'Вопросы к интервью
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – 20.08. Мы начинаем. Мы начинаем с наших корреспондентов, которые сейчас работают на Болотной площади. У нас на телефонной линии Илья Рождественский. Добрый вечер.

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ — Добрый вечер.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Для начала давай поясним, где ты находишься, чтобы мы понимали, что тебе видно и можешь ли ты оценивать количество присутствующих на митинге.

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ — На самом деле я стою так, что мне видно практически все. Я стою у начала Лужкова моста. Собственно то пространство, которое разделяет меня до рамок у кинотеатра «Ударник», люди практически уже кончились, уже многие уходят.

И. ВОРОБЬЕВА — Кстати, да, расскажи, пожалуйста, тут пишут у нас на лентах, что люди уже уходят и причем массово. Это так?

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ — Не то чтобы массово уходят, но многие уже потянулись к выходу. Хотя я могу заметить, что все-таки многие еще стоят, и у сцены стоят, стоят и на противоположной стороне набережной. В общем, народу достаточно много. Хотя надо заметить, что некоторые потихоньку потянулись к выходу. Кстати сотрудники полиции несколько рамок у кинотеатра «Ударник» уже сняли.

И. ВОРОБЬЕВА — Илья, сейчас кто-то выступает на сцене?

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ — Да, сейчас выступают на сцене. Проблема заключается в том, что вы знаете, сегодня с утра произошла трагедия. Один из рабочих при монтаже оборудования погиб и в результате большую сцену достроить не удалось. Нормальное звукоусилительное оборудование тоже установить не удалось.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Это дело уже известное. Скажи, пожалуйста, люди, которые рядом с тобой, они как-то реагируют негативно или спокойно на то, что ничего не слышно и стало ли это одной из причин того, что они уходят?

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ — Мне кажется да, это одна из тех причин, по которой они уходят. Примерно половина, как мне кажется, кто пришел на митинг, они вообще ничего толком и не услышали. Хотя мне кажется, это особо не повлияло на их настроения, они радостно общаются. Многие устраивают свои мини-митинги прямо здесь, где я стою. Кто-то протестует против экономической политики, которая проводится. И рядом со мной только что остановилась группа людей, у них гигантская, наверное, 8 метров примерно пила, которая видимо, символизирует распил бюджета, который как они полагают, ведется нашим государством.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Мы видели. Не сразу поняли, что это пила. Но человек, который направлял этот агрегат, он всем пояснял на недоуменные взгляды, что это таки пила.

И. ВОРОБЬЕВА — Илья, скажи, пожалуйста…

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ — Очень сложно было понять сразу.

И. ВОРОБЬЕВА — В самом начале просили свернуть флаги. Сейчас флаги свернуты?

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ — Флаги до сих пор свернуты. Мне кажется единственные, кто не внял этому призыву и не свернул флаги, были националисты. Неожиданно здесь появилась… Александр Белов, и вместе с ним, наверное, человек 20 под флагами движения «Русские» и они как-то достаточно обособлено себя вели. Прошли в сторону сцены вместе с флагами. Как я понимаю, сейчас они уже удалились.

И. ВОРОБЬЕВА — Спасибо большое. Наш корреспондент, который находится на Болотной площади, Илья Рождественский был у нас в эфире. На самом деле тут очень многие пишут, что действительно люди уходят. Но там не слышно ничего.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – И довольно холодно и от реки дует, очень ветрено. Мы сейчас будем дозваниваться до еще одного нашего корреспондента Андрея Гаврилова. Просто Андрей видел стычку, которая там…

И. ВОРОБЬЕВА — Потасовку.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – В ходе которой пострадал…

И. ВОРОБЬЕВА — Человек, известный как Дмитрий Энтео.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Пока давайте мы, наверное, с Ирой вам расскажем, потому что мы успели на начальную стадию подготовка и сбор людей.

И. ВОРОБЬЕВА — Мы приехали без двадцати шесть и поскольку все организаторы, кстати, полиция тоже призывала приезжать пораньше, чтобы не толпиться, это я очень хорошо помню. Мы приехали, начали активно толпиться у рамок металлоискателей, которые стоят на обоих входах. Но нас, к сожалению, не пускали довольно длительное время, потому что как выразился один из сотрудников, когда я спросила «что происходит», он сказал: идет зачистка.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – На вопрос «от чего защищают», сказал, что просто проверяют территорию. Так или иначе, по пресс-картам мы пройти не смогли. Но даже когда прошли в 6 часов, даже без пяти шесть, начали пропускать через рамки. Мы прошли и поняли, что для прессы сделали довольно странный загончик, чего не было раньше. Именно в таком виде.

И. ВОРОБЬЕВА — То есть там было сначала ограждение, где стояли люди, потом ограждение следующее, там, где предполагались журналисты и потом еще одно ограждение и там уже довольно большая территория перед сценой. В результате активных и яростных переговоров с организаторами митинга нам удалось добиться…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – По очереди то с полицией, то с организаторами как-то этот загончик практически снесли. И там только сцена осталась огорожена и доступ к ньюсмейкерам стал соответственно гораздо проще.

И. ВОРОБЬЕВА — И когда мы пришли, в 6 когда начали пускать, людей было очень мало. Один вход популярный, другой непопулярный. Имеется в виду не с моста Лужкова, где находится наш корреспондент…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Так, чтобы с Каменного моста.

И. ВОРОБЬЕВА — Именно с Болотной набережной и с другой стороны. Там тоже был вход. И было очень мало людей, мы даже думали, что совсем будет очень мало.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Но пока мы боролись за свободу слова и право коллег спокойно работать на митинге, внезапно как-то получилось так, что людей много, и даже удалось сделать несколько снимков со сцены с помощью Марии Бароновой. Я думаю, что в твиттере у Иры…

И. ВОРОБЬЕВА — Я уже вывесила.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Вы можете посмотреть, как это в самом…

И. ВОРОБЬЕВА — Около 18 часов был сделан снимок. Просто Мария Баронова вылезла на сцену, и запрыгала от радости, что там много людей. Я не поверила, попросила ее сфотографировать на мой телефон.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – И когда мы уже уходили в 7.20 примерно, людей было ощутимо больше. И они подходили, подходили. Мы сейчас прерываемся на две минуты кратких новостей и потом поговорим с писателем Борисом Акуниным, который у нас уже на прямой линии телефонной связи. Оставайтесь с нами, это Вечерний эфир.

НОВОСТИ

И. ВОРОБЬЕВА — 20.17 в столице. Мы продолжаем освещать события на Болотной площади.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Сейчас на прямой линии телефонной связи писатель Борис Акунин. Здравствуйте.

Б. АКУНИН — Да, я вас плохо очень слышу.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Я так понимаю, вы около сцены находитесь и поэтому просто не очень слышно.

Б. АКУНИН — Да, не очень.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Но мы вас вроде как слышим нормально, скажите, пожалуйста, какие у вас первые ощущения от того, как проходит митинг?

Б. АКУНИН — Первое мое ощущение – облегчение. Честно говоря, я боялся, что придет мало людей. Я боялся, что все эти меры запугивания, аресты, угрозы и так далее распугают людей. Этого не произошло, людей много. Очень много. Не знаю, сколько, но много. Это на самом деле самое главное. А вовсе не те речи, которые звучат… Я думаю, что если режим решит пойти по пути репрессий, ему будет трудно.

И. ВОРОБЬЕВА — Как вам кажется, какое настроение именно сегодня на митинге у людей, потому что прошлая Болотная…

Б. АКУНИН — Вы пропадаете, я вас не слышу.

И. ВОРОБЬЕВА — Скажите, пожалуйста, если вы меня слышите, какое настроение, как вы считаете у участников митинга?

Б. АКУНИН — Я бы сказал мрачное. Это очень непохоже на периоды белых ленточек и держания за руки. Мне кажется, что у всех есть ощущение, что надвигаются опасные времена, может быть тяжелые времена. Но вместе с тем ощущение, что никуда это все не денется. Могут поменяться лидеры, и формы, но до тех пор, пока остаются проблемы, до тех пор пока в стране ничего с ними не делается, до тех пор пока ведется курс на конфронтацию…, так это видимо, и будет продолжаться.

И. ВОРОБЬЕВА — Спасибо большое. Спасибо, что вышли к нам в эфир. Писатель Борис Акунин с Болотной площади был у нас на связи.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Мы пытаемся связаться с нашими корреспондентами Андреем Гавриловым в частности, который вроде как должен нам что-нибудь рассказать про инцидент с Дмитрием Энтео. А пока интересно по поводу численности, меня всегда конечно умиляет эта разница в оценке. Потому что тут Алексей Алексеевич к нам когда подходил с распечатанной схемой…

И. ВОРОБЬЕВА — У меня она тоже есть.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Все посчитано в плане…

И. ВОРОБЬЕВА — В метрах.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – И понятно, как по плотности можно рассчитать. Какая площадь, какое заполнение. Сколько людей там реально может поместиться. Я думаю, что сам уже Алексей Венедиктов вам объяснит, как это считается. Добрый вечер.

А. ВЕНЕДИКТОВ — В общем, это довольно просто, потому что существуют расчеты и ГУВД и математиков. Обычных. Не специализированных, не политизированных. Вот вся площадь Болотная, имея виду после сквера и туда дальше, она 11 500 квадратных метров. От сцены приблизительно треть этой площади была заполнена то, что ГУВД называет один-четыре. То есть 4 человека на квадратный метр. Делим на три, значит, 12 тысяч метров делим на три, получаем 4 тысячи квадратных метров. Умножаем, ну хорошо, не на 4, на 3 человека на квадратный метр, получаем 12 тысяч только на этом участочке. Еще не на самой набережной. А на площади до сквера. Вот 12 тысяч до сквера. Дальше вся Болотная набережная это 7 тысяч 900. Мы посмотрели, там приблизительно два человека на метр. Причем они уходили, приходили, ну хорошо, один человек на квадратный метр. Предположим. 8 тысяч еще. Вот вам 20. И еще вот этот участочек, который идет наверх к скверу. Ну еще 2 тысячи. Это в пике. 20-22. То есть я скажу, что за 20 это точно, но это просто математика, вы можете просто сами, я говорю, прежде всего, москвичам.

955022

Нормальный москвич хорошо знает Болотку. Он знает площадь, знает, как стоят люди, как они не стоят на площади. Вот где-то 20-22 в пике, не 8, а 22. А люди уходили, приходили, по опыту митингов считайте там, может быть, 25, а может быть 30, это уже не имеет значения, потому что уход, проход не считается. Вся история.

И. ВОРОБЬЕВА — Есть, кстати, подсчеты, которые делает Дмитрий Терновский, когда они стоят со счетчиками на входе. Он какие-то предварительные данные давал, он сказал, что надо еще посчитать. Но у него уже была цифра в 14 тысяч.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Во сколько?

И. ВОРОБЬЕВА — Активисты насчитали к 19 часам.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Это только начало.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я думаю, что мы совпадем. Я еще напомню, что небольшое количество людей, пара тысяч прошла без счетчиков. То есть там был открыт мост без рамок. Я думаю, что если кого интересуют цифры, то они за 20.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Кого-нибудь из ГУВД, кого интересуют цифры.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Ну да, но я хочу еще поблагодарить полицейский вертолет, коллеги оттуда открыли свой твиттер и они там твитили фотографии, полицейские с вертолета твитили фотографии.

И. ВОРОБЬЕВА — И сейчас твитят.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Там приблизительно, как называется авиа…

И. ВОРОБЬЕВА — Авиаполис.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Твиттер. И они честно сняли, передали, сняли, передали. Так что спасибо, коллеги. Это совпадает с нашими подсчетами.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Спасибо большое. Это был главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. А у нас на прямой линии телефонной связи Андрей Гаврилов, который может нам рассказать, собственно, что там за инцидент произошел с Дмитрием Энтео. Андрей, добрый вечер.

А. ГАВРИЛОВ — Добрый вечер. Очень плохо слышно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ничего, мы тебя слышим хорошо. Пожалуйста, расскажи, что случилось. Что за драка?

А. ГАВРИЛОВ — Татьяна, я сейчас нахожусь за этой импровизированной сценой. Поэтому честно говоря, какой-то инцидент с дракой я не видел. Попробую сейчас выяснить какие-то подробности.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Хорошо. Я поняла. Скажи, пожалуйста, что сейчас происходит, что ты видишь и можешь ли ты сказать, что среди выступающих тоже все направляются на выход:

А. ГАВРИЛОВ — Я вижу такую ситуацию, что с той стороны через Лужков мост действительно есть группы людей, которые потянулись к направлению станции метро «Третьяковская». Что касается участников акции, которые находятся непосредственно перед этим грузовичком, с которого выступают участники акции, то здесь сложно вообще сказать и количество людей и то, потянулись ли участники акции к выходу. Во всяком случае, те, кто находится вот здесь, выступавших, в общем, не говорят на эту тему. Буквально несколько минут назад выступила актриса Лия Ахеджакова. Причем ее очень тепло встретили люди, которые пришли на этот митинг, и мне даже показалось, что Лия Ахеджакова не могла скрыть слез от этой поддержки. Также достаточно очень эмоционально…

И. ВОРОБЬЕВА — Андрей, спасибо большое. Ты сейчас находишься ближе всех в отличие от большинства участников митингов, слышишь, как выступают и что говорят, мы ждем от тебя более подробного репортажа попозже. Спасибо большое. И давайте сразу же опять остаемся на Болотной площади. Поговорим с нашим еще одним корреспондентом, это Евгений Бунтман. Женя, слышишь ли ты нас?

Е. БУНТМАН – Добрый вечер, Ира.

И. ВОРОБЬЕВА — Женя, что за инцидент произошел там с православным активистом Дмитрием Энтео?

Е. БУНТМАН – Я сейчас стою ровно на том месте, где Дмитрий Энтео и его нескольких друзей двух или трех, мне не удалось разглядеть, это произошло довольно быстро, задержали сотрудники полиции. Произошло это следующим образом. Дмитрий Энтео прошел через рамки металлоискателя, где я собственно и его заметил и в дальнейшем я за ним следовал, потому что я напомню, что Дмитрий Энтео славен всевозможными скандалами и в основном нападениями на гей-активистов. Примерно так произошло и в этот раз, правда с точностью до наоборот. Потому что Дмитрий Энтео и его сторонники развернули флаги, на которых аршинными буквами было написано «Москва — не Содом», стали раздавать соответствующие листовки. За традиционную семью и против любых гомосексуальных связей. И после этого произошло первое столкновение. Потому что оппозиционный активист Роман Доброхотов толкнул и затем ударил кого-то из окружения Дмитрия Энтео, там завязалась небольшая потасовка. Они отделались ссадинами. Но дальше Дмитрия Энтео стали выталкивать за пределы зоны митинга и собственно это благополучно и сделали. И по дороге было еще несколько таких же спорадических столкновений. Когда то одни, то другие оскорбляли друг друга, то есть участники митинга и собственно сам Энтео и его друзья. Оскорбляли друг друга. И периодически завязывались небольшие потасовки. Полиция никак на это не реагировала. Полиция спокойно за этим наблюдала. И те курсанты, которые в оцеплении и бойцы второго оперативного полка и уже когда дело дошло до почти, довели эту небольшую колонну во главе с Дмитрием Энтео до оперативного штаба ГУВД, уже там подошли сотрудники, если не ошибаюсь, второго оперполка, и затащили Энтео и его нескольких друзей в автобус. Соответственно тем инцидент и кончился. Это было единственное столкновение, если это можно назвать столкновением. Скорее небольшим инцидентом. Который происходил здесь.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Женя, скажи, пожалуйста, там Роман Доброхотов, наверное, не в одиночку действовал. Я представляю себе примерно комплекцию Романа Доброхотова. Я сомневаюсь, что он смог один всех раскидать.

Е. БУНТМАН – Я сейчас объясню. Небольшой круг, в нем два флага с надписью «Москва – не Содом». Там же в центре этого воображаемого круга находится Дмитрий Энтео и обступают люди, которые жарко достаточно спорят. Одни оскорбляют друг друга, я не буду вдаваться в подробности. Так как это не очень законно. Но они оскорбляли друг друга, а вот Роман Доброхотов это первый, кто перешел от слов к делу, и ударил одного из активистов православных. Которые там были. И получил собственно в ответ. Во всяком случае, состояние лица православного активиста я не видел, а ссадину у левого глаза Доброхотова я наблюдал. И затем время от времени перепалки перерастали в небольшие потасовки. И такая внушительная толпа, правда, из журналистов, но из участников митинга тоже, сопровождала до самого выхода Дмитрия Энтео. И численное превосходство, разумеется, было на стороне противников Энтео.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – На стороне журналистов.

И. ВОРОБЬЕВА — Спасибо большое, Женя. У нас наши слушатели спрашивают, что же там произошло. Вот Евгений сейчас рассказал во всех подробностях. Сейчас будем прерываться на краткие новости с Яковым Широковым. +7-985-970-45-45 телефон для sms, а если вы пишете нам из твиттера, пишите на аккаунт @vyzvon.

НОВОСТИ

И. ВОРОБЬЕВА — 20.33 в столице. Мы продолжаем наш Вечерний канал. Все наши вызвоны сегодня с Болотной площади в Москве.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – И Михаил Касьянов у нас на прямой линии телефонной связи. Михаил Михайлович, добрый вечер.

М. КАСЬЯНОВ — Здравствуйте.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – И вопрос, который мы задаем участникам, выступающим на этом митинге. Какое у вас первое ощущение от этой акции?

М. КАСЬЯНОВ — Первое ощущение, во-первых, повышенная тревога или расстройство в связи с гибелью сегодня монтера, молодого парня, и второе – вспоминаем те события прошлогодние 6 мая, и что 16 человек сидят в тюрьме, это конечно трагично. Поэтому конечно, это все навевает такие настроения, настроения протестные и настроения не то что разочарования, но настроения, которые, скажем так, способствуют тому, чтобы бороться за свободы этих ребят и бороться за наше общество, за честные и свободные выборы в будущем.

И. ВОРОБЬЕВА — Михаил Михайлович, а что сейчас такая реакция была, мы слышали, как люди воодушевлены были чем-то таким. Кто выступает на сцене?

М. КАСЬЯНОВ — Сейчас там была проблема со звуком, сейчас вроде сделали. Сейчас наладилось. Думали, что звука не будет, сейчас вроде звук появился.

И. ВОРОБЬЕВА — Подскажите, пожалуйста, люди, которые пришли на Болотную площадь, они в каком настроении как вам кажется?

М. КАСЬЯНОВ — Люди в настроении продолжения борьбы. Я удивлен, что больше народу, чем мы предполагали, это конечно не 10 тысяч как по опросам было, что в принципе по узникам 6 мая в Москве однозначно позиционируют себя в поддержке… Мы думали, что будет 30, заявка на 30 была, но по моей оценке сегодня не меньше, чем 50-60 тысяч.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Скажите, пожалуйста, не знаю, что именно вы видели, но работа полиции насколько, по-вашему, корректна сегодня?

М. КАСЬЯНОВ — По крайней мере, я не видел озлобленных лиц и вроде как все более-менее нормально.

И. ВОРОБЬЕВА — Хорошо. Спасибо большое. С Болотной площади выходил к нам на связь по телефону Михаил Касьянов. Продолжается митинг. Действительно как пишут в твиттере, Навальный вышел на сцену со словами «всем привет». Пришел на сцену с женой. Мы видели с тобой, как они с Юлей пришли на митинг.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Мы видели громадную толпу журналистов, которая стремительно передвигалась. И да, где-то в центре был Алексей Навальный с Юлией Навальной. А у нас сейчас на прямой линии наш корреспондент Алексей Нарышкин, который сегодня по идее работает в штабе полиции. И я думаю, сейчас нам расскажет про 8 тысяч 300 человек, которые по оценкам ГУВД собрались на Болотной площади. Алексей. Добрый вечер.

А. НАРЫШКИН — Добрый вечер, коллеги.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Что говорят полицейские про численность и про обеспечение порядка?

А. НАРЫШКИН — Давайте объясню, изначально предполагалось, что я буду работать именно в полицейском штабе, но по независящим от меня причинам товарищи из московской полиции были довольно неразговорчивы с самого начала и они меня прикрепили к главе президентского совета по правам человека Михаилу Федотову. И вот два часа, что я нахожусь на Болотной, я за Михаилом Александровичем следовал как тень. Но это не менее интересное занятие, чем например, работать в полицейском штабе, потому что Михаил Александрович обращал мое внимание на многие интересные детали. Во-первых, ему сама организация этой акции именно то, как действует в данном случае полиция, ему все понравилось. Действительно, например, около 6 часов он сюда прибыл, мы шли и видели, как сквер на Болотной площади был закрыт. И по мере того, как на площадь приходило все больше людей, часть сквера все-таки решили открыть и потом, поскольку люди приходили на акцию со всех сторон и от метро Полянка, с улицы Якиманка и от метро Третьяковская. И от стороны Кремля. Даже решили пойти навстречу участникам это акции, и открыли Лужков мост. То есть у господина Федотова претензий к стороне организации нет. Другой вопрос, что он уже не как чиновник из президентской администрации оценивает происходящее, но просто как обыватель, он конечно отмечает, что народу здесь собралось довольно мало и наверное, вина в этом, насколько я понял с его слов, организаторов. Потому что они решили, во-первых, провести акцию в будний день, и, во-вторых, хотя это и годовщина событий на Болотной площади, они выбрали именно этот отрезок временной, майские праздники. Дело в том, что креативный класс, который был постоянным, который составлял костяк протестных акций, сейчас если, например, выбирать между каким-то отпуском небольшим и акцией, конечно, они наверное, выберут отпуск. То есть идея сплотиться против действующей власти, выступить в поддержку узников Болотной, она не настолько привлекательна, нежели, например, перспектива где-то отдохнуть.

И. ВОРОБЬЕВА — Леша, в самом начале часа мы вызванивали нашего коллегу Илью Рождественского, который говорил, что люди уходят постепенно с митинга. Сейчас что ты видишь, люди действительно покидают площадь?

А. НАРЫШКИН — Да, действительно люди, не могу сказать, что стремительно уходят, но на акцию уж точно никто не приходит. Хотя выступления продолжаются. Я сейчас нахожусь в полукилометре, может быть, от сцены, слышу, с этой крохотной сцены доносятся какие-то крики. Люди действительно с акции уходят, и как мне кажется люди все-таки уходят довольные. У некоторых я вижу на лицах улыбки, и, по крайней мере, горечи какой-то и переживаний, что акция не удалась, может быть, потому что она была не такой массовой, как многие ожидали, нет. Люди уходят в нормальном расположении духа. Действительно они по возможности услышали какие-то со сцены выступления. Может быть, для них это не самое важное было.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Алексей, а вот видно ли тебе, насколько свободно осуществляется выход с митинга, перестроились ли сотрудники полиции, как обычно коридор живой делают. Или пока нет.

А. НАРЫШКИН — Нет, никаких препятствий для того, чтобы выходить, нет. Я стою сейчас не с основного входа на акцию, а за сквером. Там порядка 6 стоит рамок металлоискателей, которые работали на вход. Сейчас никаких препятствий для того, чтобы эту акцию покинуть, нет. То есть никаких проверок, ничего, просто люди свободно покидают площадь. И насколько я помню, нам раньше в пресс-службе московской полиции сказали, что выход с этой акции будет свободный абсолютно во всех направлениях.

И. ВОРОБЬЕВА — Спасибо большое. Не получилось у нас разузнать, что же происходит в штабе полиции. Но действительно я тут в твиттере читаю Авиаполис…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – ПолИс, наверное.

И. ВОРОБЬЕВА — Неважно, какая разница. Такие фотографии так себе, могло бы быть и больше. Мы увидели этот вертолет, который над нами барражировал. Там на Болотной площади еще кстати плакаты с изображением полиции. Давай рассказывай.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – По поводу численности просто тут интересно, в твиттере люди, которые снимали с рамок, насчитали 26 тысяч 100 человек. На момент 20.00. Рапортуют люди, которые работали на рамках.

И. ВОРОБЬЕВА — Но в общем, как и предполагал главный редактор, цифры должны совпасть по идее. Более-менее. Продолжу про то, что на Болотной площади флагов на самом деле мало. Даже еще было до того, как их попросили все свернуть. Правда, мало. Не так много плакатов, как раньше было, почему я спрашиваю про настроение людей, — потому что у меня тоже было ощущение, что настроение мрачное. Не как раньше был креатив.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Иногда на акциях на Сахарова можно было подумать, что ты на монстрации, потому что там были смешные и абсурдные какие-то лозунги. А сейчас этого не было, но меня поразило, понравилось, там в ряд плакаты с фотографиями сотрудников…

И. ВОРОБЬЕВА — С надписью «остановим палачей». Там фото следователей, судей, в общем, всех тех людей из правоохранительных органов, не всех, видимо, части, которые работают по Болотному делу. Фамилия, имя, кем человек является, фото и надпись «остановим палачей». Прям они в ряд стоят вдоль площади.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Совершенно уморительно то, что сотрудники некоторые, которые там изображены, фотографируются с этими плакатами.

И. ВОРОБЬЕВА — Себя и рядом с плакатом. Тут пишут, что Навальный хорошо выступает. Мы, к сожалению, не слышим. Но вот сейчас просто буквально Алексей вышел на сцену, и у меня лента забилась словом «Навальный». Лента твиттера. Толпа кричит «Навальный», и говорил он и поздравлял, кстати, с 9 мая внезапно. Говорил, что не сдадутся, не разойдутся, и что нет другой страны, нет другой Москвы. Я очень надеюсь, что через какое-то время нам удастся связаться по телефону с Алексеем Навальным. И спросить у него, какие у него ощущения от митинга. И то, что он хотел сказать людям со сцены на Болотной. Почему он пришел туда со своей женой. Давайте так, через минутку буквально у нас снова будут новости, затем мы вернемся, у нас будет еще 13 минут, за которые мы постараемся дать небольшую картинку с событий на Болотной. И как пишет наш корреспондент Илья Рождественский в твиттере, что сейчас на Болотной площади принимают резолюцию. Какую именно и что там происходит, чему она посвящена, пока не знаем. Но будем следить. И кстати один из выступающих Геннадий Гудков, нет, вру, Сергей Митрохин сказал, что надо на выборы идти в Подмосковье и там Гудков должен быть единым кандидатом.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Мы будем узнавать все подробности и от корреспондентов и от тех, кто выступал на сцене. Но все это будет через две минуты.

НОВОСТИ

И. ВОРОБЬЕВА — 20.47, продолжается Вечерний канал. Мы продолжаем вызванивать тех, кто находится на Болотной площади. В частности очень надеемся услышать, кстати, слышали выступление писателя Дмитрия Быкова.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Фрагмент был в новостях. Но мы бы хотели узнать о его впечатлениях от того, что он видел со сцены.

И. ВОРОБЬЕВА — И потом мы поставим выступление Алексея Навального.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Дмитрий Быков у нас на прямой линии телефонной связи. Добрый вечер.

Д. БЫКОВ — Здравствуйте.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Мы в новостях послушали фрагмент вашего выступления. Хотелось бы, чтобы вы поделились своими ощущениями, как со сцены воспринимается этот митинг, что вы видели перед собой. Каких людей.

Д. БЫКОВ — Понимаете, во-первых, я вижу, что людей очень много, во-вторых, я вижу, что, несмотря на весь трагизм ситуации…

И. ВОРОБЬЕВА — Дмитрий, простите, пожалуйста, вас очень плохо слышно. Мы больше слышим сейчас сцену, чем вас.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Может быть вы могли бы отвернуться от сцены, потому что звук идет со сцены, а не вашего голоса.

Д. БЫКОВ — А вот так слышно?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Замечательно.

Д. БЫКОВ — Чем больше я смотрю на этих людей, тем больше я хочу призвать к другому сочувствию. Совсем рядом с нами за краснокирпичными стенами находятся другие узники, которые не могут уйти оттуда. Это узники Кремля, у которых нет выбора, и которым отнюдь не сочувствует столько прекрасных людей. Так вот, свобода узникам Кремля – вот мне кажется лозунг момента. Надо помочь им освободиться, долой рабство, особенно галерное. В общем, я им искренне сострадаю. Потому что я вижу, сколько людей сочувствуют узникам Болотной, у них такой группы поддержки конечно далеко нет. Свободу узникам Кремля – вот новый лозунг момента.

И. ВОРОБЬЕВА — Дмитрий, скажите, пожалуйста, настроение людей какое? Которые пришли туда.

Д. БЫКОВ — Звук совершенно портится. Я даю Олю Бычкову, потому что здесь действительно вся площадь…, стены рухнут, и крайне трудно становится что-то комментировать.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Спасибо большое. Это был Дмитрий Быков. Оля Бычкова, по-моему, повесила трубку.

И. ВОРОБЬЕВА — Ну что же, мы вам обещали и выполним свое обещание. Вот Евгений из Пензы просит очень, хочет услышать, что же говорил Алексей Навальный со сцены на Болотной площади. Исполняем. Нам тоже интересно, что же говорил Алексей Навальный на Болотной площади. Давайте послушаем.

А. НАВАЛЬНЫЙ – Народ, людей, которые собрались здесь. Вот этот народ вечно чего-то хочет и чего-то просит, и чего-то требует. Дай им право на голос. Они говорят про какое-то самоуважение. Они чего-то требуют. У них хватает наглости требовать прекращения воровства и коррупции! У них (у вас) хватает наглости требовать, чтобы огромной страной не управлял дачный кооператив «Озеро». У вас хватает наглости требовать, чтоб дороги строились по нормальной цене, а не с откатом в 300%. У вас хватает наглости требовать, чтобы спортивные объекты во время Олимпиады строились по цене, как в других странах, а не в десять раз дороже. Что же вы за люди-то такие? Когда это всё прекратится?! Я вас спрашиваю, прекратите вы когда-нибудь или нет? Когда успокоитесь? Успокоитесь или нет?! Смиритесь или нет?! Забудете о чувстве собственного достоинства?! Забудете про дачный кооператив «Озеро»?! Может быть, вы полюбите Чурова? Может быть, вы проголосуете за «Единую Россию»?! Ну, значит, я оказался в правильное время в правильном месте и с правильными людьми. С Вами. И я вместе с Вами ничего не боюсь! Так же как и Вы! Мне есть, что терять. Я понимаю, за что я борюсь. Я борюсь за новое будущее для своей семьи, для своих детей. И вы боретесь за это же. Так же как и вы, я никогда не сдамся и никогда не уйду. Год назад, когда я был здесь на митинге, у меня было 0 уголовных дел. 15 сентября на митинге у меня было 1 уголовное дело. 15 декабря на митинге у меня было 4 уголовных дела. Сейчас у меня их то ли 4, то ли 6. Я уже сам сбился и запутался. И мне наплевать! Пусть их будет 124. Я всё равно буду говорить то, что хочу и буду говорить то, что думаю. Я думаю, что Вы не хотите от меня слышать ничего другого, кроме правды.

И если я называл эту партию, правящую партию «Партией жуликов и воров», я продолжу это делать. И мне наплевать на уголовные дела.

Большая часть страны с нами согласна. Но наша задача – сделать так, чтобы 99% людей знали, что «Единая Россия» — это партия жуликов и..? Партия жуликов и…?

И если 5 декабря на митинге я скандировал «Путин вор!», то я буду скандировать это и сейчас. Я буду говорить о том, что Путин…? Путин…? Путин…? Мы будем говорить каждому гражданину России, что власть в стране захватил человек Путин, который вор, коррупционер, лицемер, человек, лишённый любых моральных качеств. Мы выгоним его, вышвырнем его из Кремля. Мы не хотим, чтоб он командовал нами. Мы не сдадимся и мы не разойдёмся.

У меня нет другой страны. Мне некуда отступать. Нет другой страны. Нет другой Москвы. Нет другой семьи. Нет другого народа, кроме Вас. И мне ничего на самом деле не надо, кроме поддержки моей семьи и Вашей поддержки. И я уверен, что так же как и я, вы никогда не разойдётесь. Я поздравляю Вас с праздником, наступающим праздником победы, Великой Победы! И я знаю, что если наши родственники и наши предки когда-то вышвырнули из страны тех, кто хотел нас поработить силой оружия, танками и самолётами, то наша задача – сделать хотя бы так, чтоб мы вышвырнули из страны тех, кто пытается поработить нас с помощью поддельных бюллетеней, с помощью продажных журналистов и с помощью жуликов и мошенников, одетых в милицейскую форму. С наступающим праздником!

Мы будем выходить сюда столько раз, сколько это потребуется. Россия – это наша страна. И наша страна будет свободна. Россия будет свободна!



И. ВОРОБЬЕВА — Очень энергичное выступление Алексея Навального. Сегодня на Болотной площади вы послушали, полностью дали или почти полностью я так понимаю. Сами вы все слышали. Мы вам просто дали послушать.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Судя по тому, что пишут коллеги очевидцы в твиттере, митинг уже заканчивается, люди расходятся, поэтому так вроде все пока в порядке.

И. ВОРОБЬЕВА — Спокойно. Но вот было задымление в районе Лужкова моста. Вижу фотографию в твиттере. Не знаю, что там было, но пишут, что уже все в порядке. Задымление рядом с мостом 6 мая, — пишет Артем у меня в твиттере 26 минут назад. Действительно есть какое-то задымление, но оно, насколько я могу судить, не очень сильное.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Если говорить об инциденте, в целом все спокойно, но вот то, о чем рассказывал Женя Бунтман, то вы можете увидеть кадры этого у нас на сайте «Эхо Москвы». Там есть несколько фотографий того, как это происходило. Собственно, очень много других материалов по митингу, видео, фото.

И. ВОРОБЬЕВА — И хочется сказать спасибо организаторам митинга. Потому что они очень пунктуальны, прямо к концу нашего с тобой эфира митинг оппозиции в Москве завершен. Это, по крайней мере, официальные данные ГУВД Москвы. Граждане массово покидают Болотную площадь, отмечается в сообщении. По данным полиции в ходе мероприятия было зафиксировано два мелких инцидента. И никто не пострадал. Все те же цифры приводит ГУВД, количество собравшихся порядка 8 тысяч человек, включая многочисленных журналистов.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Организаторы напомню, заявляют о том, что на митинге было до 30 тысяч участников. Про журналистов они ничего не говорят.

И. ВОРОБЬЕВА — Касьянов сказал, что по его оценкам 50-60.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Да, тут я думаю, услышим самые разные цифры.

И. ВОРОБЬЕВА — И, кстати, хотелось бы дать с ленты новостей. ИТАР-ТАСС передает: президент России Владимир Путин проинформирован о том, как прошел сегодня митинг оппозиции на Болотной площади. Об этом ИТАР-ТАСС сообщил пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. При этом пресс-секретарь не увидел в состоявшемся митинге предмета для комментария. Ну что же, люди действительно начинают покидать Болотную площадь. Очень активно. Я очень надеюсь, что никаких проблем именно на выходе, где рамки металлоискателей, ничего не будет. У Большого Каменного моста, — пишет наш корреспондент Илья Рождественский, — наготове резерв внутренних войск. И кстати обрати внимание, мы, когда уходили, когда были на Болотной площади, там не было так называемых космонавтов.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Там были только срочники. И потом когда мы с тобой шли, мы видели…

И. ВОРОБЬЕВА — На набережной.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – В цепочке стояли сотрудники в щитках пластиковых. Но это не ОМОН.

И. ВОРОБЬЕВА — Это не ОМОН. «6 мая начало великих событий» – такая фотография висит в твиттере у Мити Алешковского. Это плакат, который держит один из участников. Ну что же, в целом можно подытожить некоторые подробности и сказать, что митинг на Болотной площади прошел спокойно, без серьезных инцидентов. Еще раз надеюсь, что также без инцидентов людям, участникам митинга удастся выйти и уехать по домам.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – На месте по-прежнему работают наши корреспонденты. И новости продолжаются на «Эхо Москвы», поэтому о том, как закончился митинг, как расходятся люди, вы обязательно узнаете уже в ближайших выпусках новостей. А мы с вами остаемся, Ира Воробьева, Таня Фельгенгауэр и программа «Разбор полета».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире