'Вопросы к интервью
17 апреля 2011
Z Телехранитель Все выпуски

Телевидение для внутреннего и внешнего потребления: в чем разница?


Время выхода в эфир: 17 апреля 2011, 18:14

Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер, в эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. В гостях сегодня Маргарита Симоньян. Добрый день, Рита.



М.СИМОНЬЯН: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: И мы решили поговорить о том, в чем же разница между телевидением для внутреннего и внешнего потребления. Поводом стало то, что теперь Маргарита не только главный редактор канала «Russia Today», но и ведущая программы одного из российских каналов, канала РЕН, у нее выходит теперь передача, которая называется «Что происходит?»

М.СИМОНЬЯН: Мы и об этом решили поговорить, в чем разница внешней и внутренней?

Е.АФАНАСЬЕВА: А как же, а как же.

М.СИМОНЬЯН: Да? Это новость для меня.

Е.АФАНАСЬЕВА: А это на сайте тема была обозначена. Но я уже сразу скажу, я такая расслабленная, Рита принесла Венедиктову раков, Венедиктов уехал, мне досталось 2 рака, я их съела с большим удовольствием и теперь говорить о телевидении для внутреннего и внешнего потребления. Так что, Венедиктов, ты зря уехал – возвращайся.

Рит, главный вопрос, который возник, когда появилась информация о том, что вы будете вести передачу на РЕНе.

М.СИМОНЬЯН: Мы на «вы», на «ты»?

Е.АФАНАСЬЕВА: Можно на «ты», можно на «вы». Если не притворяться, то на «ты».

М.СИМОНЬЯН: Ну и хорошо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что ты будешь вести передачу на РЕНе, большинство людей, которые так или иначе знают тебя и вообще среду, все задали вопрос: «А зачем ей это нужно?» Ну, главный редактор большого, даже нескольких больших телеканалов. И зачем вести передачу на другом канале? Что было поводом, толчком?

М.СИМОНЬЯН: Ну, начнем с того, что РЕН не в нашем конкурентном поле. Если бы я начала вести программу на CNN или английской, или любой другой, Аль Джазире, это, действительно, было бы: главный редактор одного ведет программу на другом. Но у нас разные аудитории, мы выходим на разных языках и, мягко говоря, в разных странах.

А зачем мне это нужно? Это то же самое, в принципе, что вести блог, только телевизионный. Я начинала работать как репортер в 18 лет, и получилось так, что 6 лет уже не работаю в эфире. Ну, просто соскучилась, на самом деле.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот, кстати, интересный вопрос – я никогда не задавала – а кто у тебя руководство там, на «Russia Today»? Ты кому подчиняешься?

М.СИМОНЬЯН: Я – руководитель «Russia Today».

Е.АФАНАСЬЕВА: Не, ну, формально-то тебя кто-то на эту работу назначил, принял, может уволить.

М.СИМОНЬЯН: У нас учредитель «РИА Новости».

Е.АФАНАСЬЕВА: А, то есть ты подчиняешься Светлане Миронюк? Или нет?

М.СИМОНЬЯН: Ну, даже я не знаю, формально подчиняюсь или нет. Наверное, нет. Просто они наши учредители.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот счастливый человек, у которого нет начальника.

М.СИМОНЬЯН: Ты думаешь?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да? Или их очень много?

М.СИМОНЬЯН: Ответственности больше.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ответственности больше?

М.СИМОНЬЯН: Нет, я говорю: ты думаешь, счастливый?

Е.АФАНАСЬЕВА: Или подчинение. Как все сразу начинают изображать, вдруг если нас сейчас видят по Сетевизору, понятно куда. Или подчинение сразу выше, чем какие-то медийные руководители?

М.СИМОНЬЯН: Нет, ты знаешь, я как раз благословлена тем, что начальников нет. С одной стороны, это очень хорошо. А с другой стороны, моральной ответственности, конечно, больше и это иногда давит, ответственность.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть тебе не надо было ни с кем согласовывать твое решение о том, что ты будешь вести еще и передачу?

М.СИМОНЬЯН: Нет, не надо было.

Е.АФАНАСЬЕВА: А не было какого-то внутреннего опасения, что если ты вдруг где-то высказываешь свои точки зрения и это может идти немного вразрез, может быть, с тем, что ты должна делать как главный редактор канала? Или такого не может быть, вот таких ножниц?

М.СИМОНЬЯН: Я вот именно, что главный редактор канала, понимаешь? И редакционная политика наша – это и есть то, что мы, действительно, сами думаем и как мы считаем. Поэтому я даже не представляю себе ситуацию какого-то раздвоения, я не могу себе такое представить, чтобы на канале мне приходило в голову делать одно и говорить ребятам, рассказывать одно, а, вот, в своей программе я считаю совершенно по-другому. Это уже раздвоение личности было бы.

Е.АФАНАСЬЕВА: А тогда был еще один вопрос, который обсуждался до того где-то кулуарно, а почему не на твоем канале ты решила выходить в эфир?

М.СИМОНЬЯН: Ну, это элементарно. У нас канал не вещает на русском языке.

Е.АФАНАСЬЕВА: Не, ну ты хорошо очень говоришь по-английски, то есть не хуже тех корреспондентов русских, которые у тебя работают в эфире.

М.СИМОНЬЯН: Это же для какого-то, ну, громко сказано «для самовыражения», но это я говорю, вот зачем люди блоги ведут? Ну, хочется им поделиться своими мыслями и своими идеями. Мне хочется делать такую программу. И, конечно, в этом смысле ее лучше, приятнее делать на родном языке.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Больше откликов, все-таки.

М.СИМОНЬЯН: Да больше ощущения, что ты говоришь именно то, что хочешь сказать. Ну и вообще творчество – оно как-то на родном языке всегда легче ложится.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть самовыражение – оно все равно, даже при хорошем знании другого языка, затруднено.

М.СИМОНЬЯН: «Самовыражение» — очень громкое слово. Но, все-таки, это творчество. Понятно, что профессия у нас такая, прикладная и это больше, наверное, ремесло, чем творчество. Но и творчество тоже есть. А творчеством лучше на своем языке заниматься родном.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я забыла напомнить наш SMS-номер, уважаемые слушатели. +7 985 970-45-45, пожалуйста, ваши вопросы Маргарите Симоньян, ваши реплики, если вы смотрите «Russia Today», по поводу «Russia Today». Если не попадаете на этот канал, но видели уже ее программу на канале РЕН, то что вы хотите сказать по поводу этой программы. +7 985 970-45-45.

Сегодня сразу возникли вопросы, которые уже прислали те люди, которые помнят наш номер SMS до. Дмитрий спрашивает: «Вы теперь не конкурент Марианне Максимовской? Дмитрий, Екатеринбург».

М.СИМОНЬЯН: Конечно, нет. У Марианны Максимовской большая итоговая программа, наверное, может быть, даже главный столп телеканала РЕН. А у меня маленькая авторская 20-минутная передача, такая, совершенно авторская, никоим образом не итоговая и не претендующая на то, чтобы обрисовывать всю палитру событий недели, отражать все, что было важно на неделе. Это, вот, действительно, мне проще всего сравнивать это с блогом. Что зацепило, о том и рассказываю.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, во-первых, тогда, по идее, блогов много, да? Любой человек может завести блог и все. А доступа к телевидению, в общем, гораздо меньше, ограниченное средство. Как тебе кажется, вот если появляется жанр телевизионного блога, насколько он должен быть доступен разным людям?

М.СИМОНЬЯН: Ты понимаешь, все, что делается на телевидении, делается для аудитории. Это же не стихи писать в стол себе или в шкатулку, да? Это делается для аудитории и, конечно, это должно быть доступно максимальному числу твоей целевой аудитории. Если это не так, значит, ты делаешь это плохо, вот и все.

Е.АФАНАСЬЕВА: Кто-то пишет: «Где Симоньян и раки? Почему не видно?» Наверное, нет трансляции по Сетевизору.

М.СИМОНЬЯН: (смеется) Я тут, а раки остались в приемной.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Не видно гостью по Сетевизору». Да, я не запускаю Сетевизор, для меня как было несколько программ назад большим удивлением, что он заработал и показывает, так и удивление, что он не показывает. Это не ко мне.

М.СИМОНЬЯН: Это очень хорошо. Я без прически, не надо Сетевизор.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это не ко мне вопрос, поэтому зададите потом, когда будут вопросы по поводу работы радиостанции, когда он включается, такой вот абстрактный большой брат, который то следит за нами, а то, видно, засыпает. Так. Меня уже упрекают, что я в розовых очках. Нет, я без очков. Видно, нет сегодня Сетевизора, не видно. Я без розовых очков, я хочу понять позицию Маргариты, Риты и вообще эта у меня программа не для того, чтобы я высказывала в очках или без очков свое мнение, а для того, чтобы мои гости могли его высказать – совсем для других целей.

М.СИМОНЬЯН: Да. Давайте и приступим.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас вышла 3-я передача, ровно сейчас идет в эфире. Те, кто ее смотрит по РЕНу, видно, не может нас слушать, и, наоборот. А, может, у кого-то такая полифония, глазами смотрит на экран, а слушает радио «Эхо Москвы».

М.СИМОНЬЯН: Это опасно для душевного здоровья.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, в общем, я видела 2, ты сделала 3. Какое у тебя ощущение? Это то, что ты хочешь делать? Либо как у любой новой программы, это еще такая раскатка, которая далека?

М.СИМОНЬЯН: Ты знаешь, у меня такой в этом смысле самоедский характер, я никогда не довольна вообще ничем, что делаю. Я и когда корреспондентом работала, я ни разу в жизни себя не видела в эфире. Представляешь? И программу свою я не смотрю в эфире, потому что мне всегда кажется, что надо лучше, надо лучше, надо лучше. Ну, это просто характер такой, это не зависит ни от того, что ты делаешь, ни когда. Я уже знаю: что бы я ни делала, мне всегда будет казаться…

Е.АФАНАСЬЕВА: Лучшее – это улучшение качества. Ну, есть, например, такое понятие как «телевизионный формат», да? Есть понятие «набор тем». Вот это тебя устраивает? Либо ты еще пока не нашла ту оптимальную форму?

М.СИМОНЬЯН: Это то же самое. И по формату, и по набору тем. Это тот формат, который я хотела делать. Но все равно мне всегда будет казаться, что все равно, вот, можно сделать и с точки зрения формата это лучше, и тему, уже знаешь когда записали, написали, кажется: «Ах, вот можно было вот ту». Так будет всегда – надо просто с этим мне самой смириться и не переживать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Олег из Москвы интересуется: «А на каком языке будет ваша передача на РЕН? Она уже есть?»

М.СИМОНЬЯН: На армянском. (все смеются)

Е.АФАНАСЬЕВА: Придется отвечать точно, а то…

М.СИМОНЬЯН: На русском, конечно. На каком?

Е.АФАНАСЬЕВА: А то у нас иной раз иронию легкую не понимают. Вот, анна, например, пишет: «Так кто же брал на работу вашу собеседницу, если не Светлана Миронюк? Она ушла от ответа и вопрос повис». Видишь, как народ реагирует-то?

М.СИМОНЬЯН: Да нет. Вопрос же был в том, является ли Светлана, уважаемая мной, и у нас хорошие с ней, к счастью, очень отношения, тем, что называется начальник, да? То есть ты спросила, надо было бы разрешение получать или что-то. Нет, в этом смысле, конечно, начальства нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: А на работу кто брал, раз уж Анна так интересуется?

М.СИМОНЬЯН: А на работу брали «РИА Новости», ну и Светлана, конечно. Я не знаю, как у них это происходит, есть ли у них какой-то редакционный совет в этом смысле или это единоличное решение. Я не знаю.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть получается, что это телевидение внутри структуры «РИА» все равно, да?

М.СИМОНЬЯН: Нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Или нет?

М.СИМОНЬЯН: Нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Просто его учредитель – «РИА».

М.СИМОНЬЯН: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Стопроцентный или есть еще другие учредители?

М.СИМОНЬЯН: Нет, других нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть они учредили и отпустили вас в свободное плавание.

М.СИМОНЬЯН: У нас такая форма организации – это в скучную мы сейчас тему зашли, потому что сейчас посыпятся юридические термины, называется «автономная некоммерческая организация». Эта организация сама по себе независимая вообще ни от чего – она ни государственная, ни частная. Автономная некоммерческая организация, «некоммерческая» — здесь ключевое слово. Но, конечно, как и у почти любой другой организации, у нее должен быть учредитель. Но я не думаю, что это очень интересно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, наверное, вещать стала, потому что кто-то требует какую-то черную стойку убрать, которая наполовину закрывает лицо Симоньян.

М.СИМОНЬЯН: Да, я просто роста очень маленького. А вот эта штука у вас…

Е.АФАНАСЬЕВА: Это, вероятно, микрофон. Вещание пошло.

М.СИМОНЬЯН: Ну вот, осталось что-то на микрофоне.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, кто-то очень интимно шептал в эфир.

М.СИМОНЬЯН: В общем, она рассчитана на высоких, и мне придется ее рукой держать.

Е.АФАНАСЬЕВА: А я не потому, что я хотела тебя завести в дебри юридических тонкостей, в которых мы сейчас застрянем на весь эфир, а к тому, что, вот, в советские времена существовала АПН, которая занималась так или иначе пропагандой советского образа жизни для какой-то зарубежной аудитории.

М.СИМОНЬЯН: Ты знаешь, я советские времена почти не застала.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, я понимаю, что молода и прекрасна. Но, в общем-то, так как профессиональный журналист, наверное, об этом слышала. Потом существует «РИА Новости», у которого, в общем-то, это не настолько выраженная функция, и, вот, «РИА» учреждает эту организацию, такую как вы. Сейчас-то уже сколько? 3 канала?

М.СИМОНЬЯН: 3 канала, отдельное американское вещание из Вашингтона, есть еще выпуск, который вещает только на Россию для экспатов, и готовится еще один проект, о котором пока я помолчу, чтобы не спугнуть.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть в какой-то момент кто-то понимает, что назревает необходимость какого-то, вот, просвещения, пропаганды, я не знаю, какое более удобное слово выбрать.

М.СИМОНЬЯН: Это очень просто, слушай. У любой нормальной страны есть телеканал, который призван и занимается исключительно тем, как на сайте у «BBC World» написано: «Мы продвигаем в мир британские ценности». Это нормально, это естественная реакция любой нормальной страны, понимаешь? Как, вот, Министерство обороны есть у страны, которая вообще беспокоится о своем будущем, так у страны есть какое-то свое иновещание. Наша страна, говоря со всем русским языком, после развала совсем на это забила и забыла, и очень здорово, и правильно, что, наконец-то, вспомнила. И не только мы – и арабский мир в лице Аль Джазиры, Аль Арабии и других этим озаботился какое-то время назад. Китайцы так вообще в прошлом году, ты знаешь, что они в прошлом году инвестировали, на секундочку, Лен, 6 миллиардов долларов в свое иновещание? Они и на русском языке запустили телеканал, и занимаются этим глубоко и тщательно, потому что все, наконец, поняли, что soft power так называемый, мягкая сила – она часто пожестче, чем любая жесткая сила. Ядерное оружие – очень хорошо, а soft power часто лучше.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, как ты понимаешь, сразу пошли вопросы: «А влияют ли власти США на редакционную политику канала», — интересуется Руслан из Петербурга.

М.СИМОНЬЯН: Слава тебе, господи, как-то без властей США мы обходимся. Этого только не хватало.

Е.АФАНАСЬЕВА: Олег из Москвы интересуется: «А вам удается переключиться с формата внешнего употребления на формат внутреннего?»

М.СИМОНЬЯН: Сложно сказать. Иногда мне кажется, что нет. Иногда кажется, что да. Это, наверное, все-таки, зрителям надо судить, удается или нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так. Ну, как ты понимаешь, есть достаточное количество реплик типа такой как Федора из Петербурга: «Симоньян по приказу власти несет ложь, дезинформацию и пропаганду».

М.СИМОНЬЯН: Ух!

Е.АФАНАСЬЕВА: «Ее передача сделана в самых чудовищных мрачных традициях тотального агитпропа». Еще он считает, что мечта многих – твое исчезновение с ТВ. Федор, вот Сетевизор заработал – вы посмотрите.

М.СИМОНЬЯН: Я уважаю это мнение, скажем так.

Е.АФАНАСЬЕВА: Все-таки, закрывает тебя стойка микрофона.

М.СИМОНЬЯН: Закрывает, и я не могу с ней ничего сделать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Придется тебе чуть-чуть вбок сдвинуться и тебя будет видно.

М.СИМОНЬЯН: А тогда я буду говорить не в микрофон. Вот так?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Потерпите.

М.СИМОНЬЯН: Меня слышно по-прежнему при этом?

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, так тоже плохо. Ну, в перерыве. Все-таки, у нас радио «Эхо Москвы», а Сетевизор – это абсолютно дополнительная функция. Так. А, вот, кстати, кого-то без подписи интересует: «Книга ваша, Маргарита, вышла тоже только на русском или на английском?»

М.СИМОНЬЯН: Ой, какой прекрасный вопрос: меня спросили про мою книгу. Вышла только на русском. Буду очень счастлива, если выйдет на английском, каком-нибудь другом. Было бы прекрасно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ольга из Москвы пишет, что в первой передаче «Что происходит?» ей понравился сюжет с девушкой с Кавказа.

М.СИМОНЬЯН: Мне тоже понравился. Севиль у нас была такая, сестра боевика и вообще общественница после того, как его убили. Она стала заниматься этой темой и очень она так, искренне и горячо так, по-кавказски, темпераментно говорила. По-моему, это было здорово.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Экспаты – это хорошо», — написал Сергей Батраков.

М.СИМОНЬЯН: Неплохо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, вот, на него это как-то… И Дмитрий, вероятно, которого уже мы один вопрос задавали, из Екатеринбурга спрашивает: «А вы одинаково работаете что для иностранного, что для отечественного зрителя? Есть ли разница? Учитываете ли вы ментальность?»

М.СИМОНЬЯН: Конечно. Ну, ничего себе. Это, на самом деле, было одной из главных наших сложностей, когда мы начинали «Russia Today» — до конца понять и привыкнуть к тому, что мы общаемся с аудиторией, которая не находится в одном с нами культурном коде. Понимаете? Это даже до мелочей. Вот сказать вот там, условно говоря, «на майские праздники он уехал туда-то». А что такое «майские праздники»? Это надо сначала объяснить. Если в российском эфире ты говоришь такую фразу как репортер и всем все понятно (это мелочь, конечно, но она такая деталь показательная), то для эфира иностранного, международного ты все время должен взвешивать те реалии, о которых ты говоришь, те термины, которыми ты оперируешь. Они вообще что-то вызывают, хоть какую-то ассоциацию у твоей аудитории или нет? Как правило, нет. И к этому нужно привыкнуть и научиться, не впадая в нудность и в какое-то такое объяснительство и объяснятельство даже, при этом рассказывать что-то интересно и доходчиво.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так. «А какие наши ценности? Можно ли поподробнее?» — интересуется Ирина. А как раз Катя примерно тот же вопрос задает: «Что такое «британские ценности», понятно. А что такое российские?»

М.СИМОНЬЯН: Мне жаль, если Катя, живя в России, понимает, что такое британские ценности, и не понимает, что такое российские. Наверное, жить в стране, чьи ценности ты не понимаешь, понимая ценности другой страны, очень грустно и, может быть, даже стоит сменить страну.

Мне совершенно понятно, что такое российские ценности, что такое рассказывать о России и российской позиции в мире. В 3-х словах и даже в 40 минутах, оставшихся в получасе эфира, этого не объяснишь, но я думаю, надеюсь, что большинству граждан моей страны это понятно изначально. Так же, как большинству граждан Британии не нужно на пальцах объяснять, что такое британские ценности.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я просто вчера как раз посмотрела «Generation «П». М.СИМОНЬЯН: И как? Кстати, я не смотрела пока.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, как я сказала, мы ходили с моей подругой и с дочками, которые уже поколение совсем другое. Для них это был один опыт, совершенно умозрительный, а для нас просто какое-то воспоминание о том времени, которое мы все пережили. Поэтому я по поводу ценностей. Как раз свежи были поиски национальной идеи в этом фильме и чем это все закончилось.

В гостях у нас Маргарита Симоньян, она – главный редактор каналов «Russia Today» и ведущая программы «Что происходит?» на канале РЕН. Мы говорим о том, в чем же разница между телевидением для внутреннего и внешнего потребления, и продолжим этот разговор в программе «Телехранитель» после выпуска новостей.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева, говорим мы сегодня о том, в чем же разница между телевидением для внутреннего и внешнего потребления, говорим с Маргаритой Симоньян – она главный редактор канала «Russia Today», который выходит, естественно, в основном, для зарубежных граждан, и как Рита сказала, здесь для экспатов. И она ведет на канале РЕН, вот сегодня третий выпуск программы «Что происходит?»

Вот, говорили-говорили мы на «Эхо» и много лет назад, и сейчас, что «Слушайте радио, остальное – видимость». Но все, кто Сетевизор смотрят, сейчас весь перерыв наслаждались тем, как мы пытались Риту пересадить, чтобы, все-таки, в этом Сетевизоре ее было видно. Это я к тому, что технологии… Подожди, я не включила тебе микрофон. Как? Я уже теперь запуталась, какой у тебя микрофон. Вот этот?

М.СИМОНЬЯН: Вот цензура на «Эхе Москвы». Выключили микрофон.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это не цензура. (все смеются) Это мы тебя долго пересаживали от микрофона к микрофону. Я к тому, что технологии идут насколько вперед, что радио просто уже, видишь, развивается так, что вынуждены и подключать Сетевизор, и вещать на сайте, и многие другие функции.

М.СИМОНЬЯН: Это модная мультимедийность.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, может быть. Я к тому, что по-твоему как развивается телевидение и способно ли оно еще долго держать на себе внимание такого большого числа масс, которые оно сейчас держит по сравнению с другими медиа? Либо это, все-таки, такое размывание, процесс происходит и становится очень много мелких медийных источников, и он будет продолжаться?

М.СИМОНЬЯН: Ты знаешь, я считаю, что информационное телевидение, новостное, к счастью или к сожалению, в том виде (еще подчеркиваю), в котором оно существует сейчас, обречено абсолютно. Просто потому, что то, что удобнее, всегда побеждает то, что неудобно. Если в интернете я могу зайти и прочитать, и посмотреть тут же видео, и послушать любую интересующую меня тему, принципиальное различие с нынешним видом телевидения в том, что какой-то шеф-редактор, какой-то ведущий сверстали программу, выбрав те темы, которые интересуют их, в том порядке, в котором они интересуют их и они считают их важными. И это очень сильно сужает выбор. Конечно, люди будут все больше и больше за информацией обращаться в интернет. Просто телевидение изменится и станет таким, интернет-телевидением. Все к тому идет. Другое дело, что мне кажется, что останутся программы, собирающие у экранов всю семью – это ключевая история. Потому что, все-таки, у монитора компьютера человек, как правило, один. Телевидение отличается с этой точки зрения от компьютерного формата в том, что есть семейный просмотр и он, наверное, никуда не денется. Какие-то фильмы, программы, юмористические шоу, когда собирается вся семья, пьют пиво или вино, радуются, смотрят.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но на «Russia Today», все-таки, что приоритетно? Это те новости?..

М.СИМОНЬЯН: «Russia Today» — информационный телеканал. Все наши каналы – информационные.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть как раз твоим каналам со временем должен прийти логический конец?

М.СИМОНЬЯН: Мы совершенно интегрированы онлайн абсолютно. Мы сейчас как раз, в эти минуты наш канал на YouTube, то есть наш телеканал, но на YouTube, да? Это что, это больше телевидение или это больше интернет? Непонятно. Тем не менее, мы подошли к отметке в полмиллиарда, на секундочку, просмотров. Ты можешь себе представить, что это за цифра вообще? Полмиллиарда. Мы в марте стали самым просматриваемым каналом на всем мировом YouTube за месяц. Представь.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, это, наверное, как бы, еще просто и месяц исключительный. Как бы, Япония… Когда люди кидаются смотреть новости, когда что-то происходит.

М.СИМОНЬЯН: Так и мы-то не в Японии, и кроме нас там полно других. Понимаешь? Мы же не эксклюзивный канал.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть ты хочешь сказать, что вы отработали лучше, чем CNN, NHK, который логично было бы смотреть на том же YouTube, да?

М.СИМОНЬЯН: На YouTube мы отработали несоизмеримо лучше, именно на YouTube, на этой площадке.

Е.АФАНАСЬЕВА: А как вы работаете тогда с площадками как YouTube, чтобы работать лучше, чем NHK, у которого приоритетная информация?

М.СИМОНЬЯН: У нас есть команда, которая знает секреты, как увлечь аудиторию. Очень молодые ребята, очень талантливые.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть у вас есть отдельная команда, которая работает не просто с вашим, например, сайтом, а непосредственно с YouTube?

М.СИМОНЬЯН: Совершенно верно. Есть команда, которая работает с сайтом, есть отдельная команда очень небольшая, но очень толковая (ребятам вообще большое спасибо), которая работает именно с YouTube, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но все равно, когда вы развиваетесь, вы понимаете, что в какой-то момент основной канал может стать вообще не нужен по вашим ощущениям, и все будет на этом вашем канале в YouTube.

М.СИМОНЬЯН: Это мы посмотрим. Ну, как это можно предсказать? Кто мог там несколько лет назад предсказать судьбу, там, FaceBook того же или других ресурсов? Посмотрим, как будет развиваться. Пока факт остается фактом: во всем мире все равно подавляющее большинство людей, даже в США по всем опросам, по всем выкладкам предпочитает смотреть новости и в первую очередь узнавать информацию по телевизору. Пока это так, телевидение будет нашей основной деятельностью. Если это будет меняться, мы будем меняться тоже – мы же, в общем люди современные. Будем идти в ногу со временем.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, если ты сказала, что новости – это, соответственно, уйдет большинство в сеть, а для семейного просмотра программы останутся, твоя программа на РЕНе, она, скорее, куда относится? К тому, что человек будет один смотреть на мониторе?

М.СИМОНЬЯН: Мне бы, конечно, хотелось, чтобы человек смотрел не один, чтобы людей было как можно больше.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, я имею в виду…

М.СИМОНЬЯН: Ну, она, наверное, на стыке. Она информационная, конечно, безусловно, но и такая. По крайней мере, я стараюсь ее такой сделать, более облегченная по сравнению с теми информационными форматами, к которым мы привыкли в России. Вот, с точки зрения американского телевещания это как раз привычный информационный формат, такой, более легкий. Язык другой, подача другая, более субъективное все. Для нас это непривычно – у нас другое информационное телевидение. Оно не хуже, не лучше – просто традиция другая. В Британии тоже совершенно другое. Ну, попробуем. Мне. вот, хочется сделать именно такой формат.

Е.АФАНАСЬЕВА: Кто нарисовал ту ведущую, которая движется в заставке? Чья рука? Рука какого мастера сотворила мультяшную Риту Симоньян?

М.СИМОНЬЯН: Мы не знакомы с этим мастером. Ну, ребята, графики рисовали.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну как? Тебе нравится вот это твое альтер-эго либо не очень?

М.СИМОНЬЯН: Я там страшненькая, конечно, но смешная. (все смеются)

Е.АФАНАСЬЕВА: Сама себя оценила. А здесь тебе кто-то – я, вот, потеряла сейчас эту смску – пишет, что «Рита, вы прелестны и сексапильны, а замужем? Чай, нет». Подпись: Саша. Вот так вот.

М.СИМОНЬЯН: У меня гражданский брак. Не один год.

Е.АФАНАСЬЕВА: Замужем, Саша. Так что уже…

М.СИМОНЬЯН: Sorry, Саша.

Е.АФАНАСЬЕВА: А Руслан интересуется даже планами в ближайшее время.

М.СИМОНЬЯН: Личными? (смеется)

Е.АФАНАСЬЕВА: Не уточнил он. Здесь очень много вопросов и по SMS, и заранее прислали на сайт. И давай попробуем такой блиц устроить. Вот, на сайте столкнулись несколько вопросов. Влад, пенсионер из Чикаго пишет: «Никто из моих знакомых в США не слышал о канале «Russia Today». Сколько подписчиков в США?» А еще есть менеджер из Подмосковья: «У меня много знакомых в Штатах, и эмигранты, и коренные американцы, и бог знает в каком поколении. О канале «Russia Today» никто не слышал – я специально спрашивал. Зачем же вы нужны, да еще за мои деньги?»

М.СИМОНЬЯН: Ну, мне очень жаль, если Влад, пенсионер и его знакомые не слышали. Возможно, они относятся к эмигрантской общине, живут на Брайтоне и смотрят другие каналы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Чикаго – Брайтона там нет.

М.СИМОНЬЯН: В Чикаго он живет, прослушала. У нас очень хорошая аудитория в США, и американский Госдеп в лице Хиллари Клинтон, какое-то время назад выступая в Конгрессе, объявил, что они проигрывают информационную войну китайцам, Аль Джазире и нам. И, вот, в частности, Хиллари в отличие от знакомых Влада сказала там же в Конгрессе, что она смотрела «Russia Today» и находит пример такого канала крайне поучительным, и попросила больше денег на свое собственное иновещание.

Конечно, у нас очень приличная аудитория в США. Если говорить о подписчиках, то это больше 20 миллионов. Ну, конечно, большие города. Достаточно открыть Google, просто забить «Russia Today» и почитать, что о нас пишут в американских блогах. Тысячи комментариев людей, которые пишут: «Вот, это стало теперь моей первой кнопкой. Как мне нравится, что они дают другую информацию. Как мне нравится, что я вижу там истории, которых я не вижу в мэйнстриме». Это наша аудитория.

Е.АФАНАСЬЕВА: Если Хиллари признает, что они проигрывают информационную войну, значит, признает тем самым, что война идет и, соответственно, она проигрывает вам, значит, вы в этой войне активно участвуете.

М.СИМОНЬЯН: Слушай, я тебе больше скажу. Господин Айзексон, который руководит американским иновещанием, в прошлом году выступая на юбилее радио «Свобода», просто-таки, опять-таки, перечислив нас, сказал, что «мы не можем себе позволить проиграть информационную войну нашим врагам». Врагам, Лена.

Е.АФАНАСЬЕВА: А ты чувствуешь себя врагом этих людей?

М.СИМОНЬЯН: Конечно, нет! Он потом на следующий день говорил, что его неправильно поняли и так далее. Но тем не менее, есть и записи, есть просто прямая цитата из него. Я не чувствую себя врагом никого, уж тем более американских…

Е.АФАНАСЬЕВА: Если продолжим, все-таки, тему Хиллари и информационной войны. А какой-нибудь конкретный пример, где, вот, вы Хиллари, что называется, сделали, то есть вы обыграли где-то американские медиа, можно привести? Вот, просто мне трудно понять, в чем эта война.

М.СИМОНЬЯН: Ну, обыграли – что значит обыграли?

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, ну если она говорит, что они проигрывают – значит, вы выигрываете.

М.СИМОНЬЯН: Да. Значит, смотрит. Есть прямое, обыграли, то, что у нас в телевизионном мире называется, вот, мы взяли интервью, а кто-то не взял. Мы у Каддафи, например, взяли интервью, когда все это началось, да? Это тоже, знаешь, непросто было сделать и, мягко говоря, мало кому удается. Вот, не хочется сейчас хвастаться, честно, но такие вопросы, что приходится рассказывать, какие мы чудесные и о наших успехах. Мы показываем совершенно другие истории, и мы забираем ту аудиторию, которая считает, что мэйнстрим не досказывает, где-то обманывает и так далее. Мы как и любое другое телевидение… Это иллюзия, что можно быть объективным. Мы тоже не объективны – у нас своя история, у них своя история. То, что ты видишь (это же очевидно), зависит от того, где ты стоишь. Вот, где ты стоишь, то ты и видишь с этой точки. Мы стоим на другой точке.

Вот у нас была совершенно моя просто любимая история, это была одна из любимых. Женщина молодая совершенно, хотя у нее уже было трое детей, военнослужащая американская, она дезертировала, чтобы не ехать на войну в Ирак и убежала в Канаду. И, вот, Канада должна была ее выдать. И в Канаде были акции протеста, чтобы ее не выдавать, всем было ее очень жалко. Фактически в мэйнстриме это не показывал никто. Мы показывали эту историю, мы заработали огромную аудиторию, которая писала, звонила и рассказывала на своих площадках о том, что «смотрите, ребята, мы новости о своей стране вынуждены теперь узнавать у русских. Можно ли это было представить там тогда во времена правды?» Просто дикое количество было таких комментариев.

Это и есть «переиграли». Понимаешь, это не переиграли, это сыграли на свободной поляне, на поляне тех историй, на которых они не работают.

Е.АФАНАСЬЕВА: Здесь есть вопрос: «В Калифорнии «Russia Today» не имеет выделенного канала? Его включают только на определенное время в несколько часов».

М.СИМОНЬЯН: Совершенно верно, в Калифорнии очень точно, на несколько часов. Тут история простая: это очень дорого, распространение в США очень дорого.

Е.АФАНАСЬЕВА: Михаил спрашивает: «Какая у вас доля в США?»

М.СИМОНЬЯН: Международные каналы как, может быть, неизвестно Михаилу, но хорошо известно всем телевизионщикам, не меряются так, как меряются внутрироссийские, нет вот таких ежеминутных, ежечасных, ежедневных рейтингов долей. Есть исследования, которые проводятся в несколько волн в течение года в разных регионах, которые нам показывают, куда мы движемся. Ну, исследование, которое проводилось в Вашингтоне, вот, последнее, которое к нам приходило, показало нам, что у нас аудитория, например, в 5,5 раз больше, чем у английской Аль Джазиры.

Е.АФАНАСЬЕВА: Александр пишет: «Жаль, что нет русской звуковой дорожки».

М.СИМОНЬЯН: А мне-то как жаль.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Не думали над тем, что, в принципе, хотя бы субтитрирование могло бы быть?»

М.СИМОНЬЯН: Я думала, но у нас целевое финансирование – там прописано, на каких языках мы вещаем. Если я это сделаю, это была бы нецелевка, знаешь, в уголовном преступлении.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мик интересуется: «Бюджет. Вопрос: откуда?»

М.СИМОНЬЯН: Это тоже известно, мы этого никогда не скрывали. Мы как и практически все, как «BBC World», не внутренний Би-Би-Си, про который сейчас начнут рассказывать, что они существуют на лицензионный сбор, который, на самом деле, от налога ничем не отличается, ну не суть. Тем не менее, международный Би-Би-Си вообще существует на деньги Министерства иностранных дел. И Deutsche Welle, и France-24, Аль Джазира напрямую из бюджета Катара получает деньги, мы тоже существуем за счет государственного бюджета. К сожалению. Конечно, было бы здорово, если бы можно было выходить на самоокупаемость и так далее. Но как раз за счет подсчета невозможности такого прямого подсчета рейтингов, такого, как требует рекламодатель, ни у кого это не получается, к сожалению.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ты говорила о митингах протеста, которые вы показывали против выдачи женщины из Канады в США. Как раз вот попался вопрос, на сайт заранее присланный, от Антипа – вот, тоже менеджер. Мы уже один вопрос его задали, но еще один он спрашивал: «В субботу было 2 митинга против коррупции, один пропутинский, типа, левая рука с правой борется, и опять на наши деньги. Второй – на Болотной площади. Вы рассказали на канале про оба?»

М.СИМОНЬЯН: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Антип, да. Мы договаривались с тобой блиц, но получился длинный ответ, в основном, на американский этот вопрос. Попробуем, все-таки, блиц, потому что вопросов очень много. «Russia Today» отработал в Пензе месяц, в прошлом году по кабельному. Закрыли без объяснения причин», — пишет Дмитрий.

М.СИМОНЬЯН: Да? Это интересно. Я скажу ребятам, которые распространением занимаются – посмотрят, в чем там проблема. В Пензе, да?

Е.АФАНАСЬЕВА: В Пензе, да. И он же спрашивает: «Вас можно бесплатно в интернете смотреть?»

М.СИМОНЬЯН: Конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сообщи, пожалуйста, Дмитрию, где вас можно.

М.СИМОНЬЯН: rt.com – наш сайт, и там вещание идет, и отдельно выкладывают сюжеты, программы. Там очень много всего.

Е.АФАНАСЬЕВА: «А ваша иностранная аудитория получает информацию о процессе Лебедева, Ходорковского, деле Магнитского?» — спрашивает Евгений из Самары.

М.СИМОНЬЯН: Ну, конечно, получает. Как известно, в западном информационном пространстве дело Ходорковского – это, возможно даже, главная история из России за все последнее время. И мы рассказываем об этой истории, а как же.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сразу несколько человек интересуется, как давно ты спускалась в метро? Один из Екатеринбурга, а Тамара Владимировна, пенсионерка, не подписано откуда. «Вы занимаете такой пост. А жизнь простого человека вам знакома, чем и как он живет, маленький человек? Как давно вы спускались в московское метро?»

М.СИМОНЬЯН: Жизнь простого человека мне, мягко говоря, знакома, поскольку я родом из провинции, из совсем-совсем простой семьи. В отпуск я езжу только домой, к своей совсем-совсем простой родне, живу в нашем совсем-совсем простом домике, где мы недавно, собственно говоря, в прошлом году только провели газ.

Е.АФАНАСЬЕВА: Знакомо. А про метро? Народ волнуется страшно.

М.СИМОНЬЯН: Ты знаешь, в метро я не спускаюсь по одной простой причине. Я в него не спускалась, когда еще не занимала этот пост. Я – ярко выраженное лицо кавказской национальности, меня останавливает милиция на каждом шагу. Мне это очень неприятно. Поэтому я не спускаюсь.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть даже удостоверение главного редактора канала «Russia Today» не помогает?

М.СИМОНЬЯН: Ну так и что? Это же его нужно сначала достать, оправдываться, объясняться. У меня прописки до сих пор московской нет, например. Понимаешь?

Е.АФАНАСЬЕВА: Ты в Сочи прописана?

М.СИМОНЬЯН: В Краснодаре.

Е.АФАНАСЬЕВА: Интересно.

М.СИМОНЬЯН: Да. И меня это все расстраивает. Я не вижу причины, зачем нужно прописываться в Москве, если я родом из другого города этой же страны. Но тем не менее это доставляет неприятные моменты, и я на метро не ездила никогда. Ну, там, несколько раз в жизни ездила, но всегда старалась избегать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но ведь это тоже повод для, может быть, и сюжета. Хотя, если вы вещаете, в основном, за рубеж. Но про нашу страну. Если человеку, который даже в твоем статусе, не очень приятно спускаться в метро, то что сказать простым другим людям с темной внешностью, глазами и еще что-то?

М.СИМОНЬЯН: Ну, начнем с того, что статус на лбу не написан. Ты спускаешься в метро и у тебя нет никакого статуса.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот такие темы вы затрагиваете?

М.СИМОНЬЯН: Знаешь, какая у меня была смешная история?

Е.АФАНАСЬЕВА: Бьют не по статусу, а по лицу, да.

М.СИМОНЬЯН: Конечно. Очень смешная была история. Я ездила в Таджикистан еще репортером, в Таджикистане я тогда работала на телеканале «Россия» и там показывал только телеканал «Россия». Там вообще не показывало никаких других каналов российских. И, соответственно, все, кто был в эфире на телеканале Россия, там были мегазвезды, просто суперзвезды – нас узнавали все, везде, на улицах. Меня пограничники в Таджикистане не попросили паспорт, потому что, ну, просто узнают: «Да-да-да, проходите». И, вот, я такая счастливая, довольная, чувствую себя просто суперзвездой, лечу обратно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Возвращаешься домой.

М.СИМОНЬЯН: Да, в самолете берут автограф. Вот она слава, понимаешь? Я выхожу из самолета, со своей съемочной группой иду по аэропорту и первым делом мне навстречу девушка-милиционер: «Ваши документы!» И моя съемочная группа просто умерла тогда от смеха, говорят: «Ну что ты думала? Ты там звезда».

Е.АФАНАСЬЕВА: Но я к тому, что, наверное, все-таки, что-то неправильно в этой в нашей стране, раз людям неуютно в метро спускаться. Если они не ярко выраженные, там не знаю, москвичи, московский университет на лбу не написан.

М.СИМОНЬЯН: Очень много в нашей стране неправильного. Много в нашей стране и правильного. Тут история заключается в том, что для меня это наша страна, понимаешь, моя страна. И то, что неправильно, это надо исправлять.

Е.АФАНАСЬЕВА: Олег из Москвы о твоей программе на РЕНе, видно: «Желаю вашей программе побольше видеоматериала. Голос может быть за кадром. Ведь, это не радио».

М.СИМОНЬЯН: Спасибо за замечание.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот такая конструктивная критика.

М.СИМОНЬЯН: Учтем. Я надеюсь, режиссер сейчас это слушает.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Что рекламирует канал? Как выживает в тяжелой конкурентной борьбе? Можно ли планку выше, если Хиллари вас отметила?» — интересуется Виктор.

М.СИМОНЬЯН: Планку выше можно всегда – нет предела совершенству. «Что рекламирует канал?» – я не поняла вопроса. Что значит «что рекламирует канал»? Как мы его рекламируем или что?

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, вероятно, какие ценности… О ценностях мы уже говорили. Или какие идеи.

М.СИМОНЬЯН: Да, мы уже говорили об этом.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мне трудно смску переозвучить или расширить – вот она какая есть. Анна Ивановна интересуется: «Маргарита, что для вас значит профессия «журналист»? И какова его роль в современном обществе?» Я думаю, что это мы до конца эфира точно не ответим на такой вопрос.

М.СИМОНЬЯН: Профессия «журналист» (быстро попытаюсь) для меня, почему я ее так любила и хотела этим заниматься, совмещает 2 черты человеческие. Первое, это любопытство, то есть желание что-то узнать, увидеть. А второе, это желание о том, что ты узнал-увидел, рассказать. Вот, профессия журналиста, наверное, этим двум чертам личностным соответствует больше, чем любые другие.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так. Но что-то… Вот, тема российских ценностей, кстати, просто всколыхнула наших слушателей, потому что, наверное, 4 вопроса из 5-ти как-то пытаются анализировать этот вопрос. Значит, это какое-то попадание в болевую точку общества. Неумение всем обществом сформулировать наши ценности.

М.СИМОНЬЯН: Да понимаешь, настоящие ценности – они на то и ценности, что их нельзя сформулировать, это чувствовать нужно. Ты когда живешь в своей стране и ее чувствуешь, ты понимаешь, что да, вот это вот – это по-российски мы поступили, вот, как русские люди. Я не русский человек этнически, но, тем не менее, мы понимаем, о чем мы говорим. И ты приезжаешь в другую страну и понимаешь, что вот это мне чуждо, вот это я не понимаю, вот это они делают не так, вот это они воспринимают не так, это другое.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так, может, это просто мы привыкли к чему-то в своем болотце, а то, что они делают, правильно и нас раздражает?

М.СИМОНЬЯН: Ну, понимаешь, для кого-то это болотце, для меня это необозримый океан, например.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я в данном случае утрирую, конечно.

М.СИМОНЬЯН: Да не, я понимаю, Лен, конечно. Я не вижу здесь никакого болотца, я вижу огромное количество проблем, за многие из которых мне просто больно. Просто, вот, прям, больно, понимаешь? И больно, и стыдно, и так далее. Но надо с этим работать. Ты не отказываешься от любимого своего и от того, что тебе дорого, потому что ты видишь в нем какой-то недостаток.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ольга из Москвы по поводу опять что происходит: «В программе был сюжет с американским дезертиром. Как вы на него вышли?»

М.СИМОНЬЯН: Продюсеры нашли, ребята. Я уж не знаю деталей, но, вот, молодцы, нашли, рассказали. И нам показалось это очень интересным. Спасибо, что смотрят и отмечают.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нои удивился: «Прошу прощения, а о каком именно канале идет речь, который имеет такой сумасшедший рейтинг на YouTube?»

М.СИМОНЬЯН: «Russia Today», наш канал. Пусть зайдет сейчас на YouTube, наберет rt.com и посмотрит – там YouTube высвечивает все эти цифры, посмотрит количество просмотров.

Е.АФАНАСЬЕВА: Саша Фокс пишет: «Лавров коли платит, он и заказывает музыку?»

М.СИМОНЬЯН: Не знаю, кому Лавров платит и кому заказывает музыку – это у Сергея Викторовича нужно спросить отдельно. Но вряд ли он станет это обсуждать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Анатолий интересуется: «В Латинской Америки, в частности, в Перу «Russia Today» есть?»

М.СИМОНЬЯН: Мы вышли, не так давно вышел наш третий канал испаноязычный, и он есть на спутнике по всей Латинской Америке, в кабеле мы сейчас выходим точечно и в Перу в том числе.

Е.АФАНАСЬЕВА: Саша пишет: «Стреляюсь, стреляюсь, какие могут быть игрушки? Замужем». Видишь? Все-таки, поклонник. Так. «Интересно, Хиллари Клинтон – авторитет для пенсионера Влада из Чикаго? Его тезка, Влад, пенсионер из Москвы». Ну, это уж лучше Владу задать вопрос. Так. «В чем причина направленности вашей борьбы на Запад, в то время как проблема со свободными СМИ именно в России?» Но без подписи проблемы.

М.СИМОНЬЯН: Не очень я понимаю, что значит «в чем причина борьбы на Запад»? Мы – иновещание, мы изначально созданы для того, чтобы вещать на зарубежную аудиторию, как я уже упоминала другие похожие каналы в других странах. Есть внутренние телеканалы, есть внешние телеканалы. Мы, вот, внешний. Но во внутренних у нас тоже недостатка нет. Это, наверное, им надо задать вопрос.

Е.АФАНАСЬЕВА: Марина из Самары интересуется: «Берете ли вы на работу со свободным английским?»

М.СИМОНЬЯН: Смотря кого. Мы на работу берем на английский телеканал фактически только со свободным английским. Ну, дальше еще есть множество критериев помимо свободного английского.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, все-таки, журналисты должны быть, а не просто люди с языком, да?

М.СИМОНЬЯН: Ну, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Доронин Александр: «Будьте любезны, оцените свою работу вообще, все, чем вы занимаетесь, по 10-балльной шкале». Видишь как?

М.СИМОНЬЯН: Ой, это у меня сейчас опять начнется самокопание и я поставлю себе двойку и успокоюсь. (смеется) Сложно мне об этом говорить, и это вообще неправильно. Оценивать должны люди, которые видят тебя со стороны.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так. «А на своем канале вы рассказываете, что вас в метро останавливают?» — интересуется Сергей.

М.СИМОНЬЯН: Мы об этой проблеме, конечно, рассказываем, о том, что есть такая проблема и что в метро останавливают, и вообще всех наших сложных перипетиях многонациональной страны и всего того, что имеет к этому отношение. Безусловно, рассказываем, часто и много.

Е.АФАНАСЬЕВА: И, вот, вторая тема, которую ты затронула, тоже, видно, важная для слушатель. Петр Киевский: «По вопросу прописки ничего нигде не говорят. СМИ замалчивают эту тему. Сталинская идея в мозгах россиян».

М.СИМОНЬЯН: Да не, ну как не говорят? Много говорят, на самом деле, часто. Мы говорим тоже.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Так, что-то там. «Симоньян боится что-нибудь не то сказать. Длинные паузы – видно, фильтрация внутренняя работает. Вячеслав, Новокузнецк». Вячеслав, а вы в прямом эфире поговорите – может быть, и у вас будет работать фильтрация, потому что…

М.СИМОНЬЯН: Это вредная привычка думать.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вот Михаил пытается поймать тебя на передергивании: «На YouTube у канала «Russia Today» 7 миллионов просмотров – это совсем немного».

М.СИМОНЬЯН: Нет, это ерунда. Никаких не 7 миллионов просмотров и в помине. Пусть зайдут и посмотрят хорошо. Это они, может, какой-то другой канал посмотрели?

Е.АФАНАСЬЕВА: Я не знаю. Еще раз повтори тем, кто возбудился на такое огромное. Полмиллиарда ты сказала?

М.СИМОНЬЯН: Да. rt.com.

Е.АФАНАСЬЕВА: rt.com – попробуйте вот так. Ну что, у нас эфир стремительно подходит к концу, последняя минута. Ольга из Москвы пишет: «Желаю Маргарите успехов – она делает важную работу…»

М.СИМОНЬЯН: Спасибо вам, Ольга из Москвы.

Е.АФАНАСЬЕВА: «...Положительный образ формируют все цивилизованные страны. Важно не переходить грань».

М.СИМОНЬЯН: Я рада, что есть слушатели, которые это понимают. Очень важно.

Е.АФАНАСЬЕВА: А так как мы прозевали с тобой твой эфир сейчас, расскажи, что в нем, пока я дождусь, пока ты выложишь у себя в блоге. Что сейчас, что происходит?

М.СИМОНЬЯН: Мы рассказывали о том, будут или не будут у нас запрещать Skype. Мы рассказывали про одного финского священника, которого уволили за то, что он боролся с известным сайтом Kavkazcenter. Мы рассказывали про милицию, я там даже пыталась пройти один из милицейских тестов прямо в эфире, тест на агрессию. Прошла, кстати, успешно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Не агрессивный руководитель на канале.

М.СИМОНЬЯН: Тест сказал, что нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: А какие там еще есть тесты? Агрессия, а еще что?

М.СИМОНЬЯН: Не знаю. Нас заинтересовал именно тест на агрессию – там очень смешные вопросы. Например, могли бы вы поймать живую крысу?

Е.АФАНАСЬЕВА: Фу. Все. Сейчас в Сетевизоре видно мою реакцию и все прочее. Давай не на крысе закончим, а на чем-нибудь хорошем. Там, 1,5 миллиарда просмотров – чудесно.

М.СИМОНЬЯН: Полмиллиарда.

Е.АФАНАСЬЕВА: Полмиллиарда.

М.СИМОНЬЯН: Хотя, полтора мне нравится больше. (смеется)

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну ладно, стремитесь. Что вам? Хорошо. Это была Рита Симоньян, говорили мы о разнице между телевидением для внутреннего и внешнего потребления в программе «Телехранитель». Елена Афанасьева, прощаюсь до следующего воскресенья. До свидания.

М.СИМОНЬЯН: Спасибо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире