'Вопросы к интервью
22 января 2012
Z Телехранитель Все выпуски

В «Первый класс» с Иваном Охлобыстиным


Время выхода в эфир: 22 января 2012, 18:12

Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер, в эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии – Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня будем говорить о новой программе «Первый класс», которая вышла вчера в первый раз на Первом канале, говорить с теми, кто эту программу делает, «Первый класс с Иваном Охлобыстиным», соответственно, здесь Иван Охлобыстин. Здравствуйте, Ваня.

И.ОХЛОБЫСТИН: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: И продюсер и руководитель программы, так вот строго звучит, он же директор дирекции общественно-политического вещания Первого канала Данила Шарапов.

Д.ШАРАПОВ: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Здравствуйте, Данила. Уважаемые наши слушатели, SMS-номер +7 985 970-45-45, вы можете задавать Ивану и Даниле свои вопросы. Если вам удалось вчера посмотреть эту программу, вы можете также высказывать свои точки зрения. Во второй части программы как обычно мы и по телефону поговорим вместе с вами. А пока начнем разговор в студии. Иван, почему «Первый класс»?

И.ОХЛОБЫСТИН: Потому что «Первый класс» — это открытие новых горизонтов во всех его значениях. Первый класс, когда ты идешь в первый класс, это знакомство, это твое внедрение в общество, все плюсы и минусы общества, это твоя первая попытка коммуникации. Потом, Первый класс – ну, лучший первый ассоциативно. Там я не знаю, самолет возьмем, да? Первый класс, вроде как…

Е.АФАНАСЬЕВА: Класс не там, где учебное помещение, а класс – супер?

И.ОХЛОБЫСТИН: Да, то есть этимологически очень раскладываемое на многое понятие, поэтому «Первый класс».

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Почему Иван в качестве ведущего? Данила, вам вопрос. Это попытка привлечь на Первый канал аудиторию «Интернов»? Или какие-то другие задачи?

Д.ШАРАПОВ: Ну, с одной стороны, безусловно, попытка привлечь аудиторию «Интернов». С другой стороны, Иван – настолько яркий на сегодня человек с абсолютно собственным четким каким-то мнением и оригинально смотрящий на происходящие вокруг процессы, что как-то мы сочли его наиболее правильным человеком для такого проекта.

Е.АФАНАСЬЕВА: Из тех отдельных реплик, которые я успела посмотреть в интернете, каких-то откликов на программу, было о том, что вот сидит Иван где-то за столом, в непонятной… Ну, в общем, это декорацией назвать трудно – там, то на фоне Кремля, то еще где-то, и говорит умные вещи. И вот такой связующий, подводки и не больше. Будет ли больше Ивана в этой программе?

Д.ШАРАПОВ: Да, его будет больше, мы этим аккурат сейчас занимаемся, чтобы больше интегрировать Ивана в программу.

Е.АФАНАСЬЕВА: Иван, как вас будут интегрировать в программу?

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, к сожалению, мы на такой, длительный довольно срок растянули сборку первой программы, и поэтому она выглядит несколько эклектично.

Е.АФАНАСЬЕВА: И все в летних декорациях, в основном.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, сейчас в зимних. Вот я простыл – еле отошел. Но надо было…

Е.АФАНАСЬЕВА: А, это уже снимали дальше, да?

Д.ШАРАПОВ: Да, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тоже на улице?

И.ОХЛОБЫСТИН: Ой, нет, в Снежкоме. Лучше бы на улице. Натянуло меня, мама родная.

Д.ШАРАПОВ: На улице оказалось теплее в этот день, чем там.

И.ОХЛОБЫСТИН: Теплее, да, чем в Снежкоме. Это катастрофа какая-то. Мы поставили перед собой задачу начать говорить о хорошем. Вот, я устойчиво придерживаюсь мнения, что то, о чем ты думаешь, Господь нас до такой степени любит, что он и реализует. Он реализует все, о чем ты его просишь, то, что заказываешь от реальности. Как бы, при этом своих желаний нельзя забывать, вот тем не менее. Мрак и ужас представлен во всем своем спектре. А веселое, доброе, информативное так, чтобы человек мог отходить в уик-энд ко сну с улыбкой на лице, доброе, познавательное, благодатное – таких передач не очень много. Я думаю, что если появится еще одна такая передача, будет неплохо. А если она будет представлена… Ну, в данный момент это уже произошло, но вот пока мы входим, мы ищем свой стиль, мы ищем свои рецепторы, ну, вот, то есть механика как таковая не может определиться, пока не определится наша аудитория, люди, которые настроены силовым методом на позитив. Вот, все, уже все…

Е.АФАНАСЬЕВА: Как интересно, «силовым», «насильно». Позитив насильно.

И.ОХЛОБЫСТИН: В общем, да. Здесь определенные усилия приложить надо. Потому что удобнее думать, следуя текущей реальности, то есть всегда находиться на стреме. То есть, вот, что произошло, но, слава богу, что со мной нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как была формулировка когда-то «принуждение к миру», а у вас – «принуждение к позитиву».

И.ОХЛОБЫСТИН: К позитиву. Ну, надо людей уже настраивать на позитив. Уже сформировалось общество, уже, видите, у нас даже митинги проходят без запланированных жертв. Ну, как-то все идет к позитиву. Мы негатива-то хлебнули. А для этого нужно себя мобилизовать, дисциплинировать. И вот эта передача – одна из попыток такой дисциплины, что ли. Причем, попытка, сделанная на Первом канале, она же мощная попытка с учетом масштабов трансляции. Сделана она группой энтузиастов, очень колоритных людей, заинтересованных в этом, и также светло вглядывающихся в будущее.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напоминаю, что мы говорим о программе «Первый класс с Иваном Охлобыстиным», говорим как раз именно с Иваном Охлобыстиным и с Данилой Шараповым, продюсером этого проекта. +7 985 970-45-45 – вы можете по этому SMS-номеру задавать свои вопросы. Данил, а, все-таки, это задумывалось как что? Как такой некий телевизионный глянец, гламурный какой-то журнал? Или такая альтернатива тем программам на НТВ, которые идут, ну, типа «Ты не поверишь» или что-то еще в более мягкой версии. Или что это?

Д.ШАРАПОВ: Это задумывалось как телевизионный журнал, телевизионный глянец в хорошем смысле этого слова. И, безусловно, мы учитывали, что делают конкуренты. Ну, очевидно, что все, кто делают подобные программы о современных людях, современных героях, на сегодня, к сожалению, большей степенью упираются в желтизну, нижнее белье и прочие вещи. И тех людей, которых мы чаще всего видим на экране на каналах-конкурентах, ну, к ним все уже привыкли – мы пытаемся показать новых.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, вряд ли Михаил Прохоров такой уж новый человек, который был одним из главных героев вашего вчерашнего выпуска.

Д.ШАРАПОВ: Ну, Михаил Прохоров, в действительности, я думаю, что еще полгода назад был крайне свеж для аудитории.

Е.АФАНАСЬЕВА: Когда вы снимали. Очень долго делали.

Д.ШАРАПОВ: И уж никто точно никогда не говорил с ним на те темы, на которые с ним говорили мы, и не показывал его с той стороны, с которой показали мы.

И.ОХЛОБЫСТИН: Вы знаете, каждый человек достоин уважения. В принципе. Много критики и много… Не критики, а как назвать-то? Не укоризны, а разоблачительная нотка, что Прохоров проплатил, дабы мы его представили человечным человеком как Лениным.

Е.АФАНАСЬЕВА: Видите, мне даже в голову не пришло. Оказывается, вот уже были такие намеки.

И.ОХЛОБЫСТИН: Да-да-да. Я предлагал отвечать. Люди должны получать того, чего жаждут. Они же все равно не поверят, что это сделано нами без ничего, те, у кого есть такая версия реальности.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас еще спросят: «А из предвыборного фонда кандидата в президенты этот эфир проплачен? А равные возможности всем остальным кандидатам вы представите?»

И.ОХЛОБЫСТИН: Я боюсь, у них денег не хватит. (все смеются) Вот так надо отвечать.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вот сразу вопрос от Ильи пришел: «Иван, а будет ли новый тариф «Первый класс», который будет продаваться Евросетью?»

И.ОХЛОБЫСТИН: Вы знаете, ну, я уже представлял один тариф. Уже есть тариф «Алло, инкогнито», так что обратите внимание. Дорого, но навсегда. Вообще меня привлекают бесконечные дисциплины – пожизненный безлимитный. Первый класс на Первом должен быть не пожизненный, а такой, династийный безлимитный, сразу на 300, на 400 лет существования семьи.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так, пожалуйста. Вот тут человек без подписи, «Н.К.» поставил: «Ахлобыстин (через букву «а»), трусишка, почему в президенты не пошел?»

И.ОХЛОБЫСТИН: Я, вы знаете, когда-то отказался быть режиссером, потому что не нашел в себе тех административных не то, что талантов, а административного драйва, чтобы получать от этого удовольствие. Я снял первую картину как это полагалось выпускнику ВГИКа и понял, что от переутомления окосел. И что это не мое. В период пунических войн я вряд ли был бы Агамемноном. А на Ахиллеса я внешне не тяну. Ну, что-то, наверное, был бы контрактником-лучником.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так?

И.ОХЛОБЫСТИН: Да. И вся история с политикой – для меня это история гражданской ответственности личной, но в сочетании с мнением церкви, которую считаю своим, все-таки, домом. Если бы церковь благословила бы меня на то, чтобы продолжать эту деятельность, то вопрос бы иначе встал.

Е.АФАНАСЬЕВА: То вы бы потеряли ведущего на время предвыборной программы, да, Данила?

Д.ШАРАПОВ: Ну, не факт, кстати сказать.

И.ОХЛОБЫСТИН: Вряд ли бы я отказался. Выгодный эфир. (все смеются)

Е.АФАНАСЬЕВА: «Я бы еще подумал, и выбрал «Первый класс».

И.ОХЛОБЫСТИН: Да. Так что трусишка-то чего-чего, а вот эти чувства я потерял еще в 90-х.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вот извините, что б делал сериал «Интерны», если бы Ваня баллотировался? Как бы предоставляли равные возможности другим кандидатам? (все смеются)

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну там сразу бы получилось бы как? Что если бы Святейший благословил продолжать политическую деятельность, для верующих людей бы это означало, что, ну, практически такое благословение идти вместе. Плюс еще аудитория, которая была со мной изначально, плюс еще те, кто против всех, потому что лидер до сих пор не сформирован. Меня спрашивали вот, я не помню, какое это почтенное издание: «Кого вы видите из нынешних политиков, способных противостоять по харизме, по прочим факторам Путину?» Никого не вижу. Потому что для того, чтобы этот политик договорился, нужно кому-то из лидеров оппозиции иметь такой же кредит доверия, который имеет Владимир Владимирович у представителей собственного клана, то есть абсолютное доверие. Они между собой договориться не могут, и вот пока этот хаос не закончится, не появится такой. Тут вопрос кредита доверия.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ольга из Москвы как раз откликается уже на ваш тезис по поводу доброты: «Хорошее доброе давно пора. Агрессия и хамство на каждом шагу. Программу посмотрела – понравилась».

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну вот мы тоже так. Вы знаете, сразу сложно. Это как, вот, есть теплое течение, холодное течение. Гольфстрим. Вот, холодное течение своих представителей –массовое, бессознательное если в виде этих течений представлять себе, визуализировать – имеет своих представителей на телевидении. У нас каких только передач нет, уже расчлененка, по-моему, дублируется на всех каналах. А тут Первый канал решил, что «Ну давайте займемся таким транссерфингом, давайте визуализировать что-то позитивное, давайте попытаемся наших представителей заслать в теплое течение». Вот это получается не сразу, но…

Е.АФАНАСЬЕВА: Реплика пришла: «Здравствуйте. Не видя передачу, уже хапнул позитива». И еще без подписи. Я долго вчитывалась, наконец, поняла, что это значит: «Дикий пиар попа». Имеется в виду, видно, все-таки, не часть тела, а то, что это поп-культура. «Жалкая пародия +100500, только молодые радуют». Ну, в общем, наверное, те люди, которые в интернете не живут, они не знают, что это не +100500, а совсем другая программа «This is хорошо», которая у вас впервые появилась в телевизионной версии. Данил, расскажите.

Д.ШАРАПОВ: Да, собственно, Стас Давыдов, «This is хорошо» — это очень успешный интернет-бренд, интернет-канал, который давно существует самостоятельно, собирает миллионы просмотров. И от +100500, собственно, отличается позитивом, потому что так и называется. Если +100500 все больше концентрируется на…

Е.АФАНАСЬЕВА: И он сейчас выходит на канале «Перец».

Д.ШАРАПОВ: Да, и он выходит на канале «Перец», и он чуть больше про трэш, там он с матом. А Стас Давыдов изначально без мата сам, он никогда матом не ругается – у него только его сюжеты.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, он, по-моему, живет где-то в Прибалтике.

Д.ШАРАПОВ: Он в Риге, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: А как вы его снимаете? Он вам готовое присылает?

Д.ШАРАПОВ: Там.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, то есть ездит съемочная группа?

Д.ШАРАПОВ: Да. У нас вообще в этом смысле сложно.

Е.АФАНАСЬЕВА: А как с оперативностью-то будет?

Д.ШАРАПОВ: Ну, у него… Ну, вообще интернет богат. И потом это занимает не так много времени, эта съемка. А у нас география вообще обширна, потому что и команда Миши Маслова – она с Урала откуда-то, Кураж-Бамбей тоже не из Москвы.

Е.АФАНАСЬЕВА: А что, Кураж-Бамбей у вас тоже будет?

Д.ШАРАПОВ: Кураж-Бамбей читает у нас тексты.

Е.АФАНАСЬЕВА: О боже. Как-то вы просто интернетизировались резко.

Д.ШАРАПОВ: Да, мы постарались самых ярких людей привлечь.

Е.АФАНАСЬЕВА: А насколько обычно, когда пытаются совместить телевидение и интернет, ну, имеется в виду героев интернета или удачные рубрики, или какие-то находки интернета – это такая попытка впрячь коня и трепетную лань, да? Как вы пытаетесь переделать интернет-фишки для телевизионной аудитории, чтобы они работали?

И.ОХЛОБЫСТИН: Инъекции чужих. Вы видели фильм?

Д.ШАРАПОВ: Не, на самом деле, мне кажется, что вот те ребята, которых мы отобрали сейчас, они не требовали серьезного форматирования.

Е.АФАНАСЬЕВА: Они были готовы уже к использованию.

Д.ШАРАПОВ: Они были готовы. Это талантливые люди, которые делали то, что смотрели в интернете, и смотрели это, потому что это качественный визуальный продукт, аудиовизуальный продукт. Мы, безусловно, рихтовали всех, немного дорабатывали…

Е.АФАНАСЬЕВА: «Рихтовали» — это хороший термин.

Д.ШАРАПОВ: Но, в целом, это то, что было. Ну и понятно, что Стас Давыдов ушел…

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Насколько они с готовностью восприняли предложение телевидения и Первого канала? Потому что есть люди, которые, работая на просторах интернета, безцензурно, без каких-то ограничений, они, наоборот, гордятся тем, что «Я в ваш ящик не пойду».

Д.ШАРАПОВ: Ну, мы их убеждали.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть они не сразу согласились?

Д.ШАРАПОВ: Нет, нет. Это было непросто.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну я сразу согласился. Вот скажу честно, абсолютно. Я – искренний человек. Если есть какая-то возможность что-то хорошее, причем масштабное… Ну, я люблю большие, масштабные аудитории. И с адекватными партнерами. Почему нет? Почему не использовать этот ресурс, который бьет от, я не знаю, от Анадыря до Прибалтики на полмира, на 1/6-ю часть суши и больше? Глупо отказываться.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но, наверное, первый выпуск, тем более который снимался так долго, готовился – это такой, пробный шар. А дальше вы как планируете? Будет какой-то, я не знаю, профайл, вот то, что у вас вчера было про Прохорова? То есть какой-то герой будет недели?

Д.ШАРАПОВ: Да, будет несколько героев недели, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Из чего должен состоять этот ваш достаточно гламурный телевизионный журнал, чтобы вызывать интерес аудитории, причем такой, в субботнее, самое такое, смотрибельное, как говорят телевизионщики, прайм-тайм, смотрибельное время?

Д.ШАРАПОВ: Ну, с точки зрения смотрения, безусловно, это люди, о которых мы рассказываем. И мы выбираем там наиболее ярких людей, наиболее актуальных людей, при этом хотим и стараемся, чтобы это были люди, не так часто дающие интервью или соглашающиеся на участие в телевизионных проектах. Собственно, как и с нашими интернет-героями, там, Кураж-Бамбей, Стас Давыдов и Миша Маслов, они нам отказывались, когда не хотели идти, все говорили о том, что телевидение – не модно, никто его не смотрит, никому оно не нужно, такой архаичный, никому не нужный продукт. И, собственно, главным, в чем мы их убеждали – что давайте вместе сделаем его модным. «Ну так давайте вместе это и сделаем». И, собственно, это и сработало, ну, чтобы их убедить, по крайней мере.

Е.АФАНАСЬЕВА: Подождем рейтинги и узнаем.

Д.ШАРАПОВ: Подождем цифры, да. Насколько это понравилось аудитории, покажут цифры. Ну, завтра узнаем.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, а это, все-таки, попытка привести интернет-аудиторию к ящику или заставить аудиторию традиционного телевидения немножко так, повернуть свои мозги и в сторону новых интернет-подходов?

Д.ШАРАПОВ: Это попытка заставить аудиторию телевидения увидеть новый подход, но при этом привлечь молодую активную аудиторию.

Е.АФАНАСЬЕВА: Лена пишет: «Я удивлена. Оказывается, у Ивана очень приятный голос. А в анонсе передачи голос отталкивающий».

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, тут ничего не поделаешь. Вы знаете, я выполняю функцию… Как назывались? Не флибустьеры, а которые с горящими шарами-то шли пробивать стены?

Е.АФАНАСЬЕВА: Вспомним за время новостей – сейчас у нас будут новости на «Эхе Москвы», а потом мы вернемся в программу «Телехранитель». Иван Охлобыстин, Данила Шарапов. Не уходите.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы продолжаем программу «Телехранитель», в студии – Елена Афанасьева, в гостях сегодня Иван Охлобыстин и Данила Шарапов, говорим мы о проекте «Первый класс», который вчера в первый раз вышел на Первом канале. Иван – ведущий программы, Данила – продюсер, также он директор дирекции общественно-политических программ Первого канала. За какие программы еще отвечаете, Данил, чтобы знали слушатели, о чем вас пытать?

Д.ШАРАПОВ: «Человек и закон», «Жди меня», «Право на защиту» наш новый проект, «Армейский магазин».

Е.АФАНАСЬЕВА: Это все ваша епархия?

Д.ШАРАПОВ: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда у меня такой вопрос. Когда с вами разговаривают люди, кого вам чаще, все-таки, в родственники приписывают, в родственницы? Марию Шарапову или Арину Шарапову?

Д.ШАРАПОВ: Ну, в последнее время все реже, но, все-таки, Арину Шарапову.

Е.АФАНАСЬЕВА: Все-таки, Арину. Потому что когда приходит Арина ко мне в гости, ну, ей где-нибудь на 10-й, 15-й минуте кто-нибудь спрашивает: «Как ваша дочка Маша Шарапова поживает?» Наконец, вот те, кто не только слышит нас, но и видит в Сетевизоре, может увидеть, что не дочка у Арины, а вот как раз сын Данила. Хотя, трудно поверить, что Арина – ваша мама, вы так, скорее смотритесь как брат и сестра, но…

Д.ШАРАПОВ: Да, это так, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Так что, вот, уже такой взрослый, умный, талантливый и большой начальник сын у Арины. Давайте вернемся к «Первому классу». Пишет уже Алекс: «Мир хорошим сделать легко: нужна жесткая зомбирующая социальная реклама добра». Как насчет зомбирующей социальной рекламы добра?

И.ОХЛОБЫСТИН: Вот именно этим мы и занялись.

Д.ШАРАПОВ: Зомбирующей социальной…

Е.АФАНАСЬЕВА: (смеется)

И.ОХЛОБЫСТИН: Понимаете, вот, за время, пока Яков читал новости, я узнал гораздо больше информативно, нежели из программы, которую мы сняли, да? Он читал 5 минут, 10 минут.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, всего 2 или 3 минуты.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, я путаюсь во времени – я диковат стал с этими съемками. В этом мире нет проблемы с информацией – ее переизбыток. Есть проблема с ее систематизацией. Те, кто систематизирует негативную информацию, это знаете, как в примере, когда едешь на машине, где-то авария – ты обязательно головой вертишь и в голове у тебя не очень хорошая мысль подспудная, что «Ах, кто-то попался, а я еще жив», да? Ну, вот, у кого-то неприятности. Вместо того, чтобы такой послать посыл… Лично я. Меня научил человек, вот, мой духовник, что «видишь чего-то впереди – и нужно: «Господи, лишь бы все живы остались». Потому что людям надо уметь сопереживать. Нужно тоже дисциплинировать себя в этом отношении. Нужно уметь быть благодарным, нужно уметь в людях видеть то, что они из себя представляют на самом деле, а не то, что мы хотим в них увидеть, Не надо приспосабливать под себя мир, нужно принять мир таким, какой он есть, и попытаться приспособиться по-хорошему к нему. Потому что есть и доброе, и злое, и темное, и светлое. Вот это наша попытка нашей систематизации. Зомбирование – это слишком жестко звучит, но, тем не менее, это такой дисциплинарный факт, что мы пытаемся свести некую информацию не для того, чтобы просветить зрителя, а для того, чтобы у него оставить набор приятных ассоциаций, который ему позволит смириться с окружающим, который ему позволит иметь надежду.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, вот, Вячеслав из Новокузнецка пишет: «Про Прохорова, вы считаете, позитивно? У половины России любое лицо олигарха на телевидении вызывает агрессию».

И.ОХЛОБЫСТИН: Я сложно отношусь к Прохорову. Но тем не менее, он как любой другой человек достоин уважения, хотя бы внимания. То, как он представлен у нас в передаче, это вполне достойно. Он рассказывает искренне о своих привязанностях. Она стала популистской (тема), потому что, ну, вот, политика и все остальное. Когда мы снимали его, когда группа снимала его, этого вопроса не стояло – он нам был интересен по другому набору качеств. Так получилось, что вот сейчас переели Прохорова, и из-за этого ассоциативно дискомфортно. Ну что поделаешь?

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что? Еще раз напомню средства связи со слушателями Пожалуйста, уважаемые слушатели, если у вас есть вопросы к Ивану Охлобыстину и к Даниле Шарапову, +7 985 970-45-45 – SMS-номер, и вы уже можете дозваниваться по телефону прямого эфира 363-36-59, код Москвы 495. Мы будем и ваши звонки принимать. Вот тот же Алекс, который предлагал зомбирующую рекламу позитива, спрашивает: «Дайте контактные данные, куда вам слать инфу о позитиве». Куда слать, Данил?

Д.ШАРАПОВ: На сайт Первого канала.

Е.АФАНАСЬЕВА: На сайт Первого канала, пожалуйста – все внимательно Данила будет читать и редакторы программы. Там на сайте у каждой программы есть раздел «Мнения», на сайте Первого канала и там вы вполне можете предлагать и слать туда инфу о позитиве. Ну и, Вань, все равно спрашивает Ильнур из Казани, будет ли новый сезон «Интернов» в этом году?

И.ОХЛОБЫСТИН: Будет. Вот сейчас снимается, сейчас мы цивилизованный график сделали, уже мы не падаем в обморок от усталости.

Е.АФАНАСЬЕВА: До этого все сезоны падали?

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, в общем, да, реанимация у нас дежурила постоянно. Потому что при той выработке, которая требовалась физически, ну, невозможно. И больше возможности заняться уже программой «Первый класс» на Первом, чтобы совместить…

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Давайте звонки попробуем принимать. Возьмите наушники. 363-36-59, добрый вечер. Алло? Что-то у меня не работает. Алло? Подождите, секундочку, сейчас проверим. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот, слышно, наконец, вас. Да?

И.ОХЛОБЫСТИН: Добрый вечер.

Д.ШАРАПОВ: Здрасьте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Здравствуйте. Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Станислав, я из Москвы. Я хотел Ивану Ивановичу большое спасибо сказать и за Доктрину, и за все его творчество.

И.ОХЛОБЫСТИН: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Хотел сказать то, что вы молодец, и пожелать добро сделать брендом, чтобы в нашей стране это стало модно – может быть, еще кто-нибудь одумается, к вам подтянется. И также комплимент по поводу озвучки «Царя» — это было прекрасно.

И.ОХЛОБЫСТИН: Спасибо, спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо за звонок. Пожалуйста, 363-36-59, дозванивайтесь. Вот пришла смска: «Ненавижу три вещи – позитив, гламур и глянец. Агамемнон (ударение на «е») жил несколько раньше пунических войн. Жуть! С уважением, Юрий». Вот так вот.

И.ОХЛОБЫСТИН: Да, это позиция.

Е.АФАНАСЬЕВА: Поймали вас, Ваня, на незнании истории.

И.ОХЛОБЫСТИН: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363-36-59, добрый вечер. Добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

И.ОХЛОБЫСТИН: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Дмитрий, я из Москвы. Вот хотел Ивану Охлобыстину, человеку, который меня давно привлекает как человек, хотел задать вопрос, который меня очень сильно волнует. Как вы относитесь к высказываниям Всеволода Чаплина многочисленным, как вы относитесь к позиции Патриарха нашего по поводу митингов на Болотной и так далее?

И.ОХЛОБЫСТИН: Вот, я попытаюсь. Я, конечно, истины я не скажу, я ее, наверное, не знаю – для этого мне нужно быть самим Патриархом. Ну а Патриарх представляет интересы огромного сообщества и он должен быть крайне аккуратен. Конечно, мне как гражданину хотелось бы таких ярких высказываний, резких поступков, я довольно энергичен сам по себе и я вижу, что меня окружают неравнодушные, энергичные и чистые люди. И они хотели бы быстро что-то изменить. Но мы при этом понимаем, что быстро ничего не меняется. И очень может быть (опять же, история подсказывает), что может быть такой перевертыш в связи с резким каким-то высказыванием. Вот, во времена революции (сейчас попытаюсь расшифровать) кто ожидал, что те люди, которые причащались еженедельно, через 10 лет будут расстреливать с удовольствием церкви из пушек? И, там, в Ярославской области без участия НКВД или как оно называлось тогда (даже не ВЧК, а до ВЧК еще), 1,5 тысячи священников с семьями были уничтожены теми же прихожанами, которые жили там же. Раздражение на всех? Ну, наверное, да, что-то зомбирующее, что-то такое, демоническое. И поэтому в позиции Патриарха должна быть выверенная стабильность некая и, наверное, не должно присутствовать никакого политического популизма. Он вынужден охранять свое сообщество. Вот, я как отец семейства, я выслушаю своего соседа, сделаю свои выводы, посмотрю, что находится вокруг, и не буду резких поступков. Я ответственен не только за себя – сам бы я его в раз двумя Калашниковыми наперевес и под песню Ниагары. Но будучи ответственным за свою семью, я этого себе позволить не могу. Патриарх может иметь личное мнение, но он не должен его высказывать, поскольку он представляет огромный общественный институт. И поэтому… Ну как оценивать? Это стабильная позиция, это конъюнктура в хорошем понимании, в хорошем значении этого слова. Это вынужденно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок примем. 363-36-59, добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ:Алло?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я в эфире, да?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Отец Иван, низкий вам поклон, протоиерей Димитрий Ардуманов вас беспокоит. С праздниками вас.

И.ОХЛОБЫСТИН: С праздниками вас, любви, терпения.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо господи, взаимно.

И.ОХЛОБЫСТИН: Спаси господи.

СЛУШАТЕЛЬ: Я послушал вашу доктрину – это потрясающе.

И.ОХЛОБЫСТИН: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Я благодарю вас за это. И еще, отец Иван, дорогой, в современном вакууме, который создался среди претендентов на, скажем так, не престол, а президентство, очень жалко, что вы сняли свою кандидатуру. Я думаю, что, конечно, вы бы не выиграли, но вы набрали бы колоссальное количество голосов, потому что вы – личность, вы – личность такая, харизматическая, вы – человек верующий. И я думаю, что напрасно, все-таки, вы сняли свою кандидатуру.

И.ОХЛОБЫСТИН: Спасибо. Простите, я вынужден был это сделать, я смирился перед мнением святого престола, потому что я давал в свое время клятву святому престолу. А человек, который не следует своей клятве, данной однажды, не может рассчитывать на доверие людей, будучи высокопоставленным чиновником и президентом, кем угодно. Поэтому, не соблюдая одно, я не мог соблюдать второе. А разрешения не было. То есть священноначалие решило, что это не тот исторический момент, когда нужно такого дикого зверя как в моем лице допускать на политическую арену.

Я, кстати, изумлен, что думающие люди восприняли адекватно доктрину, потому что большая часть критики – она ни на чем аргументированно не базировалась кроме того, что вот, себе позволил какой-то заштатный поп, клоун, шут (часто употреблялось). Почему-то понравилось моим критикам слово «шут» — наверное, они думают, что это меня обижает. Но если шут его величества народа как Дуров, то тогда за ради бога. Меня не оскорбляет ничего кроме того, что истинно на самом деле. Это была моя попытка выразить, что я думаю об окружающем, о ситуации сложившейся, что нужно быть объективными. Она довольно резкая, она не могла быть донесена адекватно, потому что при вычитке она 6,5 часов занимала. Я мог позволить себе только 1,5 часа. Ну, вообще человек воспринимает 77 минут пакетную информацию, сложную информацию. По сути, я прочитал содержание большой толстой книги. И сверхзадачей была попытка привлечь людей к дискуссии, к цивилизованной дискуссии. И дискуссии объективной с учетом исторических фактов, с учетом наших национальных каких-то особенностей и всего вместе взятого. Те, кто пришли, просидели, ну, по сути, 2,5 часа под проливным дождем на открытом стадионе, глядя, как какой-то картавый, странный человек с этой белой пирамидой без всякой развлекаловки бубнил что-то, что он думает об окружающем. И, вот, мой низкий поклон еще раз тем людям, кто это выдержал все, и мое искреннее изумление, что люди нашли в себе мужество принять чье-то мнение еще. И попытаться понять это мнение. Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Много SMS-вопросов, попробуем сейчас быстро на какие-то успеть ответить. Борис Зверев спрашивает: «А кто еще будет героем «Первого класса» в ближайшее время?» И тут вот есть вопрос без подписи: «Вы открыли Прохорова. Сможет ли остаться на том же уровне с героями?» Данила?

Д.ШАРАПОВ: Ну, это там одна из наших самых главных сейчас забот.

Е.АФАНАСЬЕВА: Где брать героев такого уровня.

Д.ШАРАПОВ: Да. Но, на самом деле, эти люди есть и уже некоторые из них сняты. В ближайшее время у нас будет Константин Меладзе, у нас будет Сергей Полонский, у нас Виталий Петров, гонщик Формулы-1 – тоже будет о нем история. Ну и так далее.

И.ОХЛОБЫСТИН: Сейчас людей, на самом деле, которые достойны освещения, очень много. Взять, я не знаю, Кузнецов, Архангельский. Это имя на весь мир. Взять медицину – профессор Владимир Сободан. Ну, это то, что обсуждаемо. То есть людей этих очень много. Мы зациклились: политика, масс-медиа и вот то, что всегда на глазах. На самом деле, нужно расширить наш кругозор не в плане информации, а в плане личностного такого обзора, личностного подхода.

Е.АФАНАСЬЕВА: Жаклин просит: «Елена, повторите, пожалуйста, о какой программе Ивана Охлобыстина с участием Прохорова идет речь?» Вчера на Первом канале была премьера программы «Первый класс», которую ведет Иван Охлобыстин, и там одним из сюжетов был сюжет о Михаиле Прохорове. Впервые даже его первую любовь, да? Или первую бывшую его любовь показали.

И.ОХЛОБЫСТИН: Кстати, вот спорт. О Петрове вспомнили. Тоже есть спортивные какие-то передачи, но у них нет масштабов Первого канала. Масштабы Первого канала позволят нам рассказать о чемпионе по сноуборду, я не знаю, мой любимый мир единоборств…

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо, Иван, давайте вот еще SMS такая с подписью откровенной из Санкт-Петербурга: «Ваша передача – гадкая, лицемерная, откровенный пиар власти Путина». Вот так.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну. А он знаком с моими политическими взглядами? (все смеются) Если бы он был знаком, он, наверное бы…

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Пожалуйста, 363-36-59 – давайте еще звонок попробуем принять. Добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня Борис зовут.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, вы откуда, Борис?

СЛУШАТЕЛЬ: Охлобыстин – маленький жиденок.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так, все понятно. А вы какой? Не маленький? Большой, наверное?

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, я с удовольствием бы дослушал. Мне нравится: я – уже дядька взрослый. (все смеются)

Е.АФАНАСЬЕВА: Приятно, «маленьким» назвали. 363-36-59, добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, здравствуйте. Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я – Константин, я с Мурманска.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста, Константин.

СЛУШАТЕЛЬ: Очень приятно слышать ваших гостей. Дело в том, что на данном этапе вас слушает Москва и, ну, допустим, в регионах вас мало знают. Вот это самое обидное. Вы дальше хотите продвигаться или, как правильно сказать, я не знаю. Ну, как бы, ну не только здесь вот?

Е.АФАНАСЬЕВА: Если я правильно поняла, у вас вопрос, думает ли Иван продвигаться в регионы. Так?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, конечно-конечно. Самое, что обидное.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо. Давайте дадим ответить, а то время нашего эфира неумолимо приближается к финалу, к концу. Ваня, как у вас с регионами?

И.ОХЛОБЫСТИН: Я вынужден опять взять вот эту общественно-политическую нотку. После того как я прочитал Доктрину, не было никакой задачи сделать некое сообщество. Но тем не менее, вот сейчас в 140 городах появились организации (АНП они называются), это некие общественные союзы, которые сложились на базе обсуждения тезисов, выложенных в Доктрине. Я встречался, когда ездил по городам, с представителями этих организаций. Я был приятно поражен. Это общественно-активные, адекватные психически и ответственные люди. При этом умеющие сочетать несочетаемое, ну, на данный момент, национальную гордость, возможность компромисса между национальной пользой и общественной пользой, желающие своей стране блага и придерживающиеся довольно гуманных воззрений на окружающих. Там, в Самаре они занимаются детскими домами, в Новосибирске они строят молодым семьям на выделяемые средства то, что невозможно… Как комсомольские стройки получились. Вот так получилось, что оно само по себе двигается в регионы. Я надеюсь, что с течением времени у них появится адекватный, хороший организатор, лидер. Я – все-таки, не лидер. Я, вот, вы знаете, как в фильме «Криминальное чтиво», там был специалист, который приехал, попил кофе. В общем-то, ничего не сделал, по сути дела, кроме того, что рассказал очевидные вещи. И уехал такой же гордый.

Е.АФАНАСЬЕВА: И вы – специалист.

И.ОХЛОБЫСТИН: И я, вот, получается, такой специалист, потому что, все-таки, для того, чтобы заниматься такой общественно-политической деятельностью, необходим либо жесткий приказ «Давай, Иван, иди, делай», либо необходим уже заложенный потенциал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Слушатели сами уже друг с другом спорят, Андрей возражает одному из предыдущих наших слушателей: «Про Прохорова – неправда. Всем очень понравилось, отличный сюжет». Ольга пишет: «Теперь не модно вникать в смыслы и критиковать аргументированно – модно все поливать грязью». Я, правда, не совсем поняла, это она о программе или о нашем сегодняшнем разговоре, но надеюсь, что как раз таки, судя по тому, что Иван собирается принуждать к позитиву, вряд ли будет поливать грязью в своей программе.

И.ОХЛОБЫСТИН: Мы все вместе. Мы считаем, что эта мера-то необходимая. Нужно использовать все ресурсы, масштабы, возможности Первого канала, вещания, вот, всего вместе, технологические возможности для того, чтобы выстроить некий шаблон аудиовизуально-информативный, чтобы люди, посмотрев эту передачу, невольно захотели взглянуть на мир шире.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте, наверное, последний на сегодня звонок. 363-36-59, добрый вечер. Приемник выключите, говорите, пожалуйста, только в телефон. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

И.ОХЛОБЫСТИН: Здравствуйте.

Д.ШАРАПОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Владислав Вячеславович.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: В этот раз из Петербурга.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Уже?

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы в эфире, мы вас слушаем внимательно.

СЛУШАТЕЛЬ: Многоуважаемому Ивану.

Е.АФАНАСЬЕВА: Он вас слушает, да.

И.ОХЛОБЫСТИН: Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Иван.

И.ОХЛОБЫСТИН: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, наконец-то! (все смеются) Мы с вами виделись разочек, мне вам апельсин посчастливилось подарить.

И.ОХЛОБЫСТИН: Благодарю вас. Я уверен, это был лучший апельсин. (все смеются)

Е.АФАНАСЬЕВА: У вас есть вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ: Я хотел пригласить вас, может быть, возглавить велопробегом шествие…

Е.АФАНАСЬЕВА: По бездорожью ударить.

СЛУШАТЕЛЬ: ...4-го числа. Специально соберемся в белых одеждах или, хотите, в любых.

И.ОХЛОБЫСТИН: Я боюсь, он не получится по срокам. Я же на съемках все время. Я с удовольствием. Для меня велик – это удовольствие. У меня у все семьи – мы выезжаем – есть горные велики. Мы едем в овраг рядом в лес и скачем по оврагу. Самая приятная ассоциация у меня за последнее время именно с этим.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так, слушатель, подписавшийся «Александр Елаков», пишет: «А, так это где Прохоров по старому кассетнику Лед Зеппелин слушал? Это и есть передача Ивана? Похоже на кремлевский проект».

Д.ШАРАПОВ: Это была, кстати, группа не Лед Зеппелин, а ЮФО.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так вот. Александр, вы перепутали.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну хорошо, что похоже. Значит, все-таки, плюс, чем минус.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спрашивают: «Иван, будете ли вы еще вести на радио передачу вместе с вашими дочками?» Без подписи.

И.ОХЛОБЫСТИН: Вы знаете, нет. Дело в том, что Доренко не приемлет, если запоминается чья-то другая фамилия. (все смеются)

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Ну что? У нас практически закончилось время эфира. Данила, вопрос к вам. Все-таки, что конкретно? Может быть, в следующем выпуске уже заинтригуете, что в эту субботу, какой позитив нас ждет?

Д.ШАРАПОВ: В эту субботу позитивная будет у нас история про Константина Меладзе, будет крайне позитивная история о Сергее Полонском.

Е.АФАНАСЬЕВА: Галстук он у вас есть не будет?

Д.ШАРАПОВ: Ну, мы покажем то, как он съел его.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да?

Д.ШАРАПОВ: Да, обязательно. И у нас еще будет история о Стасе Михайлове.

Е.АФАНАСЬЕВА: Боже мой. Ну совсем гламур-гламур.

Д.ШАРАПОВ: Она специфичная будет весьма, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Интересно, что такого специфичного? С комментариями Ивана Стас Михайлов – это достаточно любопытно, да.

И.ОХЛОБЫСТИН: Гламур, не гламур, но он собирает полные залы.

Д.ШАРАПОВ: Не, ну это же феномен абсолютно сегодняшнего времени.

И.ОХЛОБЫСТИН: Абсолютно, да. Причем, поет он о вещах простых. Это не мой автор, скажем так (все смеются), но тем не менее я уважаю тех людей, которые сидят в зале. Они приходят для того, чтобы получить, вот, что-то позитивное. О любви, ну, о каких-то вещах. Они же не зомбированные люди. Значит, это имеет право быть.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хотя, ваши конкуренты, по-моему, на канале НТВ как-то раскладывали его музыку и тексты, именно пытаясь найти что-то в виде зомбирования.

Д.ШАРАПОВ: Да, особенности голоса, использование специальных технических средств.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ребята, все есть зомбирование. Любой разговор есть насилие, потому что либо ты принимаешь информацию и тогда ты – зомбируемый, либо не принимаешь, и тогда ты – зомбирующий. Вот, попытка…

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть мы сейчас тоже зомбируем слушателей?

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, в некотором смысле да. Если так смотреть на окружающий мир, то из дома выходить не надо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, дома ж тоже кто-то тебя может зомбировать.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, дома-то помягче – хоть это в хозяйстве.

Е.АФАНАСЬЕВА: Охлобыстин по телевизору. Включаешь телевизор, и там Иван зомбирует. Ну что ж, наша программа подошла к концу, мы говорили сегодня о новом проекте «Первый класс», который вчера только впервые вышел в эфир на Первом канале. Иван Охлобыстин – ведущий этого проекта, Данила Шарапов – продюсер проекта. Или как? «Руководитель программы» было написано в титрах. Спасибо, что вы пришли. Я надеюсь, что склонение, принуждение к позитиву у вас будет получаться и дальше, и вы еще придете. Вот, с «Интернами» Иван у меня был несколько раз в «Телехранителе», потому что скапливалось количество вопросов и желающих поговорить на эту тему. Я вам желаю, чтобы и желающих поговорить на тему «Первого класса» тоже было много и вы приходили через какое-то время, когда на сезоны будет считаться как у «Интернов», да?

И.ОХЛОБЫСТИН: Спасибо, что пригласили, и с прошедшими вас праздниками, любви и терпения вам.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо. Там еще завтра, говорят, китайский Новый год остался, последний. Так что… Хоть он не наш родной, но все равно есть, что праздновать. Ну что ж, спасибо гостям. Елена Афанасьева, прощаюсь с вами до следующего воскресенья. Всего доброго, до свидания.

Комментарии

5

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

zemlianin 22 января 2012 | 20:40

обезьяны гуманитарные, оставили бы при себе совой овечий позитифф...
не менять мир говорите?
чтоб менять мир надо иметь яйца..
в смысле позитива, рядом с камеди клабом вы рядом не стояли..


(комментарий скрыт)

tarajalta 23 января 2012 | 02:43

желаю Ивану УСПЕХА!!!!!!!!!!!!!!

Поменяйся сам и мир изменится

но путина в топку


gupektop 23 января 2012 | 08:03

а кто все-таки автор идеи? не жирик ли? от него я это слышал давненько...
но в итоге, все равно - спасибо


23 января 2012 | 12:29

Охлобыстин: «Не надо приспосабливать под себя мир», «Любви и терпения».
Молодец, Иван. А ведь насколько прав. Полно тех, кто хочет приспособить под себя мир, но, при этом, ужасно недоволен, когда это же пытаются проделать с ним. И по поводу пришедшей СМС о том, что человек ненавидит позитив, спокойно улыбнулся: «Вот, позиция». Представляю, какие бесы раздирают душу человека, который ненавидит позитив.
«Теперь не модно вникать в смыслы и критиковать аргументировано. Модно всё поливать грязью», - это была моя СМС и, конечно, не о программе, а о тех СМС, которые приходят в эфир и о комментариях на сайте. И, позже, я добавила: «Сейчас не принято позволять другим иметь какие-либо взгляды. Теперь лишь навязывают свои».
Программа «Первый класс» мне понравилась. К слову, помню, как Арина Шарапова здесь же рассказывала о сыне и какие он передачи уже тогда делал. Если не ошибаюсь, говорила о передаче «Формула власти» Гусмана.


29 января 2012 | 18:44

Иван, "Эхо" подстроило Вам небольшую козу. Никто толком не смог найти Вашу передачу и соответственно прокомментировать. Даже в поисковике "Эха" не пробивалось. Я это случайно обнаружил только через неделю, а жаль. Не хочу строить схем подлостей, но Вы человек умный - знаете с кем имеете дело.
А очень хотелось поучаствовать в комментариях на Вашем блоге.

Ни одного вопроса из заданных заранее Вам не задала ведущая. Понятно, что её интересовала больше судьба "Интернов", нежели "Доктрина".
Вы человек интересный и неожиданный. Я примерно понимаю суть Вашего отказа от выборов - то, что было "кем-то" реально прочуствовано насколько Вы серьёзно можете заявится в политике. Отсюда - приказание Вам через структуры, ослушание которым не в Вашем менталитете. Это понятно и это чувствуется за строками. Но всё равно - Вы - молодец.

Я реально к Вам стал "неравнодушным" (хотя в "Интернах" Вы понравились) реально только после фильма "Заговор". Такой трактовки образа Распутина я не ожидал. Да и Фильм по политической антибританской направленности очень выделяется. Когда я прочитал, что Вы знакомились с историческими материалами, конечно, проникся глубоким уважением. Респект Вам огромный за эту роль.
Я смею предположить, что материалы эти были - книга О.А. Платонова из серии "Терновый венец..." Очень похоже на трактовку.

Удачи Вам и успехов во всех делах. Я задавал Вам 4 вопроса. Мне они, конечно, интересны, но возможно Вы уже не зайдёте на эти комменты.

Евгений. Новосибирск.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире