'Вопросы к интервью
25 ноября 2012
Z Телехранитель Все выпуски

Сериал «После школы»: альтернатива Гай Германики или продолжение приключений Электроника


Время выхода в эфир: 25 ноября 2012, 18:08



Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии – Елена Афанасьева. И как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра.

Сегодня мы поговорим о новом сериале, который называется «После школы», это совместный сериал Первого канала и компании «Disney Россия». Поговорим с создателями этого сериала. Марина Жигалова-Озкан уже здесь в студии. Здравствуйте, Марина.

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Генеральный директор «Disney Россия». Сейчас опаздывает, скоро с минуты на минуту будет Андрей Болтенко, режиссер этого сериала и главный режиссер Первого канала. По возможности будем пытаться дозвониться до актеров, которые в этом сериале заняты, прекрасные актеры, замечательные, о которых Марина, наверное, расскажет. Вот нам обещал и Александр Гордон на связь с нами выйти, который в неожиданной для себя роли – вы его больше знаете как телеведущего, а он здесь актер, причем, совсем не похожий на себя. И Михаил Трухин. Вот, будем пытаться им дозвониться, пока не получается. Но обещали они выйти на связь. Пожалуйста. Если у вас есть уже вопросы к Марине, к Андрею, который вот-вот будет, если вы хотите высказать свое мнение по поводу сериала «После школы», вы можете уже присылать свои вопросы, SMS-номер +7 985 970-45-45. Во второй части программы как обычно вы сможете задать свои вопросы и по телефону, высказать свою точку зрения.

Марина, откуда взялась такая непонятная, фантастическая идея сделать вот такой большой музыкальный, я даже не знаю, как это назвать, сериал-мюзикл, музыкальный проект, сделать двум таким большим структурам как Disney и Первый канал, казалось бы, чьи аудитории мало пересекаются?

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Я хотела бы начать с того, что производство контента в России для компании Disney является очень важным стратегическим направлением.

Е.АФАНАСЬЕВА: Контент – это содержание, да? То есть фильмы, программы.

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Фильмы, программы. Первый фильм «Книга мастеров» мы выпустили уже несколько лет назад, очень довольны, он с большим успехом прошел в России, получил несколько призов как в России, так и международных призов. И после этого 4 года мы как раз вместе с командой Первого канала делали наш совместный проект, который называется «После школы».

Удивительная получилась история, новаторская. В ней много музыки, но, наверное, это, все-таки, не мюзикл.

Е.АФАНАСЬЕВА: Когда первые слухи появились о том, что вы делаете какой-то проект, говорили, что есть такой замечательный популярный в Америке проект «High School Musical», популярный во всем мире, и что это будет русская версия, такая, сильно приближенная к нашей реальности, но при этом, все-таки, за основу будет взят «High School Musical». Что случилось Потом?

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Вы абсолютно правы, действительно, у истоков этого проекта была идея «High School Musical» – это было уже 4 года назад. Но в результате работы она видоизменилась, мы сначала хотели сделать фильм, потом решили сделать реалити-шоу для подбора героев.

Е.АФАНАСЬЕВА: Даже кастинг проводили в Останкино. Такого количества красивых поющих молодых людей я давно не видела.

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Но в результате на роли молодежи мы посмотрели где-то 10 тысяч молодых людей, что, мне кажется, является абсолютно беспрецедентным для российского проекта.

Е.АФАНАСЬЕВА: Подошел Андрей Болтенко.

А.БОЛТЕНКО: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Надеюсь, не очень запыхался, поэтому сможет подключиться в разговор. Мы начали уже с Мариной. Андрей Болтенко, режиссер проекта и главный режиссер Первого канала.

10 тысяч посмотрели для того, чтобы отобрать сколько, Марин?

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Для того, чтобы отобрать лучших. Сколько всего у нас главных героев, Андрей, в сериале?

А.БОЛТЕНКО: Ну, серий 9, а героев у нас около 12-ти. Но, на самом деле, их чуть больше даже появилось по ходу съемок.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я просто была на том кастинге – это уже года 2 или 3 назад, по-моему, в Останкино был, когда проводил Disney и Андрей, и отбирали девочек-мальчиков. Я все смотрела, думала «Боже, как их много прекрасных поющих, танцующих». Потом оказалось, что никто из них вам не подошел. Где же нашли, все-таки, героев и какие требования ставили? Андрей?

А.БОЛТЕНКО: Ну, героев в результате мы нашли большей частью в детских театральных студиях, потому что…

Е.АФАНАСЬЕВА: Дети, не ходите просто так на кастинги – идите сразу в театральные студии, там вас, все-таки, научат.

А.БОЛТЕНКО: Ну, это зависит от того, кто что и как ищет. Потому что, как выяснилось, найти людей, которые могут и петь, и танцевать, и играть в таком юном возрасте в нашей стране, в которой нету традиции мюзиклов, довольно сложно. И по отдельности мы находили каких-то разного рода способных людей, а потом поняли, что, все-таки, наверное, для нас не так важно, как человек существует на сцене, как он поет, как он танцует, а важно, чтобы он органично вписывался в наш проект. И поэтому мы пошли, собственно, по этому пути, по детским театральным студиям и по каким-то таким, целевым контактам, и это в результате принесло свои плоды, потому что мы пытались сделать в какой-то момент времени «Фабрику»...

Е.АФАНАСЬЕВА: «Фабрику звезд» по отбору ваших героев или что?

А.БОЛТЕНКО: Сначала просто «Фабрику», да. Мы поняли, что это взаимоисключающие задачи, потому что телевизионное шоу предполагает, что мы набираем каких-то таких, ярких, по-своему иногда даже отрицательных привлекательных персонажей, и логика телевизионного шоу, и логика подготовки к съемке фильма между собой сильно отличается. Потому что можно сделать хорошее телевизионное шоу, но вряд ли, может быть, участники телевизионного шоу окажутся замечательными артистами впоследствии. Все-таки, это профессия, к которой надо иметь определенные способности и, в общем, учиться. А в ситуации, когда мы существуем на «Фабрике», за несколько месяцев, когда человек там существует, научиться, конечно, довольно сложно чему бы то ни было.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но насколько я знаю, у вас были проблемы, когда вы уже отобрали этих людей. Вот, месяца 2 или 3 назад на месте Марины сидел Александр Гордон, который рассказал о своем участии в проекте и сказал, что часть съемочных дней, которые он работал на вашем проекте, он переснимался, потому что у кого-то из молодых актеров закружилась голова, они почувствовали себя звездами и вы их просто поменяли. Было такое? Или это тайна, Марина?

А.БОЛТЕНКО: Ну, тайну уже выдал Александр Гордон, как выяснилось, поэтому это уже не тайна. Дело в том, что… Ну, скажем, я бы не говорил прямо уж вот так вот. Проблемы с ощущением себя во времени и пространстве, безусловно, у юных артистов в тот или иной момент возникают. Но нет, там была ситуация несколько иная, потому что та девочка, которая должна была играть одну из ключевых ролей, она, как выяснилось при съемке уже впоследствии, не вполне точно соответствовала нашим пожеланиям. Это не значит, что она там плохая, бесталанная и все такое. Она очень способная и, кстати, довольно востребованный в профессии человек. У нее большой кинематографический опыт, и она и сейчас продолжает успешно сниматься. Но, как выяснилось, в нашем проекте она не могла взять ту интонацию, которая нам была важна. Поэтому мы с ней попрощались, со взаимным уважением, я надеюсь, и, действительно, некоторые сцены пришлось переснимать, это правда.

Е.АФАНАСЬЕВА: Когда вы задумывали этот проект, какая задача была? Сделать проект модный, сделать проект, востребованный молодой аудиторией, или сделать, все-таки, рейтинговый проект? Часто это взаимоисключающие вещи, Марин. Потому что та аудитория, которая по-прежнему смотрит телевизор и дает основной рейтинг и долю любой телепрограммы, она более пожилая, чем та аудитория, на которую, судя по возрасту героя, вы рассчитываете.

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Мы, наверное… Андрей, вы меня поправите, если я не права. Но когда мы обсуждали этот проект вместе (это было уже 4 года назад), нам хотелось сделать проект для молодой аудитории. Наверное, не похожий, но при этом постараться затронуть эмоции молодежи, попытаться сказать что-то, что для них важно. И мы вместе вспоминали те прекрасные советские фильмы, на которых мы выросли, «Приключения Электроника». Я вот сейчас смотрю по комментариям в интернете, Петрова и Васечкина очень многие зрители вспоминают. Потому что по позитивному заряду нам хотелось создать…

Е.АФАНАСЬЕВА: «Выше радуги», что нам тоже похоже.

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Да.

А.БОЛТЕНКО: Мне даже позвонил мой товарищ Егор Дружинин, исполнитель одной из ролей в этом фильме и попросил сказать ему, где можно увидеть сериал. Поэтому очень надеюсь услышать его оценку тоже.

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Поэтому мы хотели сделать в первую очередь кино, которое будет актуально, которое будет интересно и которое будет ново. Поэтому тот сериал, который получился, он, по моему мнению, абсолютно новаторский. И, наверное, может быть, мы даже несколько забежали вперед, потому что, наверное, такое телевидение будет скоро, в ближайшем будущем. Это абсолютное слияние реальности, телевидения, интернета, представлений наших героев.

Е.АФАНАСЬЕВА: Почему у вас тогда в первой серии молодой мальчик пишет письмо Михалкову? Этот вопрос задавали в интернете (я тоже читала отклики) многие. Вряд ли у молодого 15-летнего подростка Никита Сергеевич может быть кумиром. Андрей?

А.БОЛТЕНКО: Ну а почему нет?

Е.АФАНАСЬЕВА: (смеется)

А.БОЛТЕНКО: Для нас с братьями Пресняковыми, которые писали сценарий и были режиссерами этого проекта, Никита Сергеевич является знаковой фигурой.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, все-таки, вы ближе к возрасту родителей ваших героев. Не буду я вас старить, конечно, но ближе, скажем так.

А.БОЛТЕНКО: Ну, разумеется, но просто, если честно, во-первых, как мне кажется, многие оценки сериала нашего (и я подозреваю, что слушатели «Эха Москвы», скорее всего, именно в силу своего высокого интеллектуального уровня подходят с неким таким, довольно жестким художественным цензом к этому, в принципе, как нам казалось, недостаточно веселому и непритязательному продукту). Более того, я говорю, что это, в принципе, такая сказка. Сказка, может быть, не вполне обычная, потому что, все-таки, герои, вроде бы, существуют в нашей с вами реальности слегка измененной, но, тем не менее, это сказка. Поэтому в данном случае я полагаю, что Стасик вполне мог бы писать Никите Сергеевичу. Более того, многие молодые люди (а мы с ними общались довольно много и долго во время съемок и во время кастингов) они далеко не всегда, например, что называется, увлечены современной поп-музыкой и культурой. Например, с успехом проходящие в разного рода клубах вечеринки идут под песни Валерия Леонтьева, Юрия Антонова и так далее. То есть, в принципе, в этом смысле не то, чтобы такое было бы невозможно. Ну и к тому же, как вы могли заметить, Стасик вообще немножко, казалось бы, не от сего мира – он такой, обаятельный подросток, который существует вразрез с происходящими вокруг него событиями, и именно этим он, наверное, по-своему интересен, когда он справляется со своими проблемами.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы начали сериал со Стасика и разговора, а вот Света пишет нам: «Вопрос к режиссеру. Почему о Мише не будет отдельной серии? Он у меня и моих друзей самый любимый герой в сериале. Хотелось узнать о нем побольше». Это мальчик в очках? Я не всех ваших героев запомнила. Это хипстер такой, да?

А.БОЛТЕНКО: Да, это мальчик в очках. Это уникальный совершенно парень, и мы с Олегом и Владимиром Пресняковыми очень его любим. И тоже сожалеем о том, что, к сожалению, про него не будет отдельной серии.

Е.АФАНАСЬЕВА: Знаете, вы меня извините, сразу напомнило историю из упомянутыми вами «Приключений Электроника», когда там был рыженький мальчик маленький, который все время пробирался и что-то спрашивал. И он был настолько колоритен, что ему дописывали вот эти сцены по ходу съемок. Так и вы нашли, наверное, героя, которого хотелось, да?

А.БОЛТЕНКО: То же самое произошло с Мишей. Миша, на самом деле, снялся в одном коротком очень эпизоде. И, собственно, не предполагалось, что дальше мы с ним встретимся. Он совершенно уникальный парень, он замечательно танцует, победил на местном конкурсе танцевальном, он здорово поет и очень чертовски обаятелен. И мы искренне считаем, что он такой, как бы, Вуди Аллен в молодости. И у него, дай бог, будет абсолютно точно большая киноперспектива карьерная. Но, к сожалению, мы его взяли уже на половине съемочного пути. И не взирая на то, что, действительно, сценарий во многом адаптировался под участие Миши, тем не менее, отдельной серии мы про него не успели снять.

Е.АФАНАСЬЕВА: Света, ждите: может быть, будет второй сезон. Очень много вопросов людей, которые не просто смотрят телевизор, но что-то понимают в том, насколько сложно делать это, особенно музыкальные проекты. И первое «Вау!», которое я прочла от профессионалов, было: «Боже мой! Сколько же они потратили сил и средств на приобретение прав на такую музыку». Потому что музыка у вас разная – и советская, и современная российская, и зарубежная. Марина, как решался этот вопрос, насколько это сложно было и вообще насколько это реально было сделать сериал? Когда Андрей, я представляю, творчески приходил и говорил «Я хочу вот это, вот это, вот это», как вы хватались за голову, сколько это стоит.

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Ну, творческий процесс у нас пока еще не прекращается, и музыка является важной составляющей этого сериала. На некоторых песнях построены целые сюжеты и на тех эмоциях, которые мы помним об этих песнях. Поэтому процесс творческий продолжается. Конечно же, это не дешевое удовольствие. Но по нашему мнению, музыка настолько органична и настолько важна, что вопрос цены, конечно, важен, ну, с точки зрения продюсеров этого сериала, но она оправдана, потому что она дает настолько дополнительный эмоциональный заряд.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы использовали только готовую популярную у молодых людей и у взрослых людей музыку или вы сами что-то писали, то есть заказывали композиторам современным?

А.БОЛТЕНКО: Ну, немножко мы перерабатывали существующий музыкальный материал. Но вообще, вы знаете, когда мы начинали работать над этим проектом, мы долго думали относительно того… Вообще был вопрос, писать оригинальную музыку или найти какое-то другое решение. И разного рода собственные размышления на эту тему, с одной стороны. С другой стороны, просмотр киномюзиклов последнего времени натолкнули на одну мысль, что как-то так получается, что нынешняя поп-музыка вообще, во-первых, не является уже тем, чем она была для моего поколения, потому что во времена моей юности (как-то странно так звучит фраза), но, тем не менее, я любил, например…

Е.АФАНАСЬЕВА: Но когда пообщаешься с 15-летними, уже хочется так сказать.

А.БОЛТЕНКО: Да, да. Когда встречаюсь с 15-летними, иллюзии проходят. Но тем не менее, для нас, для моего поколения рок-музыка – это были, в принципе, не просто какие-то песни, а это было некое зашифрованное такое сообщение целого поколения. Сейчас такого не существует. Более того, как вы знаете, музыкальные каналы уже давно не музыкальные, и, собственно, даже канал МТВ отказался от приставки «Музыкальный канал».

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть нет мелодий, которые объединяют все поколение, да?

А.БОЛТЕНКО: Мне кажется, что в силу отсутствия такой политической мотивации за песнями и социальной какой-то мотивации, песни и музыка вообще становятся неким таким саундтреком нашей жизни. И тем не менее, они всегда рядом, но они в довольно странном существуют наборе. И уж точно сейчас сложно говорить о том, что появится какая-то там новая великая песня, которая объединит поколения. Более того, жизнь идет так быстро, что песня, которая была популярна сегодня, через месяц уже будет казаться, что это какая-то композиция из далекого прошлого.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы не боялись, что та музыка, которую вы используете, она кому-то вообще непонятна, а кто-то любил ее именно позавчера и скажет «Фу»?

А.БОЛТЕНКО: Нет, мы решили, что, во-первых, мы не будем писать оригинальной музыки совсем, потому что это было бы слишком самонадеянно говорить о том, что можно создать некий такой оригинальный саундтрек, который будет абсолютно популярен, с одной стороны. С другой стороны, мы хотели взять те песни, которые, как нам кажется, на протяжении последних 10-15 лет, тем не менее, пережили фазу сиюминутности и будут существовать еще какое-то длительное время в сердцах слушателей.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы предлагали молодым ребятам, естественно, этот материал. Как они реагировали? Они все знали вот то, что они должны были петь, исполнять или под что танцевать? Либо они говорили, что это ваши устаревшие взгляды?

А.БОЛТЕНКО: Ну, такого сорта диалоги не поддерживались на площадке никогда.

Е.АФАНАСЬЕВА: (смеется) Диктатура режиссера не позволяла.

А.БОЛТЕНКО: Ну, во-первых, я говорю, что тут у нас, как называл нас как-то Сергей Каюмович, такой трехглавый дракон в виде…

Е.АФАНАСЬЕВА: Это Шакурова вы имеете в виду.

А.БОЛТЕНКО: ...братьев Пресняковых и меня. То есть, по большому счету, мы периодически играли в плохой-хороший полицейский, разумеется, но, наверное, в плохого, все-таки, больше.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас, Андрей, извините, придется мне поиграть в плохого ведущего, потому что мы прервемся на выпуск новостей и потом продолжим в программе «Телехранитель» разговор о новом сериале «После школы». В гостях – Андрей Болтенко, режиссер этого сериала и Марина Жигалова-Озкан, генеральный директор компании «Disney Россия».

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель», в студии — Елена Афанасьева. Сегодня мы говорим о новом сериале необычном музыкальном молодежном, 2 серии которого уже вышли в эфир на Первом канале, делает этот сериал Первый канал и компания «Disney Россия», в гостях сегодня Марина Жигалова-Озкан, она – генеральный директор компании «Disney Россия». Андрей Болтенко, он – главный режиссер Первого канала и один из режиссеров этого проекта, как он сказал, один из трехглавого дракона. Вместе с ним работали братья Пресняковы, которых вообще было странно после «Пластилина» и «Изображая жертву» представить себе режиссерами молодежного подросткового музыкального сериала. Как сложился такой союз странный, Марина? Кто это, Андрей нашел?

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Ну, я, наверное, расскажу историю со своей точки зрения, а Андрей, наверное, расскажет, все как было на самом деле. Мы начали совместно с Андреем искать сценарий, потому что идея была понятна и мы года полтора, наверное, искали сценарий, мы читали. Было не по-честному, то есть не трогало. И в какой-то момент, по крайней мере, мы как компания Disney получили сценарий от братьев Пресняковых, и это было как глоток свежего воздуха. Он был честный, веселый, позитивный. И, наверное, Андрей, вы к ним обратились, насколько я понимаю?

А.БОЛТЕНКО: Да. В какой-то момент времени у нас уже, действительно, было готово несколько сценариев, каждый из них был по-своему хорош, но, в целом, они были плохие. И стало очевидно, что запускаться с кино, в сценарий которого ты не веришь, было бы довольно странно. И в этом смысле мы пришли к выводу, что нам нужно какое-то принципиально другое решение. И я в какой-то момент времени попал во МХАТ на «Конек-горбунок», и это, как известно, переработка братьев Пресняковых. И я получил абсолютное наслаждение, смотря этот спектакль, и понял, что, как мне кажется, что это именно те люди, с которыми мне хотелось бы на эту тему поговорить.

Когда я им позвонил первый раз, они, как бы, долго переспрашивали, читал ли я что-то. Они были также очень удивлены. Потом они сказали, что они подумают, и, спустя неделю, они посмотрели «High School Musical», сказали, что это, конечно…

Е.АФАНАСЬЕВА: «Круто, но это совсем не про нас».

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Да.

А.БОЛТЕНКО: Ну, они сказали несколько по-другому. Они сказали, что, тем не менее, они возьмутся за эту работу.

Е.АФАНАСЬЕВА: А каким образом они оказались не только сценаристами, но и сорежиссерами?

А.БОЛТЕНКО: Ну, это, что называется, они стали жертвой ДТП, знаете? Потому что, в принципе, мы все втроем планировали заниматься подготовкой будущего фильма, потому что одна из идей, которая была у Марины и Константина Львовича, заключалась в том, что мы делаем сериал и параллельно снимаем кино, и выпускаем в эфире…

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот здесь как раз много вопросов, планирует ли Disney сделать полнометражный фильм.

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Ну, здесь зависит, насколько сериал понравится зрителям. Потому что мы настолько влюблены в нашу историю, что, конечно, хотелось бы увидеть, а что с этими героями будет дальше. Может это быть второй сезон, может это быть фильм. Мы абсолютно открыты, потому что мне кажется, что история настолько живая… И очень приятно, что она настолько всех затронула, что, ну, как-то жалко наших героев оставлять, надо же узнать, что будет дальше.

Е.АФАНАСЬЕВА: Зинаида вот тут переспрашивает: «Про новый сериал говорите. А как он называется?» Зинаида, много раз повторили, сериал называется «После школы». Кто-то видит в этом антитезу сериалу Гай Германики «Школа», кто-то…

А.БОЛТЕНКО: Да никакой антитезы нету. Вы знаете, действительно, часто такой, встречающийся вопрос. Просто это название возникло задолго до появления в эфире проекта Валерии Гай Германики.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы просто дольше снимали.

А.БОЛТЕНКО: Ну, как-то мы почему-то не придумали никакого названия лучше, видимо, и это нам нравилось. Поэтому мы приняли совместное решение, что мы останемся с этим названием.

Е.АФАНАСЬЕВА: Расскажите, как вы уговаривали таких потрясающих актеров, которые предстали совершенно неожиданно? Сергей Шакуров, который в роле директора школы и медитирует, и учит детей, девочек печь блины, и танцует. И Михаил Пореченков. Аня Михалкова, которая очень необычная, которая снимает (ее героиня) про своего сына Вову фильм «От 6-ти до 16-ти». Кто помнит аналогичный фильм Никиты Сергеевича «Анна. От 6-ти до 16-ти», понимает. Бондарчук, который в кадре рассказывает про белые кроссовки, которые у него мелькают, и так далее. Как вы уговаривали таких актеров сняться в таких неожиданных ролях?

А.БОЛТЕНКО: Ну, честно сказать, такие артисты относятся к такой категории, которые могут себе позволить отказаться от чего бы то ни было, поскольку у них всегда есть предложения относительно работы, и не взирая на то, что, безусловно, это 2 крупных бренда сошлись вместе первый раз. Тем не менее, важным моментом был для них сценарий. Ну и плюс ко всему сама фигура братьев Пресняковых – она в театральном мире такая, абсолютная. Это люди, которые пользуются абсолютным уважением со стороны коллег и, как правило, все их пьесы проходили очень громко.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть они шли к братьям Пресняковым, а не к вам, не к Disney, не к Первому каналу, не к Болтенко?

А.БОЛТЕНКО: Они шли на идею, на сценарий и на предложение создать какой-то образ, может быть, не совсем привычный.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте спросим у одного из замечательных актеров, который играет у вас. Мы, кажется, все-таки, дозвонились Михаилу Трухину. Добрый день, Михаил. Вы нас слышите?

М.ТРУХИН: Здрасьте. Да, здравствуйте.

А.БОЛТЕНКО: Миш, привет.

М.ТРУХИН: Привет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, вот тут Андрей Болтенко, Марина Жигалова-Озкан. Мы обсуждаем вопрос, как таких замечательных актеров заполучили авторы к себе в сериал. Как вас уговаривали сыграть такую необычную для вас роль?

М.ТРУХИН: Ну, меня особо не уговаривали. Как только я услышал фамилию Пресняковы, и тут, в общем, уговаривать-то и не надо было. Для меня это очень авторитетные ребята.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы такое прежде, такого необычного героя… Он у вас учитель труда, по-моему. Такой необычный, танцует, поет. В общем, вы, по-моему, ничего подобного не играли. Насколько вам это было интересно, неинтересно, весело, необычно?

М.ТРУХИН: Ну, то, что это было весело и необычно, это однозначно. Это было… Ну, я на каждую съемку приезжал как на экзамен в театральном институте, потому что метод работы у ребят (и Андрей тоже к этой ситуации был подключен), они выбивали из-под тебя стул, на котором ты уселся и благополучно сидел 20 лет… Любая съемка – она прогнозируема, казалось бы: ты знаешь сценарий, ты знаешь партнеров. Приезжаешь на площадку… Но в этом случае это не работает, потому что начинался да, который продолжался порой по 12 часов. Они меняли все на ходу, на глазах. Ну, это был такой, настоящий творческий кошмар.

Е.АФАНАСЬЕВА: А почему же тогда и вы, и ваши замечательные партнеры на этот кошмар соглашались, не хлопали дверью, а продолжали сниматься?

М.ТРУХИН: Ну, потому что интуитивно, по всей видимости, я, например, почувствовал в этом сценарии современность какую-то. Они вообще ребята современные, все трое. Современные и своевременные. А это в режиссуре очень важные качества, как мне кажется. Режиссер – это не просто генератор случайных чисел, это еще и какое-то попадание во время, в воздух, в поколение. Ну, какие-то вещи такие, очень важные для меня. И в этом случае все совпало.

Е.АФАНАСЬЕВА: А ваши коллеги, которые играли также учителей и родителей, кто для вас показался необычным, с кем вы встретились там? Кого вы тоже первый раз увидели по-новому, кто раскрылся иначе?

М.ТРУХИН: Ну, я вообще коллегам не перестаю удивляться, и моим однокурсникам прекрасным, Мишке Пореченкову и Ксюше Раппопорт, и Каюмовичу любимому, который оказался моложе всех молодых на площадке, который сделал всех молодых на площадке. Он оказался моложе всех. Моложе всех школьников. И Саша Гордон. Не, там замечательная компания сложилась актерская.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы получили удовольствие?

М.ТРУХИН: Безусловно-безусловно.

Е.АФАНАСЬЕВА: И можете позволять этим ребятам выбивать из-под вас стулья и дальше.

М.ТРУХИН: Да-да. И потом я открыл для себя… Мне удалось посмотреть, Андрей презентовал так называемую «колбасу» — это такой, не окончательный монтаж. Он 2-ю и 5-ю серию для домашнего просмотра мне презентовал под большим секретом. Я посмотрел на потрясающие совершенно лица молодых ребят, которые, по всей видимости, зазвенят скоро, потому что ребята молодые потрясающие оказались. Обаятельные, содержательные, симпатичные.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я вот как раз хотела спросить, а эти подростки – они как, не стеснялись таких суперзвезд, которые работали рядом с ними на площадке, как вы и ваши коллеги? Как они с вами играли-то? Не стесняясь?

М.ТРУХИН: Нет-нет, они в этом смысле наглецы большие, в творческом смысле. И они, конечно, не стеснялись ничего.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо вам большое.

М.ТРУХИН: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо, Михаил, большое, будем вас еще дальше смотреть в эфире. Это Михаил Трухин, один из исполнителей ролей в сериале «После школы». Мы говорим про этот сериал. Марина Жигалова-Озкан здесь в студии, Андрей Болтенко. +7 985 970-45-45 – наш SMS-номер, вы можете задавать свои вопросы и высказывать мнения по SMS. Также вы можете уже дозваниваться по телефону прямого эфира 363-36-59, код Москвы 495, постараемся успеть принять звонки. Из тех вопросов, которые пришли заранее на сайт и которые задают сейчас, очень много вопросов «Почему так поздно показывают?» Ну, это вопрос, вероятно…

А.БОЛТЕНКО: Не к нам.

Е.АФАНАСЬЕВА: К Константину Львовичу Эрнсту, к руководству Первого канала. Но, в принципе, в таких случаях всегда говорят, что молодая аудитория – она смотрит телевизор поздно. Но много вопросов, будет ли Disney показывать этот сериал? Марин?

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Да, конечно. Первый экран, соответственно, первый показ на Первом канале, и в определенное время, я надеюсь, что в достаточно скором времени сериал выйдет на канале Disney. Но мы готовим сюрпризы зрителям канала Disney, потому что они увидят сериал в другом формате, и там будут сцены, которые зрители не увидят в эфире Первого канала. Так что я создала интригу…

Е.АФАНАСЬЕВА: Там будет больше серий или они будут по-другому смонтированы?

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Они будут по-другому смонтированы, они будут в другом временном формате и там будут те сцены, которые зрители не увидят в эфире Первого канала. Поэтому я надеюсь, мы приготовим еще больше неожиданностей, хотя это будет уже, надеюсь, любимый сериал к тому моменту.

А.БОЛТЕНКО: Ну, Первый канал планирует повторить это во время зимних каникул, уже не в позднее время.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Потому что здесь много вопросов и реплик. На сайт человек с ником Димабунт написал: «Спасибо авторам за крутой сериал. Сделано динамично, музыкально. Главное, современно. Жаль, что идет раз в неделю. Теперь многие школьники и студенты просыпают занятия в субботу или на уроках, на парах под партой смотрят свежую серию».

А.БОЛТЕНКО: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Реплики разные, которые приходят. Вот, например, человек с ником СашаМаша пишет: «Андрей, почему, как мне кажется, при всем уважении к участникам, хочется как лучше, а получается как всегда?» Александр пишет: «Спасибо Первому каналу и каналу Disney за сериал. Очень интересный, красочный, музыкальный телесериал получился. Жаль, что идет глубокой ночью, невозможно сделать телевизор погромче, чтобы слушать отличные хиты».

Оля спрашивает: «Марина, будет ли второй сезон или на 9-ти сериях все завершится?»

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Как я ранее сказала, я очень надеюсь, что нет, потому что мне кажется, получилась настолько интересная история, настолько интересные герои, которым хочется сопереживать и с которыми хочется продолжить общение. Поэтому я очень надеюсь, я обращаюсь с большой просьбой к режиссерам и авторам, чтобы мы продолжили эту историю.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще раз напоминаю, +7 985 970-45-45 – SMS, телефон эфира 363-36-59. Дозванивайтесь. «Спасибо за Дину Корзун, — пишет Лена. – Жду, смотрю. Нравится. Соскучилась по Корзун. Всем спасибо». Очень смешная реплика человека с подписью «Семен, Старые Васюки»: «Ново, дурдомисто, талантливо. Гордон блещет. Молодцы». Андрей что-то хотел сказать?

А.БОЛТЕНКО: Нет, я просто хотел сказать, что, ну, вот, на самом деле, может, оно и хорошо, что мы не вышли в рамках придуманной концепции, что мы снимаем сериал и кино. Потому что, во-первых, по ходу съемок мы, в принципе, увидели придуманных братьями персонажей в реальности и теперь мы с ними хорошо знакомы, и понимаем, каким могло быть кино или каким мог быть второй сезон. Ну и более того, сейчас с нашими героями познакомятся зрители, и станет понятно, кто из них более интересен.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте попробуем звонки принять. 363-36-59, дозванивайтесь, пожалуйста. «Сколько будет серий? Почему на сайте Первого канала можно смотреть только одну в неделю?» — спрашивает Влад из Тольятти.

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Это бизнес-договоренности с Первым каналом. Учитывая, что сериал идет раз в неделю, поэтому мы даем возможность тем, кто пропустил, посмотреть на сайте Первого канала. И насколько я понимаю, достаточно много людей, опять же, из-за того, что достаточно поздно, смотрят в течение недели, как мы сегодня выяснили, в субботу под партой.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок попробуем. 363-36-59, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня Роман зовут.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Я из Питера, и там много актеров питерских играет наших. Вы знаете, я прошу меня извинить, что я, может быть, категоричным буду. Кому-то, действительно, Петросян нравится, кому-то Ванька Ургант. Но для меня категорично плохо. Вообще я думал, может, я сошел с ума. Потом жена вышла из другой комнаты, говорит «Ты видел?» Я говорю «Видел» — «И что?» Молча ушли. Знакомых спрашиваю – ну, говорят, что шняга полная. Вы уж меня честно извините, но мне даже за актеров было как-то… Раппопорт – гениальная! Но для меня стыдно. Вот, честно говорю, для меня шляпа какая-то. Вы уж извините меня, это мое личное мнение. Спасибо. До свидания.

Е.АФАНАСЬЕВА: До свидания. Давайте еще звонок примем. 363-36-59, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, здравствуйте. Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вы знаете, я вот тоже хочу высказать…

Е.АФАНАСЬЕВА: Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Марина.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, Марина, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, во-первых, честно говоря, я давно такой пошлятины не видела.

Е.АФАНАСЬЕВА: А что вам там пошлым показалось?

СЛУШАТЕЛЬ: Вот, я смотрю телевизор очень много. Это, так сказать, настолько все пере… Ну, не знаю как. Переперто. Я не знаю, как это. В общем, сперто из американских фильмов. Понимаете, ну, это не смешно. Не смешно совершенно. Это ужасно пошло. Ну, героям не сочувствуешь. Я пыталась…

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно, Марин. А можно не деликатный вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ: Смотреть это невозможно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Марин, не деликатный вопрос можно?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сколько вам лет примерно хотя бы? Вот, ближе к родителям или к?..

СЛУШАТЕЛЬ: Мне 43 года.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ближе к родителям. Понятно. Спасибо за звонок. У вас много реплик по поводу того, что переперто, что это американизмы все, нет у нас таких школ, не живут у нас в двухэтажных домах и не поют у нас так? Марин?

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Я хотела бы, наверное, вернуться к тому, что это сериал-сказка. Это не реплика и не реалити-шоу сегодняшнего мира. Это сказка. Вспомним «Электроника», какая там была школа и какие были учителя. И мы… К сожалению, я не училась в такой школе и у меня, к сожалению, не было таких учителей. Но это то, к чему мы хотели стремиться. Мы мечтали все, чтобы у нас были такие друзья в школе, чтобы у нас были замечательные учителя. И здесь по эмоциям мы хотели создать похожую историю. Это то, где мы хотели бы оказаться.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот то, о чем говорила наша слушательница сейчас… Ведь, наверное, многие не считывают вот этот новый язык, они считают, что это именно переперто у американского кино. Вот, насколько готовы люди воспринимать новый язык? Андрей, как вам кажется?

А.БОЛТЕНКО: Ну, сложно сказать. Во-первых, я благодарен за любую реакцию. Спасибо, что вы посмотрели, в любом случае. Единственное, что я рекомендовал бы, может быть, если есть силы, дать нам и себе шанс как-то изменить отношение к этому сериалу. Посмотрите еще дальше.

Просто вообще мнения полярные. Кто-то абсолютно влюблен в этот сериал, особенно это касается детей. Кто-то (как правило, это поколение более взрослое) относится к этому непримиримо. И мне кажется, что это абсолютно нормально, это, в принципе, хороший показатель, с одной стороны. С другой стороны, мы, действительно, пытались создать некое такое новое решение. Я не очень люблю слово «новаторское», потому что, в принципе, мы, действительно оперируем многими общеупотребительными и в какой-то мере модными ходами. Но мы делаем это совершенно сознательно. Более того, мы не стесняемся, мы честно в этом признаемся везде и всюду. Мы пытаемся создать некое такое дежавю относительно музыкальных клипов, каких-то ситуаций, интернет-роликов, которые известны молодежи. И в этой связи многие вещи, если ты, допустим, знаешь, откуда оригинал, то тебе будут крайне любопытны.

Е.АФАНАСЬЕВА: У меня как раз ощущение, что ваш сериал очень хорошо разойдется в интернет-формате, вот в этих маленьких кусочках клиповых…

А.БОЛТЕНКО: В этом смысле так было и задумано.

Е.АФАНАСЬЕВА: ...когда каждая часть может просматриваться отдельно, не обязательно смотреть целую серию.

А.БОЛТЕНКО: Ну, тут это, как бы, такая была изначально концепция. Мы хотели сделать сериал с очень плотным ходом, и с очень большой динамикой. И поэтому в чем нас еще упрекают, что нет такого понятного линейного сюжета. И это отчасти так. Но на самом деле, история есть, она просто в силу плотности происходящих событий, может быть, не всегда очевидна. Но этим, наверное, и хорош, действительно, сериал, потому что, в принципе, мы планировали сознательно, что многие фрагменты из этого сериала разойдутся отдельно в сети как некие любопытные для аудитории фрагменты.

Е.АФАНАСЬЕВА: Очень много вопросов, Марин, наверное, к вам: «Почему в сериале столько рекламы МТС? Он – спонсор? Но зачем?»

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Мы очень благодарны МТС, который поддержал наш проект. И мы решили немножко поэкспериментировать и вставить рекламу именно в редакционную часть сериала. И мне кажется, что получилось достаточно забавно.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть это уже даже не продукт-плейсмент, а это уже следующий какой-то этап интеграции рекламы в продукт?

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Да. То есть он абсолютно интегрирован в редакционную часть, в жизнь героев. И нам показалось интересным поэкспериментировать именно с таким форматом.

Е.АФАНАСЬЕВА: Андрей, Ярослав посчитал очень четко…

А.БОЛТЕНКО: Там еще, извините, я забыл одну вещь, вот, по поводу МТС. МТС запустили достаточно интересную вещь – это использование QR-кодов, которые можно считывать с экрана телевизора и впоследствии участвовать в интернет-проекте. Это в первый раз происходит вообще в рамках российского телевидения.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок, если успеем принять. 363-36-59, добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

Е.АФАНАСЬЕВА: Здравствуйте. Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, меня зовут Станислав, я хочу поблагодарить всех присутствующих в этой студии за то, что я получил огромное удовольствие. Я тоже занимаюсь кино, но это сейчас не надо мне вопросов задавать о братьях Пресняковых (просто хотел делать когда-то фильм). Я получил огромное удовольствие, но, к сожалению, только после первой серии. Новый язык, новое содержание, блестящее исполнение на всех уровнях и полное разочарование после второй серии. Вот, как это получилось, я не знаю. Это, в общем, не мое дело. Это дело талантливейших людей. Бесспорно, присутствующие здесь и отсутствующие братья – конечно, люди выдающиеся. Но я бы именно из уважения и преклонения перед вашим талантом, хотел бы, все-таки, сказать. Вот, подумайте, вот, почему так по-разному?..

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо. Давайте мы сейчас… Извините, у нас просто эфир заканчивается. Спасибо за ваше мнение.

А.БОЛТЕНКО: Спасибо большое.

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: К сожалению, да, я вынуждена вас прервать. Вот, как раз в отличие от нашего замечательного слушателя мне после второй серии стало интереснее смотреть. Вот, сколько людей, столько и мнений.

А.БОЛТЕНКО: Ну, я понимаю, о чем это. Но дальше будет, мне кажется, еще более интересно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я думаю, что люди только втягиваются в вашу историю. Ярослав посчитал: «Когда же вы успеете показать все серии? После Нового года, что ли? Потому что к Новому году только 7 серий помещается». Андрей?

А.БОЛТЕНКО: Логично. Действительно, 2 серии будут в следующем году.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот. «Зачем нужна маска в сериале у баскетболиста? — спрашивает Влад из Тольятти. – После этого, наверняка, начнут подражать школьники и ходить в них на уроки».

А.БОЛТЕНКО: Ну, зачем нужна маска баскетболисту станет понятно в третьей серии, которая посвящена Роде. Это его маска. Ну и к слову сказать, это одна из историй переключения нашего сериала. Вы знаете, сначала, когда мы начали снимать сериал, мы планировали вообще, что школа будет хоккеистов.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что, все-таки, более в нашей ментальности, да?

А.БОЛТЕНКО: Да. По этой причине Михаил Пореченков до сих пор у нас еще в прошлой жизни хоккеист. Но в силу, как бы, рабочих и организационных причин мы поняли, что, в общем, правильнее и экономически, и, в общем, производственно сделать их баскетболистами.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так вот. Труднее снимать было на льду, наверное, вам. Ну что? Я желаю вам успешного показа и самых разных мнений, потому что все, что новое, никогда не встречается на ура. Наверное, есть то, где вы видите и свои просчеты (это всегда создатели видят лучше, чем самые строгие критики), а есть то, что зрители могут рассмотреть не с первого раза, а потом, вот, как сказал человек, всмотреться и увидеть что-то. И думаю, что ваши молодые ребята вполне могут… Мы можем рассказать историю про то, что одна из девочек, чья она дочка, или это тайна, Андрей?

А.БОЛТЕНКО: Ну, это уже рассказано.

Е.АФАНАСЬЕВА: Рассказано. Девочка как раз героиня серии, которая была в пятницу в эфире, Фрида – дочка Ксении Раппопорт. По-моему, у нее блистательный это дебют, наверное?

А.БОЛТЕНКО: Да, это ее дебют. Ну, к слову сказать, сейчас она уже снимается в главной роли в другом проекте. И мне кажется, что в этом смысле она абсолютно талантливая дочь своей талантливой мамы, и у нее, мне кажется, все сложится.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот. Так что я думаю, что вы открыли для нашего телевидения и кино много молодых ребят, и желаю вам удачи в показах и в продолжении, потому что, все-таки, вопросы про то, будет ли продолжение, новые герои «После школы» — это новый проект и будет ли  кино, они постоянно здесь к нам на сайт в SMS-сообщениях приходят. Так что желаю вам продолжения.

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Марина Жигалова-Озкан, генеральный директор «Disney Россия» и Андрей Болтенко, главный режиссер Первого канала и режиссер проекта «После школы». Елена Афанасьева, прощаюсь до следующего воскресенья. Всего доброго, до свидания.

А.БОЛТЕНКО: Спасибо большое.

М.ЖИГАЛОВА-ОЗКАН: До свидания.

Комментарии

4

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

25 ноября 2012 | 18:52

Гей-Германика это отстой постпубертатной паранойи..Костя


tower 25 ноября 2012 | 20:14

Посмотрел после эфира первую серию. Честно, до конца. Дальше, думаю, смотреть не буду. Хреново как-то. Что-то светлое в какой-то фигне измазали и ощущения тяжёлое на душе - тонкий запах липкого страха...
Лучше уж "Выше радуги пересмотреть".


diciotto 25 ноября 2012 | 23:49

Афансьевой запЫхавшейся от дифирамбов посредственному продукту, перепевке американского изделия
ЗАПЫХА́ТЬСЯ, -аюсь, -аешься и ЗАПЫХАТЬСЯ, -аюсь, -аешься; совер. Начать дышать с трудом от быстрой ходьбы, усталости. З. от бега.


amvolga amvolga 26 ноября 2012 | 07:33

Пир во время Чумы... то есть реформы образования...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире