'Вопросы к интервью
21 марта 2010
Z Телехранитель Все выпуски

Вспоминая Сенкевича. 50 лет назад вышла программа «Клуб путешественников»


Время выхода в эфир: 21 марта 2010, 18:05

Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. И сегодня мы обратимся не к будущему телевидения, а, может быть, к прошлому, но к тому прошлому, без которого не бывает будущего. 50 лет назад 18 марта 1960 года на Центральном телевидении Советского Союза вышла в эфир программа, которая носила сначала название «Клуб кинопутешествий». 50 лет назад, и программу до сих пор помнят, любят. И несмотря на то, что первые 13 лет у нее было немножко другое название «Клуб кинопутешествий», а запомнилась она уже больше как «Клуб кинопутешественников», и несмотря на то, что первые годы ее вел замечательный ведущий Владимир Шнейдеров, а если старшее поколение помнит «Джульбарс» и другие фильмы. Несмотря на все это и воздавая должное отцам-основателям и первому ведущему, все-таки, для большинства советских зрителей и российских эта программа, слова «Клуб кинопутешествий» имеют знак равенства со словами Юрий Александрович Сенкевич. И сегодня мы говорим об этой программе и вспоминаем Юрия Александровича. В студии у нас ближайший его человек, его супруга – даже не хочется говорить слово «вдова» — его супруга Ксения Николаевна Сенкевич. Добрый день, Ксения Николаевна.

К.СЕНКЕВИЧ: Добрый день.

Е.АФАНАСЬЕВА: Очень рада вас видеть. Поздравляем вас с этим праздником, для вас, я думаю, это большой праздник.

К.СЕНКЕВИЧ: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Поздравляем с тем, что программу так помнят. Очень много и в прессе было статей, посвященных передаче, откликов. И думаю, у вас тоже есть отклики?

К.СЕНКЕВИЧ: Есть-есть. Я сразу хочу начать с благодарности за приглашение, за память о передаче. И хочу сказать, что я и мы все были удивлены, что до сих пор передача в памяти зрителей, и отношение к ней очень теплое, очень хорошее, благодарное. А что касается «Клуба», то придумал ее и основал Владимир Адольфович Шнейдеров, известный документалист, оператор и кинорежиссер, который еще в 20-х годах снимал и Памир, и есть его дивные фильмы о Йемене. Эта уже жизнь ушла, навсегда ушла, и спасибо ему, мы можем представить, как это было уже почти 100 лет тому назад. Владимир Адольфович возглавлял ЦСДФ.

Е.АФАНАСЬЕВА: Студию документальных фильмов, да?

К.СЕНКЕВИЧ: Да, Центральную студию документальных фильмов. И эта студия, и он руководил этой редакцией, снимала альманах кинопутешествий. Причем, альманах длился всего 4 минуты и состоял из 4-х сюжетов, по минуте каждый. 3 обязательно об СССР и 1 о зарубежных странах. И этот альманах демонстрировался в кинотеатрах, собственно, перед показом фильма.

Е.АФАНАСЬЕВА: Молодые зрители даже уже, наверное, не знают, что на том месте, где сейчас идет долгая реклама минут 10 перед началом фильма раньше шли документальные проекты в советское время.

К.СЕНКЕВИЧ: Вот. И новости дня.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, журнал «Новости дня» еще.

К.СЕНКЕВИЧ: Вот. А когда их набралось больше 100, он решил сделать на телевидении отдельную передачу, которая бы показывала жизнь нашей необъятной страны. И вначале клуб, действительно, был клубом: по центру сидел ведущий, никакой выгородки или декораций, ничего не было. Сидел Владимир Адольфович, справа обязательно и слева сидели по одному приглашенному.

Е.АФАНАСЬЕВА: Путешественники?

К.СЕНКЕВИЧ: Понимаете, это были не только путешественники. Это были и академики Трешников, Толстиков. Но никаких разговоров в передаче, ни комментариев о просмотренном не было. Это было заседание клуба под номером таким-то, и просто шел прокат вот этих замечательных сюжетов, любительских съемок. В общем, собственных материалов как-то не было и все с удовольствием смотрели эти фильмы и заседание заканчивалось. Вот, Владимир Адольфович – спасибо ему огромное – основал эту передачу. Вел он ее 13 лет, и внезапно умер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы сейчас об этом поговорим, Ксения Николаевна. Я напомню нашим слушателям наш SMS-номер +7 985 970-45-45. Говорим мы сегодня о том, что программе «Клуб кинопутешественников» 50 лет. 50 лет назад она вышла в эфир, мы вспоминаем вместе с Ксенией Николаевной Сенкевич эту программу и Юрия Александровича Сенкевича. И у меня к вам, уважаемые слушатели, вопрос. Как вы помните эту программу? Как вы смотрели в мир глазами Сенкевича (знаменитая эта фраза, которую знала вся советская страна) и как потом, если вам повезло побывать в тех местах, которые вы видели глазами Сенкевича, как для вас открывался мир потом? Были ли для вас какие-то сюжеты в программе для вас поводом потом, когда открылись границы, поехать и посмотреть эти места? Вот, пожалуйста, мы ждем ваших откликов, мы ждем ваших вопросов. Ваш SMS-номер, еще раз, +7 985 970-45-45. Во второй части программы мы будем разговаривать с вами и по телефону.

Я хотела вот что спросить. Когда эта программа вышла в эфир, вы как зрительница, сама вы, Юрий Александрович как зритель, вы ее смотрели?

К.СЕНКЕВИЧ: Я ее смотрела. Но я еще не была знакома.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ага. То есть это все отдельные истории?

К.СЕНКЕВИЧ: Безусловно.

Е.АФАНАСЬЕВА: А как, вот, для вас? Советское телевидение, достаточно регламентированное, строгое, появляется такая передача путешествий. Свое зрительское впечатление вы помните, Ксения Николаевна?

К.СЕНКЕВИЧ: Конечно, помню.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что это было?

К.СЕНКЕВИЧ: Это было удивление. Поскольку я человек городской и просто в силу занятости и учебы, и работы… Потом телевидение продолжалось не весь день, а только в определенные часы, несколько часов, совершенно немного. Поэтому лично для меня передача была очень интересной. Но это от случая к случаю.

Е.АФАНАСЬЕВА: А как ее смотрел Юрий Александрович до того, как стал ведущим?

К.СЕНКЕВИЧ: Юрий Александрович в это время, я боюсь, ее вообще не смотрел, потому что он, закончив военно-медицинскую академию в Ленинграде, был отправлен в воинскую часть ПВО, где он был начальником полковой медицинской службы. Ну, военная служба есть служба…

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Там тяжело было смотреть телевизор. Потом, насколько мне известно, его приглашали на заседания этого клуба в качестве гостя, да?

К.СЕНКЕВИЧ: Умер Шнейдеров, встал вопрос…

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет. А до того, как еще вел Шнейдеров, его приглашали гостем туда?

К.СЕНКЕВИЧ: Нет. Он был очень молод.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Нет». Значит, это уже путаница большая. И когда умер Шнейдеров, что случилось?

К.СЕНКЕВИЧ: Случилось, быстро нашли профессора МГУ Банникова, который без большого удовольствия вел эту передачу. Но он человек, как о нем говорят, был изумительный, очень ответственно относился к этой передаче, но он, по-моему, занимался парнокопытными.

Е.АФАНАСЬЕВА: Животными?

К.СЕНКЕВИЧ: Животными.

Е.АФАНАСЬЕВА: Не столько путешественниками.

К.СЕНКЕВИЧ: Его аспирантом был юный Николай Дроздов.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. То есть, скорее, ему в передачу «В мире животных».

К.СЕНКЕВИЧ: Ну, там было и то, и другое, как в фильмах с Гуриди, если вы помните. И в 1969 году после экспедиции РАН Юрий Александрович был просто как гость приглашен в эту передачу, и, вот, тогда он впервые появился на телевидении как приглашенный гость.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, вот, говорят, Ксения Николаевна, говорят «любит камера человека», говорят, далеко не все люди естественно чувствуют себя перед камерой. Кто-то даже очень умный, талантливый, эффектный в жизни человек, может теряться. Тем более, в советское время… Это сейчас у нас какой-то есть опыт, больше прямых эфиров. Как Юрий Александрович свое первое появление в кадре? Насколько он естественно себя чувствовал в телевизионной обстановке?

К.СЕНКЕВИЧ: Вы знаете, удивительно: он совершенно не чувствовал камеры, он был очень свободен в кадре, что тогда было вообще не свойственно. Человек был очень собран, он был свободен и у него была потрясающая память. Ему достаточно было одного раза пробежать сценарий и он уже мог свободно говорить. Причем, из-за этого манера речи была очень легкой и не производила впечатление заученного сценария.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть телесуфлеров тогда не было…

К.СЕНКЕВИЧ: Не было. Все было в прямом эфире.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть человек просто смотрел в камеру… А, даже в прямом эфире.

К.СЕНКЕВИЧ: Он мог и не смотреть в камеру.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть просто разговаривал с вот этой миллионной аудиторией?

К.СЕНКЕВИЧ: Он был очень раскован в кадре, что, безусловно, всем понравилось. И Банникову надо было идти на месяц в отпуск. Ведущего нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: А программа каждое воскресенье должна быть в эфире.

К.СЕНКЕВИЧ: А программа выходила еженедельно в 12:00 по воскресеньям.

Е.АФАНАСЬЕВА: И это каждый раз был прямой эфир?

К.СЕНКЕВИЧ: Каждый раз. Уже запись наступила, по-моему, в самом начале 70-х. И 4 подряд передачи на время отпуска Банникова вел Юра. И когда вернулся Банников и опять стал продолжать свое дело, пошли письма. Тогда же все писали. Письма «Верните в кадр прежнего ведущего». Банников, с легкостью вздохнув, отказался от этой миссии и передачу стал вести Юрий Александрович.

Е.АФАНАСЬЕВА: А для него приходилось выбирать между своей основной работой и телевидением? Или это было такое, вот, хобби? Все-таки, в выходной день он ездил, вел передачи и это не влияло на работу?

К.СЕНКЕВИЧ: Понимаете, он стал вести программу в 1973 году. В это время он уже работал в Институте медико-биологических проблем. А поскольку он был человек военный, институт был режимный (космос), ему нужно было одобрение руководства. И с большим неудовольствием ему пришлось руководству института выделить 1 свободный день, чтобы он готовился к уже записи. До 1972 года, по-моему, они сидели на Шаболовке, и только с 1972 года переехали в Останкино. Но уже телевидение развивалось, уже была студия, уже были редакторы – хотя они и раньше были, но не в той мере. То есть это уже была полноценная нагрузка. Но делал он с большим удовольствием.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ксения Николаевна, у нас среди вопросов, заранее присланных на сайт в Интернете, Гюльнара, домохозяйка из Тюмени интересуется. Во-первых, она пишет: «Здравствуйте. Юрий Александрович был удивительно мягкий, уравновешенный, интеллигентный ведущий. Благодаря ведущему, программа была, на мой взгляд, такой, теплой и домашней. Поэтому в программе было очень много зрителей, которые до сих пор помнят Юрия Александровича и «Клуб кинопутешественников». Она спрашивает: «Как ему поступило предложение стать ведущим?» Кто конкретно? Руководители программы или предыдущий ведущий сделал ему предложение? Вы помните? И сомневался ли Юрий Александрович, принимать это предложение или нет?

К.СЕНКЕВИЧ: Ну, какое-то время он, конечно, думал над этим. Но поскольку было какое-то единодушное мнение, что он должен вести эту передачу… Потому что он вернулся только что из экспедиции Тура Хейердала, весь просоленный морским…

Е.АФАНАСЬЕВА: Самый известный советский путешественник был он в тот момент, да?

К.СЕНКЕВИЧ: Тогда – да. Тогда отношение к путешественникам, которых было на перечет, если вообще они были. А тут международный экипаж. Вот, в силу нашей изолированности полнейшей в то время сам факт участия советского человека в международной экспедиции воспринимался как что-то невероятное. И был всеобщий восторг. Но это была инерция тех лет. Мы же не знали, какое количество людей в мире путешествует просто так, потому что они хотят путешествовать.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть он не сомневался? Ему это нравилось, да? Появляться в кадре и рассказывать?

К.СЕНКЕВИЧ: Ему это нравилось. Да, ему это нравилось, потому что он хотел всем рассказать, что это такое.

Е.АФАНАСЬЕВА: А не было диспропорции? Все-таки, ему так повезло, он уже побывал в этой международной экспедиции, мог бывать заграницей. Для советского человека заграница была закрытая абсолютно вещь. «Клуб кинопутешественников» — крошечное вот это окошко в мир. Как раз я хотела спросить, а как соблюдался баланс? Если в том журнале, о котором вы рассказали, в первом было 3 сюжета про Советский Союз, 1 про заграницу, у «Клуба кинопутешественников» был регламент?

К.СЕНКЕВИЧ: Своих материалов у них не было до, кажется, 1982 года.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть это было разрешенное окошко в мир такое?

К.СЕНКЕВИЧ: Безусловно. То есть были материалы, которые редакция просила на местах снимать телевизионных корреспондентов, АПН, ТАСС. Но собственно материалов клуба путешественников не было до той поры, пока в 1982 году не состоялось первое восхождение советских тогда альпинистов сразу на Эверест. Наши альпинисты не участвовали в зарубежных восхождениях. А тут подготовка, которая заняла много времени, и Спорткомитет обратился в Институт медико-биологических проблем, чтобы кандидатов на это восхождение, лучших альпинистов из республик, чтобы их провели по программе отбора и подготовки космонавтов.

Это были муки мученические, потому что для этих людей этот факт стоил вообще всей жизни. И когда их приходилось отсеивать по медицинским показаниям, там были настоящие трагедии. И Юрий Александрович отвечал за этот отбор и подготовку со стороны Института медико-биологических проблем. И он же в качестве ведущего поехал вместе с ними на восхождение.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это были первые самостоятельные съемки, да?

К.СЕНКЕВИЧ: Первая самостоятельная съемочная группа клуба путешественников.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть до этого Сенкевич, по сути, вел журнал и просто комментировал сюжеты своих коллег, да?

К.СЕНКЕВИЧ: По роду своей работы он пару раз в год выезжал на международные конференции в составе делегации обязательно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Раньше отдельно не пускали, да.

К.СЕНКЕВИЧ: У них было тесное сотрудничество с НАСА, в основном, по проблемам невесомости. И, вот, в этом году они приезжали к нам, в следующем наши ехали к ним. И, как правило, вот эти конференции, симпозиумы, конгрессы устраивались в незабываемо красивых местах что у нас, что там. Появлялись материалы. Он пользовался случаем, чтобы привлечь корреспондентов, там, телевидения или еще другого какого-то нашего корреспондента и снять, там, Йеллоустоунский парк, водопад Ниагару. Но это не были, собственно, материалы клуба путешественников. Посольства присылали видовые фильмы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Елена пишет: «В детстве я называла любимую передачу «Клуб кинопутешествий». То есть, видите, сколько много воспоминаний из детства. «Помнится, в заставке пелось «Над нашей планетой встает коммунизма заря». Когда ее отменили?» — спрашивает Андрей из Москвы. Не помните, наверное, уже вы.

К.СЕНКЕВИЧ: Я не помню.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я тем более не помню такую заставку.

К.СЕНКЕВИЧ: Я даже не думаю, что это была заставка клуба.

Е.АФАНАСЬЕВА: Может быть, это другая была какая-то заставка?

К.СЕНКЕВИЧ: Потому что клуб вне политики.

Е.АФАНАСЬЕВА: О «Клубе кинопутешественников», который 50 лет назад, эта программа впервые вышла в эфир, мы продолжим разговор в программе «Телехранитель» с Ксенией Николаевной Сенкевич через несколько минут, сейчас – новости.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель», в студии Елена Афанасьева. В гостях сегодня у нас Ксения Николаевна Сенкевич, говорим мы о программе «Клуб кинопутешественников». 50 лет назад 18 марта 1960 года эта программа впервые вышла в эфир. И несмотря на то, что у нее были разные ведущие – мы сегодня уже их вспомнили – для большинства советских и российских зрителей слова «Клуб кинопутешественников» практически эквивалентны словам Юрий Александрович Сенкевич. Много вопросов и на сайт пришли, и присылают с помощью SMS. Еще раз напомню SMS-номер +7 985 970-45-45. Пожалуйста, ваши вопросы, ваши реплики, ваши рассказы о том, чем для вас было это окно в мир или чем-то другим была программа «Клуб кинопутешественников». И попадали ли вы потом в те места, о которых рассказывал Сенкевич в своей программе, и какие были впечатления от сравнений. Пожалуйста, еще раз, +7 985 970-45-45, телефон прямого эфира 363-36-59, код московский 495. Пожалуйста, дозванивайтесь нам. Например, много вопросов уже к Ксении Николаевне пришло. Владимир спрашивает: «Не откажите в любезности пояснить, как Сенкевич попал к Хейердалу?» А здесь есть еще сомнения, как он мог совершать путешествие с Туром Хейердалом, работая в режимном институте, интересуется Иосиф из Волгограда.

К.СЕНКЕВИЧ: Я на эти вопросы отвечала уже много раз. Но с удовольствием отвечу еще раз. Все – дело случая. Юрий Александрович вернулся из Антарктиды. Это была 12-я антарктическая экспедиция, это были 1966-1967 годы. И проведя год в Антарктиде, вернувшись, он обязан был явиться к своему руководству и доложить о выполнении той программы, с которой он был туда командирован. И его руководитель непосредственный космонавт Борис Егоров, врач пришел вместе с ним к еще более вышестоящему начальнику. И когда Егоров зашел к нему в кабинет, тот сидел с удрученным видом, потому что письмо было адресовано в Академию наук и Келдышем переправлено в Министерство здравоохранения. А в письме содержалась просьба Хейердала найти ему врача с экспедиционным опытом, со знанием английского языка и с хорошим чувством юмора.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что в советской стране было почти невозможно, соединение всех этих данных в одном человеке. (смеется)

К.СЕНКЕВИЧ: Нет-нет-нет, вы напрасно так думаете.

Е.АФАНАСЬЕВА: Много было таких людей?

К.СЕНКЕВИЧ: Нет. Может быть, эта кандидатура, действительно, была сложная для Минздрава.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что такой врач и опыт, и английский, и чувство юмора.

К.СЕНКЕВИЧ: Но очень много людей, все-таки.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но вы знаете, что Юрий Александрович оказался в нужное время в нужном месте. Судьба.

К.СЕНКЕВИЧ: Абсолютно, абсолютно. И он сидит и говорит: «Ну, где я найду этого врача?» Первое что затрудняло, экспедиционный опыт. Он говорит: «А что его искать? Вот он сидит».

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Только что из экспедиции.

К.СЕНКЕВИЧ: Только что из Антарктиды и, в общем, вопрос был решен. Там другие люди говорили, что были какие-то рекомендованы кандидатуры. Но как говорил сам Юра, он ни с кем из них не пересекался и не встречал их.

Е.АФАНАСЬЕВА: Многие спрашивают – вот, видите, до сих пор помнят – правда ли, он делал сам себе операцию по удалению аппендикса?

К.СЕНКЕВИЧ: Нет. Это какое-то всеобщее заблуждение. Такой человек был, он был тоже врачом. Но он зимовал в Арктике на северном полюсе.

Е.АФАНАСЬЕВА: Не Юрий Александрович?

К.СЕНКЕВИЧ: Не Юрий Александрович.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Заранее на сайт пришло письмо от студента или студентки (у нас подписи такие, трудно прочесть) пишет: «К счастью, еще успела маленькой девочкой, застала на ТВ потрясающие передачи Сенкевича. Понимаю, почему его так обожали в СССР и любили зрители. Так интересно рассказывать, показывать и увлекать мог только Юрий Сенкевич. Поймала себя на мысли, что скучаю по «Клубу кинопутешественников». Если бы сегодня смотрела ТВ, ну, в принципе, то только такую передачу и только с Юрием Сенкевичем».

К.СЕНКЕВИЧ: Спасибо ей огромное за такие слова, которые, на мой взгляд, кажутся совершенно правильными. Потому что клуб, помимо того, что это была естественная география, историческая география или что-то подобное… Эта передача была вообще просветительской, и именно в клубе впервые появился академик Аверинцев, как ни странно. В клуб приходили и Нагибин, и Вознесенский – люди, не имеющие отношения впрямую к путешествиям, к открытию.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но те, которые познали мир тоже, в отличие от большинства советских людей.

К.СЕНКЕВИЧ: Безусловно. Это очень широкий охват темы путешествий.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте будем тоже звонки принимать. Возьмите, пожалуйста, наушники, Ксения Николаевна. 363-36-59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Роман, я из Санкт-Петербурга.

Е.АФАНАСЬЕВА: Пожалуйста, Роман.

СЛУШАТЕЛЬ: Хочу сказать, что у Юрия Александровича была такая харизма, просто на убой. Ну, таких людей сейчас на телевидении точно нету. Вопрос будет простой. Неординарный человек, были с ним, ну, не то, что неординарные, но такие, мистические какие-то случаи? Он же везде был, во многих местах был. Какие-то такие потрясные? Потому что, наверное, он и за столом рассказывал, и вообще делился этим. И еще хотел маленький вопрос. Я читал книгу, что Тур Хейердал (кажется, Юрия Александровича эта книга), что он набирал, ну, приходил в таверну или в кабак, выпивали и смотрел, как люди себя ведут, и после этого отбирал в экспедицию.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы хотите спросить, поил ли он Сенкевича?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, не поил. Ну да. (смеется)

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что, Ксения Николаевна? Напоил Хейердал Сенкевича?

К.СЕНКЕВИЧ: Нет, я об этом слышу впервые, Роман. И вообще Хейердал, я ни разу не видела, чтобы он сам выпивал как следует. А людей он выбирал исключительно по рекомендациям своих друзей. У него было много знакомых, что называется, из дела, начиная с подводных кинооператоров или штурманов, или просто матросов. Но это были люди за редчайшим исключением с большим и таким качественным экспедиционным опытом. Люди серьезные, выдержанные, умелые. И это просто какие-то такие апокрифы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок. 363-36-59, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Николай, я из города Новосибирск.

Е.АФАНАСЬЕВА: Пожалуйста, Николай.

СЛУШАТЕЛЬ: Такое воспоминание, связанное с Юрием Сенкевичем. В 2003 году я был в Тунисе на отдыхе. И, вот, там экскурсоводом нашим в автобусном обзорном туре по Тунису был преподаватель местного вуза, профессор, звали его Махмуд. И он сам по себе был человеком очень интеллигентным, очень образованным, интересным. И он нам рассказывал, что когда он был в Москве, он встречался с Юрием Сенкевичем и очень тепло о нем отзывался. И я так думаю, что про Юрия Сенкевича тысячи и, может быть, даже десятки тысяч человек по всему миру во всех местах, где он был, могут сказать очень теплые слова, и у всех этих людей остались очень теплые воспоминания. Поэтому я просто хочу сказать его жене (тоже не буду говорить, что вдове), большое ей спасибо за все.

Е.АФАНАСЬЕВА: А у вас молодой очень голос, Николай. Вы сами смотрели эти передачи?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, конечно. Мне сейчас 31 год, я сам смотрел эти передачи. И, на самом деле, во многом благодаря им, мне захотелось путешествовать по миру. Я далеко не во многих местах был, может быть, там странах в пяти от силы…

Е.АФАНАСЬЕВА: Какие ваши годы, Николай. У вас все впереди.

СЛУШАТЕЛЬ: Да-да-да. Но именно поэтому мне очень понравилась сама идея путешествий.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо за звонок, Николай. Спасибо вам.

К.СЕНКЕВИЧ: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: А Андрей из Москвы пишет: «Помню в 1981 году в «Newsweek» читал обзор советского ТВ. Добрые слова были только об обсуждаемой программе». То есть о других советских передачах «Newsweek», видно, тогда хорошо не говорил.

К.СЕНКЕВИЧ: Это был «Time».

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот, видите, Андрей, вы немножко перепутали – был «Time». Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня звать Геннадий, я из Москвы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста, Геннадий.

СЛУШАТЕЛЬ: Я помню очень давно, лет 25, наверное, назад в одном журнале я читал о том, что когда Юрий Александрович был курсантом военно-медицинской академии, он ездил отдыхать в санаторий Фрунзе на Черном море. И однажды он там занимался подводным плаванием и нашел доску, и тем самым определил место Древней Диоскуры, которую буквально столетиями искали. То есть он первооткрыватель этого города.

К.СЕНКЕВИЧ: Ну, я думаю, это вы слишком, конечно. Но это правда. Он отдыхал со своей мамой, было ему тогда 13 лет. Он нырнул…

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть даже еще не студентом? Мальчиком совсем.

К.СЕНКЕВИЧ: Да нет, конечно – школьником. Он разгреб руками дно, песок, выступила белая мраморная плита с каким-то барельефом. Он вылез на берег. А в санатории отдыхало несколько летчиков. Он их позвал, они обнаружили эту плиту, вытащили, и в итоге она оказалась в музее в Сухуми. И буквально незадолго до ухода, когда Юра снимал Абхазию и снимал музей краеведческий, экскурсовод рассказывал, что некий мальчик в 1954 году обнаружил… И уже грузный, крупный лысый человек…

Е.АФАНАСЬЕВА: Я представляю шок экскурсовода, когда сам Сенкевич сказал, что это он.

К.СЕНКЕВИЧ: Крупный лысый человек сказал «Этот мальчик перед вами». Так что это все правда, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но это, ведь, тоже судьба. Далеко не все мальчики поймут, что перед ними, когда нырнут и увидят какие-то.

К.СЕНКЕВИЧ: Нет, я не думаю. Он просто понял, что это что-то интересное.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сколько человек ныряло – это же недалеко от берега, он же не глубинное погружение совершал.

К.СЕНКЕВИЧ: Ну, так же, как Хейердал, у которого был талант. Вот, археологические группы ведут раскопки многолетние, приезжает Хейердал и, как Юра говорит, он шел как собака по следу. Это необъяснимо, но это талант и чутье исследователя. И он определял «Копаем здесь», и находил то, что другие не могли найти вообще и сворачивали экспедиции.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как интересно. Давайте еще звоночек примем. 363-36-59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Я – дедушка Боря из Долгопрудного.

Е.АФАНАСЬЕВА: Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Я имел счастье быть знакомым достаточно близко с Юрием Александровичем. Он, проезжая на дачу с маленьким мальчиком (это было много лет назад), который сейчас, по-моему, в Газпром-Медиа работает, руководит этим детям, заезжал к нам в яхт-клуб «Буревестник».

Е.АФАНАСЬЕВА: Ксения Николаевна машет головой.

К.СЕНКЕВИЧ: Это правда.

СЛУШАТЕЛЬ: И вот он так увлекся и мы его пригласили к нам в порт – но мы ходили на небольшой крейсерской яхте, тогда таких больших-то крейсеров еще не было – он с удовольствием, никакого снобизма. Исключительно хороший человек. Больше того, все это накоротке и он всегда был на машине, поэтому не было даже намека на какие-то приемы внутрь. И потом он сказал: «Вы знаете, что я даже прав не имею для того, чтобы ходить на парусной яхте». Ну, у нас были курсы, мы его пригласили. Я помню, он приезжал сдавать экзамен в Институт химического машиностроения, сейчас Университет инженерной экологии, и все мои коллеги по кафедре – я там работаю – спрашивают «А это кто? Это Сенкевич?» Ну, естественно, я не мог сказать «Да ну что, Сенкевич? Сенкевич. Да, приехал, может не сдать экзамена». Куражился, короче говоря, со смехом.

Его права у меня на руках. К сожалению, он потом уехал в эти свои серьезные путешествия и не взял их у меня. И, вот, 2 года назад мы в честь его устраивали гонку детей на останкинском пруду, там останкинская регата. К сожалению, я приглашал сына – ну, наверное, он занятый человек, не смог прийти. Я хотел бы эти права отдать уважаемой жене Юрия Александровича.

К.СЕНКЕВИЧ: Спасибо вам огромное. С удовольствием.

СЛУШАТЕЛЬ: Значит, мой телефон там отпечатается.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, мы сейчас запишем. Вот, 903, да, ваш номер?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, 8-903.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас мы его запишем, и вам позвонят из редакции, и мы обязательно соединимся с вами, Борис.

К.СЕНКЕВИЧ: Спасибо вам большое, мы обязательно встретимся.

СЛУШАТЕЛЬ: Не за что, не за что. И меня все время эти права тяготили: как мне вернуть это дело. Ну вот, повод, я слушаю ваше радио. Все, спасибо, до свидания.

Е.АФАНАСЬЕВА: Всего хорошего, Борис. Так, конечно, я потеряла ручку. Нет ли там какой-нибудь ручки? Сейчас мы позовем кого-нибудь из референтов, они запишут ваш номер телефона. Пожалуйста, еще ваши звонки, дозванивайтесь 363-36-59. Добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, говорите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Дмитрий, я из Ростова-на-Дону.

Е.АФАНАСЬЕВА: Пожалуйста, Дмитрий.

СЛУШАТЕЛЬ: Собственно, большое спасибо передаче, которую вел Сенкевич, за то, что они были первые, кто, собственно, в нашей стране рассказывал про Жака Майоля и его ныряние без акваланга.

К.СЕНКЕВИЧ: О, спасибо за вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Кстати говоря, я буквально сейчас недавно нашел в интернете на каком-то сайте ту самую передачу, которую видел еще в детстве о Жаке Майоле, но, к сожалению, скачать нельзя. К моему большому сожалению. А так, собственно говоря, спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это вас увлекло подводными ныряниями?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну как? Через лет 20 так сложилось, что мы теперь ныряем без аквалангов. И, причем, наш инструктор имеет, как говорят, линию от Жака Майоля – он ученик его ученика уже, так что вот так.

К.СЕНКЕВИЧ: Да, Жака уже нет, к сожалению.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, его нет, в общем-то, но жив его ученик и ученик его ученика является моим тренером и другом. И второй момент, большое спасибо также (насколько я помню, это было в «Клубе кинопутешественников»), там впервые показали индийский фильм (НЕРАЗБОРЧИВО). Это второй интерес в жизни и поэтому это тоже в свое время через 20 лет проросло. Так что большое спасибо.

К.СЕНКЕВИЧ: Вам спасибо большое.

Е.АФАНАСЬЕВА: Видите, сколько вообще таких семян на почве советских таких. Если ребенок с детского сада запомнил и сейчас это как-то прорастает. То сколько всего заложил «Клуб кинопутешественников». Давайте еще звоночек. 363-36-59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Андрей, я из Москвы. Мы с супругой смотрели последнее время передачи, и сейчас довольно-таки часто вспоминаем путешествие Сенкевича в Абхазию, когда он ездил в горы.

К.СЕНКЕВИЧ: О, это была чудная передача, да. Абхазия была прекрасная.

СЛУШАТЕЛЬ: Она у меня даже написана. В горы к столетней дочери и потом к 120-летней ее маме. Очень была замечательная передача, мы ее очень часто вспоминаем.

К.СЕНКЕВИЧ: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: А подскажите, пожалуйста, не планируется как-нибудь, может быть, выпустить какие-нибудь старые передачи?

Е.АФАНАСЬЕВА: DVD вы имеете в виду, наверное?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, да-да, что-нибудь вот такое. Потому что передачи были замечательные, хотелось бы их посмотреть и иметь дома в коллекции, чтобы детям показать.

К.СЕНКЕВИЧ: Спасибо. Вы знаете, эта идея продумывается. Но, к сожалению, это все не очень просто. Хотя, существует такая идея и люди работают, но это вопрос очень…

Е.АФАНАСЬЕВА: Там, наверное, начинаются авторские права и все прочее.

К.СЕНКЕВИЧ: И не только, да. Вероятно – но не скоро – вероятно, это может получиться.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще звонок. 363-36-59, давайте. Добрый вечер. Только приемник сразу выключите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Все, выключила.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Господи, Лена, первый раз дозвонилась! Ой, большое спасибо программе «Клуб путешествий». Я с ее подачи перечитала кучу географических книг про разных путешественников и куча географических карт у меня была проста. С Туром Хейердалом. Просто я не могу, в таком восторге я была от программы. В общем, большое спасибо, что был на земле такой человек и память о нем пускай останется навсегда.

К.СЕНКЕВИЧ: Спасибо вам.

СЛУШАТЕЛЬ: До свидания. Жене его большой-большой привет и пожелания здоровья.

К.СЕНКЕВИЧ: Огромное вам спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: До свидания.

К.СЕНКЕВИЧ: Всего доброго.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дамир из Казани спрашивает: «Был ли Сенкевич знаком с Кусто?»

К.СЕНКЕВИЧ: Да, был. И более того, раза 3 Кусто у нас останавливался, когда приезжал в Москву. И с ним связано очень много интереснейших историй. Потому что человек неординарный. Если можно, я очень кратко расскажу одну из них. Это был 1935-й год, и Кусто, который тогда был морским летчиком на базе ВВС Франции во Вьетнаме, отправляясь домой…

Е.АФАНАСЬЕВА: Не 1935-й, наверное.

К.СЕНКЕВИЧ: 1935-й год.

Е.АФАНАСЬЕВА: Во Вьетнаме? В 1935-м?

К.СЕНКЕВИЧ: Ну, конечно. Вьетнам-то был французской колонией. Вот. Он решил ехать через Китай, через всю Россию во Францию. Из Китая с Дальнего Востока он поездом ехал в Москву в роскошном купе международного класса. За 10 дней он перезнакомился со всеми соседями по вагону, и, в частности, там был врач. И Кусто выучил несколько русских фраз самых необходимых. Но что интересно. Вот, представьте себе, это был 1935-й год. Этот врач при подъезде к Москве предлагает ему по необыкновенно хорошему курсу обменять рубли на франки.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нереально звучит

К.СЕНКЕВИЧ: Что Кусто с удовольствием и делает. Он поселяется в Метрополе, идет вечером гулять по Бульварному кольцу, заходит в кафе и знакомится с двумя юными москвичками, одна из которых говорит по-французски. Он подсаживается к ним за столик. История заканчивается тем, что вечером он идет к одной из них в гости и остается в центре Москвы, в коммунальной квартире на 5 дней.

Е.АФАНАСЬЕВА: Фантастика. А где же НКВД-то было в этот момент?

К.СЕНКЕВИЧ: А, вот, это все вместе. Вот, не надо думать, что тогда жизнь была…

Е.АФАНАСЬЕВА: Что бывали и такие случаи.

К.СЕНКЕВИЧ: Да!

Е.АФАНАСЬЕВА: Не все НКВД просчитало.

К.СЕНКЕВИЧ: Да, это реальная жизнь, рассказанная им самим. На 5-й день в Метрополе хватились, что жильца нет вообще. Но тут он вернулся. Ему срочно предложили гида-переводчика.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, с погонами.

К.СЕНКЕВИЧ: Ну, вряд ли. Девочку, наверное, какую-нибудь молоденькую. Ну, не буду я на эту тему размышлять. И когда Юра ему сказал: «Так, давай мы ее разыщем». И, вот, Кусто, которому было тогда 75 лет, говорит…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ту девушку, у которой он 5 дней жил?

К.СЕНКЕВИЧ: Да. «Господь с тобой, она же уже старуха».

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Не хочется видеть старуху.

К.СЕНКЕВИЧ: Ни в коем случае. Вот.

Е.АФАНАСЬЕВА: Такие удивительные истории. Надежда из Москвы пишет: «Множество стран на планете светят огнями столицы, много повсюду мы встретим улыбок и дружеских лиц». Это из «Клуба путешественников». Вопрос есть: «Как бы, по-вашему, Юрий Александрович реагировал на нынешние телевизионные программы о путешествиях?»

К.СЕНКЕВИЧ: Вы знаете, он смотрел их все. Он радовался тому, что на каждом канале появилась своя программа. У каждой свое лицо, своя стилистика. И, в общем и целом, они, как он говорил, все равно льют воду на одну и ту же мельницу – путешествуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Ксения, не планируете ли вы написать книгу воспоминаний о Юрии Сенкевиче? С удовольствием бы прочли».

К.СЕНКЕВИЧ: Вы знаете, нет. Конечно, нет. Тем более, что Юрий Александрович написал 4 книги, 3 из которых основываются целиком и полностью на дневниках экспедиций, а одна, четвертая – автобиографическая, незадолго до ухода. И там он сам о себе все рассказал. Книга вышла давно, в 1999 году в издательстве «Вагриус».

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, кто хочет, может, наверное, ее найти.

К.СЕНКЕВИЧ: Я думаю, она уже…

Е.АФАНАСЬЕВА: Вся распродана?

К.СЕНКЕВИЧ: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас в интернете можно найти все. Наверное, где-то есть или возможность купить, или скачать.

К.СЕНКЕВИЧ: Называлась она «Путешествие длиною в жизнь».

Е.АФАНАСЬЕВА: Скачать точно, наверное, можно. Юрий из Уфы пишет: «Юрий Сенкевич, передача «Клуб кинопутешественников» являлись шедевром советского телевидения». Ну, не только советского – и в российские годы она просуществовала еще 12 лет.

К.СЕНКЕВИЧ: Вы знаете, мне кажется, тогда требовательность и ответственность была в разы выше. И качество таких всех просветительских передач было очень хорошим.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы благодарим Ксению Николаевну Сенкевич за то, что пришла к нам сегодня в гости. Мы вспоминали программу «Клуб кинопутешественников». Ровно 50 лет назад 18 марта 1960 года она впервые вышла в эфир. Как вы видите, память жива и сколько людей увлеклось путешествиями, йогой, нырянием, благодаря Юрию Александровичу. Спасибо, что пришли. Вам здоровья и всего самого хорошего.

К.СЕНКЕВИЧ: Я благодарю вас за приглашение. Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Всего доброго. Елена Афанасьева, прощаюсь до следующего воскресенья.

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

olan 24 марта 2010 | 16:49

Название программы, которую вел Сенкевич
Программа называлась "Клуб кинопутешествий", а затем была переименована в "Клуб путешественников". В передаче полная каша. Программа называется "Клуб кинопутешественников".

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире