'Вопросы к интервью
Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии – Елена Афанасьева. И как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня мы говорим о российских адаптациях популярных западных сериалов, и, в частности, завтра начинается показ второго сезона сериала «Побег» на Первом канале (это адаптация знаменитого «Prison Break»). И в гостях сегодня люди, которые этот сериал делали. Это режиссер Зиновий Ройзман. Добрый день.

З.РОЙЗМАН: Добрый день.

Е.АФАНАСЬЕВА: Актриса, исполнительница главной женской роли Дана Агишева. Здравствуйте, Дана.

Д.АГИШЕВА: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: По телефону у нас будет продюсер сериала Денис Евстигнеев. К сожалению, вот, не смог Юрий Чурсин прийти, исполнитель главной роли, у него сегодня съемки. Но расскажете и о том, что сделал он в вашем сериале, расскажете вы.

Итак, вопрос главный, который возникает у людей, которые такую тему видят как адаптация: «А зачем нужно адаптировать сериалы, которые и так, вроде бы, успешны, которые с большим успехом люди многие смотрели, «Prison Break»?» Зиновий, почему, вот, вдруг надо делать российскую версию?

З.РОЙЗМАН: Ну, потому что интересно смотреть.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но если я – зритель, я же могу посмотреть и американскую.

З.РОЙЗМАН: Смотрите американскую. Ну, можно смотреть и нашу, русскую.

Е.АФАНАСЬЕВА: Чем отличается русская от американской?

З.РОЙЗМАН: Отличается и пластикой, актерами, взглядом на жизнь, вокруг себя. Ну, так вот в двух словах это не расскажешь.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас мы дозвонились продюсеру сериала Денису Евстигнееву. Добрый день, Денис.

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Добрый день, здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Расскажите, может быть, нам вы, почему нужно адаптировать такой популярный сериал как «Prison Break»? Зачем понадобилось не просто взять американский вариант, дублировать и поставить в эфир, а сделать российскую версию?

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Ну, во-первых, потому что, на мой взгляд, этот сюжет абсолютно международен, он может произойти в любой стране, и в том числе и в России. И такого уровня драматургия, такого накала и такого драматизма очень мало вообще в сегодняшнем кино. Поэтому мне кажется, что взять такую основу и перенести ее на наших артистов, на нашу действительность, это очень интересный проект.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть если я правильно понимаю, вам как продюсеру просто не хватает такой драматургии на российском рынке, на российском пространстве?

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Нет, ну, придумать можно все, что угодно. Но просто это, действительно, выдающийся фильм американский, и ничего плохого, что адаптировать его… А мы не переносили этот фильм – это совершенно не калька. Это абсолютно наше произведение, которое… Мы шли просто за какими-то главными сюжетными линиями, и то не всегда. Это особенно увидят зрители во втором сезоне, потому что мы приняли решение, что мы делаем не 22 серии как это было в американском варианте, в «Prison Break», а мы уплотнили его до 16 серий. Потому что нам показалось, что, все-таки, в американском втором сезоне было меньше динамики.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот насколько я понимаю, достаточно много примеров, когда адаптируются сериалы, что называется, дейтаймы или такие, длинные сериалы, телероманы так называемые. И это опыт, во всем мире присутствующий, когда популярный формат одной страны, другие страны берут и адаптируют.

Но я практический первый раз слышу, чтобы настолько популярный сериал, каким является «Prison Break», известный во всем мире, вдруг здесь у нас в России адаптировался. Откуда возникла идея взять именно настолько известный сериал?

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Вы знаете, идея-то возникла у Константина Львовича Эрнста. И на то время, когда он мне сообщил об этом очень радостно и с энтузиазмом, я вообще не представлял себе, что это такое, я не видел этого фильма. И когда я посмотрел его потом, я понял, почему он хотел это сделать. И мне кажется, что вот именно такую историю, такую… Ну, вы понимаете, там очень мало фильмов есть с очень простым сюжетом (одни бегут, другие догоняют), где это бы держало в течение 22-х часов.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот как раз у меня вопрос еще и к режиссеру, и к актрисе. А вы до того, как вам предложили делать этот сериал, вы видели американскую версию? Зиновий?

З.РОЙЗМАН: Я – видел. И когда Денис меня пригласил, он меня спросил: «Ты видел американский? А теперь забудь про него». И я все время старался его забыть.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть это не то, что вы брали перед каждой съемкой американскую серию и внимательно сравнивали, как выстроен кадр.

З.РОЙЗМАН: Да. Меч Евстигнеева висел все время надо мной, поэтому я следовал его указаниям. Дело в том, что Денис Евгеньевич все правильно сказал, почему можно перенести этот американский сюжет. Давайте оглянемся вокруг. Что у нас происходит? У нас пострашнее происходит – и ничего. А здесь, в общем, хорошие характеры, такие люди, устремленные, которые хотят, каждый хочет достичь своей цели любой ценой. И за этим очень интересно смотреть.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дана (у меня вопрос Дане Агишевой), а вы видели американскую версию до того, как вас утвердили на главную женскую роль в этом сериале?

Д.АГИШЕВА: Ну, я, естественно, смотрела первый сезон. А дальше я не смотрела, потому что, насколько я помню, мне говорили, второй сезон в Америке провалился и как-то, в общем, я потеряла интерес, мне хватило первого. Поэтому второй сезон – для меня это была никакая не адаптация, а вообще абсолютно все так…

Е.АФАНАСЬЕВА: Все вживую, да?

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Извините ради бога, я только хотел поправить Дану. Второй сезон в Америке не провалился. Далеко не провалился.

Е.АФАНАСЬЕВА: У них всего, по-моему, 4 или 5?

З.РОЙЗМАН: Дана хотел сказать «Он спотыкнулся».

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: У них 4 или 5 сезонов – вот это я точно вам не могу сказать. Но то, что второй сезон прошел с большим успехом… Иначе не было бы третьего сезона, это понятно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Американцы деньги считают. Я не напомнила наши средства связи со слушателями. Уважаемые слушатели, мы говорим о сериале «Побег», показ второго сезона которого начинается завтра. Если у вас есть вопросы к создателям сериала, вот по телефону у нас продюсер Денис Евстигнеев, в студии – режиссер Зиновий Ройзман и актриса Дана Агишева. Пожалуйста, +7 985 970-45-45 – это наш SMS-номер. Во второй части программы вы сможете по телефону задать вопросы.

Денис, а насколько, все-таки, российская версия отличается от американской? В чем вы следовали за американской моделью сериала и за характерами, а в чем вынуждены были отойти от нее?

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Мы следовали за основными сюжетными линиями, потому что они были очень хорошие. И совершенно не стоило от них отказываться. Но как вот эти герои добирались до своей цели, это мы меняли. То есть мы меняли внутри сцены и так далее. Но вот общий рисунок мы пытались оставить. И самое главное, что мы пытались сделать, это достичь того уровня напряжения и саспенса, который был там. В любых случаях тот кастинг, который есть у нас, это уже, ну, как говорят, кастинг – это полфильма, да? И те актеры, которые у нас сыграли, они сделали совершенно другой фильм. Тот же Юра Чурсин настолько диаметрально противоположен американскому герою (я забыл фамилию артиста), что это, безусловно, сразу делает этот фильм другим.

Е.АФАНАСЬЕВА: Зиновий, как вам работалось с Юрием Чурсиным? Насколько вам интересно было нового героя с ним делать, а не повторение американского?

З.РОЙЗМАН: Вы знаете, до начала съемок меня немножко пугали – Чурсин капризный и так далее, и так далее. Ничего подобного. Мне было очень интересно с ним работать. Он настолько увлеченный. И он работал, вот, на износ, вот, поверьте мне. Это не ради слова говорю. Он безумно талантливый человек, очень четко чувствует жанр фильма, любит своего героя и тянет за собой всех остальных на площадке. Это был такой мотор. Я просто удивлялся его работоспособности. Он трюковые кадры делал сам.

Был такой случай (могу рассказать, если интересно), мы снимали эпизод, когда герой выбегает из леса и должен зацепиться за поезд, запрыгнуть на платформу, потому что за ним гонится милиция. Это должно было происходить так. Они догоняют платформу, протягивают руки, а дальше делают каскадеры. Мы приготовились к съемкам, пошел состав, определили скорость, чтобы они могли догнать. Юра попросил чуть быстрее, потом еще чуть быстрее. Вот, где-то 15-17 километров – это, все-таки, большая скорость для поезда. И я им сказал: «Только схватиться руками». У меня потом волосы дыбом встали, которых уже нет на голове. Они все… Первый зацепился Юра, запрыгнул на платформу, за ним все остальные. И один из актеров (не буду называть его фамилию) – он не мог зацепиться. Я думаю: «Ну все, я уже сижу в тюрьме и все остальное». И они его подхватили. И также они сами спрыгнули. И бедные каскадеры, загримированные и одетые дублеры сидели и смотрели. Мы когда проезжали мимо них, мы им показывали вот так вот. Это все Юра.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это они так вошли в роль, ваши актеры.

З.РОЙЗМАН: Да, да. Потому что когда это делает актер на глазах у удивленных зрителей, тогда он понимает, что это по-настоящему. Зрители понимают, что такое монтаж – этот прыгнул, там перебили другим кадром и все. Это было все в одном кадре – в этом прелесть вообще этого эпизода.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, но у меня к вам вопрос. Вот, насколько я сужу по трейлерам второго сезона, он в отличие от первого… Первый более камерный, внутри тюрьмы большая часть сцен. Второй, пока судя по промо-роликам, он уже вырвался на свободу – и больше экшена, и ваши герои уже не только… Если у вас раньше напряжение было в каких-то разговорах внутренних, то сейчас уже больше экшена. Чем, вот, 2 сезона, ваша работа, в вашей героини отличаются?

Д.АГИШЕВА: В первом сезоне моя героиня – это только врач, врач в тюрьме. Во втором сезоне это как-то отходит на второй план. Во-первых. ее увольняют за все произошедшее.

Е.АФАНАСЬЕВА: Уже Дана выдает все тайны.

Д.АГИШЕВА: Ну, я думаю, это просто зритель понял.

Е.АФАНАСЬЕВА: И она тоже пускается в бега вместе со своим возлюбленным?

Д.АГИШЕВА: Ну, не совсем, кстати сказать, так. Вот это как раз надо смотреть – там все не так просто. То есть куда ей пускаться в бега? Потому что между ними определенности нет. Если вы помните первый сезон, скорее даже наоборот, отношения разорваны и, как бы, складывается у нее впечатление, что ее использовали и так далее, и так далее. Вот.

Е.АФАНАСЬЕВА:Понятно. Денис, скажите, вот, несмотря на то, что у нас тема сегодня «Побег», вам на сайт приходила часть вопросов, касающихся другого вашего сериала, «Краткий курс счастливой жизни». Спрашивают, будет ли продолжение и так далее. Что труднее делать? Все-таки, совершенно оригинальный продукт как вы делали «Краткий курс» или вот такую адаптацию как «Побег»?

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Ну, вы знаете, вообще я хочу сказать, что «Побег» — это самая сложная картина, которая была в моей, ну может, не очень большой, но, все-таки, биографии. Это не только потому, что это там и трюковые съемки, и подводные съемки, И воздушные, и вообще черти знает что там было. Там было все, у меня ощущение. Но это огромное количество артистов, огромнейшая группа. И в первом сезоне была декорация самая большая в истории Мосфильма.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, где у вас эта тюрьма существовала-то? На Мосфильме, да?

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Да-да-да, это 2 павильона Мосфильма. Это была железная декорация, и все волновались, не провалится ли там пол, потому что она весила около 100 тонн (эта декорация). И вот все это вместе… Да, и еще, конечно, первый сезон – это абсолютно незабываемые съемки под эфир, потому что вы себе представляете, что это такое было. При этой всей громадине нам еще надо было… Мы снимали, а фильм уже шел в эфире при вертикальной сетке.

Е.АФАНАСЬЕВА: У вас все время был риск не успеть следующую серию сдать?

З.РОЙЗМАН: В кино так не бывает.

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Нет, такого риска не может быть. Но, в принципе, мы были под огромным давлением. И это все, конечно, незабываемо никогда.

Е.АФАНАСЬЕВА: А второй сезон вы уже сняли, смонтировали, да?

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Второй сезон – там были свои радости. Мы бегали по всей России.

З.РОЙЗМАН: Денис Евгеньевич гнал нас, как будто завтра эфир.

Е.АФАНАСЬЕВА: А только так с творцами можно работать. Иначе вы хотите, наверное, сделать все более лучше и лучше, идеальней и идеальней.

З.РОЙЗМАН: Не-не-не. Дело в том, что это вообще так и должно быть, потому что ты расслабляешься и в кадре такая же расслабуха идет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Я напоминаю слушателям, что мы говорим об адаптации западных сериалов в России на примере сериала «Побег», второй сезон его будет показан на Первом канале, начиная с завтрашнего дня. И говорим по телефону с продюсером Денисом Евстигнеевым, в студии у меня в гостях режиссер Зиновий Ройзман и актриса Дана Агишева.

Вот, Петр из Перми спрашивает: «Контролировали ли американские создатели русскую версию?» Денис, как строились отношения с американскими авторами сериала?

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Ну, мы в достаточно таком, плотном контакте с «Фоксом».

Е.АФАНАСЬЕВА: Компания «Фокс».

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Да, с компанией «Фокс». Но она носит такой, достаточно формальный характер. То есть мы им отправляем все материалы, все, естественно, отснятые пленки. Ну, пока, как я понимаю… Я вот только в таком, формальном контакте. Поэтому я понимаю, что все в порядке и, как бы, они, вероятно, довольны.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть они не придирались, не требовали что-то поменять, переснять и не говорили, что не нравится, да?

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Нет, ну там такие, знаете, формальные вещи, связанные с титрами больше. Потому что там было много согласований насчет американских авторов, как их ставить, какие буквы писать, столько в слове «Гарри» «Р». Ну, вот такое вот, ерунда такая, знаете? Но по большому счету они…

Е.АФАНАСЬЕВА: Но, ведь, были гораздо более принципиальные вещи, ну, начиная с того, что в первом сезоне вся история крутится вокруг того, что там пытались убить вице-президента (у нас просто такой должности нет), и вплоть до того, что в Америке есть смертная казнь, в России – нет, вы даже придумывали достаточно фантастическую ситуацию, когда, якобы, отменяется мораторий.

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вам удавалось справляться с вот этими несоответствующими русской ментальности проблемами оригинала?

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Ну вот так и справились. Ну, как? Волевым решением просто придумали, что снят мораторий именно на этот случай, потому что это несет опасность для дестабилизации страны. Что касается вице-президента, у нас, действительно, такой должности нет, поэтому у нас кандидат в президенты действует, тоже женщина как и в Америке.

Были какие-то анекдотические вещи. Ну, например, в американском первом сезоне они когда попадают в технические коридоры из камеры, то они там находят вот эту штуку от миксера (не знаю, как она называется), венчик или что-то такое. Вот, что крутится, да? И ею начинают ковырять стенку. Но найти в нашей тюрьме венчик от миксера – это, по-моему, будет верх абсурда. Поэтому мы придумывали замену вот таким вещам.

Е.АФАНАСЬЕВА: И вот та декорация, которую вы делали в первом сезоне, все равно она, наверное, вызывала… Были ли нарекания, говорили ли вам, что это не похоже на русские тюрьмы, что у вас слишком такая, картинная тюрьма? Зиновий кивает головой. Говорили, да?

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Нет. Я вам могу сказать, что…

Е.АФАНАСЬЕВА: Продюсер говорит «Нет», режиссер кивает «Да».

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Нет. Просто… Абсолютно эту тюрьму делал замечательный художник Володя Аронин и делал ее не из головы. Ну, то есть, естественно, это какой-то образ тюрьмы, но это взята за основу планировка и вообще такой, как бы, вид Крестов питерских.

Е.АФАНАСЬЕВА: Денис, мы сейчас прервемся на выпуск новостей, а потом мы еще раз наберем вас по телефону.

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Да, хорошо.

Е.АФАНАСЬЕВА: И продолжим разговор о сериале «Побег».

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии – Елена Афанасьева. Тема нашей сегодняшней программы – российская адаптация западных сериалов популярных и, в частности, поводом для такого разговора стала премьера второго сезона сериала «Побег», который начинается на Первом канале завтра. Первый сезон был уже дважды показан в эфире, большой интерес вызвало это. И мы остановились перед выпуском новостей на вопросе о том, какая же была тюрьма в первом сезоне. Вот, в студии у нас Зиновий Ройзман, режиссер сериала, Дана Агишева, исполнительница главной женской роли. А по телефону с нами разговаривает Денис Евстигнеев, продюсер этого сериала. Денис, и вот вы стали рассказывать, на какой модели была построена ваша декорация. А как раз Галина нам написала, что «все хорошо, только таких тюрем у нас нет – все страшнее». Вы говорите, что Кресты знаменитые были взяты за основу.

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Вы знаете, я сам ездил, пока шли съемки в Москве, я снимал в Нижнем Новгороде в тюрьме несколько эпизодов (там у нас есть такие, натурные кадры в тюрьме). Вы знаете, мне показалось менее страшной настоящая тюрьма, чем наша. Я не могу согласиться.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я еще раз напомню наш SMS-номер +7 985 970-45-45. Пожалуйста, вы можете задавать свои вопросы. Потом, если мы сможем вывести параллельно второй звонок, вы сможете дозваниваться и задавать вопросы в студии.

Здесь пришел один вопрос по SMS, который меня сначала удивил, а потом я подумала, что, может быть, ничего особо такого нет. Юрий из Петербурга просит: «Расскажите сюжет первого сезона». Ну, конечно, смешно рассказать 20... Сколько там было серий?

Д.АГИШЕВА: 22.

Е.АФАНАСЬЕВА: 22, да? Но с другой стороны, ну, вот, не видел человек первый сезон, а хочет завтра включиться. Дана, как бы вы рассказали сюжет Юрию из Петербурга? О чем «Побег»?

Д.АГИШЕВА: Ну, во-первых, наверное, не обязательно пересказывать. Наш второй сезон можно смотреть и с первой серии.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как самостоятельный сериал, да?

Д.АГИШЕВА: Разумеется. Но если, действительно, таки интересно, можно сказать, что герой в исполнении Юрия Чурсина пытается спасти своего брата, несправедливо приговоренного к смертной казни, за убийство, которое он не совершил, его подставили. Там весь интерес не в этой схеме, а в том, действительно, как герои борются и любыми способами пытаются достигнуть своего. Там, с одной стороны, действия брата, чтобы спасти своего брата. С другой стороны, люди, которые там чинят всякие препятствия. Вот. И нет ничего страшного, что не смотрел. Совершенно не обязательно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Зиновий, а для вас это о чем сериал? Вот, о чем? Юрию вы как расскажете? Не обязательно сюжет первого сезона, но, вот, о чем «Побег»?

З.РОЙЗМАН: Я бы петербуржскому товарищу просто посоветовал бы… Пересказывать очень плохо. Купить кассету, сесть спокойно и посмотреть.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Ну а если безотносительно к содержанию, для вас это о чем сериал?

З.РОЙЗМАН: Это фильм о самопожертвовании, понимаете? Каждый чем-то жертвует. В основном, главный герой. Он жертвует всем – карьерой, практически любовью ради спасения близкого человека.

Е.АФАНАСЬЕВА: Денис, а для вас главная тема сериала? О чем этот «Побег»?

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Вы знаете, мне кажется, что проблема, которая есть, ну, и в нашей стране в первую очередь, то, что мы очень много чего хотим и о многом мечтаем, но очень мало что доводим до конца. И мне кажется, вот здесь главное – это то, что человек что-то решил сделать и сделал это. Вот это, мне кажется, принципиально важно для этого фильма и вообще для сюжета вот такого.

Е.АФАНАСЬЕВА: Насколько сложно вам было найти исполнителей главных ролей? Ну, это вопрос, наверное, больше к Денису и Зиновию. Потому что, ну, те, кто видел, видели, насколько яркие исполнители в американской версии и, главное, какие сильные характеры в оригинале. И, соответственно, вероятно, вы не хотели потерять эти сильные характеры в адаптации.

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Ну, мы, знаете как, мы, все-таки, подходили по-своему, и у нас совершенно, как я уже вам говорил, отличаются некоторые герои. Например, герой… Ну, я уже не говорю про Чурсина, я уже говорил про Юру, про главного героя. Ну, например, герой Тимофея Трибунцева – это абсолютно другой герой, чем в американской версии, в оригинале.

Е.АФАНАСЬЕВА: А чем они разнятся?

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Потому что тот – просто злой. А наш – с юмором, с иронией, с такой, иезуитской, но с иронией.

З.РОЙЗМАН: Тоже злой.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Тоже злой», — сказал Зиновий. Понятно. Несмотря на то, что завтра только второй сезон, очень много вопросов по SMS насчет третьего. «Здравствуйте, а третий сезон тоже будет как и второй после первого?» — спрашивает Геннадий. Какие у вас планы? Будете ли вы делать потом третий сезон?

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Это, вы знаете, сейчас говорить об этом рано. Я очень надеюсь. Это в первую очередь зависит от зрителей, от того, как они примут фильм. Это и есть обратная связь со зрителем, и мы ждем, вот, как пройдет этот фильм, этот сезон.

Е.АФАНАСЬЕВА: Естественно, что когда первый сезон идет в таком напряжении все 22 серии и очень сложно, и все время должен держать зрителя. А второй сезон тоже, в общем, экшен и такой же, должен быть таким же не отпускающим зрителя. Что вы придумали для того, чтобы вот эта пружина постоянно не разжималась и держала в напряжении? Зиновий, может, вы расскажете?

З.РОЙЗМАН: Вы знаете, вот Денис правильно сказал. Вообще очень трудно создать атмосферу вот такого напряжения. У нас герои бегут, они бегут все время. Они все время бегут. И, вот, в этой атмосфере, в этом темпо-ритме движется вся картина.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть в прямом смысле «Побег» — побег.

З.РОЙЗМАН: Я делал картины и приключенческие, и военные, и так далее. Но вот в таком ритме и жанре я первый раз работал. Мне просто было интересно. И я забывал, что такое утро, что такое день, и актеры то же самое. Была настолько мобильная группа, она так же вошла в эту игру. И, с одной стороны, актеры бежали, играя сюжет, а с другой стороны мы догоняли их и снимали. И это было интересно. По-моему, это будет, в общем, достаточно природно.

А, вот, актеры – и Трибунцев, и Кищенко, и Сергей Угрюмов – вот, они внесли русскую пластику. Это уже русский фильм.

Е.АФАНАСЬЕВА: Насколько я помню (Денис, к вам, наверное, больше вопрос) в американской версии достаточно сложные в первом сезоне были отношения между разными кланами в тюрьме. И там было, вот, как это принято политкорректно говорить, афроамериканская мафия и латиносы. Насколько тяжело было деликатно, как бы, не обидев национальные чувства, здесь как-то адаптировать проблемы межэтнической преступности в тюремных учреждениях?

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Да, это была проблема, потому что, действительно, там это очень просто делается – просто цвет кожи, и сразу зритель понимает, кто кто, да?

Е.АФАНАСЬЕВА: Видно, что это свои, а это чужие в этой тюрьме.

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Да, конечно. Мы сразу… Ну, естественно, этого мы сделать не могли по нашим реалиям. Значит, мы отказались от каких-то реальных каких-то таких, ну, известных конкретно…

Е.АФАНАСЬЕВА: А отказались, потому что вы не хотели обидеть чувства представителей каких-то национальностей? То, что есть этническая преступность, это известно, в общем-то. Что скрывать?

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Да. Нет, мы, знаете что? Жанр этого фильма – он, безусловно, реалистичный, но это в хорошем смысле, конечно, сказка. И мы не хотели сюда какой-то такой излишней публицистики давать. То есть не хотели переносить это все в такую, как бы, актуальную какую-то политическую историю. И поэтому мы отказались от каких-то этих реалий в данном случае и сделали, там, уральская какая-то… Ну, какие-то просто такие вот группировки, которые ни о чем не говорят. В этом была для нас сложность, потому что люди-то все похожие и отличить их было очень сложно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо. Вопрос пришел совершенно не по поводу этого сериала, но человек, подписавшийся «Дед Сережа», интересуется у Даны: «Одельша Агишев, который снял фильм «Влюбленные», ваш родственник?»

Д.АГИШЕВА: Мой папа.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот. Так что, дед Сережа, это вот непосредственно папа Даны. Денис, наверное, последний на сегодня вопрос к вам, потому что для того, чтобы мы приняли звонки слушателей, мы должны попрощаться с вами (та же телефонная линия). Расскажите, все-таки, тем, кто задавал вопросы заранее на сайте в интернете, есть ли какое-то решение по второму сезону «Краткого курса счастливой жизни», который вы продюсируете?

Д.ЕВСТИГНЕЕВ: Нет, решения нету. В любых случаях это решение принимаю не я, конечно, как вы понимаете, а руководство канала. Но если вы спросите мое мнение, то оно таково, что, мне кажется, что второй сезон в данном случае не нужен. Потому что это был самодостаточный фильм, в котором мы, по-моему, сказали все, что хотели. И следующий сезон будет только повторением, а повторение всегда ухудшает, всегда хуже, чем начало. Поэтому мое мнение, что это не нужно делать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо, Денис. По телефону с нами на связи Денис Евстигнеев, продюсер сериала «Побег». «Побег-2» завтра начинается. Мы готовы принимать ваши звонки, уважаемые слушатели. Наш телефон 363-36-59. Вы можете по-прежнему задавать вопросы (у нас в студии – режиссер Зиновий Ройзман и актриса Дана Агишева) по SMS-номеру +7 985 970-45-45. Вот мы попробуем сейчас несколько звонков принять. Добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Александр, Москва.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня один вопрос. Были ли съемки фильма в Феодосии? Потому что у меня там сноха и внук попали в кадр фильма «Побег».

Е.АФАНАСЬЕВА: А, вы снимали в Феодосии, Зиновий?

З.РОЙЗМАН: Следующие 8 серий после меня снимались в Феодосии.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, то есть, есть и Феодосия. А вообще где снимался второй сезон, раз все время бегут? Куда добежали?

З.РОЙЗМАН: В Москве, в Подмосковье, в Симферополе, в Ялте.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть география обширная была съемок.

З.РОЙЗМАН: Обширная.

Е.АФАНАСЬЕВА: А снимали прошлым летом, наверное, да?

З.РОЙЗМАН: Да, да. Вот в это время мы начали снимать.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть так быстро успели все сделать, и 20 с чем-то серий смонтировать?

З.РОЙЗМАН: Ну, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Конечно». Сейчас легко. Понятно.

З.РОЙЗМАН: В кино, правда, всегда не хватает один день. Но вот видите…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, как ночи перед экзаменом студентам. Дана, а ваши, в основном, сцены московские? Или тоже вы снимались в разных местах?

Д.АГИШЕВА: Поровну была у меня Москва. Нет, на самом деле, наверное, больше было съемок в Крыму.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще звонок. Пожалуйста, 363-36-59. Добрый вечер. Приемник выключите. Если вы хотите задать вопрос, говорите с нами по телефону.

СЛУШАТЕЛЬ: Здрасьте. Меня зовут Максим, я из Уфы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да?

СЛУШАТЕЛЬ: У меня вот такой вопрос. А вообще почему было принято решение сделать не 22 серии, а 16?

Е.АФАНАСЬЕВА: Так вот только что Денис Евстигнеев же нам рассказывал, что посчитали, что более плотное зрелище будет.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну просто мне кажется, что как-то будет недосказано. Вот.

З.РОЙЗМАН: Все будет досказано.

Д.АГИШЕВА: Будет-будет все.

З.РОЙЗМАН: Все будет досказано.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, давайте посмотрим, тогда выскажем свое мнение, досказано или нет. Еще звоночек. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Приемник, пожалуйста, выключайте, да. Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Андрей из Подмосковья.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да.

СЛУШАТЕЛЬ: Я просто хотел… Я – социолог сам, и занимаюсь исследованием медиа-текстов. И в любом фильме, в любом послании есть 3 уровня. Есть реактивный уровень, например, там, купечество, есть ресурсный. То есть такие системы ценностей. И есть образный. Вот, больше всего влияет особенно на детишек в пубертате – это образный уровень медиа-текста, ну, фильма любого, вот, например, «Побега». Вот, я бы хотел знать, были ли исследования по поводу влияния, прежде всего, на детишек в пубертатном периоде? Как влияет эта система образов?

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы имеете в виду тюремные именно или что?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, да. То есть этот фильм – это некоторый мессадж, это некоторое послание, у которого есть образный уровень, который больше всего влияет, прежде всего, на публику.

Е.АФАНАСЬЕВА: Видите, я думаю, что, скорее, этот вопрос был бы… А, нет, Дана хочет ответить, да?

Д.АГИШЕВА: Знаете, мне кажется, очень многое зависит от уже имеющегося уровня развития этих детишек, как вы выразились. То есть каждый человек берет то, что хочет, и то, что может взять, хорошее, плохое.

СЛУШАТЕЛЬ: Это не играет роли. Дело в том, что если это не образ, а, например, какая-то содержательная часть, то включается защитная функция осознания. А если это образ, то это значительная функция (НЕРАЗБОРЧИВО).

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, вы знаете, мне кажется в данном случае, что «Побег»... Может быть, вы не совсем точно вопрос задаете. Если включить наш телевизор, то буквально если вот так прогнать по кнопкам каналы, вы обязательно попадете на сериал, где идет действие в тюрьме. Это, вот, на НТВ много таких сериалов, и тюрьма может быть послевоенная (вот недавно был сериал на Первом канале с Игорем Петренко), и это может быть там тюрьма сталинских времен, и современная какая-то. Вопрос же в том, что происходит и ради чего люди показывают тюрьму. Вот, мы задавали вопрос создателям.

СЛУШАТЕЛЬ: Это для нас, это для нас. Для детишек это не важно, для детишек образ важнее гораздо. То есть мы делаем продукт, который определенным образом изменяет сознание ребенка. И, вот, воспитание здесь не играет никакой роли.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, давайте режиссеру дадим, наверное, ответить. Зиновий, как вам кажется, может ли повлиять такое зрелище на формирование подросткового сознания? Хотя, мне кажется… Извините, может, я скажу как мама подростков. Мне кажется, что они-то как раз, если им нужно, давно уже скачали и посмотрели американский вариант. И совершенно не ясно, поставят ли русскую версию или нет – они в интернете все посмотрят.

З.РОЙЗМАН: В какой-то степени, конечно, влияет на психику. Они воспринимают то, что им близко самим. И, конечно, они все хотят быть положительными, совершать героические поступки. У нас, правда, действует там много преступников, которые совершают какие-то действия.

Е.АФАНАСЬЕВА: Большая часть героев – преступники.

З.РОЙЗМАН: Но я думаю, какие-то положительные качества у этих преступников все равно были.

Е.АФАНАСЬЕВА: А насколько, Дана, вам было интересно играть вот эту девушку, которая девушка из хорошей семьи (определим ее так, да?), судя по всему, что показывают. И вдруг она влюбляется в человека. Она же не знает сначала, почему он там оказался и всё. Вот, в преступника. Насколько вам было трудно, интересно это сыграть?

Д.АГИШЕВА: Мне интересно было очень. Кстати сказать, тетя моей мамы работала тюремным врачом.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть у вас был образ, который можно было играть прямо из своих родственников.

Д.АГИШЕВА: Ну, все, что касается реалий, я почерпнула из ее рассказов. То есть я пришла на площадку, зная, как это гипотетически могло бы быть. А все остальное подсказывали, естественно, режиссеры. И первый сезон, и на втором.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но тетя мамы делала вам какие-то уже конкретные замечания после того, как посмотрела первый сезон? «Так не бывает у тюремного врача, так не может быть».

Д.АГИШЕВА: Нет, нет. Но люди писали очень много. Обычно писали, что «Спасибо», что все это, как бы, точно и здорово.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще звонок попробуем. 363-36-59, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый вечер. Меня Сергей зовут.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, вы откуда, Сергей?

СЛУШАТЕЛЬ: Я из города Мытищи. Я что хочу сказать? Вот, вся эта популяризация тюремной жизни, уголовной и вот это выискивание в отрицательных героях положительных сторон – она крайне вредна как для сформировавшихся людей, так и тех, которые только формируются. Все это очень плохо.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вы смотрели первый сезон «Побега»?

СЛУШАТЕЛЬ: Да нет, не смотрел. Я смотрел сериалы параллельные – там «Зона» был, еще какие-то.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, ну это совсем другое. Понимаете, о чем говорим? Мы не говорим сейчас о тюремных сериалах. Это совсем другое. Потому что сериал, в котором главный герой жертвует собой, чтобы спасти брата и специально совершает… Вот, Дана хочет рассказать – послушаем ее давайте.

Д.АГИШЕВА: Зря вы говорите про популяризацию отрицательных героев. Если мы будем популяризовать положительных, кто поверит им? Кто поверит герою, который абсолютно какой-то, стопроцентно хороший? Мне кажется, именно наблюдая за отрицательными изначально, но меняющимися в ходе истории героями, и у зрителя какое-то формируется мнение свое, интересное.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, ну, конечно, есть сериалы, которые чисто тюремные. Вот именно назвал наш слушатель «Зону».

Д.АГИШЕВА: Это не наш случай.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но мы говорим немножко о другом, где, в общем, попадание человека в тюрьму – это просто те крайние жизненные условия, в которые он себя осознанно ставит, чтобы спасти близкого человека.

Д.АГИШЕВА: Очень многие люди в тюрьме сидят вообще ни за что. Они попали туда и, не знаю, насколько мне известно, очень большой процент людей.

З.РОЙЗМАН: Это мы сейчас уедем в другую сторону.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, значит, вопрос интересует слушателей. Давайте еще звонок. 363-36-59, добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Евгений, Екатеринбург. Значит, относительно вот этого сериала. Мы целое поколение вырастили на шансоне. И я говорю Дане. Дана, если бы вы знали, что там делается, то вы бы, наверное, поседели. И продюсеру говорю: «Вашу бы задницу да на…»

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, ну давайте, все-таки, корректнее будем высказывать, даже если вы хотите это высказать. Потому что в данном случае уже просто тюремный сленг пойдет, а это нам не нужно. Еще, пожалуйста, дозванивайтесь. 363-36-59. Особенно хочется послушать тех, кто первый сезон смотрел и не так, что «вот я не видел сериал, но видел сериал «Зона». Это немножко про другое.

Пожалуйста, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Олег, из Москвы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. А вы видели «Побег» первый?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я не смотрел, к сожалению, этот сериал. Но меня заинтересовала ваша дискуссия. И можно задать вопрос вашим гостям?

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, можно, конечно.

СЛУШАТЕЛЬ: Интересно их мнение, каждого из ваших гостей, относят ли они это произведение к искусству или к ремеслу? Спасибо, благодарю вас.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот вопрос серьезный: сериал – это искусство или ремесло? Зиновий?

З.РОЙЗМАН: Вы знаете, все, что делается средствами кино, — это кино. Бывает хорошее кино, бывает плохое кино. Бывает хороший многосерийный художественный фильм, бывает плохой. Вот так я бы ответил.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дан?

Д.АГИШЕВА: Ну, чтобы как-то внятно выражаться в сфере искусства, нужно овладеть ремеслом. И для меня как для актрисы совершенно не важно, что там люди считают, искусство сериал или это вообще не искусство, или это немножко искусство.

З.РОЙЗМАН: Я вообще обижаюсь, когда говорят «сериалы», понимаете? Я очень много снимал фильмов таких, многосерийных. И я считаю, каждый фильм – это фильм.

Е.АФАНАСЬЕВА: А с точки зрения ремесла съемки кинофильма для проката и съемки многосерийного фильма разнятся?

З.РОЙЗМАН: Сейчас практически не отличаются.

Д.АГИШЕВА: Ничем не отличаются.

З.РОЙЗМАН: Может быть, только чуть больше скорости, вот и все.

Е.АФАНАСЬЕВА: Скорости съемки? Вы вынуждены быть здесь…

З.РОЙЗМАН: Потому что самый дорогой процесс в кинопроизводстве – это съемочный. Поэтому стараются… И везде это во всем мире так.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще звонок сейчас примем. 363-36-59. Наверное, уже один или два последних примем звонка. И если вы успеете еще, +7 985 970-45-45. Пожалуйста, дозванивайтесь. Добрый вечер. Что-то сегодня с соединением. Вы нас слышите, нет? Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да-да. Говорите, пожалуйста, как вас зовут, откуда вы.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Галина, я уже тетенька взрослая. Я смотрела первый сериал, первый сезон. И вы знаете, в общем-то, я не очень люблю такие фильмы, но почему-то я к нему как-то так, прикипела и прилипла, смотрела с удовольствием. И еще я хотела сказать Зиновию Ройзману. Большое спасибо вам за замечательный фильм «Близнецы», который я купила и с удовольствием посмотрела. Все там снято в Самарканде, потому что у меня там брат учился.

З.РОЙЗМАН: Спасибо большое.

СЛУШАТЕЛЬ: И желаю вам удачи, прежде всего.

З.РОЙЗМАН: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот видите, как интересно? Слушательница наша, ваша зрительница говорит, что не любит такие фильмы, но почему-то посмотрела. Значит, в общем, трогает даже тех, кто не любит такие фильмы.

Последний на сегодня звонок. 363-36-59, добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Сергей, Вологда.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста, Сергей.

СЛУШАТЕЛЬ: Я смотрел первый сезон, мне очень сильно понравился, замечательный фильм, хорошо поставленный, замечательная игра актеров. У меня вот какой вопрос. Бюджет второго сезона – он больше или меньше, чем у первого? Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я думаю, наверное, это вопрос к Денису больше.

З.РОЙЗМАН: Да, это больше к продюсеру.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но он уже отключился.

З.РОЙЗМАН: Кошелек у него в руках.

Е.АФАНАСЬЕВА: Кошелек в руках. Но там, наверное, просто больше экшена. Экшен, наверное, дороже снимать? Нет, Зиновий?

З.РОЙЗМАН: Вы знаете, иногда в одной комнате сложнее снять, чем на натуре. Все зависит от того, что ты делаешь. Вот и все.

Е.АФАНАСЬЕВА: От драматургии или от актеров? От чего?

З.РОЙЗМАН: От драматургии. Может быть комната обстановка, может, она пустая, может, в твоей комнате идет погром, может, ее разламывают на части.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дана, а вам как актрисе труднее или легче, интереснее играть было, когда это в замкнутом пространстве, вот в этой вот декорации тюрьмы вы играли, или, все-таки, когда идет какой-то экшен?

Д.АГИШЕВА: Мне больше понравилось на натуре, в Крыму.

Е.АФАНАСЬЕВА: На натуре, в Крыму. Понятно.

З.РОЙЗМАН: Потому что натура – вот это жизнь, понимаете?

Е.АФАНАСЬЕВА: Они у вас до Крыма добежали прямо? Или это просто Крым изображал что-то другое?

З.РОЙЗМАН: Добежали-добежали.

Е.АФАНАСЬЕВА: Добежали до Крыма. Но это мы еще только увидим в ближайших… Наверное, еще не в самых ближайших сериях, чуть дальше будет.

З.РОЙЗМАН: Ну да, чуть дальше.

Е.АФАНАСЬЕВА: Не сразу они добегут до Крыма, пока еще где-то поблизости побегают.

Сегодня мы говорили в программе «Телехранитель» об адаптации популярных сериалов на российском телевизионном пространстве. Говорили на примере самом необычном, потому что, в принципе, очень много сериалов адаптируется, и знаменитый «Татьянин день», и знаменитая «Не родись красивой», и многие-многие другие, и «Закрытая школа», и «Светофор», и все-все-все. Это адаптации каких-то популярных западных проектов. Но это обычно такие телероманы длинные. И первый раз, когда очень популярный сериал американский (американское телепроизводство сериальное – оно на самом высоком уровне в мире развито и по вложению денег, и творческих сил, и драматургов, и режиссеров, и актеров). И вдруг рискнули российские создатели сделать адаптацию для российского зрителя.

Мне приходилось сталкиваться с разными мнениями. Кто-то говорит, что американское смотреть интереснее, кто-то говорит «Наше ближе и понятней», потому что реалии наши понятней. Ну вот с завтрашнего дня те, кто не видел даже первый сезон, как Дана обещала, может посмотреть, сразу начиная со второго, ничего не потеряет.

Мы говорили о сериале «Побег». Зиновий Ройзман в студии, Дана Агишева актриса, по телефону с нами был Денис Евстигнеев. Елена Афанасьева, прощаюсь до следующего воскресенья. Всего доброго, до свидания.

З.РОЙЗМАН: Спасибо.

Д.АГИШЕВА: Спасибо.

Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

13 мая 2012 | 20:37

Интересно, какая целевая аудитория у этой мутотени?
Явно не побывавшие в родимых не столь отдалённых местах.


barby_i 14 мая 2012 | 05:25

жутко растянутый нудный сериал. американский сценарий, перенесенный в российскую действительность, выглядит смешно. ни о какой адаптации и речи нет, напротив, получился жуткий диссонанс.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире