'Вопросы к интервью
09 апреля 2012
Z Вечерний канал Все выпуски

1. Голодовка в Астрахани
2. Дача губернатора Ткачева
3. Почему россияне не получают загранпаспорта?
4. Памяти Анатолия Равиковича


Время выхода в эфир: 09 апреля 2012, 21:07

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Прямо петь охота и танцевать.

И. ВОРОБЬЕВА: Начинай.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: (ПОЕТ)

И. ВОРОБЬЕВА: Все, кто смотрят Сетевизор, сейчас могут наслаждаться безумным танцем Татьяны Фельгенгауэр.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я не танцую, я только пою.

И. ВОРОБЬЕВА: Всем добрый вечер. 21 час 5 минут в столице. Продолжается «Вечерний канал». Татьяна Фельгенгауэр и Ирина Воробьева в эфире «Эхо Москвы». Этот час мы будем говорить с вами, уважаемые радиослушатели.

Материалы по теме

Ездите ли вы за границу?

да
57%
нет
42%
затрудняюсь ответить
1%


Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Кстати, вопреки обычаю не только с вами. У нас будет пару вызвонов и одна записанная пленка. У нас сегодня темы достаточно серьезные, сложные и не самые радостные. Начнем с темы Астрахани. Вы знаете, что там уже четвертую неделю идет голодовка, к которой к тому же присоединяются не только местные жители, не согласные с результатами выборов мэра города, но и москвичи туда едут, и Сергей Удальцов присоединился к этой голодовке. По-моему, целый десант завтра отправляется в Астрахань.

И. ВОРОБЬЕВА: Когда эта голодовка только начиналась, ей было несколько дней, я вызванивала Олега Шеина в эфир в программу «Блог-аут» и разговаривала с ним. Я спрашивала, как он себя чувствует. Он был очень бодрый. Я почему-то была уверена, что это будет история как в городе Лермонтов, когда тоже была голодовка. Она длилась не так долго. В итоге люди там добились своего.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А пару недель назад, когда Сергей Миронов был у меня в вечернем эфире, он тоже говорил об этой ситуации и искренне не понимал, почему никто не обращает на это внимание. Потому что они всем кому могли уже отправили запросы – и абсолютно ноль результата. Голодовка продолжается. Это первая тема, с которой мы начинаем. Напомню, что Олег Шеин заявлял сегодня, что не намерен приостанавливать голодовку после подачи исков в суды. О том, что сейчас происходит в Астрахани, мы поговорим с теми, кто там сейчас находится. Сейчас Алена возьмет телефонную трубку и начнет. Вы можете видеть ее в Сетевизоре.

И. ВОРОБЬЕВА: Если вы пишете нам из Twitter'а, то пишите на аккаунт vyzvon. Ваше отношение к голодовке в Астрахани. Насколько она вам кажется… Не хочу говорить слово «уместной», потому что оно надоело.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Лично меня беспокоит вопрос, почему в самой Астрахани вообще никакой реакции.

И. ВОРОБЬЕВА: Там проходят какие-то пикеты.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Какие пикеты? Одиночные?

И. ВОРОБЬЕВА: Мы сейчас спросим у нашего гостя. У нас есть звонок из Астрахани. Андрей Рютин – член участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса как раз на тех самых выборах мэра в Астрахани. Андрей, добрый вечер.

А. РЮТИН: Добрый вечер

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Андрей, до того, как мы с вами начнем обсуждать те самые выборы, хотелось бы понять настроения в Астрахани, люди обсуждают эту голодовку, не обсуждают, они осуждают или поддерживают.

А. РЮТИН: Конечно, обсуждают. Сегодня Олег Васильевич в городе личность известная, и в 2009 году были выборы, с очень тяжелыми нарушениями прошли, и сейчас. Город в курсе. И молодежь, и пожилые люди участвуют, приходят и поддерживают. Вот недавно был митинг на площади. Но там уже за 20-й день голодовки, как он выступал, я не представляю. Это ужас.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Насколько массовые митинги, эти акции? Как реагируют астраханские власти?

А. РЮТИН: Выставляют пикеты из сотрудников милиции. В принципе, никакой реакции.

И. ВОРОБЬЕВА: Это происходит каждый день, или это происходило тогда, когда начиналась голодовка, или это происходит сейчас, когда большое внимание?

А. РЮТИН: Это происходит практически каждую неделю.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Каждую неделю жители Астрахани выходят на акции протеста.

А. РЮТИН: Да, с акциями поддержки приходят, довольно много людей приходят.

И. ВОРОБЬЕВА: Андрей, вы были членом УИК с правом решающего голоса. Вы были, видимо, от Олега Шеина.

А. РЮТИН: Совершенно верно.

И. ВОРОБЬЕВА: Как у вас на участке сложилось голосование?

А. РЮТИН: Я был не готов к такому валу нарушений. Я как член комиссии сидел, выдавал бюллетени, просто не успевал предотвращать все эти нарушения. После этих выборов очень сильно переживал. До сих пор у меня такое чувство, что я что-то там не предотвратил, что-то недосмотрел. Но нас всего там было три человека, которые могли как-то повлиять. Но запредельно просто. Если в 2009 году выборы были, там больше нарушений легло на территориальные избирательные комиссии, то сейчас вал этих нарушений спустился вниз, на участковые избирательные участки.

И. ВОРОБЬЕВА: Андрей, а у вас на участке Олег Шеин набрал сколько процентов?

А. РЮТИН: Когда я боролся, всего разница с такими грубейшими нарушениями была 60 голосов, он проиграл.

И. ВОРОБЬЕВА: А в результате господин Столяров набрал 60% по подсчетам.

А. РЮТИН: По подсчетам Столяров у нас на участке набрал всего на 60 голосов больше, чем Шеин.

И. ВОРОБЬЕВА: Я хочу сказать, что в Астрахани, тем не менее, тысячи людей голосовали за Шеина. Где они все? Почему они не поддерживают своего кандидата и не пытаются требовать, чтобы их голоса защитили, потому что они пришли и отдали эти голоса за Олега Шеина.

А. РЮТИН: Я так бы не говорил, не осуждал бы людей. Приходят люди, беспокоятся.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Андрей, для Астрахани массовый протест – это сколько? Митинг в 500 человек, в 100 человек.

А. РЮТИН: Вот сейчас будет уже так, надо выходить людям. Я думаю, если выйдет до 5 тысяч, то это будет довольно приличное количество людей.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И ситуация может измениться.

А. РЮТИН: Она уже меняется. Она же не изменится в один день.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое. Андрей Рютин, член нашего клуба привилегированных слушателей, он был членом УИК с правом решающего голоса на выборах мэра. Он рассказал о том, что сейчас происходит в Астрахани. Еще один телефонный звонок мы совершим, поговорим с нашим коллегой из Астрахани, с Александром Токаревым.

И. ВОРОБЬЕВА: Журналисты должны точнее чувствовать ситуацию со стороны, поэтому мы очень рассчитываем на этот взгляд со стороны. Александр Токарев, астраханский журналист. Александр, добрый вечер.

А. ТОКАРЕВ: Добрый вечер

И. ВОРОБЬЕВА: Вопрос, который мы задавали нашему предыдущему слушателю. Есть ощущение, что в Астрахани внушительное количество людей все-таки поддерживало и поддерживает Олега Шеина в качестве мэра.

А. ТОКАРЕВ: Так и есть.

И. ВОРОБЬЕВА: А где же они все? Почему они не голодают вместе с ним или не выходят на уличные акции?

А. ТОКАРЕВ: Вопрос интересный и закономерный. На самом деле для Астрахани, если выйдет 200-400 человек на митинг, это считается хорошо. Я говорю как политический активист, как участник почти всех митингов оппозиции последние года четыре. Мало у кого есть сомнения в том, что Олег Шеин победил на этих выборах. Но проблема в том, что не все из этих людей, которых на самом деле тысячи, готовы протестовать и активно его поддерживать. Почему? По двум причинам. Во-первых, из-за обоснованного страха, страха репрессий, страха административного давления, даже давления со стороны правоохранительных органов. Это всё реально, на практике мы это всё проходили. Во-вторых, люди не видят прямой связи между своим приходом на ту или иную акцию протеста и конкретным результатом, здесь идет речь о перевыборах.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Какие-то акции в Астрахани все-таки проходят. Вы могли бы рассказать, сколько людей выходит на них, насколько власть обращает внимание на эти пикеты или митинги.

А. ТОКАРЕВ: Голодовка началась 16 марта, т.е. уже три недели прошло, пошла четвертая. Каждую неделю проходит митинг в поддержку голодающих. В нем участвуют не только сторонники конкретно Шеина или партии «Справедливая Россия». В нем участвуют в том или ином составе очень многие представители оппозиционных организаций. Здесь и КПРФ, и активисты «Стратегии-31», и националисты есть. В общем, очень многие. Но если говорить об абсолютных цифрах, на эти митинги приходит несколько сотен человек. Еще раз повторю, для Астрахани это неплохо, учитывая политическую атмосферу, которая сложилась в Астрахани года с 2004-го. Но этого недостаточно, чтобы качественно переломить ситуацию.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Александр, я в Интернете, помимо поддержки в адрес Олега Шеина, нашла письмо некого Александра Алымова, который написал открытое письмо председателю Госдумы, руководителям фракции Госдумы, депутатам Госдумы, собрал, по его словам, более тысячи подписей под обращением. В обращении пишется о том, что сейчас всю страну пытаются убедить, что в Астрахани после выборов мэра сложилась нездоровая обстановка, что все поддерживают Олега Шеина. Александр, который написал это письмо, говорит о том, что Олега Шеина поддерживают очень мало людей и всех очень сильно достало, что приезжают какие-то люди из Москвы и пытаются решить за них, отобрать у них тот выбор, который они сделали. Как в Астрахани относятся к тому, что из Москвы собираются какие-то десанты выезжать, постоянно какие-то люди приезжают?

А. ТОКАРЕВ: Я хотел бы отметить, что источник, на который вы ссылаетесь, Александр Алымов, он не заслуживает доверия, хотя бы потому что Александр Алымов сам когда-то был горячим сторонником Шеина, помощником Шеина, потом вдруг резко изменил свою позицию.

И. ВОРОБЬЕВА: Т.е. это какие-то взаимоотношения. А как в Астрахани относятся к тому, что сейчас в Twitter'е, например, по хэш-тегу Астрахань я вижу, что всё больше и больше людей собираются туда ехать и поддерживать Олега Шеина. У нас в Москве тут некоторые голодовку объявили тоже.

А. ТОКАРЕВ: Как относятся в Астрахани? Смотря о чем идет речь. Активная часть астраханцев, которая следит за событиями, которая ведет блоги или читает блоги, которая в курсе реальных событий, естественно, может это только приветствовать. Но бОльшая часть астраханцев сидит дома и не верит, что возможны какие-то изменения. Что касается власти, местной власти и даже областной власти, то она старается делать вид, что ничего не происходит, что Шеин – это просто бузотер, который просто пытается расколотить политический капитал.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое, это был Александр Токарев, наш коллега, журналист из Астрахани. В Астрахань едет целый десант из Москвы.

И. ВОРОБЬЕВА: Там вообще уже пишут, что Астрахань завтра превратится в столицу российского протеста, что необходимо вывести хэш-тег Астрахань в мировые тренды Twitter'а. Я, кстати, напомню нашим радиослушателям, после чего все неожиданно начали снова говорить об Астрахани. Ведь мы знали, что Олег Шеин голодает. Еще раз повторюсь, что он у нас был в эфире, мы об этом говорили, писали, но не так активно, как сейчас. В Астрахань съездили люди, которые написали о том, что Олег Шеин вот-вот умрет просто, об этом написала Елизавета Глинка. На самом деле они подняли волну именно человеческого отношения. Потому что было явно и четко описано, как там происходит, и никакой реакции на это нет. После этих постов, особенно когда они исходят от таких людей, как Елизавета Глинка, все-таки начинается какая-то реакция людей. Что могу сказать? Могу сказать спасибо тем, кто ездил вместе с Елизаветой Глинкой. Там был г-н Парфенов, если не ошибаюсь. Спасибо тем, кто поедет. Мы будем следить за ситуацией в Астрахани.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Как говорит Матвей Ганапольский, блестящий журналистский ход – сказать «мы будем следить за ситуацией».

И. ВОРОБЬЕВА: Я люблю этот ход. Нам Юля пишет: «А почему бы не выйти всем сторонников Шеина, тем, кто голосовал за него, и показать свои голоса наглядно».

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нам Александр только что объяснил, что для Астрахани 300 человек – это уже ого-го. Поэтому уж не знаю, как там люди выходят, насколько они активны. Людям сложно переломить себя. Каждый должен поставить вопрос, ради чего он выходит, зачем он выходит на улицу. Чтобы спасти жизнь Олегу Шеину. Вопрос – чувствуют они себя обманутыми или нет, боятся они местных властей или нет. Каждый человек будет думать: а у меня дети маленькие… Это всегда будет.

И. ВОРОБЬЕВА: Сергей пишет: «По-моему, голодовка – один из наиглупейших способов протеста». Таня пишет: «Добьются они чего-то или нет, не известно, но вот здоровье подорвут так, что придется восстанавливаться не один месяц, да и близкие за эти дни не молодеют. Стоит ли игра свеч?» Дмитрий пишет: «Искренне жаль Олега Шеина. Он отстаивает правду. Народ уже даже удосуживается поддержать его. Спит провинция». Дмитрий, а Москва не спит в связи с этим? Москва что, голодала вместе с г-ном Удальцовым, когда он голодал?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Кстати, вокруг голодовки Удальцова поднялась такая буча серьезная.

И. ВОРОБЬЕВА: Когда уже все поняли, что ему плохо.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, далеко не сразу. Я сидела в этом эфире и говорила, что никогда в жизни не могла себе представить ситуацию, в которой я буду заступаться и выступать в поддержку Сергея Удальцова. Но всё меняется.



Здесь по-прежнему не существующая отбивка. Ужасно стыдно перед слушателями, что у нас по-прежнему нет отбивок. (НАПЕВАЮТ) Я пользуюсь тем, что Венедиктов в лифте едет и не слышит, только что прошел по коридору.

И. ВОРОБЬЕВА: (СМЕЕТСЯ). Надеюсь, мне за этот смех ничего не будет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Будет, конечно. Догонит и еще раз будет.

И. ВОРОБЬЕВА: Мы поменяли тему.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы будем говорить про экологов.

И. ВОРОБЬЕВА: И не только. Про пять лет еще будем говорить и про забор.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Порча забора может обернуться пятью годами тюрьмы для Сурена Газаряна, эколога из Краснодарского края, активиста экологической вахты по Северному Кавказу. Вы знаете эту сумасшедшую историю с дачей губернатора Ткачева.

И. ВОРОБЬЕВА: Которая то ли дача Ткачева, то ли не дача, то ли забор Ткачева, то ли не забор.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Есть некие 7 га земли около Черного моря, они огорожены забором. Экологи утверждают, что это дача губернатора Ткачева. Некоторое время назад туда ездил целый десант, и экологи расписали забор надписями «это наша земля, это наш лес». В общем, был задержан Сурен Газарян, возбуждено уголовное дело по статье «Причинение значительного повреждения имуществу из хулиганских побуждений». До пяти лет грозит теперь Сурену Газаряну. Сегодня было утверждено обвинительное заключение по этому делу. Что нас интересует в этой истории? Чей забор? А то что это такое – «мопед не мой, я просто разместил объяву»?

И. ВОРОБЬЕВА: Мы начали выяснять. Агентство «Интерфакс», когда писало об уголовном деле в отношении эколога Газаряна, написало: «В понедельник следователь пригласил эколога для вручения обвинительного заключения по уголовному делу о порче забора дачи Ткачева». Об этом рассказал агентству пресс-секретарь правозащитной организации «Агора» Дмитрий Колбасин. Мы зацепились за эту фразу, что дача Ткачева.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Потому что если в обвинительном заключении действительно фигурирует фамилия Ткачева, то получается, что дача все-таки губернаторская, значит, есть с чем идти в прокуратуру и проводить проверку. Но мы связались с адвокатом Сурена Газаряна Мариной Дубровиной, для того чтобы она нам все-таки прояснила ситуацию, что конкретно написано в обвинительном заключении и как экологи могут связать этот забор, который может обернуться пятью годами тюрьмы, как это забор связан или не связан с губернатором. Давайте послушаем, что Марина Дубровина нам ответила.



МАРИНА ДУБРОВИНА: В обвинительном заключении не звучит фамилия губернатора Александра Ткачева, именно в самом предъявленном обвинении и Сурена Газаряна, и Ветишко. Инициатором поданного заявления была фирма «Агрокомплекс», по поводу ущерба имущества заявляла компания «Капитель-2». На самом деле в материалах дела нет документов, которые говорили бы о том, что именно этой компании принадлежит именно этот забор, но, тем не менее, ущерб предъявлен именно от этой компании. Никаких упоминаний о губернаторе в материалах дела нет, конечно. Есть документы, они приобщены к материалам дела, в которых экологи обращались в прокуратуру, к другим представителям власти с просьбой выяснить все-таки, кому принадлежит забор и на каком основании загорожена такая большая территория леса.



Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Марина Дубровина рассказала нам, как выглядит обвинительное заключение. Нам бы тоже хотелось понять, дорогая прокуратура, чей забор-то. Почему роспись забора может обернуться пятью годами? Это чей же такой забор интересный и что это за компания, действительно ли это их территория? Вопросы, требующие ответа, и не только для экологов.

И. ВОРОБЬЕВА: Дмитрий пишет: «Пять лет за какой-то забор. Прямо как ситуация с квартирой патриарха. Несоизмеримость преступления и наказания».

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это смотря чьи книги и чья квартира.

И. ВОРОБЬЕВА: Это всегда меня раздражало. В одном месте ты постоял с плакатом, палатку поставил, не хотел в полицию уходить, тебя просто отпускают или, может быть, доводят на Красную площадь под белые ручки. В другом месте при других обстоятельствах ты делаешь то же самое и получаешь 5 суток ареста. Вот Николай Ляскин сегодня получил 5 суток ареста. Но я отмечу, что все-таки Николай Ляскин получил 5 суток ареста не за то, что он поставил палатку, т.е. фактически по материалам суда, по тем обвинениям, которые были предъявлены там фигурировала всем знакомая статья 19.3 – неповиновение законным требованиям сотрудника полиции. Понятно, что наглость поставить палатку на Красной площади это сыграло большую роль в том, какой в результате был приговор Николаю Ляскину, который получит 5 суток ареста за такую акцию.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я думаю, сыграло роль, чей это был забор, когда Газаряну говорят, что до 5 лет тюрьмы ему может грозить. Юрий из Москвы пишет: «Забор забору рознь. Этот забор – кого надо забор».

И. ВОРОБЬЕВА: Уж не знаю, кто там на кого обиделся и кто о чем думал, но в любом случае подозреваю, что если Сурену Газаряну будут вменять эти пять лет… Как, помнишь, мы не верили, что за песню в Храме Христа Спасителя могут дать арест до суда и говорить о том, что 7 лет может быть. Я вообще в это не верила.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это даже не то что практика двойных стандартов, это просто две параллельные реальности, которые не пересекаются. Ты можешь через головы, расталкивая людей, побивая их по ходу и отрывая у них подметки, подавать заявку на какие-нибудь акции, травить правозащитников, разглашать их частную информацию…

И. ВОРОБЬЕВА: Да что там?.. Условный срок для мамаши, которая по неосторожности убила своего ребенка. О чем мы говорим вообще?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А дочка в Иркутске… Отложено, потому что маленький ребенок. Кафка отдыхает просто.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте уж тогда будем ко всем милосердны, уважаемое правосудие.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Либо пусть все сидят, либо пусть никто не сидит.

И. ВОРОБЬЕВА: Я за то, чтобы никто не сидел, если честно. Давайте продолжим нашу программу буквально через несколько минут после того, как Роман Плюсов расскажет нам о новостях.

НОВОСТИ

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжается «Вечерний эфир».

И. ВОРОБЬЕВА: Что с тобой?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я так долго готовилась, что надо вторую получасовку открыть бодро, красиво, что вот наш салон Анны Павловны Шерер приглашает гостей. Но нет, ничего не вышло. Извините, был напуган. Я постараюсь работать над дикцией.

И. ВОРОБЬЕВА: 21 час 36 минут. Дубль два.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Салон Анны Павловны Шерер приглашает своих постоянных гостей. Дамы и господа, присоединяйтесь в этом вечернем эфире. Татьяна Фельгенгауэр, Ирина Воробьева, обе мы тут с раннего утра, так же как Наталья Якушева, наш звукорежиссер. Вот как она на утреннем эфире тут сидела, так до сих пор не может отойти.

И. ВОРОБЬЕВА: Между прочим, у нас ожидается в этом эфире во второй получасовке, как всегда, немножко погоды. Потому что мы ждем нашего предсказателя.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Наш маленький сурок Фил.

И. ВОРОБЬЕВА: Нашего показателя погоды. Мы все-таки надеемся, что она зайдет к нам в эфир. +7-985-970-4545 – телефон для наших смс-сообщений, 363-36-59 – телефон прямого эфира.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы пока предадим анафеме всех наших корреспондентов, которые были на совещании и не хотят нам рассказывать, что же там обсуждалось.

И. ВОРОБЬЕВА: Потому что мы с тобой выпускающие редакторы, мы больше не в их рядах, мы в другой песочнице. Итак, мы закончили прошлую получасовку историей с экологом Суреном Газаряном о том, что ему грозит 5 лет лишения свободы. Есть у нас еще смс-сообщения, которые мы не прочитали.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Таня пишет нам: «А если не беззаконие, как власть защитит свое имущество?»

И. ВОРОБЬЕВА: Действительно. Аня пишет: «Доказать хулиганский характер побуждений».

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Другая Аня спрашивает: «В чем непоправимость ущерба?»

И. ВОРОБЬЕВА: Не оттирается.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Забор очень страдает, что его расписали. Строители страдают, что они строили забор, а кто-то пришел и расписал.

И. ВОРОБЬЕВА: Дима Булкин пишет из Twitter'а: «Чужой забор, конечно, юридически нельзя исписывать. Нужно было устроить пикетирование возле забора с этими надписями. «Агрокомпания в Краснодарском крае – это личная компания Ткачева, – пишет нам Александр. – Он под нее, в частности, Выселковский сахарный завод забрал. Кстати, якобы за экологические нарушения». Надо посмотреть эту историю, она очень интересная, нам бы очень хотелось знать, чья же дача в таком козырном месте расположена.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нас спрашивают в Twitter'е: «Девушки немножко приняли на грудь?» Нет, это нас от работы так торкает.

И. ВОРОБЬЕВА: Причем в постоянном режиме, каждый понедельник.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: По 15 часов. Нам достаточно попить немного воды.

И. ВОРОБЬЕВА: Нам даже нюхать нельзя, потому что мы скорее всего упадем.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ганапольский сегодня живо интересовался ароматными смесями, курительными, которые ему около метро предлагали.

И. ВОРОБЬЕВА: Я вообще вчера нет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вообще да, но сегодня нет. Вот Ирина Сергеевна колется как в прямом эфире. А Венедиктов чай уже в машине, слушает наш эфир.

И. ВОРОБЬЕВА: Может, уже доехал.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Пробки в Москве.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте менять тему. Действительно, мы с Таней находимся в Москве, никуда не едем. Но мы-то можем поехать у нас есть…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, не можем. У меня нет.

И. ВОРОБЬЕВА: У тебя нет загранпаспорта?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет. Мне не дали. Я в армии не отслужила. У меня он сейчас на оформлении, хотя это каждый раз ужасно. Потому что у меня же место рождения Ташкент.

И. ВОРОБЬЕВА: А-а, ты же понаехавшая.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да. Поэтому в каждый мой поход в паспортный стол начинаются эти унизительные разборки, откуда у вас российское гражданство, сначала докажите, что вы имеете право на какие-то документы, гражданин РФ, а потом, может быть, мы подумаем и выдадим вам какой-то документ. Вот сейчас у меня загранпаспорт на оформлении. Я надеюсь, что мне нормально всё выдадут, и я уеду навсегда от вас.

И. ВОРОБЬЕВА: Т.е. ты будешь среди 17% россиян, которые на данный момент имеют загранпаспорт. Социологи «Левада-центра» по результатам опроса, проведенного среди взрослого населения 130 населенных пунктов в 45 регионах страны, говорят о таких цифрах. 17% россиян имеют загранпаспорт, у остальных 83% из опрошенных загранпаспорт отсутствует. Более того, большинство участников опроса также сообщили, что они никогда не бывали за границей, т.е. за пределами стран бывшего СССР ни по делам, ни на отдыхе, ни в частных поездках. Как выяснили социологи, по делам или на отдых сейчас выезжают за границу несколько раз в год в целом – внимание – 3% граждан, один раз в год – 4%, еще реже – 9%. При этом 9% участников опроса заявили, что раньше бывали за пределами родины, совершая рабочие поездки, а теперь никуда не ездят, еще 10% раньше ездили отдыхать, а теперь нет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы стали более хуже ездить за границу. Почему?

И. ВОРОБЬЕВА: Более реже.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Более реже и более хуже. Почему так происходит? Если у вас нет загранпаспорта и вы никуда не едете, тогда звоните нам и объясняйте, как так получилось. Нет денег, плохое настроение, нет возможности получить документы или ну ее, эту заграницу, мы там никому не нужны, у нас вона какая страна – хочешь в Сочи, хочешь на Байкал. Правда, стоит это дороже в 4 раза, чем в Нью-Йорк, но не важно.

И. ВОРОБЬЕВА: Кстати, это интересная история – гостиницы в России стоят бешеные деньги.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А перелет?

И. ВОРОБЬЕВА: По сравнению с Европой цены бешеные, я не понимаю, откуда они их берут. Объясняйте нам немедленно, почему мы не можем вас встретить на просторах Чехии, Праги, чего-нибудь еще.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Прага, Чехия.

И. ВОРОБЬЕВА: Я там была недавно. Прага, Чехия через запятую.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: География, Ира, не дворянская наука. 363-36-59. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ1: Здравствуйте. Меня зовут Наталья.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Наталья, простите, это не вы нам прислали смс: «Идите домой, спите спокойно, стыдно за вас»?

СЛУШАТЕЛЬ1: Нет. Я звоню из Петербурга, у меня нет компьютера.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Наталья, у вас есть загранпаспорт?

СЛУШАТЕЛЬ1: Да, есть. Я стараюсь ездить за границу примерно 6 раз в год, хочу увеличить до 8. Я позвонила только потому, что мы обсуждали этот вопрос на сайте otzyv.ru и пришли к выводу, что опрос нерепрезентативный. Нужно все-таки узнать у ведомства, у Министерства иностранных дел поточнее вот эти цифры, проценты. А опрос кажется недостоверным 17% — это занижено. Может быть, это где-то в деревне опрашивали.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это в целом по стране, стандартная выборка 1600 человек, 45 регионов страны. Живя в Петербурге, вы, действительно, имеете огромное количество возможностей улететь практически в любую точку мира, потому что из Петербурга есть прямые рейсы. А люди, которые живут, например, в Ижевске, это всё транзит.

СЛУШАТЕЛЬ1: Я согласна, что у нас очень много представительств, мы быстро получаем визы, больше возможностей по полетам из Петербурга, из Москвы. Но удручающие цифры, я была очень расстроена, когда узнала.

И. ВОРОБЬЕВА: Нужно ли создать условия для большего количества россиян, чтобы они съездили за границу хотя бы просто посмотреть?

СЛУШАТЕЛЬ1: Безусловно. Это очень сильно расширяет кругозор, повышает общий уровень образования. Очень много вопросов снимается. Я была во многих странах, после этого я не считаю, что какая-то национальность может быть лучше другой. Чем больше люди ездят по другим странам, тем больше это повышает уровень культуры.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Наталья, из вашего окружения у всех есть загранпаспорта, все ездят так регулярно?

СЛУШАТЕЛЬ1: Нет, к сожалению. С другой стороны, не всем это нужно. Кто-то считает, что можно проводить отпуск на даче или просто сидеть дома у телевизора. Все люди разные, не все стремятся к этому.

И. ВОРОБЬЕВА: А по России вы любите путешествовать?

СЛУШАТЕЛЬ1: Мне так стыдно. Я бывший учитель географии, смотрю на карту… Но нет, к сожалению, не дальше, чем Ленинградская область, Москва.

И. ВОРОБЬЕВА: А почему?

СЛУШАТЕЛЬ1: У нас была выставка в Манеже, очень печально было смотреть на то, как никто не подходит. «Отдых без границ». Очень мало людей заинтересованных. Как вы только что сказали, билеты до Сочи очень дорогие. Я мониторю цены. Я в Женеве отдыхала за 150 франков сутки, и такая же цена будет предполагаться при размещении в отеле… (ОБРЫВ СВЯЗИ).

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Наталья отключилась. Но мы поняли. Тут нам Юрий пишет: «На Байкал дороже Нью-Йорка? Смешите дальше. Поезд стоит около тысячи рублей, на автобусе ненамного дороже. Зажравшиеся москвичи задрали своими понтами». Юрий, откуда же вы нам пишете? По-моему, только до Иркутска три с половиной дня на поезде пилить. А у меня отпуск всего две недели. Т.е. вы хотите, чтобы я половину своего отпуска потратила на поезд. Здорово, я уже неделю как-то жила в поезде, это было очень интересно, но все-таки в рабочее время и по рабочим делам. Поэтому тут дело не в понтах, а в соотношении цена-качество-время.

И. ВОРОБЬЕВА: Но вообще это похоже на издевательство. Я по России поездила, в том числе у меня был отпуск, когда мы с мужем на машине ездили по России.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Бедная машина.

И. ВОРОБЬЕВА: Во-первых, бедная машина, потому что качество дорог в некоторых областях просто зашкаливает. Во-вторых, цены. Чудовищно дорого. Например, если в Европе платить такие же деньги, как в каких-то городах, в условном Смоленске, то ты получаешь практически 5-звездочный отель, а там ты получаешь что-то более-менее приличное. Это несоизмеримые вещи. Туризм абсолютно вымирает.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это очень печально, потому что в России есть что посмотреть. Кстати, наш постоянный слушатель Михаил Моглов нам пишет, что у него загранпаспорта нет. Михаил, не связано ли это с вашей воинской обязанностью? «Надо ехать получать к себе, а в Москве неудобно и долго. За рубеж не рвусь, еще не всю Россию посмотрел».

И. ВОРОБЬЕВА: Дмитрий пишет: «Зная про проблемы с паспортом, я сделал его через турфирму. Быстро и комфортно». «У 80% денег хватает только на еду», – делает вывод из этого опроса Татьяна.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Кстати, очень многие пишут о том, что нет денег на поездки за границу, поэтому не нужен загранпаспорт.

И. ВОРОБЬЕВА: А вот Тошка 36 лет из Санкт-Петербурга пишет: «Не езжу за границу, потому что не с кем». Тошка, у нас тут пишут девушки, у которых нет денег поехать за границу. Может, вы как-то скооперируетесь? Мне кажется, это будет неплохо. 363-36-59. Почему у вас нет загранпаспорта и вы не ездите или, может быть, не хотите ехать за границу. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ2: Здравствуйте. Елена меня зовут.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Есть ли у вас загранпаспорт и помогает ли он вам?

СЛУШАТЕЛЬ2: Мне загранпаспорт помогает. Но я хотела бы сказать как дочь человека, у которого загранпаспорта сейчас нет, он закончился. Мой папа ездил за границу, а сейчас он за границу не ездит и не хочет, потому что ему просто не хочется. При этом он особо отдыхать нигде не хочет. Он пенсионного возраста, проводит время дома, около телевизора, в Интернете. Это, наверное, такой человек. У меня родители живут в Подмосковье, 23 километра от Москвы. Это бывшая колхозная деревня, был колхоз «Ленинский луч». Там живут бывшие колхозники. Естественно, очень много домов уже выкуплены, построены хоромы. Но если вы пройдетесь по домам бывших колхозников, то я уверена, что у 99,9% людей нет загранпаспортов и которые за границу не ездили. Они все пенсионеры, у них доходы не те.

И. ВОРОБЬЕВА: А если мы будем смотреть на людей среднего возраста, среди ваших знакомых много людей, которые не хотят ехать за границу и не имеют загранпаспорта?

СЛУШАТЕЛЬ2: Есть у меня такие знакомые, даже не среднего, а достаточно молодого возраста, до 30 лет. Они не хотят ехать за границу, потому что они очень любят ходить в походы, им очень нравится ездить, например, на Алтай. У них другой образ жизни. Но у меня достаточно много друзей, которые живут за границей, например, в Лондоне, им до 30 лет, это наши соотечественники. Несмотря на то, что у них доход меньше, чем у меня, они ездят отдыхать за границу гораздо больше раз в год, чем я. Время им позволяет, плюс там достаточно легко купить реально дешевые путевки, что невозможно сделать у нас, плюс еще достаточно хорошие предложения прямых перелетов в какие-то места, в которые чтобы из России добраться… Отдельная тема – это добраться до Москвы. Т.е. этот переезд в Москву будет золотым. А потом из Москвы еще куда-то.

И. ВОРОБЬЕВА: А потом еще в обратную сторону.

СЛУШАТЕЛЬ2: Да. А там очень хорошие предложения. Задавали вопрос о том, надо ли россиянам ездить за границу. Конечно, надо. Надо ли это развивать? Если честно, лучше развивать наш внутренний туризм. Мой дедушка был капитаном 27 лет на теплоходе «Александр Невский», который был туристическим пассажирским теплоходом.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, было время, когда такие поездки были очень популярными. Это было то немногое, что могли себе позволить советские люди.

СЛУШАТЕЛЬ2: Это отдельная тема — как наш речной флот разложился на молекулы и сохранилось нечто благодаря отдельным личностям.

И. ВОРОБЬЕВА: Прошу прощения, что вас перебиваю. У нас осталось несколько минут, а мы бы еще хотели запустить голосование. Спасибо, что позвонили нам.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Юрий из Самары меня немножечко удивил этим своим, что москвичи своими понтами задрали, про тысячу рублей до Байкала. Дорогой Юрий, мне не посчастливилось, в отличие от вас, я не живу в тысяче рублей от Байкала. Хотя я не знаю, как вы от Самары до Байкала за тысячу рублей добираетесь. Я живу в Москве. Так вот чтобы добраться мне до Байкала, мне нужно потратить 3300 рублей на билет Москва-Иркутск плацкартный, чтобы ехать 3 дня и 16 часов, а потом еще добираться до самого озера. Поэтому про тысячу рублей давайте не будем.

И. ВОРОБЬЕВА: Алекс пишет: «Загранпаспорта нет, за границу не хочу. Во-первых, деньги. Во-вторых, безопасность. Что я там не видел? В-четвертых, лучше Алтай». Я хочу запустить голосование, уважаемые радиослушатели. Голосуем честно. Во-первых, есть у вас загранпаспорт или нет загранпаспорта, вы ездите за границу или нет. Тут два варианта ответа всего.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А бывает так, что есть загранпаспорт, а человек не ездит. Определись.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте с поездками за границу определимся. Ездите или не ездите? Не важно, какая причина. Если вы ездите за границу хотя бы раз в год, раз в два года, в любом случае вы это делаете, вы это планируете, телефон 660-06-64. Нет, не ездите – 660-06-65.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В Сетевизоре – ездите ли вы за границу? Да или нет.

И. ВОРОБЬЕВА: Михаил пишет: «Мне стыдно признаться, но у меня нет загранпаспорта. Пару лет назад думал его делать, но времени нет как назло». Ната пишет: «Вот сколько людей в России ездят за границу, столько у нас поддерживающих Шеина и Удальцова». Для того и для другого надо задницу от дивана оторвать. Ну, не только задницу от дивана оторвать, как вы выражаетесь. Мне очень нравится наблюдать, как приезжают в Москву или в другие города туристические группы, где очень много пенсионеров европейцев. Очень много.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мне тут предложили полететь в Иркутск на самолете. Это от 7 тысяч рублей.

И. ВОРОБЬЕВА: Варя пришла! Варя без шапки!

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Весна.

И. ВОРОБЬЕВА: Варя, тепло?

ВАРЯ: Тепло, да. А это подарок Воробьевой на День рождения.

И. ВОРОБЬЕВА: Спасибо, дорогая, ты прекрасно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сейчас Варя выйдет из студии, наденет свою меховую шапку.

И. ВОРОБЬЕВА: Мы с ней договаривались, я сказала, что она обязана сделать мне подарок на День рождения и придти в нашу программу без шапки. Весна наступила. Поздравляю вас.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Кот пишет: «Загранпаспорт есть, а денег нет». Такое часто случается, к сожалению. Результаты голосования. Ездите ли вы за границу? 46% сетезрителей сказали, что да, они ездят, 54% говорят, что нет, не ездят.

И. ВОРОБЬЕВА: По телефону 54% ездят, 46% не ездят, почти пополам.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы на этом будем прощаться, потому что финальные минуты нашего эфира мы хотим посвятить прекрасному и любимому актеру Анатолию Равиковичу, актеру театральному в первую очередь. Но для нас всех, если мы говорим про кино, это, конечно, Хоботов из фильма «Покровские ворота».

И. ВОРОБЬЕВА: К сожалению, Анатолий Равикович скончался в Санкт-Петербурге. Мы просто хотим вспомнить его и напомнить, какой он был замечательный.

ФРАГМЕНТ ИЗ ФИЛЬМА «ПОКРОВСКИЕ ВОРОТА»

И. ВОРОБЬЕВА: Мы вспоминаем актера Анатолия Равиковича. Это был отрывок из фильма «Покровские ворота». Спасибо большое.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Татьяна Фельгенгауэр, Ирина Воробьева. Мы в следующий понедельник в том же составе с 8 до 10 будем с вами.

И. ВОРОБЬЕВА: До встречи.

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

suren_gazaryan Сурен Газарян 10 апреля 2012 | 01:37

В следующий раз можете мне позвонить. Я расскажу, чей забор.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире