со сражающейся Францией Шарля де Голля. Новая Зеландия…

Д. ЗАХАРОВ: Австралия.

А. МАРТЫНОВ: Австралия, кстати, в ходе этих сражений потеряла флагман своего флота крейсер «Канберра».

Д. ЗАХАРОВ: Да. Ну и кроме того, австралийские, новозеландские и голландские летчики тоже участвовали в этих боевых действиях. Просто как бы будучи выдавленными, я имею в виду голландцев в данном случае и французов, они базировались там, где находились американцы…

А. МАРТЫНОВ: В ходе 1942 года все голландские колонии уже были под контролем Японии.

Д. ЗАХАРОВ: Ну да, поэтому они были вынуждены просто покинуть их. Тем не менее боевые действия велись.

А. МАРТЫНОВ: Ну вот большая часть наших слушателей если не читала, то смотрела фильм «Тонкая красная линия» по роману Джеймса, это как раз описание боев именно на Гуадалканале.

Д. ЗАХАРОВ: Да, достаточно ожесточенные и кровопролитные. Еще одна очень немаловажная вещь, о которой у нас как-то забывают, это значение войны на Тихом океане. Ведь если бы Япония не вступила в войну с Соединенными Штатами, мы вполне могли ожидать японские войска на нашем Дальнем Востоке со всеми крайне неприятными для нас последствиями.

А. МАРТЫНОВ: Японцы следили за Дальним Востоком, у них была очень хорошая информация о передислокациях флота и военных частей. Небезызвестный белый атаман Семенов сотрудничал с японской разведкой, у него была очень хорошая агентура в советской России, и он как раз поставлял сведения для японского генштаба о расположении флота, в том числе даже подводных лодок.

Д. ЗАХАРОВ: Тут нужно сказать об еще одной вещи, это государство Маньчжу-Го, которое японцы основали на территории Северного Китая и рассматривали его как возможный плацдарм для атаки на Советский Союз, потому что начиная с момента его создания там создавалась достаточно мощная инфраструктура военного характера, туда командировали значительное количество японских граждан для создания коммуникаций, производств и много другого, и я повторюсь еще раз, американцы фактически связали войной Японию и тем самым предотвратили ее вступление в войну на стороне Германии против Советского Союза. Скажем так, момент весьма и весьма немаловажный, учитывая то, что происходило на советско-германском фронте в 1941-42 гг.

А. МАРТЫНОВ: И что уже к битве под Москвой в контрнаступлении Советской армии участвовали как раз дальневосточные дивизии.

Д. ЗАХАРОВ: Ну да, и переброска дальневосточных дивизий происходила и в 1942 году на Сталинградский фронт, и в 1943-м, и оттягивалась авиация, которая там была, поскольку было уже достаточно очевидно, что никаких ресурсов и никаких возможностей у Японии для ведения войны на два фронта, против США и против Советского Союза, нет. Они уже, что называется, вляпались в войну против Америки.

А. МАРТЫНОВ: Да, и в 1942-43 гг. ресурсы японских вооруженных сил сокращались стремительно. Ведь даже такой факт, как, например, Квантунская армия, которая располагалась в Китае, она, если не ошибаюсь достигала в среднем где-то 1 млн человек. Так вот, у японцев, забегая вперед, в 1945 году во время сражения на Окинаве не было просто сил, транспортных средств для того, чтобы перебросить хотя бы часть этой армии и защитить остров.

Д. ЗАХАРОВ: Андрей, меня всегда занимал вопрос, и я не особенно этим занимался, откуда у японцев было такое количество военно-транспортных судов? Они строили их загодя или они высаживали десанты с боевых кораблей, авианосцев? Как у них это было организовано? Потому что когда была высадка в Нормандии в 1944 году, было построено достаточно большое количество транспортных судов, с которых, собственно говоря, и высаживались десанты. Что в этом плане было у японцев? Они же высаживали десанты и в 1941-м, и в 1942, и куда ни повернись, везде использовали средства для того, чтобы высадить пехоту на острова.

А. МАРТЫНОВ: Честно говоря, я не знаю, делались ли у них специально для этого десантные корабли, но могу предположить, что скорее всего для этого использовались транспорты. Я не припомню, чтобы мне где-то попадалась литература о специально построенных соответствующих кораблях.

Д. ЗАХАРОВ: Но мелкие плавсредства должны были быть так или иначе, потому что на мелководье крупный корабль подойти не может, значит, они у японцев все-таки были и были в изрядных количествах.

А. МАРТЫНОВ: Ну да, и я думаю, что они их частично уже подготовили для того, чтобы высаживать десант против Китая в 1931 году. В принципе, использовались, конечно, и эти средства, и дополнительно построенные уже во время противостояния с Соединенными Штатами и европейскими колониями.

Д. ЗАХАРОВ: Был еще один весьма и весьма немаловажный момент, когда на палубу авианосца подняли средние бомбардировщики «Б-25 Митчелл» для того, чтобы совершить рейд на Токио.

А. МАРТЫНОВ: Рейд полковника Дулитла. Это тоже, кстати, факт по поводу Китая. Ведь пилоты должны были высаживаться как раз на неконтролируемых японцами территориях Китая и после этого планировалось, что китайские партизаны или передадут этих летчиков обратно на американские подводные лодки, которые подплывут в заранее оговоренные места, или же эти люди будут сражаться уже вместе с партизанами.

Д. ЗАХАРОВ: Тут нужно пояснить, о чем идет речь. «Б-25» – это достаточно большой тяжелый самолет, который по размерам сопоставим, допустим, с нашим «Ил-4» времен войны, двухмоторным бомбардировщиком. Поднять на палубу его было можно, но вот сесть обратно на авианосец он уже не мог, потому что его вес не позволял как бы остановиться, зацепиться за посадочный…

А. МАРТЫНОВ: Аэрофинишеры.

Д. ЗАХАРОВ: Да, аэрофинишеры, он их просто бы порвал и упал с палубы в море. И горючего на обратный путь у него, опять же, не хватило бы, поэтому это был билет в один конец, что называется. И тем не менее собралась достаточно приличная группа летчиков, которые понимая если не самоубийственность этой миссии, рейда на Токио, то во всяком случае весьма и весьма проблематичную историю с возвращением обратно. Вот эту группу повел полковник Дулитл, они отбомбились и действительно прыгали с парашютами над китайской территорией.

А. МАРТЫНОВ: Дело в том, что авианосец, на котором двигалась группа Дулитла, он был замечен раньше, чем это предполагалось американцами, японскими сторожевыми кораблями, эти корабли были тут же уничтожены кораблями сопровождения, но не было известно, подали они сигнал или нет, и из-за этого взлетали с предельной дистанции, и после этого уже, что называется, с пустыми баками они дотягивали до китайской территории, несколько самолетов было сбито над Токио, несколько летчиков были тут же казнены, несколько попали в плен и уцелели до конца войны. Можно сказать, что, к сожалению, японцы не соблюдали прав военнослужащих и это привело к дополнительным жертвам со стороны американцев, англичан, голландцев и других противостоящих им сил, ну и также китайских и корейских сил сопротивления.

Д. ЗАХАРОВ: Ну, японцы, мягко скажем, воевали неполиткорректно вообще…

А. МАРТЫНОВ: В отличие, например, от Русско-японской войны.

Д. ЗАХАРОВ: Да, но здесь степень жестокости зачастую просто зашкаливала. Особенно это касается Китая…

А. МАРТЫНОВ: Нанкинская резня, это просто такой же синоним как Катынь или немецкие концлагеря.

Д. ЗАХАРОВ: Сколько тогда погибло?

А. МАРТЫНОВ: Цифры совершенно разные даются, учета никто не вел просто.

Д. ЗАХАРОВ: Да, но речь идет о десятках тысяч.

А. МАРТЫНОВ: Это точно, к сожалению.

Д. ЗАХАРОВ: Ко всему прочему японские офицеры любили поупражняться с мечом, совершая казни.

А. МАРТЫНОВ: В частности, есть соответствующие иконографии Нанкинской резни.

Д. ЗАХАРОВ: Вернемся к боевым действиям на Тихом океане.

А. МАРТЫНОВ: В принципе, в течение второй половины 1942 года и в течение 1943 года были практически полностью ликвидированы последствия поражений 1941 – начала 1942 года. Был освобожден Бугенвиль, это Соломоновы острова. Были освобождены практически все Соломоновы острова, кроме Бугенвиля, где сопротивление японского гарнизона уже на уровне партизанских действий продолжалось до конца войны. В мае-августе 1943 года американцы наконец-то вернули себе Атту и Кыска в Алеутской гряде. Некоторая часть еще этих территорий оставалась под контролем Японии, но это уже незначительная часть. К 1942 году потери Японии составили 2 линкора, 6 авианосцев, 5 крейсеров и больше 20 эсминцев. Так что перелом, особенно после Медуэй, был уже абсолютно очевиден. Хотя, конечно, за это время и потери союзников тоже были велики, взять хотя бы тот же 1942 год, когда во время только лишь одного налета японцы уничтожили «Рипалс» и «Принц Уэльский», если не ошибаюсь, два английских линкора, которые должны были поддерживать как раз британские колонии и усилить американские силы, при этом, как это ни парадоксально, японцы сами не были уверены, что им удастся уничтожить эти два корабля, и Ямамото даже заключил шутливое пари с одним из офицеров генштаба японских ВВС о том, что потопят или не потопят. Ямамото, кстати, несмотря на то, что ему удалось уничтожить один линкор и серьезно повредить три в Перл-Харборе, не был уверен в этом налете, а японский военно-воздушный офицер, наоборот, считал, что победят. Заключили следующее пари: если выигрывает Ямамото, он получает дюжину бутылок пива, а если же офицер авиации, то Ямамото ставит десять дюжин. Это было связано с тем, что Ямамото понимал, что у него немножко больше зарплата, из-за этого он сделал такой благородный жест.

Д. ЗАХАРОВ: Андрей, к сожалению, наша программа сегодня подошла к концу. Я надеюсь, что мы продолжим «Войну на Тихом океане» в одной из наших следующих программ.

А. МАРТЫНОВ: Да, уже когда достигнем 1944 года.

Д. ЗАХАРОВ: Спасибо. В эфире была «Цена Победы». Слушайте нас по понедельникам, в 21 час. Всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире