'Вопросы к интервью
13 марта 2011
Z Телехранитель Все выпуски

Новости и не только


Время выхода в эфир: 13 марта 2011, 18:14

Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер, в эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Мы назвали сегодня программу «Новости и не только», а в гостях сегодня Вячеслав Крискевич, ведущий новостей телеканала «Звезда». Здравствуйте, Слава.



В.КРИСКЕВИЧ: Здравствуйте, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Для меня достаточно странная ситуация, потому что 20 лет и 2 месяца назад я впервые пришла на «Эхо», и Слава был третьим человеком, которого я на «Эхе», вот там в старой студии на Никольском узнала. Первым был Сережа Корзун, потом он привел к Сереже Фантону, а потом мы спустились в студию вниз по такой, страшно гудящей лестнице. Вот там сидел Слава. То есть «Эхо» для меня начиналось с тебя.

В.КРИСКЕВИЧ: И что-то читал там, да. Или читал, или писал – я даже не помню.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. И как гласит Википедия – я даже в нее заглянула – что был первым человеком, который составил первый выпуск и прочел на «Эхе». Действительно, ты первый выпуск новостей на «Эхе» прочел?

В.КРИСКЕВИЧ: Ну да, так и было. Ну, Сережа меня попросил тогда Корзун, когда мы пришли. Еще эфира не было, мы там что-то начали придумывать, а потом да, действительно, вот взял и написал. Ничего такого в этом не было, но, действительно, он был первый.

Е.АФАНАСЬЕВА: Был первым. Видишь? Теперь позвали вообще как стороннего гостя в эфир, будем говорить о телевидении – вот так бывает. Но, вот, насколько я помню, или до, или во время… Потому что когда я вот тогда спустилась вниз и тебя увидела, я сказала: «Ой, это же тот мальчик, который был в «Любви с первого взгляда». Тогда телевидения было не так много как сейчас, и кто бы в нем ни появлялся, можно было узнать в лицо. То есть твоя телевизионная карьера начиналась с шоу-бизнеса, а не с новостей.

В.КРИСКЕВИЧ: Да. Я работал у Владимира Ворошилова, да, Владимира Яковлевича. Это был колоссальный опыт.

Е.АФАНАСЬЕВА: Значит, начинаем не с новостей, а, вот, с «не только». Расскажи, пожалуйста, про то, что ты делал в таком юном возрасте у Ворошилова, чем ты там занимался.

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, я работал, должность называлась «редактором», я работал там немножко, ну, это можно сказать такой был сын полка, потому что опыта еще было мало, но я помогал редакторам, которые готовили вопросы для «Что? Где? Когда?» и для Брэйн-ринга. Снимал некоторые видеовопросы – тогда их еще было больше, чем сейчас, в «Что? Где? Когда?» Мы ездили там по разным городам – в Одессе были, по-моему, еще где-то были в пустыни рядом с Кушкой, снимали тандыр (там такая печь большая), снимали вопрос про этот тандыр.

Е.АФАНАСЬЕВА: Богатое было телевидение: за одним вопросом можно было послать снимать тандыр. Сейчас экономить будут бюджет.

В.КРИСКЕВИЧ: Да, мы там провели дней 5 и сняли его. Ну, вот, с автором этого вопроса. Мне надо было с ним поработать, рассказать, как нужно правильно держаться в кадре и так далее, и так далее. А «Любовь с первого взгляда» — это был один из проектов.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это была первая лицензионная программа, появившаяся на советском телевидении.

В.КРИСКЕВИЧ: Да. Это была английская программа. Мы ездили, как раз первую программу снимали в Англии.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы все были свои, подсадные утки? Своих посадили в кадр?

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, как сказать? Ну, да, приглашали на вот этот просмотр, действительно, своих. Но там было очень много было народу – там человек 30 было мальчиков, наверное, столько же девочек. Но принцип, все-таки, был соблюден того, что девочки с мальчиками не должны были быть знакомы – это, вот, категорично.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть реально были, хоть и свои, но не знакомые?

В.КРИСКЕВИЧ: Хоть и свои, но не знакомые, да. Ну, там разные дальше ситуации такие были, что, вот, при выборе так получилось, что, ну, приходилось делать выбор между тем, кто друг друга знает, или тех, кто себя хорошо, как бы, ведут на сцене.

Е.АФАНАСЬЕВА: Пришлось подыгрывать.

В.КРИСКЕВИЧ: Там вот я знаю, что редакторской группе пришлось делать выбор. Но они выбрали, нас было трое – там был я, Сережа Алимпиев – это артист Театра оперетты. Он, насколько я знаю, может, и сейчас до сих пор там играет. Если что, вдруг он слышит, большой привет Сереже – давно не виделись. Он тогда пел Мистера Икс арию. И Саша Будаев с чешской редакции радио. Вот мы втроем, наша тройка поехала тогда. Было очень здорово, очень интересно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас я буду как такая, знаете, старушатник, так вот кряхтеть: «Ах, было в наше время…» Просто недавно этот формат возродился, если ты видел, по-моему, на МузТВ, если я не путаю.

В.КРИСКЕВИЧ: Да, мы видели, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я просто вспомнила лица этих ребят и их поведение, и сплошной стриптиз, и сразу хочется покряхтеть: «Да, были люди в наше время. А, вот, Слава Крискевич, человек, который Мистера Икса поет. А теперь сплошной стриптиз, не очень хорошо исполненный».

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, наверное. Я не видел. А уже была в эфире она, да?

Е.АФАНАСЬЕВА: Я случайно наткнулась. Я же говорю, буду кряхтеть.

В.КРИСКЕВИЧ: На МТВ, да. Я только рекламу в интернете видел.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, на МТВ, да?

В.КРИСКЕВИЧ: На МТВ.

Е.АФАНАСЬЕВА: Перепутала, извините. У нас Вячеслав Крискевич, я заговорилась сразу с вопросами, не напомнила SMS-номер для тех, кто еще не вызубрил его наизусть: +7 985 970-45-45. Ваши вопросы Славе и ваши реплики по поводу новостей в данном случае канала «Звезда», где Вячеслав работает. Ну, в общем, можем поговорить и вообще о новостях – такая у нас сегодня тема.

Ты, судя по тому, что я говорю, я специально не смотрю… Когда своих людей более-менее давно знаешь, то очень часто путаешь какие-то вещи. Я специально посмотрела в Википедии и была удивлена. В отличие от японцев, у которых пожизненный найм, ты, по-моему, сменил невероятное количество телеканалов и работал на Первом, на Рене, на НТВ, на Пятом канале.

В.КРИСКЕВИЧ: На Пятом, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Где еще?

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, пожалуй, это весь, наверное, список.

Е.АФАНАСЬЕВА: И на Украине где-то.

В.КРИСКЕВИЧ: На Украине, да. Ну, там совсем чуть-чуть. Ну, ТВ-6 еще было, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще и ТВ-6 было.

В.КРИСКЕВИЧ: Да. Ну, ТВ-6, когда переходили с НТВ, вот эта вся история. Я тогда попал на ТВ-6 тоже.

Е.АФАНАСЬЕВА: За 20 лет не надоело ли заниматься новостями?

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, во-первых, как раз вот из-за того, что я переходил все время, то каждый раз все было по-новому, потому что, ну, есть какие-то общие принципы формирования новостных выпусков, но есть и разница из-за того, какой это канал, какие у него там правила, какие возможности. Поэтому всегда это как-то отличалось. И вот эти переходы – они же были не просто переходы. Ну, просто в какой-то момент я понял, что мне нужны прямые включения, потому что без них, ну, как бы, новости не новости. Тогда я, вот, ну так получилось, что попал на Первый канал, и для меня там открылись совершенно другие возможности, которых я не знал раньше.

А это не только возможности, но это и опыт, который нужно постоянно, ну, чем-то подпитывать, учиться все время. И тогда ты учишься по кусочкам, по чуть-чуть одному, второму, третьему. И сейчас уже у меня, в общем, я могу сказать, что такой багаж, что, ну, наверное, нет практически каких-то вещей, которых в новостей телевизионных я не знаю.

Е.АФАНАСЬЕВА: А потом ты решил уйти с Первого канала и, сам того не ведая, составил телевизионную судьбу Димы Борисова, потому что на твое место срочно искали замену, и тогда я сосватала Диму. Видишь, как все в этом мире с «Эхом Москвы» связано?

В.КРИСКЕВИЧ: Да. Ну, тогда уехал на Пятерку, вот, в Петербург – это тоже было решение абсолютно сознательное, потому что там мне предложили все целиком создавать, с нуля все информационное вещание. Ну, вместе с коллегой Владиславом Пономаренко мы там этим занимались, и очень много чего сделали, да. Объехал я кучу городов России, открывали корпункты. В общем, то, что мы за 2-2,5 года там сделали, это было очень здорово. То есть это вся кухня новостная была построена с нуля.

Е.АФАНАСЬЕВА: Знаешь, пришло очень печальное сообщение от Екатерины, она написала: «Сергей Алимпиев умер в декабре 2005 года». Вот такая грустная информация.

В.КРИСКЕВИЧ: Да, действительно, печально. Я не знал об этом.

Е.АФАНАСЬЕВА: Последний раз когда я тебя видела в эфире – я не являюсь регулярным зрителем новостей канала «Звезда», надеюсь меня простишь ты и Гриша Кричевский, и все, кто делает это. Ну, попадаю – смотрю. Я увидела тебя в Скайпе. А это была Ливия, да?

В.КРИСКЕВИЧ: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: В общем, сейчас мы переходим из «Телехранителя», наверное, в другой формат, который называется «Своими глазами». Каким образом вы попадали в Ливию? Как вы там работали? Потому что это всегда интересно.

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, это тоже все телевидение, это все часть работы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но не все ведущие, которые сидят в кадре, вдруг срываются и несутся в поле, что называется. Обычно либо ты работаешь в поле, либо ты уже сел в кадр и, вот, руководишь, как бы ты ни скучал.

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, это, опять же, поиск каких-то новых форм, это то, зачем нужно развиваться дальше. Это то, чего я еще не делал. Поэтому было интересно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это от нехватки классных корров, которым можно доверить такую поездку?

В.КРИСКЕВИЧ: Нет, ну что вы? Нет-нет-нет. У нас есть очень много хороших корреспондентов, и доверить им всем можно такие поездки. Просто я говорю, что это, действительно, другая форма. Это ведущий, который поехал на место. Я же, как бы, соведущий, да? У меня есть девушки, с которыми я веду программу, мои партнеры.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, кого можно бросить в студии.

В.КРИСКЕВИЧ: Да. Они остались в студии, вот там Ольга Волкова у нас, Ирина Лосик вечером и я к ним присоединяюсь сейчас. Вот у нас так получилось, что сейчас я каждую неделю к ним присоединяюсь в 10-часовом выпуске.

А здесь совершенно сознательно мы пошли на то, что да, я поехал в Ливию, чтобы оттуда вместе вести программу. Там не всегда получалось, не каждый день получалось именно такой формат соблюсти, чтобы я был таким, именно соведущим. Но, я думаю, в следующий раз, в следующем месте это получится. То есть где-то я оказывался просто корреспондентом, что уже выходило за рамки того, о чем мы думали.

Е.АФАНАСЬЕВА: А соведущий – именно то, когда человек ведет программу, но с какого-то места событий?

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, конечно, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы такой формат придумали?

В.КРИСКЕВИЧ: Да, да-да-да. Ну, это должно быть место, естественно, значимое сейчас, то есть куда стоит поехать и откуда стоит…

Е.АФАНАСЬЕВА: В Японию еще не рванули.

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, в Японию пока нет – я просто был в другой сейчас командировке. Но посмотрим – может, и получится тоже. Сейчас пока там корреспонденты у нас работают.

Но возвращаясь к тому, как туда добираться, могу рассказать. Это долгая, длинная история, но так, если небольшими кусочками, вообще очень интересно, потому что, ну, кроме как с восточной стороны там нельзя было проехать, то есть через Египет. Мы летели до Каира, и потом там 800 км на машине до границы, там такой эль-Садум. И потом через эту границу переходишь, там ловишь другую машину и еще там километров 400-500 до Бенгази.

Е.АФАНАСЬЕВА: А ловишь – это просто как, вот, в Москве? Так вот, раз, частника тормознул и поехал?

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, там они стоят на границе, разные люди.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот даже страшно любопытно: за сколько же возят в таких вот экстремальных зонах?

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, по-разному. Там люди берут некоторые в сутки 400 долларов, некоторые 200, некоторые 300. Ну, как договоришься.

Е.АФАНАСЬЕВА: И на войну.

В.КРИСКЕВИЧ: Ну да, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: На попутке на войну.

В.КРИСКЕВИЧ: Да. Ну, они знают. У нас еще не очень хорошо, я так, в общем, считаю, потому что на нашей машине был приклеен этот флаг трехцветный, ну, флаг этот революционный. И это не очень хорошо, потому что мы таким образом, вроде как, становились на чью-то сторону. И с точки зрения безопасности тоже, в общем, было непонятно. Потому что если мы подъедем в какой-нибудь район, который контролирует Каддафи, то мало ли… Ну что? Они посмотрят, на машине флаг, да? Ну, что-то могут сделать. А так мы – журналисты, если ничего нет. То есть это некий был минус. Но плюс был в том, что, конечно, мы проезжали там все эти блокпосты, практически нас никто нигде не останавливал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Возвращаясь к появлению в кадре Скайпа, это, в общем, последнее время как-то я на больших новостях несколько раз видела. Ну, вот, ты возник в кадре – это не было перегона, не было прямой связи, тарелки не было? Почему вдруг? Или это поиск новой формы, ближе, вот, и доступнее для современного зрителя?

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, понимаете, странно будет выходить, например, в эфир из Скайпа из того места, где это можно сделать другим способом. Ну, это будет странно, потому что это, действительно, тогда будет просто форма. А в данном случае это не только форма, ну, вынужденная какая-то необходимость, потому что в том месте не было просто другого варианта.

Е.АФАНАСЬЕВА: А интернет был?

В.КРИСКЕВИЧ: Интернет был, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть он иногда работает лучше, чем в Москве или в Подмосковье, даже на войне.

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, иногда. Иногда да. Ну, тем более, что сейчас технологии, все-таки, шагнули. Сейчас вот эти все девайсы, которыми можем пользоваться, они иногда вытягивают даже не очень хорошую линию интернета, они дают возможность как-то эту картинку, там не знаю, сжать, передать. Есть такие возможности, варианты. И ими надо пользоваться, потому что телевидение – это ж такой, оперативный способ… Может быть, не такой оперативный как радио, да? Потому что нам надо передать картинку.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще менее оперативный чем твиттер, да?

В.КРИСКЕВИЧ: Нет, ну просто нам надо передать картинку в любом случае, потому что это телевидение. И любая новость – она становится настоящей новостью телевизионной, только когда есть картинка. И тогда даже если ты сам просто являешься картинкой, это уже…

Е.АФАНАСЬЕВА: Знаменитая история Лени Парфенова про слона и пражское наводнение. Знаешь ее, нет?

В.КРИСКЕВИЧ: Возможно, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Он был где-то – я сейчас могу перепутать – в какой-то американской компании или в гостях, или в командировке, и они обсуждали новости по пражскому большому наводнению, когда там смывало практически и затоплена была вся Прага, и мост знаменитый, и все. Эта новость ранжировалась в выпуске то вниз, то вверх, то вниз, то вверх. И только когда им сказали, что есть картинка, что там тонущий слон, только тогда она оказалась первой новостью.

В.КРИСКЕВИЧ: Да, конечно. Тогда однозначно.

Е.АФАНАСЬЕВА: И обычно Леонид всегда спорит с Владимиром Владимировичем Познером в этом случае. Познер доказывает: «Ну какой слон?» А Леня доказывает: «Новости – это, вот, слон, а не мост знаменитый, не рассказы про то, сколько может погибнуть картин и все прочее».

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, это тоже. Если бы были картины в кадре, это тоже бы попало на первое место однозначно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, просто, наверное, не было самих картин.

В.КРИСКЕВИЧ: Не было, да. Вот, точно так же, как в Ливии, понимаете? Никто не видел самих этих бомбардировок, да? Вот, никто не снял тот самолет, который конкретно бомбил какие-то там районы. Ну, не было этого. Ну, то есть этого никто не видел, поэтому мы не можем…

Е.АФАНАСЬЕВА: Зато у японцев в NHK взрыв атомной станции в прямом эфире.

В.КРИСКЕВИЧ: Это да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, скажи, пожалуйста: наверное, все равно все новостники смотрят, не отрываясь, эти дни. Действительно, NHK коллеги отрабатывают на более крутом уровне, чем работают наши? Эти съемки с вертолетов, практически когда смывает эти города и поселки с лица земли, и этот взрыв. Это просто круче технологии и правильнее работа, или мы так тоже умеем?

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, вертолетов у нас, действительно, нет телевизионных ни у кого. Я думаю, что мы умеем и у нас очень много профессиональных людей. Ну, логистика, я не знаю, может быть, страна меньше, лучше канал.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вообще, канал «Звезда» так связан с армией, грех не иметь. Вот, сам бог велел сказать: «Слушайте, армия, давайте вертолет сделаем».

В.КРИСКЕВИЧ: Нет, мы ставим свои камеры и на вертолеты, и на самолеты, когда, там не знаю, на учениях, например. И мы камеру устанавливали там на танки, очень красивая получается картинка, просто шикарная. На форму военнослужащих там. Ну, очень получается здорово. Но это все такие акции, к которым мы заранее готовимся.

Е.АФАНАСЬЕВА: Разовые.

В.КРИСКЕВИЧ: Да. Вот так просто чтобы взять, щелкнуть пальцами, чтобы у нас появился вертолет и мы куда-то полетели, ну, это сложно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Извини, я перебила. Мы про разницу или отсутствие разницы в работе коллег за рубежом, в частности, NHK и отечественных новостников. Есть она или нет?

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, технически, наверное, конечно, есть. Просто сейчас практически все наши телевизионные станции обладают оборудованием необходимым, по крайней мере, центральные каналы. У нас там есть эти беганы спутниковые, то есть небольшое такое устройство, которое можно взять с собой в любую точку мира, там, как бы, развернуть и выйти в эфир. Это все есть. Но я думаю, что там, во-первых… Ну что? Ну, действительно, там есть вертолеты как и у американских телекомпаний, мы знаем. Там другие деньги в телевидении. Ну, там просто больше вкладывается. Ну, у нас физически невозможно, я не знаю, купить. Может быть, и можно было бы купить вертолет (там есть проблемы с какими-то разрешениями, да?), но все равно другие деньги и другие объемы технические, которые позволяют по-другому как-то все это построить.

Это правда. Ну, мы профессионально такие же. Может быть, где-то даже и лучше, потому что мы выдумываем, когда у нас нет возможностей технически что-то осуществить, мы придумываем какие-то способы, как передать эту картинку. Ну, бывает, что ты оказываешься на месте и кроме того же самого интернета нет других возможностей, поэтому там люди ищут, бегают.

Е.АФАНАСЬЕВА: Голь на выдумки хитра.

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, может быть, и так, да. Но я говорю, что профессионально мы, вот, 100% мы такие же все. Мы уже все сейчас всё знаем, мы все знаем новые технологии, все понятно. Ну, где-то, конечно, они опережают нас, ну, потому что у них другие технологии.

Е.АФАНАСЬЕВА: Японцы еще же страшно въедливые, потому что они же скрупулезные и работают до потери сознания практически. Я когда-то была сколько-то теперь уже, 12 лет назад ровно в день, когда мы были там в гостях на NHK, и вдруг срывается человек, который нас принимает, буквально, вот, с места кричит: «У меня срочное дело, у вас новый премьер», когда Ельцин назначил Путина премьером. И убежал работать.

Мы сейчас прервемся на новости в нашем разговоре о телевизионных новостях. Говорим мы с Вячеславом Крискевичем, ведущим новостей телеканала «Звезда». И после выпуска новостей на «Эхе», первый из которых когда-то прочел сам Слава, мы продолжим разговор в программе «Телехранитель».

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы продолжаем программу «Телехранитель», в студии Елена Афанасьева, говорим мы сегодня о новостях и не только, говорим с Вячеславом Крискевичем, ведущим новостей телеканала «Звезда». +7 985 970-45-45 – наш SMS-номер. Пожалуйста, ваши вопросы и реплики, вы также можете попробовать дозваниваться в прямой эфир 363-36-59, код Москвы 495. Из тех смсок, которые сейчас приходят, как водится, можно сделать взаимоисключающие выводы. Мария из Петербурга пишет: «Прекрасный канал «Звезда», очаровательный, украшающий эфир Вячеслав Крискевич».

В.КРИСКЕВИЧ: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: А следующая смска начинается. В скобках: «Елена, читайте полностью!» Читаю полностью: «ТВ-канал «Звезда» — жуткий, тупой аналог газеты «Правда», где вместо новостей казенная пропаганда в духе самых мрачных совковых идеологем издалека. Федор из Петербурга».

В.КРИСКЕВИЧ: Ужас какой.

Е.АФАНАСЬЕВА: И то Петербург, и то Петербург. И, вот, видите? Противоречат друг другу.

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, я их не буду ни того, ни другого никак комментировать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, комментировать не призываю. А нужно ли такое количество новостей на таком количестве каналов? Все-таки, каналов сейчас много, а новостей тоже много. Казалось бы, ну смотрите, не нравится Первый, второй, смотрите Рен ТВ. Зачем «Звезде» новости?

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, это повелось, все-таки, с самого начала, с открытия этого канала. Я при этом не присутствовал, поэтому, в общем, вопрос не совсем ко мне. Наверное, да, Григорий Кричевский может сказать, зачем изначально были. Ну, так было задумано, что да, на этом канале Министерства обороны будут новости. Вот. А сейчас, ну, без них, вообще говоря, сложно себе канал представить. Ну, это один из рейтинговых продуктов, который смотрят, и мы его меняем постоянно. Ну, это нужно.

Есть фильмы на нашем канале, которые очень многие смотрят – ну, там советские фильмы, есть документалистика очень интересная. А есть новости. Ну как? Без них уже никуда. Я не знаю. Я думаю, что очень многие наши телезрители без новостей этот канал уже и не представляют, поэтому вопросом таким и не задаются.

Е.АФАНАСЬЕВА: А разница между федеральным каналом, где ты вел новости, на разных федеральных каналах, и, все-таки, каналом более нишевым, каким «Звезда» является.

В.КРИСКЕВИЧ: Но это тоже федеральный. Почему?

Е.АФАНАСЬЕВА: Обиделся. (смеется)

В.КРИСКЕВИЧ: Нет, там даже статус есть такой.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но количество зрителей все равно, судя даже по рейтингам у Первого или у НТВ, где ты работал, и у «Звезды» разные.

В.КРИСКЕВИЧ: Ну что ж? Ну, зато есть возможность экспериментировать.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть армейской цензуры в отличие от цензуры федеральных каналов нет?

В.КРИСКЕВИЧ: Не, ну это знаете, это вы так говорите «армейская цензура». Слушайте, на других каналах есть свои какие-то правила, у нас есть свои правила, У нас не цензура, почему? Просто, действительно, канал принадлежит Министерству обороны, и, конечно, ну, это просто было бы не логично, если бы мы интересы своего акционера никак не представляли. Конечно, мы их представляем, мы их защищаем и показываем очень много из того хорошего, что происходит в армии, не знаю, из тех перемен, которые сейчас идут там – и про жилье военнослужащим рассказываем, и так далее, и так далее. Ну, было бы странно об этом не говорить.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот Дмитрий из Екатеринбурга почти похожий вопрос задает: «Вячеслав, работа на канале «Звезда» отличается от работы на Первом канале?»

В.КРИСКЕВИЧ: Не, ну, конечно, отличается. Ну, на Первом канале я еще к тому же был просто ведущим, а здесь я, все-таки, директор новостей, поэтому я имею некое отношение к общему формированию того, что происходит в новостях. И это совсем другая работа. А относительно просто ведения, ну, относительно составления выпусков – ну, конечно, мы тоже отличаемся. У Первого канала там свои есть какие-то сейчас подходы, они там социальным каким-то темам таким, я не знаю, ну, не дай бог, там больным детям каким-то или еще, могут, например, уделить больше внимания, чем мы – они иногда это на первый план выводят, ставят на первое место новость.

Но вообще говоря, решение о том, что должно быть первым в новостном выпуске, это принципиальный вопрос для всех, наверное. Поэтому если днем это чаще всего просто последние новости, самые последние, которые пришли, то вечером это уже после того как прошел день, это уже происходит некое осмысление и каждый выбирает первой новостью то, что, ну, что он считает важным, самым главным. И это может быть не всегда…

Е.АФАНАСЬЕВА: Не всегда это выступление министра обороны?

В.КРИСКЕВИЧ: Не, ну не всегда. Ну, во-первых, они не так часто тоже происходят в таком объеме. А во-вторых, ну, бывают разные события, которые перекрывают все. Там, например, Япония сейчас. Тоже, с одной стороны, странно. Вроде как это такая, мировая новость, для России, ну, может быть, для Дальнего Востока – это, как бы, жизненно важно, потому что там речь идет о ядерной опасности. Как бы, для центральных, может быть, это было бы не важно, но все равно люди выбирают и ставят это на первое место, потому что, ну, это важно в общественном сознании, это сейчас и стоит на первом месте. Хотя, может появиться что-то другое, я думаю, на каком-нибудь региональном канале или на городском может появиться новость, которая перекроет Японию. Да? Это же, ну такой, живой организм.

Е.АФАНАСЬЕВА: Продолжаются такие противоречащие друг другу смски. Маша пишет: «Спасибо за телеканал «Звезда». Великолепные новости и ведущие, так держать. Всегда смотрю новости на нем – лучшие новости и прямые эфиры. Спасибо за Ливию». А Ольга пишет: «Работая на подцензурном телевидении, вы не вправе сравнивать себя с порядочными журналистами».

В.КРИСКЕВИЧ: Ой да ладно! А где сейчас, ну, такое прямо телевидение…

Е.АФАНАСЬЕВА: Не подцензурное.

В.КРИСКЕВИЧ: Не, ну, слушайте, это вообще все условно. И уже об этом сказано столько, что даже, наверное, не стоит останавливаться. А, там я не знаю, у CNN тоже своя цензура.

Е.АФАНАСЬЕВА: Зато Михалыч, вот видите, профессионально оценивает ваших ведущих: «С удовольствием смотрю вечерние новости по «Звезде» в 22. Где нашли таких грамотных и профессиональных ведущих? Ольга Волкова – супер, похвалите ее особо».

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, хорошо, обязательно похвалим.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так что передайте, Михалыч требует похвалить ее особо.

В.КРИСКЕВИЧ: Хорошо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Антон спрашивает: «А когда было по-настоящему страшно делать репортаж?»

В.КРИСКЕВИЧ: Откуда?

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну  вот он и спрашивает.

В.КРИСКЕВИЧ: Вообще?

Е.АФАНАСЬЕВА: Вообще.

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, видите, моя репортерская, так скажем, работа – она была на радио давным-давно еще. Ну, тогда еще с «Эхо Москвы» и для русской службы Би-Би-Си я там ездил в Чечню и Приднестровье. А на телевидении я работал уже только как ведущий. Вот сейчас был в Ливии. Ну как страшно? Ну, там стреляют, да. Но это такое дело-то, в общем, не хитрое.

Е.АФАНАСЬЕВА: И он заулыбался. У журналистов сбитые представления, страшно или хорошо: когда стреляют, надо срочно туда бежать, где стреляют.

В.КРИСКЕВИЧ: (смеется) Нет, там было просто неприятно, потому что мы в какой-то момент поехали ночью как раз в ту самую Брегу, о которой сейчас шла речь в новостях, которую сейчас, вроде бы там, то ли опять захватили, то ли опять отвоевали – не понятно. Вот, мы в этой Бреге провели ночь и были, ну, рядом с позициями вот этих повстанцев, которые готовились к тому, что их сейчас будут атаковать наемники Каддафи.

Е.АФАНАСЬЕВА: Приятного было мало.

В.КРИСКЕВИЧ: Да. И наш водитель просто не позаботился заправить машину. Мы стояли с пустым баком. Вот здесь было неприятно, потому что мы понимали, что если что, мы даже не можем никуда оттуда убраться в нужный момент. Ну и все. Ну, неприятно, да. Но это же работа. И, конечно, мы должны быть там, где происходят новости. А новости – к сожалению, это чаще всего, ну, какие-то такие, негативные.

Е.АФАНАСЬЕВА: А у «Звезды» большая служба новостей? Сколько человек?

В.КРИСКЕВИЧ: Ну да. Просто смотря как там считать. Я думаю, что точной цифры я все равно не назову, потому что это, как бы, такая, может, даже и коммерческая тайна. Но достаточно большая. Думаю, ее можно сравнить с теми, кто в Москве работает, например, у Первого канала. По количеству можем сравнить. Но если брать филиалы, если брать корпункты, то у нас, ну, конечно, меньше людей. У нас больше стрингеров, то есть тех людей, которые работают не только на нас, но и на другие каналы. Хотя, есть и корреспондент, который с нами работает, я не знаю, в Нью-Йорке, например, или в каких-то еще других городах, далеких довольно от Москвы.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Слава, у вас очень удобный сайт, но новостная лента хромает сильно. Только в воскресенье в 10 вечера обзор недели».

В.КРИСКЕВИЧ: Вы знаете, там, строго говоря, нет новостной ленты – это отражение того, что идет у нас в эфире. То есть у нас отдельного интернет-подразделения, которое специально работало бы над новостями на сайте нет – это просто отражение того, что у нас есть в эфире. То есть там за каждой новостью видеосюжет стоит. Поэтому да, действительно, если говорить об оперативности, то там… Ну, мы сейчас над этим думаем. В ближайшее время, я думаю, что это поправим. Потому что сайт тоже менялся последний год, очень много там сделали нового и сейчас его надо будет немножко корректировать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Евгений пишет. Ну, мне кажется, он не совсем по адресу вопрос: «Будет ли на «Звезде» документалистика про наемников, а не про патриотично настроенных голодранцев?»

В.КРИСКЕВИЧ: Не знаю, что он имеет в виду под наемниками и под голодранцами. Есть и будет наверняка. Опять же, это, действительно, к Григорию Кричевскому вопрос больше. Но я думаю, что будет все интересное, связанное с этой темой. Вот, все. Отношение, ведь, у всех разное к фильмам. Кто-то считает и Штирлица, может быть, не тем, кого можно было бы показывать по телевидению. А кто-то наоборот, может быть, смотрел бы только американские фильмы. Ну, это все вкусовщина же. У нас выстроенная своя сетка – я считаю, что… Ну, это мое личное, как бы, мнение. Она достаточно интересная для той аудитории, которая нас смотрит.

Е.АФАНАСЬЕВА: +7 985 970-45-45 – наш SMS-номер, 495 – код Москвы, 363-36-59 – телефон прямого эфира, вы можете дозваниваться или по SMS задавать свои вопросы Вячеславу Крискевичу, мы будем их зачитывать или выведем вас в эфир. Ну как всегда. Вот я говорю, как только приходит новостник, сразу, вот, та лента новостей…

В.КРИСКЕВИЧ: Ну да, Интерфакс, молния. Самолет МЧС России с группой спасателей вылетел в Японию.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот видите? Ну, вот, не перебить человека. Как начал новости на «Эхе» читать 20 лет назад, так и продолжает. Я думаю, наши новостники должны сказать Славе «спасибо» — зачитал.

Так, давайте, наверное, звонки попробуем тоже принять. Где у меня тут звоночки? Вот, попробуем вот этот. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня Антон зовут, из Перми.

В.КРИСКЕВИЧ: Здравствуйте, Антон.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хотел бы, знаете, спросить об отношении, показывать или не показывать лица и тела погибших в терактах? Вы помните, то, что обсуждалось. И стоит вообще это делать или нет? Вот, все касаемо терактов и как это преподносить. Спасибо.

В.КРИСКЕВИЧ: Спасибо, Антон. Ну, я считаю, что не стоит, и мы этого не делаем. Мы всегда стараемся, даже если мы имеем (ну, а мы всегда имеем картинки больше, чем возможно вообще показывать по телевидению), поэтому мы просто вырезаем те вещи, которые мы считаем нужным показать, а остальное откладываем в сторону просто и все. Ну, тут, действительно, есть грань, которую, как мы считаем, нельзя переходить. «Мы» — это я говорю, потому что мы это обсуждали очень долго как раз у себя в редакции и, опять же, и с Григорием Кричевским, с главным редактором.

Е.АФАНАСЬЕВА: А что еще нельзя, по-вашему, в новостях вообще или конкретно в новостях вашего канала?

В.КРИСКЕВИЧ: Нет, я бы говорил вообще о новостях, потому что, ну, на нашем канале мы просто применяем те соображения, которые мы считаем нужными. Я считаю, что, действительно, нельзя переходить какие-то границы нравственные такие. Ну, нельзя показывать те же лица убитых. Нельзя, на самом деле, передергивать факты – это самое главное. И это, может быть, даже не всегда заметно, когда это происходит, и когда журналист, находясь на месте, он, ну, может, не до конца разобрался или по какой-то другой причине, может, не успел просто. Вот, он прибежал быстро, посмотрел, что-то наговорил. А бывает, какие-то детали меняют всю картину полностью.

Вот, возвращаясь опять к той же Ливии, ну, нельзя говорить, что бомбили, там, например, Бенгази, если ты сам этого не видел и не слышал. То есть это нельзя утверждать, а такое было, например, да? Я слышал, что люди передавали, что «вот, сейчас под атакой находится Бенгази». В это время они сами находились за 200 км от этого города и просто не могли ни слышать, ни видеть, не могли это проверить. Но при этом они ни на кого не ссылались, говорили об этом сами – вот это неправильно. Ну, это, я думаю, что общие правила не только для телевизионной журналистики, не только для телевизионных новостей.

Е.АФАНАСЬЕВА: Лев пишет: «Сетка удобная для просмотра фильмов и news, но планируются ли новые сериалы и фильмы по «Звезде»?» Что-то пошли повторы. Опять, Лев, наверное, вопрос к Григорию Кричевскому, а не к Славе – он новостями занимается.

В.КРИСКЕВИЧ: Напрашивается… Мне кажется, вам надо будет пригласить.

Е.АФАНАСЬЕВА: Позовем Гришу обязательно, как же. Он у нас каждый год бывает. Фтир (подпись) спрашивает: «Вы женаты?»

В.КРИСКЕВИЧ: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Слава пришел с женой и с дочкой, они здесь его ждут. Так что, Фтир, увы. «Всей семьей смотрим канал «Звезда», даже Первый порой не успевает за «Звездой». Оперативнее и четче новости. Ольга Волкова, правда, очень хорошая ведущая», — пишет Лия.

В.КРИСКЕВИЧ: Ну видите как? И правда мы иногда… У больших каналов есть небольшая проблема в том, что за какими-то, ну, такими, гигантскими большими темами, основными они иногда, ну, не то, что пропускают, они просто откладывают на потом какие-то вещи, какие-то новости, которые нам кажутся интересными и мы их…

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы их успеваете быстрее отработать.

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, мы их успеваем показать, да. Мы их, например, показываем вечером, а они начинают показывать их утром, Ну, в этом, в общем, на самом деле, может, и нет ничего такого принципиального. Тут, ведь, важно, например, как ты про землетрясение скажешь, если ты будешь о нем говорить уже на следующий день в конце дня. Тогда это будет странно.

Е.АФАНАСЬЕВА: А официоза, паркета у вас столько же, сколько у больших каналов? Обязательно так же должны отработать – премьер, президент, другие официальные лица, у вас еще министр обороны, наверное.

В.КРИСКЕВИЧ: Да-да-да. Ну, чуть меньше, я думаю, но, конечно, это все есть. Это же важно.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, это важно. Не потому, что это так надо в 2011 году на нашем с вами отечественном телепространстве, а потому что это важно.

В.КРИСКЕВИЧ: Знаете, когда я еще на Первом канале работал, мне тоже задавали всегда вот эти все вопросы.

Е.АФАНАСЬЕВА: И грамотный ответ выработался с тех пор. (смеется)

В.КРИСКЕВИЧ: Нет. Дело тут, знаете как? Я просто для себя сам всегда смотрю на новость и понимаю. Ну, я должен сам понять, почему я должен это показать первым, ну, в смысле первым по очереди в выпуске. И я для себя должен это объяснить, и потом должен объяснить это зрителю. Так вот я всегда, когда это необходимо, пытаюсь объяснить это и для себя, и для зрителя, ну, то есть найти в этом новость, а она там есть. На самом деле, ну, в любом заявлении первого лица (тут даже спорить нечего), всегда есть новость. Ну, ее просто надо оттуда вынуть и все. Просто если это показывать без комментариев, ну, можно, наверное, делать и так. Я имею в виду, без комментариев, как бы, без проникновения в нее.

Е.АФАНАСЬЕВА: А как проникновение в новость, сказанную первым лицом, происходит?

В.КРИСКЕВИЧ: Ну как? Ну, ты же понимаешь, о чем идет речь. Ты начинаешь… Ну, можно как-то порыть, посмотреть, что с этим связано сейчас в нашей жизни. Ну, сопроводить эту новость какими-то еще сообщениями, которые объяснят, о чем, собственно, речь и что это для нас значит.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Мы начали с того, что появление первое, что называется, в ящике было, все-таки, не в новостях, а в развлекательном жанре. За 20 лет работы не хотелось, в общем?.. Все-таки, новости – вещь такая, что в какой-то момент начинает казаться, что все уже было, уже все темы были, уже все сюжеты были, все подходы были. Не хотелось вдруг поменять и заняться таким, более развлекательным? Там, шоу-бизнесом, кино, еще чем-то?

В.КРИСКЕВИЧ: Да всегда хочется чем-то заняться. Постоянно хочется заниматься, ну не знаю, сразу и всем. Я вообще просто очень люблю учиться, поэтому для меня любое занятие, которого я не знаю, оно для меня привлекательно. Потому что я в этом занятии, ну, начинаю получать, учиться чему-то новому, получать какие-то новые знания, которые мне там потом могут в чем-то помочь. Поэтому не знаю. Ну, была возможность, было время, я чем-то пытался еще заниматься дополнительно. Когда времени нет, сейчас когда полностью в новостях, то, наверное, просто времени нет для этого. Хотя, я, наверное, занимался бы с удовольствием.

А новости – ну, зря так, что…

Е.АФАНАСЬЕВА: Зря?

В.КРИСКЕВИЧ: Нет, я говорю, зря ты так говоришь, что это уже все надоевшее и одно и то же. Оно как раз всегда разное.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, просто какой-то набор. Ну, как, знаете, как с классическими темами для романов, сюжетов, пьес, они все известны со времен Шекспира, их там посчитано, сколько их, сколько пальцев, наверное, на руке. Так и с новостями – в общем, все темы в какой-то момент кажется, что они уже были. Я вот о чем говорю.

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, это да. Но это бесконечный поиск, вот я не знаю, и формы, и способа передачи.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы вот сейчас говорили об этом слоне пражском, и я вспоминала Парфенова, их спор вечный с Познером по поводу инфотеймента. А новости должны быть, все-таки, развлечением для зрителей или нет?

В.КРИСКЕВИЧ: А они являются развлечением, в любом случае. Ну как? Развлечения – это ж не только когда человек смеется, хохочет в голос, да? Ну, любая информация – это некая такая… Ну не знаю, некая пища для головы. Может быть, меня сейчас кто-то тут может упрекнуть в точности формулировок, но по моему ощущению… Ну, развлечения, если ты, конечно, просто говоришь о том же слоне, ну да. Но он же не сам по себе слон, а он же во время наводнения слон. Понимаешь мою мысль? (смеется)

Е.АФАНАСЬЕВА: Я-то понимаю, да. Вопрос в том, что должны ли быть новости такими сухими, четкими «выдали информацию – и все», либо новостники вынуждены, потому что телевидение и вообще вся жизнь становится все более и более насыщенной, искать вот этот вот поворот, как зацепить зрителя на какой-то крючок, чтобы они съели и информационную составляющую.

В.КРИСКЕВИЧ: Конечно. Так надо, нет, не для того, чтобы они съели, а просто для того, чтобы это, действительно, было интересно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, какой-нибудь пример из ваших выпусков новостей, когда приходится найти нечто, какую-то обертку, в которую упаковать?

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, у меня просто сейчас очень живо вот эта вся Ливия перед глазами, я все время к ней возвращаюсь. Ну, конечно, можно просто говорить про то, что люди ходят и палят в автоматы, а можно что-то… Вот, мы нашли там эти куски ракет, которые разорвались и были на краях этих воронок. Мы там их нашли и мы их, вот, руками принесли и показывали, стучали, там, какой они звук издают, показывали, какие они острые. Ну, это детали. Их там может быть много.

Не знаю, люди, которые как-то там посмотрели по-особенному и корреспондент обратил на это внимание, и все это приобретает сразу другое какое-то звучание. То есть картинка становится какой-то более выпуклой. А это именно так и должно быть, да. И тогда это, может, действительно, можно назвать развлечением. Ну, правда, это развлечение. Это, вот, те детали, которые, действительно, позволяют общую информационную картину воспринять немножко иначе, немножко более вкусной, так скажем. Ну да. А иначе скучно совсем говорить сухими словами-то все время постоянно. Это правда.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сколько у вас выпусков новостей в день?

В.КРИСКЕВИЧ: У нас пять.

Е.АФАНАСЬЕВА: Каждый день? Или есть выходные?

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, в выходные 2 выпуска только, да. В будни – 9, 13, 16, 18 и 22 часа.

Е.АФАНАСЬЕВА: 7 дней в неделю каждый день. Я имею в виду, что от новостей голова когда-нибудь выключается? Или, все-таки, новости – это уже образ мышления, а не работа?

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, это как было сказано не так давно, надо спать по очереди.

Е.АФАНАСЬЕВА: По очереди с коллегами?

В.КРИСКЕВИЧ: С коллегами, с коллегами, да. То есть, все равно надо постоянно следить за тем, что происходит, чтобы ничего не пропустить. Поэтому есть дежурные, которые сидят ночью там.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну то есть когда в отпуске, все равно срочно поиск любых новостей?

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, если что, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ильяс пишет: «Приятно радует, что приглашаете экспертов на прямой эфир. Нравится показ. Хотелось бы больше гостей в студии по топовым событиям. А вообще, молодцы».

В.КРИСКЕВИЧ: Гости – да. Я считаю, что это очень интересно. Это как раз то, что нас тоже отличает, если говорить, ну вот, о больших каналах. Ну, там я сейчас не говорю про «Вести 24», потому что это особый формат, это целиком весь канал посвящен новостям. А там, где идут выпуски новостей, то гости – у нас их больше, чем где бы то ни было. Мы, собственно, этот формат отрабатывали на «Пятерке» в Питере. Ну, там немножко была другая история. А здесь мы сейчас ищем по темам дня, по каким-то важным, приглашаем гостей.

Опять же, это по-другому получается посмотреть на ту или иную новость. Потому что одно дело просто записать синхрон, то есть записать человека где-то по определенной теме и выдать какой-то кусочек. А другое дело, в живом эфире этот человек может по-другому раскрыться и новость может раскрыться иначе.

Е.АФАНАСЬЕВА: А может, наоборот, замкнуться, перепугаться и ничего вам не сказать.

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, это уже вопрос работы ведущего. Нужно как-то раскрутить, найти.

Е.АФАНАСЬЕВА: А бывало, что человек либо заткнулся и все?

В.КРИСКЕВИЧ: Бывало, бывало. Тогда надо готовить заранее несколько вопросов, чтобы можно было… Он ответил: «Да», ты ему сразу второй вопрос. Он: «Нет». Ты ему третий вопрос. «А все-таки? А почему?» «Почему» — ну, все знают, это универсальный вопрос, на который нельзя ответить односложно, да? «Почему?»

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть придется ему хоть что-то сказать.

В.КРИСКЕВИЧ: Конечно, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Уважаемые юные журналисты, если вы только начинаете учиться, первый совет от Славы Крискевича: вопрос «Почему?» вам очень пригодится.

В.КРИСКЕВИЧ: Да, абсолютно точно.

Е.АФАНАСЬЕВА: «А что вам скажут на работе, когда узнают, что вы посещаете вражескую радиостанцию «Эхо Москвы»?» — спрашивает Вова из Екатеринбурга.

В.КРИСКЕВИЧ: Ну да-да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Какие удивительные представления у людей. Если Слава работает на «Звезде», то «Эхо Москвы» — вражеское.

В.КРИСКЕВИЧ: Ну, во-первых, у нас есть общий проект, у радиостанции «Эхо Москвы» и телеканала «Звезда», программа «Военный совет» — она идет и у нас, и здесь.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вова, никто тут не враждует. Увы. Может быть, вам хотелось бы, чтобы мы сейчас тут кидались… Я вам начала рассказ с того, что Слава был третьим человеком, которого я на «Эхе Москвы» увидела, когда пришла туда, ужас сколько лет, 20 лет назад.

Ну что? Мы практически подошли к концу.

В.КРИСКЕВИЧ: Очень быстро летит время просто.

Е.АФАНАСЬЕВА: А когда ты сидишь в новостях?

В.КРИСКЕВИЧ: Тоже. Тоже очень быстро.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот. Оказывается, это не зависит от того, кто на какой стороне эфира сидит. Ну что ж, мы, в общем, завершаем. Я понимаю, что новости анонсировать невозможно. И, все-таки, завтра с чего начнутся, если не будет экстренных событий?

В.КРИСКЕВИЧ: Япония.

Е.АФАНАСЬЕВА: Япония?

В.КРИСКЕВИЧ: Да, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: И вы каким-то образом с МЧС?

В.КРИСКЕВИЧ: У нас там сейчас работает корреспондент на месте.

Е.АФАНАСЬЕВА: А как пробрался?

В.КРИСКЕВИЧ: Ну как? Просто прилетел.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, сейчас летает?

В.КРИСКЕВИЧ: Да, сейчас летает в Токио. Но там дальше надо работать – там надо пробираться в районы бедствия.

Е.АФАНАСЬЕВА: Где все перекрыто.

В.КРИСКЕВИЧ: Конечно, да. Там перекрыто, там стоят кордоны. Там даже тарелки сейчас не могут. Они собирались поехать в эти районы, но их вернули. Тарелки спутниковые я имею в виду.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, я понимаю. Пробраться – это одно дело, а главное – что вернуть оттуда сюжет, что намного сложнее.

В.КРИСКЕВИЧ: Да. Или передать с места, что интереснее и важнее.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, с тарелкой туда пробраться.

В.КРИСКЕВИЧ: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что? Желаем съемочной группе канала «Звезда» и других каналов успеха, потому что новейшие технологии, это замечательно, когда у нас блогеры отрабатывали по Скайпу в новостях даже больших каналов, но хочется видеть все емко глазами ваших корреспондентов, которые позволяют нам видеть это своими глазами.

Это Вячеслав Крискевич, ведущий новостей телеканала «Звезда» был в программе «Телехранитель». Я прощаюсь с вами до следующего воскресенья. Елена Афанасьева, всего доброго.

В.КРИСКЕВИЧ: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: До свидания.

Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

13 марта 2011 | 23:10

"есть этого никто не видел, поэтому мы не можем... А бывает, какие-то детали меняют всю картину полностью... нельзя говорить, что бомбили, там, например, Бенгази, если ты сам этого не видел и не слышал "
Пример для подражания:

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, просто, наверное, не было самих картин.
В.КРИСКЕВИЧ: Не было, да. Вот, точно так же, как в Ливии, понимаете? Никто не видел самих этих бомбардировок, да? Вот, никто не снял тот самолет, который конкретно бомбил какие-то там районы. Ну, не было этого. Ну, то есть этого никто не видел, поэтому мы не можем...
-----------------------

В.КРИСКЕВИЧ: действительно, есть грань, которую, как мы считаем, нельзя переходить. «Мы» - это я говорю, потому что мы это обсуждали очень долго как раз у себя в редакции и, опять же, и с Григорием Кричевским, с главным редактором.
Е.АФАНАСЬЕВА: А что еще нельзя, по-вашему, в новостях вообще или конкретно в новостях вашего канала?
В.КРИСКЕВИЧ: Нет, я бы говорил вообще о новостях, потому что, ну, на нашем канале мы просто применяем те соображения, которые мы считаем нужными. Я считаю, что, действительно, нельзя переходить какие-то границы нравственные такие. Ну, нельзя показывать те же лица убитых. Нельзя, на самом деле, передергивать факты – это самое главное. И это, может быть, даже не всегда заметно, когда это происходит, и когда журналист, находясь на месте, он, ну, может, не до конца разобрался или по какой-то другой причине, может, не успел просто. Вот, он прибежал быстро, посмотрел, что-то наговорил. А бывает, какие-то детали меняют всю картину полностью. Вот, возвращаясь опять к той же Ливии, ну, нельзя говорить, что бомбили, там, например, Бенгази, если ты сам этого не видел и не слышал. То есть это нельзя утверждать, а такое было, например, да? Я слышал, что люди передавали, что «вот, сейчас под атакой находится Бенгази». В это время они сами находились за 200 км от этого города и просто не могли ни слышать, ни видеть, не могли это проверить. Но при этом они ни на кого не ссылались, говорили об этом сами – вот это неправильно. Ну, это, я думаю, что общие правила не только для телевизионной журналистики, не только для телевизионных новостей.


marek 14 марта 2011 | 22:07

Да, наконец, можно не "плавать" в предположениях и догадках - "бомбили или не бомбили" - всё предельно ясно.
Спасибо.
И если это канал, связанный с военными, то, конечно, и корреспонденты должны уметь работать в горячих точках в России и мире.
Это ведь самое важное - инофрмация и правда из тех мест, где её трудно получить. Потому что люди, которые там находятся, и то, что там происходит, становятся игрушками для манипулирования общественным мнением.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире