'Вопросы к интервью
Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям, говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня мы, естественно, будем говорить о премии ТЭФИ. Два ее этапа прошли на минувшей неделе. В понедельник в Москве вручались призы в номинации «Профессии», и вчера в Петербурге вручались в номинациях «Лица». И сегодня у меня в гостях в студии два победителя, и будет еще включение по телефону. В гостях у нас сегодня Леонид Канфер, который получил приз как лучший репортер. Здравствуйте, Леонид.

Л.КАНФЕР: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это корреспондент Рен-ТВ.

Л.КАНФЕР: Телеканал Рен. Все меняется.

Е.АФАНАСЬЕВА: Господи, ТВЦ вечно не знаю, как правильно называть. И Борис Корчевников. У Бориса вообще уникальная ситуация: он стоял на одной сцене и сам с собой, оказывается, конкурировал, потому что победило сразу два документальных фильма разных каналов, но вел оба эти документальных фильма Борис.

Б.КОРЧЕВНИКОВ: Да, добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это СТС-овская «История шоу-бизнеса», которую вы вели вместе со Шнуровым, и проект канала ТВ-Центр о концлагерях.

Б.КОРЧЕВНИКОВ: Да. Фильм Федора Стукова, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я вас поздравляю, уважаемые мои сегодняшние гости. И по телефону с нами на связи Михаил Ефимович Швыдкой. Добрый вечер, Михаил Ефимович.

М.ШВЫДКОЙ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы нас слышите?

М.ШВЫДКОЙ: Я вас очень хорошо слышу.

Е.АФАНАСЬЕВА: Президент Академии российского телевидения. Михаил Ефимович, это была уже ваша вторая ТЭФИ или третья?

М.ШВЫДКОЙ: Вторая.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что вам показалось важным в этом году, что вы отметили бы? И что вам не понравилось?

М.ШВЫДКОЙ: Вы знаете, самое хорошее то, что, несмотря на увеличившееся число членов Академии, а их стало 525, и церемония, которая проходила в Москве по разделу «Профессии», и церемония, которая проходила в Петербурге под названием «Лица», стала более домашней. Это стало больше корпоративным праздником, праздником профессиональным, где все интересны друг другу, и неслучайно вчера, когда мы обсуждали эту церемонию, говорили о том, что мы никого не хотим звать со стороны – ни замечательных артистов…

Е.АФАНАСЬЕВА: Как же? а замечательный Хиль?

М.ШВЫДКОЙ: Нет. Был Хиль, но это был как бы пролог к церемонии. Обычно предполагалось, что внутри церемонии или ближе к ее концу приезжает какая-нибудь знаменитость. Здесь было все другое. Здесь все было очень по-домашнему, с моей точки зрения.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но несмотря на домашнесть церемонии, праздничность, такая бомба, которая взорвалась, это было заявление продюсера фильма «Подстрочник», который зачитывал письмо Олега Дормана, автора этого фильма, с отказом. Причем такие, нелицеприятные слова были адресованы академикам, сидящим в зале.

М.ШВЫДКОЙ: Ну, вы знаете, я это слышу на второй церемонии. Потому что Олег Дорман нечто подобное говорил и на «Нике». Но, правда, на «Нику» он сам пришел. Видимо, эти 11 лет, которые он делал картину, естественно, отражаются на каких-то внутренних чувствах художника, на его внутреннем мире. Надо к этому относиться с уважением и одновременно спокойно. Потому что Академия – это Академия. Сам факт, что Академия вручила приз, свидетельствует об определенном единодушии академиков. Мне кажется, что, если человек хотел отказаться от премии, надо это делать несколько иначе. Здесь был некий такой демарш.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но именно, наверное, было рассчитано на громкий резонанс, который, в общем, и есть. Сейчас в сети обсуждают. Вот на сайте «Эха» этот текст письма повесили – очень много откликов.

М.ШВЫДКОЙ: Ну чего в этом такого страшного? Нормальный процесс. Это нормально.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мне что показалось, при всем уважении к этому письму? Что люди, сидевшие в зале, как раз были далеко не те, кто фильм запрещал, не пускал или не помогал его сделать.

М.ШВЫДКОЙ: Видите, как – на «Нике» я вручал премию ему тоже, Олег Дорман сказал, что он как бы имеет претензии ко мне как к человеку, который, когда был министром…

Е.АФАНАСЬЕВА: А, так это вам было адресовано, Михаил Ефимович!

Л.КАНФЕР: Я не знаю. Дело в том, я как-то сказал Олегу, что, если бы я получил хотя бы какой-то сигнал о том, что эта картина делается, то я бы ей помог. Потому что, знаете, я Женю Лунгина, это младший сын Семена Лунгина и Лилианы Лунгиной, готовил в ГИТИС в свое время. Он учился у моей тетки. Я эту семью достаточно хорошо знаю, чтобы хотя бы уже поэтому помочь выходу этой картины. Понимаете, в чем дело… На обиженных воду возят, вот так скажем. Это не лучший способ утверждать себя в жизни. Вот так вот я думаю. Тем более, я так скажу, героем этой картины, при всем моем уважении к профессионализму режиссера, осталась Лилиана Зиновьевна Лунгина, и я считаю, что это приз в честь ее памяти. Скажем так.

Е.АФАНАСЬЕВА: Михаил Ефимович, у меня к вам странный вопрос. Потому что, когда я сейчас прилетела из Петербурга и ехала в машине, позвонила Марианна Максимовская, она хотела даже сама выйти в эфир, но вот сейчас не отвечает, она на Сахалин собралась лететь, вот почему-то мы пока не можем ей дозвониться. Она сказала такую странную вещь – я хотела у вас уточнить: что якобы приз «За личный вклад» был присужден Манане Асламазян, а вы решили его не вручать. Вот для меня эта информация только со ссылкой на Марианну, потому что я это услышала впервые. Что это за история?

М.ШВЫДКОЙ: Нет, это не так. Приз «За личный вклад в развитие телевидения» был присужден Манане Асламазян, которую мы все знаем, которую уважаем в высшей степени. Я с ней позавчера…

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть действительно Манане присудили «За личный вклад» приз?

М.ШВЫДКОЙ: Манане присудили за личный вклад.

Е.АФАНАСЬЕВА: А почему об этом не было сообщено на церемонии?

М.ШВЫДКОЙ: Дело в том, что мы решили, что мы это предварительно объявим. Мы знали, что есть премии, о которой знают чуть раньше церемонии, кто ее получил.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, «За личный вклад» и спецприз, да. И обычно созваниваются, чтобы приехали победители, да.

М.ШВЫДКОЙ: Мы выпустили эту информацию заранее, накануне церемонии, в пресс-релизе. Знаете, в прошлом году, поскольку любая церемония идет дольше, чем потом телевизионная версия, в прошлом году на 5-й канал было много всяких критических замечаний по поводу того, что некоторые вещи были вырезаны. А иногда технически вырезают то, что кажется не так интересно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, ну «За личный вклад» — это же не техническая вещь, это, в общем, считай, главный приз…

М.ШВЫДКОЙ: Это один из главных призов, действительно, но, поскольку Манана приехала, то мы решили заранее уведомить публику, и в этом пресс-релизе, который я писал сам, мы проинформировали, что, поскольку Манана Асламазян сделала очень много для развития регионального телевидения и для воспитания людей, которые делают сегодня региональное телевидение, то мы вручим ей эту премию на ближайшей церемонии «ТЭФИ-Регионы». Может быть, что-то специальное сделаем. Я повторяю, мы выпустили эту информацию заранее, до церемонии, чтобы не было никаких, не дай бог, накладок.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я просто обычно читаю все релизы Академии, но вот об этом я узнала сегодня от Марианны и очень удивилась, что об этом не сообщили. Потому что вчера это выглядело… Я думала, как и все сидящие в зале, что «За личный вклад» получила Шергова, что это именно за личный вклад приз.

М.ШВЫДКОЙ: Шергова получила «Легенда телевидения». А мы на пресс-конференции, которая вчера была в Михайловском театре, всем журналистам вручили это специальное уведомление, чтобы, не дай бог, это по тем или иным причинам не могло быть исключено из телевизионной версии. Вот и все. И не надо здесь искать каких-то…

Е.АФАНАСЬЕВА: Михаил Ефимович, при всем уважении к вас, но главный приз – не объявить на сцене хотя бы, что мы вручим его потом Манане… Это как-то странно.

М.ШВЫДКОЙ: Еще раз повторю – Академия выпустила свой…

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте мы тогда сейчас поздравим, заочно, Манану.

М.ШВЫДКОЙ: Я ее два дня назад поздравлял очно, поэтому я сейчас с удовольствием Манану Асламазян с этим поздравляю. И я думаю, что «Эхо Москвы» слушает не меньше людей, чем смотрело ночную версию телевизионную по пятому каналу. Кроме того, еще днем я сегодня это сделал на радиостанции «Маяк», когда коротко говорил о том, как завершилась церемония ТЭФИ. Поэтому с удовольствием и днем, и сейчас вместе с вами поздравляю Манану.

Е.АФАНАСЬЕВА: Михаил Ефимович, как вам видится… Потому что вас упрекают по-прежнему в том, что не вернулись входящие в корпорацию ВГТРК каналы, нет НТВ. Как вам видится дальше существование Академии?

М.ШВЫДКОЙ: Видите ли, в чем дело. В данном случае упреки должны относиться не к президенту Академии, потому что два года тому назад, когда меня выбрали на это место, ситуация в Академии, с моей точки зрения, была очень тяжелой, и она и сейчас непростая, но вы, наверное, могли увидеть, что за минувший год мы, кстати, по рекомендации ВГТРК, произвели довольно серьезную, я бы сказал, реорганизацию Академии, потому что мы предложили всем свои плоты, это была рекомендация ВГТРК, Олега Борисовича Добродеева, с ней полностью согласился Константин Львович Эрнст и другие руководители компаний. «Газпром-Медиа» категорически сказали, что им это неинтересно и они в Академии участвовать не хотят. И вот надо понять одну простую вещь. Сегодня в Академии 525 человек, на церемонии ТЭФИ премии получили представители разных каналов. Если говорить о сериалах, то это «Глухарь», а это продукт, который связан с НТВ.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но получил еще проект Павла Лобкова, который выдвигал производитель, компания.

М.ШВЫДКОЙ: Естественно. И приз за лучшую мужскую роль получил Максим Аверин, который тоже одно из лиц сегодняшнего НТВ. Призы получили компании, которые работают с ВГТРК. И в этом смысле, я думаю, что дальше продолжать переговоры, которые ничем все равно не кончатся… Вы думаете, что Эрнст, Добродеев и Кулистиков сядут, посмотрят друг на друга и умиленно заплачут? Этого не будет. По двум церемониям, которые проводились, очевидно, что Академия нужна большому числу уважаемых людей. Пускай она существует. Если академики считают, что я не справился и моя ошибка состоит в том, что коллеги, руководители каналов, не договорились, я с удовольствием оставлю это место, потому что, честно говоря, везти этот воз два года и, в общем, довольно тяжелый воз, мне довольно тяжело. У меня масса другой работы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Михаил Ефимович, так как я впервые от вас услышала подтверждение, что приз получила Манана, мы очень быстро сумели дозвониться Манане Асламазян. Манана, вы нас слышите?

М.АСЛАМАЗЯН: Да, Лена, здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Манана, во-первых, я от себя поздравляю. Михаил Ефимович, у вас тоже есть шанс поздравить Манану по радио.

М.ШВЫДКОЙ: Я с удовольствием это сделаю, потому что, я повторю, Манана сделала очень много для развития российского телевидения, и она этот приз заслужила всей своей огромной деятельностью. Поэтому поздравляю с удовольствием. Надеюсь, что мы это сделаем, повторю, либо во время новогоднего торжества в Академии, либо на первом же «ТЭФИ-Регионе». Так что, я повторю, не надо видеть в этом какой-то подвох и какую-то игру. Вы же знаете прекрасно, что в 2007 году этот приз Академия хотела вручить, но не присудила Манане Асламазян. Сейчас я рад, что это произошло. И желаю Манане долгих лет творчества в ее трудной деятельности.

М.АСЛАМАЗЯН: Спасибо, Михаил Ефимович. А что, был разговор какой-то до этого? Я просто не слышала.

Е.АФАНАСЬЕВА: Михаил Ефимович, если есть возможность, оставайтесь с нами на линии. Если нет, спасибо за участие в программе.

М.ШВЫДКОЙ: Спасибо вам, всего доброго.

Е.АФАНАСЬЕВА: Всего доброго. Просто ситуация настолько странная – я впервые сегодня от Марианны Максимовской, позвонившей мне, узнала о том, что Манане присужден приз, и робко переспросила Михаила Ефимовича, не очень в это веря, потому что вчера об этом не объявили. Более того – все сидящие в зале восприняли вручение приза Галине Шерговой как основного приза «За личный вклад». Манан, во-первых, мы вас поздравляем от всей души.

Б.КОРЧЕВНИКОВ: Да, мы тоже присоединяемся.

Е.АФАНАСЬЕВА: Здесь Борис Корчевников, здесь Леонид Канфер.

М.АСЛАМАЗЯН: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Поэтому для нас это большая неожиданность. Хорошо, мы успели быстро дозвониться.

Л.КАНФЕР: Я думаю, что для большинства тех, кто сидел вчера в зале, это тоже неожиданность.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так как это не прозвучало вчера в зале, но Михаил Ефимович сказал, что у «Эхо Москвы» в праймтайм аудитория не меньше, чем вечером на пятом канале, Манана, мы не можем спеть «Браво, ТЭФИ, браво!», но вот всеми нашими силами от всей души! Манана Асламазян – человек непубличный, не появляющийся в кадре. Я просто два слова скажу слушателям. Это человек, который сделал «Интерньюс», и то, что российское региональное телевидение стало намного более профессиональным, львиная доля заслуг Мананы Асламазян. Мананочка, мы вас любим и надеемся…

М.АСЛАМАЗЯН: Спасибо огромное. Да, как-то так неожиданно мне позвонили. Я тут же взяла трубку и прямо в эфир попала.

Е.АФАНАСЬЕВА: Потому что я не верила в это. Мы просто из студии дозвонились. Манан, а как видится эта ситуация – почему не произошло вручения? Как вам об этом сказали и почему не позвали на церемонию?

М.АСЛАМАЗЯН: На самом деле, мне позвонили и сказали, что я выиграла, но я приехать не могла, и поэтому… Я не знаю, я не могу комментировать ситуацию, почему и произнесли ли со сцены эти слова или не произнесли, но о том, что я выиграла, я узнала буквально накануне. И то, что я теперь уже знаю пост-фактум, что был выпущен пресс-релиз, и там это было отмечено и написано, что Академия будет вручать мне этот приз на каком-нибудь региональном ТЭФИ, если я приеду. Ну, я не хотела бы комментировать. Я не знаю, честно говоря, всей подноготной, что происходило или не происходило, надо было произносить со сцены или нет. Тем более, что меня не было, я не могла приехать, и приз получать было некому. Но, в общем, я в любом случае хочу сказать, что для меня факт, что мне дали премию, был совершенно неожиданным, и, когда мне позвонили, я буквально чуть ли не упала со стула. Но вот сейчас, когда я уже немножко пришла в себя, сегодня получила сотни поздравлений, смсок, писем и так далее, я хочу всем сказать спасибо, кто за меня голосовал в Академии, и, мне кажется, вообще, при всем том, что я уже сегодня прочитала про вчерашнюю церемонию и все такое прочее, само голосование и результаты его очень справедливые. Мне кажется, что в этом смысле Академию нельзя ни в чем упрекать. Я не знаю, о чем был ваш разговор до того, но премии Рен-ТВ и фильмам документальным, ну и конечно…

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот об этом мы сейчас как раз с создателями документальных фильмов, Борисом Корчевниковым и Леней Канфером, представителем Рен-ТВ, будем говорить. Но мы еще не успели говорить с гостями в студии, потому что говорили с Михаилом Ефимовичем и с вами.

М.АСЛАМАЗЯН: Тогда я хочу поздравить их и сказать, что замечательные справедливые решения, и вообще в этом году, при всем каком-то напряжении политическом, той ситуации, которая существует за премией, все равно результаты ее говорят о том, что в Академии много…

Е.АФАНАСЬЕВА: Мананочка, у нас новости на «Эхо Москвы». Мы еще раз вас поздравляем от всей души. Мы вас очень любим. Надеемся, что, когда вы будете в Москве или на «ТЭФИ-Регион» получать приз, вы сможете прийти к нам в эфир. Люблю, поздравляю, позвоню потом лично. Всего хорошего. На «Эхо Москвы» новости. Мы вернемся в студию и продолжим разговор в программе «Телехранитель» о премии ТЭФИ.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева. Говорим мы сегодня об итогах премии ТЭФИ, которая была вручена на минувшей неделе. В гостях у меня обладатели этой премии – Леонид Канфер, лучший репортер этого года, и Борис Корчевников, автор сразу двух документальных фильмов, получивших ТЭФИ в этом году. Ну вот мы им, бедным, не дали даже слова сказать, кроме поздравлений, в первой части, потому что, как вы сами слышали, аж две сенсации принесла премия ТЭФИ. Одну вчера все обсудили – это отказ создателя фильма «Подстрочник» получать спецприз Академии. И вот, как выяснилось, один из главных призов, «За личный вклад», был присужден Манане Асламазян, но об этом мы узнали только сегодня. У вас есть что сказать, уважаемые мои гости? Как вас показалось?

Б.КОРЧЕВНИКОВ: Мне кажется, приз Манане Асламазян – это очень справедливо. И мы поздравляем, присоединяемся к поздравлениям. Она действительно страшно много делала для наших регионов, и вообще, ТЭФИ сегодня – это, знаете, некий отголосок отказа уважаемого режиссера от статуэтки и некоторой его обиды на членов Академии, сегодня Академия страшно много делает для национального телевидения в стране вообще. И вот Михаил Ефимович говорил о том, что ТЭФИ сегодня очень многим нужна. Действительно, она оказалась не нужна этому уважаемому человеку, но она очень нужна в очень многих частях страны. И поэтому очень справедливо, что статуэтка у Мананы Асламазян, потому что она сама очень много делала для того, чтобы телевидение в стране было профессиональнее.

Е.АФАНАСЬЕВА: Лёнь.

Л.КАНФЕР: Да, я вчера сидел в зале. И действительно, не было объявлено о том, что «За личный вклад» получила Манана Асламазян. Это правда. Я думаю, то, что прозвучало сейчас, было неожиданностью для большинства тех, кто вчера сидел в зале, в том числе для телеакадемиков.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я думаю, что и до сих пор многие не знают об этом.

Л.КАНФЕР: Да. Я поддерживаю коллегу и скажу, что действительно заслужено. И я бы даже назвал это таким мужественным шагом телеакадемии – присуждение премии именно ей. Но возникает вопрос – а почему все-таки это не было озвучено публично? Потому что логично было бы предположить – если бы все это было озвучено публично, сейчас бы не было вопросов, не было бы разговоров. Либо это решение было какое-то не очень дальновидное, либо какой-то умысел в этом есть. Потому что все-таки Манана Асламазян действительно много сделала для регионов, «Интерньюс», мы знаем, что она создала «Интерньюс», и «Интерньюс» потом перестал существовать. В общем, многие понимают, почему. То есть с ее именем был связан некий скандал, и отголоски того скандала сейчас, конечно, вспоминаются в связи с тем, что возникла эта ситуация. Я вот еще раз говорю – если бы это было сделано публично, даже если бы она не пришла и не получила, то сейчас бы не было вообще никаких разговоров и не было бы этого скандала. По поводу «Подстрочника» я тоже хотел высказаться. Я думаю вот что. Сейчас телеакадемию раздирают противоречия. Я солидарен с той позицией, которая была озвучена в письме. Действительно, такой очень резкий крен в развлекательное вещание. Действительно, не с самым лучшим вкусом зрители ориентированного телепродукта, который сейчас выпускается. Я с этим со всем согласен. Но, вместе с тем, телеакадемики в большинстве своем голосуют действительно за достойные и серьезные работы. Те же люди, которые прямо или косвенно формируют этот самый эфир, голосуют за достойные работы, и вот «Подстрочник» — еще одно доказательство. Вот явное противоречие. И то, как это вчера прозвучало, я согласен по сути, но я не согласен по форме, как это все было. Потому что это была такая оплеуха всему телевизионному сообществу, а оно совсем не однородно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, я уже сказала Михаилу Ефимовичу, Леонид, что совсем не те люди, которым был адресован этот посыл автора письма, совсем не они его услышали в зале.

Л.КАНФЕР: В общем, противоречий много, поэтому не все так просто и не все так однозначно, и вот так вот, при всех оговорках, которые прозвучали в письме, говорить это все публично – это было, конечно, достаточно резко.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы так тут заговорились, что я даже не напомнила слушателям смс-номер — +7 985 970 4545. Игорь спрашивает: «А почему канал Рен принял приз ТЭФИ?» То есть теперь, вероятно, считают, что должны все отказаться. Почему, Леонид, вы приняли ТЭФИ?

Л.КАНФЕР: Вы знаете, я понимаю подоплеку этого вопроса. Нас ассоциируют, что мы такие оппозиционные. Вот, канал Рен такой оппозиционный, и поэтому мы должны стоять в оппозиции, в том числе и к Академии. На самом деле, это не так. И недавно, кстати, в программе «Большая разница» была пародия на нашу программу.

Е.АФАНАСЬЕВА: На Марианну Максимовскую.

Л.КАНФЕР: На Марианну. И там обыгрывалась вот эта тема оппозиционности, что оппозиционность – это такая самоцель этой программы. На самом деле, это не так. Просто мы оппозиционно выглядим на фоне всего остального. А реально мы, в общем-то, выполняем обычную свою функцию – мы делаем итоговую программу. И, к сожалению, просто на фоне всего остального она так выглядит. А по большому-то счету, это не так.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вот как вам кажется, исходя из обсуждения того, отказываются или не отказываются, получать, не получать, каналы, которые негодуют, что выходящий в их эфире продукт, выдвинутый производителем, получает, эта премия сейчас для телевизионщиков что-то значит? Или ее значение девальвировалось? Борис.

Б.КОРЧЕВНИКОВ: Так же, как и всегда. Я думаю, ничего не поменялось. Страшно много значит. Это оценка коллег.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вы когда начинали, вы мечтали получить ТЭФИ?

Б.КОРЧЕВНИКОВ: Да, конечно. Я думаю, я начинал работать на НТВ, и до сих пор в офисе канала висят портреты всех лауреатов ТЭФИ из числа сотрудников канала.

Е.АФАНАСЬЕВА: И сейчас висят? Они же уже вышли из Академии.

Б.КОРЧЕВНИКОВ: Я продолжал еще работать на НТВ, когда канал вышел из Академии – портреты оставались.

Л.КАНФЕР: Вы знаете, для меня это тоже всегда была мечта. Я вообще начинал на НТВ в Минске. И вот я вчера говорил со сцены очень сумбурно, взволнованно, что начало было очень тяжелое, и путь к этому ТЭФИ был очень для меня долгим и сложным. Но я хочу сказать вот о чем. О том, что в те времена, лет 10-15 назад, когда была статуэтка ТЭФИ, немножко другими были стандарты. Я сейчас говорю, наверное, даже по большей части про информационный жанр, про информационные профессии. Сейчас стандарты жанра, мне кажется, несколько другие. И, может быть, отличие только в этом. А что касается того, насколько этот ТЭФИ значим, я думаю, для Бори он очень значим, и для меня. Это был очень волнительный момент в моей жизни.

Б.КОРЧЕВНИКОВ: Можно сколько угодно говорить о том, что девальвировалась стоимость и цена этой статуэтки, но она называется «национальная телевизионная премия», и в этом смысле все, что происходит на телевидении, отражается и в этой премии. Видимо, некоторый разлад, многополярность интересов, острота конкурентности, размытие каких-то форматов жанра, как говорит Леня, это на статуэтке отражается…

Л.КАНФЕР: А выше-то все равно ничего нет.

Б.КОРЧЕВНИКОВ: Конечно. Но это все равно остается наше телевидение.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я знаю, что после первого дня, когда «Профессии» вручали, там большинство получил Первый канал, появлялись реплики, что – ну вот, опять, мол, это корпоративная премия Первого канала. У вас не было такого отношения? Я специально этот вопрос задаю, потому что меня тут сейчас будут упрекать, что я на этом канале работаю. Поэтому я это комментировать не буду и задаю вопрос вам. В телевизионном сообществе людей, работающих на других каналах, нет такого отношения, что – ну конечно, из тройки крупных каналов остался только Первый, сейчас они все заберут?

Л.КАНФЕР: Вот Рен упрекают, что последние три года он забирает всю информационную часть.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, чего выдвигаться, если Рен там теперь?

Л.КАНФЕР: Да, в таком смысле. Как раньше было: а чего выдвигаться, если там НТВ?

Е.АФАНАСЬЕВА: Я хотела бы все-таки поговорить о ваших работах, потому что они очень достойные. И неслучайно Леонид Канфер вчера вышел на сцену вместе с героем своего репортажа, это Владимир Виноградов, и неслучайно Борис, придя сегодня на эфир и поздоровавшись с Леонидом, сказал, насколько ему профессионально этот репортаж тоже понравился. Расскажите тем, кто не видел, Лень, два слова буквально, что это за человек, что за судьба? И это, в общем, больше, чем репортаж. В вашей жизни тоже.

Л.КАНФЕР: Да, эта история началась где-то лет 10 назад. Мы были в Грозном в мобильном отряде милиции. Это такой отряд из прикомандированных милиционеров, приехавших со всей страны. И вот так получилось, что мы жили в кубрике с четверкой милиционеров – все из Владимирской области, из глубинки, среди них был мой герой, Владимир Виноградов. Именно тогда мы услышали, а потом и записали, историю того, как четыре простых владимирских милиционера из глубинки поехали в боевую командировку в Чечню по приказу, и вот весь рассказ – это была дорога из Собинки на войну. И когда мы записали, мы понимали, что это неформат. Потому что много пришлось пикать, много пришлось бы затирать. Потому что это был такой окающий говорок, хороший такой, я бы сказал даже, литературный, мат. И мы из этого тогда ничего не сделали. Но эта пленка попала к нашим коллегам. Она тут же стала множиться и копироваться…

Е.АФАНАСЬЕВА: Коллегам…

Л.КАНФЕР: Военкорам с других каналов. И каждая смена потом говорила: «Это наши записали его».

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть, как раньше песня в народ уходила, у вас ваша съемка в народ ушла.

Л.КАНФЕР: Да, это стал такой самиздат Чеченской войны, и потом она стала жить вообще от меня отдельной какой-то коммерческой жизнью. Ее продают на вокзалах на дисках, ее кто-то разместил в интернете, там около полумиллиона просмотров. В общем, этот герой стал очень популярным, а мы на протяжении всего этого времени с ним дружим. Вот так получилось, что постоянно сохраняем отношения. И буквально недавно было 15 лет с начала конфликта в Чечне, и оставалось совсем немного времени до эфира, и мы с Марианной Максимовской обсуждали долго, как же нам быть, как же нам вот так необычно эту дату отметить. И родилась идея – нашего героя отправить назад в Грозный, на десять лет назад, чтобы он посмотрел на этот Грозный спустя десять лет. Что мы, собственно, и сделали. Мы его отвезли туда. Он, конечно, просто обалдел от тех перемен, которые там произошли. Это совсем другой Грозный, он весь отстроенный, он весь в деньгах, совсем все по-другому. Но не это было главной целью сюжета. Это было не сравнение Грозного 2000 и 2010. Это было сравнение того городка, в котором он живет, и вот этого Грозного. И так получилось, что, условно говоря, побежденные, хотя тут, наверное, нельзя прямо так однозначно говорить о побежденных, но тем не менее, условно побежденные живут лучше, чем победители. В его представлении, в представлении нашего героя, Лакинск и Грозный поменялись местами. И это для него было большое потрясение. Мы своим материалом пытались ответить, почему так происходит. Почему город за 150 км от Москвы загибается, весь погибает, а в Грозном все строится?

Е.АФАНАСЬЕВА: Нашли ответ, Лень?

Л.КАНФЕР: Я его долго провоцировал, чтобы он хоть что-то сказал плохое про Грозный и так далее. Ответ мы искали, какие-то версии прозвучали в нашем материале. Я ему все время задавал вопрос: «Как же так, тут строится, а у вас нет?» Он говорит: «Потому что тут все делается, а у нас ничего не делается». Я говорю: «Так если туда такие деньги вваливаются, конечно, будет строиться». Он говорит: «А что, в наш Лакинск, что ли, не вваливают? Тут хоть на лед хватило, а у нас и воду-то уперли». Это, на самом деле, так было. И вот как-то все эти истории сложились воедино, и вот получилась такая необычная история, в которой, на самом деле, нет однозначных ответов на эти вопросы. Наверное, это все-таки пища для размышления для многих. И прямо такого однозначного ответа все-таки, я думаю, нету.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо. Это Леонид Канфер. Борис Корчевников, вы получили как автор двух документальных фильмов, очень разных по жанру и по всему. Это «История российского шоу-бизнеса», такой яркий, можно сказать, богатый проект, интересный, молодежный достаточно, хотя немножко с ностальгией, потому что вспоминают те, кто вырос на той музыке, о которой вы рассказывали. И совершенно другой проект ТВ-Центра, Скорбные темы.

Б.КОРЧЕВНИКОВ: Я ни в одном из этих проектов не автор до конца. «Концлагеря. Дорога в ад» — там я вовсе не автор, а только был ведущим этого фильма. Автор сценария – Екатерина Киркевич, и режиссер – Федор Стуков. В «Истории российского шоу-бизнеса» справедливо сказать, что все-таки автор – Сергей Шнуров в очень большой степени, потому что 60% каждой серии – это наши разговоры с ним просто.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть тут вы были репортером больше, чем автором?

Б.КОРЧЕВНИКОВ: Да, я ходил и задавал ему вопросы – он на них отвечал по-своему, и из этого сложились вкадровые и закадровые тексты фильма.

Е.АФАНАСЬЕВА: Естественно, тут уже спрашивают: «Борис, а есть ли вы на соцсетях или только ваши клоны, созданные поклонницами «Кадетства»?» Я даже не про соцсети, а про то, что вы делаете серьезные работы, а все равно возвращают вас к актерской работе в «Кадетстве» поклонницы. Вы это воспринимаете как популярность или – как обидно, что Марина и другие с таким же увлечением не смотрят ваши документальные работы?

Б.КОРЧЕВНИКОВ: Да смотрят, наверное, если они того заслуживают. Я не знаю, я никогда не задавал себе такой вопрос. Я делаю то, что считаю более достойным мужским делом.

Е.АФАНАСЬЕВА: У нас такой сегодня сумбурный эфир получается, но для тех, кто вчера не посмотрел трансляцию, я хочу еще несколько слов сказать и о других победителях ТЭФИ. Может, мы с вами вместе скажем? Это и сериал «Глухарь», потому что, несмотря на то что НТВ его показывает с такими огромными долями рейтинга, но не участвует в Академии, производители выдвинули Максима Аверина, он вчера был одним из ведущих церемонии, получил, и сам сериал получил. Это блистательная Аня Ардова, которая в скетчкоме «Одна за всех», канал «Домашний», играет. Там уже, по-моему, десятки ролей. Мы уже тут обсудили перед эфиром, что, по сути, номинация называется «Актриса фильма и сериала». Конечно, актрисам, сыгравшим одну роль на протяжении серий, трудно конкурировать с ней, которая перевоплощается в такое количество разных персонажей, но она там блистательна.

Б.КОРЧЕВНИКОВ: Ну это блистательный ход скорее продюсера, Вячеслава Муругова, который это придумал для нее. И трудно конкурировать с этой идеей, действительно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте скажем еще о том, что вам показалось интересным, справедливым, несправедливым в оценке работ ваших коллег. Какие номинации вы заметили? Ну, опять «Прожектор Пэрисхилтон» победил, ведущие. И была очень смешная благодарность от ребят. Расскажите.

Л.КАНФЕР: Она была со смыслом. Кто не видел, благодарность была записана заранее.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну естественно.

Л.КАНФЕР: Но благодарность эта была записана заранее как некий такой прикол. Кто не видел, там все говорили – и Цекало, и Мартиросян…

Е.АФАНАСЬЕВА: В присущей им манере.

Л.КАНФЕР: Да, что вот, Первый канал, где есть такая свобода слова…

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, они говорили, что могут все честно и справедливо.

Л.КАНФЕР: И в конце поднимается флаг «Единой России». Такая самоирония, в общем-то, да? Но такая самоирония со смыслом. Все понравилось, конечно. И все намек поняли.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Большая разница» в нескольких номинациях победила. Победил Александр Гордон как ведущий ток-шоу. Победила Юлия Мучник, канал ТВ-2, как лучший интервьюер. Поздравляем Юлю.

Б.КОРЧЕВНИКОВ: Уже не первый раз.

Л.КАНФЕР: Вы знаете, у меня нет никаких вопросов. Я считаю, что абсолютно заслуженные награды во всех номинациях. Может быть, где-то нечетко сформулированы номинации или телевидение развивается чуть-чуть быстрее, чем номинации появляются – то, что вы сказали по поводу Ардовой.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, ну там вообще была парадоксальная ситуация со спортивным комментатором, когда со всей огромной страны только три претендента были, вернее, претендента три, но два номинанта были выдвинуты в качестве лучшего спортивного комментатора. Два из них был Кирилл Набутов. Один – Первый канал выдвинул за комментарии Ванкувера, Олимпиады. А второй – канал питерский за комментарии «Зенита». Причем Кирилл отказывался, просил гильдию информационных программ, которая голосует, снять его с номинации, но тут ваши коллеги с Рен-ТВ, потому что третий претендент была ваша коллега, спортивный комментатор Рен-ТВ…

Б.КОРЧЕВНИКОВ: Разбавили Набутова чуть-чуть, да.

Л.КАНФЕР: Я думаю, что здесь все-таки сказывается неучастие некоторых больших каналов в церемонии. Потому что, что касается спорта, я знаю, очень сильный спорт на ВГТРК, очень сильный спорт на НТВ. И здесь то, что они не участвует, с одной стороны, лишает этих людей возможности получать, я считаю, все-таки достойную и престижную награду…

Е.АФАНАСЬЕВА: Знаете, мне это напоминает одну ситуацию, я очень хорошо помню. У меня подружка есть, она была чемпионкой мира по спортивной гимнастике в 83-м году, Наталья Юрченко. И на следующий год она бы точно стала олимпийской чемпионкой, в 1984-м, но в ответ на бойкот московской олимпиады советские власти не пустили на олимпиаду в Лос-Анджелес. И, может быть, у многих ваших коллег с других каналов та же ситуация. Ведь спортсмен часто подходит к одной олимпиаде к своему пику. Вдруг кто-то из талантливых людей, работающих на других каналах, сделал сейчас самую лучшую свою работу и получил бы ТЭФИ, а вот из-за решения начальства, к сожалению, у них такой возможности нет.

Л.КАНФЕР: Проигрывают все – и сами люди, которые достойны получить, и телеакадемия.

Е.АФАНАСЬЕВА: Может быть, мы успеем – сегодня было не до звонков слушателей. Я прошу, только если вы смотрели и знаете, о чем идет речь, пожалуйста, дозванивайтесь – 363 36 59, московский код 495. Игорь из Тамбова смску прислал: «Извините, только включил программу. Смотрел вчера церемонию на пятом канале. Камера периодически выхватывала скучающие лица в зале, абсолютно безучастные и безразличные. Я был в ужасе». Игорь, я была в зале, и как-то безучастных и безразличных… Леонид тоже был в зале, Бориса не было вчера. Как-то я не могу упрекнуть зрителей в том, что кто-то был безразличен.

Л.КАНФЕР: Ну, нынешняя церемония, конечно, отличается от тех, которые были в начале 2000-х, в конце 90-х, но, конечно, не было безучастных. Я бы так не сказал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Борис, а вы что скажете про первую церемонию, которую не показывали? Коллеги за коллег болели и радовались или были все-таки безучастны?

Л.КАНФЕР: Я хочу еще добавить – никто не ушел до самого конца.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, учитывая первую церемонию, к сожалению.

Б.КОРЧЕВНИКОВ: Вы знаете, ну мы говорили с вами о том, что то, что происходит в Академии, наверное, это некое зеркало того, что происходит на телевидении, а телевидение – это всегда зеркало того, что происходит в стране. Сегодня вся страна вслед за всем миром начинает жить немного своими заботами. И так, как-то расходится, разлучается по своим интересам. Может, какой-то запал первоначальный, который был в 90-е годы и в начале «нулевых», действительно ушел. И первая церемония это показала. Вы помните, когда почти всю вторую половину церемонии зал был полупустым.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это была последняя треть, я бы сказала, номинаций. Потому что те, кто получил, ушел и как-то не стал ждать номинаций коллег, что было глубоко неприятно, конечно.

Б.КОРЧЕВНИКОВ: Знаете, всегда говорят, не дай вам бог жить во времена перемен. Мы живем сейчас не во времена перемен, мы живем в какое-то для телевидения очень скучное, может быть, время. Действительно, я осмелюсь так сказать. Оно, может быть, неинтересное для телевидения. И, может быть, то скучание, которое иногда фиксируется на лицах академиков, это отражение того, что происходит в стране. Но тем не менее мы говорили об этом с Константином Эрнстом в «Истории российского шоу-бизнеса». Он говорил о том, что сегодня нету продукта на телевидении, который объединил бы всю страну, как когда-то это делал «Взгляд». Сегодня невозможно…

Е.АФАНАСЬЕВА: Но тогда было два канала телевидения, и все. А сейчас – посмотрите, сколько возможностей и каналов, и интернет, и все.

Л.КАНФЕР: Я вот хотел бы вмешаться. Потому что телевидение все-таки в большей степени сейчас выполняет функцию развлечения. Тогда телевидение было другим и выполняло другие социальные функции.

Б.КОРЧЕВНИКОВ: Или отвлечения.

Л.КАНФЕР: Отвлечения, развлечения.

Б.КОРЧЕВНИКОВ: Но, тем не менее, все-таки, и даже эта церемония это показала, сегодня телевидение становится очень событийным, сегодня звучат действительно очень талантливые, очень сильные, мускулистые такие проекты-события, как «История российского шоу-бизнеса». Мы его тоже предлагали как проект-событие для СТС. «Школа», которая тоже собрала несколько ТЭФИ.

Е.АФАНАСЬЕВА: Получили продюсеры «Школы», да. И долго описывали, как расстроилась режиссер, Валерия Гай-Германика, после первой церемонии, потому что она не получила как режиссер, а получил режиссер сериала «Адмирал», и лучший сериалом был признан «Глухарь», а не «Школа». Ну что ж, всегда бывают те, кто считает, что незаслуженно не получили. Всегда бывают зрители, они же болельщики кого-то из номинантов. И за все 16 лет я не помню обсуждения в студии, которое не было бы горячим, где слушатели… Мы, к сожалению, сегодня не успели. Уважаемые слушатели, я приношу вам извинения. Давайте мы с вами в следующий раз, если получится, обсудим. Я послушаю ваши точки зрения, потому что сегодня эфир получился неожиданно совершенно разным. Всегда есть обиженные, недовольные. Это не повод обижаться и считать, что Академия не права, а повод, наверное, работать и понимать, что это немножко лотерея.

Л.КАНФЕР: Вы знаете, нынешняя ТЭФИ еще раз доказала, что бизнес бизнесом, а искусство искусством. И проекты суперпопулярные не получили ТЭФИ, а которые не собрали такое количество рейтингов, получили.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну потому что придумать идеальную систему голосования за все годы пока не получается. Ведь пробовали и голосовать открыто всей Академией, и тайно всей Академией, и вот сейчас голосуют по гильдиям. С одной стороны, где-то это действительно очень полезно, особенно в профессиональных номинациях, где только операторы могут оценить работу оператора, только звукорежиссеры или дизайнеры – своих коллег. Где-то это, наоборот, может быть, вызывает упреки в том, что слишком маленькая гильдия, и если кто-то из людей не доехал на голосование, уже проблемы. Уважаемые гости, эфир стремительно подошел к концу. Спасибо. Еще раз вас поздравляю. Еще раз поздравляю Манану Асламазян, которая не получила своих поздравлений со сцены. Еще раз поздравляю Галину Шергову, которая получила приз, как мы теперь понимаем, «Легенда телевидения». Надеюсь пригласить Галину Михайловну в студию. Это Елена Афанасьева, программа «Телехранитель». Говорили мы про ТЭФИ. Надеюсь, не последний раз, ТЭФИ будет и дальше, мы будем ее обсуждать, а я буду приглашать вас и поздравлять с новыми наградами. Всего доброго, до свидания.

Комментарии

35

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

27 сентября 2010 | 03:27

Трусоват оказалска Швыдкой. Обьявить о награждении Асламазян на церемонии. Аудитория у Эха, может, и больше, чем на ночном телеканале. Тогда лучше всю церемонию передавать по Эху, а не по ТВ.


27 сентября 2010 | 13:25

Оловянный чиновник Швыдкой,
фэйс конечно влиятельный, но замечу как раз благодаря таким "государевым слугам" сохраняется стабильность(пусть и псевдо) и подтверждается некое обоснование (причин и необходимости) нахождения подобных беспринципных и лукавых персонажей у руля российской Культуры...


27 сентября 2010 | 15:04

Их ТЬМЫ.....
Аграновский,Бондаренко,Проханов,Павловский,Михалков,Чубайс,Швыдкой,Лужков.........


27 сентября 2010 | 16:35

онищенку забыли...


27 сентября 2010 | 17:42

Велихов,Кириенко,Адамов,Березовский,Матвиенко....


27 сентября 2010 | 19:38

Мальбрук (Швыдкой) в поход собрался. В дороге он ....


leolaz 27 сентября 2010 | 07:36

Трусость - это когда предельная осторожность переходит в запредельную.


27 сентября 2010 | 13:31

прочитал текст
но так и не понял кто такая Манана?


27 сентября 2010 | 15:21

Специально для не умеющих пользоваться гуглом и прочими яндексами
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%BC%D0%B0%D0%B7%D1%8F%D0%BD


27 сентября 2010 | 13:37

Видно, трудно отвлечься от , того что побывал в министрах.


27 сентября 2010 | 13:45

Онищенко номер два..


zakhar 27 сентября 2010 | 13:55

Объяснения Швыдкого это отмазки
Просто он связан с людьми, которые держат власть и блюдет их интересы.


nds 27 сентября 2010 | 14:12

Так что, я повторю, не надо видеть в этом какой-то подвох и какую-то игру.
Такие привычные пассы руками перед носом: "Не надо видеть! Не надо слышать! Не надо понимать!"


27 сентября 2010 | 14:23

А что еще можно было ждать от телеакадемика.
Он ведь прекрасно знает что из себя представляет ТВ публика,проглотят и даже не удивятся-главное что бы заказы шли а что в них значения не имеет


27 сентября 2010 | 14:46

А ведь казался приличным человеком, "чиновник с человеческим лицом". Неприятно.


vlahh 27 сентября 2010 | 15:10

казался приличным человеком
по-моему,уже давно он таковым не кажется


n1967artur 27 сентября 2010 | 15:43

согласен с vlahh
это лицо уже давно не вызывает уважения.....судить надо не по "морде-лица", а по поступкам.....


ramzai1 27 сентября 2010 | 14:48

"...нету продукта на телевидении, который объединил бы всю страну"? А вы на телевидении говорите ПРАВДУ! ПРАВДА - это и есть тот "продукт", который объединит всю страну!


vlahh 27 сентября 2010 | 15:13

ПРАВДА - это и есть тот "продукт"
Не в бровь,а в глаз,только им этот продукт не нужен,слишком экологичен,им бы с химией...


juviz 27 сентября 2010 | 15:00

Швыдкой болен путиным


vladislav 27 сентября 2010 | 15:15

+1000
И боюсь, это не лечится! Странно, что Швыдкой не провалился под землю от стыда.


russell 27 сентября 2010 | 15:55

болен Путиным
Тогда его пассаж относительно обиженных, на которых воду возят, может быть, помимо его воли является необыкновенно тонкой издевкой. Наш плешивый щеголь необыкновенно любит демонстративно обижаться - то на Березовского, то на Ходорковского, то на Саакашвили, то на Ющенко, - и мстить долго и сладострастно.


27 сентября 2010 | 15:20

Врет и выкручивается.
Противно. Трус и приспособленец.


falconet 27 сентября 2010 | 15:34

Скажи мне, кто твой друг...
Когда Москву удостил визитом бывший десантник, не совсем адекватный Уго Чавес, Лужков и Швыдкой ему устроили восторженный прием и даже организовали уличный концерт. В ходе которого они, очень веселые, десную и ошую сидели с этим самым Чавесом и ублажали его, как только могли.
Трудно вспомнить что-либо более противное, чем это публичное унижение. Они унижали не только себя, но и Москву и страну.


vorona 27 сентября 2010 | 15:40

Простите, тех. накладка.
Так вот, М.Е. прогнулся. Наверное, надеялся, что никто не узнает. Это - типичный Совок, а мы все оттуда. И 40 лет еще не прошло. Но вот сейчас есть возможность совершить Поступок. А вот совершит его М.Е. или нет мы и увидим. Но с другой стороны он не может не понимать, что кто-то уже вышел из Совка, кто-то там никогда и не был, и эти люди от него отвернуться в самом прямом смысле слова. Не станут ходить на его ток-шоу, не станут приглашать на свои. Да и руку могут не подать... Есть над чем подумать.


27 сентября 2010 | 15:41

Хорошо сейчас в "Дневном развороте" сказала Ирина Петровская - по смыслу, что порой на совершенно пустых случаях, на пустом месте порой трусы становятся или посмешищем, или позорищем.
От себя добавлю: Швыдкому удалось объединить эти свойства и стать И посмешищем, И позорищем в одном "флаконе". Ну, талантливый человек....


piastr59 27 сентября 2010 | 16:23

Ох как далеко Швыдкому до Познера!
У нас в стране, к сожалению, все так. Умные, талантливые, со своим мнением ЛЮДИ, вытесняются властью и заменяются СТРАШНОЙ, но зато управляемой ПОСРЕДСТВЕННОСТЬЮ!
Обидно...


klipper62 27 сентября 2010 | 16:31

Михаил Швыдкой, президент академии российского телевидения
Вертелся как черт на сковородке...


27 сентября 2010 | 16:40

Что ТЭФИ, что Ника
никому, в принципе, кроме самих создателей не нужны. Так что Манана может и не обижаться. Мне кажется честным телевизионщикам важнее создать свое антиТЭФИ.


waleriy2010 27 сентября 2010 | 16:56

М.Е. Швыдкой - широко образованный, глубоко мыслящий человек. Беда его в том, что не достало мужества не быть в команде Путина! Ибо члены этой команды не могут собственное мнение иметь, а поступают по команде. Большая трагедия Личности под прессом правящих бездарей.

Что ж, сам виноват - за подлости начальства неси тяжкий груз позора.


27 сентября 2010 | 22:05

))))))))))
мужества охватило.....
совести не хватило ему. Ладно, не стал зарплатой рисковать - прогнулся, подстелился, но чё он здесь в передаче согласился участвовать? отмазы тухлые какие-то лепить?
Сидел бы дома тихо гниль свою переживал в жилетку. А ведь я его уважал... Теперь понимаю - я просто не знал его.


waleriy2010 27 сентября 2010 | 22:29

Мужества, совести...

В верхах свои игры, нам не уразуметь. Это в правительствах с прозрачной политикой, избранных демократическим путём, всё открыто избирателям и оппозиции. А узурпаторы власти финтят и секретничают, такие хитрые, что друг друга и сами себя обхитрить горазды.

Что случилось в ситуации с "Тэффи", с Лужковым, случаться будет многократно и впредь. Пока вертикаль сама себя на подкопает до полного обвала. Вместе со всеми подпорками.

А ведь путь разведан: демократия и своевременная сменяемость правителей. Тоже не идеал, но лучшего не придумали.


28 сентября 2010 | 07:35

не нужно всё так усложнять - они такие же.
и в их и в нашем и в нашем с ними общем мире ложь это ложь, предательство это предательство и холуйство это холуйство.""


assured 27 сентября 2010 | 18:45

Плохо для академии, если такие люди, как Сорокина и Познер уйдут. Справедливо будет "уйти" Швыдкого, если у него нет смелости уйти самому.


(комментарий скрыт)

amderma 27 сентября 2010 | 21:34

Классная Реклама у ДИРОЛА
...иногда лучше жевать чем говорить!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире