'Вопросы к интервью
15 июля 2012
Z Телехранитель Все выпуски

Может ли телевидение чему-то научить?


Время выхода в эфир: 15 июля 2012, 18:11

Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения и тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии – Елена Афанасьева, и как обычно по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня мы поговорим о том, может ли телевидение реально чему-то научить – не абстрактно, добру и злу, хорошему и плохому, а конкретному какому-то знанию. И поводом для этого разговора стал достаточно интересный нашумевший проект канала «Культура», который называется «Полиглот». Правильно я говорю? «Полиглот» он называется?

Д.ПЕТРОВ: Совершенно верно, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: И главный полиглот у нас сегодня в студии – это Дмитрий Петров, ведущий этой программы, переводчик, человек, который знает огромное количество языков. И когда я попыталась посмотреть в интернете, в общем, данные о том, сколько же вы языков знаете, разнятся. Там, от 20 до 40 называют. Сколько языков вы знаете, Дмитрий?

Д.ПЕТРОВ: Ну, честно говоря, чтобы определенно ответить на этот вопрос, придется дать определение, что такое знать язык. Поэтому количество, действительно, может расходиться. Есть языки, с которыми я могу работать профессионально, есть те, на которых я могу общаться, и есть те, на которых могу читать. Есть, например, древние языки, на которых и пообщаться-то не с кем, но которые тоже интересны.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вы их все равно знаете?

Д.ПЕТРОВ: Ну, знаю – понятие относительное. Но интересуюсь.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что, уважаемые слушатели? Если вас так же, как и многих людей, которые заранее прислали нам вопросы, заинтересовал этот цикл на канале «Культура» и то, как Дмитрий Петров за 16 занятий может научить языку, а также как же, все-таки, телевидение может это сделать и помочь вам лично выучить язык, вы можете нам уже писать свои SMS-вопросы на наш номер +7 985 970-45-45, вы можете задавать Дмитрию свои вопросы. Во второй части программы как обычно вы и по телефону сможете поговорить с гостем, задать ему вопросы. Единственная моя просьба, все-таки, говорить не только о языке и как его выучить, а о том, как телевидение это делает. Потому что передача у нас не столько об обучении языку, сколько о телевидении. Дмитрий, вы – человек абсолютно состоявшийся и в языках, и в профессии, и везде. Вам-то зачем телевидение и телевизионные уроки?

Д.ПЕТРОВ: Ну, начнем с того, что за 16 часов, разумеется, выучить язык нельзя. И научить, соответственно, тоже нельзя. 16 академических часов – это в пересчете на астрономические 12 часов. То есть половина суток. Что можно сделать за это время? За это время можно сделать 2 очень важные вещи. Во-первых, снять определенные психологические тормоза, барьеры, блоки, которые мешают очень многим людям, из-за которых многие считают себя абсолютно неспособными к изучению языков вообще. И вторая вещь, можно провести своего рода лингвистическую дегустацию какого-то языка, то есть объяснить его структуру, познакомить с ним, дать понять, что это некая среда, в которую можно абсолютно комфортно войти и при желании продолжить свое совершенствование, продолжить изучение дальше.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот интересно. Я сразу вспомнила, когда появился этот цикл, что в пору моего детства по тогдашнему 4-му каналу Центрального телевидения были языковые уроки. Были уроки английского, испанского, по-моему, немецкого, французского. Они выходили с какой-то периодичностью, по-моему, раз в неделю. И, в общем, так как телевизор тогда был всегда таким фоном включен, периодически их слушали. По вашему ощущению, вот эти уроки из нашего детства и ваш нынешний проект – они похожи или они, все-таки, отличаются?

Д.ПЕТРОВ: Ну, похожи в том, что они преследуют одну цель – научить людей и достаточно широкий круг интересующихся людей иностранным языкам.

Но есть существенная разница. Если в нашем детстве изучение языка редко преследовало какую-то конкретную цель, ну, другими словами, редко кому удавалось где-то применить знания языка на практике…

Е.АФАНАСЬЕВА: Мало кого выпускали там, где на этом языке говорили.

Д.ПЕТРОВ: Да. Сейчас же миллионы людей, миллионы наших сограждан каждый год выезжают в самые разные страны, где они могут применить это знание даже на элементарном уровне.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть это плюс или минус? То есть это помогает вам учить людей языку, что у них есть и потребности, и среда для применения этих знаний?

Д.ПЕТРОВ: Это помогает в первую очередь тем, кто язык учит, потому что они достаточно быстро могут его применить на практике и не только выезжая за рубеж, но имея доступ к интернету, к самым различным информационным ресурсам, к телевидению, кинофильмам, книгам и так далее.

Е.АФАНАСЬЕВА: По моему ощущению тот же английский в последнее время… Когда учат английский, то уже не идет изучение языка как, например, профессии или еще чего-то. Это уже такая абсолютная необходимость для человека, который владеет какой-то другой профессией. Ну, как средство производства, да? Потому что общение международное идет все равно в сети и везде с коллегами на английском, конференции (большинство), если проходят, по любым знаниям они идут на английском языке. Да просто фильмы смотреть приятнее на языке оригинала, а не с дубляжом, где могут что-то сильно напутать или голоса будут не те, как у любимых актеров. Вам кажется, сейчас тот же английский язык – он сохраняет статус иностранного либо он становится, все-таки, для мира такой, международной языковой валютой?

Д.ПЕТРОВ: Ну, кто-то вполне справедливо сказал, что самый распространенный язык в современном мире – это плохой английский.

Е.АФАНАСЬЕВА: Даже в «Что? Где? Когда?» такой вопрос я помню. Нет, в Брейн-ринге. Самый распространенный язык – это плохой английский.

Д.ПЕТРОВ: Да. Другими словами, тот язык, тот английский язык, который мы привыкли изучать в школе, в вузах, который ориентировался на определенные нормы британского языка, он уже давно стал языком не подавляющего, а подавленного меньшинства, носителей английского языка.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть когда человек говорит на очень хорошем, чистейшем английском, его не поймут те, кто говорят на обычном английском.

Д.ПЕТРОВ: Очень часто бывает именно так. Потому что это, действительно, стало неким универсальным средством общения, таким же как интернет или мобильная связь. Но надо разграничить профессиональный уровень владения языком, который требуется либо профессиональным филологам, лингвистам, переводчикам, преподавателям, либо тем, кто непосредственно в своей повседневной деятельности должен постоянно использовать знания языка. И тем уровнем языка, который необходим, ну, не то, что миллионам, а, я думаю, всем поголовно людям, которые постоянно должны использовать какие-то информационные источники, использовать язык в общении, в поездках и так далее.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напоминаю, что мы сегодня в программе «Телехранитель» говорим с Дмитрием Петровым, переводчиком, ведущим программы «Полиглот» на канале «Культура», говорим, естественно, об этих программах на канале «Культура», ну и, собственно, изучении языка, как в этом может помочь телевидение.

Откуда, все-таки, взялась идея вот сейчас, в наше время сделать эти языковые уроки? Для современного телевидения идея совершенно не типичная. Это было ваше предложение или канала?

Д.ПЕТРОВ: Ну, скажем так, это было встречное предложение. С моей стороны, потому что я давно занимаюсь. Параллельно с тем, что я обучаю профессионалов в языке (я обучаю синхронных переводчиков, в частности), меня всегда интересовали методики ускоренного обучения языку, языкам даже. Для канала «Культура» это была некая ниша, которая какое-то время назад образовалась. То есть у них давно не было языковых, лингвистических программ. И судя по резонансу, который эта программа вызвала, эта тема была достаточно востребованной.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, естественный вопрос: «Будет ли продолжение?» У вас был курс английского, курс итальянского.

Д.ПЕТРОВ: Да, продолжение, действительно, планируется. Ну, в первую очередь речь идет об основных европейских языках.

Е.АФАНАСЬЕВА: Какие? Какие? Сразу народ спрашивает «Будет ли французский? Будет ли немецкий? Что дальше?»

Д.ПЕТРОВ: Будет французский, будет немецкий и что-нибудь еще дальше.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, законы телевидения диктуют то, что вашими учениками были те, кого сейчас называют «селебрити», то есть известные достаточно люди. А вы как-то продолжили общение? Знаете ли вы, пригодились, все-таки?.. Пока вы сняли эту программу, прошло время, потом она вышла в эфир. То есть какой-то период времени с момента, когда вы их обучали, прошел. Встречались ли вы с кем-то из своих учеников после записи программы и знаете ли вы, пригодились ли им эти знания и продолжили ли они свое образование лингвистическое?

Д.ПЕТРОВ: Да, действительно, с некоторыми из них я встречаюсь, с некоторыми созваниваюсь. И насколько я знаю, ну, если не все, то многие из них применяют полученные знания. Тем более, что многие из них относятся к актерской профессии и для них это тоже своего рода возможность выйти на международный уровень.

Е.АФАНАСЬЕВА: А актеров, наверное, легче учить, потому что, говорят, у них очень хорошее восприятие со слуха. Они могут, даже не всегда что-то понимая, они очень легко интонационно воспроизводят. Это так?

Д.ПЕТРОВ: Во-первых, это. Во-вторых, у них более развито образное восприятие. А язык, ведь, не ограничивается сводом грамматических правил или набором каких-то слов и словосочетаний. Язык – это определенная среда, определенное измерение. И для того, чтобы в ней чувствовать себя комфортно, надо представить его себе именно как некое новое пространство.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть у них образное их мышление актерское помогает.

Д.ПЕТРОВ: Очень способствует.

Е.АФАНАСЬЕВА: Если не учить язык просто так, а играть какую-то роль, в которой язык тебе нужен, то это легче выучить.

Д.ПЕТРОВ: Я думаю, что, прежде всего, надо оставаться в своей собственной роли, потому что она дает достаточно возможностей, чтобы реализовать себя в новой среде.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напоминаю, что вы можете задавать SMS-вопросы (их уже огромное количество). +7 985 970-45-45. Мы сейчас попробуем сделать такой блиц, читать подряд все вопросы, которые сыпятся нам на сайт, и достаточно кратко отвечать.

Так. «Как вы относитесь к так называемому интенсиву и бессовестной рекламе «Английский за две недели» и так далее?» Без подписи.

Д.ПЕТРОВ: Ну, я думаю, что это некий аналог того, как, знаете, бывает реклама «Стопроцентное решение всех проблем, снятие венца безбрачия». Разумеется, за 2 недели и за 2 месяца выучить язык нельзя. Но если правильно сформулировать методику, то можно дать очень хорошее представление и снять вот те самые психологические барьеры, о которых я говорил.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Будет ли чешский?» — спрашивает Ольга.

Д.ПЕТРОВ: Если он будет востребован, обязательно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так. «Дмитрий, слышала, что автор этой методики, якобы, не вы, а Шехтер. Это правда?» — интересуется Галина.

Д.ПЕТРОВ: Я не знаком с методикой Шехтера, поэтому не смогу прокомментировать.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Не планируете ли вы, Дмитрий, учить иностранцев русскому по ТВ? И что труднее: учить русскому или иностранным языкам? Алексей из Казани».

Д.ПЕТРОВ: Ну, надо сказать, что в языке существует некий общий алгоритм, который, разумеется, обладает самыми разными нюансами применительно к соответствующему языку. Но тем не менее, методика позволяет иностранцев обучать русскому языку. Я этим занимался, я этим занимаюсь и сейчас. И, вероятно, это может получить некое развитие и на телевидении.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть это для кого будет ориентировано? Для тех, кого мы называем там гастарбайтерами? Или мы надеемся, что мигранты составят достаточно большую часть наших зрителей? Для кого?

Д.ПЕТРОВ: Ну, между прочим, есть и такая идея. Ведь, в соответствии с законодательством люди, приезжающие работать в Россию, будут обязаны владеть хотя бы основами русского языка и, вероятно, этот подход найдет применение в их обучении русскому языку. Но русский язык востребован гастарбайтерами в очень широком смысле, включая, например, футбольных легионеров, включая коммерсантов, которые активно работают.

Е.АФАНАСЬЕВА: О, да. Тренеры наши даже за такие гонорары, которые выплачивали футбольным тренерам, по-моему, по-русски не заговорили.

Д.ПЕТРОВ: Вот эту проблему мы будем решать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. «Передайте Дмитрию большое спасибо за передачи и эффективные. Атмосфера отличная. Наталья, Томск». «Как вы на сегодняшний день оцениваете качество преподавания языков в школе? Алексей, Москва».

Д.ПЕТРОВ: Ну, любой подход, любую систему преподавания, прежде всего, мы судим по ее результатам. И видя то, что люди, проучившиеся годами в школах, в вузах, на разных курсах, не могут связать двух слов, разумеется, нас не радует и, соответственно, можете судить о том, как можно оценивать эту систему преподавания.

Е.АФАНАСЬЕВА: «А датский вы знаете?» Без подписи.

Д.ПЕТРОВ: Нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, датский – это впереди. Так. «Если за 16 часов языку научить нельзя, зачем делать такой цикл? Смысл начинать, если нет результатов», — интересуется Марина.

Д.ПЕТРОВ: Как я уже говорил, понятие «изучить язык» очень относительное, очень растяжимое. Кому-то достаточно и 16 часов для того, чтобы овладеть самыми базовыми основами языка, которые пригодятся в туристической поездке, в элементарном общении за рубежом. Кому этого мало, придется продолжить. Придется научиться говорить, например, на профессиональные темы, перейти к навыкам чтения и письменной речи.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Огромное спасибо за такую передачу. Только восторг. А французский будет?» — Лия спрашивает. Ну, вы уже отвечали, что будут основные европейские языки. «Жалко время, которое вы тратите на перевод слова, непонятного ученику. Пусть он откроет словарь!» – негодует Ольга. «Жду немецкий. Будет ли и когда?» Без подписи. Ну, наверное, когда – это вопрос к каналу.

Д.ПЕТРОВ: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но вы снимаете цикл или планируете только снимать?

Д.ПЕТРОВ: Да, в ближайшее время будут съемки следующих циклов.

Е.АФАНАСЬЕВА: Не буду больше читать вопросы с вопросами «Будет ли немецкий, французский и так далее». «Посмотрела 16 уроков итальянского – 16 часов счастья. — Наталья из Петербурга. – А как их продлить?» Как продлить Наталье часы счастья?

Д.ПЕТРОВ: Ну, чтобы продлить часы счастья, это очень индивидуальный вопрос. Придется поговорить о том, что такое счастье. Но я бы сказал, что, во-первых, для закрепления тех знаний, которые уже получены, стоило бы попробовать читать, попробовать смотреть в оригинале фильмы и, конечно, желательно съездить в страну и попробовать применить язык на практике.

Е.АФАНАСЬЕВА: Не испугаться и заговорить. Очень смешной вопрос, Надежда спрашивает: «А что значит фраза «Oh, yes, bitchel» в песне «Остров невезения»?» Имеется в виду, как я понимаю, старый советский фильм.

Д.ПЕТРОВ: Примерно то же, что в другом старом советском фильме говорилось в песне про «Уно, уно моменто».

Е.АФАНАСЬЕВА: О, да, это потрясающе. Можно с помощью этого и учить итальянский. «Оба курса посмотрел от начала до конца. Если успевал, некоторые уроки по второй раз днем. Полезно. Жду курс нидерландского. Владимир из Казани». «Планируются ли какие-нибудь годичные курсы по телевизору, чтобы с сентября по май?» — спрашивает Анна.

Д.ПЕТРОВ: Ну, это тоже вопрос к каналу. Так как во многом эта программа экспериментальная, очень было важно увидеть, каков будет резонанс, каков будет отклик со стороны зрителей. И, возможно, в каких-то других форматах эта программа будет продолжена.

Е.АФАНАСЬЕВА: Таня пишет: «Уроки английского понравились, но не с кем разговаривать. Что делать?» Что Тане делать?

Д.ПЕТРОВ: Я думаю, что, наверняка, Таня – не единственная, кому не с кем поговорить. А в наше время сетевых технологий, социальных сетей всегда можно найти единомышленников.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. в общем, даже можно носителя языка по Скайпу найти и попробовать разговаривать на любые темы. «Огромный привет, благодарность. Ждем французский. Дмитрий, выпускали ли вы какие-нибудь книги, видео-аудиокурсы и как их приобрести? Маша».

Д.ПЕТРОВ: Ну, во-первых, телевизионная программа будет выпущена в формате DVD. Насколько я знаю, наши уважаемые пираты уже постарались. Но вскоре будет еще и легальное дополнение. Книга есть, называется она «Магия слова». Она была выпущена и уже переиздана трижды издательством «Прозаик».

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, мы говорим сегодня с Дмитрием Петровым, ведущим программы «Полиглот» на канале «Культура» в программе «Телехранитель». И после выпуска новостей на «Эхо Москвы» мы продолжим этот разговор.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель» и говорим мы сегодня о телевизионных уроках иностранных языков, которые стали неожиданно модными, популярными, благодаря двум циклам программ на канале «Культура», программы «Полиглот». Один из циклов был изучение английского языка, другой – итальянского. И ведет все эти циклы один и тот же человек – это Дмитрий Петров, он у нас сегодня в студии. Я напоминаю SMS-номер +7 985 970-45-45, вы можете продолжать задавать вопросы, хотя их уже тут бесконечное число, мы на все ответить явно не успеем. Чуть-чуть позже и телефонные звонки будем принимать.

Я хотела бы несколько вопросов задать, собственно, о вас, Дмитрий. Насколько я прочла по каким-то сведениям в интернете, у вас жена не русская, а индианка, да? Вы на каком языке общаетесь с супругой?

Д.ПЕТРОВ: На русском, потому что мы живем в Москве. И это язык нашей среды общения.

Е.АФАНАСЬЕВА: А детей учили сразу как родному русскому или это двуязычные дети, как бывает в семье, когда папа с одним родным языком, мама с другим?

Д.ПЕТРОВ: Мой старший сын до трех лет говорил только на хинди.

Е.АФАНАСЬЕВА: Потому что с мамой рос, да?

Д.ПЕТРОВ: Да. Ну, семья жены двуязычная, английский и хинди. Плюс русский.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть у вас дети уже трехязычные.

Д.ПЕТРОВ: До определенного возраста дети говорили на смеси вот этих всех трех языков, а сейчас мой старший сын закончил тот же университет, что и я, и стал профессиональным переводчиком.

Е.АФАНАСЬЕВА: А между собой, когда дети играют, они на каком языке ссорятся, мирятся, играют?

Д.ПЕТРОВ: Нет, все на русском, потому что они выросли в Москве, ходили в детский сад, на улицу. Но интерес, способность к языкам, разумеется, у них всегда присутствовали.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, классический вопрос. А сны вам на каком языке снятся?

Д.ПЕТРОВ: Иногда даже на неведомых.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да? То есть это те, которые вам еще предстоит изучить.

Д.ПЕТРОВ: Очевидно, да. Это сигналы из космоса, что надо не останавливаться на достигнутом.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот тут много вопросов было (сейчас уже конкретные не найду), а не путаются ли языки у вас в голове?

Д.ПЕТРОВ: Нет. Дело в том, что каждый язык, как я уже говорил, не должен ограничиваться просто словарем и набором грамматических правил. Это обязательно некая среда, которая обладает своим цветом, вкусом, запахом. Когда мы воспринимаем язык как объемную структуру, то они не смешиваются.

Е.АФАНАСЬЕВА: У нас язык не так часто становится поводом для какого-то общественного обсуждения, резонанса. И, вот, за последнее время было несколько таких случаев, и один из них – это знаменитая речь Виталия Мутко «Лет ми спик фром май харт», которая потом практически везде для карикатур каких-то и комиксов становилась поводом. Я прочла в интернете, что вы помогали ему как-то подготовиться. Это правда или это утка?

Д.ПЕТРОВ: Ну, я пару раз проконсультировал его, когда он готовился к выступлению. Это, действительно, так.

Е.АФАНАСЬЕВА: А как вы относитесь к вот этому опыту человека, который рискнул выйти и говорить на языке, который он не знает?

Д.ПЕТРОВ: С большим уважением. И смеялись над ним, в основном, у нас. В Европе восприняли с большим уважением, потому что все его коллеги знали, что он языком не владеет. Ну, мы, ведь, радуемся, когда любой иностранец нам скажет «Здравствуйте». Мы готовы ему рукоплескать. А человек не побоялся выступить с целой речью.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но всегда очень интересно смотреть. Была где-то не так давно нарезка о том, как иностранцы произносят вот эти русские фразы. И когда там тот же Хью Лори произносит в Докторе Хаусе обращение к своей, якобы, украинской подруге «Моя малышка», это, конечно, ужасно смешно. Или какие-то другие вещи.

А я вот сейчас в отпуске была и мы с детьми смотрели за границей «Мадагаскар» 2-й, смотрели на английском. И у меня теперь главный вопрос… Потому что там один из персонажей – это тигр, который из русского цирка, и говорит он с характерным русским акцентом на английском. Вот, что же будут делать переводчики и адаптатеры здесь? Как передать вот то, как человек говорит на русском английском, как его передать в русском варианте, как вы думаете? Какие есть версии?

Д.ПЕТРОВ: Да, это всегда большая проблема, вот, игру акцентов, игру на разнице диалектов с иностранного языка передать при переводе. Иногда используются акценты или диалекты, существующие в том языке, на который переводят. Но это не всегда оправданно, потому что, скажем, украинский или кавказский, или какой-то еще акцент – он у нас будет ассоциироваться с соответствующим народом.

Е.АФАНАСЬЕВА: С менталитетом, народом и сложностями в отношениях.

Д.ПЕТРОВ: Да. Это всегда сложно. Но надо сказать, что, например, очень часто в диснеевских мультфильмах отрицательные персонажи говорят с британским акцентом, который, очевидно, такой символ какой-то надменности.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, вот, действительно, очень трудно, потому что мне дети даже рассказали, что когда «Мадагаскар» выходил в Италии, то там фразу «Бон Джорно», которая есть в оригинале, ее перевели «Сайонара». То есть, вроде бы, совершенно из другого языка, из другого мира, но вот так показалось адаптаторам и переводчикам на итальянский, что это может передать какой-то драйв, необычное слово для итальянцев.

Д.ПЕТРОВ: Да, потому что перевод всегда предусматривает знание определенного контекста. То есть он должен вызывать те же эмоции, тот же отклик, который вызывает оригинал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я когда сама училась в университете, вот, пожалуй, главное, что я запомнила из уроков перевода, это ту фразу знаменитую о том, что перевод как женщина – если она красива, то не верна, если верна, то не красива. Как вы относитесь к этому высказыванию?

Д.ПЕТРОВ: Ну, можно сказать так, что, скажем, идеальный или близкий к идеальному перевод определенных жанров может быть выполнен только профессионалом в соответствующем жанре, который выполняет этот перевод. Другими словами, перевод поэзии может осуществить только поэт. Ну, мы знаем такие примеры из нашей переводческой истории как Пастернак, Бунин, которые делали великолепные переводы. То же касается драматургии.

В принципе, я считаю, что переводчик – это невидимый такой агент, невидимый проводник других культур. Ведь, каждый человек считает себя образованным, если он ознакомился с памятниками мировой литературы. Но, как правило, он знает их через неведомых переводчиков. Об этом не стоит забывать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что, уважаемые слушатели, вы тоже можете дозваниваться в попытке задать свой вопрос Дмитрию Петрову. Наш номер +7 495 363-36-59. По-прежнему можете присылать вопросы, SMS-номер +7 985 970-45-45. Попробуем продолжить блиц вопросов, которые задают наши слушатели.

Заранее на сайт пришли вопросы. Вот, человек с ником Бранур, пишет: «Можно ли создать курс 16 уроков для восточных языков с иной системой?»

Д.ПЕТРОВ: 16 академических часов – это некий формат. Разумеется, им все не заканчивается, им все только начинается. Это некий базовый, самый элементарный простой уровень, который может, как я уже говорил, дать представление о языке, дать представление о его структуре и снять некие барьеры. Но за ним следуют следующие уровни. То есть, конечно, некие основы языка можно дать. И это применительно к восточным языкам – например, я сделал, ну, или участвовал в создании аналогичного курса казахского языка в Казахстане. Что касается языков с другой графикой, допустим, китайский, японский или языки, которые используют арабскую графику, то, разумеется, мы можем говорить об этом формате временном без учета графики. Понятно, что за 16 часов много иероглифов не выучишь.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. И он же задает вопрос: «Реально ли перевести ваши курсы в радиоформат? Или это, все-таки, наглядная вещь должна быть?»

Д.ПЕТРОВ: Здесь вопрос не столько в наглядности, сколько в интерактиве. Требуется обратная связь от тех, кто обучается. В радиоформате это довольно сложно сделать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Надежду интересует, где вы родились, в каком регионе? Ей кажется, какая-то неуловимая краска в говоре есть.

Д.ПЕТРОВ: Я родился в Тульской области, город называется Новомосковск.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Как попасть в вашу группу?» — спрашивает ветеран труда Яковлева Татьяна Матвеевна.

Д.ПЕТРОВ: Имеется в виду телевизионная группа?

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот я не знаю. Наверное.

Д.ПЕТРОВ: Ну, если речь о телевизионном проекте, то отбор кандидатов на участие в проекте – это забота канала. Я с ними знакомлюсь только на первом занятии в студии.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть кого вы будете учить, вы не знаете?

Д.ПЕТРОВ: Не знаю.

Е.АФАНАСЬЕВА: А были ли случаи за эти 2 курса, когда кто-то из учеников, вот, не сложились отношения, вызывал какую-то, может быть, отрицательную реакцию у вас?

Д.ПЕТРОВ: Такого не было. И кроме того, у меня достаточно долгая педагогическая практика, я стараюсь находить подход к любому.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот Наталью как раз интересует, как вам удается не раздражаться?

Д.ПЕТРОВ: Йога.

Е.АФАНАСЬЕВА: Йога? «И сколько, на самом деле, длится запись одного урока?» — спрашивает та же Наталья. То есть хронометраж – он соответствует хронометражу эфирного урока?

Д.ПЕТРОВ: Практически. С очень небольшим избытком для того, чтобы, ну, какие-то технические детали можно было поправить.

Е.АФАНАСЬЕВА: Возьмите, пожалуйста, наушники – мы попробуем принимать звонки. 363-36-59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Стелла, я из Москвы. Я хотела поговорить с Дмитрием.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы в эфире. Пожалуйста, задавайте вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Я не вопрос, я хочу сказать огромное ему спасибо, сказать о том, что мне 72 года, я просидела все 16 часов около телевизора и наутро повторение тоже (я усваивала). Изучила итальянский язык. Как все считают вокруг, что я его изучила. Я получила удовольствие. Меня спрашивают «Для чего ты это делаешь? Ты никуда не едешь». У меня больные суставы, я никуда не еду. Я им сказала, что, во-первых, я получала удовольствие, во-вторых, у меня внук живет в другой стране, он сказал, что будет учить итальянский. И это была у меня цель с ним разговаривать. Но когда я уже с ним заговорила, он, оказывается, отстал от меня. И он был в шоке. И мои дети были поражены.

Я также сидела, учила английский, но английский, как бы, я немножко знала. Огромное спасибо. Чтобы он мне поверил, я даже могу сказать что-нибудь по-итальянски. (говорит по-итальянски)

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, спасибо вам за звонок.

Д.ПЕТРОВ: (говорит по-итальянски).

Е.АФАНАСЬЕВА: 363-36-59. Добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрейший. Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Здравствуйте. Вы откуда и как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Я из Москвы, я всю жизнь хотел учить языки, воплотил только в детях. Мне 46 лет, но дочке 20 лет, знает уже 5 языков, поэтому смотрели с большим удовольствием и, конечно, квинтэссенция подачи материала прямо супер. Конечно, надо развивать и, может быть, немножко продлить количество часов – может быть, уже не в формате ТВ, скажем, а на DVD сделать 32 часа. Думаю, что было бы эффективно. Прямо супер. Надо клонировать, потому что один человек не может вести много групп.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так. Надо ли клонировать вас, Дмитрий? Или вы, все-таки, сами?

Д.ПЕТРОВ: Ну, я не знаю насчет моего личного клонирования, но, во всяком случае, как я уже говорил, 16-тью часами, разумеется, весь этот проект не ограничивается – это только начало, это только первый уровень.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363-36-59, еще звоночек. Добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Александр из Москвы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Пожалуйста, Александр.

СЛУШАТЕЛЬ: А я хотел спросить, планируются ли курсы эламского и кечуа?

Е.АФАНАСЬЕВА: Где планируются именно?

СЛУШАТЕЛЬ: На телевидении.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, это надо вопрос задавать, наверное, не Дмитрию, а руководству канала.

Д.ПЕТРОВ: Да, я думаю, что как только канал предложит мне провести курс этих языков, мы начнем к нему готовиться.

Е.АФАНАСЬЕВА: А кто выбирает? Вот, почему итальянский? Ну, английский – более-менее понятно, все-таки, самый востребованный язык. А почему итальянский пошел после английского? Это ваша была идея или идея канала?

Д.ПЕТРОВ: Ну, это была общая идея, потому что итальянский язык и итальянская культура традиционно вызывают самые позитивные эмоции у наших людей.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Анна спрашивает: «Где можно купить диски с вашими уроками? Пытаюсь учить английский, а денег на курсы нет».

Д.ПЕТРОВ: Ну, пиратов я рекламировать не буду, а в легальной форме диски выйдут, насколько я понимаю, в очень ближайшее время, в течение месяца, может быть.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще есть вопрос: «Ведете ли вы какие-нибудь не телевизионные языковые курсы? Где и сколько стоит? И занимаетесь ли вы частным образом?»

Д.ПЕТРОВ: Ну, у меня бывают такие, корпоративные тренинги, которые я провожу для групп тех, кто интересуется. Это не обязательно начальный уровень. Очень часто это уже уровень профессионального общения. Например, язык для финансистов, язык для бизнеса и так далее.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дмитрий задает вопрос: «Различается ли методика обучения языку очно и по телевидению?»

Д.ПЕТРОВ: Ну, разумеется, телевизионный формат добавляет некий колорит и создает некую условность ситуации. Но в целом по объему материала, по форме занятий разница не существенная.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонки попробуем принять. 363-36-59, добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Виктория, я из Москвы. Я хочу поблагодарить Дмитрия, потому что дело в том, что прямо перед поездкой в Италию мой сын и я, мы прослушали его курсы и оказалось, что, действительно, это очень помогает расковаться, так сказать, и разговаривать, общаться с итальянцами. Так что Дмитрий нам помог не только начать учить еще один язык, но помог нам совершенно по-другому себя почувствовать. Когда в стране ты разговариваешь с людьми по-итальянски, то, конечно, это уже не совсем туристическая поездка, а это настоящее путешествие, что мы очень любим и ценим. Спасибо.

Д.ПЕТРОВ: Спасибо, Виктория. Очень приятно это слышать.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вот различаются ли страны по отношению к людям, как люди говорят на их языке? Ну, вот, понятно, что человек, приехавший в страну, чаще всего говорит с ошибками, с большими, с меньшими. Как разные нации отличаются в терпимости и в желании слушать человека, который допускает ошибки на твоем языке?

Д.ПЕТРОВ: Ну, можно сказать, что есть страны, в которых традиционно развито многоязычие. Прежде всего, это или многонациональные страны, или малые страны, которым поневоле приходится знать языки соседей. В Европе это такие страны как Швейцария, Бельгия, Голландия.

По моим наблюдениям, достаточно комфортная ситуация в Швейцарии. Там никогда, насколько я знаю, не происходило каких-то значимых языковых конфликтов. А, вот, неподалеку Бельгия, двуязычная страна – в ней постоянно между носителями нидерландского и французского, двух государственных языков, постоянно происходят какие-то трения, какие-то конфликты. И люди очень ревностно относятся к тому, на каком языке с ними будет говорить иностранец.

Что касается восприятия какого-то акцента, какой-то неправильности, ну, в принципе, все страны, которые более-менее привыкли к иностранцам, к определенному потоку туристов, они достаточно толерантны.

Е.АФАНАСЬЕВА: А как вы относитесь к мнению, что очень многие страны, например, те же страны скандинавские, где идут фильмы в кинотеатрах на языке оригинала с субтитрами, что они намного лучше говорят на том же английском (люди, привыкшие ходить в кино), чем в тех странах, где этого нет, ну, в частности, у нас в России? Может быть, действительно, помогает эта возможность слушать и впитывать интуитивно, может быть, какие-то правила языка, когда ты наблюдаешь за любимыми героями на экране?

Д.ПЕТРОВ: Это, разумеется, так. Но кинематограф создан не для изучения иностранных языков, а для получения удовольствия зрителями. Но, в целом, это, конечно, способствует.

Е.АФАНАСЬЕВА: У меня сын, например, в интернете смотрит сериалы, потом мне рассказывает, что устаревший у меня английский, потому что теперь говорят совсем по-другому.

Д.ПЕТРОВ: Нет, это, кстати, очень эффективный способ изучения языка смотреть какой-то полюбившийся фильм на русском языке, а потом его же уже без титров, без дубляжа смотреть на языке оригинала.

Е.АФАНАСЬЕВА: «В каком возрасте поздно изучать первый иностранный язык?» — интересуется Алексей из Петербурга.

Д.ПЕТРОВ: Ни в каком.

Е.АФАНАСЬЕВА: О, вот так. Алексей, можно до бесконечности. Так. «В иностранных языках большое количество диалектов, включающих тонкости произношения. Как с этим справиться?» — интересуется Дмитрий из Салтыковки. Ну, по-моему, диалект и тонкости произношения – это совсем разные вещи, Дмитрий. Я обращаюсь сейчас не к своему гостю, а к автору вопроса. И когда вы учите, вы, все-таки, учите не диалекту, а классическому языку, что называется.

Д.ПЕТРОВ: Есть ряд языков, в которых существует целый ряд очень отличающихся друг от друга диалектов. Например, итальянский, немецкий. Ну, в силу исторических причин эти страны долгое время были раздроблены на небольшие государства. С другой стороны, понятие нормы сейчас очень размыто. Ведь, даже в английском языке существует не менее десятка признанных стандартных норм. Это и британский, и американский, австралийский и так далее. Не говоря уже о региональных диалектах.

Е.АФАНАСЬЕВА: Борис пишет: «А вам не кажется, что тугодумные ученики могут сбивать тех, кто быстро соображает? Это негативно для обучения».

Д.ПЕТРОВ: Ну, обучение и изучение языка в том числе учат толерантности.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так. Просят побольше показывать доску, что, в общем, наверное, это как раз таки для ваших режиссеров и операторов достаточно важная вещь, потому что, наверное, может быть, чего-то не хватает. Тут нет подписи, но пишут: «Большое спасибо вам. Пусть операторы больше показывают доску, на которой вы пишете».

Д.ПЕТРОВ: Я передам.

Е.АФАНАСЬЕВА: Передайте, да. Еще звоночки. 363-36-59, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Игорь Николаевич, я – радиослушатель ваш из Саратова.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста, Игорь Николаевич.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Вот, Дмитрий уже, конечно, гуру. А как его отчество?

Д.ПЕТРОВ: Юрьевич.

СЛУШАТЕЛЬ: Очень приятно. Я, конечно, с большим интересом смотрел ваши передачи и хотел бы, если это возможно, обратиться к вам с личным письмом по интернету. Какой у вас email, чтобы не занимать эфир?

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы можете прислать на «Эхо Москвы», мы обязательно передадим.

СЛУШАТЕЛЬ: А какой у вас email?

Е.АФАНАСЬЕВА: echo@echo.msk.ru – он есть на сайте, так что, пожалуйста, присылайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Как?

Е.АФАНАСЬЕВА: На сайте есть. Я не буду сейчас тратить время. Все координаты есть на сайте «Эха Москвы» echo.msk.ru.

Вопросов столько, что все я вам задать никак не смогу. Их просто огромное количество, гораздо больше, чем бывает на чисто телевизионные программы. Потому что, ведь, на телевидении посмотрел и забыл, а ваши уроки помогут человеку… Что сделать? Просто заговорить, повысить уровень жизни, почувствовать себя важнее. Как вам кажется, что помогают вот эти уроки вашим ученикам?

Д.ПЕТРОВ: Я думаю, первое, что они должны помочь сделать, это избавиться от психологических комплексов. Ведь, большинство людей убеждены, что они просто не способны говорить на иностранном языке. Не то, что хорошо, профессионально владеть, а просто вообще говорить. Это безобразие и, может быть, возмущение.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть это какой-то внутренний страх, внутри блок стоит.

Д.ПЕТРОВ: Да. Возмущение из-за того, что люди после 10-15 лет изучения языка не могут на нем говорить, в принципе, и побудило меня предложить вот такую достаточно интенсивную методику, которая, с одной стороны, позволяет ознакомиться со структурой нового языка, и в то же время побороть вот эти психологические комплексы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ирина из Москвы пишет: «Мне очень нравится слушать, как говорит Обама. А вам?» Ну, по-моему, это не совсем… Она пишет american.

Д.ПЕТРОВ: Ну, скажем, это тоже american.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так. Что мы еще успеем? Несколько вопросов еще, пришедших по SMS, ну и, наверное, звоночек успеем. 363-36-59, добрый вечер. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Эдуард.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Дмитрий, скажите, пожалуйста, в этом году у меня сын едет в лагерь «Орленок», в английский отряд. Скажите, пожалуйста, этот отряд будете вести вы или будет использоваться ваша методика?

Д.ПЕТРОВ: В детском лагере «Орленок», действительно, работают группы, которые с помощью моей методики обучают английскому языку детей, которые приезжают туда на отдых.

Е.АФАНАСЬЕВА: Таня пишет: «Женщина, которая 72-х лет, вам звонила – вы понимаете, что продлеваете ей жизнь?» Вот как, видите, оценили? «Расскажите о вашем соавторе по книге Борейко».

Д.ПЕТРОВ: Вадим Борейко – это достаточно известный, популярный казахстанский, алма-атинский журналист, в соавторстве с которым я и написал вот эту книгу «Магия слова».

Е.АФАНАСЬЕВА: А Наталья пишет: «Дмитрий, по-моему, вы лукавите, сказав, что не знаете методику Шехтера. У вас много общего. Я рассказываю своим студентам о вас и советую смотреть ваши передачи. Наталья, преподаватель по методу Шехтера».

Д.ПЕТРОВ: Я с большим уважением даже не будучи хорошо знаком с этой методикой, отношусь и к этой, и ко всем прочим методикам. Я думаю, что все методики имеют право на существование и, наверняка, в них всегда можно найти что-то общее.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще есть жалобы на операторов. «Почему не умеют работать ни с доской, ни с титрами? Мы из-за этого столько потеряли», — сетует Софья. «Можно ли самостоятельно или по ТВ выучить древние языки, читать Илиаду в подлиннике?» — интересуется Алексей.

Д.ПЕТРОВ: Ну, я думаю, что лучше это сделать самостоятельно, чем дожидаться, пока такой курс будет на телевидении.

Е.АФАНАСЬЕВА: Все-таки, он менее востребован, чем нынешние языки. Так. «Грузинский вы пробовали изучать?» — спрашивает Анна.

Д.ПЕТРОВ: Я пробовал изучать грузинский еще в советское время, когда бывал там. В последнее время ездим туда не так часто как, вероятно, хотелось бы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Есть несколько вопросов по поводу эсперанто и о том, какие языки… «Не лучше ли создать один универсальный язык?» — спрашивает Алкид.

Д.ПЕТРОВ: Ну, я думаю, нравится нам или нет, но вот тот самый плохой английский – это самый вероятный кандидат на роль эсперанто.

Е.АФАНАСЬЕВА: Скажите, Дмитрий… Вот сейчас абстрактный вопрос вам не как к преподавателю, а как к зрителю. Можно ли чему-то кроме языка еще поучить по ТВ? Как вам кажется?

Д.ПЕТРОВ: Я думаю, что телевидение может научить, действительно, чему угодно хотя бы на каком-то базовом уровне. И главная роль телевидения – это во всяком случае если не научить, то пробудить интерес, который в дальнейшем может быть развит.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, у нас в гостях сегодня был Дмитрий Петров, ведущий программы «Полиглот» на канале «Культура». И с его помощью, я думаю, интерес к иностранным языкам у многих наших слушателей пробудился. А если вы хотите, чтобы интерес пробуждался еще к каким-то дисциплинам и наукам, присылайте предложения – мы их будем передавать телевизионным творцам, создателям. Может быть, еще что-то получится, потому что, я думаю, год назад было трудно себе представить, что люди будут сидеть и просто учить у телевизора иностранный язык.

Спасибо, Дмитрий. Это Елена Афанасьева, прощаюсь с вами до следующего воскресенья, до свидания.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире