'Вопросы к интервью
Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева.



Как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. На минувшей неделе в эфир канала «Россия 1» вышел сериал «Достоевский», и мы сегодня хотим поговорить об этом сериале, будем говорить с его создателями. В студии у меня в гостях исполнительница роли Аполинарии Сусловой молодая актриса Ольга Смирнова. Добрый день, Оля.

О.СМИРНОВА: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, те, кто смотрят Сетевизор, могут не только слышать ее, но и видеть. А по телефону на связи сейчас Эдуард Володарский, автор сценария. Добрый день, Эдуард Яковлевич.

Э.ВОЛОДАРСКИЙ: Добрый день.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. К сожалению, не смог Эдуард Яковлевич подъехать к нам в студию, но надеемся, что по телефону его будет также хорошо слышно. Эдуард Яковлевич, вы как автор довольны экранизацией? Такой, провокационный вопрос.

Э.ВОЛОДАРСКИЙ: Нет, не доволен.

Е.АФАНАСЬЕВА: А что? Что вам показалось несоответствующим вашему сценарию?

Э.ВОЛОДАРСКИЙ: Ну, мне показалось, во-первых, несоответствие заключается в том, что слишком большой перекос произошел в картине по сравнению со сценарием в истории личной жизни, влюбленности и таких, любовных страстей Федора Михайловича. В результате чего, в общем, не очень понятно, почему Достоевский?

Если убрать фамилию Достоевский, то получится история таких вот увлечений, страстей немолодого, пожилого такого человека, не очень симпатичного, так сказать, и больного ко всему прочему. А почему он Достоевский? Почему эта фамилия до сих пор притягательна для любого русского писателя и вообще мыслящего человека?

Е.АФАНАСЬЕВА: Не только русского.

Э.ВОЛОДАРСКИЙ: Да. Ну и в мире тоже, естественно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Зарубежные читатели тоже чтят его.

Э.ВОЛОДАРСКИЙ: Но я в первую очередь его расцениваю как, действительно, такого, духовного провидца, глядевшего через много-много поколений вперед, провидца в судьбе России. Ну вот.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Скажите, пожалуйста, Эдуард Яковлевич, вы писали за свою жизнь несколько сценариев об исторических каких-то личностях. Вот, не так давно выходил сериал о Вольфе Мессинге, о Столыпине вы писали сценарий, о Троцком. Чем-то отличается работа и написание сценария сериала о Достоевском от тех работ? Или это примерно одно и то же?

Э.ВОЛОДАРСКИЙ: Нет, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: А в чем отличие?

Э.ВОЛОДАРСКИЙ: Ну, отличие в том, что, во-первых, у меня был большой страх. Как сказать? Суметь или не суметь всю…

Е.АФАНАСЬЕВА: Мессинга вы не боялись, да?

Э.ВОЛОДАРСКИЙ: Нет, я не боялся – там история, в общем, более-менее ясная. И со Столыпиным тоже все ясно. С Достоевским было сложнее, потому что вся внутренняя жизнь его – она происходила внутри него. И печать писательства… Вообще, как передать писательство на экране?

Е.АФАНАСЬЕВА: А как вы взялись за такую работу? Сценарист, который должен, в общем, писать действия для актеров.

Э.ВОЛОДАРСКИЙ: Ну, я взялся, во-первых, мне предложил это делать (и спасибо ему за это) Сергей Шумаков и Добродеев. Ну, фактически они меня уговорили взяться за эту работу, и я за нее взялся. И, в общем, мне-то казалось, понимаете, по тому, как сценарий был сделан, что в какой-то степени это удалось. В картине же получилось то, что главное то, что сформировало вообще и водило Достоевского, философа каторга – она размазана по сериалу, по сериям и, в общем, такого впечатления совершенно не производит.

Е.АФАНАСЬЕВА: А в вашем сериале она была как-то иначе скомпонована?

Э.ВОЛОДАРСКИЙ: Да, она была более собрана.

Е.АФАНАСЬЕВА: В каких-то сериях отдельных, да?

Э.ВОЛОДАРСКИЙ: И даже финал сценария был другой, понимаете? В финале сериала ему вспоминается, как с него сбивают кандалы и ему, как бы, солдат вручает, говорит: «Ну, иди, барин, теперь свободен. Гуляй, где хочешь». И Достоевский смотрит на эти кандалы, потом наклоняется, целует их и потом поднимается лицо, которое полное слез в глазах, и он смотрит с экрана на зрителя. Вот какой для меня мерещился финал. Но в данном сериале, ну, едут они в Оптину Пустынь. С кем едут, не понятно, потому что объяснить, кто такой Соловьев… Их было 3, между прочим, понимаете? 3 было Соловьевых – философ, поэт был знаменитый. Это зрителю вообще до лампочки – и в какую Оптину, зачем он едет, для чего? Почему это финал картины? Понимаете? Может быть, он с Сережей Соловьевым едет, с режиссером в Оптину Пустынь? Или, может быть, с Владимиром Соловьевым, который «Поединок» ведет? Ну, скорее, больше зрителю-то это в голову придет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. А скажите, пожалуйста, Эдуард Яковлевич, вот много было статей, то есть сериал не прошел незамеченным, и, например, вот, в «Коммерсанте» Анна Наринская писала, что явно ваш сценарий сделан по книге Марка Слонима «Три любви Достоевского», которая в США выходила еще в 50-е, что, якобы, даже все цитаты, которые идут из писем, дневников и все прочее, они совпадают с приведенными в этой книге.

Э.ВОЛОДАРСКИЙ: Это я не читал. Ну, вы знаете, я прочитал много книжек о Достоевском, очень много. Когда, вот, я занялся этим, я их прочитал, и Гроссмана, разные авторы. И фактически я брал факты, понимаете? Ну, можно сказать… Ну, берешь и там портрет описывается, то есть то, что происходило с человеком. Ну, можно сказать, что я позаимствовал, но я позаимствовал из жизни Достоевского, а не из книги.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, вот, Людмила Сараскина, которую вы упомянули, она в «Комсомольской правде» говорила о том, что сцены казни не таким образом сделаны, как на самом деле было, что Достоевский не был в первой тройке, ему приписаны слова, которых не говорил.

Э.ВОЛОДАРСКИЙ: Вот, понимаете, вот это возмущение, значит… А какое это имеет значение, в какой он тройке был? Это что, на экране заметно? И вообще, какое это имеет значение для Достоевского, для его судьбы, был он в первой тройке или во второй тройке? Понимаете, это, вот, глупость, которая мне непонятна совершенно. Неужели это имеет значение, шел он в первой тройке или во второй тройке. Важно то, что на него мешок надели – вот, что главное. И что объявили ему о расстреле. Вот, что главное. Понимаете? И в сценарии-то, между прочим, была сцена, когда государь пишет «Заменить расстрел каторгой на 4 года, и потом в солдаты» и говорит фельдъегерю: «Вручить, когда приговор огласят». Понимаете? Вот, где была главная иезуитская жестокость чудовищная, когда, вот, довести человека до последней черты и тогда ему объявить о помиловании. Понимаете? Вот это для меня имело значение. А в какой он тройке был, да бог его знает. Ну, был он, но она-то откуда, Сараскина знает? Она что, там была, что ли? Вот эта вот нелепость такая, это цепляние за такие… Ну что это? Вот на экране вы посмотрите – что, имело значение, в какой тройке они шли там?

Е.АФАНАСЬЕВА: Эдуард Яковлевич, а как вам понравились актерские работы? Что вы скажете об исполнителе главной роли и других важных ролей в этом сериале? Что можете сказать?

Э.ВОЛОДАРСКИЙ: Вы знаете, мне понравилась там, вот, Аполинария Суслова.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот как раз у нас Ольга Смирнова здесь в гостях. Ей приятно вас слышать.

Э.ВОЛОДАРСКИЙ: Да. Ну, мне очень понравилось. У нее вообще очень точно схваченный характер и образ. Да, точно, очень точно. Она не только хищница, понимаете? Она же, все-таки, влюблена в него была, понимаете? И, в общем, она… Но это таких много было искательниц приключений, понимаете? Это человек, который любил ходить (НЕРАЗБОРЧИВО) и считал это смыслом жизни.

Но другие роли… Понимаете, меня…

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, главный вопрос: сам Миронов, Достоевский-то есть в сериале или нет?

Э.ВОЛОДАРСКИЙ: Да вы знаете, мне кажется, что нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вам кажется, нет, да?

Э.ВОЛОДАРСКИЙ: Нет, потому что, понимаете, уж больно он сытый, гладкий, он больше такой директор театра, нежели Достоевский. Я смотрел пробы другого артиста. Потрясающие были пробы, но его почему-то не взяли. Ну, начальство у нас любит, понимаешь ли, Миронова и его, в общем, взял Хотиненко. Но он довольно ловкий артист, эти приемы все они, они начиная с картины «В августе 44-го», они все, в общем, и здесь те же самые.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо большое, что вы откликнулись нам по телефону. Жалко, что в студию не смогли прийти.

Э.ВОЛОДАРСКИЙ: Ну, занят, ну что ж поделаешь?

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо большое за этот разговор. Всего хорошего.

Э.ВОЛОДАРСКИЙ: Спасибо, что позвонили.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Мы говорили с автором сценария сериала «Достоевский», с Эдуардом Яковлевичем Володарским. В студии Ольга Смирнова, исполнительница роли Аполинарии Сусловой, которую Эдуард Яковлевич похвалил. Оль, для вас эта героиня кем?.. Вот я сейчас смотрю на вас, я вас даже сначала не очень узнала, когда вы пришли на эфир, вы совсем другая, чем в кадре. Эта женщина для вас – она кто? Она любила Достоевского, как считает Эдуард Яковлевич, или, все-таки, хищница и все?

О.СМИРНОВА: Ну, хищница – она, конечно, хищница. Но я думаю, так как она первая к нему подошла и заварила всю эту кашу, конечно, она была влюблена в него и очарована им. И думаю, прежде всего, его работами, творчеством его. И потом уже как человеком. Ну а дальше они уже мучились друг с другом.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы сразу перешли к разговору – я не напомнила наш SMS-номер +7 985 970-45-45. Пожалуйста, те, кто его помнит наизусть, уже высказывают свою точку зрения, задают вопросы, а остальные, я думаю, смогут это сделать сейчас. +7 985 970-45-45. Если успеем, сможем и ваши звонки принять. Вот Тамара Владимировна из Екатеринбурга пишет: «Этим фильмом вы вообще не отобьете ли охоту у зрителей изучать Достоевского, изображая его таким чудовищем?» Вот, для вас тот Достоевский, с которым рядом вы играли, это чудовище или кто? Рядом с каким человеком ваша героиня существовала?

О.СМИРНОВА: Чудовище? Ну, я бы не назвала, конечно, чудовищем его. Я, к сожалению, не видела еще сам сериал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так? Вы только снимались?

О.СМИРНОВА: Да. И мне не удалось посмотреть. Я собираюсь это сделать, чтобы было так все, без рекламы, прямо хочу сесть, от начала до конца посмотреть, чтобы получилось какое-то цельное восприятие. Мне сложно судить, как все получилось.

Чудовище? Да нет, не чудовище. Ну что? Если поискать, в каждом человеке есть страшные качества, и Достоевский как раз был, мне кажется, такой писатель и человек, который писал как раз о всех низменных желаниях людских, о всех его подноготных и вскрывал наружу. И вообще все его произведения – конечно же, это не его фантазии, а основанные на его каких-то собственных переживаниях и отношениях с людьми и женщинами. Ну, сложный это был человек, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: А насколько понятна вам была эта женщина, которая, в общем – по-моему, тут никто не спорит – сыграла достаточно роковую роль в жизни писателя? Насколько она вам понятна и насколько она понятна современному человеку? Ведь, все-таки, и отношения достаточно сильно поменялись в обществе, и отношения мужчины и женщины, понятие морали за эти там почти 1,5 века.

О.СМИРНОВА: Ну да. Вот с этой точки зрения если говорить об эмансипации, так сказать, женщин, то сейчас в нашем современном мире это достаточно нормальная такая история. А тогда это было немного как вызов такой.

Е.АФАНАСЬЕВА: А как было сыграть в сериале, что это значило в то время, вот такое поведение женщины, такой поступок, такие, достаточно свободные, по тем временам чудовищно свободные любовные отношения? Потому что для современного человека это шок не вызывает, правда?

О.СМИРНОВА: Да, не вызывает, и поэтому мне, наверное, играть было легче это.

Е.АФАНАСЬЕВА: (смеется) Вот тут как раз вопрос есть, который заранее на сайт «Эха Москвы» пришел. Морков, инженер из Москвы пишет: «Голые груди А.Сусловой во весь экран (красивые, правда!) – это уже не актуально. Неужели, режиссер не понимает, что мы наелись этого в 90-е годы досыта, а еще в 21 час, когда дети только от экрана отлипли?» Насколько оправданны были такие сцены, которые, в общем, сейчас-то уже свободными не считаются, но для телевидения, наверное, все-таки, обнаженное женское тело, хоть, как указывает наш слушатель, красивое, это вызов?

О.СМИРНОВА: Ну, это вызов. И сейчас, я считаю, все-таки, это вызов, потому что не то, чтобы я там взяла и раскрыла свои…

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас убеждали, что нужно раздеваться в кадре?

О.СМИРНОВА: Ну, просто мы пытались показать какую-то по-настоящему страсть и делали разные варианты. Но, конечно, меня немного как актрису смущали эти откровенные сцены. Но просто мы поняли, что показать какую-то такую страстную историю нужно было, и нужно было показать именно с этой женщиной, с этой героиней, которую я играю. И настолько была прекрасная атмосфера на площадке, и с Женей достаточно было мне свободно и спокойно, и с Владимиром Ивановичем, что, ну, мы, вот, как-то попробовали так, ну вот так и осталось.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Так и осталось». Вот есть вопросы, которые по SMS приходят, ну, кроме комплиментов в ваш адрес: «Очень приятная актриса, и девушка симпатичная. Но роль ей, по-моему, не удалась», — пишет Александр. Есть такие конкретные вопросы. Например: «Насколько оправданно включение отрывков из произведений? — Дмитрий из Екатеринбурга пишет, — Это рассчитано для малознакомых с его творчеством?» Как вам кажется? Или вы просто еще не смотрели сериал и не можете это прокомментировать?

О.СМИРНОВА: Насколько оправдано что?

Е.АФАНАСЬЕВА: Отрывки из произведений Достоевского в сериале.

О.СМИРНОВА: Не смотрела, не могу понять. Но думаю, что, так как его, повторюсь, внутренняя жизнь переплетена с тем, что он выводил на бумагу, думаю, конечно, оправдано должно быть.

Е.АФАНАСЬЕВА: А для вас Достоевский, вот, до того как вас позвали на эту роль, там, пошли вы на кастинг или как там это обычно бывает, это, все-таки, что-то из школьной программы или у вас были какие-то актерские отношения или личные отношения?

О.СМИРНОВА: Уже были, да. Потому что первое мое знакомство было, конечно, в школе с «Преступлением и наказанием». И так как я в школе читала мало, и, вот, Достоевский был одним из первых писателей, который так попал в меня. И потом я начала читать Достоевского уже позже, после школы, начала читать дальше его произведения и я совершенно влюбилась в роман «Идиот». И, вот, Аглая и Настасья Филипповна как-то затерлись в мою душу. Это было мне лет 15, наверное, когда я первый раз прочитала.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы мечтали, наверное, сыграть Настасью Филипповну.

О.СМИРНОВА: Ну, так как я еще тогда не мечтала быть актрисой… Но потом уже, будучи актрисой… Вот, спрашивают «Что бы вы хотели сыграть», да? Настасья Филипповна была в рядах моих мечтаний.

Е.АФАНАСЬЕВА: О том, удалось ли вам частично сыграть ее в роли Аполинарии Сусловой, мы поговорим во второй части программы «Телехранитель» после выпуска новостей.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель», в студии Елена Афанасьева. Говорим мы сегодня о сериале «Достоевский». В студии исполнительница роли Аполинарии Сусловой Ольга Смирнова. Мы разговаривали в первой части программы со сценаристом Эдуардом Яковлевичем Володарским, пытаемся сейчас дозвониться до режиссера Владимира Хотиненко. Вот, пока нам это не удалось, но надеемся, что удастся.

+7 985 970-45-45 – это наш SMS-номер. Пожалуйста, ваши точки зрения, ваши мнения по поводу сериала, ваши вопросы. А также вы можете звонить по телефону 363-36-59, код Москвы 495 – мы будем и ваши звонки принимать.

Вот, Рената, пенсионерка спрашивает у вас, Оля: «При подготовке к роли Аполинарии вы что-нибудь кроме сценария о ней читали?»

О.СМИРНОВА: Конечно. У нас была большая подготовка. Я читала Марка Слонима, вот эту книгу «Три любви Достоевского». Читала, я перечитывала многие произведения – и «Карамазовых», и опять «Идиота», и «Игрока», и переписку.

Е.АФАНАСЬЕВА: И где вы, все-таки, в каких из женских образов вы нашли Аполинарию?

О.СМИРНОВА: Ну, она такой синтез. Ну, это, конечно, Полина из «Игрока» в основном. Ну и Аглая, и Настасья Филипповна. Ну, даже в каком-то смысле, я думаю, Грушенька из «Карамазовых».

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть в этой женщине, по-вашему, было все?

О.СМИРНОВА: Думаю, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это не такая однозначная стерва как ее иногда трактуют, роковая женщина.

О.СМИРНОВА: Ну, конечно. Просто, как говорят, артист – адвокат своей роли. Я пыталась понять. Потому что все, что написано в письмах, в переписках о том, как говорили другие люди, в основном, написано: «Это большая эгоистка, самолюбивая, властная женщина, которая требует от других все, а сама ничего не хочет отдавать взамен». Я думаю, что просто она была, по крайней мере я пыталась так сделать, она была открыта ко всему, что она встречала, будь это страсть, гнев, какие-то любые печали. Она просто отдавалась этому на 100%, конечно, не думая о других, думая, прежде всего, идя на поводу своих чувств.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это Ольга Смирнова, исполнительница роли Аполинарии Сусловой. Мы дозвонились до Владимира Ивановича Хотиненко, режиссера сериала «Достоевский». Добрый вечер, Владимир Иванович.

В.ХОТИНЕНКО: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Обидно, что вы не смогли приехать, но надеемся это не помешает.

О.СМИРНОВА: Здравствуйте, Владимир Иванович.

В.ХОТИНЕНКО: Я в интернете смотрю, что там происходит.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, вы нас видите. Ну, прекрасно. Жалко, мы вас не видим.

В.ХОТИНЕНКО: Очень жалко мне тоже.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как, по-вашему, прошел сериал? Вы довольны результатами, рейтингами и реакцией общественной?

В.ХОТИНЕНКО: Рейтингом – не знаю, реакцией очень доволен, потому что это реакция. Мне только не понравилась ваша тенденциозность такая. Понимаете, есть, ведь, всякие отзывы. Вы не затруднили себя ни одним нормальным.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, ну что вы? Я просто задаю те вопросы, которые задают.

В.ХОТИНЕНКО: Нет-нет, подождите. Это другой совершенно вопрос. Оля, я к тебе обращаюсь. Мне жалко, что меня там нет, потому что ты, к сожалению, не видела, поэтому ты отчасти беззащитна, ни о чем не переживай. Все довольны работой, замечательная картина.

Мне досадно что? Ведь, понимаете, мнение достоевсковедов, особенно если они затруднят себя, если они по-настоящему относятся к Достоевскому, любят его, они затруднят себя и устроят какой-нибудь круглый стол, со мной. Потому что устроили эту заочную разборку, абсолютно беспринципную. Я вам такого, знаете, чего начитаю, что писали про Федора Михайловича? Вот, пожалуйста: «Преступление и наказание» наводит скуку, нисколько не выясняет лица героя. Действительно, подобное произведение можно было написать только в ненормальном состоянии». Они производят впечатление людей, которые ни разу не читали, что писали про самого Достоевского. Вот теперь повторяется абсолютно.

И совершенно определенно я бы ответил на любой вопрос, на любой. По поводу казни – слава богу, хоть один аргумент нашелся у автора сценария, что какая разница, мешок надели? Ну, надо же законы понимать: это кино. Никто не обещает документального исследования. А чего так безответственно заявлять, что я там чего-то не знал? Откуда они знают это?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, это… Хорошо.

В.ХОТИНЕНКО: Что я им, школьник, что ли? Я не знаю, сколько там они чего сделали в этой жизни, я знаю, что я сделал. Что это так отчитывать меня! Я что, школьник?!

Е.АФАНАСЬЕВА: Да нет, вас не отчитывает никто.

В.ХОТИНЕНКО: Я что, школьник на экзаменах?! Я им много чего могу рассказать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте вернемся к разговору, все-таки, о сериале, а не к заочному спору с критиками. Ну, вот, кстати, автор сценария, которого вряд ли вы относите к критикам, а, все-таки, это человек, который вместе с вами работал, он не очень доволен тем, что сместился акцент на личную жизнь писателя в ущерб, на его взгляд, если она правильно поняла Эдуарда Яковлевича, в ущерб именно его писательской ипостаси и личности.

В.ХОТИНЕНКО: Вы знаете… Вот, как вам это точнее сказать-то? Ну, вот, для этого существуют книжки такие буквальные, вот такие исследования. Для этого существует тот портрет перовский, где вот такой сидит серьезный мыслитель. Захотелось рассказать про другого Достоевского. И я вас уверяю, огромное количество людей на территории нашей страны приняли этого человека. Хотелось Достоевского как человека, потому что ладно сериал – я знаю людей, которые ненавидят Достоевского. И для которых, даже если не дай бог такого полюбят, это уже какое-то поражение. Я знаю очень много людей, которые ненавидят самого Достоевского, чего уж там? Включая Набокова, к слову сказать, писателя.

Вот. Поэтому дело не в этом. Тут досадно немножко то, что мы, все-таки, работали вместе. И мы, как бы, ну за кадром ничего не оставляли. Но есть такая кухня, своя, и есть то, что потом можно выносить на публике. Значит, ну, он испугался какого-то общественного мнения или еще чего-нибудь – я не знаю, честно говоря. Бог ему судья. А акцент, я вам так скажу: любовь, если перестанет в нашей жизни занимать такое место, любовь и, в частности, любовь к женщине, значит, это будет не человеческая жизнь. И слава богу, в этом смысле Достоевский был живым человеком. Слава богу. Слава богу. И, вот, не надо в данном случае передергивать. Мы рассказывали про живого Достоевского. Я сделал чтения. Ничего не было. Не было (НЕРАЗБОРЧИВО) никакого творчества там особого и мыслительства особого не было. Надо было найти ключ. Мы с Женечкой искали его и находили в чтениях, чтобы звучали отрывки какие-то, звучал текст какой-то Достоевского, живой.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот здесь как раз была смска с вопросом от нашего слушателя: «Зачем включались фрагменты произведений? Не сделано ли это было для тех, кто даже не читал его?»

В.ХОТИНЕНКО: Нет, не делалось. Слушателю надо понимать, что это общеизвестная формула, что жизнь Достоевского перетекала в его произведения. Потому не исключено, что именно это он сначала сказал в жизни, а потом написал. Поскольку это в буквальном смысле слова есть те объяснения с Аполинарией, буквально из «Игрока», но это-то абсолютно известно, что он там писал Полину, Аполинарию. Поэтому я не исключил, что возможно перетекание обратное – что сначала этот разговор произошел в жизни, потом в книжке, а потом мы его опять перенесли в киножизнь. Вот.

Е.АФАНАСЬЕВА: А насколько для вас важным было то, что в свое время Евгений Миронов играл, все-таки, один из главных образов в творчестве Достоевского – он играл в сериале «Идиот»?

В.ХОТИНЕНКО: Ну как «важно»? Хорошо он сыграл в «Идиоте» Мышкина. А вообще в Достоевском, ну, как минимум был еще и Рогожин. Как минимум. Поэтому… Ну как? Да никак. Никакого значения. Может, для Жени для самого – это другой вопрос. Но потом это совершенно определенно для Евгения Миронова совершенно замечательная роль абсолютно, в которой он старался безусловно. И вот эти похлопывания по плечу – я не могу просто – либо Евгения Миронова, либо меня, такие какие-то, да?

Е.АФАНАСЬЕВА: Владимир Иванович, вы долго искали исполнителя главной роли? Или вы сразу знали, что у вас будет Миронов играть?

В.ХОТИНЕНКО: Долго-долго-долго.

Е.АФАНАСЬЕВА: А откроете тайну, кто пробовался еще?

В.ХОТИНЕНКО: Нет. Это надо было Володарскому вспоминать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно.

В.ХОТИНЕНКО: А я никогда в жизни не называл, кто там у нас пробовался.

Е.АФАНАСЬЕВА: Насколько долго вы искали грим и портретное сходство?

В.ХОТИНЕНКО: Ну, вы понимаете, во-первых, это было не первостепенной важности вопрос, портретное сходство. Потому что, ну, известно, что, например, есть Пушкина портреты Тропинина, Кипренского, Соколова, да? Они все разные, и Пушкин разный. Поэтому если бы писал не Пиров, наверное, какой-нибудь другой бы был портрет Достоевского. Были фотографии – мы внимательно изучили все существующие фотографии. Поэтому мы искали то, что можно найти в облике и в существе Жени, Евгения Миронова, отталкивались от этого.

Но, вот, понимаете, система подтасовок. Для нас это был важный вопрос все равно, создание образа Федора Михайловича, а не сходство. Но очень смешно в одной газетке опубликовали. Прям, ну, как издевательство и как метод работы. Пожилого Достоевского, говорят: «Это Достоевский в жизни», а рядом молодого Миронова из нашего фильма: «А это играл Миронов так Достоевского». Ну, вы понимаете, так же нельзя. Понимали: если они публикуют фотографию Миронова из нашего фильма, то нормальный читатель скажет: «А чего? Нормальный Достоевский». Понимаете? И вот это вот подворовывание – оно сквозит во всем. Ну, интересно даже разобраться в этом, честно говоря.

Е.АФАНАСЬЕВА: А здесь вот как раз был вопрос, на сайт заранее присланный: «Планируется ли продолжение сериала? Ведь, 7 серий охватывают период только до написания «Братьев Карамазовых».

В.ХОТИНЕНКО: Вы знаете, у нас еще будет, даст бог, на «Культуре» покажут 8-серийную версию, ну, пошире всё чуть-чуть, поподробнее. Ну а то, что мы не стали доводить до смерти, да просто хотелось вот именно этим закончить. И я понять не могу, чем слова, реальные, причем, слова, сказанные в поездке с Соловьевым (и абсолютно не важно, какой это Соловьев, потому что уже в этот момент знают, кто такой Достоевский). И те слова, которые сказал Соловьев: «А что, если человек…» — они ничем не хуже, чем целование железа, понимаете? И тем более, не целовал никаких там оков. Ну, не важно. Короче говоря, это еще один портрет нами был предложен, понимаете?

Е.АФАНАСЬЕВА: А, вот, насколько вас как режиссера удивило или нет то, что следом за вашим сериалом поставили сериал «Бригада»? Вот такое странное соседство в эфире канала.

В.ХОТИНЕНКО: Это меня не то, что удивило. Ну, я – не хозяин канала, это не только меня… Это меня спрашивали постоянно, отчего поставили. Ну, тут я понятия не имею – у меня нет ответа.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, странно. Вызывает какие-то дополнительные, наверное, ассоциации и размышления, когда после Достоевского появляется Саша Белый.

В.ХОТИНЕНКО: Ну, это, наверное, нужно у кого-то спрашивать, кто занимался формированием этой программы. Для меня это вопрос второй, во всяком случае.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, есть SMS-вопрос от Вячеслава из Новокузнецка, который пишет, что он смотрел отрывками, но считает, что время показа не очень удачное. По его мнению, «Достоевского» нужно показывать ближе к 24-м часам, ну, то есть это более позднее, для позднего зрителя.

В.ХОТИНЕНКО: Это тоже, понимаете, вы задаете мне вопросы, на которые у меня нет ответа.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это не я задаю, это наши слушатели.

В.ХОТИНЕНКО: Нет, ну там вы – это он, кто там задал. Я разговариваю уже с человеком.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вячеслав из Новокузнецка.

В.ХОТИНЕНКО: Вот. Поэтому я Вячеславу обращаю этот ответ. Не знаю. Это не я, к сожалению. Ни время планирую. Нам тоже казалось, что это немножко не совсем удачно. Но! Сейчас-то уже произошло, поэтому чего задним числом?

Е.АФАНАСЬЕВА: Наталья из Екатеринбурга задает вопрос и Вам, и Ольге: «Как вы считаете, сериал поднимет новую волну интереса к творчеству Достоевского?» Давайте вот мы сейчас Олю спросим, а потом Владимир Иванович продолжит.

В.ХОТИНЕНКО: Да-да.

О.СМИРНОВА: Мы все надеемся на это, я думаю. Это было бы неплохо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Владимир Иванович, вам как кажется?

В.ХОТИНЕНКО: Ну, это гадание на кофейной гуще. Поднимет – хорошо. Не поднимет – ну, значит, у нас чего-то, может, не получилось. Может, уже время такое. Ну и так далее, и тому подобное.

Вы понимаете, в чем дело? Вот, сколько угодно пусть возмущаются достоевсковеды, сколько угодно. Они должны понять одно. Что, во-первых, слава богу, это, может быть, им кажется, что это имя навеки. это им так кажется. Но слава богу, что пусть такая, но она есть. Она есть о Достоевском, и не о закостеневшем, а все равно подразумевается стереотипный, удобный или неудобный Достоевский. Все равно подразумевается что-то такое, что либо удобно, либо неудобно. Вот. Ну, постарались показать другого. Спорный? Так и слава богу. Федора Михайловича самого долбали, теперь память о нем долбают. Ну, ничего страшного. Поэтому ничего тут такого страшного нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо, Владимир Иванович, за участие в программе. Жалко, что вы не пришли.

В.ХОТИНЕНКО: Это очень жалко, я жалею.

Е.АФАНАСЬЕВА: Не кипятитесь, пожалуйста. Потому что когда что-то вызывает такую бурную реакцию у прессы, и хорошую, и плохую, естественно, это значит попал в какие-то обсуждения общества. Хуже, если бы не заметили ни критики, ни зрители.

В.ХОТИНЕНКО: Нет, поймите меня. Я говорю это только по одной простой причине, что если б это было хоть чуть-чуть объективно, ну, хоть чуть-чуть без похлопываний. Не надо меня похлопывать по плечу. Не люблю, когда меня похлопывают по плечу. Вот и все.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Спасибо. Мы сейчас прощаемся с режиссером Владимиром Хотиненко, попробуем принять несколько телефонных звонков и задать нашим слушателям вопросы, предложить им, может быть, задать вопросы Ольге и задать вопросы, смотрели ли вы сериал «Достоевский», что вы думаете по этому поводу? Наш номер 363-36-59, код Москвы 495. SMS-номер наш +7 985 970-45-45. Если вы хотите высказаться, пожалуйста, вы можете звонить или написать нам. Что-то у меня пока звонки не проходят. Сейчас я попрошу кого-нибудь посмотреть. +7 985 970-45-45 и 363-36-59 – это телефон прямого эфира, код Москвы 495. Оль, вы – актриса молодая, для вас это одна из первых ролей?

О.СМИРНОВА: Ну, такая большая, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Где вы до этого снимались или, может быть, вы на сцене играете?

О.СМИРНОВА: Я снималась у Валерия Петровича Тодоровского в фильме «Стиляги». Ну, такая вот тоже была первая большая работа с большим режиссером, где я познакомилась, что такое, все-таки, большое кино. Ну и после этого были разные всяческие работы, много всего впереди.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Еще все впереди. 363-36-59 – давайте попробуем послушать звонки. Добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Ольга, я из Москвы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы смотрели сериал, Ольга?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, я смотрела. К сожалению, только последние серии не посмотрела. И вы знаете, вот, первые 2 серии как-то мне было скучновато, а потом втянулась. Но я хочу сказать, что отчасти я согласна с Эдуардом Володарским, что роль Достоевского не очень удалась Миронову. Вот, я большего как-то ожидала. Может быть, ожидания были больше, действительно. Какой-то, вот, образ не получился, мне кажется.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вы относите себя к поклонникам горячим творчества Достоевского? Или это просто один из писателей и вы смотрели сериал не предвзято?

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, я смотрела непредвзято. Я не могу сказать, что я горячий поклонник, фанат и так далее. Да, у меня сложное отношение к нему, с одной стороны. Но с другой стороны, вы знаете, я все время думала о том, что все равно с удовольствием я его смотрю, потому что это не стрелялки, не какие-то ужасы, а такой хороший добротный советский фильм.

Е.АФАНАСЬЕВА: Советский даже. (смеется)

СЛУШАТЕЛЬ: Вот так я бы даже сказала. (смеется)

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, спасибо за такую оценку. Думаю, сейчас если Владимир Иванович еще нас слушает, будет удивлен такой оценке зрительской. 363-36-59, пожалуйста, дозванивайтесь – сейчас попробуем еще звонок. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Вероника, я из Петербурга.

Е.АФАНАСЬЕВА: Пожалуйста, Вероника. Вы смотрели сериал?

СЛУШАТЕЛЬ: Смотрела. Очень понравился. Он больше, все-таки, хороший, чем находят какие-то в нем недостатки. Мне кажется, это не совсем правильная позиция. И что касается мнения критиков о том, что нужно было больше показывать какую-то творческую часть его жизни, вот, не очень понятно, что им хочется – чтобы показывали, как он пишет романы? Можно взять их и почитать, и там все написано. Сериал прекрасный, я считаю, и прекрасно сыграл Евгений Миронов.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо вам за звонок. Вот как раз от Надежды тоже SMS пришла, что «Игра Миронова меня потрясла», — пишет Надежда. Еще попробуем звоночек сейчас принять. 363-36-59, добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут? Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Ольга, Санкт-Петербург.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста, Ольга.

СЛУШАТЕЛЬ: Я по поводу фильма.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, вы в эфире, мы вас слушаем.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы вас слушаем, вы в прямом эфире, говорите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, я – фанат творчества Достоевского, и Евгений Миронов – это артист, за которым я давно наблюдаю. Вот, фильм «Идиот», где он бесподобно сыграл князя Мышкина. А, вот, что касается роли Достоевского, то, конечно, ну, наверное, лучше бы сейчас, в данный момент никто бы не сыграл. Но я хочу вспомнить то, как играл Достоевского и как воплощался в эту роль актер Владимир Солоницын.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это фильм «26 дней из жизни Достоевского».

СЛУШАТЕЛЬ: Да-да-да, «26 дней из жизни Достоевского», и там, понимает, вот какая-то нервность, какая-то дополнительная такая… Психологический типаж, может быть. Потому что, конечно, внешнее сходство найти невозможно и, вот, что-то такое во Владимире Солоницыне, вот, может быть, более демоническое есть, что здесь необходимо. Ну, вообще я когда смотрела сериал, я вспоминала тот фильм тоже.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, вы досмотрели до конца? Не бросили?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, с очень большим удовольствием, конечно. Хотя, я знаю очень многое. Ну все равно это было очень интересно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо за звонок, спасибо. 363-36-59, сейчас еще звонок попробуем принять. Добрый вечер. Приемник выключайте, пожалуйста – фонит.

СЛУШАТЕЛЬ: Ой, добрый вечер. А у меня приемника нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я не знаю, но у вас слышен голос. Вот там, где вы эфир слушаете, выключите, иначе мы не сможем поговорить.

СЛУШАТЕЛЬ: А, так это я должна Сетевизор выключить?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, вы должны выключить Сетевизор и говорить с нами по телефону только.

СЛУШАТЕЛЬ: Ясно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот. Вот теперь мы вас слышим. Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Валентина, я – Санкт-Петербург.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот смотрите, как любопытно: какой по счету человек из Петербурга. Все-таки, наверное, Достоевский – петербургский очень человек, поэтому петербуржцы и дозваниваются.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет. Еще раз здравствуйте, извините, но я не по теме скажу. Я первый раз напала на вашу передачу, на Сетевизор, вижу и вас, и вашу гостью, и просто у меня такой адреналин. Как я раньше себя лишала такого?

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну а вы сериал «Достоевский» смотрели, нет?

СЛУШАТЕЛЬ: Честное слово, нет. Стыдно. Но все равно большущее вам спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо за звонок. Вот, Османовы из Москвы прислали SMS: «Миронов великолепен. Низкий поклон ему». И тоже: «Миронов и режиссер – молодцы. Спасибо», — написал Терлов Николай. «Достоевский – гений» (тоже Терлов). Да, в общем, мы даже не сомневались, Николай, что Достоевский – гений.

Надежда из Тольятти пишет: «Смотрела. Понравился фильм». Кто-то пишет: «Я такую хрень не смотрю» и без подписи. Ну, смотрите другую хрень, если она для вас более интересна. 363-36-59 – наверное, еще пару звонков успеем принять. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Татьяна, Волгоград. Я хотела выразить глубокую благодарность, что «Эхо Москвы» выделило время поговорить об этом фильме. Глубокое впечатление. Можно много-много говорить, но, вот, я увидела живого человека. Несмотря на то, что и потеря детей, и столько было любви. Вот, как может простой, любой человек, даже гений (он же человек?) и жить, проживать такую жизнь, и потом еще писать. И в каких условиях. Особенно поразил такой, вроде бы, маленький, незначительный эпизод, когда он ищет корову. Вы знаете, ну, вот, это такая грань человеческая. Ведь, он думает о своих детях. И после этого он все равно напишет еще один гениальный роман «Братья Карамазовы». Я очень благодарна, что это есть, вот, в наше время, и Владимиру Ивановичу низкий-низкий поклон за такое творчество. Красивый фильм, искренний. Очень поразило, что после этого фильма, конечно, пошла «Бригада». Но, может быть, вот, руководители канала хотели выяснить, что же нам интересно?

Е.АФАНАСЬЕВА: Здесь была какая-то смска. Вячеслав из Новокузнецка пишет: «Бригада – это подстраховка, так как канал опасался, что рейтинги будут маленькие, сериал не пойдет. И поставил проверенный вариант». Вот так Вячеслав считает.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, вы знаете, вот, мне лично совсем не интересен был вот этот рейтинг и немножечко, ну, как-то, не то, что оскорбило. Потому что в свое время это, конечно, был и красивый, и такой, эффектный сериал, и там хорошо играли актеры. Но это немножечко ушло. Я не знаю, это, конечно, мое мнение. Но, вот, сейчас необходимы такие фильмы, потому что это обращение к нашим русским истокам. И то, как Достоевский говорит о том, что опасно. Опасно, вот, быть настолько политизированным, потому что вот оттуда все идет. И вот эту связь… Я не настолько, может быть…

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы знаете, у нас просто последняя минута эфира. Спасибо вам за такой полный анализ.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, я благодарна вам, что вы обратили внимание, и Владимиру Ивановичу низкий-низкий поклон.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо. Мы заканчиваем уже эфир. Оля (у меня вопрос к Ольге Смирновой), вам после такой роли мощной и в таком сериале, наверное, трудно теперь выбирать себе дальнейшие актерские работы? Потому что по актерскому накалу, наверное, Аполинария – это один из таких, очень крутых, скажем современным сленгом, образцов жанра.

О.СМИРНОВА: Да, это крутая роль. Но в моих мечтах и планах сыграть много всего разного. И я думаю, что все получится.

Е.АФАНАСЬЕВА: И Достоевского тоже, наверное, женские образы, которые писал Достоевский, тоже.

О.СМИРНОВА: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это Ольга Смирнова, она играла Аполинарию Суслову в сериале «Достоевский». Мы говорили сегодня об этом сериале с Владимиром Ивановичем Хотиненко, режиссером, Эдуардом Яковлевичем Володарским, автором сценария. Елена Афанасьева, прощаюсь с вами до следующего воскресенья. До свидания.

О.СМИРНОВА: До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире