'Вопросы к интервью
18 апреля 2010
Z Телехранитель Все выпуски

Сериал «Интерны»: русская «Клиника» или пародия на «Доктора Хауса»


Время выхода в эфир: 18 апреля 2010, 18:14



Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям, говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Тема сегодняшней программы — сериал «Интерны», который выходит на канале ТНТ. И в гостях у нас сегодня люди, которые этот сериал делают. Это актер, режиссер и исполнитель главной роли Иван Охлобыстин. Добрый день, Иван.

И.ОХЛОБЫСТИН: Добрый день.

Е.АФАНАСЬЕВА: И также Вячеслав Дусмухаметов, автор идеи и продюсер этого сериала.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Здравствуйте. Говорить мы будем о том, что же такое ваш сериал. Первый вопрос, который напрашивался, когда он только появился в эфире: это русская «Клиника» или пародия на «Доктор Хаус»? Буквально блиц. Вань, если вам зададут этот вопрос: что это — русская «Клиника» или пародия на «Доктор Хаус», что вы ответите?

И.ОХЛОБЫСТИН: Да и не то, и не другое. «Доктор Хаус» все-таки по конструкции — это детектив на медицинскую тематику, построенный на методе дедуктивно-интуитивного осмысления проблемы Хаусом, плюс обаяние Хью Лори, плюс его содружество с Фраем, который не попал туда, там стальная команда. А «Клиника» — это классический ситком хороший американский, которые давно уже идут, то есть они технологию знают. У нас совсем другое что-то. Ну, у нас похоже, поскольку конструкция эта со времен греческой драмы уже апробирована: один человек, воспитывающий трех, двух, четырех людей.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да вообще все известно со времен греческой драмы. Трудно что-то новое найти — как в темах, так и в форме.

И.ОХЛОБЫСТИН: Единственное, что привнесено… «Клиника» мне не понравилась, когда я в свое время начал контактировать со Славой, один из помощников Славы дал мне посмотреть «Клинику». Я две серии посмотрел. Мне не очень понравилось. Но у меня вкусы своеобразные. Не въехал я. Больно энергично это все для меня. «Хаус» мне очень нравится. И если что-то и оказало влияние, то это сам интерес к тому, что я понял неожиданно, что телевидение видоизменилось, причем оно видоизменилось резко. Оно повысило очень свой художественный уровень. Все произошло по причине жадности кинорежиссеров, которые в дополнение к отснятым полным метрам на разогретых актерах и той же технике снимали дополнительно для телека 12 серий, чтобы окупилось. В итоге эти 12 серий стали тем конкурентом той первой серии, которую снимал режиссер. И в итоге, когда я прихожу покупать, что мне удобнее — взять на месяц развлечение или на один раз? И чисто по-человечески. Такое же отличие, как повести от романа. Вот фильм — это повесть. Сериал — это роман.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте спросим мнение главного автора идеи, как мне представили Вячеслава Дусмухаметова. Откуда идея взялась? Все-таки влиял ли «Хаус» и «Клиника» или просто откуда-то из воздуха?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Ну, я хочу сразу сказать — огромное спасибо, что вы сравниваете наш сериал с сериалами «Доктор Хаус» и «Клиника». Конечно же, когда мы выпускаем российский оригинальный ситком, если он получается хорошим, то автоматически начинают все сравнивать. Конечно, мы оглядывались немного на коллег, которые сделали эти ситкомы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Идея была ваша или канал сказал: «Хорошо бы нам что-нибудь про медицину»?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Идея была моя, потому что я сам врач по образованию.

Е.АФАНАСЬЕВА: А почему именно ситком выбрали?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Потому что всю жизнь занимаюсь ситкомами.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Чем еще занимались?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Занимался в свое время «Папиными дочками», первые 60 серий.

Е.АФАНАСЬЕВА: В «Интернах» вы еще не дошли до вот этого — 60, еще 60, третий раз 60.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да. Потом сделали сериал «Универ» — также я автор, с моим другом Семеном Слепаковым. И сейчас вот — сериал «Интерны».

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы так с вами сразу заговорились, что я не напомнила нашим слушателям средства связи. +7 985 970 4545 — это смс-номер. В студии у нас Иван Охлобыстин, исполнитель главной роли в сериале «Интерны», чуть не сказала «Инферно».

И.ОХЛОБЫСТИН: А я сказал правильно, но половину букв не выговорил, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну ничего страшного. Сейчас будем говорить четче.

И.ОХЛОБЫСТИН: Я не смогу.

Е.АФАНАСЬЕВА: И Вячеслав Дусмухаметов, автор идеи и продюсер сериала «Интерны». Пожалуйста, ваши вопросы моим гостям сегодняшним, ваши реплики по поводу сериала и по поводу того, чувствуются ли какие-то западные аналоги в этом продукте. Ситкомы, о чем сказал Вячеслав, это достаточно с трудом приживающийся на российской почве жанр, и в большинстве случаев зрители так и не понимают, что такое ситком. Они считают, что когда смеются за кадром, это и есть ситком. В то время как создатели лучших образцов на Западе всегда говорили, что ситком — это не комедия даже, где происходят какие-то скетчи, это совсем другое. Это ситуация, в которой юмор рождает столкновение разных каких-то миров, мировосприятий. Условно говоря, «Моя прекрасная няня» — это мир этой девушки из какой-то провинции и богатого продюсера. В «Папиных дочках» у вас комедия была в том, что шесть дочек и один папа. В чем планировалась вот эта искрометность юмора на такой почве, как российские больницы? Вроде мало чего смешного в этом.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Нет, можно посмотреть немного шире — как мы задумывали. Я не знаю, как получилось, судить зрителям. Но это изначально передача опыта от взрослого поколения молодому поколению.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть Иван мог бы оказаться не в роли врача Быкова, а учителя Быкова.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да, конечно. Потому что это всего лишь герои, которые помещены в больницу. На самом деле, эта история о героях. Они находятся просто в больнице.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы как-то выбирали психотипы героев? Вы хотели, чтобы у вас был вот такой тип, такой тип, такой?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Могу открыть тайну, как это все было.

Е.АФАНАСЬЕВА: Открывайте.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Я очень долго думал, над чем смеется российский зритель. И сразу, конечно же, пришли в голову советские комедии. Потом я подумал: какие советские комедии могли бы работать длинно, как сериал? Трус, Балбес, Бывалый, соответственно. И, немножко переняв эту схему полюбившихся героев тогда на героев «Интернов», плюс, конечно же, конфликт, как вы говорите, движок, который движет всем сериалом, это доктор Быков и его глупые, как он считает, врачи. Ну и, получилось то, что получилось.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ваню вы сразу себе представляли в качестве главного героя, когда это писали, или он просто он потом идеально лег в ваш образ, когда начался кастинг?

И.ОХЛОБЫСТИН: Налип.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Прилип на долгие годы, я надеюсь. Сначала нет, сначала был просто доктор Быков. Не знали, кто. Потом Заур Болотаев, это наш главный оператор и сейчас уже режиссер, сказал: «А что, если это будет Охлобыстин?» У меня вылетели пробки, потому что на его фильмах, книгах, сценариях я воспитывался в свое время. Не то что он намного старше меня, нет, не подумайте. Потому что сейчас затронем больную Ванину тему.

И.ОХЛОБЫСТИН: Я больше азиат, чем ты.

Е.АФАНАСЬЕВА: Когда приходят и ведущим говорят, что мы выросли на ваших программах, женщины переживают. Ваня, я надеюсь, так не будет.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Конечно, когда пришел на ум Иван Иванович Охлобыстин, все, остальные не рассматривались. Остальные герои уже многие, которые были в связке, подбирались именно под Ваню, чтобы вдвоем они смотрелись, чтобы был реально конфликт, чтобы можно было поверить, что есть реальные отношения, и так далее.

Е.АФАНАСЬЕВА: А все-таки «Хаус» и образ вот такого врача влиял, когда вы писали своего Быкова?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Вы знаете, я в жизни встречал таких людей, как доктор Быков. Еще до того, как я посмотрел «Доктора Хауса». Потому что сильные, мощные врачи с уровнем цинизма — их очень много в российских больницах. Я думаю, что многие люди называют это грубостью — вот какой грубый доктор, вот как он мне ответил. А на самом деле, это просто ширма.

И.ОХЛОБЫСТИН: Оптимизация. Они иначе не смогут психически здоровыми остаться.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Люди, которые постоянно работают в такой критической ситуации, вынуждены быть такими, иначе пустят боль вовнутрь и сами пострадают.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот Илья интересуется: «А что такое само понятие интерна?» Он, видно, не в курсе.

И.ОХЛОБЫСТИН: Аспиранты, по сути.

Е.АФАНАСЬЕВА: Медицинские. Все-таки Макс настаивает, что вы спионерили идею с американского сериала «Клиника». Макс, так мы, в общем, и тему задали…

И.ОХЛОБЫСТИН: Не-не, Макс, а вы видели — «Больница Мэш», по-моему, называется, 50-х годов сериал? Вот если уж спионерили, то оттуда. Потому что источник-то «Клиники» там. Просто мы много смотрели кино.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дмитрий из Казани пишет: «Наконец-то на ТНТ появился нормальный сериал, в отличие от «Универа» или «Букиных» с их тупым юмором». Ну что, сколько людей, столько и мнений. Кто-то любит и «Букиных». Поэтому, думаю, что руководству канала не очень понравится, когда ваш сериал хвалят, принижая другие. Ваню спрашивают: «Помог ли вам недавний церковный опыт или помешал?» — Эдуарда вопрос.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, вы знаете, в некотором смысле помог. Потому что пастырь обязан быть деликатным по отношению к людям и вникнуть в человека. И, несмотря на то, что Быков, если кто внимательно наблюдает, орет, он вроде как подставляет своих, в неловкие ситуации ставит, но при этом деликатность отношения сохраняется. Ну я не знаю. Когда тебе человек начинает рассказывать свою историю некую деликатную, есть практика, что ты сам ему сначала рассказываешь, что ты пережил, то есть ты его вводишь в собственную жизнь. Мы одинаковые, мы все одинаковые. И Быков был такой же интерн когда-то. И там это прослеживается, когда пилюлю дают, когда Лобанов спасает от неведомой болезни и жертвует своей пилюлей, которая, на самом деле, не более чем свеча. А можно я расскажу, как я принял идею сниматься?

Е.АФАНАСЬЕВА: Конечно, можно.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Звонят и говорят: «Хочешь сниматься в ситкоме на ТНТ?» И у меня шок.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы себе сразу представляете самое плохое…

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Что тебя напугало — ситком или ТНТ?

И.ОХЛОБЫСТИН: ТНТ в большей степени, ситком — на втором месте.

Е.АФАНАСЬЕВА: А что не заставило сказать сразу «нет»?

И.ОХЛОБЫСТИН: А потом ума хватило им сказать, что Макс Пежемский этим занимается, а я знаю, что Макс Пежемский не берется просто так. И гигантский объем. Я никогда не работал с таким объемом. Потом четыре серии мне прислали посмотреть сценария — я прочитал и понял, что это нечто, что не требует исправления. Я всегда исправляю сценарии под себя. Половину букв не выговариваю толком — всегда легче подстроиться. Я этим оправдываюсь перед авторами. Говорю: «Ребята, я не выговорю просто вот это мудреное с тремя «р» слово».

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да, «я не выговорю вот эти три предложения — давайте я скажу одно свое».

И.ОХЛОБЫСТИН: Неправда. Мне когда дают пачку листов с текстом, я всегда в шоке, но когда первый раз это происходило, у меня была паника. Я не думал, что у меня этот сектор памяти до сих пор работает.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы имеете в виду тот сектор, который заставляет актера запоминать большие объемы текста?

И.ОХЛОБЫСТИН: Да, оперативная память это в компьютере называется. Я прочитал, мне понравилась конструкция. Я понял — это то, с чем я никогда не сталкивался. И в качестве такого эксперимента… Потом Макс познакомил со Славой, и у меня сердце расслабилось. Я понял, что Слава идет куда-то непонятно куда, но, в общем, в нужную сторону и готов на трагические события.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вань, нашлась слушательница Лия, которая видела «Больницу Мэш»: «Оригинальный сериал про военных врачей, с супер юмором, корректный. Ваш сериал будет беспощадно-жестоко-циничным?» — спрашивает она.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, я не знаю, это лучше у авторов спросить.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Я могу ответить. Так как я сам имею прямое отношение к больнице, могу сказать определенно, точно, что никакой жести. Есть моральные нормы — мы точно знаем, о чем мы шутим, и делаем это аккуратно и деликатно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Макс пишет: «Неплохо бы в сериале побольше злободневной сатиры по поводу нехватки лекарств и оборудования в больницах России».

И.ОХЛОБЫСТИН: А вот можно нюанс такой оговорить: то, что отличает «Интерны» от большинства других телевизионных проектов — это не сатира, это юмор, а юмор может себе позволить только общество с более или менее стабилизированной социальной структурой.

Е.АФАНАСЬЕВА: Неужели вы считаете, что мы уже такое общество?

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, мы приближаемся к нему. И хотелось бы надеяться, что «Интерны» — это первый росток, первая почка на дереве, на расцветающей сакуре стабильности.

Е.АФАНАСЬЕВА: Из тех реплик и вопросов, которые заранее на сайт пришли. У нас теперь все подписываются своими никами, трудно иногда читать. Zanuder, служащий из Москвы пишет: «Смешно, хоть и пошловато. Мне нравится. НО: как вам пришло в голову хоть как-то сравниваться с «Доктором Хаусом»??!!» Это мне пришло в голову сравнить, потому что сравнение напрашивается. Задает вопрос altin из Казахстана: «это аналог «Анатомии страсти»?»

И.ОХЛОБЫСТИН: Нет, это аналог «Сестра Джеки».

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Надо просто отвечать — да, аналог. И сразу вопросы прекращаются автоматически.

И.ОХЛОБЫСТИН: Вы знаете, почему-то все сразу вспоминают «Доктора Хауса».

Е.АФАНАСЬЕВА: Вань, но для вас это должно быть комплиментом. Значит, вас сравнивают с Хью Лори.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Единственное наше сходство — это и там, и там есть мощный, харизматичный актер в главной роли.

И.ОХЛОБЫСТИН: Но у меня-то харизма пожиже.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Пожестче.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но у него нет такого бэкграунда, как у вас.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну да, у меня противоречивое реноме.

Е.АФАНАСЬЕВА: Поговорили.

И.ОХЛОБЫСТИН: Но надо Хью Лори похвалить за что: я прочитал его «Торговец пушками» — после того, как он снялся в «Докторе Хаусе», если бы он был неадекватен, хоть на йоту какую-то, он бы написал длинный философский трактат или NLP-исследование. Он же написал простое приключение. И это вызвало такую симпатию у меня! То есть человек не задирает планку. При том, что его окружают Макс Фрай и аристократы культурного мира и телевидения.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да не только культурного — вообще английские аристократы.

И.ОХЛОБЫСТИН: Да, в нем это сквозит. Он не совсем мизантроп ведь. В принципе, если исследовать образ Хауса. Я в Санкт-Петербург поехал на встречу со зрителями — приняли очень хорошо. Я приехал очень уставший, но как нее прогуляться по Северной Пальмире? Я вышел ночью, пошел, естественно, в «Пургу» кофе попить. Ну как не попить кофе в «Пурге»? Больше я не могу ничего пить — у меня назавтра должна была быть пресс-конференция, а из «Пурги» живым не выйдешь, там Новый Год каждый день. Потом зашел в книжный и увидел сразу две книги: «Загадка доктора Хауса» и там еще что-то о докторе Хаусе. И вот подумайте, само по себе явление доктора Хауса, мизантропа, некоего образа, который рассматривается отдельно от Хью Лори и от сериала.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы знаете, мне кажется, это вообще сейчас такие сериалы, которые вышли на какой-то такой уровень, это модели жизни. У меня 14-летняя дочка, «Хаус» для нее сейчас — это модель мира, она его весь смотрит, знает. Если у сына «Лост», он «лостоман» такой, и модель мира у него — сразу какие-то аналогии с героями оттуда, то у девочки этот мир. То есть это не просто действительно герой, актер…

И.ОХЛОБЫСТИН: Это революция. На самом деле, революция. Телевидение уже может себе позволить художественный поиск. Наш сериал в этом отношении живой пример, потому что он видоизменяется, как ребенок. Если изначально шла такая репризная конструкция, беспроигрышная вроде бы, с одной стороны, но не предполагающая такого погружения в образы, то далее мы поняли, что нам интереснее уже вариться в персоналиях.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да, мы сделали это специально. Изначально просто очень сильно развеселили, показали мир, а потом полюбившихся персонажей стали любить, дружить и так далее.

Е.АФАНАСЬЕВА: Debri, врач из Москвы, пишет: «Друзья, спасибо за сериал. Я сам врач, и мои друзья-врачи смотрят с удовольствием, хотя много ляпов и пошлых шуточек. Есть ли у вас консультанты-врачи?»

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да, врачи-консультанты были. Я хочу еще сказать, что у нас креативные продюсеры — ребята, которые придумывают истории, там тоже очень много врачей. Мы специально создали эту команду, чтобы он был правдивым.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, еще один врач, Артур, врач из Москвы, на смску пишет: «Все хорошо, но в Охлобыстина со шприцом Жане не верю». По Станиславскому: в шута Ивана Грозного верю, а здесь нет!

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, видите ли, пшриц Жане для такой деликатной операции приспособлен, что почему бы и не поверить?

Е.АФАНАСЬЕВА: Алкыд из Пензы просит включить видеотрансляцию. Алкыд, мы в маленькой студии, здесь нет видеотрансляции. «Девочка доктор Черноус просто бесподобна. Это ее дебют?» — спрашивает Петр.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да, это дебют. Это Кристина Асмус, студентка, 2-й курс — в первый раз в кино и на телевидении в первый раз.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы сейчас прервемся на новости на «Эхо Москвы», а через несколько минут продолжим программу «Телехранитель». В гостях Иван Охлобыстин, Вячеслав Дусмухаметов, говорим о сериале «Интерны».

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева. В гостях у меня сегодня Иван Охлобыстин и Вячеслав Дусмухаметов. Говорим мы о сериале «Интерны», который выходит на канале ТНТ. Тему мы обозначили как — Сериал «Интерны»: русская «Клиника» или пародия на «Доктор Хаус». Создатели сказали, что не то и не то. Узнаем также ваше мнение. +7 985 970 4545 — наш смс-номер, чуть позже будем и ваши звонки принимать. Из тех смсок, которые присылают нам слушатели и ваши зрители, много разных. Вот, например, Галина интересуется: «Ванечка, куда же тебя занесло?»

И.ОХЛОБЫСТИН: Галина, меня занесло в самую перспективную отрасль масс-медиа, а, как известно, информация правит миром, и эта область сейчас стремительно, революционными прямо шагами развивается, да и дай бог перенаправить ее мощь в проповедование добра, живых этических отношений, нормативов и всего остального. Это нельзя напрямую вдолбить. Это все равно что сказать: «Возлюби ближнего, как себя самого». Так по щелчку это не делается.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Проповедование» — вы произнесли. Естественно, очень много вопросов, связанных с вашим недавним воплощением церковным и резкой сменой, возвращением к тому образу Охлобыстина, который, может, помнят с былых времен. Вы, пожалуй, единственный персонаж в нашей медиа-сфере, который вызывает столько противоречивых размышлений. Может ли человек быть одновременно воцерковленным, служителем церкви и вот играть доктора Быкова в таком сериале, как «Интерны». Ваши, простите за такой бытовой язык, недавние коллеги по служению в церкви смотрят сериал? Как они реагируют?

И.ОХЛОБЫСТИН: Вчера звонили из Сибири, требовали, чтобы я 7-ю серию им нарезал, потому что праздник был и они не успели посмотреть. У нас очень юморной народ. Вот отцы в этом отношении — самая деликатная аудитория. Они смеются, где смешно, не осуждают, а критикуют, где пошло. Но вот пока такой критики я не услышал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Значит ли это, что православная церковь отменяется и что проповедование может идти не обязательно в церковно-славянском стиле, с мало понятными современному человеку текстами, которые звучат в храмах, а вот в том числе какими-то необычными методами?

И.ОХЛОБЫСТИН: Нет, не значит. Церковь не нуждается ни в каком ни обновлении, ни реконструкции. Церковь нуждается в людях, которые могут простым дотошным языком, обычным бытовым языком, что, собственно, происходит и к чему зовет их церковь. Церковь, в силу 70-ти лет своего заключения советского, не в состоянии себе позволить таких катехизаторов, то есть объясняющих людей. Мы не знаем основ того, во что верим. 2%, которые статистически идут, это не совсем верный процент. Меньше. А тех, кто понимает, что такое ортодоксия, вообще очень мало. Потому что это просто бриллиант — бриллиант мудрости, который нужно перевести на бытовой язык. Естественно, моя деятельность не может никоим образом рассматриваться как деятельность церкви. Это просто вот такой проведенный эксперимент. Мы его закончили, потому что общество еще не готово. Люди воцерковленные, которые, предположим, у меня в приходе, они не то чтобы не критикуют, они не поймут о чем речь, когда меня критикуют. Они не поймут, в чем конфликт. То есть они удивляются.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я вот о чем хотела спросить. То, что путаница большая, несмотря на то, что вы дали огромное количество интервью за последнее время и, может, и не давали, но просто пишут о вашем таком возвращении в активную творческую жизнь, и писали, что вы получили разрешение у патриарха. Сформулируйте точнее, как это звучит.

И.ОХЛОБЫСТИН: Все было очень простенько. Покойный святейший патриарх Алексий II благословил меня сниматься в кино — где угодно, как угодно. Он был со мной уже знаком, он человек был прозорливый, он понимал, что я не буду сниматься в порнографии, он знал, что я не люблю мейнстрим. То есть авторское кино он не то чтобы смотрел и не то чтобы приветствовал, но вот это не вызывало у него раздражения. И он понимал, что мне надо кормить семью. Все вместе в совокупности, а я еще заштатный был священник, зарплаты не получал, но это не главное. И у меня де-юре-то все нормально было. Но когда прошел «Царь», было много критики, причем от тех людей, которых я уважаю. И критика не по отношению ко мне, а критика по отношению к ситуации. То есть я был тем слабым звеном, куда враги церкви, которые, не разобравшись, критиковали, могли бить. То есть слабое звено в структуре. И дабы этого не случилось, при том, что у меня было благословение сниматься, благословен был сам фильм «Царь», я честно выполнил этот демонический кошмар беготни и кривляния, что стоило мне связок, дикую усталость вызывало, потому что по снегу по колено особо не побегаешь, и тип-то мне неприятный, но, тем не менее, я честно выполнял то, что от меня требовали, потому что мне нужно было сделать резкую границу: вот есть Янковский, есть святитель, а есть вот такой безумец, который обожествляет власть. Наша вечная русская проблема — цезарепапизма. Сейчас президент, до этого царь — он бог, он все остальное. Вот в нем эта болезненная форма должна была быть выражена. Ну обуянный человек. Я честно это сделал. Но критика была. Критика была со стороны людей, которые не воцерковленные, по большей части. Либо враги церкви. Мы ведь никому не вредим как церковь, мы сами по себе, мы автономны. И чтобы избежать этого, чтобы лишить возможность критиковать церковь через меня, я написал прошение святейшему, что проведен эксперимент, считаю его неудачным, общество не готово к тому, что пастырь может совмещать… ну, лицедейством впрямую это нельзя назвать, но долго оговаривать, нам эфира не хватит, это такие догматические богословские нюансы, но надо этот эксперимент сейчас прекращать и дистанцировать меня, пока я снимаюсь в кино, от церкви, чтобы церковь лишнего на себя не брала удара. Вот сейчас я снимаюсь, и что бы я ни сделал… я не буду, конечно, безумств каких-то совершать, это не в моем стиле, но что бы обо мне ни говорили, на самом деле, я как был мароярославецкий колхозник, так и остался оным. Но вот пока общество не готово.

Е.АФАНАСЬЕВА: И что ответил святейший?

И.ОХЛОБЫСТИН: Святейший ответил, как я его просил. Он рассудил, что это мудро, что не нужно подставлять своих же собратьев.

Е.АФАНАСЬЕВА: А значит ли то, что вы снимаетесь в ситкоме, все это, что вы не планируете возвращения обратно к священнослужению? Вот почему я задаю этот вопрос? Я понимаю, что мне трудно представить ваших прихожан, которые посмотрят сериал «Интерны», вас в роли Быкова и так далее, и пойдут на исповедь к вам. Вот мне представить достаточно сложно.

И.ОХЛОБЫСТИН: А почему? Вот у моих прихожан это вообще две разные вещи в голове — как картошка и мобильный телефон. У них в глазах недоумение, когда я пытаюсь выяснить, это раздражает или еще что-то. Нет, они с удовольствием обсуждают.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вы такой же, когда вы разговариваете с прихожанами? Так же, как сейчас со мной разговариваете? С шуточками, прибауточками? Это все допустимо?

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну да. Ну а что, мы все обычные люди, у нас обычные проблемы. У половины мужчин после сорока есть проблемы с простатитом. У меня нет. Ну а чем мы отличаемся?

Е.АФАНАСЬЕВА: Наверное, вы удивительный священник, удивительный актер.

И.ОХЛОБЫСТИН: Общество, к сожалению, очень мало знакомо с нашим общественным институтом. Вот обычные отцы… толком люди не общаются, и кажется, что это так далеко, так чопорно, и они такие все — ездят на мерседесах. Нет. Обычные отцы — они в деревнях с язвой желудка за кровельное железо в банях парятся с председателем колхоза…

Е.АФАНАСЬЕВА: А что за история была, когда (я человек, который на работу ходит в Останкино) там стали огораживать кафе и что-то строить и сказали, что строят там храм, я это восприняла как шутку.

И.ОХЛОБЫСТИН: Нет, я заложил там первый камень.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот, потом сказали, что там действительно будет храм, получено благословение, и там будет служить Охлобыстин.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, служить Охлобыстин — это непонятно было. Оно примерно намечено там где-то было, но не факт, чтобы это было так. Хотя вот я первый камень…

Е.АФАНАСЬЕВА: А вы считаете, это совершенно нормально, чтобы была церковь там, где раньше была раздевалка, рядом кофе люди пили?

И.ОХЛОБЫСТИН: Да нормально. И чего нет? Понимаете, она для кого сделано? Что такое Останкино? Останкино — это не сборище телеведущих и продюсеров. Они в другом месте или на других этажах. Это большая трансформаторная будка вещания, где уставшие взрослые люди клеммы зацепляют на электричество, передают сигналы в эфир, и они вполне имеют право на то, чтобы, если устали, если плохо психологически…

Е.АФАНАСЬЕВА: Так там рядом церковь Шереметьевского…

И.ОХЛОБЫСТИН: Они как-то прилепились. Вот бывает такое.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Любопытны все эти вещи. Вот мне очень интересно наблюдать за вашими трансформациями. Я все пытаюсь понять для себя — то ли это символ того, что церковь более живая, более приближена, как вы сказали, к тем мужикам 40 лет, с которыми некому поговорить о своем простатите — то ли с доктором Быковым, то ли со священником Охлобыстиным, то ли это уникальный ваш эксперимент, на который, я не знаю, как реагирует церковь, но по-своему реагируют зрители и прихожане.

И.ОХЛОБЫСТИН: Еще раз — церковь не нуждается ни в каких изменениях и в переводе на русский язык, поскольку язык этот сакральный и в богослужении необходимо следовать сакральному языку, он гораздо более этимологически насыщен.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть за все, что вы делаете в сериале «Интерны», вам потом замаливать грехи не надо будет?

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, может быть, вдруг я там кого-нибудь обижу на съемочной площадке? А так — Быков хороший врач, он тренирует бестолковых ребят, которые хотят скорее абы как из интернов перевестись.

Е.АФАНАСЬЕВА: Простите, почти кощунственный вопрос. Если вы сказали, что это такой учитель и ученики, а о церкви можно снять что-либо подобное? Может быть, не ситком, но что-то. Или общество не дозрело?

И.ОХЛОБЫСТИН: Пока не дозрело. Пока слишком много пустой бестолковой критики. Как и интернет сейчас еще не приобрел цивилизованный облик и не отошел от девичьих дневников к нормальной публицистике. Много людей, пишущих хорошо. Для того, чтобы добраться до людей, пишущих хорошо, нужно пройти тысячи бестолковых рефлексий с матюгами. Эти форумы, все остальное. Вот я работаю на «Снобе», я пишу на «Сноб» — там своеобразная аудитория, она высоколобая, то-то и то-то. Я работаю с Медиа Кидс, это для детей. Есть еще несколько ресурсов, на которые не жалко будет время потратить — пообщаться с людьми, почитать их литературу, эссеистику. Интернет возродил эссеистику. Блоггер, по сути дела, это эссеист.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте послушаем в том числе что ваши зрители и наши слушатели считают. Уважаемые слушатели, наш номер телефона московский: код 495, номер 363 36 59. Также наш смс-номер тоже еще раз напомню: +7 985 970 4545. Очень много смсок. Давайте попробуем блиц и будем звонки принимать тоже. «Снимайте правдиво. Врачи вымогают взятки практически у всех пациентов — может быть, это поможет оборзевшим врачам-хапугам увидеть себя со стороны? Макс». Есть эта тема, Вячеслав?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да, тема вскрывается. Мы делаем все то же самое, что есть в наших больницах. Стараемся показывать правду.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. «Упомянутый вами «Мэш» выходил на ТВ почти 30 лет, «Хауса» растянули на 7 сезонов. А сколько продержится ваша подделка? Держу пари, что неполных два сезона. Денис из Иркутска».

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Неполных два сезона продержится наша подделка, Денис из Иркутска.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте попробуем звонок. 363 36 59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Семен. …

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот там и посидите. Если хотите, я могу громко сказать ваш номер телефона в эфире — у нас Венедиктов любит называть номера телефонов, чтобы люди звонили вот вам туда, откуда вы и звоните. «Как вы нашли образ венеролога?» — интересуется Илья.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Образ венеролога достаточно жизненный. Есть даже такой человек — Купитман, мой знакомый из Магнитогорска. Венерологи — это удивительные люди. И вот мы пытаемся как-то передать. У нас все люди их очень сильно боятся, а мы его показать смешным человеком.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще раз звонок попробуем. Надеемся, человек из другого места позвонит. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Дмитрий, я из Ярославля. Я бы хотел, в первую очередь, спасибо вам за то, что вы подняли такую актуальную тему, выразить уважение Ивану Охлобыстину, так как я считаю, что он очень талантливый человек, актер. Хотя, мне кажется, что «Интерны» — это, конечно, не лучшая его работа. И в отношении телесериала «Интерны» я бы хотел высказаться, если можно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте, только если коротко сможете сформулировать.

СЛУШАТЕЛЬ: Дело в том, что я являюсь поклонником сериалов «Scrubs», так и «House M.D.», и могу сказать, что сравнение с «House M.D.» некорректно, потому что это все-таки разные сериалы, там скорее только главные герои похожи чем-то, а вот в отношении «Scrubs» — я считаю, что абсолютно идентичные сериалы в плане того, что «Интерны» — это как бы русская адаптация телесериала «Scrubs». Но, на мой взгляд, она все-таки не дотягивает до оригинала.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, как и Россия пока до Америки.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Это на ваш взгляд. Я считаю, это не является адаптацией. Спасибо.

И.ОХЛОБЫСТИН: Спасибо большое. Относительно моих актерских успехов можно? Чего бы там ни говорили, я никогда не работал в мейнстриме. Я сделал больше 30-ти картин и в качестве сценариста, и в качестве соавтора, и как актер работал. Но за все это время я получил гигантское количество железок, всяких мелких наград, никак не сказавшихся на моем финансовом состоянии, но в принципе я человек не чванливый, для меня литературный успех значит больше, нежели все остальное, и мне это помогает. Но только после того, как я начал сниматься в «Интернах», меня позвали в жюри «Кинотавра». Тоже нюанс — ни на одном из проектов киношных не давали столько экспериментировать, столько работать с собой. Были прекрасные коллективы, но сам объем дает дополнительные возможности совершенствования. Посмотрим, что будет дальше. Если в чем-то и не дотягиваем, то это исключительно моя вина, моей лености.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Викамама» подписано — то ли это мама Вика, то ли так она подписывается, из Улан-Удэ пишет: «Смеюсь редко. Ваш сериал веселит до слез, и послевкусие светлое. Умор наш, с милым гайдаевским оттенком, за что спасибо. Дождались».

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звоночек. 363 36 59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Сергей. Санкт-Петербург. «Нога» — это супер. Больше всего люблю этот кинофильм. Желаю тебе удачи и творческих успехов.

И.ОХЛОБЫСТИН: Спасибо большое.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Смотрим всей семьей от 9-ти лет. Светлана». Илья интересуется: «А может, переименовать сериал в «Доктор Быков»?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Чтобы чуть больше вопросов было про «Доктора Хауса». А от 9-ти лет я бы не советовал смотреть.

Е.АФАНАСЬЕВА: А от скольких бы советовали?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: От 13-14.

Е.АФАНАСЬЕВА: Канал ТНТ вообще не от 9-ти лет.

И.ОХЛОБЫСТИН: А у меня договоренность с детьми — если где целуются Романенко с этим, старшие младшим и себе прикрывают глаза.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну у вас дети какие честные однако.

И.ОХЛОБЫСТИН: У нас пиратская сделка на берегу. Ребята, говорю я, я несу контрабанду — если я узнаю, что вы не бережете психику младших и свою в том числе, я…

Е.АФАНАСЬЕВА: Младшие — это с какого возраста? Я знаю, у вас много детей.

И.ОХЛОБЫСТИН: Четыре. Конечно, он не идиот, он что угодно может смотреть. Нюше 7 лет, Васе 9 лет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну со скольких вы разрешили старшим смотреть?

И.ОХЛОБЫСТИН: Да мы вообще не разрешили. Они откуда-то увидели. У них уже вся школа посмотрела. Накачали в итоге, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Сериал пропагандирует алкоголизм (гинеколог). Хотя бы отучите россиян от злоупотребления наркотой и биодобавками. Макс».

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Это мы делаем. Сериал не пропагандирует алкоголизм. Алкоголизма в настоящих больницах намного меньше.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Иван, вы прекрасно снимаетесь. Больше, пожалуйста. «Интерны» нравятся. Арина».

И.ОХЛОБЫСТИН: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Только что видел вашу рекламу на щите — дурацкая».

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Но ведь видели. Ура!

И.ОХЛОБЫСТИН: А может, и заметили от того, что дурацкая.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок. 363 36 59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Илья, Самара. Хочу выразить глубокое уважение к творчеству Ивана. И хочу узнать, какая у вас самая любимая ваша роль.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, вот вы будете смеяться, но не потому что мы в эфире и не потому что я в «Интернах» — вот сейчас. Я, по сути, естествоиспытатель. Когда возник этот объем, этот коллектив и все остальное, я реализую себя. До этого — сложно сказать. Самая удачная была — «8,5 долларов» — как актерская. «Нога» мне принесла больше всего призов. Но это сложное серьезное кино, оно долго будет в коллекциях лежать. Но вот так по оттягу, по драйву, что ли — да, вот сейчас.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы говорите, что вы не работали в мейнстриме, и вот человек, который занимался тем кино, которые, вы говорите, может на полке еще полежать, приходите в телепроект. Значит ли это, что телевидение меняется к чему-то лучшему и те люди, которые раньше так резко делили, что сериалы снимают ремесленники, а мы будем делать артхаус…

И.ОХЛОБЫСТИН: Это не просто так. Идет революция. Если раньше это было все прокладка между серьезные публицистическими передачами или отснятыми на пленку 17-серийными сериалами про Штирлица, мое уважение, конечно, всему этому, это качественное кино, теперь это самостоятельный художественный продукт, который постепенно оформляется в нечто особенное и сдвигает кино обычное в нишу театра кабуки. Те же мастера, которые снимали, и будут снимать. И мы будем так же ходить. Но мы будем ходить, как в театр. Вот, собственно, мы уже и ходим. У меня компания очень разношерстная — там Гарик Сукачев, Игорь Иванович, дай бог ему здоровья, Егор, мой товарищ, он автомобилист, врач-дантист, у нас очень смешанная компания, у нас не медийная компания, и мы предпочитаем в «Мегу» или куда-то ходить на последние сеансы посмотреть какие-то новинки. Мы уже ходим как в театр.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Просто у нас еще отношение к сериалам такое: а, ситкомы, а, сериалы. Мы попытались изменить.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот видите, многие слушатели восприняли это как сериал, который поставил очень высокую планку юмора: «Спасибо за талантливый искрометный юмор. Возможно, сериал поправит ситуацию с качеством юмористических программ на ТВ», — считает Маша. Давайте, наверное, последний звонок на сегодня. 363 36 59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый вечер. Меня зовут Василий, я из Москвы. У меня вопрос к отцу Иоанну. У меня знакомых очень много священников. Батюшка, но вы не единственный в такой ситуации, когда надо кормить детей, но вы все-таки уже взяли на себя определенные обязательства, которые вас обязывают уже к чему-то, и вы не можете уже от них отказаться. Вы сейчас как бы меняете свою жизнь на 180 градусов и говорите, что в силу того, что то, что есть сейчас, раньше не было, и все будет по-другому.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну как не было? Нет, все гораздо проще.

СЛУШАТЕЛЬ: А где ваше священство?

И.ОХЛОБЫСТИН: Все гораздо проще. По благословению святейшего, я снимусь по договорным обязательствам и вернусь в служение, буду подавать челобитную. Сейчас я запрещен к служению. То есть я остался отец Иоанн, но я не могу крестить, венчать. Мы оговаривали, почему. Сравнивать это невозможно, потому что, конечно, выше священства быть не может ничего. И кормежка семьи — это не основное, чем я руководствуюсь, работая на этом сериале. Это определенного рода риск был. Но риск и у Славы был тоже, и не простой риск, а он вкладывался так, и неизвестно было, стрельнуло бы или не стрельнуло. Потому что такие вложения… это один из самых дорогих ситкомов, объемных проектов. Он мог по миру пойти. Сейчас мы могли бы его видеть где-нибудь на Тверской в переходе с гитарой. Ты умеешь на гитаре играть?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Дождемся еще, как пройдут эти серии. Может, там и пересечемся.

И.ОХЛОБЫСТИН: Да. Так что никоим образом я не тешу себя иллюзиями, и никаких поворотов быть не может. Сейчас это идет вот такой жизненный этап. Я его никак оценивать толком и не могу, честно говоря. Вот так получилось. Вот господь так сподобил, что я снимаюсь в сериале «Интерны». Сериал «Интерны» сейчас помаленьку давит все остальное.

Е.АФАНАСЬЕВА: Из тех вопросов, которые на сайт пришли, редактор-корректор tamar off пишет: «Первый раз слышу о таком сериале. А по какому каналу он идет?» У нас остались последние секунды. Скажите, где можно увидеть?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: ТНТ, 20:30.

Е.АФАНАСЬЕВА: В 20:30 сериал «Интерны». Сколько серий уже вышло?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Серий вышло около 10-ти, задумывается около 60-ти.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сразу, одним сезоном? Или будете разбивать?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Будем разбивать, потому что очень тяжело снимать, это очень долгий процесс.

Е.АФАНАСЬЕВА: А сколько снято уже?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Снято порядка 27 серий.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, если вам понравилось, вы имеете возможность уже завтра включить телевизор и посмотреть на канале ТНТ. Спасибо Ивану или отцу Иоанну, не знаю, как правильнее все-таки к тебе обращаться, Ивану Охлобыстину. Спасибо Вячеславу Дусмухаметову. Говорили о сериале «Интерны». Елена Афанасьева. Прощаюсь до следующего воскресенья.


Комментарии

4

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

18 апреля 2010 | 20:27

при всём уважении к ивану
не кажется ли ему такая щепетильность по отношению к чести мундира церкви
1 несколько завышенной -церковь во многом вызывает мягко говоря недоумение
2 церкви нужно бы пропагандировать себя новыми формами -кино не последняя из них включая кино нового формата
3 если у человека дар или талант -то стоит ли его менять на службу
лучше хороший актёр чем средний священник
помните притчу про раба зарывшего талант в землю

я честно говоря не очень одобрял ваш уход -хотя конечно есть разные обстоятельства

поэтому рад вас видеть и слышать

зы
сериал посмотрю непременно
если конечно не забуду


provinciall 18 апреля 2010 | 21:54

В "Царе" Охлобыстин не понравился - переиграл явно.
Сериалов не смотрю никаких, потому что скучно и время жалко. Надеюсь, что деятельность Охлобыстина принесёт положительные плоды, про один плод знают все - его дети, за это я его уважаю.
Дай Господь в миру не потерять ему главного.


19 апреля 2010 | 02:13

сравнивая
Вообще сложно избавиться от полученного опыта просмотра западных аналогов, вернее оригиналов, при суждении об Интернах. Шутки местами может и смешные, но из уст героев звучат сухо, искусствено и медленно. Охлобыстин - актёр так себе, даром что отец многодетной семьи. До Доктора Кокса он сильно не дотягивает. Герою в очках нужно сказать спасибо очкам. Двое других вообще какие-то некомедийные. Не хватает разных и неповторимых характеров и амплуа, как в Клинике (The Scrubs). Ждать лучшего и не хочется, не люблю пародии. Поэтому слава богу что вышел такой невзрачный недокрашенный сериал, в котором, кстати, вроде и морали никакой нет и сюжета (опять-таки в "клинике" много затрагивается экзистенциальных проблем в доступной для всех форме с мастерскими драматическими вкраплениями).

ps
С Доктором Хаусом ничего общего нет. Зато у нас есть Солдаты и ещё куча всякого бреда.


olav 19 апреля 2010 | 16:48

О Фраях
Господа!
Честно говоря смутило утверждение, г-на Охлобыстина о Хью Лори, что "При том, что его окружают Макс Фрай и аристократы культурного мира и телевидения"; а г-жа Е.Афанасьева: "Да не только культурного - вообще английские аристократы"
Лично мне весьма сомнительно не то что "окружение" но даже и знакомство Хью Лори с г-ном Максом Фраем, он вряд ли даже слышал о таком персонаже.
С такими "эрудитами" можно впасть в такую мизантропию....
Только вот за самое аристократичное достояние Британии - Стивена Фрая обидно.....

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире